Библиотеке требуются волонтёры

преподобный Никодим Святогорец (Калливурцзис)

Песнь 1. Ирмос:

Крест начертав Моисей впрямо жезлом, Чермное пресече Израилю пешеходящу: тойже обратно, фараоновым колесницам ударив совокупи, вопреки написав непобедимое оружие. Тем Христу поим Богу нашему, яко прославися.

Толкование

Пророк Моисей был творцом первой песни (которую он написал в 15 главе книги Исход после того, как Евреи перешли Чермное море1, а Египтяне и Фараониты потоплены были в нем). Поэтому и песнопевец Косма заимствует настоящий ирмос от той песни и говорит, что оный боговидец (Моисей) начертав2, т. е. предызобразив символически и прообразовав крест, прежде всего ударом жезла провел прямую и ровную линию по поверхности Чермного моря и таким образом рассек его Израилю пешеходящу, т. е. для Израильского народа, который был пешим, иначе сказать, перешел его пешком и босыми ногами, не замочив их.

Тем же самым жезлом своим Моисей, повернув его, ударив косвенно (ибо это обозначает слово: обратно) по Чермному морю, после того как его перешли Израильтяне, и таким образом соединил две рассеченные части его. Почему же он так поступил с колесницами Фараоновыми или против колесниц и повозок царя Фараона? Потому что Фараон преследовал Израильтян, чтобы захватить их. Тотчас же после того как по морю сделан был второй удар и море соединилось, оно потопило Фараона и все войска его. Этим прямым и вместе поперечным ударом жезла Моисей и чувственно начертал, или изобразил на поверхности моря непобедимое оружие христиан, т. е. Крест. Ибо крест состоит из двух дерев: прямого, ровного и поперечного3. Поэтому, говорит он, и мы хвалящиеся Крестом христиане, воспоем песнь Христу Богу нашему, подобно тому как и тогда Моисей со всеми мужами и Мариам со всеми женами пели ту первую победную песнь, после того как перешли немокренно Чермное море. Ибо тогда, сказано, «воспе Моисей, и сынове Израилевы песнь сию: поим Господеви, славно бо прославися» (Исх. 14, 32; Исх. 15, 1).

Усматривай же, читатель, мудрость и разум божественного Космы. Он применил и этот ирмос к первой Моисеевой песни, из которой заимствовал его; и в то же время не уклонился от цели, – прославления Креста, предлежавшей ему. Взяв из первой песни, с одной стороны, жезл Моисеев, а с другой, – Чермное море, одним этим уже сохранил приличествующее и первой песни и празднику Креста. Подобно тому как тогда Моисей жезлом своим рассек Чермное море, так впоследствии и новый Моисей, Христос Господь, собственным жезлом своим т. е. честным Крестом, о котором Давид сказал: «жезл правости, жезл Царствия Твоего» (Псал. 44, 7), этим самым, говорю, жезлом рассек грех, который представляется красным и кровавым по Писанию; ибо убийц и грешников Давид именует мужами кровей (Псал. 35, 24). А пророк Исаия еще яснее свидетельствует об этом, говоря: «аще будут греси ваши яко багряное,» (т. е. как цвет морской соли, склоняющийся к белому на вид) «яко снег убелю», т. е. сделаю их гораздо более белыми: «аще же будут, яко червленное», т. е. как цвет кровавый и темный, «яко волну убелю» (т. е. менее убелю) (Ис. 1, 18).

Итак, Христос, рассекши жезлом Креста своего красный грех, нас, новых Израильтян, следующих Ему, переправил в пустыню греха, т.е. в бесстрастие. Фараона же, т. е. сатану, и бесовские колесницы его и тристатов потопил. Колесницами сатаны называются демоны не как имеющие что-нибудь приличное и благопристойное, ибо все дела демонов не благопристойны и не приличны, но их называют колесницами за их гордость и надменность, от которых они ниспали с небес. Тристатами же именуются демоны, потому что воюют с тремя (tria) частями души человеческой, т. е. с желающей, чувствующей и рассуждающей, по толкованию Птохопродрома4.

Не только самый этот ирмос песнопевец применил к празднику Креста, но и заключительный его конец: тем Христу поим Богу нашему, яко прославися. По мнению Птохопродрома поим Христу Богу нашему, яко прославися, сказано в том смысле, что Он распялся. Ибо если слава Христа есть и называется крест, то стало быть и выражение «распяться» можно заменить выражением «прославиться». Поэтому и Господь, идущий на крестное страдание, говорил: «Ныне прославися Сын человеческий» (Иоан. 13, 31). Но крест называется не только славою Христа, а и начальством, как написано у Исаии: «Егоже начальство бысть на раме Его» (Ис. 9, 6), что толкуя, Григорий Богослов говорит: «ибо с крестом совозвышается» (слово на Рождество Христово), т. е. крест, который нес Господь на Своих раменах, стал для Него начальством, т. е. властью. Ибо дадеся Ми, говорит сладчайший Иисус после страдания Своего и воскресения, «дадеся Ми всяка власть на небеси и на земли» (Матф. 28, 185.

Кто-либо пожалуй спросит, почему Богослов не сказал, что Христос на кресте возвышается, но: «совозвышается»? Ибо так и Иоанн Дамаскин сказал во 2 гласе: на кипарисе, яко благоволил еси, и на певге и кедре плотию совоздвизаем. Решая этот вопрос, Зонара в толковании вышеприведенного тропаря говорит: не сказал: возвышаемый (прибавь и поднимаемый), но «плотию» совоздвигаем (и с крестом поднимаемый), ибо когда плоть Слова возвышается и страждет на кресте, то само Слово представляется возвышающимся и с плотию совозвышаемым, усвояя себе принадлежащее плоти, так как после воплощения становится уже едина ипостась Слова и плоти. С другой стороны, когда Божество Его проявлялось и просияло бывшими во время страдания чудесными знамениями, то крест Слова служил Ему славою и возвышением, не потому, что Оно приняло большую славу, а потому, что в нас возрастает возвышается слава Его совершающимися в кресте чудесами. На кипарисе же, на сосне и кедре сказал, т. е. в древе крестном; ибо оно, говорят, составлено было из этих трех древ. И Кирилл Александрийский, толкуя вышеупомянутое изречение пророка Исаии, говорит, что «по-видимому пророческая речь словом: рамо хочет указать на силу, потому что вся сила наша в мышцах и плечах. Итак, Христос начальствует над всей поднебесной Своею силою; ибо Он есть сила Бога и Отца.

Какую же душеполезную мысль можешь ты, возлюбленный, приобрести от сего ирмоса? Слушай: море Чермное есть настоящая жизнь. Египтяне же и Фараониты суть злые демоны. Ветры, возмущающие эту жизнь, суть приражения хульных, постыдных и лукавых помыслов, которыми демоны смущают трехчастный состав нашей души, именно: ум, волю и сердце. Волны же этого моря суть разнообразные искушения, обстояния и скорби, сопровождающие жизнь сию. Поэтому, если ты, возлюбленный, ухватишься как за сильное оружие за крест Господень, то можешь безопасно проводить жизнь сию, потопить и истребить мысленных Египтян и Фараонитов – демонов, когда они преследуют тебя и ведут войну с тобою. Отсюда, ли ты, брат, заколдован каким-нибудь злым человеком, то не бойся. Сотвори знамение честного креста, и разрушится демонское чародейство. Так утверждает Афанасий Великий, говоря: «крестным знамением всякое волхвование прекращается» (Слово о воплощении Слова Божия). И блаженный Епифаний: «где есть имя Христово и печать креста, там не имеет власти сила чародеяния» («Против ересей» I кн.). Если воюют против тебя враги – демоны с помощью какого-либо греха, то не страшись, но запечатлей себя крестным знамением, как советует тебе это делать божественный Златоуст, говоря: «если ты веруешь (в Бога), то запечатлей себя (крестным знамением) и скажи: я имею только это одно оружие, это лекарство; другого не знаю» (Беседа 8 на посл. к Колос.) Но если и дитя твое страждет и немоществует, то запечатлей его образом живоносного креста, и ничего больше ему не делай, по совету того же Златоречивого: «ничем иным не должно окружать дитя, как только охраною креста» (Беседа 12 на перв. посл. к Коринф.). И опять тот же Златоречивый убеждает родителей, чтобы они с первого возраста детей своих научали делать крестное знамение; и прежде чем дети могут сами сделать это, пусть родители держат руки детей своих и изображают на челе и на всем теле их» (Слово 13 на перв. посл. к Коринф.). Вообще говоря, во всех обстоятельствах, когда он (демон) следует за тобою, не бойся, но делай крестное знамение, и избавлен будешь. Ибо так и древние христиане постоянно делали на себе крестное знамение и, так привыкши, уже не нуждались, чтобы кто-нибудь напоминал им об этом, как свидетельствует тот же Златоуст: «Многие установились в своей привычке запечатлевать себя, и уже не нуждаются в напоминающем» (Беседа 7 на втор. посл. к Тимоф.).

Тропарь 1

Образ древле Моисей пречистыя страсти в себе самом прообрази, священных среде стоя: крест же вообразив, простертыми победу дланми воздвиже, державу погубив Амалика всегубителя: тем Христу поим, Богу нашему, яко прославися.

Толкование

И этот тропарь песнопевец заимствовал из книги Исход, как и вышеприведенный ирмос. Ибо, слыша Павла, говорящего, что ветхозаветный закон имел тень и прообраз таинств новозаветной благодати: «сень бо имый закон грядущих благ» (Евр. 10, 1), он представляет иносказательно и в переносном смысле повествования Ветхого Завета в отношении к Новому Завету Евангелия. Поэтому и говорит, что в древности пророк Моисей предызобразил в себе самом образ пречистого страдания Владыки Христа. Как и каким образом? Священных среде стоя, то есть как Моисей стоял среди тех священных мужей, разумею Аарона, брата его и Opa6: так и Владыка Христос страдал на кресте, находясь среди двух разбойников. С другой стороны, сотворив на себе образ креста, он крестообразно распростертыми руками воздвигнул трофей7 в знак победы. Ибо посредством этого крестообразного распростертия рук он упразднил силу оного всегубителя и разрушителя царя Амалика, который вел войну против Израильского народа и не допускал его переходить и вступить в землю обетованную, как об этом повествует сама история в 17 главе книги Исход. Поэтому, говорит, мы христиане, взирая на образ креста, славный и побеждающий, еще и в тени Ветхого Завета, воспоем победную и торжественную песнь Христу Богу, который даровал столь великую силу дара самому ветхозаветному образу креста, почему и прославляется. Поэтому и божественный Григорий Фессалоникийский в слове своем на поклонение кресту излагает глубокую мысль, говоря: «крест Христов предвозвещаем и предызображаем был таинственно от родов древних, и никто никогда не примирялся с Богом без силы креста»... И как несмотря на то, что еще не было человека греха, сына беззакония, т. е. антихриста, возлюбленный Христу Богослов говорит: «и ныне», возлюбленные, «антихрист» есть (I Иоан. 2, 18): так и крест был уже в предшествующие времена, прежде нежели совершилось крестное страдание. Ибо великий апостол Павел, яснее научая нас тому, что антихрист, и не пришедши еще, пребывает между нами, говорит, что «тайна» его «деется» в нас (2Сол. 2, 7). Так и крест Христов, не быв еще в действительности, был между праотцами, ибо тайна его действовала между ними. Затем приводит примеры Авеля, Сифа, Эноха, Ноя, Авраама, Исаака, Иакова и прочих праотцов и пророков».

Кто-либо может спросить, на каких колесницах Израильтяне сражались с Амаликом и его войсками, когда никаких колесниц не имели по выходе из земли Египетской? Иосиф с блаженным Феодоритом на этот вопрос отвечают так: когда Чермное море выбросило Египтян на берег с их колесницами, тогда Евреи, расхищая добычу, взяли себе их колесницы и пользовались ими во время войны.

Какую же мысль выводишь ты, возлюбленный читатель, из этого тропаря? Назидательную по истине и душеполезную. Потому что как Моисей тогда, доколе держал руки поднятыми высоко, в виде креста, одерживал победу Израильский народ над Амаликом; когда же опускал их вниз, побеждал Амалик: «и бысть, егда воздвизаше Моисей руце, одолеваше Израиль: егда же опускаше руце, одолеваше Амалик» (Исх. 17, 11): так и ты ныне, доколе имеешь руки крестообразно поднятыми для молитвы, одолеваешь мысленного Амалика, – дьявола, который воюет с тобою и не допускает тебе перейти и войти в горний Иерусалим; когда же по небрежности опускаешь руки твои и разрушаешь победительный образ креста, тогда побеждается, согласно мнению Василия Великого, внутренний наш Израиль, т. е. проницательный наш разум: потому что слово «Израиль» значит «ум, видящий Бога». – Посему и пророк Давид прежде делал и впоследствии апостол Павел заповедует нам поднимать руки, когда молимся. Для чего? – Чтобы запечатлевать на себе самих в молитве победный образ креста. Именно первый говорит: «воздеяние руку моею, жертва вечерняя» (Псал. 140, 2). Второй же увещевает: «хощу убо, да молитвы творят мужие на всяком месте воздеюще преподобныя руки» (I Тим. 2, 8). Вот причина, по которой Церковь Христова придумала седалища в храме, очевидно для того, чтобы молящиеся христиане, упирая руки на боковые их стороны (ибо невозможно во все протяжение молитвы в церкви иметь руки поднятыми), образовали собою в молитве честной крест, подобно тому, как и Моисей тогда образовал его, доколе имел руки свои простертыми вверх8.

И так, силою честного креста и молитвою. действующею воздеянием рук, можешь и ты, брат, победить мысленного Амалика – дьявола, о котором написано: «начало языков Амалик и семя их погибнет» (Числ. 24, 20). Какие же это народы, которых началом оказывается дьявол? Это множество демонов, подчиненных дьяволу. А что это за семя Амалика и демонов? Это – грех и все страсти, которые произвел дьявол и подчиненные ему демоны, как-то: себялюбие, самомнение, надменность, чревоугодие и проч. Поэтому мудрый Нил сказал: «начало язычников Амалик, а начало страстей – чревоугодие». Итак не бойся, христианин, мысленного Амалика и его невидимой брани! Нет! Ибо тайною силою креста воюет с ним Христос и не дает ему победить, помогает и тебе, ведущему войну против него, и делает тебя победителем его, как написано: «рукою тайною ратует Господь на Амалика от рода в род» (Исх. 17, 16). Ободряет же тебя и Григорий Богослов словами: «Если таким образом выйдешь из Египта, то Амалик будет завоеван тобою, не только оружием, но и воинственными руками праведников, изображающими молитву и вместе непобедимый трофей креста».

Тропарь 2

Возложи Моисей на столпе врачевство, тлетвориваго избавления и ядовитаго угрызения, и древу, образом креста, по земли пресмыкающагося змия привяза, лукавный в сем обличив вред; тем Христу поим, Богу нашему, яко прославися.

Толкование

Историю этого тропаря песнопевец заимствовал из двадцать первой главы книги Числ, где говорится, что Бог послал на Еврейский народ змей и умерщвлял его, ибо он, малодушествуя, возроптал на Бога. Поэтому Моисей, воткнув в землю прямое дерево, поставил на нем поперечно медного змия, на которого взирая, те из Евреев, которые были укушены, не умирали. Эту-то историю применяя к празднику Воздвижения креста, песнопевец говорит, что пророк Моисей поставил высоко на столпе, т. е. на вбитом прямо в землю дереве. Что поставил? – врачевство, т. е. медного змия, как врачебное средство, которое разрушало и исцеляло тлетворное смертоносное оное укушение змей. Итак, этим деревом, поставленным в образ прямого древа креста, Моисей пригвоздил чувственного змия, пресмыкающегося по земле вследствие проклятия, которое он получил изначала от Бога, сказавшего ему: «на персех твоих и чреве ходити будеши, и землю снеси вся дни живота твоего » (Быт. 3, 14). Каким же образом пригвоздил Моисей живого змея? – Тем, что восторжествовал над ним, что публично и перед всеми показал мертвым и бессильным его пагубное действие, т е. вред, который он причинял Евреям. Каким же средством уничтожил он этот вред? Посредством медного змия, которого повесил на том дереве, не прямо, но поперек (ибо это значит косвенно), и таким образом представил вид совершенного креста. Потому что из двух, т. е. из прямого дерева, вбитого в землю, и медного змия, поперек подвешенного к верху его, составился совершенный образ и вид креста. Поэтому-то он оказался впоследствии и целебным для укушенных змеями, как утверждает это Священное Писание: «и сотвори Моисей змию медяну, и постави ю на знамени: и бысть егда угрызаше змия человека, и взираше на змию медяну, и оживаше» (Числ. 21, 9)9.

И тебе, христианин, полезен нравственный смысл этого тропаря. Ибо, как тогда чувственные змеи угрызали и ядом губили Евреев, так и ныне уязвляют тебя мысленные змеи, т. е. злые демоны, которые никогда не ходят прямо, а всегда пресмыкаются по земле и земному, как и чувственный змий. И не только это делают, но и стараются, мерзкие, увлекать и нас к себе. Какой же яд этих мысленных змей? – Грех и страсти. Как они кусают тебя? – Посредством приражения лукавых, постыдных и хульных помыслов и просто посредством гнева и похоти.

Поэтому, брат, когда демоны угрызают тебя приражением какого-либо греха, тотчас прибегай к кресту Христову и, взирая на пригвожденного к нему Господа, взывай с теплою верою о помощи Его; и будь уверен, что Он тебе поможет и не попустит тебе умереть с намерением или совершением этого греха. Ибо тот медный змий был прообразом распятого Христа, по объяснению Кирилла Александрийского, блаженного Феодорита, Григория Нисского и Севириана, а лучше сказать, по учению Самого Владыки Христа, сказавшего о Себе: «якоже Моисей вознесе змию в пустыни, тако подобает вознестися Сыну человеческому: да всяк веруяй в Онь не погибнет, но имать живот вечный» (Иоан. 3, 14. 15). Ибо как медный змий имел образ змеи, но не имел яда змеиного, так и Господь имел тело человеческое, но не имел и греха человеческого. Потому и апостол Павел сказал: «Бог Сына Своего посла в подобии плоти греха и осуди грех во плоти» (Рим. 8, 3). Исаия же говорит: «Он греха не сотвори» (Ис. 53, 9). Григорий Богослов уразумел здесь следующий глубокий и удивительный смысл. Он утверждает, что тот медный змий был не образом распятого Христа, а противообразом, т. е. образом противным Христу, иначе говоря, он был прообразом мысленного змия, – дьявола. А недоумевающим о том, каким образом этот змий спасал и исцелял взиравших на него, если он был противообразом Христа и прообразом дьявола, отвечает Богослов и говорит, что змий тот исцелял взиравших на него; но каких? – тех, очевидно, которые веруют, что дьявол, представляемый под образом змия, уже не живет, а умерщвлен от распятого Христа, – и уже сам умертвил подчиненных ему демонов. Вот подлинные слова святого отца: «медный змий повешен против угрызающих змей не как прообраз пострадавшего за нас, а как противообраз; и спасает взирающих на него в уверенности, что он больше не живет, но умерщвлен и, погибая, чего и достоин был, умерщвляет вместе с собою и подвластные ему силы» (Слово на Пасху). Поэтому и ап. Павел согласно пишет: «совлек» (Господь) «начала и власти, изведе в позор дерзновением, победив» (или сделав бессильными) «их» (демонов) «на нем» (т. е. на кресте) (Кол. 2, 15)10. Принести может тебе, брат, пользу и такой смысл. Именно, если и ты несомненно веруешь, что дьявол умерщвлен и остался бездушным, как тот медный змий силою распятого Христа, то с такою верою ты не будешь страшиться нападений, которые производит на тебя проклятый, но будешь презирать его как муравья, и считать за ничто все его коварные замыслы. Ибо вся причина, по которой дьявол подчиняет тебя своей власти, состоит в отсутствии у тебя твердой веры в то, что Христос умертвил его крестом и смертию Своею, и в том, что ты боишься его, как будто бы имеющего какую-либо силу. Поэтому-то Давид умолял Бога избавить его от такого страха врага – дьявола, говоря: «от страха вражия изми душу мою» (Псал. 63, 2)

Григорий Нисский (в «Жизни Моисея») заметил две вещи в истории настоящего тропаря, полезные душе твоей, возлюбленный читатель. Во-первых, что ты, устремляя твой взор на крест и на пригвожденного к нему Христа, должен считать себя мертвым и распятым для мира и земных предметов и неподвижным ко всякому греху; и во вторых, что искушения змей излечимы, т. е. злая смерть грешника не совершится над тобою, если ты будешь взирать и уповать на крест и распятого Господа. Змеи же, т. е. злые демоны, или похоть плоти, воздвигающаяся против духа, не совсем исчезают, а остаются и после распятия Господня на кресте и после крещения, по двум причинам: во-первых, для углубления подвига и испытания тебя христианина и как основание к получению больших наград, а во-вторых, чтобы ты, зная, что враги твои живы и воюют против тебя, не спал и не был беззаботным, а действовал и был внимателен всегда, опасаясь, чтобы не уязвили тебя внезапно мысленные змеи – демоны нападениями греха и чтобы врожденная похоть плоти не восставала неожиданно против души твоей и не подстрекала тебя ко греху. К тому, чтобы мы бодрствовали, побуждает нас верховный апостол Петр, говоря: «трезвитеся, бодрствуйте, зане супостат ваш диавол, яко лев рыкая ходит, иский кого поглотити» (I Петр. 5, 8).

Тропарь 3

Показа небо креста победу, благочестия держателю и царю богомудру, врагов в нем же злосердных низложися свирепство, лесть же превратися, и вера распростреся земным концем божественная: тем Христу поим, Богу нашему, яко прославися.

Толкование

После того, как в трех вышеприведенных тропарях Песнопевец сообщил нам истории из Ветхого Завета и весьма искусно применил их к празднику Воздвижения креста, теперь, в этом последнем тропаре, приводит одну новую историю, подходящую к тайне креста, и полагает как печать и золотой венец и украшение этой первой песни. Эта история заключается в том, что когда Константин Великий вел войну с Максентием тираном, увидел, вместе со своими воинами, на небе, в полуденный час, столб света в виде креста, на котором были написаны и слова: en toutf nica («им побеждай»), т. е. силою его победишь. Поэтому, сделав знамя или штандарт наподобие явившегося креста11, воевал с Максентием и недалеко от Рима на так называемом Волвием или Молвием мосту победил его и его войска, бывшие числом во 190 тысяч (см. Церковную Историю Мелетия том 1, стр. 299).

Божественный Косма говорит, что небо показало Константину Великому, благочестивейшему самодержцу и богомыслящему царю, победительный трофей и знамение креста. Силою этого явившегося креста натиск и надменность чувственных и неприязненных врагов Константина были побеждены; прелесть же нечестия и идолослужения исчезла из мира, а с другой стороны, божественная вера Христа и благочестие распространились по четырем частям земли т. е. по востоку, западу, северу и югу. Потому Христу воспоем...

Обрати внимание, читатель, на мудрость священного песнопевца. По мнению Птохопродрома, песнопевец не ограничился показанием образа креста Господня в одной только или двух стихиях, но в четырех зараз. В ирмосе посредством чуда Чермного моря показал он прообраз креста в стихии воды; в первом тропаре – в стихиях земли и воздуха: ибо когда Моисей стоял с простертыми по образу креста руками, ноги его находились на земле, а руки в воздухе. Подобным образом то же самое показал он и во втором тропаре, когда дерево, составляющее прямое древо креста, было в земле утверждено, а медный змий, поставленный на нем, находился в воздухе. В этом же третьем тропаре показывает крест на небе, которое есть стихия эфира, т. е. огня и света. Итак, посредством этих четырех стихий показывает, что образ креста находится во всей твари и содержит весь мир; ибо мир сам весь основан на образе креста, так сак крестообразно расположенными оказываются четыре части мира: восток, запад, север и юг. Поэтому и первый человек Адам (Adam), долженствовавший населить и наполнить мир, именовался крестообразно четырьмя стихиями (буквами), обозначающими вышеупомянутые четыре части мира: буква A обозначает anatolh (восток), буква D – dusiV (запад), – A – arctoV (север), M – meshmbria (юг). Так истолковала имя Адама одна из пророчиц – Сивилл.

Обрати же внимание и на то, что сей мудрый песнопевец применил историю вышеупомянутых тропарей не только к образу креста, но и к празднику Воздвижения креста; ибо это составляет основание настоящего канона. Так и в ирмосе указывается на возвышение креста: «простре Моисей руку на море» (Исх. 14, 21). И в первом и во втором тропарях указывается на воздвижение креста простиранием рук Моисея и поставлением на высоту медного змия. Подобным образом и в третьем тропаре указывается на воздвижение креста образом cero последнего на небе и на знамени Константина. И так как все истории в трех тропарях и ирмосах содержат победу над врагами, то поэтому и блаженный Косма теми же победными песнями украсил все четыре, говоря: тем Христу поим, Богу нашему, яко прославися; или вернее сказать, божественный Косма имеет обычай в большей части своих канонов применять ко всем тропарям каждой песни один и тот же конец (который именуется и эподом), характеризующий эту песнь.

Применим и к тебе, брат, смысл этого тропаря. Ибо как царю Константину – образ креста был дан для того, чтобы он побеждал и ниспровергал чувственных врагов, так и тебе дан тот же образ креста, чтобы ты побеждал и ниспровергал трех своих мысленных врагов: мир, плоть и миродержителя дьявола. Будь же внимателен, возлюбленный; и когда ведешь войну с упомянутыми выше врагами твоими и побеждаешь их, приписывай всю победу силе креста и пригвожденного ко кресту Христа; и несомненно Бог сделает победу над врагами твоими сильнее камня, как обещает чрез Иезекииля: «крепчае камене дах прю твою» (Иезек. 3, 9). Но если ты будешь чрезмерно гордиться и победу над врагами твоими припишешь не силе креста, а своей собственной силе, то горе тебе! Знай, что Бог отнимет у тебя силу твою, и таким образом окажется, что победа отойдет от тебя и ты будешь произносить плачевное изречение Иеремии: «и рех: погибе победа моя» (Плач. 3, 18).

Итак, две вещи необходимы тебе, брат мой, христианин. Во-первых, непрестанно вести войну и побеждать страсти и врагов своих; ибо если их победишь, то будешь сидеть и ты вместе с Иисусом Христом на престоле славы и царствия Его, как Он обещает в священном Апокалипсисе: «побеждающему, дам ему сести со Мною на престоле Моем, якоже и Аз победих и седох со Отцем Моим на престоле Его» (Апок. 3, 21). Если же не ведешь войны и не побеждаешь своих страстей, то знай, что не получишь венца от Бога. Ибо Василий Великий говорит: «кто спя воздвиг трофей? или проводя время в наслаждениях и игре на флейте, украсится венцем? Конечно никто». Во-вторых, когда воюешь со страстями своими и побеждаешь их, то прилично всю причину победы приписывать кресту и распятому Христу, как мы сказали выше, потому что всякая победа, особенно же такая мысленная и духовная, не приобретается множеством телесной силы, или с помощью чувственных колесниц, как свидетельствуют об этом книги Маккавейские: «не во множестве воев одоление» (I Мак. 3, 19), и еще: «не оружием победа» (2Мак. 15, 21). Но приобретается она верою и силою креста и Иисуса Христа. Ибо сказано: «кто есть побеждаяй мир, токмо веруяй яко Иисус есть Сын Божий?» (I Иоан. 5, 5); и еще: «сия есть победа победившая мир, вера наша» (I Иоан. 5, 4). Выражая это в виде общего положения, скажем так: те христиане, которые побеждают страсти и дьявола, силою креста и кровию Христа побеждают их. Посему и сказано в Апокалипсисе, что «победиша его», мысленного змия, «кровию Агнчею» (Откр. 12, 11). Поэтому и после победы таковые должны говорить следующие слова Давида к Богу: «Тебе Господи, величество, и слава, и одоление, и крепость» (1Пар. 29, 11).

* * *

1

Заметь, что море близ Египта получило название Чермного (Eruqra) или от Эрифра, первого обитателя той страны, или же потому, что дно этого моря и берега – красные (eruqroV по-гречески значит «красный», по-славянски «чермный»), вследствие чего чрез отражение и вода на поверхности моря кажется красною.

2

Двоякое значение имеет глагол: carattw «начертываю», по мнению Птохопродрома: или «чувственно провожу черту: или «чувственно провожу черту как, например, говорим: «он начертал письмо», или «прообразую», как, например, купина (в Ветхом Завете) предначертала Богоматерь.

3

Заметь, что в Священном Писании не говорится, что Моисей во второй раз ударил море жезлом поперек; но песнопевец об этом заключает и, может быть, на основании предания. Согласно божественному Косме говорит то же и единодушный с ним Иоанн Дамаскин в ирмосе гл. 8 Октоиха: «Колесницегонителя Фараоня погрузи, чудотворяй иногда Моисейский жезл, крестообразно поразив и разделив море». Но Косма говорит, что Моисей начертал крест поперечным ударом, который он во второй раз сделал, между тем как Дамаскин не говорит о втором ударе. Как же говорит он, что «крестообразно» поразил море? Одним ударом не образуется крест. Предлагая такой вопрос, мудрый Зонара, в толковании вышеупомянутого ирмоса, решает его совершенно верно, говоря, что не без основания божественный Иоанн Дамаскин о прямом ударе жезла сказал: «крестообразно» поразил море; потому что древние прямо вбиваемые в землю деревья (в простонародье называемые колья) именовали крестами (staurouV). Так, например, в книге Есфирь говорится, что повесили Амана на том прямом дереве, которое он приготовил, чтобы распять на нем Мардохея «и стоит в дому Аманове (дерево) возвышено на лакоть пятьдесят. И рече Царь: да повесится (Аман) на нем" (Есф. 7, 9). Так и Иосиф (Флавий) в Археологии рассказывает эту историю; и Дион, написавший Римскую историю, повествуя о войне Римлян с Карфагенянами, сообщает, что один Римский император, называемый Нероном, сделав нападение на Карфагенян, победил их, и когда их полководец пал, Нерон распял его на кресте, т.е. выставил на вбитом в землю дереве голову его.

4

Василий же Великий Чермное море принимает за прообраз Крещения. Крещение, по его мнению, есть красное алое, ибо оно означает кровь и смерть Христову, как говорит ап. Павел: «Елицы во Христа крестихомся, в смерть Его крестихомся» (Рим. 6, 3). В крещении, следовательно, Господь, умертвив мысленного фараона и его лукавую силу и в потоках Иордановых потопив их, освободил истинного Израиля от рабства ему. Прообразом крещения принимает Чермное море и ап. Павел, говоря: «и вси в Моисеа крестишася во облаце и в мори» (1Кор. 10, 2). См. и толкование в нашем «Вертограде благодати», недавно отпечатанном.

5

Отсюда и Исихий, толкуя слова: «с Тобою начало в день силы Твоея» (Псал. 109, 3), под началом разумеет крест Христов, так как в нем побежден князь и властитель вселенной. «День же силы» значит второе пришествие Господне и суд, когда вместе с Христом окажется там и крест по слову Писания: «тогда явится знамение Сына человеческаго на небеси» (Матф. 24, 30).

6

Ор, по мнению Кирилла Александрийского, был судиею неподкупным. По Иосифу же (гл. 2, 3 кн. Археологии) Ор был муж Мариамы, сестры Моисеевой, хотя Григорий Нисский, в Слове о девственности, говорит, что эта Мариама осталась девой; ибо в Священном Писании ничего не говорится, была ли она замужем, или нет.

7

Трофей (tropoaon), по изъяснению схолиаста на Аристофана, устраивался так: когда кто-нибудь обращал в бегство и побеждал врагов своих, то ставил камень, или устраивал стену, на которой записывал победу, одержанную над врагами, чтобы и потомки видели и вспоминали о ней. Такая стена или камень назывался трофеем от греческого глагола trepw – обращаю, ибо побежденные враги обращались в бегство. Зонара в толковаиии 3 гл. Октоиха так говорит: «был древний обычай давать победившим неприятелей какой-нибудь знак, который, будучи поднят, делал известными победителей. Этот знак назывался трофеем, как символ поражения неприятелей, обратившихся назад и предавшихся бегству, чтобы в бегстве найти спасение. Трофеем же Господним и знамением победы Его над дьяволом был также крест, который Он, идя на страдание, нес на плечах; ибо пригвожденный к нему Владыка и умерший победил смерть, от ада и смерти восстав». И Златоуст добавил: "совлек, – говорит апостол Павел, – начала и власти, изведе в позор дерзновением, победив крестом» (Кол. 2, 15). Много знамений победы, говорит он, имеет трофей: добыча висит высоко, на кресте. Ибо как храбрый царь, победив в самой жестокой войне, броню, щит и оружие тирана и побежденных воинов ставит на высоте, в виде трофея, так и Христос, победив в войне с дьяволом, все оружие его, смерть, проклятие, повесил на вершине креста, как бы на трофее, чтобы все видели трофей: горние силы на небесах, дольние люди на земле и самые лукавые демоны побежденные» (Слово во имя Свят. Гроба и Креста, том 5).

8

Тело Моисея с головы до ног, прямо стоящее, изображало прямое древо креста. Обе же руки его простертые изображали поперечное древо креста. Оттого и Григорий Нисский глубоко и изящно объясняет иносказательно о кресте известное Евангельское изречение: «иота едина, или едина черта не прейдет от закона»(Матф. 5, 18). Ибо он так говорит: «для людей истинно могущих созерцать, в законе особенно созерцается тайна креста. Поэтому и говорит Евангелие, что из закона ни одна иота, ни одна черта не проходит мимо, обозначая чрез сказанное поперечную линию и прямо опущенную линию, с помощью коих начертывается образ креста, тогда и в Моисее видимый, который вместо закона мыслится и становится для видящих его причиною трофея и победы» (стр. 748 толкование на Пятокнижие). Но не только человек имеет образ креста, а и птицы, когда летают, сохраняют образ креста; также и рыбы, когда плавают; и ткачи крестообразно ткут полотно свое; да и деревья и листья деревьев в большинстве случаев крестообразны (См. о сем предисловие 4 слова Иосифа Вриенния на Распятие во втором томе).

9

Здесь следует заметить, что когда Священное Писание прямо называет змея медным, удивительно, каким образом Александр в Иудейской истории, стр. 195, говорит, что тот змей был золотой и что Израильтяне почитали и поклонялись ему и поэтому царь Езекия низверг его. Это противоречит и Св. Писанию.

10

Феофилакт толкует, что слово «торжество» (JriamboV) употребляется, когда какой-либо царь, возвращаясь с войны против неприятелей своих победителем, со знаками трофея, делает общенародную торжественную процессию и показывает всем побежденных им неприятелей, связанных и пристыженных. поелику же и Господь крестом победил дьявола и его слуг – демонов и воздвиг трофей над ними, то посему как бы пред общенародным зрелищем Греков, Римлян и Иудеев восторжествовал над демонами и показал их побежденными. Самое слово QriamboV ведет свое происхождение от слова Qrion, которое обозначает лист смоковницы, разделенный на три части и поэтому называемый trion и Qrion. Ибо древние, устраивая торжественное шествие, навешивали на себя листья смоковницы и так шествовали. Заметь, что Божественное Писание не говорит ясно, что Моисей на том прямом дереве, которое именует знамением, повесил поперек змею, но это говорит песнопевец по соображению или, быть может, по преданию. Но и все толковники требуют, чтобы под этим знамением (деревом) и змеем разуметь образ креста. И прежде их Сам распятый Господь разумеет это, сказав: «якоже Моисей вознесе змию в пустыни, тако подобает вознестися Сыну человеческому» (Иоан. 3, 14).

11

Мелетий говорит, что после того как Константин Великий увидел крест на небе, ночью явился ему Христос во сне и сказал ему, чтобы он устроил знамя или штандарт по образу явившегося креста и поставил его на свое копье и что, так поступив, он обратит в бегство врагов своих.

Комментарии для сайта Cackle