протоиерей Михаил Соколов

Церковь Христова со времен апостолов

Содержание

Церковь Христова от времен апостольских до смерти царя Константина Великого Церковь Христова от царя Константина до разделения на Восточную и Западную  

 

Церковь Христова от времен апостольских до смерти царя Константина Великого

Слово Божие и древнейшие церковные писатели оставили нам очень мало сведений о жизни и деяниях ближайших учеников и последователей Христовых. Больше всего сохранилось до нашего времени сведений о жизни и деяниях святых первоверховных апостолов Петра и Павла.

Св. Петр родился в небольшом Иудейском городке Виесаиде и назывался прежде Симоном. Родители его были люди небогатые, простые, сами ничему не учились и детей своих не отдавали в учение – не на что было. У Симона был брат Андрей. Тот рано покинул отцовский дом и, услышав проповедь св. Иоанна Крестителя, пошел за ним, сделался его учеником; а Симон женился, имел детей и, чтобы доставить им пропитание, ловил рыбу и продавал ее. Между тем приспело время спасения рода человеческого. На водах реки Иордана явился Спаситель. Св. Предтеча Христов Иоанн увидел Его и сказал ученикам своим: «Вот Агнец Божий, Который берет на Себя грех мира». Услышав такое свидетельство о Христе, Андрей оставил Предтечу и пошел за Христом. Весь день он провел с Господом, а на другой день утром пошел к брату Симону и сказал ему: «Мы нашли Мессию – Христа». Тогда все Иудеи ожидали пришествия Господня, и Симон тотчас пошел ко Христу. Увидел его Сердцеведец и сказал ему: «Ты Симон, сын Ионы, и назовешься ты Кифою, иначе Петром». Кифа на тогдашнем еврейском языке значило то же, что на греческом Петр, т.е. камень. Так Господь назвал Симона за силу и крепость его веры, не уступавшей твердому камню. Такую веру и проявил св. апостол Петр.

По вознесении Господнем и сошествии Св. Духа на апостолов, Петр апостол первый возвысил голос в защиту христианства – и его могучее слово тотчас обратило ко Христу 3000 человек. Однажды Петр с другим апостолом, Иоанном, пошли в Иерусалимский храм помолиться. Здесь в притворе увидели они хромого от рождения, который просил милостыню. «Серебра и золота нет у меня, сказал ему апостол Петр; но даю тебе, что имею: во имя Иисуса Христа Назарея, встань и ходи!» Хромой встал и пошел. Ужас объял всех присутствовавших при совершении этого чуда, и апостол снова проповедию обратил ко Христу 5000 человек. Священники иудейские тотчас же взяли апостолов под стражу, допрашивали, какою силою они совершили это чудо, и запретили им проповедовать о Христе. Но апостолы отвечали: «Судите сами, справедливо ли будет слушать вас больше, нежели Самого Бога?» – и Иудеи вынуждены были отпустить их. Возрадовались прочие апостолы, услышав об этом, и везде стали проповедовать Христа, творить чудеса. Даже тень Петра исцеляла больных, и всех сторон приносили их и полагали там, где Петру нужно было проходить, чтобы тень его, упавши на больного, принесла ему исцеление.

Число верующих во Христа быстро умножалось, и все они жили в единодушии и любви, составляя как бы одну семью. Они продавали свое имущество, и вырученные деньги приносили апостолам, которые из этого общего достояния выдавали каждому, сколько ему было нужно. Чем многолюднее становилась христианская община, тем труднее и сложнее делалось, конечно, заведывание общественным имуществом и распределение пособий. Поэтому апостолы предложили избрать нескольких лиц для ведения этого дела, чтобы сами они могли заняться исключительно благовествованием слова Божия. Было избрано семь человек, которые стали называться диаконами. Первый из избранных, Стефан, в скором времени сделался и первомучеником за имя Христово. Он с такою силою и ревностью защищал учение Христово против нападков Иудеев, что они решили извести его. Явились лжесвидетели, заявившие, что Стефан произносил хулу на Моисея и на Бога, и синедрион (верховное судилище Иерусалимское) приговорил Стефана к смертной казни: он был выведен за город и побит каменьями.

Между самыми ожесточенными противниками Стефана был один богатый и ученый человек, по имени Савл, сделавшийся вскоре самым ревностным распространителем христианского учения, под именем апостола Павла.

Савл родился от знатных и богатых родителей, имевших важное право Римского гражданства, или, как бы по-нашему, дворянство. Учиться родители отдали его в Иерусалим, к знаменитейшему тогда учителю – Гамалиилу, и здесь-то он научился всею силою души стоять за ветхий закон, существовавший до пришествия в мир Господа нашего Иисуса Христа, и преследовать нарушителей этого закона, христиан. Он присутствовал при казни Стефана и стерег одежды тех, которые побивали камнями св. мученика. По смерти Стефана, он входил в дома христиан, брал оттуда жен и мужей и, за исповедание имени Христова, ввергал их в темницу. Не довольствуясь этим, он взял у Иерусалимских старейшин письмо к Иудеям в Дамаск, чтобы и там гнать и преследовать христиан и в оковах отсылать их в Иерусалим. Все это делал Савл в простоте сердца, думая гонением христиан, кровию мучеников, угодить Богу. И призрел Господь на его ослепление и чудесно призвал его к свету истины.

У ворот Дамаска, среди ясного дня, Савл поражен был светом, сильнее солнечного. Он упал на землю и услышал голос, говоривший ему: «Савл! Савл! Что ты гонишь Меня? Трудно тебе идти против рожна». «Кто Ты, Господи?» воскликнул Савл. – «Я Иисус, Которого ты гонишь». – «Что же повелишь мне делать?» спросил Савл. – «Встань, отвечал ему Господь, иди в город, и сказано будет тебе, что тебе надобно делать». Савл поднялся с земли, и хотя был с открытыми глазами, но не мог ничего видеть; его взяли за руки, и повели в Дамаск. Там жил он три дня – ничего не видел, не ел и не пил. И вот по повелению Божию, к этому гонителю христиан пришел христианин Анания и, возложив на него руки,, сказал: «Брат Савл! Господь Иисус, явившийся тебе на пути, послал меня, чтобы ты прозрел и исполнился Святаго Духа». Тотчас как бы чешуя упала с глаз Савла, и теперь стал он проповедником Христа, таким же ревностным, как прежде был гонителем. Он стал ходить в собрания Иудеев и там доказывать, что Иисус – Сын Божий. Раздраженные Иудеи решились убить его и засели у городских ворот; но христиане ночью спустили его со стены в корзине, и они бежали в Иерусалим, где апостол Варнава привел его в собрание апостолов.

Между тем апостол Петр ходил по иудейским городам и селам и своею проповедию и чудесами утверждал людей в истинной вере. Так, в городке Иопии жила христианка Тавия. Она заболела и умерла: ее омыли и положили на стол. Тавия делала много добра, помогала вдовам и сиротам, и христиане послали к апостолу Петру, проповедовавшему недалеко, чтобы он пришел похоронить ее. Сироты и вдовицы со слезами встретили апостола и показывали ему платья и рубашки, которые ткала и шила Тавия. Петр выслал всех из комнаты, стал на колени, помолился и, обратившись к телу, сказал: «Таия, встань!» Она открыла глаза и, увидев Петра, села. Он взял ее за руку, поднял и возвратил христианам живою.

Христиане сперва проповедовали слово Божие только иудеям, но не язычникам; они считали язычников людьми нечистыми, отвергнутыми Богом и недостойными вступить в церковь Божию. Но Господь дивно открыл апостолу Петру, что Он призвал и язычников в Царство Свое.

В городе Кесарии жил сотник Корнилий. Он был язычником, но человеком благочестивым, добродетельным, боящимся Бога. И вот явился ему ангел и велел пригласить апостола Петра, жившего недалеко. В это время Петр стоял на молитве. Помолившись, он почувствовал голод и попросил есть. Пока готовилось кушанье, он увидел, что небо открылось и оттуда опускается к нему огромное полотно, привязанное за четыре угла, а в полотне находились звери, птицы, гады – животные нечистые, которых запрещалось вкушать. И раздался голос с неба: «Встань, Петр, заколи и ешь». «Нет, Господи, сказал апостол, я никогда не ел ничего скверного, ничего нечистого!» – Тогда голос сказал: «Что Бог очистил, того ты не считай нечистым». Так повторилось три раза, и снова полотно поднялось на небо. Видение окончилось, и Петр не знал, что подумать о нем. В это время пришли посланные от Корнилия и звали Петра к нему, рассказав о явлении ангела. Петр понял тогда, что значило видение, и, повинуясь воле Божией, пошел к Корнилию, которого прежде, как язычника, считал нечистым и недостойным слышать слово Божие. А Корнилий тем временем уже созвал друзей и родственников своих в ожидании прибытия апостола и, увидевши его, вышел навстречу, поклонился до земли и ввел в свой дом. Там, во время проповеди апостола, Дух Святый сошел на язычников: они стали говорить на различных языках и прославлять Бога. Петр крестил их, и с того времени слово Божие стало проповедоваться и между язычниками.

Вскоре после того, царь Иерусалимский, Ирод Агриппа схватил Петра, заключил в темницу и осудил на смерть. Накануне назначенного для казни дня, Петр спал ночью между двумя воинами, скованный цепями. У дверей темницы стоял крепкий караул. Все спали. Вдруг светоносный ангел явился в темнице и разбудил апостола. Железные цепи упали с его рук и ног. Он оделся и вышел за ангелом из темницы, не зная, что это такое; думал – сон или видение. Идут они; проходят мимо одной стражи, другой, третьей, и никто не останавливает их – все спит глубоким сном. Вот железные тюремные ворота. Они сами растворились, и Петр вошел в город. Тут ангел стал невидим, и апостол понял, что это действительное событие, а не видение. Он пошел к христианам, которые плакали и молились о нем. Утешив их своим освобождением, Петр на время удалился из города.

В это время начались апостольские путешествия Савла, теперь называвшегося Павлом. Вместе с апостолом Варнавою сел он в городе Антиохии на корабль и отправился проповедовать истинного Бога людям, Его не ведавшим. Куда ни приходили они, везде прежде всего являлись к Иудеям, им возвещали Христа, Божию Силу и Премудрость. И только когда Евреи не внимали их проповеди, они обращались к язычникам – и здесь находили веру. Но Иудеи преследовали апостолов и у язычников – называли их презирающими законы, нововводителями, бунтовщиками; и язычники часто внимали словам Иудеев и по их наущениям преследовали апостолов. В одном городе градоначальник пожелал услышать слово благовествования. Но нашелся здесь Иудей, пользовавшийся его расположением и выдававший себя за колдуна; он старался не допустить апостола до градоначальника. Тогда св. Павел посмотрел на колдуна и сказал: «Вот на тебя рука Господня: ты будешь слеп и не увидишь солнца до времени». В ту же минуту Иудей ослеп. Пораженный чудом, градоначальник уверовал во Христа.

В другом городе св. апостол Павел, во время проповеди, заметил между слушателями нищего, который от самого рождения не владел ногами. Павел исцелил его именем Иисуса Христа. Изумленные язычники сочли апостолов Варнаву и Павла богами, сошедшими с неба посетить их город, и языческий знахарь тотчас распорядился принести им жертву. Привели волов, нанесли венков, и ослепленный народ уже готовился приступить к жертвоприношению. Ужаснулись апостолы при виде такого неразумия. Они разорвали на себе одежды и, бросившись в толпу, едва уговорили ее не приносить жертвы и разойтись по домам.

А между тем вслед за апостолами пришли туда и Иудеи и стали говорить гражданам: «отстаньте от них, не слушайте их – они не говорят правды». Мало помалу клеветою они довели народ до того, что он ожесточился против апостолов, и когда Павел стал проповедовать, язычники избили его камнями и вытащили вон из города, считая его умершим. Но в городе находились и уверовавшие во Христа. Они собрались к апостолу, и он, укрепляемый силою благодати Божией, встал и пошел в город. Проповедовать здесь стало уже невозможно, и на другой день апостолы, покинув город, пошли дальше благовествовать о Христе. Поставив везде священников, они возвратились в Антиохию, оттуда вышли на проповедь, и рассказали там, какие чудеса руками их совершились между язычниками.

Но в Антиохии, между верующими, много было и таких, которые придерживались прежнего еврейского закона и думали, что язычников нужно сперва обращать в иудейство, а потом уже в христианскую веру; что христиане из язычников также должны соблюдать закон еврейский – обрезываться, не есть свинины, праздновать субботу. Они заспорили с Павлом и Варнавою о правильности их проповеди и наконец решили послать в Иерусалим – спросить у прочих-апостолов, что они скажут. Послали Павла, Варнаву и некоторых из своих. Пришли они в Иерусалим, и жившие там апостолы и все христиане радушно приняли их; но противники Павла и здесь нашли для себя поддержку. Собрались рассудить спорное дело. Пришли апостолы Петр, Иаков, Иоанн, пришли и соседские епископы, которых апостолы поставили вместо себя в те города, где много было христиан; пришли и священники; пришло не мало и со стороны Иудеев. Долго рассуждали и ничем не решали. Тогда св. апостол Петр встал и сказал: «Братья! По воле Божией, из моих уст язычники в первый раз услышали слово Евангелия и уверовали. И Бог не положил между нами и ими никакого различия, и одинаково – как нам, так и им – даровал Духа Святаго. Зачем же теперь вы хотите наложить на тех христиан такой закон, какого не могли исполнить ни мы, ни наши отцы?» Тут Павел и Варнава стали рассказывать, как Сам Бог помогал им обращать ко Христу язычников как много их уверовало во Христа. И все слушали их со вниманием. Наконец решил дело св. апостол Иаков так, что не нужно язычникам исполнять весь древний закон, а только воздерживаться от того, что приносилось в жертву идолам, не есть удавленного и крови, и жить добродетельно, честно. С этим все согласились и порешили Павла и Варнаву с письмом от всего апостольского собора и с двумя уважаемыми в Иерусалимской церкви людьми послать в Антиохию и уведомить тамошних христиан, как рассудили это дело в Иерусалиме. Так и сделали, и Антиохийские христиане уже не стали спорить против апостолов.

Из Антиохии апостол Павел снова пошел проповедовать слово Божие, на страдания за имя Христово. В одном из городов его, без всякого суда, били палками, а потом заперли в темницу под крепкою стражей. Около полуночи он молился и воспевал славу Божию, а колодники слушали его. Вдруг задрожала земля так сильно, что темница зашаталась, двери отворились и со всех узников упали оковы. Смотритель темницы проснулся, и, увидев, что двери отворены, подумал, что все заключенные разбежались. В отчаянии он схватил нож и хотел убить себя; но Павел, остановив его сказал: «Не делай себе зла, мы все здесь». Смотритель потребовал огня, увидел, что хотя узники и раскованы, но все на лицо, упал к ногам апостола и спросил: «Что мне делать, чтобы спастись?» – «Веруй в Господа Иисуса Христа, отвечал он, и спасешься со всем твоим домом». Смотритель тотчас омыл раны апостола, перевел его из темницы в свой дом и крестился со всеми домашними. На другой день городские начальники, услыхав о случившемся, рассудили, что напрасно они велели бить Павла, и послали ему сказать, чтобы он уходил из темницы и города. Но св. апостол ответил посланным: «Вы без суда били меня, гражданина Римского, а теперь хотите потихоньку выпустить, – нет, сами придите и освободите меня». Испугались начальники: за самовольно наказание Римского гражданина они действительно могли потерять все свое имение и даже лишиться жизни. А потому пришли, сами выпустили Павла, и с того времени уже не решались наказывать без суда.

Во время этой проповеди Господь руками апостола Павла творил великие чудеса. Даже платки и полотенца, побывавшие у Павла, исцеляли больных. И все это совершалось во имя Господа нашего Иисуса Христа, и слава этого имени распространялась все дальше и дальше.

На возвратном пути из Иерусалима, апостол Павел вызвал из города Ефеса епископа, священников и дьяконов к себе на берег моря, чтобы проститься с ними, потому что тайное предчувствие говорило ему, что Ефесских христиан он больше не увидит. Трогательно было это прощанье! Апостол напомнил им, с какими слезами и смирением служил он с ними Господу, проповедуя покаяние и веру в Иисуса Христа, добывая себе пропитание трудами рук своих. Он свидетельствовал перед всеми, что каждому возвестил волю Божию; повелевал затем беречься и беречь вверенное им стадо духовное от еретиков и лжеучителей, которые скоро должны появиться. Сказав это, апостол встал на колени и со всеми помолился. При этом прощании все плакали, обнимали и целовали его. Особенно тяжко им было слышать, что апостола они уже не увидят. С плачем и рыданиями проводили они его до корабля.

На пути в Иерусалим, многие останавливали апостола Павла, предсказывали ему, что в Иерусалиме ожидают его узы и темница, и убеждали не ходить туда. Но это не могло остановить его. «Что вы делаете? – говорил он им. Что вы плачете и сокрушаете сердце мое? Я не только хочу быть узником, но готов и умереть в Иерусалиме за имя Господа Иисуса».

Св. Павел пришел в этот город, и тамошние христиане приняли его с любовью. Но не так приняли апостола враги Христовы – Иудеи. Едва только они увидели его во храме, взбунтовали весь народ и подняли страшный крик, называя Павла осквернителем храма, разорителем закона, богохульником. Волнение все увеличивалось. Апостола вытащили из храма и повлекли, чтобы, подобно св. первомученику Стефану, побить каменьями. Военачальник Иерусалимский, узнав об этом, взял воинов и освободил апостола; затем он сковал его цепями и стал допрашивать: кто он такой и что такое сделал? Но в народе опять поднялся страшный шум, – одни кричали одно, другие другое. Ничего нельзя было разобрать. Военачальник приказал отвести Павла в крепость. Туда вела крутая лестница, и воины должны были нести по ней Павла, потому что народ толпами напирал на него, требовал его казни. При входе в крепость Павел сказал военачальнику: «Прошу тебя, позволь мне поговорить к народу». Тот позволил, и Павел, стоя высоко на лестнице, рукою дал знак народу, и все притихло. Пользуясь случаем, Павел коротко рассказал историю своей жизни и напомнил, что и он был жестоким гонителем христиан, пока не вразумил его Сам Господь Своим явлением. Едва произнес он последнее слово, как Иудеи снова подняли страшный крик: «Убей его, он не должен жить! Смерть ему!» Тогда военачальник приказал ввести Павла в крепость и там бить его. Этим способом он думал узнать, за что Иудеи так ненавидят его, за что требуют смерти. Уже готовились приступить к истязанию, но освободило апостола его право Римского гражданства. Он позвал сотника и сказал ему: «Разве позволено вам бить Римского гражданина, и еще без суда?» Испугался сотник и сказал своему начальнику: «Что ты хочешь делать? Это Римский гражданин». Начальник тотчас же приказал освободить апостола. Тогда Иудеи задумали сами умертвить Павла и более сорока из них положили зарок – не есть и не пить, пока не достигнут своей цели. Начальник узнал об этом и ночью, под сильною стражей, послал апостола в другой город Кесарию, к правителю всей области, приказав и обвинителям Павла отправиться туда же. Но в Кесарии враги Павловы ничего не достигли. Апостола только оставили под стражею, а потом, по его собственному желанию, для окончательного суда послали в Рим, на суд к самому Римскому императору, так как он был Римский гражданин.

В Рим нужно было плыть морем. Вместе с Павлом посадили на корабль других узников; надзор за ними поручили сотнику. Плавание сначала было благополучно, но потом поднялась буря, корабельщики сбились с пути и сами не знали, куда несет их волною. Пловцы потеряли всякую надежду на спасение. От страха смерти никто не принимал пищи. Тогда св. апостол Павел стал уговаривать их, чтобы они ободрились, потому что хотя корабль и погибнет, но люди останутся живы: их выбросит на берег. На четырнадцатую ночь корабельщики стали догадываться, что корабль их приближается к какой-то земле. Перед рассветом Павел стал уговаривать пловцов, чтобы они подкрепили себя пищею, и сам, помолившись, стал есть. Прочие последовали его примеру. Между тем рассвело, и пловцы увидели вблизи какую-то землю. Они стали приближаться к ней и попали на мель. Нос корабля увяз в землю, а корму разбивало волнами. Воины задумали было умертвить всех узников, чтобы который-нибудь не убежал; но сотник не позволил привести это в исполнение и приказал тем, кто умел плавать, броситься в воду и плыть к берегу, а прочим спасаться на досках и принадлежностях корабля. Таким образом, все благополучно достигли берега.

Путешественники попали на остров Мальту. Жители острова приняли потерпевших кораблекрушение весьма человеколюбиво. Они тотчас наносили дров и стали разводить огонь. Павел вместе с другими накладывал дрова на огонь, и вдруг из хвороста выползла страшная, ядовитая змея и обвилась около его руки. Жители острова подумали, что гнев Божий преследует его за какое-нибудь страшное злодеяние, и с минуты на минуту ожидали его смерти или, по крайней мере, страшных мучений. Но он спокойно отряс змею в огонь и остался невредим. Видя это, люди переменили мысли и подумали, что Павел бог, в чем, конечно, пришлось апостолу разуверить их.

Вблизи того места находились поместья начальника острова. Он принял апостола с его спутниками и три дня угощал их. В это время отец начальника занемог горячкою и болью в животе; Павел вошел к нему в комнату, помолился и, возложив на него руки, исцелил его. Слух об этом распространился по всему острову, больные приходили к апостолу и исцелялись.

Через три месяца апостол, с другими учениками, снова посажен был на корабль и отправился в Рим. Сотник представил Павла начальнику Римских войск, который позволил апостолу жить в наемной квартире и подверг его страже, по тогдашнему времени самой легкой. При нем находился воин, связанный с ним тонкою веревкою; эта веревка у воина привязана была к левой руке, а у Павла к правой. В таком виде он мог ходить с воином по всему городу, принимать кого ему угодно. Св. апостол и воспользовался этим правом. Он проповедовал Христа Иудеям и язычникам, и церковь Божия в Риме все распространялась. В Риме апостол прожил, таким образом, два года, и отсюда, равно как и прежде того из других городов, писал он свои послания, которые и теперь читаются в церкви. Эти послания написаны апостолом различным церквям, по различным обстоятельствам. Возникнет ли в какой-нибудь церкви спор или недоумения, убеждает жить в мире и единомыслии, не увлекаться всякими учителями, а твердо хранить то учение, которое преподано апостолами. Его послания святая православная церковь всегда хранила и хранит, как источник истинного христианского учения.

Где же во время Павловых путешествий и страданий проповедовал св. апостол Петр? Как апостол Павел был преимущественно апостолом язычников, так Петр – Иудеев. Выйдя из Иерусалима, он посетил церкви, основанные св. апостолом Павлом, и, встретилась надобность, поставил епископов. Потом пошел он по другим городам, в которых преимущественно жили Иудеи. Так достиг он Вавилона, когда-то цветущего, славного во всем мире, а тогда неважного города, и оттуда написал свое первое послание к рассеянным по различным странам Иудеям, принявшим христианство. В послании этом он преподает им различные наставления, учить подражать примеру Иисуса Христа и возвещает скорую погибель Иерусалима. Из Вавилона, по древнему преданию, св. Петр отправился в Рим, и здесь смерть соединила обоих Первоверховных апостолов.

В это время в Риме царствовал Нерон, человек жестокий, кровожадный, который целыми сотнями губил своих подданных, придумывая для них казни, одна другой хитрее, одна другой ужаснее. Он зашивал их в звериные шкуры и бросал на растерзание псам, обливал их смолою и другими горючими веществами и зажигал для освещения своих садов. Он первый из Римских императоров воздвиг гонение на христиан.

Св. апостол Петр обратил ко Христу двух жен Нерона, и раздраженный император приказал схватить и казнить ученика Господня. Христиане узнали об этом и, собравшись, стали просить апостола бегством спасти свою жизнь, столь полезную для всей церкви. Тронутый их слезами, Петр, помолившись, ночью вышел из Рима, но в воротах города явился ему Спаситель. Поклонившись Ему, апостол спросил: «Господи, куда идешь Ты?» – «Иду в Рим, опять быть распятым», отвечал Господь и стал невидим. Тогда св. апостол понял, что то воля Господня, чтобы пострадать ему в Риме. Он воротился в город и тотчас взят был воинами Нерона. Св. апостола осудили на крестную смерть, и он просил у судей одной милости, чтобы приказали распять его не просто, чтобы не уподобиться Сыну Божию, а головою вниз, чтобы голова пришлась к тому месту, где были ноги Христа. Его желание было исполнено, и 29-гоиюня апостол предал дух свой Господу.

В Риме пострадал и св. апостол Павел. Он отпущен был сначала из Рима и посетил еще некоторые из основанных им церквей, а потом направил свой путь далеко на запад, в Испанию, которою и оканчивался известный тогда мир. И везде распространял веру во Христа, основывал церкви, исцелял больных. Слух о воздвигнутом Нероном гонении побудил его снова идти в Рим, укрепить тамошних христиан. Бог открыл ему, что в этом городе ждет его венец мученический, и апостол с радостью спешил туда – умереть за Христа. Не долго апостол на этот раз прожил в Риме. Его схватили, как Римского гражданина, обезглавили мечем 29-го же июня. Священные останки апостола верующие христиане похоронили близ Рима. Благоверный князь Константин над могилами апостолов выстроил церковь

И другие апостолы жизнь и проповедь свою окончили мученической смертью: кто распят на кресте, кто заколот копьем, кто пронзен стрелами. Один только возлюбленный ученик Господа Иоанн (Богослов) избежал мученической кончины, хотя и подвергался жестоким мучениям. Его били и всячески мучили, чтобы он отрекся от Христа; но это не поколебало апостола. Заставили его выпить отраву – она не подействовала. Бросили его в котел с кипящим маслом, но и там апостол остался невредимым. Тогда Римский император Домициан приказал отослать Иоанна на остров Патмос1. Возвращенный оттуда через три года, он поселился в городе Ефесе (на западном берегу Малой Азии). В глубокой старости апостол часто говорил ученикам своим: «Дети любите друг друга». Когда его спрашивали, зачем он так часто повторяет одни и те же слова? Он отвечал: «такова заповедь Христова, и довольно, если ее исполнять». Он мирно скончался в Ефесе, имея более 100 лет от роду. С его смертью окончился век апостольский, ряд первых проповедников имени Христова.

Но смертью апостолов не остановилось дело проповеди, дело распространения христианства. Апостолы во всех городах, в которых проповедовали Евангелие и где находили верующих, оставляли преемников своей власти, епископов, с тем, чтобы они рукополагали священников и дьяконов, заботились о распространении веры Христовой и благоустройстве вверенной им церкви. Епископы, по смерти апостолов, продолжали их дело. На них-то преимущественно теперь и обратилась ярость гонителей. Так, св. Климент, епископ Римский, сослан был императором Трояном в город Херсон, который находился в нынешнем Крыму, вблизи Севастополя. Туда ссылались преступники, осужденные на тяжелые работы в каменоломнях. Здесь святой утешал несчастных страдальцев благовествованием Христовым. Страждущее сердце скорее принимает слово утешения; кто хочет, чтобы его любили, тот и сам скорее полюбит; а потому-то слово святого, слово любви, принято было многими, и в каменоломнях стали исповедовать Христа, совершать литургию. Об этом узнали в Риме, и св. Климент брошен был в море, с якорем на шее. – Св. Игнатий Богоносец, епископ Антиохийский, ученик св. Иоанна Богослова, осужден был императором Траяном на смертную казнь. Приказано было в оковах отвести его в Рим и там отдать его на растерзание диким зверям. Св. Игнатий пользовался в христианском мире всеобщим уважением. Его кротость, доброта, его сердце, полное любви к Богу, заставляли каждого любить святого старца. Со всех городов и сел бросились христиане к св. Игнатию, чтобы только увидеть его, облобызать его раны и принять благословение. Всеобщая любовь радовала старца. Одно только огорчало его. Он замечал, что христиане относятся к нему с сожалением, готовы даже освободить его от смерти; между тем он всеми силами желал умереть за Христа: «Умоляю вас, не удерживайте меня безвременною любовью, – писал он, – оставьте меня быть снедью зверей. Я пшеница Божья и должен быть измолот зубами зверей, чтобы сделаться чистым хлебом Христовым». Воины торопились в Рим, к празднику в честь языческого бога Сатурна, который сопровождался различными играми и кровавыми зрелищами. До этих зрелищ Римляне были страстные охотники, и императоры не щадили ничего, чтобы только потешить народ. В Риме выстроено было огромное великолепное здание, Колизей, в котором помещалось до 100 тысяч зрителей. Посредине его находилась площадь, обнесенная высокой каменной стеной. Здесь-то на потеху зрителям, пускали людей сражаться с дикими зверями, или даже бросали их безоружных, скованных, зверям на жертву. Во время больших праздников сюда привозили множество зверей из Африканских пустынь, приводили пленных, преступников и христиан со всех отдаленнейших пределов Римской империи. Один раз выпущено было на площадку в Колизей 9000 зверей и почти столько же несчастных, осужденных на смерть. Вот куда влекли теперь св. Игнатия! Подле площадки находилась темница, куда на время заключили осужденных на растерзание. Здесь-то христиане в последний раз, со слезами, простились со своим пастырем и учителем, в последний раз целовали его руки, припадали к его ногам, и воины повели старца на смерть. На пути Игнатий молился ко Христу. «Что ты все повторяешь это имя?» спросили у него воины. «Оно у меня в сердце, а потому и повторяют его мои уста», отвечал святой епископ. Огромный Колизей был полон зрителями, и они с криками восторга приняли новую жертву людского зверства. Святой произнес несколько слов, исповедуя себя христианином, но язычники не захотели слушать его. Выпустили двух львов, и те, в одну минуту, на глазах торжествующей толпы, растерзали праведника. Христиане с благоговением собрали останки священномученика и отнесли их в Антиохию.

Христиане подвергались мучениям не в одном только Риме, а во всех городах Римской империи. В богатом городе Смирне (в Малой Азии) начальник также объявил гонение на христиан. Там находился театр, похожий на римский Колизей, куда приводили христиан и подвергали страшным пыткам, били плетьми, строгали тело железными когтями, так что даже кости обнажались; отдавали зверям, живых бросали в огонь. Епископом в этом городе был тогда св. Поликарп, также ученик святого Иоанна Богослова, 86-летний старец. Язычники знали его и, упоенные христианской кровью, завопили однажды во время одного кровавого театрального зрелища: «Поликарпа! Поликарпа!» Старец, убежденный близкими к нему людьми, удалился из города в село и там дни и ночи проводил в молитве. Раз, после молитвы, он прилег отдохнуть, и ему представилось, что подушка под его головою, охвачена пламенем. «Меня сожгут», сказал он и стал готовиться к смерти. А между тем язычники и Иудеи везде отыскивали Поликарпа и наконец нашли его. Поликарп сам отдался им в руки, сказав: «да будет воля Божия». Он приказал угостить воинов и попросил их дать ему один час на молитву. И пламенна была молится святого старца; он молился за весь христианский мир, за все церкви, молился за язычников и своих гонителей. По окончании молитвы, воины повели святого туда, где лилась кровь мученическая. Это было накануне праздника Пасхи. Увидели его язычники и Иудеи и подняли крик. Начальник города стал уговаривать Поликарпа, чтобы он пощадил свою старость, отрекся от Христа и произнес на Него хулу. Епископ отвечал: «86 лет служу я Христу, что же мне сказать на Царя и Спасителя моего? Я – христианин!» Тогда толпа закричала: «Вот учитель всей Азии, вот отец всех христиан; зверей! Зверей!» Начальник зверинца объявил, что зверей уже нельзя выпускать. Тогда все закричали: – «сжечь Поликарпа! Наносили огромный костер дров. Когда святого мученика хотели приковать на костре к столбу, он просил, чтобы оставили его неприкованным. Ему только связали руки. Тогда, подняв очи к небу, св. мученик воскликнул: «Господи, Боже всемогущий!» благодарю, что дал мне достигнуть до сего дня и часа, что Ты удостоил меня венца мученического! Поднялось пламя огромного костра и – дивное чудо! Огонь образовал над ним свод и не коснулся Поликарпа. Видя это, мучители приказали воину ударить мученика длинным мечем, и тогда из пронзенного тела вылилось столько крови, что и костер погас. Это поразило всех зрителей, и Иудеи просили начальника города, чтобы он не позволил хоронить Поликарпа: они боялись, что христиане станут поклоняться Поликарпу. Начальник приказал сжечь тело священномученика на том самом костре, на котором не могли сжечь его живого. Это и было исполнено. Христиане собрали его кости и похоронили.

Гонение, то ослабевая, то усиливаясь, продолжалось более 250 лет и с особенною силою разразилось к концу. Исповедников Христовых или прямо казнили, или прежде заставляли муками отрекаться от Христа, и придумывали для них самые страшные и тяжкие муки, чтобы вынудить это отречение. Христиан били воловьими жилами, растягивали тело, жгли свечами, строгали железными когтями!.. Повелено было разрушать христианские храмы, жечь священные книги. И с каким зверством язычники исполняли такие повеления! Вблизи одного большого города находилась христианская церковь и, подле нее, приюты для престарелых, больных, странников. Здесь же жил епископ со священниками и дьяконами. В праздник Пасхи собралось сюда очень много христиан, до 20 тысяч. Язычники окружили храм и сожгли его со всеми людьми, а потом распространили слух, что христиане сами виновники пожара, стали их преследовать и употреблять все меры, чтобы принудить отречься от Христа.

За что же язычники так ненавидели христиан? За что так преследовали, мучили, губили их? А за то, что христиане служили им постоянным, живым укором в их неправедной жизни. Вместо истинного Бога, Бога правды, любви и добра, язычники служили своим богам, которым приписывали воровство, обман и разные другие пороки, а между тем ставили им идолов и называли их богами. Вместо любви к ближним, т.е. ко всем людям, они учили любить друзей и родных, а врагов ненавидеть. А врагами они называли всех чужеземцев и всех тех, кто делал им какую-нибудь неприятность. Таких позволялось преследовать и даже убивать. В семейной жизни большею частью держались многоженства и жен своих считали рабынями, служанками, а не равными себе созданиями Божиими. Детей они отдавали в рабство, продавали, да и сами были готовы продать свою честь и совесть. Оттого-то они льстили и унижались пред каждым сильным и богатым, а царей своих величали богами, воздвигали им алтари, жгли ладан, приносили жертвы. Они искали правды на земле, но не умели найти ее и сказали: нет правды… И вот среди такого-то общества явились христиане. Они перестали поклоняться бездушным истуканам – и их назвали безбожниками; перестали царей называть богами, перестали приносить им жертвы, – и язычники стали называть их противниками царской власти, бунтовщиками, хотя на самом деле христиане каждый день молились за своих царей, даже гонителей. Во время напастей и горя язычники ходили к идольским жрецам, знахарям и колдунам; христиане же всю свою надежду возлагали на одного Бога, в Нем одном искали помощи и утешения и тому же учили и других. От этого доходы жрецов уменьшались, и они выдумывали на христиан небывалые и даже невозможные преступления. Случались ли засуха и наводнение, мор, землетрясение или другое какое-нибудь бедствие, – жрецы обвиняли в этом христиан, презирающих языческих богов, не приносящих им жертв: говорили, что за грехи христиан боги ниспосылают эти бедствия. Народ озлоблялся, требовал казни христиан, и правители, чтобы угодить народу, казнили невинных.

Чтобы избежать преследований, христиане, особенно во время гонений, богослужение совершали тайно, в скрытых местах. Обыкновенно, по уведомлению дьяконов, вечером они собирались в уединенное место и там всю ночь проводили на молитве. Близ Рима находятся огромные пещеры, вырытые руками христиан. Сюда-то собирались они молиться; здесь же погребали останки мучеников. Язычники узнавали о таких тайных собраниях, вторгались туда, – и место молитвы делалось местом самых страшных истязаний, местом убийств. – Пещеры эти называются катакомбами.

Гонения продолжались до вступления на Римский престол императора Константина. Хотя при вступлении на престол он не был христианином, но уже перестал верить языческим богам. Он чувствовал, что ему необходима помощь свыше, но от кого же? Раздумье мучило его. Но Бог помогает каждому, кто ищет правды. Константин с войсками шел однажды на сильного врага. Вдруг он увидел на небе сияющий крест и над ним надпись: «сим побеждай». Все войска видели это знамение, и язычники очень встревожились, потому что крест, как орудие казни, почитался у них дурным предзнаменованием. Настала ночь, и во сне явился Константину Сам Спаситель. Он повелел ему устроить крестообразное знамя и изобразить крест на щитах и шлемах воинов. На другой же день это было исполнено; войска, в первый раз, пошли под знаменем креста и разбили на голову сильнейшего неприятеля. Это было в октябре 312 года. С той поры крестоносное знамя стало победоносным. С того времени и Константин стал почитать Истинного Бога, изучать Священное Писание. Вслед за этим он издал указ, которым христианам давалось право свободно исповедовать свою веру и возвращались все имения, отнятые у них во времена гонений. Константин дозволил христианам строить храмы, уничтожил крестную казнь, отменил кровавые зрелища, повелел праздновать воскресный день. У язычников бедные, увечные оставались без всякого призрения и умирали на улицах и площадях; там же можно было найти и брошенных родителями детей, и несчастных сирот, у которых не было ни пищи, ни крова. Всех их Константин принял под свое покровительство. Так, ещё не принимая крещения, Константин начал уже вести христианскую жизнь, поступать по законам Христовым.

Вздохнули христиане после тяжких гонений. По всем городам восстановились церкви, везде торжественно славословили и благодарили Бога. Епископы теперь могли свободно собираться и толковать о делах и нуждах Церкви, – и сам Константин иногда присутствовал на этих собраниях и с готовностью исполнял все, что требовалось для пользы христиан.

В первенствующей церкви, в каждой епархии составлялись по временам поместные соборы, т.е. собрания, на которых решались все возникавшие в местной церкви недоумения, прекращались споры. В случае же больших волнений, споры и недоумения должны были обсуждаться на соборе вселенском, т.е. на таком, где собрались бы духовные представители всей вселенной, всего христианского мира. Но такого собора до императора Константина еще не было, а между тем в Церкви Христовой накопилось много таких общих вопросов, которые требовали немедленного обсуждения и решения. Так, в церковном богослужении не было полного однообразия: в одной Церкви литургия совершалась по одному чину, в другом по другому. Не все книги Священного Писания всею Церковью признавались Боговдохновенными. Наконец, не все христиане содержали правую веру; между ними находились еретики, т.е. неправильно верующие, – нужно было обличить их, утвердить правую веру. И вот, по соизволению Константина, в 325 году по Рождестве Христовом в город Никею собралось 318 епископов и до 1700 священников и дьяконов. Были здесь люди, прославившиеся своей святой жизнью, чудотворной силой или страданиями за имя Христово. В числе епископов был и Николай Чудотворец, епископ Мирликийский 2. Более двух месяцев рассуждали члены собора о делах Церкви, устроили в ней порядок и единообразие, осудили ереси и утвердили истинную веру.

В то время весьма распространенной и вредной ересью было лжеучение Александрийского священника Ария о божестве Иисуса Христа3. Арий утверждал, что Иисус Христос не есть вечный и безначальный; что было время, когда Его не было; что Он есть творение Бога, называется Богом не по существу, а по милости Бога Отца, и не единосущный Отцу. Собор признал такое учение неправильным и богохульным и осудил Ария и его единомышленников. Во избежание же возможности на будущее время таких уклонений от истинного христианского учения, собор нашёл нужным изложить главные догматы этого учения в «Исповедании» или «Символе» веры. Первые семь членов нашего «Символа веры» составлены этим Никейским, первым вселенским собором.

Заботясь постоянно о распространении веры, царь Константин везде заводил училища и заказывал списки Св. Писания, чтобы сделать его доступным всем и каждому. В воскресные дни он запретил производить суды, подавать иски, требовать долги, устроять языческие зрелища. Во время походов он возил с собою церковь и не упускал случая посещать её, молиться в ней.

Благочестивая мать императора Константина, святая Равноапостольная Елена, посещала те святые места, где жил и страдал Сын Божий. По поручению сына, она позаботилась о построении церквей на местах, освященных особенно важными евангельскими событиями. Трудно было, однако, найти эти места. Палестину опустошали страшные войны; Иерусалим два раза разрушали так, что не оставалось и камня на камне. Ненависть Иудеев и язычников старалась изгладить и самую память о святых местах. Так, пещеру гроба Господня язычники завалили землею и поставили над ней идольское капище. Изображения языческих богов стояли также на Голгофе и над пещерою Вифлеемской. Елена приказала разрушить капища, ниспровергнуть идолов и разрушить пещеру гроба. Над этой пещерой Константин основал храм Воскресения Христова и повелел правителю Палестины и епископу Иерусалимскому Макарию, чтобы они, не жалея издержек, создали храм с возможным великолепием. Елена соорудила также церкви на Елеонской горе, над Вифлеемской пещерой и в Назарете. Особенно желала она найти тот самый крест, на котором был распят Спаситель. После долгих поисков нашли, наконец, три креста, глубоко зарытые в землю. Тут же лежала и доска с надписью «Иисус Назарянин, Царь Иудейский». Но как узнать, который из них подлинный крест нашего Спасителя? По совету епископа, поднесли крест к больной женщине, и лишь только коснулся ее животворящий крест Господень – она выздоровела. Умершего несли на кладбище, и прикосновение животворящего древа воскресило его. Эти чудеса уничтожили всякое сомнение. Святой крест воздвигнут был на высоком месте, и христиане, поклоняясь ему, восклицали: «Господи, помилуй!» Воздвиженье честнаго и животворящего креста происходило в 326 году по Рождестве Христовом. Православная церковь ежегодно празднует это событие 14 сентября.

Как христианин в душе, Римский император Константин не любил Рима, столицы язычества. Он задумал основать новую, христианскую столицу. На берегу Босфора находился небольшой городок Византия. Константин решил, что здесь будет новая столица империи. Он расширил прежний город, построил дворец для себя, палату для сената, водопроводы, рынки, театры; воздвиг несколько великолепных церквей. Новый город посвящен был Пресвятой Богородице и стал называться Константинополем, т.е. «городом Константина»; называли его у нас Царьградом и Новым Римом.

В 337-и году, после праздника Пасхи, Константин занемог в городе Никомидии (в Малой Азии). Он созвал епископов и просил совершить над ним таинство крещения. До сих пор он не крестился, надеясь посетить Палестину и креститься в водах Иордана. Приняв крещение, он исповедал грехи свои, приобщился Святых Тайн и мирно скончался. Тело его было перевезено в Константинополь и погребено во храме Святых Апостолов. Церковь причислила его к лику святых и равноапостольных.

Со времен Равноапостольного Константина христианство стало верой господствующей во всех пределах Римской империи.

Церковь Христова от царя Константина до разделения на Восточную и Западную

Император Константин, сделавшись христианином, объявил христианскую веру главной, господствующей верой во всей Римской империи. Казалось бы, что христиане могли теперь свободно вздохнуть и успокоиться от преследований и страданий, которые пережили и претерпели они во имя Христово. Но не так вышло на деле: не кончились бедствия христиан и после признания церкви Христовой господствующей церковью. Главной причиной было то, что во времена гонений только истинно верующие имели мужество открыто признавать себя христианами, поэтому и общество христиан сияло в то время чистотою веры и святостью жизни; теперь же, когда звание христианина не представляло опасности, а напротив было даже выгодно и почетно, – множество людей недостойных вступило в ряды христиан. Такие люди не могли, конечно, быть верными служителями Христа: назвавшись христианами, они в душе не прониклись истинным христианским учением и не усвоили себе в должной мере апостольских правил и наставлений. Поэтому они волновали раздорами церковь Христову и заставляли истинных служителей Господа выносить тяжелые испытания, \к сожалению, и преемники царя Константина содействовали иногда этим раздорам, вмешивались в дела церкви и принимали под свое покровительство тех, которые, неправильно толкуя божественное учение и апостольские предания, вносили смуту в православную веру. Уже сын Константина Констанций дозволил себе поступить против церковных правил: он низложил собственной властью избранного церковью Константинопольского епископа Павла и поставил вместо него Евсевия, приверженца лживого арианского вероучения. С этой поры ариане вошли в силу, жестоко преследовали православных и около 40 лет господствовали над ними и волновали церковь Христову. Епископами Константинопольскими были за это время почти постоянно последователи Ария.

Явились затем и другие ереси, т.е. уклонения от правильного вероучения. Так, некто Македоний отвергал божественность Духа Святаго, и для осуждения его учения вынуждены были созвать в Константинополе второй вселенский собор, дополнивший Символ веры истинным учением о Духе Святом. Константинопольский епископ Несторий проповедовал мысль, что Дева Мария родила не Бога, а простого человека, с которым только впоследствии соединилось Божество за святость Его жизни, и что поэтому Пречистую Деву следует называть не Богородицей, а «Христородицей». Такое учение было осуждено третьим вселенским собором (в городе Ефесе). Были и другие ереси, для торжественного опровержения которых требовалось созвание новых «вселенских» соборов. Всех таких соборов было семь. Последователи различных ересей не желали, конечно, добровольно подчиниться решению вселенских соборов и долго еще проповедовали богохульные учения.

Особенно сильную смуту в православной церкви причинило гонение на иконы – иконоборство; смута эта потрясала спокойствие церкви в течение 111 лет. Чтобы объяснить причину этой ереси, следует сказать о другом испытании, посланном в то время Господом на православную церковь, испытании, которое продолжается и по настоящее время, именно – о владычестве магометан.

Полуостров Аравия, лежащий между Красным (Черным) морем, Индийским океаном и Персидским заливом, был в то время населен потомками Измаила (сына Авраама от Агари), известными под различными именами – Израильтян, Агарян, Аравитян и Сарацин. Племя это не было никому подвластно и жило войной и грабежом, нападая на соседние страны. Вера их была смешанная из разных учений: отчасти сохранились между ними древние библейские предания и обычаи Евреев, много было взято из вероучения соседних с ними Персов, проникли к ним через проповедников и некоторые правила христианской нравственности. Особенное благоговение имели они к древнему храму в городе Мекке, построенному, как уверяли они, самим Авраамом; в храме этом находилось множество идолов и священный черный камень, называвшийся кааба, который упал будто-бы с неба.

Среди этого народа родился в городе Мекке в 570 году основатель мусульманской веры Магомет. Он отличался храбростью умом и красноречием и, будучи 40-ка лет от роду, объявил себя пророком, получившим от архангела Гавриила небесные откровения. Он говорил, что призван не основать какую-либо новую веру, а лишь восстановить веру Ноя, Авраама и пророков, искаженную иудеями и христианами. Иисуса Христа он почитал за великого пророка, но выше ставил самого себя, как посланного самим Богом возвестить людям Его волю. – «Бог един, и Магомет – пророк Его» – вот первоначальное учение Магомета. Христиан он укорял в многобожии, так как они будто-бы покланяются не Богу единому, а святой Троице, т.е. трем богам; обвинял он их и в идолопоклонстве, потому что они, как и язычники, почитают и боготворят изображения Бога и святых (иконы).

Учение Магомета было принято в Мекке настолько недружелюбно, что он вынужден был в 622-м году бежать в другой Аравийский город Медину, и этот год бегства Магомета из Мекки в Медину считается началом магометанского летоисчисления: от него считают Магометане года, как мы от Рождества Христова. Жители Медины приняли Магомета с доверием и уважением, и там учение его нашло многочисленных последователей. Затем и Мекка признала Магомета, и новое учение распространялось с замечательной быстротой. Хотя Магомет вскоре умер, но его преемники оказались уже настолько сильными, что могли вступить в открытую борьбу с Греческой (Византийской) империей. Еще сам Магомет прислал в 629-м году посольство к Греческому императору Ираклию с предложением принять магометанскую веру и, вследствие отказа Ираклия, объявил войну как ему, так и всем подвластным Греции государствам. Поход Магомета, и затем его преемников, был победоносным шествием: войска его захватили много земель, входивших в состав Греческой империи, и учение его распространилось далеко за пределами Аравии.

Успехи магометан не могли не тревожить Греческих императоров. Они сопротивлялись насколько было можно, но могущество последователей Магомета не ослабевало. Тогда из императоров Греческих, Льву Исаврянину, пришла мысль о возможности примирить новую веру с верою христианскою. Магометане нападали главным образом на почитание христианами святых икон; поэтому Лев Исаврянин и предположил, что если христиане перестанут почитать св. иконы, то удастся, может быть, обратить магометан в православие и прекратить распространение их владычества. И вот, несмотря на возражения Константинопольского патриарха, он издал в 728-м году указ, которым воспрещалось христианам иметь иконы церквах и домах. Вслед за объявлением указа исполнители царского приказания вынесли изо всех храмов и частных домов святые иконы и сожгли их на площади. Народ взволновался. Но когда был снят с ворот царского двора чудотворный образ Спасителя, который находился там еще со времен царя Константина, то ропот перешел в открытое возмущение. Однако сила взяла верх: восстание было усмирено, и множество народа подверглось пыткам и казни. Мысль, предложенная императором Львом, жила долгое время между некоторыми из христиан, – борьба почитателей икон с «иконоборцами», т.е. гонителями икон, продолжалась, как было уже сказано, более ста лет. Были в это время в числе иконоборцев и императоры, и священники, и даже епископы: и много последователей истинной православной веры погибло тогда в заточении или под ударами палачей. Только в 842 году собравшийся в Константинополе собор епископов снова восстановил иконопочитание и осудил «иконоборческую ересь». В память этого установлено было тогда же торжество православия, совершаемое в нашей церкви и доныне в первый воскресный день Великого поста, в кафедральных соборах.

Между тем цель, ради которой было задумано Львом Исаврянином гонение икон, не была достигнута: магометане не сделались христианами, и владычество их все более и более распространялось.

Не сразу покорилось христианству и язычество после признания веры Христовой господствующей верою. Особенно тяжело было расставаться с прежнею славою жителям Римма, этой богатой и могущественной столицы язычества, откуда еще так недавно рассылались грозные указы о преследовании христиан и куда приводились они во множестве со всех сторон, для принятия кровавых истязаний и мученической смерти, на потеху Римского народа. Не скоро могли Римляне помириться с новым учением и признать господствующей верой ту веру, последователей которой они только что травили зверями, рубили мечами и жгли на кострах. И долго еще Рим, гордый своей языческой славой, сохранял в себе остатки прежней веры; этому способствовало и перенесение столицы империи в Византию… Сильно было язычество, при царе Константине и его преемниках, и в Египте, в пределах Александрийского епископства, и много христиан погибло там мученической смертью.

В это смутное для православной церкви время, когда ополчились на нее язычники, и ариане, и магометане, и иконоборцы, и другие еретики и враги апостольского учения, – Господь не оставил её без помощи и утешения. Много являлось в это время великих учителей, которые с твердостью и самоотвержением охраняли чистоту истинной веры Христовой. Эти святые мужи известны под общим именем «отцов и учителей церкви». Таковы были: Афанасий Великий, Василий Великий, Григорий Богослов, Иоанн Златоуст, Амвросий Медиоланский (Миланский), блаженный Августин, Иоанн Дамаскин и другие. Они смело и безбоязненно защищали истинную веру от её врагов и укрепляли христиан в тяжелые времена своими поучениями. Дошедшие до нас поучительные творения «святых отцов» представляют самое верное объяснение апостольского учения, почему служат теперь руководством для православных христиан в вопросах веры. Скажем несколько слов о некоторых из этих святых мужей.

Св. Афанасий, бывши ещё ребенком, обнаруживал необыкновенные дарования. Своими способностями и благочестием он обратил на себя внимание епископа Александрийского (в Египте) Александра, который был первым обличителем ереси Ария и мужественным защитником апостольского учения. Епископ занялся воспитанием Афанасия и посвятил его во дьяконы. Двадцативосьмилетний дьякон сопутствовал своему епископу в Никею, на первый вселенский собор, и явился там сильнейшим противником Ария; никто из участвовавших на соборе не превосходил его силою красноречия, возражения его уничтожали доводы ариан. По возвращении с собора, диакон Афанасий, несмотря на молодые годы, был единодушно избран в Александрии во епископы и в течение 46-ти лет безропотно и честно исполнял эту тягостную в то время обязанность. Язычники и еретики окружали и стерегли его, как волки добычу. Пять раз был он низложен и изгнан, на него всячески клеветали, преследовали и мучили его, и только последние годы жизни мог он спокойно исполнять свою пастырскую обязанность, когда и самые враги стали уважать его за несокрушимую твердость веры и высоконравственную жизнь. Он скончался в 373 году, 80-ти лет от роду.

Василий Великий и Григорий Богослов были родом из области Каппадокии (в Малой Азии), обучались вместе в училище в Кесарии, главном городе Каппадокии, а потом в столице Греции, Афинах. Велика была их дружба с раннего возраста и до конца жизни. Дружба их была скреплена не только местом рождения и воспитания, но и той целью, которую они поставили для своей деятельности. С раннего детства эти святые мужи были утверждены в твердых правилах истинной православной веры. Семья Василия, родившегося в 329 году, издавна отличалась горячей преданностью вере: не только родители его, но и деды подверглись мучениям за исповедание православной веры, и 5 членов его семьи причислены церковью к лику святых. Сам он был воспитан матерью своей Еммелией в строгом православии.

Григорий родился в 326 году, также в православном семействе, и обязан был первыми и самыми существенными наставлениями в истинной вере матери своей, святой Нонне. Действуя в разных местах – Василий на родине, в Кессарии Каппадокийской, а Григорий впоследствии и в Константинополе, в сане епископа, – они ревностно охраняли церковь Христову от влияния ариан и других еретиков. Василий Великий известен еще тем, что изложил письменно чин Божественной литургии, согласно с преданиями апостольскими, но с некоторыми сокращениями очень продолжительной апостольской литургии. Литургия Василия Великого совершается в православной церкви десять раз в году: первого января (день его памяти), в пять воскресных дней Великого поста, в великий четверг и в великую субботу (на страстной неделе), и в сочельники Рождественский и Крещенский, когда они придутся на субботу или воскресенье.

Святой Иоанн Златоуст родился в 347 году в городе Антиохии (в Сирии). Первые уроки в христианском благочестии и он получил от матери своей Анеусы, и ничто впоследствии не могло изгладить их из души его – ни поучения наставников в языческой школе, где он учился разным наукам, ни примеры товарищей, ни увлечения юности. Окончив образование, Иоанн вступил в гражданскую службу; но мирская жизнь показалась ему суетной и пустой и, по смерти матери, он продал имение, роздал деньги бедным и удалился сначала в обитель близ Антиохии, а потом в уединенную пещеру, где укреплял душу свою постоянной молитвой и в борьбе с самим собой приобретал духовную опытность. Но такая жизнь сильно расстроила здоровье Иоанна, и он вынужден был через несколько лет возвратиться в Антиохию, где возведен был в сан священника и назначен проповедником. Обязанность проповедника была трудная обязанность, потому что церковь Антиохийская была волнуема в это время многими раздорами, Христиане были разделены на несколько враждовавших между собою партий, и в Антиохии было даже одновременно три епископа.      Иудеи и еретики, пользуясь этими раздорами, распространяли смуту между христианами, а язычники, осмеивая их распри и разногласия, хулили и поносили веру Христову. Утомленные спорами, многие из христиан делались равнодушными к вере и, исполняя наружно церковные обряды, вели жизнь пустую, преданную суетным развлечениям. Глубоко скорбел Иоанн о таком разъединении христианского общества и, сравнивая это состояние церкви с церковью первых времен христианства, с сокрушением говорил: «Тогда во всех была одна душа, было одно сердце; а теперь ни в ком не увидишь такого единомыслия, но везде великий раздор, нигде нет мира».

С надеждою на помощь Божию приступил Иоанн к пастырскому служению, которому посвятил все силы ума и души. Он проповедовал несколько раз в неделю, и с каждым днем возрастал успех его проповеди. Число его бесед более 800. В них заключаются толкования на многие книги Священного писания: на книгу Бытия, на псалмы, пророчества, на евангелие Матфея и Иоанна, и почти на все послания апостола Павла. Часто беседовал он о любви к ближним, порицал пороки, укорял слушателей за страстную их привязанность к мирским удовольствиям, обличал несправедливые поступки, убеждал богатых помогать бедным и склонял всех на дела добра и милосердия. И каждое слово его, изливавшееся из души, полной любви, имело неотразимую власть над слушателями. Жители Антиохии, забывая любимые зрелища и увеселения, толпами приходили в церковь, в которой проповедовал Иоанн. Многие из тех, которые сперва заходили туда только из любопытства, были тронуты до глубины души могучим словом проповедника и, приведенные к сознанию грехов своих, каялись в них, обливаясь слезами. Иногда речь Иоанна была прерываема шумными изъявлениями восторга. «Что мне в ваших похвалах? Говорил он на это: то мне будет похвалой, если вы исправите жизнь вашу и обратитесь к Богу». Однажды простая женщина из народа, слушая его, в восторге воскликнула: «Глубоко учение твое, учитель духовный Иоанн, золотые твои уста!» И утвердилось за ним в народе прозвание Златоуста.

Но Иоанн был не только проповедником истины и добра, он был в то же время и сам высоким примером для своей паствы. Вот что пишет о Златоусте один из его современников: «Обиженный ищет у него помощи; подсудимый призывает его в защитники; голодный у него просит пищи, нищий – одежды, иной – обуви с ноги его; плачущий у него ищет утешения, больной призора, странник пристанища; вдова льет у него слезы о своем сиротстве, должник поверяет ему скорбь свою; иной просит его быть примирителем домашних ссор». Все с доверием прибегали к Иоанну и он, при множестве своих собственных дел и забот, находил время на все.

Слава о высоких добродетелях Златоуста разнеслась далеко за пределы Антиохии и, по смерти епископа Константинопольского, он был призван занять его место. И в Константинополе продолжал он ту же деятельность, как и в Антиохии, и здесь святою проповедью и высокодобродетельной жизнью приобрел любовь и уважение своей паствы. Но не мало и врагов нашел Иоанн на новом месте служения. Много было лиц, которые домогались сана епископа столицы, и назначение Златоуста возбудило их вражду к нему. В ряды врагов нового епископа стали многие из духовенства Константинопольского, которое он резко обличал в неправедной жизни и недобросовестном исполнении своих обязанностей. К ним присоединились и некоторые из мирян, привыкшие к столичной роскоши и излишествам и недовольные строгими обличениями святителя. Ненавидели его и ариане, которые были сильны при дворе царском. И сила врагов Златоуста была так велика, что, несмотря на горячую любовь к нему народа, он два раза лишаем был епископского сана.

Когда весть о первом низложении Иоанна разнеслась по городу, весь народ бросился к церкви, где был святитель, чтобы охранить и защитить любимого пастыря. Но Иоанн желал представить свою судьбу воле Божией и обратился к народу со следующими восторженными словами: «Сильные волны! Жестокая буря! Но я не боюсь потопления, потому что стою на камне. Пусть свирепствует море – оно не может сокрушить камня; пусть поднимаются волны – они не могут потопить корабля Иисусова! Скажите, чего мне бояться? Ужели смерти? – Для меня жизнь Христос, а смерть приобретение. Ужели ссылки? – Господня земля и исполнение ея» – Ужели потери имения? – Мы ничего не принесли в мир, ничего не можем и вынести из него. Я презираю страх мира сего и смеюсь над его благами; не боюсь нищеты, не желаю богатства, не страшусь смерти и не желаю жизни, разве для вашего успеха. Я для того только касаюсь настоящих обстоятельств, возлюбленные, чтобы вас успокоить. Никто не может разлучить нас, – мы разделимся местом, но любовью останемся соединены. Даже смерть не может разлучить нас: хотя умрет мое тело, но душа будет жива и никогда не забудет о сем народ… Не тревожьтесь настоящими событиями; в одном покажите мне любовь вашу – в непоколебимой вере. Я же имею залог Господа и не на силы полагаюсь. Я имею Его Писание; оно мне опора, оно мне крепость, оно мне спокойная пристань; слова в нем для меня щит и ограда. Какие слова? – «Аз с вами есть до скончания века». Христос со мною; кого мне бояться? Пусть поднимаются на меня волны, пусть море, пусть неистовство сильных, – все это слабые паутины. Вы одни удерживаете меня своею любовью, но я всегда молюсь: «да будет воля Твоя, Господи! Не как хочет тот или другой, но как Ты хочешь!» – вот моя крепость, вот мой камень неподвижный, вот моя трость неколебимая! Что Господу угодно, то да будет. Если Ему угодно оставить меня здесь, благодарю Его; взять отсюда, – опять благодарю Его». Сказав это, святитель сам отправился ко властям и был выслан из Константинополя. Но едва только выехал он из города, как там вспыхнуло страшное волнение народа, который требовал его возвращения. Власти должны были уступить, вернули Иоанна с дороги и восстановили его в епископском сане. Но через некоторое время он был снова оклеветан, осужден, низложен и отправлен в отдаленную область империи, в нынешнее Закавказье. На пути он занемог и скончался в 407 году в городе Команах, недалеко от нынешнего русского города Батума, на берегу Черного моря. Последние слова его были: «Слава Господу за все!» Через 30 лет мощи святителя были торжественно перенесены в Константинополь. Императором в это время был Феодосий, сын слабого духом Аркадия, гонителя Иоанна Златоуста. Феодосий выехал на встречу святым останкам и, повергшись пред ними на землю, молил святителя простить грех его родителя. Весь залив Константинопольский покрылся лодками, и народ с благоговейным восторгом встретил святые мощи великого пастыря.

К этому краткому обзору подвига великого церковного учителя Иоанна Златоуста следует прибавить, что он, из снисхождения к слабости и немощи человеческой, несколько сократил литургию св. Василия Великого. Совершаемая ежедневно в православной церкви литургия и есть литургия Златоуста, с позднейшим присоединением к ней песнопений: «Единородный сыне», «Святый Боже», «Иже херувимы», «Да исполнятся уста наша», «Честнейшую херувим», и с заменою чтения на литургии жития воспоминаемого в известный день святого пением тропаря, т.е. краткой духовной песни, выражающей сущность праздника или похвалу воспоминаемому святому. Православная церковь совершает память великого святителя 13-го ноября; 27-го января празднуется перенесение мощей его, а 30-го января он вспоминается вместе со святителями Василием Великим и Григорием Богословом.

В то время, когда церкви Александрийская, Антиохийская и Константинопольская были волнуемы внутренними раздорами и тесными внешними врагами – магометанами, западная Римская церковь пользовалась почти полным спокойствием. Но там мало помалу подготовлялись события, которые впоследствии нарушили единение древней апостольской церкви и послужили причиной раскола между её членами, расколу, который продолжается и до настоящего времени. После того, как Константин Великий перенес столицу из Рима в Константинополь, Рим утратил, конечно, значительную часть своего государственного значения; но зато стало возвышаться в нем могущество епископа или, иначе, папы Римского. Удаленные теперь от столичных раздоров и не тревожимые врагами, Римские епископы обратили все свое внимание на распространение веры Христовой между язычниками, которые населяли страны, лежавшие на запад и на север от Рима; они посылали проповедников в пределы нынешних Испании, Франции, Голландии, Дании, Швеции, Великобритании, Германии и Австрии. Новообращенные христиане, познавшие истинную веру через лиц, посланных Римским епископом, считали его своим духовным главою, главою всей церкви. Римские проповедники внушали им, что папа – наместник св. апостола Петра, умершего в Риме и передавшего свою власть над церковью Римскому епископу; что миряне – подданные церкви, а что церковь есть собственно духовенство, которое стоит гораздо выше мирян и берет на себя попечение о их душах; поэтому миряне должны быть во всем покорны духовенству и глава его – папа. Влияние и богатство Римских епископов увеличивались все более и более. Вместе с духовной властью усиливалась и светская их власть. Видя уважение и покорность народа папскому престолу, и сами правители считали полезным, и даже необходимым, заискивать расположение главы церкви, рассчитывая увеличить этим влияние на своих подданных. Могущественный король Франции, Германии и Италии, Карл Великий, желая укрепить свою власть над подвластными ему народами, возымел мысль принять корону от папы и тем показать, что власть его освящена Самим Богом. Папа Лев III торжественно короновал его в 800-м году в Римском храме св. Петра императорским венцом, и этот пример дал затем папам повод утверждать, что только они могут давать, а следовательно и отнимать императорский и королевский венец и достоинство. И папы широко пользовались этим вымышленным правом: раздавали короны тем правителям, которые соглашались подчиниться сами и подчинить свой народ папской власти, лишали короны тех, которые были им почему-то неприятны; причем подданные такого, лишенного короны, государя освобождались церковью от принесенной ему присяги и могли не исполнять его приказаний. При тогдашней покорности народа духовной власти, распоряжения папы были свято исполняемы, и положение низложенного им государя было настолько тяжело, что такие государи бывали иногда вынуждены умолять папу о помиловании, безропотно выносить от него унижения и оскорбления и соглашаться на самые тяжелые условия, только бы получить прощение и примириться.

Понятно, что чем более развивалась и расширялась власть Римских епископов, тем более стеснительной казалась им связь с Восточной церковью и зависимость от вселенских соборов. Они сознавали себя самостоятельной духовной главой всего христианского запада Европы, так как западные христиане, обращенные в христианство Римскими проповедниками, не имели никакой связи с Восточной церковью и признавали над собой власть только Римского епископа; ему же подчинялись и могущественные западные государи. Опираясь на такую силу, при слабости Константинопольских императоров, Римские папы делались все более и более независимыми от востока и стали самовольно изменять апостольские предания и постановления вселенских соборов. Они, например, установили совершать проскомидию на пресном хлебе, а не квасном, как это велось со времен апостольских; постановили отправлять богослужение во всех странах на латинском языке (допуская, впрочем, употребление еще двух языков – греческого и еврейского, но не иных, на том основании, что на этих трех языках была сделана надпись на кресте Спасителя); ввели они пост по субботам; стали продавать мирянам разрешительные от грехов грамоты, так называемые индульгенции. Но главное уклонение состояло в следующем. Еще третьим вселенским собором было постановлено никогда не изменять в Символе веры ни единого слова, что свято соблюдает наша православная церковь, читая и доныне Символ веры так, как он был утвержден на первом и втором вселенских соборах. Римская же церковь изменила Символ веры , добавив в том члене, где говорится о Духе Святом, слова «и Сына», так что Римская, или иначе – католическая церковь читает с тех пор этот член так: «И в Духа Святаго, Господа животворящего, Иже от Отца и Сына исходящего» и т.д. Это послужило поводом к разрыву между церквами Восточной и Западной. Восточные христиане не признавали нововведений, допущенных Римскими папами, и оспаривали их правильность. Папы же настаивали на своем, и наконец около 1050 года папа Урбан созвал в Итальянском городе Бари собор из духовенства Италии, который утвердил все уклонения Римской церкви и признал еретиками всех тех, которые не признают догмата об исхождении Св. Духа от Отца и Сына. Так произошел раскол Соборной Апостольской церкви, – рядом с верой православной, Греко-кафоической, хранящей апостольские и соборные установления, появилась вера Римско-католическая, допустившая уклонения от них.

Христианская вера издавна распространялась Греческими и Римскими проповедниками между родственными нам славянскими племенами, жившими за пределами нынешней России: Болгарами, Хорватами, Далматами, Чехами и другими. Но до 9-го века простые люди из Славян могли считаться христианами почти только по имени, так как богослужение совершалось у них на языке греческом или латинском, и лишь на этих языках имелось Священное Писание и другие духовные книги, а между тем с этими языками были знакомы только немногие наиболее образованные Славяне. В то время ни одно из славянских племен не имело азбуки своего языка, поэтому возможна была только устная проповедь между ними Слова Божия; сделать же письменный славянский перевод Библии и богослужебных книг было нельзя. Так продолжалось до 852 года, когда была изобретена славянская азбука братьями Константином (в монашестве Кириллом) и Мефодием.

Константин и Мефодий родились в Греческой провинции Македонии, в городе Фессалониках, или Солуни. Отец их был одним из важных лиц в городе и имел семь сыновей, из которых Мефодий был старшим, а Константин – младшим. Мефодий был назначен правителем одной славянской области, но вскоре почувствовал желание покинуть мирскую жизнь, постригся в иноки и поселился на горе Олимпе. Младший брат его, Константин, с молодых лет проявлял большие способности и любовь к наукам. Он воспитывался при царском дворе вместе с малолетним императором Михаилом, заведовал затем богатой библиотекой при Константинопольском храме св. Софии, но скоро покинул Константинополь и стал жить на горе Олимп вместе с братом Мефодием. В своем уединении они много думали о печальной судьбе веры Христовой между славянскими народами. В то время, когда другие соседние с Грецией христианские народы совершали богослужение и читали Священное Писание каждый на своем родном языке, Славяне были лишены этого счастья и поэтому нередко, приняв крещение, снова возвращались к идолослужению. И задумали Константин и Мефодий составить для Славян письмена, т.е. буквы. Хотя они были хорошо знакомы со славянским языком, тем не менее, труд предстоял весьма тяжелый, и долго не решались они приступить к нему. Одно обстоятельство ускорило дело.

Славянские князья Морави и Паннонии (эти княжества находились на юго-востоке нынешней Австрии) обратились в это время к Греческому императору с просьбой прислать им духовных учителей. Послы их говорили: «Земля наша окрещена и народ наш желает держаться христианского закона; но мы не имеем учителей, которые объясняли бы нам веру и святые книги на нашем языке. Поэтому просим тебя позаботиться о нашем спасении и прислать нам епископа и учителя, ибо мы знаем, что от вас закон добрый исходит на другие страны». Император и патриарх предложили идти к Славянам Константину и Мефодию. Они с радостью согласились на это, но справедливо рассуждали, что «проповедовать только устно – все равно, что писать на песке», а потому решились сперва выполнить задуманное ими дело – составить славянскую азбуку. Прежде чем приступить к этому, они 40 дней постились и усердно молили Господа ниспослать им помощь для благополучного совершения их многотрудного подвига, предпринятого ими во славу Божию. Господь услышал их молитву. Азбука была составлена, и первые слова, написанные на славянском языке, были начальные слова Евангелия от Иоанна: «Искони (в начале) бе Слово, и Слово бе к Богу, и Бог бе Слово». В присутствии императора было отслужено торжественное благодарственное молебствие, после чего святые братья отправились на проповедь, неся Славянам бесценный дар – Слово Божие на их родном языке. Император дал Константину следующее письмо к князю Моравскому: «Бог, повелевающий всякому разуметь истину, сотворил великое дело, явив письмена на вашем языке. Мы посылаем к тебе того самого честного мужа, через которого Господь явил эти письмена, мужа благоверного и весьма книжного. Он несет тебе дар, лучший всякого золота и камней драгоценных. Помогай ему утвердить вашу речь, не ленясь ни на какой подвиг; тогда и ты, приведя народ свой в Божий разум, восприимешь награду в сем веке и в будущем». Благочестивая мать Константина и Мефодия, благословляя их на трудное служение в чужих странах, завещала при этом, чтобы тот из братьев, который переживет другого, привез тело умершего на родину.

Константин и Мефодий отправились в путь через землю живших на Дунае Болгарских Славян и своими поучениями укрепили их в православной вере. В Моравии и Паннонии они были приняты с большими почестями. Жители этих стран, Славяне, приведены были в христианскую веру Римскими проповедниками и вынуждены были поэтому слушать богослужение на непонятном им латинском языке. Можно себе представить их восторг, когда они услышали проповедь Слова Божия и отправление богослужения на своем родном языке, славянском!.. В странах этих были уже поставленные Римским папою епископы, которые с ужасом увидели, что, с прибытием славянских проповедников, паства их все более и более уменьшается. Они дали знать об этом папе, и папа Николай вызвал обоих проповедников в Рим. Тогда еще не было разделения церквей и поэтому Константин и Мефодий считали необходимым повиноваться требованию Римского епископа, который имел по церковным установлениям, равное достоинство с Константинопольским и прочими епископами. По пути в Рим они проповедовали по-славянски и совершали славянское богослужение между славянскими племенами, жившими в Далмации (у Адриатического моря), а в Римском городе Венеции имели спор с папскими священниками. Священники эти говорили им: «Как же вы сотворили Славянам книги на их языке и обучаете их тому, чего не позволяли ни апостол Петр, ни Римский папа? Мы знаем только три языка, на которых можно по книгам славить Бога: еврейский, греческий и латинский». Константин отвечал им: «Не льется ли дождь от Бога на все? Солнце не сияет ли равно на весь мир? Не все ли мы дышим одним и тем же воздухом? Как не стыдитесь вы принимать только три языка, а прочим племенам велите быть слепыми и глухими? Бог, по-вашему, или немощен, потому что не может дать одним того, что дает другим, или завистлив, потому что не хочет этого сделать. Нам известно, что многие народы умеют воздавать славу Богу, каждый на своем языке: Армяне, Персы, Египтяне, Сирияне и другие. Если не хотите уразуметь этого, то из Писания познайте волю Божию. Давид говорит: пойте Господеви (Господу) вся земля!»

Между тем папа Николай, призывавший в Рим Константина и Мефодия, скончался. Преемник его, папа Адриан, желал мира с восточной церковью и поэтому решил принять славянских проповедников с почетом. Этому содействовало и следующее обстоятельство. Константин был до того приглашен на проповедь Христова учения к Хозарам, жившим на юго-востоке нынешней России. По дороге он остановился для изучения хазарского языка в Крыму. Там он услышал предание о св. Клименте, епископе Римском, который был сослан в Крым Римским императором Траяном и, по его же повелению, за проповедь там христианства, брошен в Черное море с якорем на шее. Константин отыскал святые мощи Климента, извлек их из воды и сохранил при себе. Отправляясь к папе Римскому, он взял их с собой, с намерением отдать их тому городу, где св. мученик Климент был епископом. Узнав, что Константин везет с собой мощи св. Климента, папа вышел с духовенством, с зажженными свечами, на встречу Константину и благоговейно принял от него святые мощи. Принял он затем весьма милостиво и Константина с Мефодием, утвердил их мнение о необходимости благовестия Евангелия и совершения богослужения на славянском и всяком другом языке, осудил тех, которые восставали против употребления славянского языка, освятил славянские богослужебные книги, а славянское Евангелие возложил на гробницы св. апостолов Петра и Павла.

Вскоре после этого Константин опасно занемог и принял монашество под именем Кирилла. Через пятьдесят дней он скончался. Мефодий хотел, согласно завещанию матери, отвезти тело брата на родину, но духовенство Римское умолило папу не допускать этого. Св. Кирилл погребен в Риме, в церкви св. Климента, где почивают мощи и этого священномученика. Перед смертью св. Кирилл так убеждал брата своего Мефодия не оставлять дела, которое они начали у Славян: «Мы с тобою, – говорил он, – как пара волов, возделывали одну ниву. Я кончил свой день и падаю на борозде. Ты же слишком любишь твое уединение на горе Олимп; но умоляю тебя, не покидай, ради своего Олимпа, нашего дела: ты им угодишь Богу и спасешься».

Мефодий исполнил завет брата, возвратился к Славянам и продолжал там свою святую деятельность. Стараниями его и его учеников славянское богослужение распространялось и за пределами Моравии и Паннонии. Славянские племена, населявшие Польшу и Чехию (ныне называется Богемией), также приняли славянские богослужебные книги и Греческое вероучение. Но чем успешнее шла проповедь славянских учителей, тем более враждебно относилось к ней Римское духовенство. Уже преемник Адриана папа Иоанн VIII, подстрекаемый духовенством, одно время запретил Мефодию употребление славянского языка в богослужении. В 879 году он писал ему: «мы слышим, что ты поешь литургию на славянском языке. Посланием нашим, отправленным к тебе через епископа Павла, мы запретили тебе петь на этом языке священную литургию, но позволили или на латинском, или на греческом, как поет церковь на всей земле у всех народов. Проповедовать же по-славянски тебе позволяется, ибо псалмопевец Давид советует всем хвалить Господа». Мефодий поехал в Рим для объяснений и, вероятно, ему удалось убедить папу, так как он возвратился в Моравию с письмом от того же папы Иоанна к князю Моравскому, в котором одобрялось употребление славянского языка в церковном богослужении. «Славянские письмена, – так писал папа в этом письме, – изобретенные Константином, мы похваляем… Священное Писание велит не тремя языками, но всеми, славить Господа: хвалите Господа вси язы́цы. Апостолы, исполняясь Святаго Духа, глаголали всеми языками величие Божие… Ничто не препятствует здравой вере и здравому учению петь литургию на славянском языке или читать святое Евангелие, или божественные поучения Нового и Ветхого Завета, хорошо переведенные и истолкованные, или все другие церковные книги; ибо Кто создал три главные языка: еврейский, греческий и латинский, Тот же сотворил и все прочие, во славу и хвалу Свою». Таким образом, священнодействие на языке славянском было снова разрешено в славянских землях, не смотря на все старания подчиненных папе латинских (Римских)

и немецких священников воспрепятствовать этому.

Но вскоре, в 885-м году, скончался Мефодий, неизвестно – в Моравии или в Риме. По смерти его, враги славянства подняли голову и смело принялись за разрушение того, что было сделано славянскими апостолами. Ученики Кирилла и Мефодия были изгнаны из славянских земель, славянское богослужение было запрещено и строго преследовалось, запрещалось посвещать в сан священника таких лиц, которые знали только славянский язык; наконец, на соборе, бывшем в 925-м году в городе Фессалониках, на родине св. Кирилла и Мефодия, сам Мефодий был объявлен еретиком. Папы стали открыто покровительствовать тем государям, которые преследовали славянское богослужение, и стали давать княжеские и королевские короны только тем правителям, которые соглашались всеми мерами распространять одну латинскую веру. Такими путями были отторгнуты от православия и приведены в латинство Поляки, Чехи, Далматы, Хорваты и другие западные славянские народы, которые прежде совершали богослужение на родном славянском языке и исповедовали веру Христову по правилам, завещанным апостолами и вселенскими соборами.

В это-то тяжелое для Славян и православия время обращается из язычества в христианство многочисленное и могучее славянское племя – Русское, и принимает оно веру Христову от Греков, от Константинополя, а не от Рима. Благодаря трудам святых Кирилла Мефодия, Русские, сделавшись христианами, получили возможность сряду же прочно утвердиться в новой вере при помощи священных книг, написанных славянским языком, и имели с самого начала утешение участвовать в церковном богослужении, совершаемом на родном им наречии. Хотя святые братья, переводя божественные книги, не имели в виду Русских Славян, но в то время все славянские наречия были гораздо более сходны между собою, чем теперь; поэтому язык, на который были переложены божественные книги, был почти одинаково понятен и в Болгарии, и в Моравии, и в Чехии, и в Польше и на Руси. Память святых первоучителей славянских Кирилла и Мефодия, оказавших такое великое благодеяние Русскому народу, празднуется церковью 11-го мая.

Девять столетий прошло с тех пор. Как Русские Славяне приняли православную веру. За это время пал под ударами турок-магометан великий Царьград-Константинополь, указавший нам путь ко спасению. С падением этого города, на нас, Русских, перешла забота о сохранении в чистоте и неизменности истинной веры Христовой, согласно с учением и постановлениями святых апостолов, святых отцов и учителей церкви и вселенских соборов. И мы свято исполняем этот завет древней столицы православия, града св. царя Константина. И будем хранить православное учение во всей его чистоте до тех пор, пока с помощью Божией не произойдет снова «соединение всех», о чем ежедневно молит Господа православная церковь.

Картины к настоящему чтению

(для аудитории):

Чтение I

Явление Христа народу.

Апостол Петр исцеляет хромого.

Избиение св. первомученика Стефана.

Обращение Савла.

Воскрешение Тавифы.

Видение апостола Петра.

Апостол Петр проповедует у Корнилия.

Ангел освобождает Петра из темницы.

Апостолы Петр и Варнава в Листре.

Прощание Павла с Ефессианами.

Апостол Павел у костра на о. Мальте.

Христианские мученики при Нероне.

Лик св. апостола Петра.

Лик св. апостола Павла.

Лик св. Иоанна Богослова.

Лик св. епископа Климента.

Xристианские мученики в Колизее.

Мученическая кончина св. Игнатия.

Св. Поликарп на костре.

Богослужение в катакомбах.

Звездный крест «Сим победиши».

Вселенский собор в Никее.

Св. равноапостольная царица Елена.

Воздвижение креста Господня.

Вид Константинополя.

Св. равноапостольный царь Константин.

Чтение II

Черный камень Кааба в Мекке.

Св. Афанасий Великий.

Св. Василий Великий.

Св. Григорий Богослов.

Св. Иоанн Златоуст.

Проповедь Иоанна Златоуста.

Кончина Иоанна Златоуста.

Римский папа.

Вид Фессалоник.

Св. Кирилл и Мефодий проповедуют Славянам.

Спор Кирилла и Мефодия с папскими священниками в Венеции.

Обретение мощей св. Климента.

Папа встречает Кирилла и Мефодия.

Папа возлагает славянское Евангелие на престол.

Церковь св. Климента, внутренний вид.

Лик св. Кирилла и Мефодия.

Картины эти могут быть приобретены у поставщиков Комиссии

в С.-Петербургской Мастерской учебных пособий и игр. С.-Петербург, Троицкая ул., д. № 11.

* * *

1

В восточной части Средиземного моря, у берегов Малой Азии.

2

Город Миры – в провинции (области) Ликия, в Малой Азии.

3

Александрия – город в Египте.


Источник: Издание учрежденной, по Высочайшему повелению, Министром Народного Просвещения Постоянной Комиссии по устройству народных чтений. С изображением. Издание четвертое. С.-Петербург. Товарищество «Печатка С.П. Яковлева». Невский пр., 132. 1896г. От С.-Петербургского Духовного Цензурного Комитета печать дозволяется. С.-Петербург, 11 июня 1896 года. Цензор Архимандрит Мефодий.

Вам может быть интересно:

1. Беседы на воскресные и праздничные чтения из Апостола. Часть 1 архиепископ Евсевий (Орлинский)

2. Толковый Апостол. Часть III. Объяснение последних семи посланий святого Апостола Павла епископ Никанор (Каменский)

3. Почему вера апостолов в Воскресение не могла быть заимствована у других религий? Сергей Львович Худиев

4. Благовестие св. апостола Павла по его происхождению и существу. Книга 2 профессор Николай Никанорович Глубоковский

5. Записки на Послание к Ефесянам протоиерей Иоанн Скворцов

6. Соборные Послания Апостола любви св. Иоанна Богослова на славянском языке и русском наречии протоиерей Андрей Полотебнов

7. Послания святого апостола Павла по основным спискам четырех редакций рукописного славянского Апостольского текста с разночтениями из пятидесяти одной рукописи Апостола XII-XVI вв. Выпуск 1 профессор Григорий Александрович Воскресенский

8. Обозрение посланий св. апостолов. Выпуск третий. Послания св. ап. Павла к Ефесеям, Филиппийцам, Колоссянам, Солунянам, к Тимофею, Титу, Филемону и к Евреям. Апокалипсис Николай Петрович Розанов

9. Хождение св. апостола и евангелиста Иоанна Богослова Николай Петрович Лихачёв

10. Священная история Нового Завета протоиерей Михаил Соколов

Комментарии для сайта Cackle

Ищем ведущего программиста. Требуется отличное знание php, mysql, фреймворка Symfony, Git и сопутствующих технологий. Работа удаленная. Адрес для резюме: admin@azbyka.ru

Открыта запись на православный интернет-курс