Библиотеке требуются волонтёры

Митрополиты в первые три века христианства

Содержание

Предисловие

Введение. Происхождение и развитие иерархии общин

Глава первая I. Вопрос о церковных округах в ученой литературе II. История и характеристика римского провинциального управления на востоке империи III. Императорский культ и его организация IV. Этнографическое деление восточной половины Римской империи I. Провинция Азия II. Провинция Вышния-Понт III. Провинция Галатия IV. Провинция Ликия и Памфилия V. Провинция Каппадокия VI. Провинция Киликия VII. Провинция Кипр VIII. Провинция Сирия IX. Провинция Палестина X. Провинция Месопотамия XI. Провинция Аравия XII. Египет XIII. Провинция Крит-Кирена V. Образование церковных округов на почве этнографического деления Римской империи VI. Обзор церковных округов в первые три века христианства I. Провинция Палестина II. Провинция Сирия III. Провинция Кипр IV. Провинция Месопотамия V. Провинция Аравия VI. Египет VII. Провинция Киликия VIII. Провинция Каппадакия IX. Провинция Вифиния-Понт X. Провинция Галатия XI. Провинция Ликия-Памфилия XII. Провинция Азия XIII. Провинция Крит-Киренаика VII. Борьба церкви с императорским культом Глава вторая. Соборы I. Исторический очерк развития епископской должности II. Соборы для избрания епископа III. Происхождение регулярных соборов IV. Христианские соборы II и III веков V. Устройство соборов VI. Делопроизводство собора Глава третья. Митрополиты в первые три века христианства I. Развитие власти митрополитов II. Римский епископ III. Александрийский епископ IV. Развитие митрополичей власти в Антиохии и на востоке Глава четвертая. Институт митрополитов по канонам никейского собора 325 г. I. Новое провинциальное деление Римской империи и административные реформы Диоклетиана II. Никейский собор и церковно-провинциальное устройство Восточно-Римской империи III. Канон шестой никейского собора 325 года IV. Канон седьмой первого вселенского никейского собора  

 
Предисловие

Цель этой работы чисто научная. С этой точки зрения появление ее не нуждается в оправдании. Несмотря на обилие источников в русской науке церковного права доселе не существовало сочинения, посвященного истории развития церковно-правительственной власти. Мое желание, по мере сил и возможности, пополнить этот пробел. Предлагаемая ныне на суд публики книга: «Митрополиты в первые три века христианства» – это первая попытка в этом направлении. Главным предметом моего исследования было изображение постепенного развития высшей епископской власти на востоке; но так как в первые века на слагающееся церковное устройство имел неотразимое влияние Рим, то мне поневоле пришлось коснуться также и его. Согласно намеченной цели стремления автора заключались в том, чтобы на основании имеющихся церковно-исторических фактов установить истинный смысл никейских канонов и определить, каково было устройство восточной церкви в первые три века христианства. Насколько я успел в этом – судить не нам. Заранее извиняюсь только пред читателями за могущие встретиться опечатки, избежать которых было невозможно в виду печатания книги inter absentes.

Для более наглядного представления об административном и церковном делении Восточно-Римской империи в первые три века христианства, мы приложили карту, составленную нами на основании трудов Генриха и Рихарда Киперта, Рамсэя, Муррея, Менкэ, Дюмихена, Гельцера и т. д.1.

В заключение считаю своим долгом принести мою глубокую благодарность профессору Н. С. Суворову за долголетнее руководительство на научном поприще и за содействие при написании этого сочинения. Я не буду и говорить о моей признательности юридическому факультету Императорского Московского университета за материальную поддержку, благодаря которой и было только возможным появление в свет настоящего труда.

П.Г.

Введение. Происхождение и развитие иерархии общин

Всякая епископская христианская община – ἐκκλησία, церковь. Во главе ее стоит епископ. Всякий епископ есть преемник апостолов, и, как таковой, владеет Божественной харизмой. А так как харизма дарована Богом всем епископам в одинаковой мере, то, значит, все епископы по силе равны2. Нет ни старших, ни младших. Власть каждого конкурирует с властью других. Не было в Церкви власти, которая могла бы заставить епископа принять известное положение вопреки его личному убеждению3. Власть каждого епископа самостоятельна и независима. Поэтому всякий епископ мог оспаривать воззрение другого епископа, считая его ошибочным, и свое собственное мнение но данному вопросу признавать за истину для всей церкви4.

Между тем фактически сила и значение епископов были различны и на практике полного равенства между ними никогда не существовало.

Откуда же это различие?

Причина его заключается в том, что положение епископа покоилось на положении его общины5.

В идее все христианские общины равны, потому что всякая епископская община составляет церковь, ἐκκλησία6. А так как всякий епископ есть преемник апостолов, то отсюда всякая община есть община апостольская (ecclesia apostolica)7. Но, во первых, были из них некоторые, которым по историческому или легендарному преданию приписывалось непосредственное основание от апостолов или апостольских учеников8; а во-вторых, не одно апостольское происхождение выдвигало на первое место церковное значение общины. Некоторые общины, напр., Филиппы, Дербия, Листра и др., несмотря на свое безусловно апостольское основание, никогда не доросли до ранга первенствующих общин. Сам Иерусалим, хотя мог и даже имел в первое время великое значение в христианстве, никогда не играл такой выдающейся роли в истории, как Рим, Александрия и Антиохия. Затем существовали еще некоторые другие общины выдающегося церковного значения, напр., Карфаген, которым никак нельзя приписать апостольского происхождения9.

Таким образом, хотя принципиально все христианские общины апостольские и равны, тем не менее между ними de facto существует различие.

В большей или меньшей степени различие это обусловливалось тем, каково было значение города, к которому принадлежала данная община, а также какова была величина, значение и сила самой общины. На этом основании уже в первое время христианства три великие столицы Империи – Рим, Александрия и Антиохия были вместе с тем и важнейшими христианскими общинами10. Этому, правда, способствовало отчасти также и то обстоятельство, что все три означенные общины, по христианскому преданию, были основаны апостолами или их учениками11. Во всех важнейших вопросах, которые возбуждались в церкви, участие этих трех общин в лице их епископов являлось необходимым и неизменным12. Рядом с ними в разных частях церкви выступали другие общины: в Азии – Смирна13 и Ефес14, в Латинской Африке – Карфаген15, в Галлии – Лион16, в Киликии – Тарс17, в Каппадокии – Кесария18, в Аравии – Бостра19 в Греции – Коринф и т. д. В Палестине отношения развивались особенно, так как здесь в одной области выделилось две общины – Кесария и Иерусалим20. Во всех выступивших вперед общинах мы узнаем главные города Римской Империи.

Рассмотрим теперь, каковы были основания к такому выступлению вперед общин главных городов Римской Империи.

Для своей деятельности апостолы прежде всего избрали иудейские общины, находившиеся преимущественно в главных городах Диаспоры, Малой Азии и Египта21. Причиною этого было отчасти подражание Божественному учителю, проповедавшему исключительно иудеям, и желание поскорее сообщить рассеянным сынам Израиля радостную весть об освобождении, отчасти выступавшее в апостолах чувство национальности22. Следуя тракту римских дорог, апостолы со своею проповедью прежде всего явились в главные города Римской Империи. В глазах апостолов они заслуживали предпочтение пред другими, как по числу жителей, так и потому, что чрез их посредство проповедь могла проникнуть внутрь страны23. Так св. апостол Павел, попав на остров Кипр, густо населенный евреями24, проповедал в главных городах его – Саламине и Пафе25. После этого, явившись в Малую Азию, он посетил города Пергию в Памфилии и Антиохию в Писидии26. Также точно и другие места его деятельности были преимущественно важнейшие города Римской Империи, как-то: Тарс27, Ефес28, Икония29, Антиохия30, Фессалоника31, Афины32, Коринф33, Рим34 и др. Результатом проповеди было образование в них малой христианской общины. Торговые и другие сношения, связывавшие эти города с другими близлежащими городами и местечками были причиною того, что христианство распространялось также и в этих местах35. Так естественно вокруг городов, бывших местами апостольской деятельности, образовались известные круги, в пределах которых установились филиальные отношения между главною общиною и общинами, получившими от нее христианство36. К этому надо присовокупить значение такой общины, как общины большого города. Официальное гражданское значение последнего, натуральное преимущество пред прочими городами, большее обилие знания и культуры, многолюдство и богатство, наконец большое число верующих, – все это должно было необходимо отразиться на положении его христианской общины и дать ей перевес над другими общинами данного круга37.

Таким образом уже на почве возникновения и распространения христианства фактически образовалась известная иерархия общин. С течением времени эта иерархия еще более выступила вперед.

Обстоятельствами, способствовавшими всего более возвышению одних общин над другими и укреплению за ними своего влиятельного положения, по мнению Зома, были, во-первых, способность и вместе обязанность руководящих общин, общин больших городов, заботиться о более слабых, и во вторых, сила означенных общин в отношении церковной рецепции.

В силу братской любви на более сильной христианской общине лежала обязанность оказывать в случаях нужды помощь более слабым общинам. На первом месте, конечно, стояла материальная помощь. Из первых веков мы видим несколько примеров оказания такой помощи. Первым по времени является – помощь Антиохийской общины иудейским общинам во время голода в Палестине38. Особенно велика была в этом отношении слава Римской общины39. Из Рима дары любви расходились по всему христианскому миру40. Отсюда Игнатий Богоносец величает Римскую общину «первенствующей в любви»41. Но это не все. Бели община подвергается раздору, несогласию или находится в других трудных обстоятельствах, то на обязанности более сильной общины лежало помочь ей выпутаться, из этого затруднительного положения42. Древнейший пример этого рода есть вмешательство Римской общины в конце I века в коринфскую смуту. Особенно часто такого рода вмешательство должно было иметь место при избрании епископа в малых, слабых общинах. Такая практика засвидетельствована одним из древнейших источников церковного права. Мы имеем в виду церковные каноны св. апостолов или так называемую Die Apostolische Kirchenordnung43. Во второй части памятника, которая названа Гарнаком Κατάστασις τοῦ κλήρου и относится ко второй половине II века мы читаем: Если находится немного мужей и в каком-либо месте не окажется и двенадцати человек, которые могли бы подавать голос об избрании епископа, то должно написать к соседним общинам, где есть организованная церковь, чтобы оттуда пришли три избранных мужа и заботливо испытывали того, кто достоин (епископства)44.

Но главным фактором, действовавшим самым могущественным образом на создание известного взаимоотношения между общинами была сила более влиятельных общин в отношении церковной рецепции.

Церковная власть, говорит Зом, возникла ив власти в отношении церковной рецепции45. Последняя была тем могучим рычагом, при помощи которого совершилось подчинение более слабых общин – более сильным, превратившееся позднее в подчинение более слабых епископов более сильным.

В виду важности для нас и вообще новости для науки учения о церковной рецепции мы изложим по этому вопросу мнение Зома.

По древнему воззрению, всякая отдельная христианская община свободна, независима46 и является отражением на земле небесной церкви Божией47. Высшая власть в ней принадлежит ἐκκλησία, общинному собранию, членами которого являлись все верные общины48, со включением в начале, как кажется, даже женщин49. Глава ἐκκλησίας – Христос50. Он невидимо присутствует в собрании общины и чрез него осуществляет свою волю51. Вследствие этого ὲκκλησία действует от Его имени. Этим само собою исключается всякая должностная власть, которая стояла бы над собранием52.

Ни в административном, ни в судебном отношении, говорит Гарнак, в древне-христианской общине не заметно стоящих над нею должностных лиц53. Не имея над собою никакой высшей должностной власти, христианская община следует только слову Божию. Она повинуется только ему и руководствуется единственно им. Слово Божие господствует над христианской общиною и дает решение по всем вопросам общинной жизни. Шла ли речь об избрании известного лица на службу церкви54, разрешении от греха55, церковном наказании и т. п.56, в каждом отдельном случае решало Слово Божие, которое выражало свою волю чрев посредство одаренных особою харизмою лиц, именно: апостолов57, пророков58 и дидаскалов59. В таком положении был, например, апостол Павел. При разрешении различных вопросов общинной жизни выступает то Слово Божие60, то его личное мнение. Для первого он требует от общины безусловного повиновения. Иное когда он предлагает что-либо лично61. Он не считает себя господином над верою общины62. Его наставление, говорит Лэнинг63, не приказы, а только убеждения64, исполнение которых зависит от свободного послушания со стороны общины. Также действовали и другие носители харизмы.

Но что было критерием того, что в данном случае выступает именно Слово Божие, а не личное мнение того или другого учительствующего?

Таким критерием являлась сама община.

«Если кто говорит на незнакомом языке, говорите двое или много трое, и то порознь, а один изъясняй. Если же не будет истолкователя, то молчи в церкви, а говори себе и Богу. И пророки пусть говорят двое или трое, а прочие пусть разсуждают»65.

Как за речью на незнакомом языке следует разъяснение (διερμηνεύειν), так, по наставлению ап. Павла за пророческой речью должно идти рассуждение (διακρίνειν) Речь на незнакомом языке» как таковая, для слушателей непонятна. Отсюда нужда в объяснении, в переводе. Пророчество, как таковое, понятно. Но оно требует исследования, именно исследования о том, действительно ли оно исходит от Св. Духа. Исследование это совершается всеми членами собрания66. Как дар пророческой речи, так и дар различения духов (διάκρισις πνευμάτων) дан Богом общине67. Из массы свидетельств явствует, что исследованию общины подлежал не только вопрос, истинный ли пророк – данный субъект, но и всякая речь последнего68. Апостолы, пророки и дидаскалы в этом отношении не составляли исключения. Пo завету апостола Павла ἐκκλησία тщательно должна была испытывать, истинный ли апостол, пророк или дидаскал данное лицо и только признав таковым, могла вверить ему проповедывание Слова Божия69. Вследствие этого после пророческой речи следовали критические голоса лиц, обладавших «даром различения духов» и истинное пророчество для церкви считалось только то, которое признавало таковым собрание общины. Таким образом в каждом отдельном случае можно наблюдать 1) выражение чрез учительствующего (апостола, пророка или учителя) воли Божией и 2) признание его за таковое со стороны общинного собрания, или другими словами рецепция его общинным собранием. Эти два момента можно наблюдать во всяком акте древне-христианской общины. Как в вопросах догмы, так и дисциплины было необходимо определение воли Божией. Присутствующий апостол или пророк сообщал эту волю собранию, а последнее чрез свою рецепцию признавало, что это есть, действительно, воля Божия и, как таковая, должна иметь силу для церкви.

Действия отдельной общины желали быть действиями всей церкви. Но ни одна община не имела формальной власти над всею церковью. Отсюда, говорит Зом, значение рецепции со стороны церкви, т. е., всех общин. Церковные акты отдельной общины получали свою церковную законность, если рецепировались церковью. Отсюда в видах получения рецепции все наиболее важные акты стали сообщаться другим общинам. Само собою, что предметом сообщения было не всякое действие отдельной общины. По общему убеждению церковная рецепция требовалась только для наиболее важных актов христианской общины, как-то: крещение, обратное принятие в церковь, рукоположение70. Как на пример можно указать на рукоположение Оригена, о чем было сообщено другим церквам71. Но избрание и посвящение епископа всегда сообщалось, по крайней мере с III века72. Поставление нового епископа имело непосредственное значение для всей церкви. Всякий епископ был представителем своей общины и, как таковой, являлся связующим звеном своей общины с другими общинами. Раз посвящение епископа было рецепировано церковью, оно тем самым признавалось законным73. Точно также всегда сообщалось другим общинам об отлучении или низложении епископа. Лучшим примером является Новациан, об отлучении которого было сообщено епископам Александрии74, Антиохии75, Карфагена76 и других городов (напр. в Галлии и Испании). Кроме случаев избрания и посвящения епископа, отлучения или отрешения его от должности, рецепция требовалась также по всем вопросам догмы и церковной дисциплины77.

Но в природе вещей лежало, что рецепция со стороны христианства (ἐκκλησία καθολική) совершалась чрез наиболее влиятельные общины, именно общины больших городов Римской империи. Необходимость участия их во всех важнейших вопросах учения и права свидетельствуют о фактическом весе их. Большая влиятельная община находилась, как мы знаем, в непосредственной связи со всеми малыми общинами. Этого мало. Благодаря обязанности помогать им как материально, так и советом, а также благодаря своему нравственному влиянию она участвовала или более или менее влияла на решение всех дел в малых общинах. Отсюда раз известный акт был рецепирован общиною большого города, то тем самым предполагалось, что он будет признан также и малыми. Большая община имела таким образом власть в отношении церковной рецепции над малыми общинами78.

Отсюда выясняется, почему на практике сообщение важнейших решений делалось только таким большим общинам. Эти, собственно, решали вопрос о рецепции, а их примеру следовании окружные слабые общины. Но этого мало. Уже с начала III века существует обыкновение, что отдельнае большая община всякое дело, требующее церковной рецепции, сообщает только большим общинам, которые уже в свою очередь должны сообщить его другим общинам, находившимся с ними в связи. Словом, уже в III веке мы видим вполне развитую систему церковных сношений79. Как скоро известные большие общины образовали центры сообщения, выступила иерархия общин80. Не всякая община сносилась непосредственно со всею церковью. Напротив. Отдельная община принадлежала к известному кругу, в центре которого находилась определенная большая община. Также точно и большая община по обычаю не имела непосредственных сношений со всеми общинами христианства. Когда требовалось что-либо сообщить, она уведомляла об этом большую общину и эта уж община сообщала дело общинам своего круга. Пример дает Латинская Африка. Отдельная община этой области сносилась с Карфагеном, последний с Римом. Равным образом и обратно: из Рима сообщение шло в Карфаген и уже отсюда в отдельные общины Африки81.

Церковный образ сношений практически определился сам собою, благодаря существующей системе светских сношений. Здесь опять выступили большие города и впереди всех других имперские столицы, образуя, так сказать, узлы церковных сношений.

Так на почве этих церковных сношений мало-помалу образовались большие или меньшие круги в отношении церковной рецепции. Центры таких кругов – общины больших городов – должны были сообщить свою репепцию подлежащему акту и получить его со стороны всех других общин данного круга. Благодаря своему влиятельному положению и авторитету среди прочих общин, общины центров должны были приобресть и приобрели большое, можно сказать, решительное влияние на церковную рецепцию. Отсюда, для большинства случаев они составляли то, отчего зависела рецепция всей церкви82. Возьмем опять для примера Латинскую Африку. Здесь о посвящении или отлучении епископа уведомлялся только центр сношений, т. е. Карфаген. Община последнего должна была одобрить акт местной общины и сообщить его африканским и другим общинам. Раз центр высказался за признание известного действия, то это было презумпцией, что и другие общины после этого прекословить не станут. Все, значит, зависело от Карфагена. В этом смысле можно сказать, что одни большие общины, помимо малых, осуществляли как, бы высшую церковную власть, власть судить о законности актов всех христианских общин.

Практическим следствием было то, что центральные общины, общины больших городов – многие важные вопросы стали сообщать малым общинам своего круга в форме решений. Сообщение так приняло вид уведомления, в котором исходило решение большой общины83. В основе такой решающей власти последней лежала власть ее в отношении церковной рецепции. Отсюда всякое дело, требующее церковной рецепции, стало зависеть от того, будет ли оно рецепировано большою общиною или нет. Если оно рецепировалось, то входило в законную силу, в противном случае становилось ничтожным. Таким образом власть над законностью действий других общин, т. е. фактически высшая власть, находилась в руках больших общин.

Из этой власти большой общины в отношении церковной рецепции возникает, по Зому, во-первых, право главной общины издавать обязательныt нормы для других общиy своего круга и во-вторых, род апелляции на решения местных общин84.

Первое можно видеть в Латинской Африке во времена Киприана. Карфагенский епископ отвечал на вопросы епископов своего круга: следует ли терпеть в общине актера, не оставляющего своего занятия и обучающего ему других85, как действовать против непокорных диаконов и их приверженцев86, как держаться в отношении девственниц, возлежавших с мужчинами, но сохранившими обет девства87, как поступать относительно lapsi88 и последователей Новациана89, как относиться к крещению еретиков90. Его решения исходят в весьма авторитетном тоне и само собою заключают обязательную силу. По правилу они исходят не от одного Киприана, но от Киприана с его пресвитерием91 или даже предполагают соборное обсуждение92. Здесь действует не личное мнение Киприана, но воззрение всей Карфагенской общины. Здесь, по мнению Зома, мы имеем перед собою зачаток декретала. Большая община решает также дела другой общины93.

Что касается права апелляции к большой общине на решения малых, то это было явлением весьма частым. Всякий отлученный епископом малой общины мог принести жалобу большой общине, чтобы она отказала в рецепции отлучения и вместе с тем, значит, в церковной законности данного акта малой общины. Что такие случаи были не редки, это доказывается утверждением этой практики на Никейском соборе (кан. 5). Наиболее важное значение, естественно, имел тот случай, когда отлучался и отрешался от должности епископ. Отлученный епископ и вместе его община могли обратиться к большой общине своего округа или, как это нередко случалось, к другой какой-нибудь важной общине, чтобы добиться на почве церковной рецепции нужного им результата. Примером такого рода апелляции является в III веке обращение в Рим испанского епископа Василида, отрешенного от должности своею общиною за смертный грех. Римский епископ Стефан, отказав в рецепции настоящего акта испанской общины, признал отрешение от должности Василида незаконным94. Испанская община с своей стороны апеллировала в Карфаген, ища признания своему определению. Киприан с собранием общины признал напротив, что отрешение от должности, как Василида, так и другого испанского епископа, бывшего в подобном положении Марциала – вполне законно95. Эта борьба между епископом и общиной велась на почве церковной рецепции. Рим являлся для Испании большой общиной. Община же, сместившая с должности Василида, попыталась добиться признания законности за своим решением при посредстве личного влияния Киприана и его Карфагенской общины, находившейся также в близких отношениях в Испании96.

Таким образом уже в III веке первенствующая большая община решала и утверждала дела более слабых общин и была для них апелляционной инстанцией, т. е., иными словами, на ночве происходивших сношений (запрос, апелляция) она осуществляла над ними в ограниченном, конечно, размере высшую власть. Этого мало. Большая община, как мы раньше видели, могла по собственному почину вмешаться в дела малых, фактически зависящих от нее общин. Мотивом для этого была обязанность вспоможения. Последнее должно было проявляться и в том случае, если даже не было об этом просьбы. Интересы и дела малых общин лежали близко в сердцу большой общины. Вследствие этого, вследствие братской любви большая община вмешивалась в дела малых общин своего круга. На почве этой моральной обязанности вспоможения, а также власти в отношении церковной рецепции возникла власть большой общины над другими общинами и образовался круг, внутри которого большая община управляла делами малых общин, рассматривавшихся как бы ее частями. Таким образом в фактически сильном положении большой общины над малыми заключался зародыш, из которого возникли право утверждения, решения, апелляции и вообще право управления большой общины более слабыми общинами97.

С течением времени перечисленные права, конечно, должны были усилиться. Фактическая иерархия общин вела к тому, чтобы позднее превратиться в правовую иерархию. В основе ее лежало сильное положение общины. Бот это-то сильное положение и было причиною того, что выдвигало вперед известный епископский стол. Но могло быть и так, что благодаря личному влиянию епископа могло возвыситься также значение общины. Такой факт у нас на лицо. Смело можно сказать, что апелляция испанской общины в Карфаген обусловливалась не столько сильным положением Карфагенской общины, сколько личным влиянием и славою Киприана. Положение епископа особенно заметно отражалось на общине там, где не было сильных общин и первою общиною считалась та, епископ которой был самым старшим по возрасту или по времени посвящения в епископа в пределах всей страны (примас). Здесь значение общины зависело от значения епископа98. Но это было исключением из общего правила, исключением только подтверждавшим общее правило, что положение епископа покоится на фактически сильном положении общины.

С образованием единоличного епископата99 обязанности большой общины перешли на ее епископа. Епископ более сильной общины – общины большого города – обязан был заботиться о более слабых общинах. На нем лежали попечение и руководство всеми общинами данного круга. Для всех их он являлся также как бы епископом100. Епископ большой общины был вместе с тем епископом большой области, епископом множества других общин. Наиболее интенсивно проявлялись эти отношения по прежнему в тех случаях, когда соседняя малая община оказывалась без епископа и нуждалась в епископском избрании. Епископ большой общины в это время, время вдовства епископской кафедры, должен был осуществлять епископскую заботу в малой общине и содействовать скорейшему назначению нового епископа101. Все это ясно мы видим по письмам Киприана. Когда умер епископ Тибариса, то Киприан, зная, что овдовевшая община будет домогаться его приезда, в виду невозможности исполнить это, написал ей письмо, в котором старается ее поддержать и утешить102. Другой пример представляет община Адрумента. Во время отсутствия ее епископа Поликрата, Киприан оберегал ее от безпорядков и возмущения103. Забота епископа большой общины должна была особенно проявляться в тех случаях, когда требовалось избрание епископа в более слабых общинах его круга. В 311 году умер епископ Цирта в Нумидии. В виду этого Секунд, епископ Тигизисский, как примас (primae sedis episcopus) созвал собор, на котором был избран и посвящен в епископа Сильван104. В указанном нами случае хотя и выступает не епископ главного города, но епископ старейший, тем не менее, отсюда, по мнению Зома, можно заключить что тоже самое было свойственно и епископу большой общины, так как первенство старейшинства сложилось по тому же образцу, что и первенство стола105.

Но случай епископского избрания не был единственным.

При наличности епископа, в малой общине могли возникнуть споры, беспорядки и затруднения, которые разрешить было не по силам самой общине. Епископ большой общины и в этих случаях мог вмешаться в дела малой общины. При этом в такой роли третейского судьи епископ большой общины мог рассматриваться, как епископ посторонний, епископ чужой общины, но также как и епископ епископа, т. е. высший епископ. Случаи такого рода вмешательства известны из III века. Видя, что Арелатская община раздирается внутренними смутами, по поводу своего новациански настроенного епископа Марциана, Фаустин, епископ Лионский, вмешался в дела Арелатской общины и, не имея права сместить Марциана с должности, созвал Галльский собор, который отправил соборное послание в Рим с просьбой принять меры против Арелатского епископа106. Сюда же можно отнести образ действий Киприана в Фурнитанской общине, по поводу смуты, вызванной противозаконным назначением пресвитера Фаустина в опекуна107.

* * *

1

Н. Kiepert. Atlas antiquus. Berl.

It. Kiepert. Карты в Suppl. Vol. III Inscriptionum orientis et illiryci latinaram. ed. Momsen, Hirschfeld, Domaszewski. Berl. 1902.

Spruner-Menke. Historischer Atlas.

Dümichen. Zur Geographie des alten Aegypten. Leipz. 1894.

2

Harnack, А., Lehrbuch der Dogmengeschichte, Bd. 1 S. 348.

3

Hatch, Die Gesellschaftsverfassung der christlichen Kirchen in Alterturn Uebersetzt u. mit Exkursen versehen von A. Harnack, Giessen, 1883 S. 175.

4

Карфагенский собор 256 года (Cypriani Opera ed. Hartel, Vindob. 1868–71 t. 1 p. 435 sq) Cypr. ep. 55, 21; 59, 14; 69, 17; 72, 3; 73, 26; 75, 24. Дионисия Малого предисловие к латинскому переводу греческих канонов (Maassen, Geschichte der Quellen and der Litteratur des Kanonischen Rechts in Abendlande, Gratz, 1870 Bd. 1 S. 964. 965).

5

Sohm, R., Kirchenrecht. Leipz. 1892 Bd. 1 S. 350.

6

Harnack, А.. Die Mission und Ausbreitung des Christentums in den ersten drei Iahrhunderten, Leipz. 1902. S. 332.

7

Прямо это говорит Тертулиан de praescr. (herausgegeb. von E. Preuschen) c. 20: Апостолы основали ecclesias apud unamquamque civitatem, от которых прочие общины получили или еще получают свою веру, ut ecclesiae fiant: ас per hoc et ipsae apostolicae deputabuntur, ut soboles apostolicarum eeclesiarum, так как всякая вещь определяется по своему происхождению. Itaque tot ас tantae ecclesiae una est illa ab apostolic prima, ax qua omnes; sic omnes primae et omnes apostolicae, dum una omnes. Так как все общины образуют одну общую общину (христианство), то все они суть первичные и апостольские общины. – Ср. Augustin, ер. 232 с. 3: christianae societatis, quae per sedes apostolorum et successions episcoporum certa per orbem propagatione diffunditur. Как всякий епископ – преемник апостолов, так и всякий епископский престол sedes apostolica. Sohm, Bd. I S. 350 anm. 1.

8

Ср. известные места у Тертулиана de praescr. с. 36: Percurre ecclesias apostolicas, apud quas ipsae adbuc cathedrae apostolorum suis locis praesidentur – Corinthum – Philippos – Thessalonicenses – Ephesum – Romam. c. 21. Quid autem praedicaverint (apostoli) – non aliter probari debere, nisi per easdem ecclesias, quas ipsi apostoli condiderunt, de virginib. vel. c. 2: eas ego eeclesias proposui, quas et ipsi apostoli vel apostolici viri condiderunt.

9

Sohm Bd. I S. 351.

10

Harnack, А.. Die Mission S. 333.

11

Ап. Петр был основателем христианской общины в Риме. Его ученик еванг. Марк основал общину в Александрии. В Антиохии, по преданию, ап. Петр был епископом в течение семи лет. Община Арелата считала своим основателем апостольского ученика Трофима и т. д.

12

См. историю Новацианской схизмы: римский епископ пишет епископам Александрии и Антиохии, Eusebii Caesariensis Opera recognovit Dindorfius, Lipsiae. 1890. Vol. 4. Historiae ecclesiasticae VI, 43, 3. 5; 46, 3; Епископ Александрии пишет о том же епископам Антиохии и Рима, Euseb. VI, 44, 1; 46, 3. Антиохийский собор 269 г. пишет о смещении Павла Самосатского епископам Рима и Александрии, Eus. VII, 30, 2: Διονυσίω και Μαξίμψ και τοῖς κατά τὴν οἰκουμένην πᾶσι συλλειτουργοῖς ἡμῶν έπισκόποις.

13

Ignatii ep. ad Smyrn. u. ad Polycarp. (Patrum apostolorum operarecens. Gebhardt, Harnack, Zahn ed. 3. Lips. 1900); Polycarp. ep. ad Philipp.; Eus. V, 24 и др. Cp. Harnack, Die Mission S. 485.

14

Ignatii ep. ad Ephes. Euseb. V, 23, 3; 24, 1. 8 cp. Harnack, Die Mission S. 484, 485.

15

Уже Агриппин, предшественник Киприана, созывал собор из епископов Африки и Нумидии (Сурr. ер. 71, 4) и председательствовал на этом соборе (Сург. ер. 73, 3). Особенно ярко обрисовывается положение Карфагена по письмам Киприана. Cp. Sohm I, S. 352 anm. 8; Harnack, Die Mission S. 514 f.

16

Значение Лиона выступает уже во II в. благодаря деятельности Иринея. См. послание мучеников Лиона и Вьеня у Eus. V, 1, а также выступление на Арелатском соборе Фаустина, епископа Лионского (Сурr. ер. 68, 1). Harnack Die Mission S. 506 f. По мнению Дюшена в конце II в. Ириней был единственным епископом, а не митрополитом для всех общин Галлии, так как они не имели еще епископального устройства (Duchesne, Fastes episcopaux de Pancienne Gaule t. 1. Par. 1894 p. 36 sq). Против этого Гарнак в своей статье Gemeindebildung und Bistum in der Zeit von Pius bis Constantin (пeрeп. в Die Mission S. 319 ff.), где он доказывает существование других епископских общин в Галлии во времена Иринея и вместе с тем митрополичее достоинство последнего. Harnack. 1. с. S- 328, 329.

17

Euseb. VI, 46; VII, 5; Harnack, Die Mission S. 432.

18

Euseb. 1. c.; Cypr. ep. 75; Harnack op. c. S. 469 ff.

19

Euseb. VI, 20. 33. 37; VII, 5; Harnack, Die Mission S. 445 f.

20

На Палестинском соборе no поводу споров о пасхе председательствовали оба епископа, Euseb. V, 23, 3; 25. В третьем веке на одном из Кесарийских соборов был рукоположен обоими епископами в пресвитера Ориген, Euseb. VI, 8, 4; 23, 4; Оба они писали Александрийскому епископу, защищая церковную деятельность Оригена, Euseb. VI, 19, 17. 27. Также точно оба эти епископа, как первые епископы Палестины выступали на соборах по поводу Новациана и Павла Самосатского, Euseb. VII, 5, 1; 28, 1; Harnack, Die Mission S. 418, 432, также Sohm. S. 353, 354 und anm. 12–15.

21

Zahn, Th. Missionsmethoden in Zeitalter der Apostel в «Skizzen aus dem Leben der alten Kirche» Erlangen 1894. S. 17 ff; Lübeck Konrad Reichseinteilung und Kirchliche Hierarchie des Orients bis zum Ausgange dea vierten Iahrhunderts, Münster i. W. 1901. S. 9. Harnack, Die Mission S. 360 ff.

22

Lübeck, K., Reichseinteilung S. 9. 10.

23

Lübeck S. 10. Rothe Rich. Vorlesongen über Kirchengeschichte und Geschichte des christlich – kirchlichen Lebens, Herausgeg. v. Weingarten, Heidelb. 1875. S. 184.

24

О числе живших здесь евреев можно судить по тому факту, что в 115 г. п. Р. X, при подавлении восстания их было убито 240.000 человек. Lübeck. 8. 10 аnm.

32

Деян. 17:17. О распространении христианства в Греции см. превосходную статью I. Weiss: Griechenland in der apostolischen Zeit в Realencykl. f. pr. Theol. u. Kirche 3 Aufl. Leipz. 1902 Bd. 7 S. 160.

33

Посл. к Коринф.

34

Посл. к Римлянам.

35

Lübeck S. 11.

36

Rothe Die Vorlesungen S. 184 Bickell. Gescbichte des Kirchenrechts Bd. 1. Marb. 1843 S. 164 f.

37

Rothe, Die Vorlesungen S. 184, 185. Lübeck S. 15.

39

Sohm I, S. 355 anm. 17.

40

Sohm I, S. 378 cp. Harnach, Dogmengeschichte Bd. 1 S. 404, 410 anm. 1.

41

Ignat, ad Rom. pr.: προκαθημένη τῆς ἀγάπης cp. русс. пер. Преображенского: Писания мужей апостольских (С.-Петерб. 1895) стр. 291, пр. 3. Harnack, А., Dogmengesch. Bd. 1. S. 404 anm. 4.

42

Sohm Bd. 1 S. 355, 356.

43

Harnack, A., Die Quellen der sogenannten apostolischen Kirchenordnung in Texte u. Untersuchungen zur Geschichte der altchristl. Literatur von 0. v. Gebhardt und A. Harnack Bd. 2. Heft 5. Leipz. 1886. Harnack, A., Geschichte d. altchristr. Literatur bis Eusebius. Leipz. 1893. Harnack. Apost. Kirchenordnung in Real-Encyklopaedie für Prot. Theologie and Kirche herausgeg. von A. Hauck. 3 Aufl. Leipz. 1896 Bd. I S. 730 А. П. Лебедев. Так называемые церковные каноны св. апостолов. Прибавл. к изданию Твор. св. отцов т. 41. Москва, 1887.

44

Apost. Kirchenordnung (Harnack а. а. 0. S. 7): ἐὰν ὀλιγανδρία ὑπάρχη καὶ μήπου πλῆθος τυγχάνη τῶν δυναμένων ψηφίσασθαι περὶ ἐπισκόπου ἐντὀς δεκαδύο ἀνδρῶν, είς τὰ πλησίον ἐκκλησίας, ὅπου τυγχάνει πεπηγυἵα, γραφέτωσαν, ὅπως ὲκεῖθεν ἐκλεκτοὶ τρεῖς ἂνδρες παραγενόμενοι δοκιμῆ δοκιμάσαντες τὀν ἄξιον ὄντα, είς τις φήμην καλὴν ἔχει. – Русс. перевод Apost. Kirchenordnuug см. Лебедев наз. с. стр. 377.

45

Sohm Kirchenrecht Bd. 1 S. 359 anm. 25.

46

Harnack, А., Prolegomena к Διδαχή в Texte u. Untersuchungen, Leipz. 1886 Bd. 2 Heft. 1. S. 137 ff. Weizsäcker, Das apostolische Zeitalter der christlichen Kirche. Freib. 1886. S. 622 Sohm Bd. I, S. 51.

47

Harnack, Die Mission S. 309; Sohm Bd. I S. 20 anm. 16. Всякое собрание ἐκκλησίας представляет на земле небесную ἐκκλησία. Clem. Alex. (Орр. ed. Dindorfii. Oxon. 1869) Strom. IV, 8, 66: είκὼν τῆς ούρανίου ἐκκλησίας ή ἐπίγειος ср, Откр. 1:10.

49

1Кор. 14:24,35. Loening, Edg. Die Gemeindeverfassung des Urchristentums. Halle, 1889 S. 44.

50

Ефес. 5:23: δ Χρίστος κεφαλὴ τῆς ἐκκλησίας. Кол. 1:18 αὐτός (Христос) ἐστιν ἡ κεφαλὴ τοῦ σώματος τῆς ἐκκλησίας ср. 1Кор. 11:3.

51

Мф. 18:20 οὗ γάρ εἰσιν δύο ἢ τρεἵς συνηγμένοι εἰς τὸ ἐμὸν ὄνομα, ἐκεῖ εἰμὶ ἐν μέσψ αὐτῶν. Sohm, Bd. 1 S. 18, 19 anm. 14. S. 20, 21. cp. Harnack в Zeitschrift f. Wissenschaftl. Theol. 1876 S. 104. По Оригену, De oratione c. 31 (opp. ed. Lommatzsch), во всяком собрании христиан присутствует Христос, ангелы и души всех верующих, как почивших, так и живущих: ἐφισταμένων τοῖς ἀθροίσμασι τῶν πιστευόντων καὶ αὐτοῦ τοῦ κυρίου και σωτῆρος ἡμῶν δυνάμεως, ἤδη δὲ καὶ πνευμάτων ἁγίων, οῖμαι δέ, ὅτι καὶ προκεκοιμημένων σαφὲς δὲ, ὅτι καὶ ἐν τῷ βίῳ περιόντων, εἰ καὶ τὸ πῶς οὐκ εὐχερἐς είπεἵν. Подобное мы читаем и в трактате de aleatoribus (Harnack в Texte u. Untersuchungen Bd. V Heft. 1. S. 29) от конца II в. с. 11: pecuniam tuam adsidente Christo spectantibus angdis et martyribus praesentibus super mensam dominicam. В общинном собрании присутствует Христос Бог с ангелами и мучениками и все небесное христианство.

52

Harnack, А., Proleg. S. 139; Sohm Bd. 1, S. 23.

53

Harnack, A., Proleg. S. 138, 139.

54

Древняя церковь не знала избрания на должность чрез решение общинного собрания, но только избрание чрез св. Духа. (Sohm S. 31, 32, А9 f.). В этом смысле говорится вообще об апостолах, пророках и дидасколах, что они назначались Богом: 1Кор. 12:28: ἔθετο ὁ θεὸς ἐν τῆ ἐκκλησία πρῶτον ἀποστόλους, δεύτερον προφήτας, τρίτον διδασκάλους. Εφ. 4:11: αὐτὸς (Христос) ἔδωκεν τοὺς μὲν ἀποστόλους, τούς δε προφήτας, τοὺς δὲ εὐαγγελιστάς, τοὺς δὲ ποιμένας καὶ διδασκάλους. Отсюда если в источниках значится, что субъект избран на церковную должность или собранием, ἐκκλησία (2Кор. 8:19 χειροτονηθεὶς ὑπὸ τῶν ἐκκλησιῶν. 8:23: απόστολοι τῶν ἐκκλησιῶν. 1Кор. 16:3: οὓς ἐὰν δοκιμάσητε – πέμψω; Деян. 6:3 ел. избрание семи мужей, Διδαχή 15:1 χειροτονήσατε ἑαυτοῖς) или одаренными харизмой лицами (Деян. 14:23 Ап. Павел и Варнава, Тит. 1:5–9; 1Тим. 3: евангелисты Тит и Тимофей должны поставить старших, епископов, 1Клим. 44:3 ἐλλόγιμοι ἄνδρες поставили епископов и диаконов) или Христом Богом, св. Духом (Деян. 20:28: ὑμᾶς τὸ πνεῦμα τὸ ἄγιον ἔθετο ἐπισκόπους; Clem. Alex, τίς ὁ σωζόμενος πλούσιος, 42:4: Апост. Иоанн рукоположил в епископов лиц, назначенных Богом – τῶν ὑπὸ τοῦ πνεύματος σημαινομένων), то здесь, по утверждению Гольцмана (Holtzmann, Die Pastoralbriefe Kritisch and exegetisch behandelt. Leipz. 1880 S. 220, 221) нет никакого противоречия. Во всех этих случаях избрание покоится на откровении воли Божией, независимо от того выразилась ли она чрез ἐκκλησία, харизматиков или непосредственно. Во всех случаях действует Слово Божье. Собрание свидетельствует только, что устами людей, действительно, говорит сам Бог.

55

Разрешение от греха могло произойти только от имени и вместо Бога. Отсюда необходимость для разрешения от грехов – откровения, пророчества, чрез которое могла проявиться относительно грешника воля Божия. Этим объясняется принадлежность этой власти только апостолам и пророкам (Tertul. de pudic. с. 21), а также мученикам ср. Eus. V, 2, 5; мученики ἔλυον μέν ἅπαντας, έδέσμευον δὲ οὐδἐνα. Eus. V, 19, 7: Антимонтавист Аполлоний (кон. II в.) говорит τίς οῦν τίνι χαρίζεται τὰ αμαρτήματα: πότερον ὁ προφἡτης τὰς ληστείας τῷ μὰρτυρι ἢ ὁ μάρτυς τῷ προφήτη τὰς πλεονεξίας. Еще в половине III в. были весьма многочисленны примеры разрешения грехов чрез мучеников. Ср. Tertul., ad martyras с. 1; Tertul. de pudic. c. 22; Eus. VI, 42, 5 (Алексан. мученики разрешили от грехов павших), Сурr. ер. 15, 16, 17, 18 и т. д. Деятельность всех этих лиц заключается не только в просьбе у Бога о разрешении от греха (Ritschl, Die Entstehung der Altxath. Kirche. 2 Aufl. Bonn. 1857 S. 382), но и в провозглашении, что Бог простил грех. Из всех свидетельств о мучениках, апостолах и пророках следует, что они разрешали грехи вместо Бога ср. Tertul. de pudic. 21, 22. То же гласит эдикт римского епископа (Tertul. de pudic. с. 1) ego et moechiae et fornicationis delicta poenitentia functis dimitto) (cp. Hippolyt. Philosoph. IX, 12: πᾶσιν ὑπ’ αύτοῦ ἀφίεσθαι άμαρτίας). Подробно см. Sohm Bd. I S. 32, 33 anm. 9.

56

Церковная дисциплина осуществлялась также чрез посредство слова Божия. Достигалось это чрез вразумление (νουθεσία) (ср. 1Сол. 5:14; 5:12), выражавшееся в форме или обличения (с глазу на глаз или публичного: Гал., 2:14) или покаяния (Διδ. 14:2). Хотя такого рода деятельность была обязанностью всякого христианина (ср. Мф. 18:15–17; Гал. 6:1, Διδ. 2:7; 4:3; 15:3), но в высшей степени она принадлежала обладателям харизмы (ср. Тит., 3:10 и 1Кор. 5:3–5). Что всякое вразумление носителями харизмы исходило от имени Слова Божия, это, по мнению Зома (S. 33 sq.) можно вывести из слов 2Кор. 13, 2–3: когда опять приду, не пощажу, и вы узнаете, что Христос говорит во мне и т. д.

57

Апостолы суть лица, назначенные самим Богом для проповедования Евангелия (Sohm S. 42; Loening Gemeindeverfassung S. 34). Цель их деятельности – провозглашение слова Божия. В этом по ап. Павлу заключается сущность основанного Богом апостолата. Тесно замкнутым кругом лиц имя апостол первоначально не ограничивалось. Ап. Павел называет апостолами не только двенадцать учеников Господа, но и всех его видевших и получивших поручение и власть проповедать слово Божье. (1Кор. 15:5,7,8). Стоя на этой почве он считает апостолами не только себя и Иакова, брата Господня (1Кор. 9:5), но и Иуния и Андроника (Рим. 16:7; 1Кор. 5:7), Сильвана (1Сол. 2:6) и Варнаву (Гал. 2:9; 1Кор. 9:5,6; Деян. 14:4,14). Вообще по древнему воззрению лицезрение Господа считалось отличительными признаками для апостольства (Sohm S. 42 anm. 10). По этому признаку апостолы отличаются от так наз. евангелистов, т. е. лиц, призванных также чрез харизму к провозглашению Слова Божия. В таком положении были Тимофей и Тит. Впрочем это различие держались не долго. Вскоре понятие апостол получило более широкий смысл. По Διδαχή апостолом называется всякое лицо харизматически призванное к миссионерской деятельности (Harnack Proleg. S. 112 апm.). Апостолы в избытке владеют харизмой. Апостольский дар – это самый высший и полный дар (Sohm S. 43 anm. 12). С ними связан и дар духовного управления, что ясно видно из деятельности апостолов, а также евангелистов Тимофея и Тита. Они назначали должностных лиц, надзирали за церковной дисциплиной, делали соответствующие распоряжения в отношении пищи, брака и т. п. (Sohm S. 44). Согласие на все это обощны разумелось само собою. (Sohm S. 44 anm. 20). В русской литературе об апостолах, пророках и дидаскалах см. Н. С. Суворов. Учебник церковного права, Москва. 1902, стр. 17,18. Карашев. О новооткрытом памятнике «Учение XII апостолов» Москва. 1896 стр. 106 и сл. А. П. Лебедев. Харизматические учители первенствующей церкви, I и II века. Москов. церков. ведомости 1903 № 39–43.

58

Моисей и пророки были просвещены св. Духом. Чрез них он открывал Израилю высшее знание. С пророком Малахией период откровения окончился. Но у народа жила вера, что во времена Мессии опять явятся пророки. (Loening, Gemeindeverfass. S. 35). Возбуждение религиозного воодушевления, которым были охвачены широкие круги иудейского и греко-римского мира, принесло свои плоды. Надежда исполнилась. В молодых христианских общинах явились боговдохновенные люди, говорившие в образах и пророчествах. В Коринфе столь большая часть общины исполнилась св. Духа, что апостол должен был увещать верующих хранить в собрании порядок. Но несмотря на это он не пытался уменьшить пророчествующих, а напротив советовал упражняться в пророчествах. (1Кор. 14:29–39). Св. Дух действовал не в одном Коринфе, но и в других общинах. (Рим. 12:6–7). Из общин Иерусалима и Антиохии нам известны пророки Агав, Варнава, Симон, Луций н Манаил (Деян. 13:1) Иуда и Сила (Деян. 15:32), четыре дочери Филиппа (Деян. 21:9) и др. Признаком пророка является речь в духе. Пророк тот, кто имеет дар духовной речи (Διδ. 11:7 sq. Harnack прим.). Пророки действуют в уже основанных апостолами общинах (Διδ. 11:7; 13:1 Harnack Prol. S. 119). На даре духовной речи покоится их высшее положение в общине. В силу этого дара они имели решающее влияние на порядок общины (ср. Пастырь Ерма), замещение должностей (см. выше пр. 53), разрешение от грехов, совершение евхаристической молитвы (Διδ. 10:7) ср. Sohm S. 39 anm. 6. Пророк также высшая инстанция и в управлении Он одинаково – проповедник, законодатель и предстоятель общины. – Lucian, Peregrin, с. 11: Перегрин Протей выдавал себя в сороковых годах II в. (Нагласк in Protest. Real Encyklopaedie 3 Aufl. Bd. 11 S. 659 f.f.) за пророка προφήτης καὶ θιασάρχης καὶ ξυναγιυγεὐς καὶ πἀντα μόνος αὐτός ὤν. – καὶ προστάτην (αὐτόν) ἐπεγράφοντο. – ὡς θεὀν ἐκεῖνον ἡγοῦντο καὶ νομοθἑτη ἑχρῶντο. – Пророк Монтан издавал законы о постах (ὁ νηστείας νομοθετήοας, Eus. V, 18, 2).

59

Если апостолат был новым институтом, пророчество – реставрацией ветхозаветных пророков, то для провозглашения Евангелия иудеям в Палестине и Диаспоре выступили учители, заимствованные от иудейства (Loening Gemeindeverfass. S. 37, 38). У древних евреев толкование писания принадлежало Особым лицам – книжникам. Они не образовывали особого сословия. Авторитет их был чисто моральный и покоился на личных достоинствах каждого. Кроме проповеди в синагогах им принадлежало религиозное обучение народа. У христиан также было св. Писание. Чтение, разработка его, проповеди были предметом горячего рвения. Это выдвинуло вперед знающих Писание. Эти в древности также называюсь книжниками, γραμματεῖς. По мере отступления на второй план закона и образования противоположности между иудеями и христианами название это стало вытесняться словом учитель, дидаскал. Дидаскал есть учитель и проповедник общины. Он не имеет особого пророческого дара. Отсюда число их было более, чем пророков, но все же невелико. (Ср. Ин. 3:1: μὴ πολλοὶ διδάσκαλοι γίνεσθε). Причина этого та, что учитель должен быть отмечен признанным со стороны церкви особым учительным даром, харизмой, призывавшей его к деятельности на пользу христианства. Вследствие этого учительного дара дидаскал стоял во главе общины (1Кор. 12:28; Рим. 12:7; Еф. 4:11 ср. Harnack Proleg. S. 111). To, что он излагает, есть авторитетное учение, приказ, повеление. Отсюда его решительное влияние на порядок и управление общиною (Ср. Eus. VII, 24, 6; Sohm S. 47 anm. 29). Кроме того на дидаскалах лежала еще весьма серьезная обязанность катехизаторского обучения (Sohm S. 47 anm. 31). Апостолы, пророки и дидаскалы тесно связаны друг с другом (Loening op. с. S. 39, Sohm S. 40). Во всех действует один апостольский дух в широком смысле. Всех их можно считать за представителей одной и той же апостольской учительной должности. (Sohm S. 41 anm. 8. S. 48, 49 anm. 34). Отсюда неопределенность границ: апостолы подобны пророкам и дидаскалам и могут чрез поселение в общине сделаться пророками и учителями в тесном смысле. (Eus. V, 10, 2. 4 ср. Loening S. 37, 39; Sohm S. 49 anm. 35, Zahn, Forschungen zur Geschielite des neutestamentlichen Kanons Erlang. 1881–84 Bd. 3 S. 300 иначе Ilamack Proleg. S. 114, 119, 126). Напротив пророки и дидаскалы по Божиему велению могут сделаться апостолами (Деян. 13:1 и сл. 14:14). Затем пророки считались учителями (Откр. 2:20; Διδαχ. 11, 10; Eus. IV, 15, 39; V, 18, 2 ср. Sohm. S. 46 anm. 26), но и учитель, хотя у него не было духовной речи, не исключался совершенно от пророчества (ср. Sohm S. 46 anm. 27 и Loening S. 39 anm. 3).

60

Ср. 1Кор. 7:10 а вступившим в брак не я повелеваю, а Господь; а также 1Кор. 7:12,25,40; 11:23; 14:37; 1Сол. 4:2.

61

1Кор. 11:17,34; 7:17; 7:6; 2Кор. 8:8. Между ними различие заключается в том, что по поводу тех вопросов, о которых нет прямого повеления Господа, возможен спор, хотя Духу Божиему (ср. 1Кор. 11:16; 14:37) может соответствовать только одно решение (ср. Sohm S. 24 anm.).

63

Loening Gemeindeverfassung. S. 35.

64

Ср. 1Kop. 5:3; 2Kop. 2:5; 7:11.

65

1Cor. 14:27–29. Εἴτε γλώσση τις λαλεἵ, κατὰ δύο ἢ τὸ πλεῖστόν τρεῖς, καὶ ἀνὰ μέρος, καὶ εῖς διερμηνευέτω ἐὰν δὲ μὴ ᾗ διερμηνευτής, σιγάτω ἐν ἐκκλησίᾳ, ἑαυτῷ δὲ λαλείτω καὶ τῷ θεῷ. προφῆται δὲ δύο ἢ τρεῖς λαλείτωσαν, καὶ οἱ ἄλλοι διακρινέτωσαν.

66

Sohm S. 53 anm. 8 ср. Holsten, Das Evangelium des Panlus, Bd. 1, abt. 1. 1880 S. 400.

67

1Kop. 12:10.

68

Опираясь на 1Кор. 14. господствующее мнение признает существование полной свободы проповеди в древней христианской общине. Solim (S. 51 anm. 2) держится противоположного мнения, основываясь на 1Сол. 5:19–21, в котором апостол убеждает общину не гасить духа. Тоже можно видеть и в 1Кор. 14:40.

69

Ср. 2Кор. 12:12; Откр. 2:2; 1Ин. 4:1; Διδαχή 11:1–3. 11; 13, 1).

70

Sohm Bd. 1 S. 358, 360.

71

Euseb, VI, 28.

72

Sohm Bd. 1 S. 360 anm. 27.

73

Cp. Harnack Art. Novatian in Protest. Real-Encykl. 3 Aufl. Bd. 14 S. 223.

74

Euseb. h. с. VI, 46, 3.

75

Euseb. h. c. VI, 43, 3.

76

Cypr. ep. 49.

77

Sohm Bd. 1 S. 358.

78

Sohm S. 360.

79

Zahn, Weltverkehr und Kirche während der ersten drei Iahrhundertein Skizzen.

80

Sohm, S. 361.

81

Посредником между Римом и Латинской Африкой был Киприан. Как Корнелий, так и его противник Новациан сообщали чрез него о посвящении своем в римского епископа. Сург. ер. 44, 1; 45, 1. В виду важности дела Киприан созвал собор, чтобы с ними лучше выяснить положение дела. (Cypr. 1. с. и ер. 48, 2). Решение собора по этому делу (в пользу Корнелия) Киприан сообщил всем епископам Африки, Нумидии и Мавритании, советуя им быть в общении с Корнелием Сург. ер. 45, 1 ср. 48, 2. 3. В свою очередь Киприан сообщил Корнелию имена африканских епископов, с которыми он должен находиться в общении ср. 59, 5. Об отлучении Новациана Корнелий сообщил Киприану с просьбой поставить об этом в известность другие церкви Африки. Сург. ер. 49, 3: lias litteraputo te debere et ad ceteras ecclesias mittere, ut omnes sciant. С другой стороны один африканский епископ сообщил Киприану о своем поведении относительно новациан и это было передано ер. 55, 1 Корнелию. Также как с Римом Киприан находился в непосредственных сношениях с церквами Испании, Галлии и Каппадокии. О. Ritschl. Cyprian von Karthago und die Verfassung der Kirche. Gütting. 1885. S. 165.

82

Sohm Bd. 1 S. 363 anm. 32.

83

Sohm, S.363.

84

Sohm Bd. 1 S. 364–366.

85

Cypr. ep.2.

86

Cypr. ep. 3.

87

Cypr. ep. 4.

88

Cypr. ep. 24, 56.

89

Cypr. ep. 55.

90

Cypr. ep. 71, 72.

91

Запрос в Сург. ер. 24 был сделан Киприану и Карфагенскому пресвитерию. Подобное можно заключить из Сург. ер. 4 (desiderans, ut tibi rescriberemus, quid nobis – videatur), где ответ исходит от Киприана и Карфагенского пресвитерия. Подобное предполагает и Сург. ер. 3 (ср. Sobm S. 364 anm. 39).

92

Сург. ер. 56, 3 (о lapsi) и ер. 70 (ср. 71. 73) – о крещении еретиков.

93

Sohm Bd. 1 S. 364.

94

Сург. ер. 67, 5: Basilides – Romam pergens Stephanum collegam nostrum longe positum et rei gestae ignarum fefellit, ut exambiret, reponi se injuste in episcopatum, de quo fuerat juste depositus. Следствием Римского определения было то, что испанские епископы опять вступили в церковное общение с низложенным епископом ср. Сург. ер. 67, 9.

95

Сург. ер. 67.

96

Sohm Bd. 1 S. 365.

97

Sohm Bd. 1 S. 366.

98

Sohm Bd. 1 S. 366, 367. Образование и положение примасов будет мною рассмотрено в своем месте.

99

Лэнинг (Gemeindeverfassung S. 99 ff), основываясь на свидетельстве Егезиппа (Euseb. II, 23 и IV, 8. 22) родиной единоличного епископата считает восточно-иорданские страны в Палестине и Сирии. Переселившиеся сюда из Иерусалима христиане из иудеев создали здесь под влиянием изгнания и опасной войны с Римом единоличную организацию, избрав своим главою родственника Иисуса, именно Симеона, который позднее принял весьма распространенный в той местности титул епископа. Отсюда форма эта после смерти Симеона – около половины II в.–распространилась в Сирии, Передней Азии, Греции и Риме. Гипотеза Лэнинга мало убедительна (Friedberg, Lehrbuch des kathol. und evang. Kirchenrechts, Leipz. 1903 S. 18 anm. 74). Единственным аргументом ее является свидетельство Егезиппа. Но достоверность последнего более, чем сомнительна (Loofs in Theologische Studien u. Kritiken 1890 S. 649 и особенно Weizsäcker art. Hegesippus in Protest. BealEncyklopaedie. 3 Aufl. 1899 Bd. 7 S. 531). Отсюда основывать на нем теорию совершенно невозможно. Краеугольный камень всей теории – усвоение будто бы Егезиппом впервые имени епископа Симеону – весьма непрочен. Как это указал Лоофс (S. 649) титул этот Егезипп прилагал уже к Иакову, брату Господню: по крайней мере он нигде не говорит, чтобы Симеон был первым епископом. Между тем Иаков, как апостол (см. выше стр. 10 пр. 56) был «вне должности». Наконец известие Егезиппа ничем не проверяется. Не выдерживает критики и косвенное доказательство, находимое Лэнингом у Игнатия, где последний говорит, что епископ председательствует на месте Бога (ибо Симеон был родственник Христа), а пресвитеры занимают места апостолов. Лоофс указал, что положение это является следствием энтузиастического миросозерцания у Игнатия (Loofs S. 650). Всякая община есть образ всей церкви. Отсюда всякая община должна следовать епископу, как вся церковь Христу Богу. По Зому это сравнение-параллель таинства Евхаристии с Тайной вечерей. (Sohm 66 ff.). Короче, говорит Лоофс (S. 650), вся гипотеза Лэнинга оказывается лишенной основания. И это тем более, что другие памятники относительно как раз этих стран (Восточная Сирия и Палестина) доказывают обратное, именно отсутствие единоличной организации. Для примера назовем!.: Διδαχή (ср. Funk, Doctrina XII apostolorum. Tub. 1887 p. 37, 38 Schaff. The Theoching of the Twelte Apostles, New-York, 1889, а также Bestman, Lange, Caspari и Карашев стр. 64, 65) и Лукиана, Странствования Перегрина Протэя (по христианским общинам Сирии и Палестины). Тоже подтверждается наблюдением фон-Гутшмидта, что в Иерусалиме для промежутка времени от 106 г. (смерть Симеона) по 135 г. (разрушение Иерусалима) насчитывается 13 епископов (Eus. IV, 5). Факт этот, обративший на себя внимание уже Евсевия, ясно доказывает, что даже в Иерусалиме единоличный епископат еще не образовался. (Völter, Entstehung der Apokalipsis, 2 aufl. 39. Sohm Bd. 1 S. 181 anm. 7). В настоящее время все более и более утверждается взгляд, что родина единоличного епископата – Малая Азия. Здесь в виду наступающей жестокой борьбы с императорским культом и для упорядочения общинной жизни, под неотразимым влиянием последнего ученика Господня Иоанна возник и развился единоличный епископат. По крайней мере все имеющиеся у нас древне-христианские памятники заставляют принять это предположение. Церковное предание сохранило до нашего времени свидетельства о деятельности апостола Иоанна по организации церквей в Малой Азии. По свидетельству Климента Александрийского (quis dives salv. с. 42), Евсевия (h. е. III, 23, 6) и Иеронима (de vir. ill. с. 9: totas Asiae fundavit... ecclesias) великий Апостол из Ефеса посетил ближайшие области язычников, частью для поставления епископов, частью для устроения целых церквей, частью для привития в клир некоторых лиц, указанных св. Духом. Забота св. Провидца о благополучии и процветании ближайших к Ефесу церквей выступает также из Апокалинсиса. Отношения его к единоличному епископу Смирны – св. Поликарпу – общеизвестный факт (ср. Sohm S. 174 anm. 29. S. 185 anm. 19). Тертуллиан, писавший в конце II в. утверждает, что, по преданию Смирнской церкви, Поликарпа поставил в епископа сам Иоанн (Tertull. advers. Marc. IV, 5; de praescript. haeret. c. 32). С этац свидетельством согласно также весьма важное сообщение Иринея (adv. haer. Ill, 3, 4, о значении его см. Loofs S. 64Я), что Поликарп был поставлен в епископа Смирны апостолами (Πολύκαρπος ...ὑπόστόλων κατασταθεἰς εἰς τἡν ’Ασίαν ἐν τῆ ἐν Σμύρνη ἐκκλησία ἐπίσκοπος). Тот же Тертуллиан сообщает, что в Малой Азии многие епископы происхождение своих престолов усвояют ап. Иоанну. Эти известия подтверждаются фрагментом Муратория от конца II в. Здесь говорится, что четвертое Евангелие было написано Иоанном по просьбе других учеников Господа и поставленных им епископов (Iohannes... exhortantibus condiscipulis et episcopis suis dixit – Zahn art. Kanon Muratori in Prot. Real-Encykl. 3 Aufl. Bd. 9 S. 796. Текст см. у Routh, Reliquiae sacrae, 2 ed. Oxonii, 1846–48 vol. I p. 389 sq.). Теория эта, высказанная впервые Бунзеном (Bunsen, Ignatius von Antiochia 1847. S. 85 f. 129 ff.). в настоящее время разделяется следующими учеными Lightfoot, St. Paul’s epistle to the Philippians p. 181 и его же St. Ignatius. 1889 t. 1 p. 377. Langen, Geschichte der römischen Kirche bis zum Pontifikate Leos I. Bonn. 1881 S. 95, Reville, Les origines de l’episcopat. Par. 1894 p. 300. 509. Harnack, A., Das Edict des Antoninus Pius (Texte u. Untersuchungen Bd. 13, Heft 4, Leipz. 1895. S. 61). В русской богословской и канонической науке вопрос о происхождении епископата, несмотря на новейшие открытия, напр. Διδαχή и др., не обращает на себя никакого внимания. Единственное исключение составляет проф. Н. С. Суворов в своем «Курсе церковного права» (Яросл. 1890 т. 1 и последующие переработанные издания его в 1898 и 1902 г.).

100

Ср. Eus. V, 23 τῶν κατά Γαλλίαν παροικιῶν, ἃς Εἰρηναῖος ἐπισκόπει.

101

Sohm Bd. 1 S. 358.

102

Cypr. ер. 58.

103

Cypr. ер. 48, 2 ср. О. Ritschl, Cyprian S. 149. 228.

104

Augustin, ер. 53, 2; conta Crescent. 3, 27.

105

Sohm, Kirchenrecht Bd. 1 S. 356 anm. 22.

106

Cypr. ep. 68, 1.

107

Cypr. ер. 1.


Источник: Митрополиты в первые три века христианства : Исслед. Павла Гидулянова, прив.-доц. Имп. Моск. ун-та. - Москва : Унив. тип., 1905. - [2], VIII, 377 с.

Комментарии для сайта Cackle