профессор Николай Иванович Барсов

Раскольничья литература новейшего времени

Содержание

I. «Церковное» проповедничество у раскольников: Сборник раскольнических проповедей, писанных не ранее 1852 года. II. Раскольничья критика сочинений московского митрополита Филарета. – Сочинение о причинах, по которым раскольники уклоняются от «единоверия».  

 

Из сочинений раскольников у нас издано немало, отчасти в полных текстах (сочинения первых расколоучителей – издание братства св. Петра митрополита, в восьми томах, под редакцией профессора Н.И. Субботина; издания Кожанчикова – «История Выговской пустыни», «Три челобитные» и др.), отчасти – в более или менее подробных «описаниях» (книга покойного Александра Б. «Описание некоторых раскольнических сочинений», «Рассказы из истории старообрядчества», Максимова, и др.). Все это – сочинения первых времен раскола. Между тем производительность раскольнической мысли не прекращалась за все время его существования и в последующее время, как оказывается, даже до наших дней. В позднейших произведениях этой литературы аргументация раскола в защиту своих верований видоизменяется и нарастает; кажется ни одно из крупных мероприятий правительства, гражданского и церковного, направленных к возможному примирению раскола с церковью, не осталось без соответственного отклика со стороны раскола, и с этими откликами, по нашему мнению, следует считаться как богословско-научной полемике против раскола, так и правительству, церковному и гражданскому, в том случае, если желают быть на уровне существующей потребности. Не интересоваться современными движениями мысли в расколе (не теми случайными движениями которые подмечаются, а иногда и выдумываются, газетными корреспондентами, но преимущественно теми, которые оформляются в раскольнических письменных произведениях) не только обществу, не только духовной школе, но и церкви и государству, нельзя, как нельзя не сочувствовать усилиям церкви обратить заблуждающихся на путь истины, уже по тому одному, что в этих движениях мысли и в этих письменных произведениях раскола выражается религиозное, а отчасти и социальное, миросозерцание десятков миллионов русских людей, – то миросозерцание, которое обособляет эти миллионы от общего строя гражданского быта нашего отечества и от общего хода культурного его развития.

Руководясь этим соображением, мы предлагаем вниманию читателей довольно подробный анализ трех произведений раскольнической литературы новейшего времени, доселе неизвестных, сопровождая изложение их содержания критическими замечаниями с точки зрения православного учения. Эти три сочинения, сколько нам известно, самые поздние в раскольнической литературе. За исключением знаменитого «Окружного послания», имеющего значение символического вероизложения современной поповщины (значительной ее части), да недавнего (1883 г.) заграничного печатного издания старого раскольнического «Богословия» – знаменитых «Поморских ответов», после нижеследующих трех сочинений в раскольнической литературе, кажется, не появлялось ничего нового.

I. «Церковное» проповедничество у раскольников: Сборник раскольнических проповедей, писанных не ранее 1852 года.

Пред нами рукопись в четвертку, на 326 страниц, привезенная лет двадцать пять тому назад в С.-Петербург из г. Кеми, Архангельской губернии. Столь известное выговское раскольничье письмо, хотя уже и не та превосходная уставная каллиграфия, какая существовала в мужском и женском Выговских монастырях при Денисовых и их ближайших преемниках – Иване Филиппове и других, оканчивая Андреем Борисовым († 1797 г.), дает ясно понять, что это рукопись безпоповщинская, поморского, иначе «даниловского», толка. Видно, что если и не существует уже в настоящее время выговская школа раскольничьих каллиграфов, учрежденная Денисовыми, тем не менее существовавшие в этой школе правила относительно уставного начертания букв и орфографии, равно и способ написания киноварных заглавий, писанных вязью, в которых первая строка – в дюйм или около того шириной, строго выдерживаются раскольничьими каллиграфами и в настоящее время. Упоминание в одной из проповедей (стр.136 на обороте), сказанной при поминовении одной раскольницы, умершей в 1846 г., о том, что эта проповедь произнесена через пять лет после ее смерти, дает понять, что рукопись писана не ранее 1852 года, а если предположить, что эта надгробная проповедь занесена в сборник (как увидим, довольно разнохарактерного содержания) не немедленно после ее произнесения, то написание сборника можно отнести и к более позднему времени. Рукопись – без заглавия, но из имеющегося на первой же странице оглавления видно, что это сборник поучений, произнесенных в «храме», т.е. в раскольничьем молитвенном доме. Такие поучения в раскольничьей литературе, как известно, составляют величайшую редкость. В известном «Каталоге или библиотеке староверческой церкви» раскольничьего историка П.Любопытного, обнимающем время от начала XVIII столетия до 1829 года, раскольничьих писателей-проповедников, оставивших после себя письменное изложение своих поучений, произнесенных устно, в молельнях, насчитывается всего восемь: это – выговские «настоятели» Андрей (1674 – 1730 гг.) и Семен (1681 – 1741 гг.) Денисовы и Андрей Борисов (1734 – 1791 гг.), затем Алексей Родионов Попов (1710 – 1780 г.), впоследствии обратившийся в православие, Василий Емельянов († 1797г.), Василий Данилов († 1783), Григорий Иванов († 1796 г.) и Семен Петров († 1787 г.). Все они поморяне и относятся к XVIII веку… Понятен, поэтому, тот интерес, который возбуждает в нас рассматриваемый сборник. Приступаем к чтению его. Читаем очень хорошие наставления «о суете мира сего», «пример души согрешившей», «поучение на слова евангелия от Иоанна – начало 34». И вдруг… поучение, озаглавленное «возражение истинных христиан против рыбинского протоиерея Родиона Путятина». Знаменитейший и лучший из всех наших народных проповедников, поучения которого изданы в первый раз, кажется, в 1842 году, а затем выдержали двадцать одно издание, Родион Путятин скончался в 1869 году. Следовательно мы здесь имеем дело с раскольническим проповедником, почти современным нам. Каковые эти поучения подлежащего нашему вниманию сборника? Превосходны! Это верх совершенства безыскусственных, настоящих, народных, проповедей. Читаем их и дивимся, дивимся и не можем надивиться! Такие проповеди были бы истинным украшением сельской церковной кафедры во всякую эпоху; автор их должен быть причислен к ряду первоклассных русских проповедников по степени ораторского искусства, по силе чувства и по тому особенному свойству проповедей, которое в гомилетиках известно под именем духовного помазания. Но с первого же раза невольно бросается в глаза, что в большей части этих поучений почти не встречается особенностей учения раскольнического. Затем, чем дальше, тем больше чувствуется в этих поучениях что-то знакомое, как будто мы уже читали эти поучения когда-то… Наконец поучение 17-е – на день Покрова Пресв. Богородицы – разрешило наше недоумение. В нем мы сейчас узнали своего старого и давнего знакомца. Она в старину печаталось в хрестоматиях по русской словесности – Галахова и Филонова – в числе образцов церковного красноречия, и принадлежат… тому самому рыбинскому протоиерею Родиону Путятину, которого проповедник – расколоучитель «поражает» в вышеупомянутом пятом своем «поучении». При дальнейшем изучении сборника оказалось, что целых восемнадцать поучений в нем – из 36 статей, его составляющих – взяты у Путятина, хотя и не везде буквально, а с более или менее значительными пропусками и с еще более значительными изменениями и вставками собственных фраз раскольничьего проповедника или фраз святоотеческих и проповедников древнерусских (например, известных изречений Златоуста, митроп. Даниила и др.). Любопытно, что даже в поучении о крестном знамении, в учении о котором раскольники так расходятся с православными, раскольничий проповедник пользуется поучением Р.Путятина о том же предмете, распространяя по местам его речь вставками специально-раскольничего учения о двуперстии. Речь на поминовении рабы Божьей N у раскольнического проповедника (стр. 137 обор.) есть не что иное, как буквальное повторение речи Путятина на поминовение рабы Божьей Надежды (сл. Собр. Поучений Путятина изд. 21-е стр. 502). Затем более или менее буквальное повторение поучений Путятина в сборнике составляют поучения: в пятницу 1-й недели Великого поста (Путятин, стр.207), на св. Иоанна Зач. 34-е (Путятин, стр.92, поучение в неделю о слепом), о службах церковных (Путят., стр.324, поучение 174-е), о помощи Божьей (Путят., стр.117, в неделю 20-ю), о смерти (Путят., стр. 139, в день Успения Божьей Матери), о молитве (Путят. стр. 297, поуч.159-е), о терпении (Путят., стр.294 и 296 – у раскольника два поучения соединены в одно), на страстную седьмицу (Пут., стр.234), на день Покрова Божьей Матери (Пут., стр.141), о любви к врагам (Пут., стр.115, в нед. XIX), о смирении (Пут., стр. 241), на Сретение Господне (Пут., стр.27), на новый год (Пут., стр.24). Затем к числу заимствований из православных источников следует отнести поучения: пример души согрешившей (в рукописи, стр.12 на обор.), источника которого мы, пока, указать не можем, поучение св. Климента Александрийского (рук. стр. 160 на обор.), взятое из Климентова «Педагога», по переводу «Воскресного Чтения».

Остальные из 36 статей сборника имеют самостоятельный характер. Из них кроме поучений 5-го, в котором раскольнический проповедник «возражает» Путятину и усиливается опровергнуть упреки, делаемые им расколу, заслуживают полного внимания: поучение христианам о проклятом табаке (стр.92), поучение сибирских страдальцев об антихристе (стр. 101), поучение о знамении креста молитвенного (стр.121), поучение соловецких («отцов») об антихристе (стр. 142). «Возражение» Путятину довольно слабо и все основано на том, что автор берет его упреки расколу не в целом составе, а лишь отдельные фразы из них. «Путятин говорит: нет иного имени под небом, о нем же подобает спастись нам, кроме Иисуса Христа. Это я одобряю, возражает раскольник: нет иного места во вселенной, в котором бы можно было спастись, кроме церкви Божьей; но надо знать, что значит церковь. Всякий истинный христианин есть, по апостолу, одушевленная церковь. Церковь – не стены и покров, но истинная христианская вера, житие и закон. Христос Бог наш в нерукотворенных церквах живет… Языческие цари сколько христиан замучили, но церковь Божию не могли одолеть – не ту церковь, которая видима, но одушевленную церковь, которая основана на недвижимом камне заповедей Божьих.» И только. Это верно, мог бы сказать в ответ раскольнику Путятин, который и не отрицал этого, и не об этом у него речь. «Еще он (Путятин) пишет: спросите староверов: почему они не ходят в наши церкви? Они скажут: в ваших церквах не таким крестом молятся, не так службы совершают. Еще спросите: почему они так думают? Они ответят: мы этому научены отцами и дедами». «Это он, Путятин, от себя умствует и лжет, замечает раскольник – возражатель: верно ему с христианами не случилось разговаривать. Но почему же не послушать отцов и дедов, если они православно учат своих детей?» А если они учили не православно (заметим мы со своей стороны), как действительно известно о первых расколоучителях, или если предки раскольников на самом деле думали о предметах разногласия раскольников с православными вовсе не так, как учат нынешние раскольника? «А вот что еще скажут ему (Путятину) христиане (т.е. раскольники): видим разврат в нынешней церкви; видим на чудотворных иконах изображение крестного знамения не по нынешнему; видим в древних служебниках, псалтырях, стоглавах, изданных при св. патриархах до Никона еретика и отступника, несогласно с нынешним преданием». «Он же (Путятин) говорит: предки их (раскольников) обмануты лукавым человеком. Отвечаем: да разве св. патриархи, преподобные отцы российские чудотворцы лукавые люди были? Он же говорит: в вере и ученые могут ошибаться. Это он правду говорит…про себя! Они ученые (т.е. православные) ошиблись, не приемля св. отцов преданий и бывшего при св. митрополите Макарии собора стоглавого. Еще он пишет, что старообрядцы не верят церкви. Это он лжет: старообрядцы во всем верят истинной церкви Божией, и не смеют одной иоты нарушить из преданного вселенскими соборами; в том и несогласие у старообрядцев с новообрядцами – никонианами. Еще говорит, что родители с детьми не едят и не молятся вместе (т.е. родители-раскольники с детьми-православными). Это – может быть, когда дети отступят от истинной церкви (т.е. обратились в православие), а родители – в истинной вере: тогда родители пренебрегают детьми, не едят и не молятся с ними… Он пишет, что Господь ниспослал св. Духа на своих апостолов, который пребывает и на их преемниках, пастырях церкви. Этому мы верим, но св. Дух пребывает в истинных пастырях, которые соблюдают истинную Христову веру, а которые впали в ереси, от тех отошел Дух святый, а живет в них дух сатанин. Есть ли Дух святой в церкви римской, лютеранской, кальвинской, протестанской, евангельской? Нет в них Духа св., а живет в них дух сатаны. Он же, протопоп, говорил, что из ученых никто не принимает учения старообрядческого. И это он лжет. И о Христове учении жиды говорили: еда кто от князя верова ему? Однако Никодим был князь, а был в числе учеников Христовых. Не старообрядческое учение принимают люди, а учение св. отцов российских и палестинских втайне держат многие, потому что учение св. отцов ныне терпит гонение. Это не мудрено: правая вера всегда гонение претерпевает. Сам истинный Бог наш Иисус Христос с Материю Богородицей и со Иосифом обручником бежал от Ирода в Египет. Если гнали и распяли, нас ли пощадят? А паче прелесть мира сего не дает и не попущает исповедывать имени Христа явно. О нынешних пастырях это говорим не по злобе, а их сожаления, и всегда в молитвах пред Богом просим: Господи, иже суть верни, утверди их; иже неразумныии, вразуми их, иже суть погани, обрати их, да и те будут наши братия о Христе, всем желаем в разум истины прийти"… Как видит читатель, полемика раскольника не лишена остроумия, полна гордой самоуверенности и больших претензий. Гонимый раскол не прочь ожидать, что православные придут в разум истины и … обратятся в раскол! Как далеко ушли современные раскольники от смиренных надежд авторов поморских ответов, желавших единственно покоя и свободы для себя самих и отнюдь не мечтавших о пропаганде – между православными!

«Учение соловецких страдальцев об антихристе» (л.142) представляет не что иное, как ряд выдержек и извлечений главным образом из давней известной соловецкой челобитной, хорошо известной в библиографии и по многочисленным рукописям, и по печатным Почаевским изданиям; поэтому на этой статье мы здесь останавливаться не будем. Но «поучение сибирских страдальцев об антихристе» (л.104) представляет произведение раскольнической литературы, доселе в библиографии неизвестное и во многих отношениях замечательное. Кто автор этого сочинения, и к какому именно времени оно относится (по-видимому – к самому началу прошлого или даже к концу XVIII столетия), из него не видно и мы сказать о том не умеем. Находим полезным изложить содержание этого сочинения, сопровождая это изложение соответственными критическими замечаниями.

Благочестивым и христолюбивым братьям, единой православной веры сопричастникам, святой греко-российской церкви, истинной матери, сынам, сияющим лучами благочестивой веры…духовным отцам священноинокам, инокам и мирянам православным христианам, мужам и женам: благодать, милость, мир, победа и одоление на врагов, от Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа, и всей возлюбленной о Христе братии нашей о Господе радоваться!

«Яже глагола Спас наш: братие, предвозвещаю вам будущих бед, хотящих постигнути вселенную всю, ныне видим, любимицы, сбывающиеся, (видим) надлежащую беду на все вхристиане, а больше на церковь Христову, от враг Божиих гониму, наветуему, ратуему. Но она непреодолеваемая пребывает и паче процветаема Божьей помощью и светлеет паче солнца мученической кровью1. Вам же, отцы и братья, благодать и милость от Господа пребывающим ныне в толиких волнах: речет грядый Домовладыка: блаженны рабы и верные, внидите в радость Господа своего. О благоизбранные рабы! Каких похвал вы достойны, каких венцов, каких почестей! Воистину Духа Святого наслаждение вы есть, а не трость, ветром колеблемая! Делание есте Христово и жизнь с ним сокровенную имеют. Когда Христос явится во славе, тогда и вы с ним венцы оденете в правду, только не ленитесь в трудах и подвигах ваших благих. Поревнуем, любимые, прежним2 мученикам. Они славу и богатство мира ни во что вмениша. И апостол говорит: возлюбившие нынешний век и красоту нынешнего света, увы жизнелюбия смерть ходатайствующего, и телесную красоту и плоти своей угождение, удаляющиеся от Бога и соединяющиеся с антихристом… таковые Богу угодить не могут. Вы же, богоизбранные прежде сложения мира, создаете дома свои истинным благочестием; воистину ваши суть почести и венцы; мзда ваша многая на небесах, потому что истинной верой оправдавшиеся, яже к Богу, теплой спасительной любовью отеческих догматов не мало отступить изволили, не постыдились нищеты Христовой, крест его носящие и с ним страждущие в скоро минующем веке сем, да в будущем бесконечном веке с ним будем.

Вы пишете, отцы, к нам убогим, еже подать вам помощь от Божеств. Писания в подкрепление вам против злобного нынешнего Никонова от истинной веры отступления, а паче речи антихристовы настатия… Дивлюсь во истину вашей премудрости, свыше данной от Бога, как к такому грешнику имеете союзную о Христе любовь. Аще бы знали, отцы святые, воистину смердящее пред Богом житие мое, много бы вы плакали о таком окаянном грешнике, каков я. Никто же подобен мне в грешниках. Вы есте жилище Духа Св., и делатели заповедей Христовыз, аз же яко пес, всякого дела зла исполнен, зело прогневал Господа моего. Как могу глаголать против вашего святого писания? Но сице и грешен, но не отрекусь любви вашей; как Господь вразумит, должен есмь беседовать с вами о имени Иисус Христове, и о тайной прелести антихристовой. Хотя и в дальнем расстоянии телесно с вами, но духом подлинно совокуплен: подобает нам, братие, друг к другу непрестанно беседовать о Господе, да исполнится реченное: идеже два или три собраны о имени моем, ту есмь посреде их.»

О прелюбезнейшие мои други! Слышал я, грешный, и сердечно жалею, что между братией нашей разделение, престарелым на соблазн, а молодым на слабость. Дивлюсь, как не может уверить вас Божественное писание: ежели мы и не достигли бы таковых нынешних надлежащих последних бед – царства антихристова и тайной прелести его, и тогда благоискусные мужи пребывали (бы) в совете и любви. А в нынешней многоупестренной прелести не подобает ли в совершенной любви и единомыслии о Господе пребывать, милостиво и щедро себе Бога сотрорить…Простите меня, грешного, Господа ради, христолюбцы, что я дерзнул, окаянный, рещи о сем. Но вы сами знаете лучше меня, – только исполняю ваше ко мне прошение и любовь».

После такого красноречивого и исполненного смирения вступления, неизвестный автор приступает к рассуждению о главном предмете своего послания – об антихристе. «Что мне сказать о вашем прошении, не знаю; много говорил и беседовал я от Бож. писания о тайном антихристовом царствовании, но не веруют многие в этом, да умолкну и в мысли своей удержу. Но поелику засвидетельствовано всем нам от Бога беседовать о всяком деле добром, сего ради не могу молчать.» Исходным пунктом своих рассуждений автор берет, понятно, Апокалипсис, в котором содержится откровение И.Христа Иоанну Богослову именно «о последнем отступлении и о тайном царстве антихриста, о многих душепагубных и льстивых вещах, яко превзыти ему (антихристу) всех древних еретиков». Главная цель его рассуждений об этом предмете – доказать, что учение Апокалипсиса не может быть истолковываемо в смысле чувственного царствования антихриста лишь в Иерусалиме, а должно быть понимаемо в смысле отчасти чувственного, внешнего, отчасти – духовного владычества его во всей вселенной, особенно же в церкви русской – Никонианской. Св. Андрей Кесарийский толкует слово «апокалипсис» – «сокровенных тайн явление»; посему «откровение» апокалипсиса вообще нужно разуметь не чувственно, а мысленно (т.е. не в буквальном смысле, а иносказательно). Впрочем чувственным человеком сделаны будут, по учению апокалипсиса, богомерзкие тайны, и чрез него поклонятся лжехристу, сокровенному дьяволу. Некоторые думают, что антихрист будет чувственно в Иерусалиме, где он будет творить свои чудеса явственно: рассмотрите, господа мои, говорит автор, кого ему там прельщать и кого ловить? Из давних лет там иссякло благочестие, живут поганы многие и жиды. Нет, Иерусалим, когда о нем говорится в учении об антихристе, нужно понимать в духовном смысле, в том смысле, в каком в церковной песне говорится: светися, светися, новый Иерусалиме, т.е. нужно разуметь здесь новый, от Бога преданный во всю вселенную апостолами, закон. А что сказано о Енохе и Илье, – убиенным им быть идеже Господь распят бысть, – то и этих слов нельзя разуметь о чувственном Иерусалиме, а о духовном, развращенном, Иерусалиме, т.е. церкви, – поколику в ней господствует разврат, – который в этом смысле называется также Содомом и Гоморрой. Теперь разврат сделался в церкви, и уставился в ней яко бог. Та же книга (апокалипсис) о Гоге и Магоге говорит: изыдоша на широту земли и обыдоша стан святых и град возлюбленный. Еще говорит: прийдет антихрист, и сядет в церкви древней, жидовской, обновляя и творяся яко бог, и на себя Божью честь возьмет. Тоже и Кирилл святой говорит: в церкви Божьей ему (антихристу) сесть. В которой церкви? В смущенной жидовской, а не в той, в которой мы, говорит раскольник. И так антихрист сядет в древней жидовской церкви, обновляя, т.е. здесь разумеется Никон, «обновляющий» древнюю церковь. Итак учение Апокалипсиса об антихристе, по мнению расколоучителя, вообще нужно понимать в буквальном – чувственном смысле, именно о том, чтό «повелением Никона введеся». Но многое из учения Апокалипсиса об антихристе следует понимать и мысленно, согласно Ипполитову толкованию Апокалипсиса. Так когда об антихристе говорится, что он преставит горы пред очима зрящих, будет шествовать по морю не мокрыми стопами, сведет огонь с небес, сотворит день – тьму, а ночь – день, то это надо разуметь в том смысле, что он (Никон) переменит закон Христов. Огонь сведет с небес – это значит привлечет гнев Божий на людей, ибо за всякую неправду – гнев от Бога. Что сказано о чудесах антихриста – мертвых будет воскрешать, слепых просвещать, то объясняет св. Кирилл в 10 знамении: многие начнут видеть мертвых восставшими, и он не восстали, хромых ходящих и слепых прозирающих; но на самом деле таковые не воскресли и не оздравели: все это (антихрист) лишь «мысленно творит».

I.       Христос, умствует далее от себя расколоучитель, был плотью на земле ради мысленного (т.е. духовного) воскресения людей. Чувственно он показал силу свою Божественную на Лазаре, которого чувственно воскресил, дабы веровали, что Он мощен всех воскресить в последний день и плоть умерших восставить Божественной силой. Но это сделал Он также для того, чтобы показать, что и умершие духовной смертью – от греха – души мысленно к нему приходящих может воскресить, т.е. прощать грехи на земле прежде телесной смерти. Это называется первое воскресение – еже от греха освобождение. Апостолам И.Христос дал власть на духов нечистых и исцелять всяк недуг, прокаженных очищать, мертвых воскрешать – даром получили, даром давайте. Целить недуги – это значит учить благочестию, воскрешать – прощать грехи кающимся с верою. Апостолы передали власть воскрешать мертвых своим преемникам, архиереям и иереям, т.е. опять-таки передали им не что иное, как власть прощать грехи; когда человек с истинным покаянием и причащением тела и крови Христовых очистится от греха, тогда все люди говорят в мысли своей: этот человек воскрес от смерти душевной. Мертвыми называются грешные. Так и ныне, продолжает расколоучитель: приходят у них (т.е. православных) на покаяние и причащаются тела и крови антихристовой, и думают, что воскресли из мертвых – от смерти душевной, т.е. от грехов очистились. Но, по св.Кириллу, нет им здравия, а больше умерли вечной смертью. – Эти пункты общераскольнического учения об антихристе подробно рассмотрены в книге И.Ф.Никольского «Об антихристе» стр.8–206. Далее расколоучитель-беспоповец излагает замечательное по тому времени учение о беглых попах: «о попах нынешних иные от правоверных рассуждают не по правилам: ежели де прийдет который поп в покаяние (то есть из православия перейдет к раскольникам), то по нужде можно де принимать от него всякую святыню – крещение и венчание, а ежели изволит пролить кровь за Христа, (т.е. пострадать от «никониан» за раскол), то над таковым и литургисать подобает. Мы весьма дивимся такому рассуждению, замечает автор. От еретик рукополагаемых и от слуг антихристовых какое очищение или освящение, какое крещение и какие потребы? Содействует ли Дух святый еретическому рукоположению? Никак! Не освящены, а больше осквернены. В Кирилловой книге сказано: еретическое крещение – не крещение, но осквернение. Если они (беглые попы) и в покаяние и в познание истины придут: не освященных и не крещеных их мню, так как в них Дух святой не действовал. Если от истинных (т.е. раскольнических) архиереев крещение и рукоположение было на них, потом они отступили от них, потом они отступили от истины, вновь обратились к истине (т.е. в раскол), от таковых всякую потребу можно принять, ибо в их крещении и рукоположении действовал Дух святой; хотя осквернились антихристом, но пришли к Господу с покаянием и слезами омылись, и прежнее истинное рукоположение при них осталось3. И крещение на человеках всегда одно пребывает, ежели кто и впадет в грехи или ереси: когда покается и прибегнет к Богу, крещение такому второе не бывает, но тоже цело пребывает. Так и рукоположение.» После этого эпизодического рассуждения о беглых попах, автор снова возвращается к рассуждению об антихристе. «О Илии и Енохе говорит быть им чувственно в древнем Иерусалиме. Об этом что много говорить? Лучше молчать и в мысли своей держать, что закон и пророки до Иоанна прорекли. Почто много о том испытывать? Где проповедь, тут и пророки. Мысленно разумей. – Толкуют у вас на Алексея4 – чувственным антихристом (его считают). Мы не знаем. Писано, что кто учинится вместо Христа главою Церкви Христовой, или построит церковь Соломонову, тот антихрист. А Алексей – послушник антихристов, а не власть, поборитель в мучении. Антихриста называют, правда, царем; но это мысленно разумей не только земным царем, но и небесным. – Написано (об антихристе): дана будет (ему) власть знамения и чудеса творить: в тьму свет претворил – истину извратил своим богомерзким действом. Вместился в потир и называется ныне Богом и агнцем, и поклоняются ему все живущие на земле, как написано в апокалипсисе. Ипполит папа говорит: противник во всем хочет уподобиться сыну Божию: лев Христос, лев и антихрист, внутрь волк. Смотрите: не агнец ли ныне славится, не тело ли его величается, не богом ли именуется, не ходит ли по морю на поповских головах не мокрыми стопами на служащих ему (?) Не царем ли его именуют бессмертным? А он есть самая смерть. Не хвалят ли его неисповедемыми песнями и гласы многими, к воплем крепким? И так далее: весь чин православной евхаристии расколоучитель объясняет применительно к пророчествам Апокалипсиса об антихристе и толкованиям их св. отцами. Даже слова одного из толкователей Апокалипсиса: придет (антихрист) яко Христос, и от жидов принят будет – автор толкует в том смысле, что жидами называются здесь помрачившиеся в благочестии и не познавшие истины никониане. Вообще же автор признает, что в его время царствует антихрист в мире, именно в церкви великороссийской, в ее таинствах, учреждениях, в лицах церковных, но царствует духовно. «Лукавством и нуждой всех к себе совокупляет, сказано о антихристе, – так теперь и делается, а поэтому и верно, что здесь теперь царствует антихрист. «Вы, отцы и братья, заключает автор свое послание, не написали нам, на основании какого писания толкуете быть антихристу чувственно в палестинском Иерусалиме. Рассудите, любезнейшие, что ни которое писание о каких-либо мудрых вещах нагло и ясно не пишет; всегда духовными сказаньями говорит, чтобы мы прилежнее старались духовно дознавать и вразумляться. Св. Кирилл пишет: открыл (Господь) тайны царствия небесного ученикам испытания ради, а другим – непонятно и закрыто нерадения ради, ко испытанию. И апостол говорит: всякое Божественное писание по своему сказанию не бывает. Потому нужно мудро и духовно разумевать. Писано чувственными сказаниями, а чувственно ничего не бывает, а все мысленно и духовно исполняется. Прежде были частные от истинной веры отступления, а ныне всемирное; потому и говорит: антихрист всем миром царствует».

Было бы совершенно излишне доказывать здесь нелепость и бессмыслицу раскольнического учения об антихристе: опровержение его можно найти в любом из специально-посвященных обличению раскола сочинений, в избытке имеющихся в нашей духовной литературе. Известное исследование профессора И.Ф. Нильского: «Об антихристе, против раскольников» (СПБ. 1859 г.) между прочим рассматривает и главные пункты учения об антихристе, содержащегося и в настоящем сочинении раскольника, хотя это последнее почтенному ученому, и вообще до настоящего времени, и не было известно. Не менее заслуживает внимания опровержение раскольнического учения об антихристе в «беседах» достопочтенного о.архимандрита московского единоверческого монастыря Павла (1883 г.), а также в «беседах православного священника со старообрядцами» священника Твердынского (Спб. 1876 г.).

Любопытную черту всех поучений сборника, насколько в них самостоятельности, составляет особенное расположение его к словам иностранным: так везде, где у Путятина значится слово зрелище, у него употребляется «театр», вместо значащегося у Путятина «врач» у него – доктор (л.9, об. Путят. 207) и т.п. Делая вообще большие пропуски из поучений Путятина, автор однако удерживает из них все те места которые имеют своим содержанием данные из естествознания и из науки, так что у него между прочим упоминается учение «премудрого Платона, который осуждает изнеженную жизнь», учение и Аристотеля (например, л.131 на обор. упоминается о том, будто Аристотель рассказывает о какой-то рыбе, у которой сердце в желудке). Он укоряет своих слушателей за хождение на скачки в цирк (л. 13). В поучении против «проклятой и мерзкой табаки» автор рассуждает между прочим следующим образом. «Употребляют его (табак) во обонятельное чувство выше уст, от чего во всей голове и в мозгах наполнится оной нестерпимой мерзостью. Это узнано при вскрывании головного черепа с человеческого трупа при смотре мертвых телес, и нет в тех людях чистого головного мозга и здравого рассудка. А другие корением (т.е. через чубук трубки) втягивают в себя дым оной гортанью, и от того делается из гортани и от дыхания нестерпимый, весьма противный и мерзкий людям смрад». Рассуждая о том, что чувственные удовольствия служат источником болезней, указывает на то, что избыток мясной пищи утучняет тело и притупляет способности души и разума; что из детей лучше и здоровее бывают те, которым дозволяют есть не до сыта, потому что питательные соки проходят в тело и стесняют проходы дыхания» (л. 131 обор.) «Муха или бабочка от мороза умирает и засыхает, а когда оные озарит с горизонта солнце, тогда по малу начнут принимать в себя живность, а когда совершенно огреет, тогда получат жизнь. Так и человек"…(л. 12 обор.)5.

Это обращение раскольнического пастыря-проповедника к проповеднику никонианскому за материалом для своих наставлений к своей пастве – мы признаем выдающимся и замечательным «знамением времени». Значит фанатическое отношение расколоучителей к «никонианским» церковным учителям ослабевает, они уже не чувствуют «отвращения» к ним, не «гнушаются» ими. Полемика против православия у раскольнических проповедников количественно уменьшается чем дальше, тем больше; общехристианское нравоучение заменяет эти постоянные в прежние времена выходки против «никонианства», хотя нравоучение это, по прежнему, строго аскетическое и ригористически-пуританское. Не беда, что автор-раскольник целиком повторяет готовые чужие поучения не только без упоминания об этом заимствовании, но и с полемическими выходками против того самого автора, у которого заимствует. Это, конечно, плагиат, но плагиат самый невинный в мире и весьма желательный; побольше бы такого плагиата, побольше такой же умелости в выборе православного проповедника для эксплуатации в пользу наставления раскольников, и- дело постепенного сближения раскольников с православными на почве общехристианского догматического и нравственного учения можно будет считать стоящим на хорошем и надежном пути.

II. Раскольничья критика сочинений московского митрополита Филарета. – Сочинение о причинах, по которым раскольники уклоняются от «единоверия».

Пред нами тетрадь в сорок пять страниц полууставного раскольничьего письма, in 40, содержащая в себе две отдельных статьи: «Ответ бедного старообрядца против беседы к глаголемому старообрядцу о стоглавом соборе и о истинном согласии с православной церковью, напечатанной в Москве, 1835 года февраля 12 дня», и «изъяснение беззащитного старообрядца о единоверческой церкви, Москва, 1838 года, июня 13. Подано его высокопреосвященству московскому митрополиту Филарету, лично. И.И.Л.Г.». Эти два рассуждения заслуживают полного внимания: в раскольничьей литературе мы не знаем других сочинений, в которых защитники старообрядства имели бы смелость вступать в препирательство с таким авторитетным богословом, каков был митрополит Филарет, и, что особенно неприятно видеть, при всей несостоятельности возражений, вести речь в грубо-насмешливом и дерзко-самоуверенном тоне. С другой стороны эти два сочинения доказывают, что литературная производительность и энергия мысли, в прежнем направлении, в духе «Поморских Ответов» и «Меча духовного», вовсе не ослабели в расколе даже до половины настоящего столетия. Как видно из даты, значащейся в рукописи, раскольник-полемист имеет в виду первое издание известного сочинения митрополита Филарета: «Беседы к глаголемому старообрядцу», печатавшегося сначала в «Христианском Чтении», а потом вышедшего отдельной книгой без имени автора. Оба эти сочинения доселе совершенно неизвестны в библиографии.

«Почтенному, трудолюбивому и многорачительному беседователю: о Господе радоваться», так начинается первая статья. Жалею сердечно о вашем беспокойстве, и вижу, друг любезнейший, вам учинили великую обязанность и привлекли друголюбную заботу глаголемые старообрядцы? Ибо когда бы их не было, то и вам бы не для кого писать беседу. Принужден я был со вниманием прочитать беседу к глаголемому старообрядцу и без пристрастия рассудить, поелику и сам я нахожусь един член от тела старообрядцеского». После такого иронического вступления мнимо «беззащитный», «бедный» старообрядец останавливается на 40-й главе «Стоглава», содержащей в себе учение о брадобритии, рассматриваемое в пятой беседе митрополита Филарета. «Правило св. апостолов сице глаголет: аще кто браду бреет и преставится тако, не достоит над ним петь, ни сорокоусты над ним служить, ни просфоры, ни свечи по нем в церковь приносить: с неверными да причтется». Так говорится в «Стоглаве» (на самом деле в «Правилах св. апостолов», которые все печатаются в «Кормчей», и в «Книге правил» ничего подобного не значится). Сие правило вы изволили ложным почесть, говорит раскольник-полемист, и говорите: «люди были почтенные (члены стоглавого собора) по сану, и намерение доброе, но действование неосмотрительное». «По сему вижу, что не только не согласны со стоглавым собором, но не хотите уважить и своего патриарха Московского Андреяна, который (в своем послании) пишет: некто глаголет от мудрых, яко в варварах честные человеки, здравый разум имущие, хранят брады свои, не ратуя на естество, оные производящее. В том же послании Андреян патриарх говорит: «в ветхом завете третьей книги Моисеевой, в гл. XIX, ст.2 и 27, давая избранному своему народу Господь Бог письменный закон, пишет: будете святы, яко аз свят есть Господь Бог ваш… Между прочим дарованную мужам величественную отличность заповедал блюсти , так глаголя: да не бреете бород ваших. И еще там же Андреян патриарх пишет: в книге пророка Иеремии, гл. IX, ст.25 и 26 сказано се дни грядут, глаголет Господь, и посещу на вся, остризающие власы по лицу своему… и речеши им: тако рече Господь сил, Бог Израилев: не восстанут от лица меча, его же аз послю посреде их»6. «В служебнике печатном, изданном в лето Ѵ54;ӡῤᴎд (1676 г.), говорится на листе χϴı: неяве-ли сих повсюду Божественное Писание обличает, яко мерзко есть Богу сие беззаконное дело, еже брад бритье, что же к сим убо по Божественному Златоусту рещи: се есть церковная рать, – мученическая кровь не может сего загладить греха». «О многозаботливый любезнейший сочинитель беседы к старообрядцу! Прошу вас усерднейше уважить хотя Потребник святейшего патриарха Московского и всея России, отца великого Государя царя Михаила Федоровича, ибо там написано очень строго, в главе 36-й, на листе ϒʍӡ, на обороте: «проклинаю Богоненавистную блудолюбивого образа прелесть душегубительной ереси, еже остругати браду, ей-же бысть начальник гноименитый Константин Ковалин иконоборец, и беззаконный Петр Гугнивый, папа…, ум погубившее, ниспадоша в таковое прокажение лица своего, губящее доброту Богом созданного образа, его же украси Бог человека по образу своему и по подобию… такового Богоделанного благолепия не дает им дьявол ненавидеть (?), но всегда поощряет их остригать брады свои…еще же и злое творят, яко и своими зубами укусывают власы брады своей и усы, самоядцем подобящеся, его же не деяху ни в древнем законе, данном от Бога Моисею, ни в новой благодати никто того не творит»7.

Останавливаясь, далее, на рассуждении о брадобритии св. Дмитрия Ростовского в «Розыске» («понеже христианам от Христа Бога нашего о брадах ничтоже заповедано – ни еже не брить, ни еже брить – убо брадобритие не есть грех против Бога»; еще: «не лежит христианам о брадах закон, но произволение, и не подобает сумниться брадобрития ради»), автор противопоставляет этому учению свидетельство другого Дмитрия, сербского митрополита, который «в своей книге, в главе 39-й, на листе 92-м», пишет: «окаянные латины во многие ереси впали (исчисляются эти ереси)…брады свои бреют и усы стригут, иные же и злейшее творят – усы подкусывают, подобящеся самоядцам… Моисею же Бог рек: да не взыдет постригало на брады ваша"… «Из сего я усмотрел, иронизирует раскольник-полемист, что два Дмитрия писали о брадобритии; один, пастырь Ростовский, велит брады брить и усы подстригать, дабы св. тайны на усах не повисли; другой, митрополит Сербский, весьма строго бороду брить запрещает, брадобритие проклятию предает и от церкви за него отлучает. Вот и извольте тут разбирать согласие истинное православной церкви! Еже ли покориться пастырю Ростовскому, то должен8 я браду свою брить, и усы подстригать, понеже нет в том пред Богом греха; а ежели слушать патриархов российских Ермогена, Филарета, Иосифа и вашего по новоисправленным книгам поставленного патриарха Андриана, то все они весьма строго запрещают брадобритие, как значится по их благословению печатных потребников.» Затем раскольник-полемист снова обращается к посланиям патриарха Андриана и выписывает из них новые места против брадобрития. Сам Бог, у пророка Варуха гл. VI-я, братобритие и власострижение относит к идоложертвенному служению9. Равноапостольный муж Климент, епископ римский, ученик св. апостола Петра, в «завещании св. апостола» глаголет: не подобает тлити, рекше брады брить, паче естества10. Это речение патриарха Андриана взято из завещаний св. апостолов; писатель их был Климент, ученик ап. Петра, который без позволения апостольского не стал бы писать такие завещания; а если апостолы позволили ему то написать, то и стоглавого собора предводитель митрополит Макарий11 не солгал на св. апостолов, когда их именем запрещал брадобритие. А патриарх Андриан в послании своем свидетельствует, что на шестом соборе св. отцы, движимые Духом Св., постановили канон, которым за брадобритие подвергали отлучению от церкви. «О любезнейший мой беседоздатель, рассуди беспристрастно, кто был на шестом соборе, кто излагал на нем правила. Известно, что патриархи, епископы и прочие священнодействующие, со всей вселенной собравшиеся. Преп. Никон Черногорец, иже дар учительства от пресв. Богородицы приял, свидетельствует словом св. Епифания, епископа Кипрского, который в книге «Панарий» говорит, что «чужде церкви вретище носити…злейше и сопротивно творят – брады стригут, яко в заповедях апостольских глаголет слово: не тлити образ Божий брады ради. Св. Епифаний был в царство Онория и Аркадия, скончался в IV веке, значит одиннадцать столетий прошло после него до стоглавого собора, и за это сочинение весьма почитает его церковь восточная. Преподобный во иеромонахах Матфей Иерусалимский, в книге своей «Состав» в гл. 9-й, говорит: не сотворите кику (парик) от власов главы своей, ниже растлите зрак брады вашей».

От брадобрития апологет раскола переходит к перстосложению для крестного знамения и благословения. М-т Филарет в беседе об этом предмете замечает, что мнимое свидетельство стоглавого собора («аще кто двумя перстами не благословляет и не воображает крестного знамения, да будет проклят») не согласно со словом Божиим, потому что в св. Писании нигде не написано того, чтобы И.Христос благословлял двумя перстами; несогласно и с древними, всей церковью принятыми, соборами и св. отцами, ибо на крестящихся не двумя перстами ни соборы, ни отцы проклятия не изрекали, и о том в книге «Стоглав» сказано ложно. На это апологет раскола возражает: «умягчитесь, о любезнейший авторописатель, покиньте меня бедного старообрядца, ибо я на лжах не основываюсь, а последую древним харатейным книгам: а) – старописанной харатейной книге, принадлежавшей печерскому архимандриту Иосифу, писанной в лето Ѵ54;SЦЛВ, при митрополите Фотии, где на листе ῤḾДнаписано: «кто не крестится двумя перстами, да есть проклят»; б) – книге Никона Черногорца, хранящейся в Чудове монастыре, где на конце книги, в главе 94-й находится свидетельство о перстосложении Федоритово (известное подложное – искаженное); в) – книге харатейной, надписанной: «Якова Жидовина», в которой содержится и проклятие на брадобритие. Раскольническое перстосложение находится: на образе св. Николая именуемом «круглая дека», на Ярославле дворе; на чудотворном образе Богородицы, писанном митрополитом Петром, на чудотворном образе, явившемся в Новгороде при митрополите Феогносте, на многих иконах Московских и Новгородских церквей, писанных задолго до Стоглавого собора12. Патриарх Иов, в послании к Грузинскому Митрополиту Николаю повелевает знаменоваться двумя перстами. А он посвящен был в патриархи патриархом Иеремией и вместе с ним священнодействовал, из чего следует, что Иеремия был также сторонником двуперстия13. В книге, писанной в SЦВ г., находится торжественное слово Григория, архиепископа Царьградского, о кончине века в котором значатся такие слова: «в последнее время будут знаменоваться троицей, крест воображающее без воплощения Христова, и за это осуждены будут в муку вечную14.

Относительно сугубого аллилуйя, которое, по словам м-та Филарета, стоглавый собор утвердил не на православных преданиях, а на своем мнении, апологет раскола возражает, что, напротив, собор следовал в этом случае древним книгам, каковы: устав Федора Студита, триодь харатейная, писанная до стоглавого собора; указания митрополита Фотия, в послании его во Псков, и митрополита Киприана – в собственноручно писанной им псалтыри. Фотий был грек, а Киприан – серб; следовательно и в Греции и у южных славян аллилуйю употребляли по дважды, а не по трижды, сугубили, а не трегубили. Точно также в пользу раскольнического учения об аллилуйя говорят: псалтырь Серапиона, архиепископа новгородского, харатейные книги, собранные патр. Никоном. – Любопытно свидетельство в пользу сугубой аллилуйи, отысканное раскольником в «книге, напечатанной в Императорской Академии наук в 1769 году», называемой «летопись царствования царя Ивана Васильевича», в которой на стр.17 говорится о великом князе Василии Иоанновиче: «противу недели той ночи, когда причастился св. тайн, утешився мало, нача косно в видении петь: аллилуйя, аллилуйя, слава тебе, Боже», и на странице 28-й: «повелел принести св. причастие, и близ себе держать, и начал рукой креститься и говорить: аллилуйя, аллилуйя, слава тебе Боже!» Т.е. выходит, что великий князь Василий Иоаннович сугубил, по раскольнически, аллилуйя, и не по православному произносил ее – не трижды15.

Наконец в дополнении или приложении к первой статье, раскольник-полемист утверждает, что сам Никон патриарх, под конец своей жизни, обратился от своих «новшеств» к «древле – православной» истине. Собрав книги от многих греческих и российских стран, исправления ради книжного, он засвидетельствовал, яко добре исправлял книги; «а после того собрания и рассмотрения великого, в конце своего патриаршества в Ѵ54;ӡῤƺS(1658) году в Иверском монастыре, в его строении издал часослов в четверть листа, в которых засвидетельствовал своей печатью, что все по чину православной церкви в них напечатано. И однако в Символе веры, в этих часословах известные спорные места напечатаны по раскольничьи: «и во единого Господа Иисуса Христа"… рожденного, а несотворенного…его же царствию нет конца"… И в Духа Святого истинного и животворящего»16. «О многозаботливый беседователь! Посмотрите беспристрастно: и Никон патриарх не в противность, а в подтверждение древности», замечает раскольник-полемист. «В тех же часословах, печатанных в 1658 году, также положено: аллилуйя, аллилуйя, и в третье: слава тебе Боже! – в согласность древним книгам, а мне бедному старообрядцу, в утешение и сердцу моему в сладость. Да утешит его (Никона?) Дух истины наследием вечных благ!» «В триодях цветных, изданных в 1656 г., на литургии на антифонах аллилуйя напечатана трижды, по благословению патриарха Никона, и то не в противность древним книгам (?), а в согласие им; от нынешних же архиереев в новых книгах напечатано: припевать аллилуйя единожды, троекратное же аллилуйя неправославием оглаголано! Итак прошу вас, о многорачительный беседоздатель, прошу униженно оставить меня, бедного старообрядца, в спокойствии духа до конца моей жизни. А о сем прошу вас, продолжает раскольник-полемист, притворяясь незнающим автора «бесед к глаголемому старообрядцу», попросите преосвященнейшего Владыку высокоученого Московского митрополита Филарета, чтобы повелел всем приходским священникам и причетникам изображать на себе крестное знамение как следует, по чину, ибо они не творят как должно: первое на главу, потом – на живот (а не на перси), тоже на оба плеча; они сего не исполняют, о чем и в новопечатном прологе, в 18-й день апреля, обретается: «аще кто крестного знамения на себе истово не воображает, таковому маханию радуются бесы», – и бедного меня и прочих старообрядцев соблазняют, а соблазнившему брата повелено камень на шею навязать и потопить в пучине морской».

Третье сочинение в нашей рукописи носит заглавие: «изъяснение беззащитного старообрядца о единоверческой церкви. Москва. 1838 года. Июня 13. Подана его высокопреосвященству московскому митрополиту Филарету, лично И.И.Л.Г.». Это уже не полемическая статья, а официальная записка, поданная по начальству. Автор ее, по-видимому, тоже лицо, которому принадлежит вышеизложенная критика сочинения митрополита Филарета, хотя тон речи здесь уже не тот, не насмешливо-самоуверенный, а сдержанный и строго деловой. Она, по-видимому, представляет не что иное, как повторение содержания прошения, поданного, как видно из нее, старообрядцами императору Николаю I. В ней излагаются подробно те основания, по которым старообрядцы «не могут и не должны» присоединяться к так называемому единоверию, основанному у нас по мысли митрополита московского Платона и составляющему, бесспорно, лучший и вполне целесообразный способ соглашения и примирения старообрядчества с церковью. «Любопытство человеческое, с хорошим понятием бываемое, говорит автор в начале статьи, приносит многую пользу, потому что через оное может многое и неизвестное быть известным, и неявно открытое быть явнейшим. Так многие спрашивают нас, от чего мы не присоединяемся к церкви единоверческой, находящихся в ней архипастырей и действуемых от них таинств не приемлем. На это мы, всесмиреннейшие, ответствуем: как предки наши17, так и мы, не от собрания многочисленного народа бегаем, не архипастырей ненавидим, не великолепно устроенных домов гнушаемся, не святых храмов отвращаемся. Собрание многочисленное единогласных в вере и исповедании нам приятно, великолепно устроенные храмы нам любезны, право правящие слова истины духовные чины нам желательны, действуемые от них св. тайны православно исповедуем быть спасительными. А неприсоединение или отделение наше от единоверческой церкви состоит в сем: 1) Церковь единоверческая18 основана на мнении митрополита Платона и открыта в России только в конце прошедшего столетия, почему верующим во единую святую соборную и апостольскую церковь, усердным любителям и содержателям старых церковных установлений представляется оная с силой символа веры несогласной, тем более, что прихожане ее («церкви» единоверческой) обязаны веровать и в другую церковь, господствующую, от которой они во спасение душам своим надлежащие архипастырские дарования приемлют. 2) По силе мнения митрополита Платона и так называемых «единоверческих пунктов» от присоединяющихся к единоверию старообрядцев неминуемо требуется святочтимое или прародительское верослужение признать за богопротивное заблуждение, а последовавшие при Никоне-патриархе в Богослужебных книгах перемены признать за спасительные19; на непокорных же и противных в 1667 году возложены страшные клятвы, которые и в «единоверческих пунктах» подтверждаются и считаются праведными; в заключении тех пунктов сказано, что и ныне о всем том не может быть иной мысли; эта мысль церковная для непременного исполнения и поныне печатается от Св.Синода в начале «псалтырей» и в других книгах20. К тому же и о двоеперстном сложении, которым в древней церкви исповедовали два естества Христова, новые архипастыри изволили исповедовать демона21. Не менее удерживают старообрядцев (от присоединения к единоверию) примеры древней церкви: Св. Спиридон Тримифундский за одно только наименование «ложа» вместо «одра» не захотел остаться в церкви22, а Максим Исповедник через некоторые новые перемены удалился вовсе от господствующей церкви23. 3) Благословением Св. Синода в 1752 г. напечатана книга «Пращица», в которой повторяется соборное извержение и клятва на попов, служащих литургию по старому на семи просфорах, с изображением на них трисоставного креста, и утверждается, что от таких, собором проклятых и изверженных священников весьма не может быть сущее св. тело и кровь Христовы24. А единоверческие священники совершают литургию на семи просфорах с изображением старой печати, чем сии весьма явно противляются означенному церковному утверждению, а вместе не подвергаются ли и возложенному за то церковному проклятию? Не нужно ли признать, следуя «Пращице», что и самое таинство, совершаемое ими, не действительно? 4) Архипастыри единоверческой церкви, хотя и научают старообрядцев священному в ней верослужению, но сами того не творят и прихожан господствующей церкви к принятию единоверческих таинств не допускают, а свое священнослужение совершают по таким печатным книгам, которые и сами единоверцы в спасение себе не приемлют25. А это противно апостольскому заповеданию: елика не угодна суть себе, и иным не творите (Деян. 15:20). А потому, если подчинить себя таким архипастырям и – не подражать делам их, то не согласно будет со св. Писанием, чуждо христианскому обыкновению и самой совести противно. 5) Распределение учения и пределов единоверческой церкви через духовных и гражданских чиновников, с принуждением и доносами на старообрядцев, несогласно с кротостью духа евангельской истины, оставляющей и плевелы с пшеницей купно расти до жатвы, и повелевающей добро творить ненавидящим нас, а сверх того противно своду законов тома XIV, стат. 70 и 73 4-й части (устав о благочинии). Это – больше всего и приводит старообрядцев в сомнение и удаление от духовного начальства. «По таковой совершенной невозможности и необходимости находят себя старообрядцы вынужденными повергнуться пред священной особой Всеавгустейшего Монарха, Всемилостивейшего Государя Императора Николая Павловича, всероссийского Самодержца и иностранных государств повелителя, и слезно умолять его высокомонаршее человеколюбие о избавлении людей сих от принуждений к принятию учения и таинств единоверческой церкви и об оставлении их церквей и домов на прежнем положении без притеснения, дабы не лишены были сии усерднейшие из верноподданных той же общезаконной свободы, во отправлении каковой пользуются в России не принадлежащие к господствующей церкви подданные, по силе свода закона ст. 44, 45, 34 том. I-го, ст.70, 686 и 1796 т. X-го, ст. 68, 71, 72 тома XIV».

Оканчивает свою записку о единоверии раскольник следующим замечанием. «Кто имеет свободные часы, место спокойное, рассуждение здравое, мысли несмущенные, – тот сам может увидеть, узнать, рассудит и примениться к тому, что Богу благоугодно и святым согласно, а потому и душеспасительно; ибо у всякого человека душа есть едина, и оную нигде никогда ничем заменить нельзя; но как ныне в теле на сем свете, так и по воскресении с тем же телом или наслаждаться, или мучиться будем во все веки нескончаемые».

Сделав некоторые, значащиеся выше в выносках, замечания по поводу раскольнических мнений относительно учения митрополита Филарета (изложенного в его «Беседах к глаголемому старообрядцу»), а также по вопросу о единоверии, мы считаем совершенно излишним подвергать здесь более подробному разбору изложенное в двух сочинениях неизвестного автора раскольническое учение. В далеко нескудной нашей противораскольнической литературе, начиная «Беседами о мнимом старообрядчестве» преосв. Игнатия, архиеп. Воронежского, «Беседами к глаголемому старообрядцу» митрополита Филарета, «Истинно-древней и истинно-православной церковью» митрополита с.-петербургского Григория, и оканчивая новейшими исследованиями и полемическими статьями расколообличителей – профессоров духовных академий, с «Братским Словом» проф. Н.И. Субботина включительно, читатели найдут обильный запас опровержений на все те доводы в защиту раскола, какие приводятся как в трех раскольнических сочинениях, содержание которых мы изложили, так и вообще в раскольнической литературе. Позволим себе сделать лишь одно общее замечание.

Нам кажется, что нашим полемистам против раскола следовало бы в своих сочинениях более полно и более детально опровергать раскольническую аргументацию, т.е. войти в рассмотрение не только общих оснований раскола, как это обыкновенно делается, но и всех тех частных рассуждений их по спорным вопросам, какие находятся в отдельных, особенно новейших, сочинениях раскольников. «Поморские ответы» Денисовых (символическая книга безпоповщины) доселе щее не рассмотрены и не опровергнуты в целом их составе. Известные старые сочинения – Феофилакта Лопатинского и Арсения Мациевича, посвященные «Поморским ответам», как известно, не исчерпывают вполне своей задачи, да к тому же доселе существуют лишь в рукописях. Относительно недавнее сочинение игумена Парфения «Возобличение на Поморские ответы» (Москва, 1867 г.) – ниже всякой критики. Но особенно следует нашим полемистам обратить внимание на статьи в защиту старообрядства, составленные бывшим единоверческим священником И.Т. Верховским, обращающиеся между раскольниками в большом числе экземпляров в рукописях. Новые аргументы в пользу старообрядчества, содержащиеся в этих статьях, обыкновенно совершенно игнорируются нашими полемистами. Наконец такие сочинения православных ученых, как сочинения гг. Каптерева и Голубинского по истории патриарха Никона, представляющие массу новых документальных данных по истории происхождения раскольнический мнений, доселе неизвестных и непредусмотренных нашими полемистами не только старыми, но и новыми, указывают на необходимость нового пересмотра православной аргументации против раскола и нового метода в постановке полемики против него.

* * *

1

Намек на время кровавых преследований раскола – вторая половина XVII столетия.

2

Т.е. первых времен христианства.

3

Из этого рассуждения автора видно, что сочинение писалось еще в то время, когда существовали попы старого до-Никоновского посвящения, т.е. еще в ХVII столетии. Не принадлежит ли оно сибирскому попу Дометиану, столь знаменитому в истории раскольничьих самосожжений, к которому раскольники обращались с особенным почтением (как и к автору настоящего сочинения, как видно из его начала), что повелит твоя святыня? Спрашивали его, например, по поводу появления массы раскольников, просивших благословения на самосожжение – второе крещение.

4

Очевидно речь идет о царе Алексее Михайловиче.

5

Для наглядного ознакомления со способом заимствований проповедником-раскольником из поучений Путятина приводим начало поучения в день покрова Пресв. Богородицы по Путятину и по раскольничьему сборнику:


У Путятина: Известно вам, слушатели, как некогда израильтяне странствовали по Аравийской пустыне: и пустыня та была непроходима, и солнце жгло там пламенно, и потому Бог дал им облачный столп, который носясь в воздухе показывал путь, куда идти, и вместе укрывал от солнечного зноя. Бог любил тогда свой народ и вел его в землю обетованную и потому дал ему такого чудного руководителя и защитника. Слушатели! И нас Бог любит не меньше Израильтян. И мы имеем подобный облачный столп, пречистую Деву Марию. Она наша заступница и руководительница, покров миру, ширший облака… обуреваемым пристанище. Так некогда видели ее на воздухе с омофором в руках, молившуюся за мир. Это было во Влахерне в нынешний день. И.т.д. У раскольника: Не безызвестно нам из св. Писания, как Израильский народ вел пророк Моисей из работы Египетской и они странствовали по пустыне Аравийской 40 лет. Та пустыня была непроходима и солнце жгло там пламенно, а потому Бог дал им в день столп облачный на воздухе, показывающий им путь, куда идти, и тем же столпом укрывал их от зноя солнечного. Бог любил тогда свой народ, вел их в землю обетованную, обещанную праотцу их Аврааму и послал им такого путеводителя и защитника. Так и нас Господь Бог любит не меньше Израильтян, мы имеем подобный тому столп и покровительство, пречистую и преблагословенную Владычицу нашу Богородицу. Она заступница и покровительница и прибежище в жизни сей мрачной и в юдоли плачевной, покров и облак, обуреваемым пристанище тихое, потопляемым в мирских суетах спасение, истинная и преблагословенная мати Бога нашего. – Видели ее некогда в Царьграде в церкви Влахернской молящуюся с пророками и апостолами и святителями и преподобными и мучениками и со всеми святыми. Увидели они под сводами церкви матерь Божию с омофором в руках. Она была окружена ангелами и архангелами и всеми святыми. И.т.д.

6

Изложенные здесь раскольником-полемистом суждения действительно принадлежат патриарху Адриану и изложеныим в его «грамоте» и «послании» (оба эти памятника напечатаны в издании Есипова: «Раскольничьи дела XVIII столетия», т.II, стр.64 и 73). Раскольник передает их в вольном пересказе, а не подлинными выражениями патриарха. Излишне прибавлять, что суждения эти, как составляющие личное мнение Адриана, канонического и общеобязательного значения иметь не могут. Закон Моисея о небритии брад имел лишь местное значение – для еврейского народа, а у Иеремии бритье брад указывается как этнографическое отличие некоторых народов, враждебных евреям: Иеремия угрожает гневом Божьим этим народам не за брадобритие, существовавшее у них, а за их вражду к народу Божию.

7

Относительно этого места в старопечатном Служебнике следует сказать, что потому-то и понадобилось, по суду вселенской церкви, исправление старопечатных книг, что в них внесены были эти и многие подобные учения неразумными печатниками, по недосмотру русских иерархов того времени.

8

Почему же «должен»? Св. Дмитрий говорит, что можно и брить и не брить.

9

Ничего подобного в книге пророка Варуха (которая состоит из пяти, а не шести глав не находится).

10

Приводимые раскольником слова якобы Климента, епископа римского, действительно содержатся в упоминаемых творениях Андриана. Но откуда взял эти слова патриарх Андриан, мы затрудняемся сказать. Ни в известных «постановлениях апостольских» (русский перевод их, сделанный архим. Иннокентием, ректором Казанской академии, Казань, 1864 г.), ни тем более в «правилах св. апостолов, печатаемых в «Кормчей» и в «книге правил», ничего подобного Клименту не приписывается. «Завещание св. апостолов», цитируемое патриархом, очевидно, какой-нибудь апокриф, может быть recognitiones. Климента, в какой-либо испорченной редакции. – Относительно всего этого учения патриарха Андриана следует сказать вышеприведенными словами митрополита Филарета: «намерение было доброе, но суждение неосмотрительное». Как частное мнение одного лица, хотя и патриарха, это учение Андриана о брадобритии не есть учение церкви, а потому ни канонического, ни догматического значения иметь не может, подобно многим частным мнениям некоторых даже св. отцов, которые не только не приняты церковью, но даже и прямо отвергнуты ею.

11

Здесь уместно припомнить, что книга «Стоглав», цитируемая раскольниками как символическая, по новейшим, вполне основательным, исследованиям, такого значения иметь отнюдь не может. Это не больше, как черновые записки соборных заседаний, не имеющие подписи заседавших на соборе отцов, потому именно, что в них внесены были мнения, которых собор не одобрял, – каковые мнения раскольнические, в этой книге содержащиеся. По мнению преосв. Никанора (см. его «Беседу о перстосложении» СПБ.1980 г.) это даже не черновые записи соборных решений, а проекты соборных решений, составленные до собора, знаменитым попом Сильвестром, который по мнению преосв. Никанора, безуспешно старался навязать эти проекты собору.

12

Если все это и правда, то все-таки отнюдь не доказывает истинности раскольнического учения об общеобязательности и догматической истинности учения раскольнического о перстосложении, а свидетельствует лишь о поместном и временном существовании двуперстия в некоторых церквях. Подробнее см. об этом в книге преос. Никанора: «Беседа о перстосложении». Спб. 1890. Издание журнала «Странник».

13

Послание это издано мной в Христ. Чтении за 1869 г. О том, как следует понимать содержащееся в нем учение о перстосложении, см. в моей брошюре: «Как учил о перстосложении патриарх Иов». Спб. 1890.

14

Цитируемые автором книги большей частью неизвестны в библиографии. Свои цитаты автор заимствует главным образом из «Поморских Ответов» Андрея Денисова. – Несостоятельность всех этих возражений против «беседы» Филарета для понимающих дело видна с первого раза. В «беседе» автор ссылается на св. Писание, соборы вселенские, на отцов церкви, а раскольник-полемист указывает на древние харатейные книги. Но дело в том, что еще больше древних харатейных книг и древних икон, в которых содержатся доказательства употребления в древности троеперстия. См. об этом в упомянутой «беседе» преосв. Никанора.

15

Все эти и другие такого же рода факты в сущности ничего не доказывают в смысле раскольнического учения, так как гораздо большее количество подобных фактов, иногда гораздо более важных, свидетельствуют о том, что в древней – до-Никоновской – церкви в разных местах и в разные времена аллилуйя пелось трижды. Приводимые здесь раскольником факты говорят лишь о поместном, в известные времена, существовании аллилуйи сугубой. Это одновременное двоение аллилуйи в одних местах и троение – в других доказывает лишь, что этот предмет к существу веры не относится и что к вопросу о том, дважды или трижды следует говорить аллилуйя, церковь относилась почти безразлично.

16

Считаю не лишним указать здесь на любопытное мнение одного из членов Св.Синода, Афанасия, епископа вологодского († 1737 г.), относительно слов «истинного» и «нет конца» в символе. В представленном им в 1727 году в Св. Синод докладе относительно степени справедливости заявлений некоего иеродиакона Макария об отступлениях от православия церкви южно-русской (Киев и пр.), преосв. Афанасий говорит: «что он (Макарий) пишет, в книгах-де печерских пиложено и напечатано в Символе «истинного», и он (Макарий) держит, что не надлежит прибавлять или убавлять что в Символе. То правда (т.е. что не следует что-либо прибавлять в Символ), только «истинного» не прибавка, а истолкование, так как у Греков Κόριογ имеет два с…: и «Господа», и «истинного», и может быть, что переводчик тамошний положил оба те смысла за опасность». «В Символе-де у них (Киевлян) напечатано: «нет конца». О том рассуждаю, что против перевода есть погрешность, а против с… – нет, так перед Богом нет прошедшего и будущего времени, но все настоящее, яко же и Моисею имя свое явил: сый«. См. в составленном мной VI томе «Описания дел Синодального Архива», положение XV, стр. CLXXIII.

17

Эта тирада составляет перефраз предисловия «Поморских ответов» Андрея Денисова.

18

Единоверие, установленное Св.Синодом, не есть особая «церковь», а лишь часть одной и той же православной церкви, существуют единоверческие приходы в разных православных епархиях, – в этих приходах священники – православные, совершающие обряды и таинства по старопечатным книгам, с соблюдением всех нынешних обрядовых отличий старообрядства.

19

Эти упреки и обвинения не справедливы. Разрешая единоверию обряды старые (сугубое аллилуйя, восьмиконечный крест, хождение посолов при крещении и венчании и.т.д.), православная, или, как выражается раскольник, господствующая церковь тем самым отнюдь не требует от единоверцев признания этих особенностей богопротивными и еретическими. Церковь требует лишь принятия единоверцами священников, правильно посвященных законной иерархией, так как только при этом условии совершаемые в церквях таинства могут быть признаны действенными и спасительными. Еще патриарх Иоаким говорил бунтовавшимся раскольникам, жаловавшимся на то, что их мучат за старые обряды: «не за обряды вас мучат, а за то, что церкви не повинуетесь».

20

И здесь раскольник не прав. Раз раскольники возвращаются к церкви на началах единоверия, эти клятвы, само собой разумеется, утрачивают силу, так как произнесены на противящихся церкви.

21

Автор имеет в виду известную фразу св. Дмитрия в «Розыске».

22

В Евангелии от Луки,VII, 14, при рассказе о воскресении сына вдовы Наинской упоминается об одре, на котором несли болящего. В чтении этого текста по-гречески св. Спиридон находил неправильным употребление для обозначения слова одр греческого χλιγή, а требовал, чтобы значилось σορός. Первое означает вообще кровать, постель, а второе – одр (носилки), вообще требовал устранения понятия о кровати, ложе для сна, а выражения, которым бы обозначалось ложе болящего или умершего.

23

Эти частные случаи не могут иметь значения обязательного закона и не оправдывают сопротивления церкви со стороны раскольников.

24

В известной «Пращице» архиеп. Питирима речь идет об отлученных, беглых попах, совершавших таинства у раскольников, но не о единоверческих священниках, законно поставленных самой церковью. Клятва на первых, очевидно, не относится ко вторым.

25

Это не правда. Православные архиереи служили нередко и доселе служат иногда, по приглашению прихожан и по собственному желанию, в единоверческих церквах по старопечатным книгам и с соблюдением всех обрядов староверов. Равным образом никому из православных не запрещается принимать таинства от единоверческих священников и молится в единоверческих церквах.


Источник: Н.И. Барсов. Раскольничья литература новейшего времени. // Христианское чтение. 1894. № 5-6. С. 487-515.

Вам может быть интересно:

1. Обзор апологетических трудов восточных отцов и учителей Церкви в IV и V веках Пётр Иванович Цветков

2. Новооткрытое произведение святого Иринея Лионского "Доказательства апостольской проповеди" Николай Иванович Сагарда

3. Экзегетический анализ Евр. 11:15 профессор Николай Никанорович Глубоковский

4. Иудейское толкование Ветхого Завета (в отношении к новозаветному) профессор Иван Николаевич Корсунский

5. Учено-литературные труды архим. Андроника Димитракопула профессор Иван Егорович Троицкий

6. Собрание сочинений профессор Виктор Дмитриевич Кудрявцев-Платонов

7. Виссарион Никейский профессор Александр Иванович Садов

8. Недавно открытый апокрифический памятник «Песни Соломона» и попытка А. Harnaсk’а привлечь его к вопросу о происхождении четвертого канонического Евангелия профессор Сергей Михайлович Зарин

9. Кондакарий в греческом подлиннике XII-XIII в. профессор Иван Данилович Мансветов

10. Аркадий, архиепископ Пермский и Петрозаводский и некоторые его сочинения против раскола профессор Николай Иванович Субботин

Комментарии для сайта Cackle