профессор Павел Васильевич Гидулянов

Глава первая

I. Вопрос о церковных округах в ученой литературе

Вследствие распространения христианства из больших городов Римской империи образовались известные округи, общины которых стали в филиальные отношения к общине большого города. На почве обязанности вспоможения, а также церковной рецепции округи эти окрепли и теснее сплотились. Так из массы мелких общин образовалась как бы одна обширная община с общиною большого города во главе.

Но чему соответствовали эти естественно, само собою образовавшиеся округи?

Старые ученые, занимавшиеся этим вопросом, наприм. Петр де-Марка, Томасэн108 и другие, высказались за полную аналогию этих округов с римскими провинциями. Этого мало. По мнению названных писателей, сами апостолы разделили область христианской церкви на церковные провинции соответственно языческо-римским провинциям, и во главе каждой провинции поставили особого епископа. Таково происхождение митрополичих округов.

Воззрение это подверглось основательной критике со стороны Дю-Пэна. В своей книге «De antiqua ecclesiae disciplina» он ясно доказал, что исторически верных данных в пользу существования митрополичего устройства в апостольское время нельзя привести никаких и что предположение де-Марки и других в действительности не может быть подкреплено никакими историческими фактами109.

После работы дю-Пэна учение о создании митрополичего устройства апостолами было оставлено. Беверидж110, Ротэ111, Маассен112, Гефеле113, Гипшиус, Ревилль114 и др. держатся того мнения, что апостолами была подготовлена только почва для образования митрополичего устройства.

Иначе обстояло дело с вопросом о соответствии древних митрополичих округов с римскими провинциями. Вопрос этот не обращал на себя внимания науки и факт полного совпадения церковного провинциального деления с римским административным делением на провинции для первых трех веков не подлежал никакому сомнению. Биккель, Ротэ, Маассен, Гефеле, Гиншиус и др. твердо стоят на том, что деление церкви в первые три века христианства не отклонялось от государственного деления Римской империи. В новейшей литературе горячим защитником этого воззрения явился Конрад Любек в своей книге: Reichseinteilung und kirchliche Hierarchie des Orients bis zum Ansgange des vierten Jabrhunderts. В виду важности для нас работы Любека мы несколько остановимся на его аргументации в пользу защищаемого им мнения.

Первыми и главнейшими местами апостольской деятельности, говорит Любек, были иудейские общины в Диаспоре, именно те, которые находились в главных городах римских провинций115. Так ап. Павел, прибыв на остров Кипр, густо населенный евреями, проповедал в двух главных городах его – Саламине и Пафе. Направившись в Малую Азию он посетил провинции последней Памфилию и Писидию, причем местом его проповеди опять были главные их города – Пергия и Антиохия. Также точно и прочие места его апостольской деятельности были главные города провинций, как то: Тарс, метрополь Киликии, Ефес – метрополь Азии, Икония – Ликаонии, Антиохия – Сирии, Фессалоника – Македонии, Афины – Аттики, Коринф – Ахаии, наконец – Рим, столица всего римского мира116. Результатом апостольской проповеди в главных городах было образование в них христианской общины. С течением времени христианское учение из главного города попадало в остальные части провинции и становилось в последней твердою ногою117.

Такого рода распространение христианской веры необходимо должно было создать внутреннюю связь общин отдельной провинции с их светским метрополем. Общее происхождение, а также чувство внутренней связи между этими христианскими общинами привели к тому, что последние, как особая группа, отделялись от христианских общин других провинций и это распределение по провинциям должно было выступить тем сильнее, что географические и государственные отношения также создавали известное единство между жителями отдельных провинций. Отсюда немудрено, что то место, от которого все или большая часть общин провинции получила веру, таким образом, главный город провинции, должно было занять особое положение в этом малом церковном союзе. Отсюда метрополи должны были стать естественным центром таких союзов и вместе с тем явиться материнскими церквами относительно всех прочих церквей118. Таким образом, уже в самом способе распространения христианства лежала первая, хотя и неосознаваемая опора церковной организации на государственную. Политическое деление государства явилось образцом и основою для церковного деления, а главные города гражданских провинций – средоточием молодых христианских общин и вместе с тем носителями высшего церковного положения119.

Вполне согласно с естественным ходом развития – хотя и бессознательно – действовали апостолы. Они чувствовали нужду в дальнейшей централизации и объединении новооснованных общин. Хотя они не желали устанавливать никаких норм для расчленения церкви, но все же инстинктивно они смотрели на административное устройство Римской империи как на само собою разумеющийся фундамент для церковной организации: именно светские провинции образовывали в их глазах также церковное целое, а гражданские метрополи заслуживали также церковного преимущества. Так ап. Петр адресует свое послание общинам Галатии, Понта, Капподокии, Азии и Вифинии и рассматривает верующих каждой провинции, как особое целое. Ап. Павел отправляет свое послание к общинам Галатии, а два года спустя устанавливает в ней сбор для нуждающихся Иерусалимской церкви120. Таким образом, церковные общины светской провинции уже апостолами рассматривались за особую единицу. Это единство церковных общин отдельной провинции во вне обнаруживалось в форме руководительства стоявшей во главе всей провинции общины всеми важнейшими делами других церковных общин провинции. Как в отдельном городе епископ осуществлял заботу над всею общиною, так точно над всею провинцией должно было выступить управление и высший надзор главного епископа провинции121. И на деле апостолы в некоторых случаях применили эту же организацию. Так на острове Крите ап. Павлом был поставлен Тит, чтобы он во всяком городе поставил епископов, которые должны были управлять вверенными им церквами под его руководством. Ап. Филипп был высшим епископом провинции Фригии, а Тимофей – всей провинции Азии122. Таким образом уже из этого первого развития христианских общин ясно выступают, по мнению Любека, основные черты позднейшего митрополичего устройства: именно, область, ограничиваемая границами светской провинции, и во главе ее – высший епископ, которому подчиняются епископы отдельных общин провинции. Из св. книг можно, говорит Любек, заключить, что престол этого высшего епископа находится в главном городе провинции. Отсюда метрополь провинции, будучи резиденцией высшего епископа, составляет средоточие и центр тяжести церковной провинции и вместе с тем является высшей церковной и светской инстанцией для таковой области. К этим общинам преимущественно писали апостолы свои послания, предполагая, что епископы их ознакомят с содержанием письма прочие провинциальные церкви. Ап. Павел пишет общинам Рима, Ефеса, Коринфа, Фессалоники и т. д., таким образом в метрополи и центры гражданского управления Италии, Азии, Ахаии и Македонии. Это явствует прямо из адреса многих посланий, напр. «церкви Божией, находящейся в Коринфе, со всеми святыми по всей Ахаии». Этим Апостол указывает с одной стороны на церковное единство всех общин светской провинции Ахаии и совпадение гражданских и церковных границ, а с другой стороны также на светскую столицу, как центр провинциальной церковной жизни, центр, вокруг которого группируются все прочие общины провинции. Вместе с тем из предложения апостола о дальнейшем распространении послания мы можем заключить о высшем положении Коринфского епископа123.

Итак, благодаря деятельности апостолов и значению больших городов, как центров распространения христианства в провинции, церковное деление, по мнению Любека совпало с административным делением Римской Империи. Этому не мало также способствовало то обстоятельство, что гражданское деление Римской империи в целом и вообще покоилось на исторической, национальной и естественной сплоченности населения по отдельным округам124.

Исходя из совершенно верного основания, именно, значения больших городов, как центров распространения христианства в известном округе, Любек приходит к таким выводам, которые не могут быть приняты современной наукой. Усвоение основания митрополичей власти и церковного провинциального деления апостолам – это есть ничем неоправдываемый шаг назад в воззрениям Петра де Марки и других. Видеть в евангелисте Тите – митрополита Крита125, в ап. Филиппе – митрополита провинции Фригии126, в Тимофее, митрополита Азии127 и т. д. – все это положения, которые не покоятся на серьезном знании128 и имеют против себя все то, что мы знаем об универсально церковной природе апостольской должности129. Впрочем на этом мы останавливаться не будем. После разбора Гарнаком воззрения Феодора Мопсуетского о создании церковного провинциального устройства апостолами и деятельности последних в качестве митрополитов вопрос этот надо считать решенным в отрицательном смысле130 и возвращаться к нему в настоящее время, по нашему мнению, нет никакой надобности131.

Иначе обстоит дело с воззрением Любека о полном соответствии церковного деления с административным делением Римской Империи, как при апостолах, так и в последующее время. По данному вопросу Любек вполне согласен с господствующим мнением, которое, как мы знаем, высказывается за полную аналогию церковного и гражданского деления в первые века христианства. Тем не менее мы не можем согласиться с этим положением По нашему крайнему разумению взгляд этот не соответствует современному состоянию исторической науки.

II. История и характеристика римского провинциального управления на востоке империи

Римское управление на Востоке, говорит Моммсен132, никогда не было организовано систематически, а по мере того, как отдельные области поступали в состав Империи из них образовывались римские административные округи без всякого существенного изменения их прежних границ. В 133 году пред Р. X. умер последний царь Пергама Аттал III, завещав свое царство Риму. В 129 году оно было организовано в римскую провинцию под именем Азии133. Провинция эта заключала в себе Мизию с Эолидой, Лидию, ионийские города, Карию и дорийские города, кроме Родоса и страны Регаеа, бывших независимыми. Что касается других частей Пергамского царства, то их постигла различная судьба. Херсонес Фракийский был присоединен к Македонии. Великая Фригия была сначала отдана Митридату V, царю Понтийскому, а затем после его смерти объявлена свободной. Ликаония и часть Киликии к северу от Тавра с городами Кастабала, Цибистра и Дербия были отданы сыновьям Ариарафа Каппадокийского. Наконец, Памфилия и Писидия были также сделаны свободными. В 74 г. до Р. X. к римлянам перешла по завещанию Никомеда III Филопатора Вифиния134. К последней в 65 г. до Р. X. еще до смерти Митридата Понтийского была присоединена западная часть Понтийского царства135. В 96 г. до Р. X. тем же путем, как и Вифиния, по завещанию Птоломея Ариона досталась Риму Киренаика с пятью дорийскими городами Киреной, Баркой или Птолемаидой, Евесперидой или Береникой, Аполлонией или Созусой и Тевхирой или Арсиноэ. Около 74 г. из Киренаики образована была провинция под управлением questor pro praetore136. В 68 году до Р. X. по случаю войны с разбойниками был занять Крит137. При обращении последнего в провинцию с ним была объединена Киренаика. Так составилась одна соединенная сенатская провинция Creta-Cyrenae или Creta et Cerenae138. В 66 году по миру, заключенному с Митридатом к Риму перешла восточная половина Киликии – Cilicia campestris139. Чрез два года она была организована в особую провинцию, в которую кроме Cilicia aspera и Cilicia campestris140 вошли еще Памфилия, Исаврия, Ликаония, весьма значительная часть Великой Фригии и остров Кипр. Но отдельное существование этой провинции было не продолжительно. В 36 г. Кипр и Cilicia aspera были отданы Антонием Клеопатре, Cilicia campestris сыну последней – Птолемею, а Памфилия, Исаврия и Ликаония – Галатскому царю Аминте141. Что же касается части Великой Фригии, то она, по-видимому, еще в 49 году была обратно присоединена к провинции Азия142. Одновременно с подчинением Киликии совершилось присоединение обширной страны, лежащей на восточном берегу Средиземного моря, именно Сирии, в состав которой входили: 1) собственно Сирия, 2) Финикия, 3) Иудея и целый ряд мелких владений, находившихся под управлением собственных туземных династий, как то: Коммагенской143 Халкисской144 Абилена145, Сампсигерам146 (Sampsiceramus, Σαμψιγέραμος), царство Набата с замком Петра147 и др. Вся эта страна была поставлена в зависимость от Рима Помпеем и в управлении объединена с Киликией. Все эти территориальные приобретения были сделаны уже республикой. Во времена Империи были сюда присоединены следующие области, до того принадлежавшие Риму лишь невполне: в 30 году до Р. X. Египет, обра80вавший исключительное владение императора148, и в 25 году после смерти Аминты Галатское царство, обращенное в римскую провинцию под именем Галатии149. В состав ее вошли следующие страны: 1) собственно Галатия или страна, занятая тремя кельтскими трибами, именно Тектосагами, Толистобогиями и Трокмами, 2) Писидия, 3) восточная часть Великой Фригии с городами Антиохией Писидийской, Аморией, Эзани и Орцистом, 4) Ликаония с Иковией и 5) Исаврия. Позднее площадь этой провинции еще более увеличилась, так как к ней были присоединены: 6) внутренняя част Пафлагонии, составлявшая владение Дейотара, Касторова сына, с городами Гангрой, Андрапой и Помпейополем150, 7) Понт Галатский (Pontns Galaticus) с приморскими городами Фемисцирой и Фанагорией, а также территориальными округами городов Амазии и Команы151, 8) Понт Полемонов (Pontus Polemoniacus или Polomonianus), простиравшийся от реки Фермидона до города Китеорума (Cyteorum), с городом Полемонием (Polemonium) и охватывавший округа городов Зелы, Неокесарии и Севастии с двумя обширными странами: Малой Арменией и Понтом Каппадокийским, под которым Птоломей разумеет страну, лежащую вокруг Трапезонта152. Что касается Памфилии, входившей также в состав Галатского царства, то она в виду трудности управлять ею из далекой Галатии была одновременно с созданием провинции Галатия выделена Августом в особое наместничество153, зависевшее, по предположению Марквардта, от Сирии154. В 17 г. после Р. X. в царствование Тиберия после смерти Архелая было обращено в провинцию Каппадокийское царство, на западе граничившее с Галатией, на севере с Понтом Галатским, Понтом Полемоновым и Малой Арменией, на востоке с Великою Арменией при посредстве реки Евфрата и, наконец, на юге с Коммагеной и Киликией155. После перехода во власть римлян оно распалось, по словам жившего в то время Страбона на десять стратегий, из которых только в двух были города, именно Кесария (древняя Мазака) и Тиана156. К Каппадокии же еще во времена последних царей, как бы в качестве одиннадцатой стратегии была присоединена часть Киликии с городами Кастабалой и Цибистрой157 Такое положение вещей существовало до 70 года, когда Каппадокия была соединена с Галатией под властью одного легата158. В 43 г. после Р. X. была присоединена Ликия и в том же году организована вместе с Памфилией в одну соединенную провинцию (Lycia-Pamphylia). Но эта связь не была продолжительна. При Нероне или вернее при Гальбе Линия была объявлена свободной, а Памфнлия соединена с Галатией. Окончательное объединение этих двух провинций произошло при Веспасиане, учредившем в 74 г. одну императорскую провинцию Ликию-Памфилию159. Одновременно с этим на Балканском полуострове были обращены в римские провинции: в 46 г. после Р. X. Фракия, находившаяся доселе только в вассальной зависимости160, при Веспасиане – Епир и наконец в 107 г. – Дакия. После присоединения Каппадокии образование новых провинций в Азии приостановилось до начала II века, когда в 105 г. при Траяне были приобретены и обращены в провинции: Аравия – страна, лежавшая в востоку от Палестины до Красного моря с двумя Городами – Бострой на севере и Петрой на юге161, а в 115 году Большая Армения162, Месопотамия и Ассирия163. Около же этого времени изменились границы некоторых провинций Малой Азии, именно: Галатии, Каппадокии и Сирии. Изменения эти заключались в том, что принадлежавшие Галатии – Малая Армения, Понт Каппадокийский, Понт Полемонов и Понт Галатский – были присоединены к провинции Каппадокии164, при чем самая провинция была значительно увеличена к северу до Диоскории и реки Фазиса 165. Вместе с этим около этого времени или немного позднее (при Адриане)166 получила самостоятельное управление Киликия, в состав которой, кроме Cilicia aspera и Cilicia campestris вошли еще горные страны, бывшие прежде в управлении двух династий, именно Ольбэ и Таркондимота167, а также Исаврия, принадлежавшая прежде, как мы видели, Галатии168. Вместе с этим изменилось положение Сирии, так как последняя, будучи уменьшена еще около 66 года отделением Киликии и Иудеи, обращенной в самостоятельную провинцию, под именем Syria-Palaestina169, при Севере, около 198 года, сама была разделена на две части – северную – Syria-Coele или Великую Сирию и южную – Syria-Phoenice или Финикию170. К первой – отошли северная часть Сирии и страна Коммагена, ко второй – Финикия и масса мелких владений, именно: Гелиополь, Емеза, Дамаск, Пальмира, Авронитида, Батанея и Трахонита171. Кроме последнего деления Сирии, произведенного около конца II века, со времени Траяна никаких изменений в провинциальном делении востока вплоть до времен Диоклетиана произведено не было.

Как не было никакого определенного плана в распределении провинций, так точно не существовало никакой системы и в управлении римскими провинциями. В одних – Азия, Африка, Македония, Ахаия, Крит и Киренаика, Кипр и Вифиния – имело место сенатское управление, в других – Дакия, Каппадокия, Сирия, Галатия, Памфилия и Линия, Киликия, Арабия, Месопотамия, Ассирия, Фракия, Епир, Египет – императорское. Но и в каждом из них органы управления были не одинаковы. В сенатских провинциях действовали в одних – проконсулы (Азия и Африка), в других – пропреторы (Македония, Крит и Киренаика, Кипр, Вифиния). Особенно было разнообразно императорское управление: в одних были legati Angusti с титулом прокуратора (Дакия, Сирия), в других преторы (Галатия, Киликия), в третьих, напр. в Египте организация управления была совершенно особая, не имевшая ничего общего с другими частями Империи. Были, наконец, такие страны, где сохранялись и действовали туземные правители из древних царских фамилий, наприм. Армения.

Все эти многочисленные формы римского административного управления нисколько не отражались на внутренней жизни провинции. Благодаря строгому консерватизму римлян, отсутствию всякой инициативы и существованию принципа удерживать для покоренных народов их собственное устройство172, страны, из которых составлялась провинция, жили своею особою жизнью. Провинциальная связь являлась обстоятельством чисто внешним, а иногда даже случайным. Вопреки утверждению Любека, опоры в исторических, этнографических и лингвистических особенностях в административном делении Империи на провинции в это время (первые три века) не существовало. Объединению нескольких стран в одну провинцию немало препятствовало также частое изменение границ римских провинций и неоднократное перечисление некоторых стран (напр. Исаврия, Ликаония и др.) из одной провинции в другую. В виду этого каждая страна, входившая в состав римской провинции, жила особою, самостоятельною жизнью. Вследствие слабости провинциальной связи брали верх этнические, исторические, географические и другие особенности. Отсюда центр тяжести лежал не в провинциальной, а именно в этой связи по отдельным странам. Из перечисления многих стран из одной провинции в другую можно заключить, что каждая страна являлась как бы чем-то целым. Она жила особо и не сливалась с другими частями провинции. Каждая ив них имела свою историю, свою национальность, свой язык, свое право, своих богов. Единственно, что объединяло их, это была власть римского наместника. Но мы предоставляем судить читателю, сколь крепко могла объединять отдельные страны власть, принципом которой являлось полное невмешательство во внутреннюю жизнь страны173. Тяготение всей провинции в первые три века в метрополю, как центру административной жизни провинции, по нашему мнению, вовсе не было так сильно, как думает Любек174. При крайней простоте общественных и экономических отношений все потребности удовлетворялись на месте. Значит, единственное, что могло привлекать жителей провинции в метрополь, была власть наместника. Но в чем фактичести проявлялась эта власть для отдельных жителей. Главным образом, конечно, в судебном разбирательстве дел175. Но для этого не было надобности жителям провинции путешествовать в главный город провинции, так как для отправления правосудия и других должностных функций сам наместник, как известно это было еще Биккелю176, время от времени объезжал провинцию, останавливаясь на более или менее продолжительное время в определенных пунктах, куда должны были стекаться все жители ближайшего округа, имевшие к нему дела. Следствием этого явилось разделение провинции на особые округа, получившие наименование διοικήσεις, dioeceses, conventus, или по главной своей цели – ἀγοραῖ δίκων, fora, juridici. Если мы сравним теперь отдельные страны, вошедшие в состав римских провинций, с этими судебными округами, то увидим, что площадь первых (стран) всегда совпадает с одним или несколькими судебными округами (conventus) в зависимости от величины страны, причем главный город последней всегда является центром одного ив судебных округов177.

Но что особенно сближало жителей известной страны между собою, поддерживало между ними тесную связь и взаимообщение, это была религия и различные религиозные союзы, частью воскресшие, частью развившиеся вновь благодаря императорскому культу, давшему законной базис для их существования.

На организации этих союзов мы несколько остановимся.

III. Императорский культ и его организация

В языческом мире с давних лет было в обычае, чтобы обитатели различных мест, связанные друг с другом племенным родством, а также религиозным и политическим общением время от времени собирались в определенное место для общего отправления торжественного богослужения в честь известного бога или героя и для рассмотрения общих дел178. Такие союзы существовали как у европейских и малоазиатских греков, так и у племен Галлии, Сицилии, Македонии, Италии и т. д. Мы займемся исключительно греческими союзами. Союзная связь в них выражалась в форме собраний союза, носивших наименования κοινὸν συνέδριον, κοινἠ σύνοδος, συλλογή и пр. и даже просто κοινόν. Что такое κοινόν – это мы лучше всего можем узнать из описания ливийского собрания, сделанного Страбоном (14, 3, 3). Жители Ликии уже давно имели собрание, в котором послы от двадцати-трех городов судили об общих делах. Число представителей от каждого города было не одинаково: одни города–αί μέγιστα:–посылали трех депутатов, другие – αί μέσαι – двух, третьи – αί ἄλλαι – одного. Все депутаты собирались в определенном городе и образовывали собрание союза, κοινόν. Оно избирало ликиарха и других должностных лиц, распределяло денежные взносы, рассуждало о войне, мире, союзных договорах, вело войны, имело свой флот и адмирала. Подобную организацию имели и другие союзы179.

Среди греческого населения Малой Азии существовали по данным современной науки следующие союзы180.

κοινὸν Ιλίου или συνέδριον τῶν ἐννέα δήιμων181,

κοινὸν ‘Ιωνίας или κοινὸν γί πόλεων,

κοινὸν Δωρίδος182.

κοινὸν Κάριας

κοινὸν Φρυγίας

κοινὸν Λέσβου

κοινὸν Λυκιας

κοινὸν Λυκαονίας

κοινὸν Παμφύλων

κοινὸν Γαλατῶν

κοινὸν Κυτρίων

κοινὸν Κρήτης183.

Рим не терпел самостоятельности в провинциальном управлении. Руководствуясь принципом: divide et impera, он систематически закрывал всякие национальные союзы184. Отсюда союзы городов Италии, Галлии, Сицилии, Македонии, как преследовавшие преимущественно политические цели, исчезли с лица земли185. Что же касается греческих союзов, то таковые были оставлены. Причина этого лежала в том, что эти союзы преследовали главным образом религиозные интересы и отличались сакральным характером, Но Рим и на них наложил свою руку. Все, имевшее какое-либо отношение к политике, было исключено из программы κοινόν. Падая с каждым годом, союзы эти пережили время республики и перешли в императорский период. Здесь они засияли новым светом и развили кипучую деятельность. Животворящая сила заключалась в императорском культе.

Божественное почитание владык, существующее у некоторых народов до настоящего времени186, было весьма распространено у народов древнего востока187. Культ этом, известный египтянам, индийцам и персам188, чрез культ героев (евгемеризм)189 проник и в Грецию. Первый, кто заставил себе воздавать божественные почести, был Лизандр, победитель афинян190. С этих пор культ этот здесь утвердился. Но полного развития он достиг только со времени Александра Македонского среди тех династий, которые поделили между собою восточную часть его наследства. Птоломей, Селивкиды п Атталиды признавались своими подданными за богов и получали соответствующее сему поклонение191. Наряду с этим, со времени вмешательства римлян в политические дела востока, в малоазийских городах появляется культ богини города Рима192. Первым в этом отношении подал пример город Смирна, воздвигший в 195 г. жертвенник Ρώμη193. Пример был заразителен. Вслед за Смирной последовали Алабанда, Евмения, Сарды, Ассус и другие194. Вскоре после этого греки стали воздавать божеские почести римским наместникам и полководцам195, а в последние годы республики посвящение храмов римским проконсулам стало обычною формою изъявления верноподданнических чувств196. Отсюда был один шаг к обоготворению императоров. Что касается Рима, то здесь также не обошлось без подражания. Римские народные предания помещали на небо своих древних царей Пика, Фауна, Латина и главным образом Ромула197. Замечательно однако, что даже легенда о Ромуле внушала к себе очень мало доверия даже самым древним историкам: они, говорит Буасье, никогда не упоминают о ней без разных объяснений и оговорок, и это выдает их смущение198. Вообще обычай обоготворять героев, несмотря на защиту его Цицероном199, никогда не имел большого успеха в Риме. Начиная от Ромула до Цезаря в Римской истории встречается лишь несколько неудачных попыток апофеоза200. Иначе пошло дело со времени Цезаря. В эту эпоху римляне привыкли считать апофеоз живых людей довольно обычною честью. Кроме того он не шел в разрез с народными преданиями и верованиями201. Напротив, апофеоз опирался на один из самых почитаемых культов – именно культ манов (dii manes)202. Все это подготовляло и располагало римлян смотреть на апофеоз, как на вполне нормальное явление. Первый, кто при жизни уже удостоился в Риме прочного апофеоза был Цезарь203. Сенат, воздвигнув ему статую с надписью: «вот–полубог», установил в честь его особого рода религиозное почитание204, для чего учредил особую коллегию жрецов (Superci Julii). Этого мало. В последний год его жизни угодливый сенат, объявил его настоящим богом под именем Juppiter Julius и построил ему храм205. После смерти он был формально причислен к лику богов206. По словам Светония, последнее совершилось не только по предписанию сената, но и по верованию толпы: комета, которая была видна в течение семи дней после смерти Цезаря, была принята за его душу, взятую на небо207. С этого времени императорский культ становится твердою ногою в Римской империи. Умалчивая об апофеозе Секста Помпея и Антония208, мы остановимся на Октавиане. Являясь сыном признанного и почитаемого бога-Цезаря, он уже сам наполовину становился Богом209. Еще более укрепили в этом убеждении его военные успехи и те милости, которые дало народу ею правление. Еще при жизни люди, им обдагодетельствованные, подобно Виргилию210, в глубине души признавали его богом и сожигал и в честь его жертвы211. После победы при Акциуме в январе 27 г. до Р. X, сенат ко всем его титулам прибавил новый: augustus, прилагавшийся ко всему, что было освящено, консезировано, напр., алтари, храмы212. С этого времени Октавиан стал, по выражению Диона, «более, чем человеком». Поэты стали провозглашать его богом и требовать апофеоза. Овидий приказал прислать в Томы изображение императора, думая этим усладить горечь изгнания. «Что нибудь да значит, говорит он, иметь возможность созерцать богов, знать, что они возле нас, и беседовать с ними213. В это время было сделано несколько оффициальных попыток установить в Риме некоторого рода императорский культ. Сенат, не смея обоготворить Августа лично, воздвиг жертвенник августовым справедливости и согласию и постановил молиться в известное время августовым миру и могуществу214. Позднее он пошел далее, установив новое поклонение – поклонение императорским ларам (Lares augusti)215. Август все это допускал. Но с другой стороны он имел настолько политического такта, что ни за что не соглашался на постройку в честь его храма в Риме и устройство оффициальных религиозных церемоний216. Иное дело Италия и провинции. Здесь он разрешал постройку храмов и воздавание ему божеских почестей. Особенно развился этот культ на Востоке. После победы при Акциуме ориенталы настойчиво потребовали от Августа, как величайшего благодеяния, права обоготворить его. Позволение было дано, хотя и с некоторыми ограничениями, именно 1) чтобы римские граждане исключались, как от участья в постройке храмов, так и от служения в них и 2) чтобы он почитался не иначе, как с богинею Рима217. При этих условиях были воздвигнуты ему храмы в Пергаме и Никомидии218. Пример был подан. Мало-помалу во всех провинциях Востока были установлены праздники и воздвигнуты храмы в честь Рима и Августа. После смерти Октавиана 17 сентября 14 года после Р. Хр. Сенат признал его divus и назначил ему божеские почести. С этого момента он занял официально место в римском пантеоне, получил особую коллегию жрецов из высшей аристокрации, специального фламина, словом сделался богом219. Прочие римские императоры во всем ему подражали, кроме разве скромности, так как, не дожидаясь смерти, становились богами220. Подобно Птоломеям в Египте, римские императоры, говорит Марквардт, верили, что заставляя подданных воздавать себе божественные почести, они тем самым полагают законный базис своей монархии, созданный узурпацией, а повелевая титуловать себя Augustus или Σέβαστος ео ipso ставят себя в положение, выше, чем человеческая природа, и этим обеспечивают себе безусловное повиновение221.

Итак волею Августа в Римской империи был введен новый культ. Но нигде это нововведение так не привилось, как в провинциях Малой Азии222. Коренясь в нравах и воззрениях греческого народа императорский культ, можно сказать, здесь совершает свое триумфальное шествие. Народ относится к нему с нескрываемой симпатией223. Города состязались в скорейшем проведении его. Он перешел границы Малой Азии и распространился по всем провинциям империи. Впрочем, только в некоторых местах он был создан. В большинстве же случаев особенно в странах греческого языка, проведение его было лишь преобразованием ранее уже существовавших религиозных учреждений, именно κοινά224. В полном согласии со своим принципом – давать покоренным народам устройство, которое обеспечивало бы верность и повиновение Римской империи, римляне в данном случае воспользовались существовавшими по отдельным провинциям политическими и религиозными союзами225. Последние были только модифицированы, получив новый центральный пункт в культе императоров226. Средоточием такого союза сделался храм, templa Augusta или Augustorum Caesarea или σεβάστια227. Обыкновенно он сооружался городами той или иной страны, причем в издержках участвовали также и все близлежащие поселения228. Отсюда нет ничего невероятного, что круги, принимавшие участие в сооружении храма, оказались теми религиозными союзами, которые прежде составляли κοινά. По крайней мере, за это говорит существовавшая практика229. Да, и на самом деле прежние религиозные союзы, основывавшиеся на этнической, исторической и т. п. близости, скорее могли прийти к единению и согласному решению столь важного вопроса, как сооружение храма. Таково происхождение храмов в Пергаме, Ефесе, Сардах, Тралле, Родосе, Лаодикии и пр. На тех же лицах, которые создали храм, лежала также обязанность поддержания храма и богослужения в нем230. Все города, владевшие храмом или участвовавшие в издержках на постройку и содержание его получали от императоров почетный титул νεωκόροι231. Само собою каждый такой храм служил прежде всего нуждам того союза, на средства которого был построен. Но этого мало. Те же места, где находились святилища в честь императоров являлись центром религиозного общения и почитания для целого округа, иногда даже всей провинции. Развившись на почве религиозных союзов древности, религиозные общения императорского культа проявлялись в тех же формах, как и древния κοινά. Главною и существенною частью его, конечно, являлась религиозно-обрядовая сторона и связанные с нею игры232. Но одним этим дело не ограничивалось. Подобно древне-греческим собраниям союза, сюда также присоединились собрания представителей провинции233, так называемые κοινόν, ίερά σύνοδος, concilium provinciale234. Ближайшею их целью было, конечно, засвидетельствование от имени всего народа или провинции, почтения императору. Позднее однако задачи таких κοινἀ расширились и они по примеру древних религиозных общений занялись светскими делами, касавшимися всех местных интересов. По Маркардту компетенции собрания, кроме совершения чисто религиозных обрядов, церемоний и устройства празднеств и игр, подлежали следующие предметы: 1) рассмотрение отчета по кассе (arca); 2) смета на следующий год, 3) опись рабов и имущества 4) распределение податного сбора с городов провинции, 5) постройка храмов в честь императоров живого или умерших (divi Augusti), 6) постановка статуй и начертание надписей в честь членов императорской фамилии, 7) постановка статуй и начертание надписей в честь благотворителей и выдающихся деятелей, 8) избрание верховного жреца на следующий год, 9) выражение благодарности или порицания отъезжающему начальнику провинции, 10) отправление послов к сенату или императору с ходатайствами о нуждах провинции235.

Теперь обратимся к организации императорского культа.

Во главе отдельного храма и вместе примыкавшего к нему религиозного округа стоял верховный жрец, носивший на западе титул sacerdos flamen236, а на востоке–ἀρχιερεύς, ίερεύς или в зависимости от провинции: ἀσιάρχης, βιθυνιάρχης, λεσβιάχης, συριάρχης и т. д.237. Он был одним из самых важных сановников провинции238. Избирался он собранием из самых знатных и богатых лиц, исполнявших в своем родном городе различные муниципальные и жреческие должности239. Несмотря на великие расходы, сопряженные с этим званием, все добивались этого почетного положения не столько ради присвоенных ему привилегий, как например, освобождения от опекунства, сколько ради внешнего блеска: торжественное вступление в город в пурпуровом одеянии, говорит Момсен240, с венцом на голове и с шедшей впереди процессией мальчиков, размахивавших кадильницами, было в глазах малоазиатов тем же, чем был для эллинов масличный венок, приобретенный на Олимпийских играх. Хвастались тогда не только тем, что сами были άρχιερεῖς, но и происходили от них. Срок продолжительности службы в различных странах колебался от одного до пяти лет, хотя большею частью был годичный241. Главнейшею обязанностию этого жреца были участие во всех религиозных церемониях и жертвах, в которых выражалось поклонение императору, распоряжение назначенными на сакральные нужды денежными суммами, председательство в собраниях κοινά и наконец устройство и руководительство играми и празднествами, на которые стекались жители не только ближайшего округа, но часто и всей провинции242. В частной жизни верховный жрец обязан был соблюдать внешнюю чистоту в костюме и образе жизни, а также оставаться при том храме, для которого был избран243. Преимуществами его были: 1) право носить особый костюм244, 2) право иметь одного ликтора 3) свобода от клятвы на суде, 4) доступ в муниципальную курию, 5) место среда декурионов на всех театральных зрелищах, устраиваемых городом, 6) свобода от munera personalia в своем родном городе, и наконец 7) сохранение своего титула – ἀρχιερεύς, Ἀσιάρχης и т. д. на всю жизнь245, предоставлявшее известные привилегии и почести, именно а) право участвовать в провинциальном собрании b) jus sententiae dicendi с) jus signandi246, d) право на почетное место в курии, в провинциальном собрании и на играх247, е) право носить пурпуровую тогу в дни празднеств и белую с пурпуровою каймою в обыкновенные дни, и f) право поставить свою статую в храме248.

Первоначально культ этот ограничивался главными городами бывших религиозных общений, κοινά или даже провинции, но муниципальное честолюбие скоро вышло из этих рамок249. Другие городские общины также стали сооружать собственные храмы в честь императора и устраивать на свой счет игры, чтобы этим способом снискать расположение императора и получить чрез сенатусконсульт250 неокорат251. Церемонии, пышно обставленные в столицах252, воспроизводились с несколько меньшим блеском во всех значительных городах страны. Не было, говорит Буасье, ни одного, где бы не существовало жертвенников, жрецов, игр и праздников в честь цезарей253. А так как устройство во всех этих муниципальных храмах воспроизводилось по образцу организации ранее возникших храмов императорского культа, то следствием этого явилась крепкая иерархическая организация жрецов императорского культа, охватывавшая известные исторические округи провинции (прежние κοινά), а иногда даже целую провинцию. Сущность ее заключается в том, что во главе жрецов нескольких муниципальных храмов стоял высший жрец, άρχιερεύς, Ἀσιάρχης и т. д., в заведывании которого находился известный округ, соответствовавший не административной римской провинции, как думает Любек254, а какому-либо историческому отделу последней, вернее всего древнему религиозному союзу, κοινόν.

Этот вывод, опирающийся частью на изследование Монсо255 имеет за себя еще один чрезвычайно важный факт, именно – повсеместное почти существование до конца III века нескольких κοινά в одной и той же провинции.

Лучше всего это можно видеть из следующей таблицы256


Римские провинции во времена Траяна. κοινά Местонахождение κοινά Название жреца.
Asia Ἰωνίας Ephes, Smyrna, Sardes ἀρχιερεύς и Ασιάρχης
τῶν ἑννέα δήαων Cyzicus
Φρυγίας Laodicea, Apamea
Καρίας Tralles, Stratonicaea
Λέσβου Melitene
Bithynia-Pontus Βιθυίας Nicomedia Βιθυνιάρχης
άρχιερεύς и Ποντάρχος
Πόντου Amastris
Kappadocia Καππαδοκίας Caesarea Καππαδοκιάρχης
Ponti Polemoniani Neocaesarea
Cyprus Κυπρίων Paphos ἀρχιερεύς
Galatia Γαλατῶν Ancyra άρχιερεύς, Γαλατάρχης
Λυκαονίας Iconium
Πισιδῶν Antiochia, Sagalassus (?)
Ἰσαυρῶν Isaura
Creta et Cyrena Κρήτης Cnossos Κρητάρχης
Lycia et Pam| phylia I Λυκίων Tlos, Xanthus, Patara ἀρχιερεύς, Λυκιάρχης Παμφυλιάρχης
Παριφυλιακὴ θέμις Side, Perge, Aspendus
Syria Συρίας Antiochia Συριάρχης
Φοινίκης Tyrus Φοινικάρχης
Κιλικίας Tarsus Κιλικιάρχης

Из приложенной нами таблицы вытекает с полною очевидностию, что организация императорского культа опиралась не на провинциальное устройство Римской империи. Напротив, во времена Траяна и позднее всякая провинция представляла совокупность нескольких κοινά. Но вот в конце III века выступили административные реформы Диоклетиана. В видах лучшего управления прежние весьма обширные по площади провинции были разделены на несколько отдельных самостоятельных провинций применительно этническим, географическим и историческим особенностям. А так как религиозные κοινά основывались как раз на этих принципах, то оказалось, что в большинстве случаев новое провинциальное деление совпало с религиозным делением. Это ясно видно из следующей таблицы.


κοινά Местонахождение κοινά Римские провинции при Диоклетиане Митрополии
’Ιωνίας Ephesus Sardes Asia proconsularis Ephesus
Lydia Sardes
τῶν ἑννέα δήμων Cyzicus Hellespontus Cyzicus
Φρυγίας Laodicea, Apamea Phrygia Laodicea
Καρίας Tralles, Stratonicaea Caria Aphrodisias
Λέσβου Melitene Insulae Rhodus
Βιθυνίας Nicomedia Bithynia Nicomedia
Πόντου Amastris Paphlagonia Pompejopolis
Καππαδοκίας Caesarea Kappadocia Caesarea
Ponti Polemoniani Neocaesarea Pontus Polemomiacus Neocaesarea
Κυπρίων Paphos Cyprus Paphos
Γαλατῶν Ancyra Galatia Ancyra
Λυκαονίας Iconium Pisidia Sagalassus
Πισιδῶν Antiochia, Sagalassus
Ἰσαυρῶν Isaura Isauria Isaura
Κρήτης Cnossus Creta Cnossus
Λυκίων Tlos, Xanthus, Patara Lycia Patara
θέμις Ιιααφυλιακή Side, Perge, Aspendus Pamphylia Side
Συρίας Antiochia Syria Antiochia
Φοινίκης Tyrus Phoenicia Tyrus
Κιλικίας Tarsus Cilicia Tarsus

Вследствие этого религиозная организация совпала с административной. Отсюда во всякой провинции – одно κοινόν.

Новая подробная регламентация императорского культа принадлежит Максимину Дазе, управлявшему Востоком в 308–313 годах. Реформа Дазы основывается на строго иерархическом провинциальном устройстве257. Все муниципальные жрецы по известным округам подчиняются высшим городским жрецам, а эти в свою очередь верховному провинциальному жрецу, жившему в главном городе провинции. Отсюда он руководит в религиозном отношении всею провинцией. Все прочие жрецы ему должны во всем содействовать. Все они должны были строго следить за нарушителями императорского культа и преследовать их собрания и служения. Жрецы имели право арестовывать всех лиц, не желавших принести жертвы кесарю, при чем в случае сопротивления могли требовать помощи у военной власти. Этого мало. Максимин предписал верховным жрецам наказывать нарушителей императорского культа или самим лично, или чрез подчиненных им городских жрецов258.

IV. Этнографическое деление восточной половины Римской империи

Изложенная нами стройная организация императорского культа была тем, что окончательно скрепило в одно целое различные народные союзы, основывавшиеся на племенном, лингвистическом, историческом и тому подобном родстве. Так фактически весь восток Империи распался независимо от существовавшего административного провинциального деления на известное число областей, стран, связанных между собою общим происхождением, языком, историческими преданиями, обычаями, нравами, верованиями и организованных на почве императорского культа в особые союзы.

В виду важности этого близкого народу древняго территориального деления мы обратимся к изучению последняго и к самой древней истории отдельных стран.

Обозрение свое будем вести на почве сложившагося к половине II века провинциального деления и отправным пунктом возьмем провинцию Азию.

I. Провинция Азия

В состав этой провинции входили следующие страны:

Ионийские города во главе с Ефесом, носившим титул πρώτη πασῶν καί μεγίστη, μητρόπολις τῆς Ἀσίας259. Прежде эти города образовывали κοινὸν γί πόλεων с ἀρχιερεύς τὴς Ἰωνίας во главе и центром своим имели Милет ἡ μητρόπολις τῆς Ἰωνίας Μιλησίων πόλις260. После разрушения Милета Александром Македонским, главное место занял Ефес. В римское время он был столицею провинции Азии. Проконсул имел здесь постоянное пребывание и приезжая в провинцию Азию в первый раз вступал здесь в отправление должности. Центр почитания культа Артемиды (νεωκόρος τῆς μεγάλης Ἀρτέμιδος). В императорское время νεωκόρος культа цезарей и одно из мест собрания κοινόν Ἀσίας261. Ко времени Веспасиана или Домициана ναὸς ό ἐν Ἐφέςῳ τῶν Σεβαστῶν κοινός τῆς Ἂσίας262. Местонахождение conventus. Монетный двор263. В этом союзе соперником Ефеса выступал город Смирна, желавший особенно превзойти Ефес в культе цезарей. Многократный неокорат. Уступая в политическом значении Ефесу, Смирна кичилась своим расположением и красотою города, чего, конечно, никто не оспаривал. Отсюда ее титул ὁ κόσμος Ἰωνίας ἡ πρῶτη τῆς Ἀσίας κάλλει καί μεγέθει καί λαμπροτάτη καἰ μητρόπολις τῆς Ἀσίας264. Рядом с Ефесом она является местом нахождения conventus и монетного двора, а также собрания κοινόν Ἀσίας265.

Лидия, образовавшаяся на месте некогда существовавшего Лидийского царства, центром своим имела город Сарды. По Геродоту (I, 84), Сарды – столица лидийского царства, также во времена Страбона – πόλις μεγάλη. Местонахождения conventus и κοινόν Ἀσίας, во главе которого стоял άραιερεύς τῆς Ἀσίας ναῶν τῶν ἐν Λυδία Σαρδιανῶν266. Монетный двор267. Лидия в царстве Атталидов и при римлянах являлась страною обособленною от других частей Азии. Несмотря на массу греческих городов, страна не вполне была эллинизирована. Коренное население принадлежало не к греческому корню и говорило на языке, принадлежавшем к весьма древней эпохе: непонятные названия богов, людей и поселений, говорит Моммсен, встречаются повсюду268.

Мизия. В древности эта страна подразделялась, по-видимому, на две части: южную, собственно Мизию с центром в Пергаме и северную, так назыв. Малую Фригию с рядом эллинских городов по берегам Пропонтиды, из которых главными были Лампсак и особенно Кизик. Пергам древняя столица Атталидов имел еще в римское время блестящую историю269. Он был местом собрания conventus и κοινόν Ασίας. Здесь еще во времена Августа (29 год до Р. X.) был построен первый в провинции Азии храм в честь императора. Ив слов Диона Кассия (51, 20) можно заключить, что это был первый после Ефеса по рангу и значению город в провинции Азии. В Пергаме ежегодно и ежемесячно справлялись весьма торжественно дни рождения Августа и других императоров. Этот же город был центром культа Асклепия (Эскулапа), в честь которого был построен великолепный храм Асклепион (Τέμενος τοῦ Ασκληπιοῦ)270. Прилегающий в Пергаму округ, находясь среди греческих городов, очень рано подвергся эллинизации и не отличался ни в чем от других греческих городов азиатского побережия. Это было причиной, поведшей к полному слиянию этого округа с ионийскими городами Азии. Иначе было с северной частью Мизии и прилегающей к ней Малой Фригией. Эта часть бывшего Пергамского царства была населена особым чуждым грекам народом, говорившем на своем языке, родственным, как кажется, с армянским271. Эта страна жила особою жизнью, тяготея к Кизику, являвшемуся местом нахождения conventus272, а начиная со второго века также и κοινὸν Ασίας273. Наказанный Тиверием за несооружение храма в честь Цезаря лишением городских прав, Кизик уступил на некоторое время пальму первенства Лампсаку. Но это положение длилось не долго. При Адриане императорское благоволение ему было возвращено. Соорудив храм в честь императора, город получил от Адриана неокорат и жреца с титулом ἀρχιερεὐς τῆς Ασίας ναοῦ τοῦ ἐν Κυζίχῳ274.

Кария. Страна эта очень рано подверглась эллинизированию со стороны находящихся по побережию ионийских и дорийских колоний, а также близлежащего острова Родоса. В древности города Карии составляли особый κoινὁν Καρίας275. Одного крупного центра для всей страны не было. За то существовало большое число средних по величине городов. В древнее время центром κοινὸν была Стратоникея276, но она не удержала своего положения и в императорское время уступила первенство Траллу, являвшемуся местонахождением κοινον τῆς Ασίας277, conventus и монетного двора278.

Фригия. К востоку от перечисленных нами стран лежит Великая Фригия. Страна эта была населена особым фригийским племенем, говорившем на языке, родственном армянскому279. Эллинизация была в высшей степени слабая. Греческая образованность проложила себе путь сюда главным образом при императорах. Жизнь внутри этой обширной и малодоступной для цивилизации страны шла своим порядком и представляла мало поводов для непосредственного вмешательства государственной администрации. По крайней мере нельзя указать каких бы то ни было следов такого вмешательства. Этому содействовало также не мало то обстоятельство, что Азия была одною из сенатских провинций, управление которыми было в особенности лишено инициативы280. Внутренняя между всеми частями этой страны связь, коренившаяся в единстве происхождения, одинаковости языка, культа, нравов, обычаев, воспоминаний держалась крепко и выражалась в форме κοινόν281, местом собрания которого был город Лаодикия πρὸς τῷ Λύκῳ, celeberrima urbs, по выражению Плиния282, местонахожение монетного двора и conventus, к которому принадлежало не менее 25 городов283.

II. Провинция Вышния-Понт

Вифиния – прежде владение царя Никомеда III Филопатора. Населена была особым народом, принадлежавшим к фракийскому племени284. Эллинизация была слабая и ограничивалась одними берегами285. Обладала κοινὸν τῶν ἐν Βιθυνίᾳ Ἑλλήνων, центром которого был храм в честь Августа в Никодимии с ἀρχιερεὐς Βιθυνίας или Βιθυνιάρχης во главе286. Этот же город был также гражданским метрополем всей провинции287 Вифинии-Понт.

Пафлагония или Ora Pontica. Страна эта, населенная, по-видимому особым племенем, родственным Понтийским народам288, входила прежде в состав владений Митридата Понтийского. С падением последнего она была разделена на две части, при чем прибрежная часть ее была присоединена к Вифинии, а внутренняя часть ее, сначала отданная семейству Пимаймена, была в 7 году до Р. X. соединена с провинцией Галатией289. До римского завоевавания эллинизация ее не коснулась. Несмотря на раздел она жила собственной жизнью, имея в Амастрисе свой κοινὸν Πόντου с ἀρχιερεὐς Πόντου иди Ποντάρχος во главе290.

III. Провинция Галатия

Галатия или страна галатов являлась главною частью этой обширной провинции. В отдаленные времена Галатия являлась главным центром восточного владычества над передней Азией. В течение целых столетий, говорит Моммсен291, и по языку и по нравам она оставалась кельтским островом среди наплыва восточных народов и осталась таковой по своему внутреннему устройству и во времена Империи. Имя свое страна эта получила от трех кельтских племен, которые в III веке до Р. X. проникли в Малую Аэию и осели к востоку от Великой Фригии292, при чем трокмы, по словам Страбона, заняли места, прилегающие к Понту и Каппадокии с главным городом Тавией, тектосаги места, граничащие с Великой Фригией, с главным городом Анкирой, толистобогии страну, смежную с Вифинией и так назыв. Фригией τῇ ἐπικτήτῳ, с городом Песинном293. Несмотря на их многовековое пребывание в Малой Азии глубокая пропасть отделяла их от других азиатских народов. Они сохранили свой отечественный язык и свои национальные нравы294 и отличались от своих, соседей необузданной дикостью и воинскими способностями295. Каждая из трех их волостей управлялась своими наследственными князьями. Высшая правительственная власть в этой стране принадлежала союзному собранию, составлявшемуся из представителей от всех волостей и собиравшихся в священной дубовой роще296. После окончания войны с Митридатом Помпей уничтожил старинное управление и вручил высшую власть над всем племенем Дейотару297. Последний объединил страну и присоединил к своим владениям Малую Армению и некоторые другие области, принадлежавшия прежде Митридату298. После смерти Дейотара владения его с присоединением Ликаонии, Писидии, Исаврии, Памфилии и западной Киликии299, были отданы в 36 году Антонием Аминте, который, кажется, в последние годы жизни Дейотара заведовал всеми делами управления в качестве его секретаря и начальника армии300. Аминта достиг существенных успехов как при усмирении корсаров, укрывавшихся в своих притонах в западной Киликии, так и при искоренении грабежей на суше. Он убил Антипатра, владетеля Дервии и Ларанды в южной Ликаонии и овладев Кремной, проник в глубь Писидии в Исаврии301. Но по прошествии нескольких лет (25 г. до Р. X.) он погиб во время экспедиции против гомонаденсов, одного из самых отважных западно-киликийских племен302. Вместе с ним окончилось существование Галатского царства, которое вслед за сим было обращено в римскую провинцию под именем Галатии303. Судьба последней была описана нами раньше. Разнясь от прочих азиатов по племени, языку, нравам и пр. устройство страны также и под римским владычеством оставалось преимущественно кельтским. Эллинизация была поверхностная и слабая304. Доказательством этому, говорит Моммсен305, служит в сфере частного права тот факт, что еще при Пие существовала в Галатии сильная отцовская власть, с которою незнакомо греческое законодательство. И в том, что касается общественных порядков в этой стране все еще существовали три старинные общины тектосагов, толистобогиев и трокмов, которые, хотя и присовокупляли к своим названиям имена трех главных городов Анкиры, Пессина и Тавия, но в сущности были ни что иное, как галльския волости, даже вовсе не нуждавшиеся в главном центре306. Кельтские имена удерживаются до времен Тиверия, а кельтский язык, в качестве разговорного упорно держался в Азии до позднейшего времени307. По свидетельству многостранствовавшего отца церкви Иеронима еще в конце IV века азиатские галаты говорили на том же, хотя и испорченном языке, на котором говорили в ту пору в Трире. Главным центром Галатии была Анкира, присвоивавшая себе титул μητρόπολις τῆς Γαλατίας308. Она была резиденцией наместника, носившего титул legatus Aug. pr. pr. Galatiae309. В IV веке Анкира является одним из главных центров греческой образованности в Малой Азии310. Здесь находился храм, в честь Августа и богини Рима являвшийся центром κοινὸν Γαλατῶν (commune Galatiae), во главе которого стоял Γαλατάρχης311.

Писидия. В прежнее время Писидия, как и соседняя с ней Ликаония подводились под понятие Галатии. Ныне доказана несостоятельность этого воззрения312. Страна эта имеет свою историю, но история эта темна или вернее неизвестна. По-видимому, она была заселена особым племенем, принадлежавшим к тому же народу, как исаврийцы и западные киликийцы313. О судьбе этой страны под римским владычеством мы говорили раньше. Центром ее является Антиохия Писидийская, упоминаемая в Деяниях апостольских (13, 14). Августом она была превращена в военную колонию, под именем Кесарии и сделалась средоточием всех военных поселений314, которые завел император Август для защиты провинции от разбойничих набегов писидийцев и исаврийцев315. Из древних надписей на монетах Перро заключает о существовании особого κοινὸν Πισιδῶν316.

Ликаония. Древняя история ее неизвестна. По-видимому, в этнографическом отношении она отличалась от других стран Малой Азии, но доказать это ныне весьма трудно, так как она весьма рано связала свою судьбу с Писидией и настолько тесно с нею слилась, что до последнего времени учеными от нее не отделялась317. Центром ее являлся город Икония, в котором собиралось κοιωὸν Λυκαονίας318.

IV. Провинция Ликия и Памфилия

Ликия. В период независимости 23 ликийских города составляли особую конфедерацию – Λυκιακὸν σύστημα319. Будучи со всех сторон замкнуты в своей гористой стране, ликийские города не открывали своих берегов для греческих поселений, но тем не менее не остались в стороне от греческого влияния. Ликия, говорит Моммсен320, была единственною малоазиатскою страною, в которой ранняя цивилизация не уничтожила местного языка и которая освоилась с греческим бытом почти так же, как римляне, не усваивая внешней стороны эллинизма. Однако Ликия заплатила дань последнему. Ликийцы не только подчинили свое искусство греческим образцовым произведением, но и свои политические порядки рано устроили по тому же образцу. Конфедерация, находившаяся сначала в подчинении у Родоса, после третьей македонской войны сделалась независимой. Такое положение существовало до Клавдия, который в виду бесконечных распрей между союзниками превратил Ликию в 43 году в римскую провинцию321. Под римским владычеством солидарность ликийских городов по-прежнему выражалась в форме κοινὸν Λυκίων с Ликиархом (Λυκιάρχης) во главе322. Несмотря на многочисленность городов страна не имела одного центра, могущего быть метрополем. Главными городами были Тлос, Ксанф и Патара323.

Памфилия. Древняя история этой страны неизвестна. Была издревле населена особым народом, имевшим самостоятельный язык и письменность. Когда Азия подпала под эллинское влияние, жители Памфилии мало-помалу примкнули как к обще-греческой цивилизации, так и к общим политическим порядкам. В эллинское время в Памфилии властвовали частью египтяне, чей царствующий дом дал свое имя многим поселениям страны, частью Атталиды, о господстве которых свидетельствует Атталия324. С судьбой Памфилии в римское время мы уже знакомы. Несмотря на соединение ее в одну провинцию с Ликией, она жила собственною своею жизнью. Доказательством этого является факт существования особого κοινὸν, под именем θέμις Παμφυλιακή с Ilaμφυλιάρηχς во главе325. Подобно Ликии страна не имела одного центра, хотя и обладала тремя признанными метрополями: Сидия, Пергия и Аспенд326.

V. Провинция Каппадокия

Каппадокия. В древности она образовала особое Каппадокийское царство. Со времени Помпея царство это находилось под властью римлян. Окончательное присоединение его и обращение в провинцию последовало в 17 году после Р. X. в царствование Тиверия, после смерти Архелая. Эллинизация была поверхностная и ограничивалась, по-видимому, двором и высшими слоями общества. Народ говорил на своем туземном языке, который существовал до позднейшего времени327. Несмотря на присоединение к Риму, страна в административном отношении сохраняла прежнее существовавшее еще при царях деление на десять стратегий. Народная связь выражалась в форме κοινὸν Καππαδοκίας под начальством Καππαδοκιάρχης. Собиралось оно в Мазаке – Кесарии, являвшейся метрополем всей страны и крупным передаточным пунктом для торговых сношений между портами западных берегов и приевфратскими странами328.

Понт Галатский (Pontus Galaticus). История его неизвестна. Составился из мелких княжеств и был населен племенем, родственным армянам. Эллинизация слабая. Главным городом являлась Амазия, бывшая столицей понтийских Ахеменидов и .всегда местом их погребения329. О судьбе Галатского Понта под римским владычеством говорили в своем месте.

Понт Полемонов (Pontus Polemoniacus или Polemonianus). Был населен племенем родственным армянам и распадался на массу княжеств. В 76 г. до Р. X. был отдан Антонием Полемону, сыну Зенона, в руках потомков которого находился до 63 года после Р. X.330. Метрополем его была Неокесария, являвшаяся центром особого κοινὸν, существовавшего как до, так и после римского завоевания331. Внешнюю историю Поленонова Понта со времени присоединения к провинции Галатии мы знаем.

Малая Армения (Armenia minor). Страна эта, населенная особым родственным каппадокийцам племенем332, лежит в верховьях Евфрата. Под римским владычеством переходит из рук в руки. Помпей отдал ее Дейотару, Цезарь – Ариобарзану III Каппадокийскому, Антоний – Полемону Понтийскому, Август – Архелаю Каппадокийскому. Но она не сделалась интегральною частью ни одного из этих владений, так как в 38 году была уступлена Калигулой Котису, а в 54 году Нероном Аристовулу. Возможно, что под Веспасианом она была организована в особую провинцию, так как Птоломей посвящает ей особую главу в своем сочинении. Столицею Малой Армении был город Мелитина, являвшийся с 70 года штаб-квартирой для legio XII fnlminata333.

VI. Провинция Киликия

Киликия. Древняя история этой страны неизвестна. Населена особыми племенами отличавшимися от других по своему языку и нравам334. По характеру местности страна, как мы видели, разделяется на Cilicia aspera и Cilicia campestris. Это обстоятельство оказало влияние на судьбу населявших ее племен. Восточная Киликия (Cilicia campestris), легко доступная иноземному влиянию, рано подверглась эллинизации и не долго сохраняла свою независимость. Властителями ее были частью египтяне, частью селевкиды, частью армяне и каппадокийцы335. В руки римлян, как мы знаем, она попала в 64 г. до Р. X. Иную судьбу имела западная Киликия. Вследствие трудного доступа племена жившие в горах Cilicia aspera очень долго отстаивали свою независимость336. В республиканское время все завоевательные попытки оставались без успеха. Только со времени императора Августа, римляне стали здесь более твердой ногой, частью уничтожив, частью расселив по другим местам главнейшие и наиболее воинственные племена гомонаденсов и клитов337. В 25 г. до Р. X. Август отдал западную Киликию каппадокийскому царю Архелаю, резиденцией которого был остров Elaiussa – Sebaste при устии реки Ламоса. После образования провинции Каппадокии Cilicia aspera не была отнята от наследников Архелая и оставалась в их владении вплоть до того времени, пока Калигула не отдал ее вместе с другими землями Антиоху IV Коммагенскому338. Хотя Веспасиан в 74 г. обратил Cilicia aspera в провинцию, тем не менее остров Sebaste оставался во владении дочери Антиоха – Иотапы и ее мужа Александра. Вместе с тем вплоть до конца первого века некоторые части страны оставались во владении двух туземных династий Olbe и Tarcondimotus339. Со времени Траяна судьба этой страны нами изложена. Несмотря на тесную связь с Сирией в административном отношении, страна эта жила своею особою жизнью, доказательством чего является отдельное от Сирии κοινὸν Κιλικίας с Κιλικιάρχης во главе. Местонахождением этого κοινὸν и центром жизни всей страны был многолюдный и богатый город Тарс, лежащий на берегу Кадна. Эллинизировался он рано и вполне. Еще задолго до римского завоевания он сделался одним из центров эллинской образованности340.

Исаврия. Страна эта была населена особым племенем, остававшимся независимым до самого начала Империи341. Имела свой особый κοινὸν Ισαυρῶν, центром которого был город Исавра, μητρόπολις Ισαυρῶν342.

VII. Провинция Кипр

Остров Кипр до завоевания римлян принадлежал египтянам. Уединенное среди моря положение объединяло с давних пор жителей его между собою и обособляло от других стран. Население его образовало κοινὸν Κυπρίων под главенством ἀρχιερεὺς τῆς νήσου. Административным центром этого острова был город Паф, называвшийся Σεβαστὴ Κλαυδία Φλαβἰα Πάφος, ἡ ἱερὰ ρ,ητρόπολις τῶν κατὰ Κύπρον πόλεων. Рядом с ними выступал город Саламин, позднее называвшийся Констанцией. Последний, по-видимому, был местонахождением κοινόν343.

VIII. Провинция Сирия

2) Келе-Сирия и Финикия. Под Сирией обыкновенно разумеют область, которая отделяется от Малой Азии горною цепью Писидии, Исаврии и западной Киликии, от Армении и Месопотамии восточным продолжением тех же гор и Евфратом, от парфянского царства и Египта – аравийскою степью344. Жители этой области, читаем у Моммсена345, принадлежали к тому же племени, к которому принадлежали жители Иудеи и Аравии, а праотцы сирийцев и финикиян жили в более отдаленные времена в одном месте с праотцами иудеев и арабов и говорили на одном с ними языке; но между тем, как эти последние сохранили свою национальность и свой язык, сирийцы и финикияне эллинизировались значительно раньше прибытия римлян. Основой для эллинизирования явились лежащие на берегах Финикии старинные и большие торговые города. Но, несмотря на сильную эллинизацию, в ежедневном употреблении остались туземные диалекты даже в позднейшия времена Империи. Точно так же и религиозный культ свидетельствует о том, что Сирия не утратила своей национальности. Сирийцы, живущие в Берии, обращаются со своими приношениями к Зевсу-Малбаху, живущие в Апамфе – к Зевсу-Бэлу, живущие в Берите – к Юпитеру-Балмаркоду, но все это боги, с которыми в сущности, правильно заметил Моммсен346, имеют мало общего и Зевс и Юпитер. Несмотря на свое общее происхождение и общность религиозного культа жители Сирии в обширном смысле весьма различались как по своим диалектам и обрядам, так и историческим обстоятельствам. Точкой разветвления сирийско-арамейской народности следует считать город Дамаск. Собственно сирийское племя и сирийский язык на юг не переходили Дамаска, на восток и юго-восток от этого города жили арабы, на юг – иудеи, на запад – финикияне347. К национальному различию присоединилось еще историческое деление, так как южная часть страны была долгое время в подчинении у Птоломеев, а север во власти Селевкидов348. Этим обусловилось деление страны на Сирию и Финикию, которые хотя и составляли в римское время (до 198 г. после Р. X.) одну провинцию, но внутри жили особою жизнью. Доказательством этого является существование отдельных κοινὸν Συρίας с Συριάρχης и κοινὸν Φοινίκης с Φοινικάοχης во главе349. Главным городом Сирии была Антиохия, бывшая прежде столицей Селевкидов, а при римлянах сделавшаяся резиденцией наместника провинции350. Здесь чеканилась государственная монета для востока и преимущественно здесь же находились оружейные заводы. Что касается Финикийской Сирии, то здесь метрополем и местопребыванием κοινὀν был город Тир351.

Коммагфна. Взяв в свое непосредственное управление Сирию и Финикию, римляне оставили некоторые мало населенные или недоступные местности во владение местных правителей. Такими владениями были: Коммагена, Халкидика, Абилена, Дамаск, Аретуза и Емеза352. Важнейшим была, конечно, Коммагена. Страна эта, ограниченная с севера Аманом, с востока Евфратом, на западе соприкасающаяся с Киликией, на юге с Сирией, еще под господством Селевкидов управлялась собственными царями, находившимися в родстве с династией Селевкидов353. Под римским владычеством она также сохраняла до 72 года собственное управление под властью своих царей. Главным городом Коммагены был Самосат, получивший при римлянах приставку Flavia354.

IX. Провинция Палестина

Жившие в области Иордана иудеи развили у себя еще задолго до римского владычества под управлением Селевкидов так назыв. моисеевскую феократию. Это была духовная коллегия с архипастырем во главе. Она держала себя, говорит Моммсен355, под иноземным владычеством спокойно, не заявляя никаких притязаний на самостоятельность и охраняя обособленность своих приверженцев владычествованием над ними под охраной верховного властителя. С падением Селевкидов возникла иудейская община, которая под предводительством рода Асмонеев восстановила царство Саула и Давида почти в прежних границах. Живя среди моря язычества эта иудейская община осталась верной своему закону, нравам, обычаям, а главное вере предков в единого Бога-Иегова. Но национальный язык иудеев в эту эпоху повсюду исчез из ежедневного употребления и был заменен арамейским народным наречием сирийцев. Если бы национальность, замечает Моммсен356, обусловливалась одним языком, то об иудеях в эту эпоху пришлось бы весьма редко упоминать. С водворением римского владычества в Сирии, царству Асмонеев пришел конец. Помпей принудил их отдать все приобретенные ими владения, а проконсул Габиний даже разделил их прежнюю территорию на пять самостоятельно-управлявшихся округов и отнял светскую власть у их первосвященника Гиркана357. В Иудее водворилась чистая феократия. Но все это скоро изменилось. Идумеянин Антипатр, управлявший от имени Гиркана Иудеей, при помощи Габиния, сделался правителем Иудеи и в этой должности был утвержден Цезарем. Власть Антипатра над Иудеей была унаследована его сыном Иродом и благодаря умной политике еще более увеличена и расширена: в 40 г. до Р. X. он получил от Антония и Августа высшую власть над Иудеей с титулом царя358. Позднее, после победы при Акциуме Август не только утвердил власть Ирода, но и расширил его владения. С этих пор под властью Ирода находились все прибрежные страны от Газы до так назыв. Стратоновой башни (Кесарии), Самария и несколько городов, расположенных к востоку от Иордана. Хорошее управление, имевшее своим последствием внутренний мир и уничтожение разбоев, а также прекрасная охрана границы от живших в степи кочевых племен были причиною того, что римское правительство подчинило Ироду некоторые другие соседние страны, именно Итурею, Трахонитиду, Авранитиду и Батанею359, таким образом владения его простирались по обоим берегам Иордана вдоль течения этой реки к северу по меньшей мере до Хельбона, на северо-запад до Дамаска, к югу до Мертвого моря360. После смерти Ирода, царство его, кроме Газы и греческих за иорданских городов, было разделено между его сыновьями на три части: северную часть вместе с Батанеей и ее округом получил Филипп, Галилею и Перею, т. е. заиорданскую область Ирод Агриппа, Иудею вместе с лежавшею к северу от нее Самарией и расположенной к югу от нее Идумеей – Архелай361. Первые два царства, сначала отделенные друг от друга, потом были соединены в одно целое, под властью Агриппы, правнука Ирода Великого и существовали с непродолжительными перерывами до Траяна362. Иначе было с уделом Архелая. Вследствие восстания иудеев, личной неспособности и низких душевных качеств, он не мог удержаться на своем месте и по прошествии нескольких лет (6 год после Р. X.) был удален Августом от власти363. Вслед за этим царская власть была упразднена, страна непосредственно подчинена римскому правительству, а внутреннее управление – в той мере, в какой оно было допущено наряду с верховною правительственной властью – вверено, говорит Моммсен364, иерусалимскому синедриону. Итак Иудея сделалась в 6 году римской провинцией второго разряда, причем, вероятно, вслед за этим центром управления был избран портовый город Кесария, а в Иерусалим был назначен римский комендант, которому в подкрепление был дан небольшой постоянный гарнизон. После разрушения Иерусалима в 70 году Иудея сделана была провинцией под властью legatus рг. рг. provinciae Iudeae365. Кровавое усмирение восстания Вархохбы и окончательное разрушение Иерусалима не отразились на административном устройстве этой провинции. Император Адриан заменил только имя провинции Иудея словом Syria-Palaestina и во главе ее поставил консульского легата. Со времени Септимия Севера (193–211) сделалось обычным именование этой провинции просто Палестиной366.

X. Провинция Месопотамия

Страна эта была населена арамейцами, которые в начале IX века до Р. X. образовали здесь особое арамейское государство367. Существовало оно не долго. В римский период здесь господствовали парфяне. Так дело было до Траяна, который, разбив парфян, образовал римскую провинцию Месопотамию с метрополем в Низибе. В состав этой провинции вошли некоторые страны, напр. Осроена, Гатры и др., находившиеся в отдельном управлении своих туземных династий. Важнейшим из таких владений была Осроена или Едесское княжество, занимавшее западную половину этой провинции и находившееся до начала III века в управлении Авгаря и его потомства368.

XI. Провинция Аравия

Провинция эта была образована Траяном в 115 году. В состав ее вошли.

Владения, принадлежавшия Агриппе II и составлявшие уже описанное нами Кесарийско-панеадское царство.

Царство набатеев369. Во главе этой страны стоял арабский князь, присваивавший себе титул «царя Набата». Резиденцией их служил замок Петра, построенный на утесе на полпути между Мертвым морем и северовосточной оконечностью Аравийского залива370. Владения их простирались к северу до Дамаска и к югу на аравийском полуострове до Левке-Коме, лежащей насупротив египетского города Береники и вглубь страны по меньшей мере до окрестностей древней Фемы371. Страна эта вплоть до Дамаска была заселена особым племенем, принадлежавшим к арабской отрасли великого семитического племени. Язык и письменность у набатеев были такие же, как в Сирии и в области Евфрата372. Эллинизация была слабая. Римлянам они подчинились вскоре после присоединения Иудеи. Во всяком случае при Августе царь их Обода был таким же подвластным и верным Риму правителем своего народа, как Ирод373. На этого же князя, по Моммсену, была возложена со времен Августа защита римской государственной границы как на востоке, так и на юге Сирии вплоть до Дамаска. Под управлением собственных правителей царство Набата существовало до времен Траяна, когда царство набатеев было присоединено к Империи. Город Дамаск тогда был присоединен к Сирии, большая часть владений их была превращена в римскую провинцию под именем Arabia, а от тех земель, которыми набатейские цари владели внутри Аравии, римляне совершенно отказались374.

XII. Египет

Нечто совершенно отличное от всех изложенных нами римских провинций представляет Египет. В то время, как там всякая римская провинция содержала в себе несколько чуждых друг другу и дурно сплоченных элементов, в Египте, напротив, провинциальное деление является искусственным делением одного целого, одной страны. Под Египтом, как в древности, так и ныне понимают Нильскую долину от первых порогов до Средиземного моря375. Народ, который с древнейших исторических времен населял эту страну в отличие от окружавших его варваров (нубийцев на юге, ливийцев на западе, сирийцев на северо-востоке) называл себя römet, человек. О его этнографическом происхождении мнения расходятся. Этнографы, основываясь на телосложении, считают египтян за негров. Филологи, исходя из данных языка, признают невозможным отделить их от семитов передней Азии и полагают, что египтяне вместе с родственными им народами северной Африки (Bega, Galla, Somali) в доисторическое время переселились из Азии в Африку на свою теперешнюю родину. По мнению Штейндорфа истина находится в средине. Страна в древности, вероятно, была населена чисто негрским племенем, говорившим на собственном языке, но затем явилось семитское племя, покорило страну и подчиненному народу передало свой язык376. По Библии египтяне – хамиты, так как родоначальником их считается второй сын Хама Мизраим, который утвердился с детьми своими на берегах Нила377. Что касается языка древних египтян, то он находился в родстве с семитскими языками, языком берберов северной Африки и группой языков северо-восточной Африки (Bega, Somali). Все эти языки известны под именем египетско-семитской группы языков. Египетский язык, письменные памятники которого относятся к началу 3000 лет до Р. X., перешел под именем коптского также в христианское время, хотя при Птоломеях и даже раньше, особенно в городах Александрии и Мемфисе, получил широкое распространение греческий язык. С арабским завоеванием входит во всеобщее употребление арабский язык, который мало-помалу вытесняет коптский и является господствующим в Египте в настоящее время378.

Страна эта имеет длинную и поучительную историю. Первый достоверный египетский царь по имени Мене происходил из верхнего Египта. Оп основал монархию, существовавшую 4000 лет и сменившую последовательно 30 династий379.

Опуская историю Египта в древнее время, мы остановимся только на греко-римском периоде.

Зимою 331/332 г. до Р. X. Египет был завоеван Александром Македонским. После его смерти он достался македонскому полководцу Птоломею Лагу, принявшему в 306 г. титул царя и занявшему таким образом место фараонов. При первых его преемниках (Птоломеях II и III) Египет был первым государством Эллинского мира, а столица их Александрия – центром греческой образованности. После смерти Птоломея III (221 год до Р. X.) государство падает и становится все в большую зависимость от Рима. Так обстояло дело до Августа, когда сражение при Акциуме подчинило его окончательно Риму380.

В системе провинциального управления Египет занял особое положение. К Египту, читаем у Моммсена381, не был применен господствовавший в государственной системе принцип двоевластия, т. е. принцип совместной правительственной деятельности двух высших государственных властей – императора и сената. Египет поступил в полное распоряжение императора, а сенат, как в своей совокупности, так и каждый из его членов в отдельности не только были устранены, от всякого участия в управлении этим владением, но даже не имели права вступать в него. Второю особенностью египетского управления была строгая административная централизация382. В отличие от всех других римских провинций Египет не делился на известное число сельских или городских общин, пользовавшихся автономией, но заключал в себе, по выражению Марквардта, элементы, подчиненные один другому и управляемые должностными лицами различного ранга383. Во главе всего управления стоял наместник императора, имевший титул Praefectus Aegypti и избиравшийся всегда из лиц всаднического звания384. Хотя он не присваивал ни себе, ни своим представителям царских названий, но на самом деле он властвовал в качестве преемника Птоломеев. Он напр. бросал в начале каждого года в подымающиеся воды Нила золотой кубок, который прежде бросал фараон385. Он же должен был подобно туземному царю исполнять те деловые обязанности, которые лежали на монархе и по системе Александра и по организации римского принципата. В его руках находилась высшая власть, как гражданская, так и военная386. Он был ответственен лично только пред императором, с которым непосредственно сносился. Он был единственным посредником при передаче императору прошений, адресованных на высочайшее имя. Назначался и сменялся он только волею императора. Вообще, эта должность по своему рангу и значению была одною из самых высоких в Римской империи и впоследствии уступала первое место только званию начальника императорской гвардии. Резиденцией префекта Египта была Александрия. В до-Константиновское время она считалась вторым городом Римской империи и первым торговым городом в мире. Там насчитывали в конце владычества Лагидов более 300.000 свободных жителей, а во времена империи, без сомнения, еще более387. Она являлась центром всего военного и административного управления. Кроме наместника в ней же резидировали хотя и подчиненные ему, но назначавшиеся императором высшие должностные лица, именно juridicus Alexandriae или procurator Augusti ad jus dicendum Alexandriae – высшее должностное лицо судебного ведомства – и idiologus ad Aegyptum или procurator ducenarius Alexandriae idiologu – высший начальник финансового управления. Более важное место принадлежало первому. Он осуществлял высшую судебную власть над всем Египтом и над всеми судьями страны. Что касается второго то ему принадлежало заведывание всеми финансами страны. Juridicus, говорит Страбон (17, 1, 12), решает много процессов и сообразно с его решениями idiologus обязан обращать в казну bona vacantia et caduca. Он же назначал опекунов388. В Александрии же находились: жрец Музея, носивший вместе с с тем звание президента Александрийской академии наук, и верховный жрец, называвшийся верховным жрецом Александрии и всего Египта (ἀρχιερεὺς Ἀλεξάνδρείας καί Αἰγύπτου πάσης). По-видимому, последний назначался на продолжительное время и фактически был представителем в Египте всех провинциальных жрецов389.

В административном отношении как при Птоломеях, так и в римское время вся страна была разделена на три больших дистрикта (епистратегии): Верхний Египет (Фиваида) с главным городом Птолемаидой, Средний Египет (Heptanomis) и Нижний Египет (Delta)390.

Во главе каждого из трех дистриктов стоял епистратег (ἐπιστρατηγός), которому подчинялись все должностные лица епистратегии. Кроме командования войсками, ему принадлежала такая же сфера деловых занятий, как и наместнику391. Но это деление не имело большого значения. В жизни выступало другое близкое народу самобытное деление всей страны на землю (ἡ χώρα) египтян с ее первоначальными округами – номами (νόμοι)392 и два греческих города Александрия в Нижнем Египте и Птолемаида в Верхнем.

Деление это было основано на исторической почве. Заселенная первоначально многочисленными племенами территория Египта распадалась на несколько мелких независимых княжеств, из которых каждое имело свои законы и свой религиозный культ393. С течением времени они слились и образовали под скипетром фараонов одно великое государство – Египет или страну Комит, но при этом первоначальное деление его не исчезло: мелкие княжества обратились в небольшие провинции и дали толчок к нонову политическому разделению на административные округа, которым греки дали наименование номов394. С эпохи Александра Македонского в Египет проникает эллинизация. Рассадником последней являются два греческих города – Александрия и Птолемаида, устроенные двумя основателями царства и названные их именами. В отличие от покоренных египтян – туземцев жители этих городов пользовались преимущественным положением. Птоломеи, говорит Моммсен, применили на практике и во всем объеме совет Аристотеля Александру быть для эллинов властелином (ἡγεμών), а для варваров господином, о тех Заботиться как о друзьях и товарищах, а этими пользоваться, как пользуются животными и растениями. Отсюда в Египте мы видим проведение различия между греками и египтянами. Принадлежность к последним лишала права занимать какую-либо общественную должность и нести военную службу высшего разряда. Различные милости распространялись только на граждан греческих общин. Этого мало. Эллины были освобождены от поголовной подати, лежавшей на египтянах и были свободны от всех общинных податей и повинностей395. Но несмотря на это указанные нами две сферы – земля и греческие города – в административном отношении ничем не отличались друг от друга. Округи, как туземные (νόμος), так и эллинские (πόλις) не только имели определенные территориальные границы, но каждый из них имел значение особой отчизны. Принадлежность к каждому из них независима от местожительства и наследственна. Египтянин ив Хеммисского нома, имевший постоянное жительство в Александрии, принадлежал к этому ному вместе со своими близкими точно также, как живший постоянно в Хеммисе александриец принадлежал к александрийскому гражданству. Ном всегда имел средоточием городское население, к которому тянули все ближайшие деревни (κῶμαι) и местечки (τόποι), так напр. хеммисский ном имел своим центром город Панополь, построенный вокруг храма Хеммиса или Пана. По греческим понятиям, говорит Моммсен, это выражается так: каждый ном имеет свою метрополию. Но тоже самое мы видим в отношении городских округов, напр. Александрийского и Птолемандского, где окрестности также тянули к городу, являвшемуся для них метрополем396.

Название и число номов у различных авторов различны. В виду важности этого чисто народного деления для последующего церковного деления страны мы приведем названия номов и автономных дистриктов у различных писателей:


Strabo. Plinius. Ptolemaus.
1. Marmaricae nom. L.
Nitriotes L. Hammoniacus L. Libyae nom. L.
Momemphites L. Libyae Mareotis L. Mareotites L.
Meuelaites L. Menelaites L. Menelaites L.
Hermopolis 5. Alexandrinorum nom. L.
Gynaecopolites L. Gynaecopolites (I..?) Audropolites L.
Letopolites L. Letopolites
5. Metelites Metelites
Ptenethu Phthenotes
Cabasites Cabasites
Saites Saites Saites
Naucratites
Prosopites 10. Prosopites Prosopites
Sebennyfces Sebennytes Sebennytes Super и Infer.
Xoites Xoites
Phthemphu 15. Phthemphuthi
Onuphites Onuphites
Athribites 15. Atharrhabites Athribites
Mendesius Mendesius Mendesius
Busirites Busirites Busirites
Leontopolites Leontopolites 20. Leontopolites
Neut
Tanites Tanites Tanites
Pharbaethites 20. Pharbaethites Pharbaethites
Sethroites A. Sethroites A. Sethroites A.
Phagroriopolites A. Arabicus A. 25. Arabiae Nom. A.
Bubastites A. Bubastites A. Bubastites A.
Hiliopolites A. Heliopolites A. 27. Heliopolites A.
25. Arsinoites s. Heroopolites A.397

Кроме того некоторые местности, входившие географически в состав номов, по Дюмихену, временами образовывали самостоятельные дистрикты. Таковыми были:

в Нижнем Египте:


1. Nilopolis Daplinae – Heracleopolis P. Ro-nefer
Babylon Migdol Hebi
Hotep-him Pelusium-Anaris Buto
Schen-Qebhn Geer-hon двух глаз
5. двух Mens 10. Phar-baëtos 15. Hermopolis parva

в Верхнем Египте:


1. Ombos Восточный Horus Chenoboscion
Hieraconpolis Западный Horus Sambehud
Pi-mor Hermonthis ?
Latopolis Kus Ptolemais
5. Hathor Pampanis 17. Speos-Artemidos.
Chad
12. Ateb398

Благодаря всепроникающему культу, как в номах, так и в греческих городах выдвигается главный жрец святилища того бога, имя которого он носил: в номе Хфммисском или Панополе – главный жрец – Хеимисы пли Пана, в Александрии – жрец Александра, являвшийся одним из главных должностных лиц города во все время римского владычества.

Но этим сходство не ограничилось.

Сельские округи, номы, были вовсе лишены автономии: администрация, обложение податями, отправление правосудия и т. д. находилось в руках должностных лиц (начальники египетских и греческих городов – номархи или стратеги, – многочисленные нижние чины, заведовавшие сборами податей и разнообразных налогов, а также в отдельных случаях начальники составных частей нома – топархи – и селений) назначавшихся наместником из местных жителей399. На всех ступенях управления здесь была совершенно устранена та коллегиальность, которая служит оплотом как для греческого, так и римского общинного устройства. Но и в обоих греческих городах, читаем и Моммсена, существовали почти такие же порядки. В них, правда, было гражданство, разделенное на филы и демы, но также не было никакого общинного совета; были не такие должностные лица, как в номах, и иначе назывались, но они также назначались властью наместника и не имели коллегиального устройства. Хотя с того времени, как Север дал городской советь Александрии, Птолемаиде и многим другим египетским общинам, греческие города в отличие от городов египетских номов и стали называться на официальном языке πόλις, но это, по мнению Моммсена, мало помогало делу: πόλις без архонтов и без сенаторов был названием без всякого содержания. Тоже было и с чеканкой монеты. Египетские номы не имели права делать монету, но и Александрия никогда ее не чеканила. Итак, между номом и полисом такое же различие, как между богом Хеммисом и богом Александром, а в административном отношении между ними нет различия. Египет состоял из большинства египетских поселений и меньшинства греческих, и все эти поселения вместе взятые были лишены автономии и находились под непосредственным и абсолютным управлением царя или позднее praefectus Aegypti и назначаемых им должностных лиц400. Таким образом Египет представлял из себя одну провинцию или по выражению Моммсена одно казенное имение, во главе которого стоял простиравший на все свою власть наместник401.

XIII. Провинция Крит-Кирена

Киренаика. В тесной связи с Египтом и его устройством стоит Киренаика402. Подобно Египту народонаселение этой страны распадалось на два класса: эллинов, живших в городах и метёков, населявших страну403. Центром страны был город Кирена, древняя колония дорян. Сначала Кирена была государством, подчиненным Баттиадам (624–450 до Р. X.). Позднее (450–322 до Р. X.) вместе со своими колониями, именно 1) Баркой или Птолемаидой, 2) Enesperides или Hesperis или Береникой, 3) Аполлонией или Sozusa и 4) Тевхирой или Арсиноэ, она составляла особый κοινὸν или так назыв. Πεντάπολις. В 322 году последний попал в руки Птоломея I. После смерти Птоломея Фискона и Евергета II Киренаика была выделена в 117 г. до Р. X. Птоломею Аниону, который, умирая, завещал ее в 96 г. Риму. Римляне дали всем греческим городам самоуправление. Но за продолжительное время господства Птоломеев города эти отвыкли от свободной жизни. Самоуправление шло из рук вон плохо: Кирена попала во власть жестокой тирании. Следствием этого явилось преобразование ее в 74 году до Р. X. в особую провинцию, получившую после соединения ее с Критом наименование Крит-Киренаика404. Но связь эта была искусственна. Находясь по близости Египта и заимствовав от него систему управления405, Киренаика более тяготела к Египту, с которым наконец и была объединена, вероятно, во времена Диоклетиана. Главным городом была Кирена, а с падением ее – Созуса406.

2) Крит. По случаю борьбы с пиратами в 68 году до Р. X. был занят римлянами остров Крит. Вскоре он был обращен в римскую провинцию и соединен с Киренаикой407. Несмотря на это он сохранял известную самостоятельность. Доказательством этого является существование между его общинами особого κοινὸν с Κρητάρχης во главе408. Главными городами Крита были Киосс, являвшийся местом собрания κοινὸν и метрополем острова в прежнее время, и Гортина, сделавшаяся таковым со времени отделения острова от Киренавки409.

V. Образование церковных округов на почве этнографического деления Римской империи

Из представленного нами очерка видно, что в первые три века каждая гражданская провинция в восточной половине Римской империи фактически распадалась на большее или меньшее число обособленных округов, стран. Каждый из них отличался по своему этническому составу от всех прочих и в этом отношении представлялся особою единицей. Занимавшее его население имело отличные от всех других язык, право, культ, нравы, обычаи и пр. Также и в административном отношении, благодаря существованию conventus и κοινὰ на почве императорского культа, каждый округ представлял нечто обособленное от прочих частей провинции. Жители данного местного округа вращались в его пределах и редко переступали его границу. Жизнь обывательская мирно текла по этим округам и не выходила наружу. Провинциальное деление было слишком крупно, изменчиво, искусственно и далеко от жизни народа. Все это заставляет нас признать, что образовавшиеся на почве распространения христианства округи соответствовали первоначально не римским провинциям, как предполагает господствующее мнение и Любек, а именно этим этнографическим округам, странам. Эта мысль была уже у Биккеля, который своим необыкновенно острым научным чутьем чувствовал всю шаткость господствующей теории о соответствии церковно-митрополичьих округов римским провинциям в первые три века христианства. В виду этого он старался в своей знаменитой «Истории церковного права» найти совершенно верное соответствие между древне-языческими κοινά и христианскими митрополичьими округами410. Жаль только, что состояние современной исторической науки не позволяло ему провести эту мысль до конца. В то время не представляли себе ясно провинциального деления Римской империи в первые три века и при Диоклетиане. Административное деление Римской империи считали таким, как оно было при Феодосии Великом и даже позднее. Эта неясность повела в тому, что круги, соответствовавшие древним κοινὰ, Биккель считал соответствующими римским провинциям. А так как христианство распространялось в пределах κοινὰ, то ео ipso явилось соответствие между митрополичими округами и римским административным делением Империи на провинции. На той же точке зрения стоит также и работа Маассена: «Der Primat des Bischofs von Rom und die alten Patriarchalkirchen», на долгое время сообщившая науке церковного права свою точку зрения411. Со времени издания (1853 год) книги Маассена учение о соответствии митрополичих округов древне-римским провинциям становится исключительно господствующим. Между тем взгляд Маассена покоится на заблуждении. Работы Моммсена, Куна, Марквардта и других твердо установили первоначальный объем римских провинций и изменения, произведенные в административном делении реформами Диоклетиана и других последующих императоров. Новейший исследователь церковно-провинциального деления Восточно-Римской империи Любек превосходно знал работы Моммсена, Куна и др., но это ему не помешало в своем уже называвшемся несколько раз сочинении усиленно и даже не без противоречия самому себе настаивать на соответствии церковного деления с административным делением Римской империи как в первые три века, так и после Диоклетиановской реформы. Этого мало. По мнению Любека, сами апостолы установили это соответствие, инстинктивно рассматривая имперское деление римлян, как фундамент, само собою разумеющийся для церковной организации412. Аргументация не новая, а повторение mutatis mutandis доказательств Петра-де-Марки и др. Но если последние для времени Дю-Пэна были мало доказательны, то при свете новейших открытий они уже никуда не годятся, так как противоречат как раз тому, что желает доказать Любек. Апостол Павел, читаем у Любека, попав на Кипр, проповедал в двух главных городах последнего Саламине и Пафе. Направившись в Малую Азию и посетив провинции Памфилию (?) и Писидию (?), он опять выступил в главных городах – Пергии и Антиохии Писидийской. Так же и все прочие места его деятельности были главные города провинцийу как-то: Тарс, метрополь Киликии (?), Ефес – Азии, Икония – Ликаонии (?), Антиохия – Сирии, Фессалоника – Македонии, Афины – Аттики (?), Коринф – Ахаии и наконец Рим – столица всего мира.

Пользуясь работой английского ученого Рамсэя (Ramsay, The Church in the Roman Empire before A. D. 170) мы восстановим хронологию проповеднической деятельности ап. Павла. Начнем с Кипра.


Кипр июль 47 г.
Памфилия 47
Писидия (Антиохия) зима 47
Икония лето 48
Листра осень 48
Дервия зима 48/49
Возвращение чрез Листру, Иконию, Антиохию Писид февр.–май 49
Остановка в Пергии июнь–июль 49
Возвращение в Антиохию Сирийскую август 49
Прибытие на Иерусалимский собор зима 49/50
Начало второго путешествия 25 март–апр. 50
Галатия лето 50
Остановка в Троаде Азийской октябрь 50
Филиппы январь 51
Фессалоника янв.–май 51
Верия май–июль 51
Афины август 51
Коринф сент. 51–март 53
Путешествие в Иерусалим празд. 22–29 марта 53
Путешествие в Антиохию Сирийскую май 53
Начало третьего путешествия начало июня 53
Галатия июль–август 53
Ефес окт.53–янв. 56
Троада февр. 56
Македония весна 56
Коринф 56
Ахаия дек. 56–февр. 57
Заключение в Филиппах март 57
Возвращение чрез Троаду в Иерусалим 15 апр. 57
Нахождение в Иерусалиме (Пентекостии) 28 мая 57
Нахождение в Палестине июнь 57–июль 59
Путешествие в Рим авг. 59–февр. 60
Нахождение в Риме 61
Смерть (28 июня) 67413

Имея в виду настоящую хронологию апостольской деятельности Павла и зная исторические изменения границ и объема римских провинций в первом веке, из всей массы приведенных Любеком данных мы можем признать Метрополями тогдашних римских провинций только следующие города: Паф – Кипра, Ефес – Азии, Антиохию – Сирии, Фессалонику – Македонии и Коринф – Ахаии. Все прочие посещенные ап. Павлом города как то: Саламин, Пергия, Антиохия Писидийская, Тарс, Икония, Афины и др. вовсе не являлись провинциальными метрополями, а просто главными городами различных стран. Не останавливаясь подробно на аргументации почтенного ученого о митрополичем положении апостола Филиппа во Фригии, которая в качестве провинции фигурирует только со времен Диоклетиана, мы скажем лишь несколько слов о посланиях апостолов Павла и Петра, в которых Петр-де-Марка, а за ним и Любек видят твердое намерение апостолов объединять христианские общины по тогдашним римским провинциям. Против этого мы сошлемся прежде всего на то, что в ряду апостольских посланий находятся послания к жителям городов Филиппы и Колоссы, вовсе не являвшимися светскими метрополями провинций414, а затем также надо принять во внимание, что проповедуя почти исключительно в больших городах апостолы естественно должны были писать свои послания общинам этих городов. Этого мало. В новейшее время профессор Марбургского университета Вейсс в обширной статье написанной в Realencyclopädie für protestantische Theologie und Kirche art. Klein Asien положительно отрицает у апостола Павла желание соединять христианские общины по провинциям. Во всех нужных случаях, говорит названный ученый, апостол непосредственно обращается к коринфянам, фессалоникийцам, филиппийцам и пр., и только там, где он обозревает миссионерскую область, являются провинциальные наименования, так напр., он называет Стефана или Епенета не начатком Коринфа или Ефеса, но Ахаип или Азии. (1Кор. 16:15; Рим. 16:5). Такие выражения, как αί ἐκκλησίaι τῆς Μακεδονίας или τῆς Ἅσίας (2Κορ. 8:1; 1Κορ. 16:19), по мнению Вейсса, у апостола совершенно случайны и в счет идти не могут415. На первом послании ап. Петра мы останавливаться не будем. Не говоря уже о некоторой сомнительности его416 и неизвестности даты написания, послание это в своем адресе перечисляет христианские общины, по-видимому, не по римским провинциям: «Галатия, Понт (?), Каппадокия, Азия и Вифиния». Дело в том, что провинции Понт в то время не существовало, а из четырех стран, известных под именем Понта: Ora Pontica (провинция Вифиния-Понт), Понт Галатский, Понт Полемонов и Понт Каппадокийский существование христиан до времени Траяна удостоверено вообще только для Ora Pontica417. Но если это так, то довольно непонятный способ перечислять римские провинции в том порядке, как это сделано в первом послании ап. Петра. Все это ясно доказывает, что в св. Писании нельзя найти никакого соответствия между церковным и административным делением языческой Римской империи на провинции. Напротив, деяния и послания апостолов доказывает, что такого соответствия как раз и не было; Церковь развивалась свободно и не была стеснена никакими обязательными нормами в выработке своего устройства. Естественно, что она пошла по линии наименьшего сопротивления. А этим наиболее легким и естественным путем было распространение христианства по странам, на которые фактически распадались римские провинции. Апостолы, как мы видели, проповедали евангелие преимущественно по большим городам Римской империи. Из них уже христианство распространялось по прилегающим местностям. Но мы видели, что этими городами не были только провинциальные метрополи, но все большие города Римской империи, при чем большею частью они были вместе с тем центрами известных стран, на которые делились провинции. Эти же города были центрами распространения христианства. Отсюда естественно, что распространение это должно было совершаться по округам, соответствующим тем национальным, историческим и другим кругам, центрами которых были эти города. Древние κοινὰ с религиозными празднествами, на которые стекались жители всего данного округа, также оказали в распространении христианства не малую услугу. Особенно важным фактором в данном отношении явился язык, на котором говорило население известного округа, язык, непонятный часто для всех других частей провинции.

Гипотезу нашу о соответствии митрополичих округов этническим странам мы подтвердим историей распространения христианства в первые три века нашего летосчисления. Превосходная новая работа А. Гарнака; «Die Mission und Ausbreitung des Christentums in den ersten drei Jahrhunderten» в этом отношении будет нашим путеводителем.

Послушные Божиему велению апостолы разошлись по всей земле для проповеди евангелия «всем народам». Само собою местами их апостольской деятельности, кроме Палестины, явились преимущественно большие города Римской империи и главным образом те, которые были расположены по тракту римских дорог. Из приведенной Гарнаком таблицы мест, в которых христианские общины доказуемы уже в первом веке мы видим полное подтверждение нашего предположения418. Такими пунктами апостольской проповеди были:


Иерусалим Палестина
Кесария
Самария
Лидда
Сарон
Иоппия
Пелла
Антиохия Сирия
Дамаск Арабия
Тир Финикия
Птоломанда
Сидон
Тарс Киликия
Саламин Кипр
Паф
Пергия Памфилия
Антиохия Писидия
Икония Ликаония
Листра
Дервия
Ефес Ионийские города
Смирна
Пергам
Троада Мизия
Лаодикия Великая Фригия
Колоссы
Иераполь
Сарды Лидия
Филадельфия
Фиатира
Фессалоника Македония
Филиппы
Верия
Афины Аттика
Коринф Ахаия
Рим Италия
Александрия Египет

Затем христианство в первом веке было распространено еще в нескольких местах Галатии (послание к Гал. и 1 посл. Петра 1:1), Каппадокии (1Пет. 1:1), Крита (посл. к Титу), Вифинии и Понта (1Пет. 1:1; Рlin ер. ad. Trajan). Какие это были места, это мы с большею или меньшею вероятностью можем, исключая Каппадокии, узнать из второй таблицы Гарнака, где приведены города, в которых христианские общины доказуемы до смерти Марка Аврелия (180 г.).


Едесса Осроена-Месопотамия
Мелитена Малая Армения
Тралл Кария
Никомидия Вифиния
Анкира Галатия
Синоп Понт Галатский
Амастрис Ora Pontica
Киос Крит
Гортина
Лион Галлия
Карфаген Латинская Африка

Из приведенного нами перечня мест, в которых существовало христианство в первые два века мы можем заключить, что местами распространения христианской веры за малыми исключениями (Дервия, Листра и др.) были большие города, бывшие центрами отдельных стран, составляющих римские провинции. Эти города явились рассадниками христианства для ближайших окрестностей и тянувших к ним мест. Так образовались церковные округи, которые ближе всего соответствовали отдельным странам. Мы говорим ближе, так как полного соответствия в силу отсутствия системы в распространении христианства и быть не могло. Само собою, что в то время, о котором мы говорим, не могло существовать также правильного распределения этих церковных округов. Округи эти только намечались. Но все же и по этим, едва обрисовывающимся округам можно заметить некоторую тенденцию.

Остановимся на этих первоначальных округах и проследим их до начала III века.

Обозрение свое начнем с колыбели христианства – Иерусалима.

VI. Обзор церковных округов в первые три века христианства

I. Провинция Палестина

Средоточием христианства в Палестине с самого начала был Иерусалим. Отсюда христианство распространилось во всей Иудее419. Круг христианских общин, находившихся в более или менее тесном общении с Иерусалимом может быть определен границами Палестины и преимущественно иудейским племенем. Богослужебным языком у христиан Палестины, по мнению Гарнака, был не только греческий, но и арамейский. Прямо это удостоверено для Иерусалима и Скифополя. Распространяясь из Иерусалима, христианство уже при апостолах и их ближайших преемниках существовало в следующих местах: Кесария, Самария, Лидда-Диосполь, Иоппия, Сарон, Эммаус-Никополь, Скифополь, Елевеерополь, Иамния, Аскалон, Газа, Вифлеем, Ания, Ватания, Фено и др. Эти отношения между Иерусалимом и получившими от него евангелие иудейско-христианскими общинами существовали до разрушения Иерусалима в 70 и особенно в 135 году. Полный разгром Иудеи и разрушение Иерусалима привели к тому, что значение Иерусалима, как главного пункта местного округа – Палестины, перешло к христианской общине гражданского метрополя последней, именно к Кесарии Палестинской420.

II. Провинция Сирия

1) Сирия. Спустя несколько времени после воскресения Христа христианство перешло из Иерусалима в Антиохию, величайший город Востока и третий город Империи (Деян. 11). В Антиохии последователи нового учения получили свое наименование, сначала, конечно, в насмешку421. Здесь образовалась первая христианская община из язычников, принявших христианскую веру. Здесь действовал ап. Варнава, а ап. Павел имел свой отправной пункт. Уже в I веке Антиохийская община стала настолько влиятельной, важной и самостоятельной, что уже тогда могла поспорить с Иерусалимской. Здесь возник великий христианский спор об обязательности для христиан из язычников Моисеева закона, нашедший разрешение свое на Апостольском соборе в Иерусалиме. Этого мало. Уже во II веке она считает ап. Петра своим первым епископом, хотя по Посл. к Гал. 2:11 в Антиохии он, по-видимому, не пользовался каким-либо особо выдающимся положением. В этом уже, по мнению Гарнака, видно выражение самосознания Антиохии. Во всех важных спорах Антиохийская община принимала непременное участие. Она была посредником между греческой церковью и сирийским востоком. Во всем этом круге рецепция известного учения Антиохийской христианской общиной была последним безапелляционным словом. Статистическое исчисление Антиохийской общины для первых двух веков невозможно. Во всяком случае число христиан здесь было весьма велико. Круг зрения Антиохийской общины простирался до Месопотамии и Персии, до Армении и Понта422. Господствующими языками здесь, кроме греческого, был еще сирийский, создавший в конце I – начале II века обширную литературу и явившийся могущественным фактором для проповедания евангелия всем сирийским народам423. Антиохия очень рано сделалась центром обширного круга424. Уже Деяния апостолов (гл. 15) говорят рядом с Антиохией о сирийских общинах, а Игнатий Антиохийскую церковь называет – церковью Сирии425.

2) Финикия. Деяния апостолов свидетельствуют, что христианство здесь распространилось весьма рано благодаря проповеди апостола Павла426. Главнейшими христианскими общинами были Тир и Птолемаида. Между ними, по-видимому, существовало соперничество427, окончившееся к началу III века в пользу Тира, как более обширной и богатой общины428. В зависимости от нее был ряд небольших христианских общин, расположенных в пределах Финикии429.

III. Провинция Кипр

Евангелие было провозглашено здесь апостолами Варнавой в Павлом (Деян. 13). Местом проповеди были главные города острова Саламин (Констанция) и Паф. Отсюда христианство распространилось по всему острову430.

IV. Провинция Месопотамия

Замечательным фактом, говорит Гарнак431, в истории распространения христианства является то, что оно весьма рано и прочно водворилось в Едессе. Предание, что Едесский царь Авгарь переписывался с Иисусом Христом или что здесь действовали апостолы Фома и особенно Фаддей432, по мнению немецкого ученого, не более, как легенда. Также недостоверно утверждение Евсевия (II, 1, 7), будто здесь уже во времена апостолов были во всяком городе христиане. Но для конца II или самого начала III века это было, по-видимому, фактом, так как около 201 года весь царский дом принял христианскую веру. Что христиане Едессы и ее окрестностей образовали круг к III веку, это не подлежит сомнению, потому что по вопросу о пасхальном споре до нас дошло от конца II века послание Осроены и ее городов. Густо населенная христианами Едесса в процентном отношении была островом среди моря язычников.

Что касается Месопотамии в тесном смысле и сопредельной с ней Персии, то здесь, по сообщению Ассемана433, уже во II веке было 360 церквей. Известие это, однако, Гарнак считает неверным. Данных о распределении здесь христианства мы не имеем, но все же можно предполагать, что в конце II века христианство в этих странах уже существовало. Это можно вывести из широкого распространения христианства в III веке. Дионисий Александрийский (около 250 года) знает не только церкви в Месопотамии, но говорит также об общении и связи их с другими церквами434. Далее широкое распространение христианства в III веке удостоверяет здесь псевдовардесановский диалог «0 законах стран», а также то, что рассказывает Евсевий о мучениках в Месопотамии при Диоклетиане и особенно во времена великого преследования христиан в IV веке. Являясь ареной постоянной борьбы между римлянами и парфянами, а затем персами, Месопотамия и Персия, хотя и находились в некотором общении с греческим христианством, но образовали особую ветвь христианства, именно сирийско-персидского, центром которого была Селевкия-Ктезифон435. Во все время своего существования, говорит В. В. Болотов, сирийско-персидская церковь была автокефальна и никогда не состояла в зависимости от Антиохийской кафедры. Стоявшие во главе этой церкви епископы Селевние-Ктезифонские всегда избирались и рукополагались подведомственными им епископами. Легенда о происхождении рукоположения в Антиохии, по мнению названного ученого, выросла на почве тщеславия, из желания опереть список своих епископов на апостола Петра436.

V. Провинция Аравия

В своем послании к Галатам (1, 17) Ап. Павел сообщает о своем путешествии в Аравию. Центром христианства в этой стране был город Востра. Христианские общины здесь были многочисленны и по-видимому рано образовали самостоятельный церковный округ. По крайней мере это доказывают состоявшиеся в Бостре в начале III века соборы аравийских епископов437.

VI. Египет

(Египет, Фиваида, Ливия и Пентаполь).

До конца II века история Александрийской церкви покрыта мраком неизвестности. Евсевий не имел под руками никаких исторических данных о распространении христианства в Александрии и в Египте. Древнее предание, которое Евсевий сообщает нам с оговоркой φασίν438, передает, что в Египте проповедал евангелие апостольский ученик Марк и здесь основал ἐκκλησίας τε πρῶτον ἐπ’ αὐτῆς Ἀλεξάνδρεἱας. Известие это, однако, по мнению Гарнака, ничем не может быть проверено. Указывают еще на проповедь здесь других апостолов и их учеников, именно Луки, Варнавы, Симона Клопы и Филиппа, но данные эти весьма шатки439. Имеется еще лист александрийских епископов, начиная с евангелиста Марка, но ему нельзя дать никакой веры440. Только с выступлением Климента Александрийского и долголетнего епископства Димитрия (188/9–231) дело становится яснее. Но об Александрийской церкви мы знаем все же весьма мало. Что она вместе со школой играла заметную роль, что школа посещалась язычниками, что в церкви были пресвитеры, диаконы и вдовы, что многие еретики являлись в Александрию, это мы внаем, но этим наши сведения и ограничиваются. Строматы (VI, 18, 167) говорят, что христианство распространилось κατὰ ἔθνσς καὶ κώμην καὶ πόλιν πᾶσαν. А так как христианство распространялось из Александрии, то образовался церковный округ, центром которого явилась последняя. Круг ее влияния был не только Египет, но и прилежащие страны тянувшие к Египту, именно Ливия и Пентаполь441.

VII. Провинция Киликия

1) Киликия. Христианство в этой стране распространилось рано благодаря деятельности главным образом апостола Павла, проповедавшего евангелие в своем родном городе Тарсе и основавшем здесь первую христианскую общину. Находясь в тесном общении с Сирией, Киликия вместе с нею выступала во всех важнейших вопросах церковного учения и жизни в первые века. В пределах страны христианство распространилось из Тарса, который вследствие этого явился центром известного церковного круга. Доказательством этого является в начале III века положение Елена «епископа Тарса и всех церквей Киликии»442.

2) Исаврия. Когда и как распространилось христианство в этой дикой и мало населенной стране, по недостатку исторических данных сказать невозможно. Первая дата, указывающая на существование христианства в Исаврии относится к концу II века. Мы разумеем ссылку Александра, епископа Иерусалимского, в его письме к Димитрию Александрийскому по поводу Оригена на позволение данное «блаженным епископом» Ларанда – Неоном проповедовать в церкви мирянину Евелпу443. По-видимому, в III веке общины этой страны образовывали самостоятельный округ, так как на Никейском соборе епископы Исаврии составляли особую группу.

VIII. Провинция Каппадакия

1) Каппадокия. В этой обширной, но бедной городами стране христианство, как свидетельствует первое послание апостола Петра, распространилось весьма рано. Гарнак считает христианское просвещение этой страны делом ап. Павла444. Напротив, Вейсс, вслед за английским ученым Рамсэем, считает невероятным путешествие апостола (Деян. 18:23) чрез Каппадокию, так как ближайший город каппадокийский Тиана (τά Τύανα) отстоял в трех днях пути от Киликийских ворот445. Христианство в этой стране было сильно распространено. По-видимому, весьма рано христианские общины Каппадокии образовали церковный округ, центром которого по крайней мере в III веке была Мазака, получившая от императоров наименование Кесарии.

2) Малая Армения. Христианство появилось здесь довольно рано. Во всяком случае во времена Марка Аврелия христианство здесь уже существовало446 и было достаточно многочисленно447. Христианство было эллинское. Центром его распространения была, по-видимому, Севастия. В начале IV века христианские общины этой страны образовывали отдельный митрополичий округ.

3) Понт Галатский или Diospontus. Начало распространения христианства в этой стране неизвестно. В первой половине III века здесь уже существовали христианские общины, центром которых была Амазия448. Ко времени Никейского собора существование здесь особого церковного округа – факт доказанный.

4) Понт Полемонов. Христианство в этой далекой стране насаждено трудами Григория Чудотворца. Центром его была Неокесария. Уже в половине III века христианские общины Понта Полемонова составляли особый митрополичий округ449.

IX. Провинция Вифиния-Понт

1) Вифиния. Первое упоминание о существовании христианства в Вифинии мы находим в письме Плиния Младшего к императору Траяну. Ближайшим после этого известием является послание Дионисия Коринфского от 170 года к общине Никомидии450. В последней же долгое время действовал Ориген451. Во времена Диоклетиана Никомидия была наполовину христианским городом. Можно думать, что уже во II веке христианские общины Вифинии составляли особый церковный округ, центром которого была Никомидия452.

2) Ora Pontica или Пафлагония. Из всех стран известных нам под именем Понта христианство в Ora Pontica появилось наиболее рано. Впервые факт этот засвидетельствован около 170 года Лукианом: вся страна кишит атеистами и христианами453. Здесь уже во времена Марка Аврелия и Коммода было несколько христианских общин, центром которых был Амастрис. Существование этого церковного округа во II веке доказывается как письмом Дионисия Коринфского,454, так и пасхальным посланием собора понтийских епископов под председательством Пальмы455.

X. Провинция Галатия

1) Галатия получила христианство благодаря ап. Павлу, проповедавшему в нескольких галатских местечках (Гал. 1:2) и возможно даже в Анкире456. Во всяком случае последняя во второй половине II века457 была центром всех христианских общин Галатии458. Этому не мало способствовало также почти полное отсутствие городов в этой обширной стране. Богослужебным языком здесь были греческий и, по-видимому, галатский.

2. 3) Писидия и Ликаония. Эти две страны систематически смешивались. Только в новейшее время их, как мы видели, стали различать и даже нашли для каждой особый κοινόν. По-видимому, и в церковном отношении в древности они различались, причем христианские общины каждой из них составляли особый церковный округ. Центром всех христианских общин в Писидии являлась Антиохия, а в Ликаонии – Икония. Также и во времена Диоклетиана эти две страны продолжали оставаться соединенными в одну гражданскую провинцию, именовавшуюся Писидией. Политическим метрополем ее был сделан город Сагаласс или как думает это Кун, – Антиохия459. В семидесятых годах IV века эти две страны, наконец, были разделены, причем центром Писидии был сделан город Антиохия, а Ликаонии – Икония460.

XI. Провинция Ликия-Памфилия

1) Ликия. Во времена своего путешествия ап. Павел был в двух приморских городах этой страны, именно в Патаре (Деян. ап. 21, 1) и Мирах (Деян. 27:5). Исторических данных о проповеди здесь апостола не сохранилось. Во всяком случае в конце III века христианство в этой стране было сильно распространено и общины его составляли особый митрополичий округ, центром которого по-видимому был город Миры.

2) Памфилия. Христианство было распространено здесь еще при апостолах. Как передают Деяния апостолов (13:14) ап. Павел проповедал евангелие в Пергии, откуда оно распространилось по всей стране. Общины Памфилии, вероятно, уже в первые века составили особый церковный округ, центром которого была Пергия461.

XII. Провинция Азия

(Ионийские города, Лидия, Мизия, Кария и Великая Фригия)

Малая Азия, именно ее западная часть, благодаря трудам ап. Павла и евангелиста Иоанна уже в самое древнее время была страною христианскою κατ ἐξοχήν. Христианство распространилось здесь очень рано и нашло благоприятную почву. Господствовавший здесь эллинизм принял такую форму образования, которая его особенно близко приближала в христианству. Ту же услугу оказало весьма распространенное здесь иудейство. Несмотря на свою враждебность в христианству, оно против своей воли подготовило благоприятный прием последнему во многих сердцах и умах. Здесь же образовалось замечательное смешение иудейства с эллинизмом, как в мифологии, так и в мыслях (почитание θεὸς ὕψιστος), являвшееся весьма благоприятным для принятия нового синкретизма462. Несмотря на существование массы культов, здесь не было никакой могущественной единой национальной религии, которая могла бы фактически противостать христианству. В религиозной области здесь, по словам Гарнака, господствовал полный индиферентизм. Все это должно было способствовать сильному распространению здесь двух возникших почти одновременно, но совершенно противоположных религий – императорского культа и христианства. Эти две религии почти в одно и то же время совершали здесь свое победное шествие. Коренясь в нравах и затрагивая чувствительное место греков – тщеславие (ἑλληνικὰ ἁμαρτήματα), императорский культ, как мы видели, развился здесь, как нигде. Но несмотря на претензию быть всеобщей религией, императорский культ был недостоин последней, и не мог удовлетворить духовных потребностей наиболее выдающихся людей своего времени. Иное дело – христианство. Оно более всего соответствовало глубине эллинского духа и тем располагало к себе лучших людей той эпохи. С этим эллинигмом, говорит Гарнак, христианство сплелось здесь, как нигде, в другом месте. Ход и взаимное влияние их отравились не только в религиозной философии, но везде и во всем. Свидетельством этого являются христианская литература (апокрифы и легенды) и церковное искусство.

Древние христианские памятники свидетельствуют о сильном распространении христианства в этой стране. На основании всего виденного в Азии в начале II века Игнатий говорит об епископах, поставленных по концам земли463, а Папил заявляет судье в Пергаме: ἐν πάσῃ ἐπαρχίᾳ καὶ πόλει είσἱν μοι τέκνα κατὰ θεόν464. На первом месте здесь разумеется, конечно, провинция Азия. Ириней говорит о всех церквах в Азии (III, 3. 4). Положение и самосознание Еффса выступает перед нами ясно из письма Поликрата Ефесского в Виктору Римскому по вопросу о праздновании Пасхи465. Ефес – носитель великих воспоминаний азийско-фригийских церквей, воспоминаний, которые уравнивали эту церковь по меньшей мере с Римом. «В Азии погребены великие началовожди, имеющие воскреснуть в день пришествия Господня, когда облеченный славою Господь приидет с неба и воскресит всех святых: – Филиппа, одного из двенадцати апостолов, погребенного в Иераполе, двух дочерей его состарившихся в девстве, и третью его дочь, посвятившую себя в жизни св. Духу и почившую в Ефесе; также Иоанна, который возлежал на персях Господа, был священником и носил Дщицу, был исповедником и учителем и погребен в Ефесе; равным образом, смирнского епископа и мученика Поликарпа, эвменийского епископа и мученика Фразея, почившего в Смирне. Упомянуть ли еще об епископе и мученике Сагарисе, который почил в Лаодикии, о блаженном Папирии и евнухе Мелитоне, который все делал по внушению святого Духа, и почивает в Сардах, ожидая епископства небесного, по воскресении из мертвых? Все они праздновали пасху, по евангелию, в четырнадцатый день ни в чем не отступая от правила веры, но во всем держась его. Так поступаю и я, Поликрат, наименьший из всех вас,.. и поступаю по преданию своих родственников, которых был наследником. А из родственников моих считается семь епископов, я восьмой». Но где их надо искать, неизвестно. Так же точно мы не знаем и участников Азийского собора по поводу спора о пасхе. Поликрат пишет. «Мог бы я упомянуть и о соприсутствующих мне епископах, которые созваны мною, по вашему совету, но если бы написать их поименно, то имен оказалось бы великое множество. Посетив меня нижайшего, они одобрили мое послание, ибо знали, что я не напрасно ношу на голове седины, что я всегда жил в Господе Иисусе»466.

Отсюда по аналогии с Александрией или Римом обыкновенно заключают, что епископ Ефеса был митрополитом всей провинции Азии. По нашему мнению, эта аналогия не правильна. Дело в том, что условия Азии не одинаковы с условиями Египта или Италии. В то время, как Египет или Италия являлись чем-то целым и тесно связанным со своими центрами Александрией и Римом, – в Азии этого не было. В Италии и Египте не было больших городов, могущих конкурировать с Римом или Александрией. Иначе было в Азии. Здесь ни один сколько-нибудь выдающийся город не желал уступать первенства Ефесу и во что бы то ни стало желал с ним соперничать. Здесь, как мы видели была масса метрополей и масса первых городов467. Этому способствовало частью историческое, частью этническое распределение провинции по округам, во главе которых стояли свои метрополи или первые города. Этого мало. Даже в одном округе являлось два первых города, усваивавших себе титул метрополя и не желавших ни в чем уступить друг другу. Лучший пример: Ефес и Смирна. Не только в политическом, но и в церковном отношении эти два города долгое время соперничали друг с другом468. Не только в первом, но и во второй половине второго века эти две христианские общины ни в чем не уступали друг другу. Важнейшими источниками для смирнской общины являются послания Иоанна, Игнатия и Поликарпа, а также письмо общины в Филомелий и разсказ о мученичестве Пиона во времена Декия. Ап. Павел был в Смирне несколько раз, но, по мнению Вейсса, в ней не проповедывал, из чего, однако, не следует, чтобы эта община впервые была просвещена евангелистом Иоанном469. В ней имел место спор между иудеями и христианами и развилось высокое значение Поликарпа, являвшегося по словам язычников «отцом христиан» Малой Азии470. По-видимому, уже во времена Поликарпа лежавшие в окрестностях Смирны общины образовывали тесный церковный округ471. По если позднее благодаря деятельности Поликрата Ефесского и значению города Ёффса центр тяжести в круге ионийских и частью примыкавших к ним эолийских городов переместился к Ефесу, то никоим образом нельзя того же сказать относительно других стран провинции Азии. Здесь, по-видимому, с I века выступили особые церковные округа со своими центрами. Такими округами были: Мизия с Кизиком, Лидия с Сардами, Кария с Траллом и особенно Фригия. В последней вследствие существования нескольких одинаковых по величине и силе городов долгое время не было одного прочного церковного центра. Этому немало способствовало также и то обстоятельство, что главнейшие города этой страны – Лаодикия, Иераполь, и Колоссы – получили евангелие от одного и того же апостола – Павла. Благодаря этому названные города, как это заметил Вейсс, в древнее время образовывали как бы род церковного диэцеза472. В апостольское время, насколько можно судить по имеющимся у нас данным первенство принадлежало городам Иераполю и Колоссам до тех пор, пока последний не был разрушен в 65 году жестоким землетрясением. После этого первенствует Иераполь, опираясь, главным образом, на свое предание об апостольской деятельности в нем Филиппа и его дочерей. Но вскоре опасным конкурентом его выступила Лаодикия, которая на почве своего апостольского основания и богатства в конце I или начале II века заняла, наконец, преимущественное положение во Фригии, уступая иногда поле деятельности Иераполю, как это было во времена монтанизма, когда Аполлинарий Иерапольский явился центром всего антимонтанистского движения не только во Фригии, но и в прилежащих странах473. Таким образом в церковном отношении провинция Азия распалась на пять вышеназванных церковных округов, именно 1) греческие города, составившие при Диоклетиане провинцию Asia proconsularis, 2) Кария, 3) Лидия, 4) Мизия и 5) Фригия. Каждый из них в этнографическом, историческом и даже лингвистическом отношениях являлся как бы самостоятельным целым, имевшим свой собственный метрополь. Тоже по аналогии с другими странами можно думать было и в церковном отношении. По крайней мере мы из всей церковной истории древнего времени не знаем ни одного факта поставления епископа в этих округах или их метрополях из Ефеса. Подтверждением этой же гипотезы являются также подписи отцов Никейского собора, где все азийские епископы распределяются по группам, соответствующим вышеназванным округам474.

XIII. Провинция Крит-Киренаика

1) Крит. Как это видно из послания к Титу, христианство распространилось на острове Крите еще при жизни апостолов. Христианские общины Крита образовали особый церковный округ, центром которого была Гортина. Это по крайней мере следует из послания Дионисия Коринфского «к общине Гортипы и прочим общинам на Крите»475.

2) Киренаика476.

Что касается Запада, то здесь христианство также концентрировалось по кругам, соответствующим этнографическим и др. условиям. Так, напр. на Балканском полуострове выступали Македония с Фессалоникой, Аттика с Афинами, Ахаия с Коринфом, Фессалия с Лариссой, Эпир с Никополем и, может быть, Лакедемон477. Во Фракии христианство, видимо, существовало лишь в одной Византии (II в.), тянувшей как административном, так и церковном отношении к Вифинии478. Италия в это время представляла один большой церковный округ, центром которого был Рим. То же можно сказать о Галлии с Лионом и Латинской Африке с Карфагеном479. В прочих местах Римской империи христианство было слабо и церковные округи, может быть, только намечались480.

В заключение, на основании вышесказанного, мы можем установить полное соответствие между отдельными странами, входившими в состав римских провинций, и церковными округами, что можно видеть из нижеследующей таблицы:


Римские провинции II и III века Метрополии их Страны Главные города их.
1 Азия Ефес Ионийские города Ефес
Лидия Сарды
Мизия Кизик
Кария Тралл
Великая Фригия Лаодикия
2 Вифиния-Понт Никомидия Вифиния Никомидия
Ora Pontica Амастрис
3 Галатия Анкира Галатия Анкира
Писидия Антиохия
Ликаония Икония
4 Ликия-Памфилия Сидия Ликия Тлос, Ксанф, Патар
Памфилия Сидия, Пергия, Аспенд
5 Каппадокия Кесария Каппадокия Кесария
Понт Галатский Амазия
Понт Полемонов Неокесария
Малая Армения Мелитена
6 Киликия Тарс Киликия Тарс
Исаврия Исавра
7 Кипр Иаф Кипр Паф, Саламин
8 Сирия Антиохия Келе-Сирия Антиохия
Коммагена Самосат
Финикия Тир
9 Палестина Кесария Иудея Кесария, Иерусалим
10 Месопотамия Низиб Осроена Едесса
Месопотамия Низиб
11 Аравия Бостра Аравия Бостра
12 Египет Александрия Египет Александрия
13 Крит-Киренаика Киосс Крит Киосс
Киренаика Кирена, Созуса


Κοινά Местонахождение их. Церковные округа. Центры их.
Ἰωνίας Ефес Ионийские города Ефес 1
Лидия Сарды 2
τῶν ἑννἑα δἡμων Кизик Мизия Кизик 3
Κἁριας Тралл, Стратоникса Кария Тралл 4
Φρυγίας Лаодикия, Апамия Фригия Лаодикия 5
Βιθυνίας Никомидия Вифиния Никомидия 6
Πόντου Амастрис Ora Pontica Амастрис 7
Γαλατῶν Анкира Галатия Анкира 8
Πισιδῶν Антиохия, Сагаласс Писидия Антиохия 9
Λυκαονίας Икония Ликаония Икония 10
Λυκίας Тлос, Ксанф, Патара Ликия Миры (Патара?) 11
Θἑμις Παμφυλίακἡ Сидия, Пергия, Аспенд Памфилия Пергия 12
Καππαδοκίας Кесария Каппадокия Кесария 13
Диоспонт Амазия 14
Ponti Polemoniani Неокесария Понт Полемонов Неокесария 15
Малая Армения Севастия 16
Κιλικίας Тарс Киликия Тарс 17
Ἰσαορῶν Исавра Исаврия Ларанда (?) 18
Κυπρίων Паф Кипр Саламан 19
Συρίας Антиохия Сирия Антиохия 20
Φοινίκης Тир Финикия Тир 21
Палестина Иерусалим, Кесария 22
Осроена Едесса 23
Месопотамия Селевкия-Ктезифон 24
Аравия Бостра 25
Египет Александрия 26
Κρἡτης Киосс Крит Гортина 27
Пентаполь Александ. (Птолемаида)

VII. Борьба церкви с императорским культом

Христианство в Римской империи организовалось по странам соответственно этнографическим, историческим и другим условиям и часто на почве уже существовавших союзов, κοινά. Но на почве этих же κοινά, в соответствии с теми же условиями организовался, как мы видели и императорский культ. Это неминуемо должно было привести к борьбе двух новых соперничающих религий – христианства и императорского культа.

В первые два с половиною века гонения отличались местным характером и не вытекали из какой-либо определенной правительственной программы481. В общем, в Римской империи господствовало спокойствие. Если христиане в это время и страдали, то это было местным явлением, обусловливавшимся или ненавистью фанатически настроенной против христиан массы или желанием того или другого начальника провинции482. Императорский культ не был обязателен для всех подданных. В Римской империи не существовало еще столь ненавистной христианам практики требовать поклонения живому императору, как Богу. Когда ап. Павел в бытность свою в Ефесе сделался причиною мятежа серебрянника Димитрия, то не было и речи о непочтительности апостола к императору или об оскорблении величества. Дружественные отношения апостола с азиархами (Деян. 19:30) исключают всякую мысль, чтобы он, римский гражданин, обязан был подчиняться требованиям императорского культа. И это тем более замечательно, что по словам Диона Кассия (41, 20), проживавшие в Ефесе римляне должны были почитать Divum Iulium и Deam Romam. Таким образом в этом отношении существовала или значительная свобода или же ап. Павел принимался за иудея483. То же самое подтверждается и 1-м посланием ап. Петра. Страдания христиан, здесь описываемые, вытекают не из императорского культа. Белл бы это было так, то являлось бы весьма рискованным предписание чтить императора и вместе бояться Бога (1Пет. 2:17). Императору и начальникам, по посланию, должно повиноваться, так как они стражи справедливости (1Пет. 2:13): но чтобы они могли потребовать от христианина чего-либо, противного совести, этот вопрос еще не имеется в виду. Правда, христиане, по посланию (4, 16) ненавидимы и гонимы народом, но это делается не вследствие противодействия их императорскому культу, а просто потому, что это новое superstitio, как таковое, было подозрительно и опасно484. Христианам приписывают всевозможные преступления (1Пет. 2:1), но составитель послания думает, что безупречным образом жизни они могут опровергнуть все эти поклепы. Отсюда ясно, что во время написания послания вопроса о языческом почитании императора еще не существовало и единственно возможной формой почитания считалась молитва485. Гонения христиан и8-за императорского культа, по мнению Вейсса, начались не ранее, как со времени «тирана» Домициана. Но на каком правовом titulus они велись – вопрос в высшей степени спорный486. Во всяком случае до нашего времени не дошло такого эдикта, который обязывал бы всех подданных к культу живущего императора. Но Домициан повелел прокураторам при опубликовании императорских указов употреблять формулу: Dominos et deus noster hoc fieri jubet. Это не было формальным приказом, но, по-видимому, развязывало руки адептам императора. Можно думать, что придворные поэты (Марциал 5, 8), а также более усердные проконсулы, императорские жрецы и фанатически настроенные элементы из населения, воспользовались этим повелением императора, чтобы потребовать от давно ненавистных христиан божественного почитания императора. С этого времени можно было не только придираться, но и истреблять. А так как общий надзор за императорским культом и религией вообще находился в руках верховных жрецов императорского культа, то ясно, что борьба против христиан должна была исходить главным образом со стороны последнего. Верховные жрецы, принадлежавшие по своему рождению к провинциальной знати и вовведеные в свое звание провинциальным собранием были, говорит Моммсен487, и по своим традициям и по своему служебному долгу гораздо более, нежели государственные должностные лица, и обязаны, и расположены не допускать небрежности в установленном для всех богослужении, а где не действовали увещания, (так как сами они не имели права наказывать) – доводить до сведения местных и государственных властей о подлежащих наказанию поступках, призывать в себе на помощь гражданскую власть и в особенности отстаивать против христиан требования императорского культа. Этого мало. Сами императоры вверяли преследования христиан различным κοινά и стоящим во главе их жрецам. Это ясно видно ив приведенного в церковной истории Евсевия (4, 13) эдикта императора Антонина Пия на имя Азийского κοινόν488. С организацией императорского культа мы знакомы. Сущность его заключается в том, что во главе известного местного округа, страны, стоит высший жрец императорского культа с титулом азиарха, вяфиниарха, понтарха, ликиарха и т. д. и в зависимости от него целый ряд низших жрецов. Таким образом, в основе организации императорского культа лежали иерархическое начало и принцип централизации. Эта сильная организация в пределах, как мы знаем, одного и того же округа встретилась с христианством. Закипела борьба не на жизнь, а на смерть. Впервые притеснения малоазиатских христиан из-за культа выступают в 1-м посл. св. Иоанна (5:21). Более ясно это видно из Апокалипсиса. Последний дает нам свидетельства, которые, по мнению Вейсса489, могут служить к разрешению проблемы и к характеристике христианского преследования при Домициане. В начале откровения Иоанн указывает на мучеников – «души убиенных за слово Божие и за свидетельство, которое они имели» (Откр.6:9). Здесь не говорится, чтобы их было много или чтобы они пострадали за то, что не поклонились зверю. Вопрос этот разъясняется из Откр. 20:4490. Здесь автор Апокалипсиса ясно, говорит Вейсс, отличает от этих мучеников, именно тех, которые не поклонились зверю и не приняли его знака. Отсюда, кажется, можно заключить, что перенесенное преследование, жертвою которого пал Антипа (Откр. 2:13), не стоить в связи с императорским культом. Подобные мученики потерпели наказание или прямо от рук толпы или чрез криминальный процесс на основании денунциации за nomen Christianum. Но в будущем апокалиптик предвидит чрезвычайное усиление гонений. Чтобы воодушевить христиан в предстоящем гонении он пишет, по внушению св. Духа, свой Апокалипсис и адресует его «к семи церквам находящимся в Азии» (Откр. 1:4, 11), именно церквам Ефеса, Смирны, Пергама, Фиатиры, Сард, Филадельфии и Лаодикии. Но почему он обращается именно к этим семи церквам? Чтобы ответить на этот вопрос достаточно посмотреть в список азийских городов, имевших около этого времени храмы в честь императора. Между теми и другими мы увидим известную тождественность491. Если мы в этому присовокупим, что в Азии в это время были другие более многочисленные и со значительно большими, чем, например, названная в Апокалипсисе Филадельфия, весом города, как-то: Тралл, Синнада и др., в которых наверное были христианские общины, но не было храмов в честь императора, то не останется никакого сомнения, что значение перечисленных Иоанном городов покоится единственно на отношении их к императорскому культу. Впрочем, вывод этот подтверждается тем местом Откровения, где Иоанн говорить о Пергаме, что здесь «живет сатана», стоить «престол сатаны» (Откр. 2:13). Предвидя, что эти места сделаются центрами наиболее ожесточенной борьбы императорского культа с христианством, Иоанн особенно желает ободрить христианские общины этих городов в предстоящем испытании. А борьба предстояла жестокая и трудная. Он предвидит бесчисленную массу мучеников, коих только малую часть составляют сто сорок четыре тысячи (Откр. 7:3; 14:1–5). Эта борьба «против святых» (Откр. 13:7; 12:17) и «против Агнца» (Откр. 17:14) будет исходить от зверя и его адептов (Откр. 13:11–17). И будет она не только в Азии, но и во всем мире (Откр. 7:9; 13:7). Везде будут требовать поклониться зверю, причем всякому непоклонившемуся будут угрожать смертью (Откр. 13:15). Многие из христиан не подчинятся этому и умрут (Откр. 14:12; 15:3). Автор, который так пишет, ясно видит опасность для христианства в императорском культе. Скоро предсказания св. Провидца сбылись. В Малой Азии христианская кровь полилась рекою. Данных для суждения о силе гонения в ту эпоху мы не имеем. Но, по-видимому, гонение против христиан в это время было ужасное. Это можно заключить из живущего в церкви предания о жестоких временах Домициана, второго Нерона492. За этим первым гонением последовали другие, совпадавшие по времени главным образом с празднествами императорского культа. Это ясно видно из рассказа о мученичестве Поликарпа Смирнского493. Во время празднества κοινὸν Ἀσίας, после того, как не малое число исповедников имени Христова потерпели различного рода мучения и смерть от огня и зверей, раздались яростные крики народа «казнить безбожных; искать Поликарпа». По требованию народа св. епископ был приведен к проконсулу. Все старания последнего были направлены к тому, чтобы склонить престарелого епископа к признанию божественности императора. После бесплодных увещаний Поликарп был предан в руки азиарха. Народ с яростью кричал: «это – учитель нечестия, отец христиан, истребитель наших богов» и требовал выпустить льва на Поликарпа. Но так как бой со зверями уже кончился, то по предложению азиарха Поликарп был сожжен на костре. Тоже можно наблюдать и в других городах. Везде христиан привлекали в суд и под страхом смерти требовали признания божественности императора. Но, несмотря на все угрозы, они были тверды в исповедании христианства и своею смертью запечатлели правоту своей веры. Особенно сильно императорский культ направил свою борьбу против церковной иерархии. В ней видели корень и опору христианства. Вследствие этого пытались прежде всего уничтожить ее, чтобы тем самым подготовить массы христианства к воспринятою императорского культа. А так как языческий фанатизм достигал своего кульминационного пункта во время собрания κοινά и связанных с ними религиозных празднеств и преимущественно в тех местах, где таковые происходили, то само собою самые жестокие удары пришлось вынести епископам, именно этих местопребываний κοινά, или другими словами епископов больших городов. Епископы Рима, Александрии, Антиохии, Карфагена, Сард и других были излюбленными жертвами фанатизма поклонников императорского культа. Эта общая опасность, угрожавшая со стороны императорского культа всем христианам известного округа, совпадавшего в большинстве случаев с округами религиозного союза, κοινόν, сблизила христианские общины между собою и должна была в видах защиты от гонений со стороны императорского культа способствовать образованию церковной организации в пределах данного округа. Организация эта сложилась, по-видимому, под влиянием организации императорского культа. Французские ученые Дежарден, Бартэлеми, Монсо, Перро494 и др. говорят о прямом заимствовании церковью организации названного языческого религиозного учреждения, так, напр., Монсо в своей уже цитированной нами книге «De соmmuni Asiae ргоvinciae» в митрополите Ефеса видит пряного правопреемника азиарха. Напротив, другие ученые отрицают какое бы то не было влияние императорского культа на церковное устройство. Так напр. Дюшен считает всякое влияние императорского культа совершенно не согласным с историей и духом христианства495. То же утверждает и Бфурлие, говоря, что христиане при выработке своей организации никогда не думали об учреждениях императорского культа496. Наиболее правильно мнение Любека497. Христианство ненавидело язычество, а главное императорский культ и приняло вызов последнего. Но чтобы встретить нападение подобающим образом, христианство должно было выступить против него более организованно и противопоставить ему в тех же местах подобную ему силу. Вследствие этого епископские кафедры тех городов, где императорский культ имел свой главный храм и связанные с ним κοινά и игры, должны были приобрести особенно важное значение и явиться противовесом против языческого течения. Само собою, что при этом христианская организация не могла не опереться в некоторых, если не во всех пунктах, на организацию императорского культа. Дело шло не о сознательном, а об инстинктивном подражании. Против тактики противника надо было действовать его же тактикой. Против сильной организации императорского культа должно было создать сильную церковную организацию, могущую противостать сопернику в тех же пунктах. Здесь Любеком развита совершенно верная, по нашему мнению, мысль, кратко высказанная значительно ранее гениальным Гарнаком в его сочинении Das Edict des Antoninus Pius, что митрополичее и синодальное устройства явились, как антитеза учреждением императорского культа498. Жаль только, что Любек эту совершенно верную мысль отнес к слишком раннему времени, приписав уже ап. Павлу и евангелисту Иоанну сознательное намерение воспроизвести в церкви организацию, параллельную императорскому культу. Усвоение ап. Павлу, Тимофею или евангелисту Иоанну, положения, подобного азиарху, как этого желает Любек499, по нашему разумению, является в высшей степени рискованным и, пожалуй, по своей смелости превосходит даже воззрение Монсо на позднейшее положение Ефесского митрополита. Что же касается сознательного намерения у евангелиста Иоанна заимствовать для церкви организацию императорского культа, то здесь нельзя не вспомнить Дюшена, выразившегося по этому поводу, что христиане, особенно Иоанн, не могли заимствовать свою организацию от того учреждения, которое внушало им ужас500. Но исключив это воззрение, мы получаем совершенно правильную мысль. Да, церковное устройство по округам есть инстиктивное подражание учреждениям императорского культа или, как вернее высказался Гарнак, есть антитеза им. Императорский культ обрушился, как мы видели, с особою силою на епископов и христианские общины больших городов, бывших преимущественно центрами κοινά. Здесь именно велась наиболее страстная борьба христианства с язычеством. Отсюда уже гонение распространялось на всю страну. Христиане центра καινόν раньше всех других узнавали о готовящемся гонении и могли во время предупредить об этом жителей округа. Они давали сигнал к принятию тех или других мер против начинающагося гонения. Само собою с проведением единоличного епископата эта роль перешла на епископа. Он явился как бы общим вождем всей опозиции против императорского культа. Это обстоятельство еще более укрепило за ним то положение, которое и так принадлежало ему в силу приобретенного на почве распространения христианства и церковной рецепции значения большой общины в отношении других общин местного круга. Этим вносилась в христианскую организацию последнего некоторая централизация и иерархический строй. Эти два начала в то напряженное время борьбы, были особенно ценны, так как обезпечивали порядок и скорость приведения в исполнение всех мер, касавшихся безопасности христианского населения всего местного округа. Таким образом организация императорского культа или вернее принцип, лежащий в основе ее – централизация и иерархическое начало – были заимствованы христианством. По нашему мнению употребленное в данном случае Любеком выражение – заимствование – неправильно, так как здесь не было заимствования в собственном смысле. Правильнее, эти принципы были не заимствованы, а развились сами под влиянием борьбы христианства с организацией императорского культа. В видах самозащиты, необходимой самообороны христианство должно было для уравнения шансов борьбы взяться за то же оружие, которое находилось в руках его могучего противника. Сила императорского культа заключалась в его организации. Чтобы достойно ей противостать, христианство само должно было принять соответствующую ему организацию. Следствием этого явилась церковная организация местных округов. Таким образом эта организация не есть заимствование, а именно антитеза организации императорского культа. В церковной истории примеры подобной антитезы не редкость. Лучшим примером являются еретическия секты, долгое время сохранявшие древнюю форму устройства христианской общины, но позднее под влиянием борьбы с католицизмом принявшие единоличный епископат501.

Итак, развившись на почве распространения христианства в церковной рецепции, местные округа, под влиянием борьбы с императорским культом окрепли и организовались в союзы502, во главе которых стали епископы больших общин, называвшиеся прежде οί πρῶτοι ἐπισκοποι, а позднее митрополитами. Юридическое положение последних развилось позднее. Права их определились благодаря одному чрезвычайно важному фактору в жизни древней церкви, именно соборам.

* * *

108

Petrus de Marca, De concordia sacerdotii et imperii, seu de libertatibus ecclesiae Gallicanae. Par. 1653 vol. 1 Lib. 1 cap. 3, 6 p. 9 sq. Thomassinus, Yetus et nova ecclesiae disciplina circa beneficia et beneficiarios P. 1 L. 1 cp. 7 § 3. 4 p. 28 sq.

109

Du Pin, De antiqua ecclesiae disciplina dissertationes historicae. Par. 1686, 1 § 6 p. 15–19.

110

Beveregius. Cod. can. primitivae ecclesiae vindicatus L. II cp. 5 § 12 p. 59, 93.

111

Rothe Vorlesungen S. 184.

112

Maassen, Der Primat des Bischofs von Rom und die alten Patriachalkirchen Bonn. 1853 S. 4 f.

113

Hefele, Konciliengeschichte 2 Aufl. Freib. 1873 Bd. I, S. 384 aq.

114

Reville, Les origines de I’episcopat p. 86.

115

Lübeck Reichseinteilung S. 9.

116

Lübeck 1. с. S. 10, 11. Dann geht ег (ап. Павел) nach Kleinasien. und in den Provinzen Pamphylien und Pisidien (?)... sind es die Hauptstädte Perge besw. Antiochien (?). Und die übrigen Orte ..sind... die Hauptstädte der Provinzen: so Tarsus, die Metropole von Cilicien (?), Ephesus, diejenige von Asien, Iconium diejenige von Lycaonien (?), Antiochien, diejenige von Syrien, Thessalonich, diejenige von Macedonien, Athen, diejenige von Attica (?), Korinth, diejenige von Achaja,...

117

Lübeck Reichseinteilung S. 11.

118

Lübeck 1. с.

119

Lübeck Reichseinteilung S. 11, 12.

120

Lübeck S. 12.

121

Lübeck 1. c. S. 13: Wie in der cinzelnen Stadt der Bischof die Sorge für die Gemeinde trug, so musste ein Oberbischof (это при апостолах!?) mit der Verwaltung und Oberaufsicht über die ganze, Provinz betraut sein.

122

Lübeck 1. с. S. 13 anm. 3.

123

Lübeck Reichseinteilung S. 14.

124

Lübeck 1. с. S. 15, 16.

125

Утверждение Евсевия (III, 4, 6), будто Тит был митрополитом Крита неправильно выведено из посл. к Титу 1, 5 и не имеет никакой исторической цены. Harnack, Die Mission S. 330.

126

Во времена апостолов провинции Фригии не существовало ср. карту.

127

Замечательно, что после еванг. Тимофея митрополитом становится апостол Иоанн, т. е. высший наследует младшему.

128

Ср. Hergenröther Card. (Handbuch d. Kirchengeschichte Freib, 1885 Bd. 1 S. 253) и von Scherer (Handbuch des Kirchenrechts Graz, 1886 Bd. 1 S. 532 anm. 1), имеют совершенно правильный взгляд на положение Иоанна, Тимофея и др.

129

Harnack, Die Mission S. 321, 322.

130

С этой же точки зрения смотрели на провинциальное церковное устройство и отцы Никейского собора: митрополичее и патриаршее устройство, справедливо замечает знаменитый старокатолический ученый Ланген (Gesch. d. Röm. Kirche Bd. 1 S. 416) санкционируется Никейским собором, как «согласное с обычаем», а не как пункт веры или учреждение, покоющееся на Божественном повелении.

131

Harnack, Die Mission S. 319 ff. 338 ff.

132

Моммсен, Ф. Римская история перев. В. Неведомского. Москва. 1885 т. 5 стр. 289.

133

Weiss Ioh. Art. Kleinasien in Real-Encyklopädie für prot. Theologie und Kirche, Leip. 1901. Bd. 10, S. 537. Ioch. Marquardt. Organisation de L’Empire Romain, trad, avec I’autorisation de Vauteur par P. Louis-Loucas te A. Weiss. Paris. 1892 t 2, p. 237.

134

Weiss р. 5Г)3 Marquardt t. 2 р. 264.

135

Marquardt t,. 2 р. 265.

136

Marquardt t. 2 р. 427–430.

137

Моммсен т. 5 стр. 289.

138

Marquardt t. 2 р. 432.

139

Marquardt t. 2 р. 311, 312.

140

Природа разделила Киликию на две части. которые отделяет друг от друга город Солой: к западу от этого города – Cilicia aspera (Τραχεῖα, Τραχειῶτις), к востоку до границы с Сирией – Cilicia campestris (Πεδιάς). Marquardt t. II p. 311.

141

Marquardt t. 2 p. 317, 318.

142

Marquardt t. 2 p. 239.

143

Marquardt Organisation de I’Empire Romainet. 2 р. 340.

144

Marquardt t. 2 p. 343.

145

Marquardt t. 2 p. 345.

146

Marquardt t. 2 p. 347.

147

Marquardt t. 2 p. 348. Моммсен. Рим. история т. 5 стр. 465.

148

Marquardt t. 2 р. 402. Моммсен т. 5 стр. 542. 543.

149

Моммсен т. 5 стр. 290; Marquardt t. 2 р. 276. 277.

150

Положение Пафлагонии в высшей степени спорно. Marquardt (t. 2 р. 270) и Рамсей (Ramsay W. М. The Historical Geoqraphy of Asia Minor, Loud. 1890 p. 253; Ramsay W. M. The Church in the Roman Empire before A. D. 170. Loud. 1893 p. 111. 428 см. также карты в обоих сочинениях) считают ее неизменно до времени Диоклетиана принадлежащей к провинции Галатии. Напротив Киперт в своих атласах (Kiepert Н. Schul-atlas der alten Welt Berl. 1883 kart. №2 и Kiepert H. Atlas autiquus. kart. №4, по неизвестным основаниям на всех своих картах объединяет ее с провинцией Вифиния-Понт. Этому следует также и Рих. Киперт в своей карте, приложенной к Inscriptionum orientis et illyrici latinarum supplementum ed. Theod. Mommsen, Otto Hirschfeld, Alfr. Domaszewski, Berl. 1902.

151

Marquardt Organisation de l’Empire Romain t. 2 p. 279.

152

Marquardt t. 2 p. 277–279.

153

Моммсен T. 5 стр. 301.

154

Marquardt t. 2 p. 304 ann. 3.

155

Marquardt, t. 2 p. 290.

156

Моммсен. Рим. история т. 5 стр. 298.

157

Marquardt t. 2 p. 290. 291.

158

Marquardt t. 2 p. 292.

159

Marquardt Organis. de l’Emp. Romain t. 2 p. 305.

160

Моммсен т. 5 стр. 272.

161

Marquardt. t. 2 p. 385.

162

Marquardt t. 2 p. 391. 392.

163

Marquardt t. 2 p. 393. 394.

164

Marquardt t. 2 p. 285. По Птоломею (V, 6) к Каппадокии была присоединена также и Ликаония. Птоломею следуют Kuhn, Die Stadtische und bürgerliche Verfassung d. röm. Reichs bis auf die Zeiten Iustinians. Leipz. 1864. Bd. 2 S. 147, а за ним и Marquardt t. 2 p. 283. 292. Против этого – Рамсэй (The Historical Geography of Asia Minor p. 253) и Киперт, исходя из данных Моммсена см. карты, приложенные к 5 тому Mommsen, Röm. Gesch., а также Atlas Autiquus № 4 и Schul-Atlas № 3. Предположения Рамсэя и Киперта подтвердились новыми надписями. См. карту Asia minor, приложенную к Inscriptionum orientis et illyrici latinarum ed. Mommsen. Berl. 1902. Vol. 3 suppl.

165

Marquardt Organisation de l’Empire Romain t. 2 p. 293.

166

Weiss in Real-Encyklopädie Bd. X. S. 561; Marquardt t. 2 p. 322.

167

Marquardt t. 2 p. 319–321.

168

Marquardt t. 2 p. 323.

169

Marquardt t. 2 p. 368.

170

Marquardt t. 2 p. 373.

171

Marquardt t. 2 p. 374.

172

Ср. Моммсен. Рим. история т. 5 стр. 291.

173

Ср. Моммсен. Рим. ист. т. 5 стр. 291, 294, 317.

174

Lübeck. Reichseiuteilung S. 15, 16.

175

Вторая главная отрасль государственного управления старого времени – финансы – не входила в компетенцию наместника. Взимание государственных доходов (налоги, повинности и т. д.) производилось частными лицами – публиканами, бравшими государственные доходы в аренду или на откуп. Этот же порядок неизменно существовал также и во времена Империи, хотя и с некоторым изменением. Последнее заключалось в том, что над откупщиками был установлен правительственный контроль, причем ответственность за аккуратный взнос податей стала возлагаться на города с их декурионами или куриалами. Н. С. Суворов. Об юридических лицах по римскому праву. Москва. 1900, стр. 230 и сл. Marquardt Organisation de l’Empire Romain t. 1 p. 271. 289; t. 2 p. 560 sq.

176

Bickell. Gesch. d. Ivirclienrechts Bd. 1 S. 161, 162.

177

Ср. Marquardt Organisation de l'Emp. Romain t. 2 p. 248 sq. 316 sq. Monceaux. De communi Asiae provinciae. Paris. 1890 p. 26, особенно Cornemann art. Conventus in Real-Encyclopädie der klass. Altertumswissenschaft besorgt Panly-Wissowa. Stutg. 1900 Bd. IV, 1 S. 1173.

178

Bickell, Gesch. d. Kirchenrechts S. 159. 160.

179

Моммсен Римская история т. 5 стр. 309 пр. 2, Marquardt Organis. de l’Emp. Rom. t. 2 p. 508 sq. И. Куль. Провинциальные собрания у римлян. Харьков. 1898 стр. 27.

180

Куль стр. 27–31, также таблицы №№ 1 и G.

181

Моммсен т. 5 стр. 309.

182

Союз этот охватывал острова Кос, Иелисос, Камирос, Ливдос н Книд.

183

В Европе известны следующие союзы, κοινἀ: Ἐλευθερολακώνων, Ἀρκάδων, Βοιωτῶν, Φωκέων, Εὐβοέων, Θεσσαλῶν, Μακεδόνων, Ἀμφικυόνων, Ἀχαιῶν и Πανελλήνιῶν. К последнему, кроме городов Европы, принадлежали в Малой Азии города Tralles и Cibyra. Marquardt t. 2 р. 255 note 8.

184

Моммсен т. 5 стр. 225, 308, Marquardt t. 1 р. 34 t. 2 р. 508. 509, Куль стр. 13. 14.

185

Marquardt t. 2 р. 509.

186

Lübeck Reichseinteilung S. 19.

187

Е. Beurlier. Lе culte imperial, son histoire et organisation. Paris. 1891 p. 1.

188

W. Roscher, Ausführl. I.exikon d. griech. u. röm. Mythologie. Leipz. 189 3. Bd. 2 S. 901 f.

189

Г. Буасье. Римская религия, от Августа до Антонинов. Москва. 1878 стр. 90.

190

Буасье, стр. 93. См. перев. Friedländer, Sittengeschichte Roms in der Zeit August bis zum Ausgang der Antonine в «Библиотеке для самообразования» т. 3: Римская история стр. 392.

191

Куль стр. 18, 19. Ревилль. Религия в Риме при Северах. Москва. 1898 стр. 36; Lübeck S. 19. Буасье стр. 90, 91. Фридлэндер стр. 363.

192

Monceaux р. 35; Ревилль стр. 37; Куль стр. 20. 21.

193

Ревилль стр. 37 прим. 2, Lübeck S. 20 anm. 2.

194

Lübeck S. 20 anm. 2.

195

Lübecs S. 19; Буасье стр. 92; Куль стр. 20.

196

Фридлэндер стр. 393.

197

Буасье стр. 92.

198

Буасье стр. 93.

199

Ciceronis Fragmenta de consolatione.

200

Уже Марий после победы над кимврами получил титул «божественного основателя Рима», при чем ему стали совершать возлияния, как богу. Его племяннику Марию Гратидиану за монетную реформу народ воздвиг статую и сожигал пред нею ладон, вино и свечи. Затем можно назвать еще Метелла, Кв. Муция и др. Куль 20 Буасье 94.

201

Буасье стр. 94.

202

Буасье стр. 98.

203

Beurlier р. 5–11, Lübeck S. 19, Куль стр. 21; Буасье стр. 99 и сл.

204

Буасье стр. 99. Изображение Цезаря должно было фигурировать в торжественных процессиях, когда в цирк привозили на триумфальных колесницах изображения богов, при чем в честь его чрез каждые пять лет должно было отправлять празднества.

205

Буасье стр. 99. 100.

206

Буасье стр. 103.

207

Фридлэндер стр. 394. Буасье стр. 102. 103.

208

Буасье стр. 105.

209

Куль стр. 21. 22.

210

Буасье стр. 109, 110.

211

Vergilii, georg. 3, 16–22; Bucol. 1, 7.

212

Guiraud, Les assemblees provinciales dans l‘Empire Romain Paris. 1887 p. 23.

213

Буасье. Рим. религия стр. 111.

214

Буасье стр. 111. 112.

215

Буасье стр. 112.

216

Буасье стр. 109, Куль. Пров. собрания стр. 22.

217

Буасье стр. 106. 107, Куль стр. 23.

218

Оффициальная формула была ‘Ρώμη καἰ Σιβαστῷ. В Ефесе и Никее молитвы возносились Риму и Цезарю (Romae et Divo Iulio). Lübeck S. 20 anm. 4. Буасье стр. 107.

219

Буасье стр. 119. 120; Monceaux р. 8; Guiraud р. 34. 76; Beurliег р. 107, Куль стр. 24.

220

Буасье стр. 137–150. Ревилль стр. 37. 38. Коммод еще при жизни получил наименование Геркулеса и бога. Септимий Север постоянно титуловался Dominus noster, что, по Ревиллю, обозначает божественное достоинство. В конце III в. поклонение людям достигает высшего предела: Диоклетиан требует, чтобы пред ним падали ниц, как пред богом.

221

Marquardt. Organis. de l’Emp. rom. t. 2 p. 512.

222

Моммсен. Рим. ист. т. 5 стр. 309.

223

Lübeck S. 22.

224

Guiraud p. 39; Beurlier p. 101; Lübeck S. 20; Куль стр. 15. 16. 26. 27. Буасье. Рим. рел. стр. 117.

225

Lübeck S. 20. 21.

226

Beurlier p. 102–105.

227

Marquardt t. 2 p. 513.

228

Lübeck S. 23.

229

Куль стр. 54. 55.

230

Lübeck S. 22. 23.

231

Marquardt t. 2 p. 513.

232

Моммсен т. 5 стр. 309–312; Куль cтp. 65–68.

233

Кто были представители – вопрос спорный. По Страбону ими были легаты от провинциальных городов. К этому мнению примыкает Моммсен (т. 5 стр. 309 пр. 2) и Гиро. По мнению Бейрлие, разделяемому Кулем (стр. 49) членами собрания были legati et sacerdotales. Подробную литературу но этому вопросу см. Куль стр. 48–54.

234

Lübeck S. 36 anm. 5; Моммсен т. 5 стр. 308; Куль. стр. 64.

235

Marquardt t. 2 р. 518. 519; Куль стр. 66–99.

236

Куль стр. 37.

237

Куль стр. 38, Моммсен т. 5 стр. 310; Lübeck S. 23.

238

Моммсен т. 5 стр. 310.

239

Моммсон Рим. история т. 5 стр. 310. 311. Marquardt t. 2 р. 514: Куль стр. 42, 43.

240

Моммсен. т. 5 стр. 310.

241

Marquardt t. 2 р. 515; Куль стр. 43. 57–60. Годичный срок был в Азии, Вифинии, Ликии и Понте, пятилетний – в Памфилии. Lübeck S. 34 anm. 6.

242

Beurlier p. 139 sq. Lübeck S. 21. 23; Marquardt t. 2 p. 514. 515; Куль 36. 44. 66; Моммсен стр. 311. 312 Gniraud p. 82. 86.

243

Куль стр. 44.

244

По Lex conc. prov. Narb. это была toga praetexta, по Тертуллиану различные египетские или вавилонские костюмы и золотая корона.

245

Куль. Провинц. собрания стр. 45.

246

Куль стр. 45–47. Что такое jus signandi – это вопрос весьма спорный в литературе. Моммсен видит в нем право «подписываться под высказанным мнением, Гиро – право на письменную подачу голоса, Бейрлие – право наложения печати под решением собрания, наконец Каретт (Carette, Les assembles provinciales dans la Gaule Romaine Paris. 1895) – особый способ подачи голоса лицами, отсутствовавшими в собрании. Подробн. см. у Куля стр. 45 и сл.

247

Куль стр. 47.

248

Куль стр. 48.

249

Моммсен. Рим. ист. т. 5 стр. 310.

250

Lübeck Reichseinteilung S. 23.

251

Геркулесовых столпов честолюбие достигло в Малой Азии, где оно господствовало над всеми сферами общественной жизни. Не довольствуясь одним храмом, большие города Малой Азии строили новые храмы, чтобы еще раз получить от императоров титул неокорат. Ефес приобрел первый неокорат при Адриане, четвертый – при Каракале (Beurlier р. 249), Пергам – под Антонином или Марком Аврелием – первый, при Севере или Каракале – третий. Около этого же времени Смирна и Сарды получили неокорат в третий раз. Monceaux р. 22.

252

Как дорого стоили городам игры и празднества и сколь пышно они были обставлены, об этом мы можем составить себе представление по сохранившимся у классических писателей сообщениям об издержках. Lübeck S. 22. Куль стр. 89. По вычислению Гиро (р. 130) трехдневная борьба гладиаторов в средних городах Италии обходилась от 2.200 до 20.000 руб. На праздник певцов в Афродизии было израсходовано около 7.400. Наконец игры Ирода в Иудее стоили, 1.157.400 рубл.

253

Буасье. Рим. религия стр. 128.

254

Lübeck, Reichseinteilung S. 21. Здесь Любек впадает в необъяснимое противоречие с самим собою. На стр. 20 он заявляет, что «во всех провинциях греческого происхождения проведение императорского культа было только преобразованием уже существовавших государственных учреждений т. е. κοινά. На стр. 36 он сообщает, что «в некоторых провинциях таких κοινά было несколько» (напр. пров. Вифиния-Понт). Несмотря однако на это он на стр. 21 утверждает, что «императорский культ опирался на провинциальное деление Империи, при чем каждая провинция составляла замыкавшееся в себе целое, в котором религиозные границы совпадали с политическими». Впрочем вывод этот он смягчает в прим. 2 (S. 21) ссылкой на исключение провинций Вифинии, Ликии, Сирии и Галатии, к которым на стр. 36 (с ссылкой на Monceaux р. 119) он присоединяет еще и Азию. Но исключив эти провинции из числа древних провинций (ср. Marquardt t. 2 р. 490–493 и у меня карту) придется общее правило Любека признать исключением, так как остается только одна провинция, именно Кипр. Провинцию Крит-Киренаику я исключаю, так как в κοινὀν Κρήτης не участвовали представители Кирены (Lübeck S. 36).

255

Monceaux р. 37. 38.

256

Составлена по Куну (ср. табл. 1–6) и на основании новейших указаний у Вейсса art.Klein Asien в Protest.Real-Encyklop. 1901 .Bd.lO.s. 535 ff.

257

Lübeck S. 51 f.

258

Более подробно указаны права и обязанности высшего жреца в знаменитом письме императора Юлиана к Галатарху (см. Моммсен, Рим. ист. т. 5 стр. 313 пр. 2).

259

Marquardt. Organis. de l’Emp. rom t. 2 p. 253.

260

Weiss in Prot. Real-Encyklopaedie Bd. X S. 540.

261

Weiss S. 543.

262

Weiss S. 544.

263

Marquardt t. 2 p. 249.

264

Weiss S. 550.

265

Marquardt t. 2 p. 251.

266

Weiss S. 549.

267

Marquardt t. 2 p. 251.

268

Моммсен. Рим. история т. 5 стр. 287.

269

Strabo XIII, 4 ἐπιφανὴς πὁλις Plinii V, 30, 126 longe clarissimum Asiae.

270

Weiss S. 551.

271

Моммсен т. 5 стр. 294.

272

Marquardt t. 2 р. 248.

273

Marquardt t. 2 p. 253.

274

Lübeck S. 27 anm.

275

Куль табл. №1.

276

Куль табл. №6.

277

Monceaux р. 34.

278

Marquardt t. 2 р. 251.

279

Моммсен. Рим. история т. 5 стр. 287, 294.

280

Моммсен т. 5 стр. 294.

281

Monceaux, de communi Asiae p. 37. 38.

282

Plinii his. nat. V, 29.

283

Marquardt t. 2 p. 249. Weiss S. 548. Кроме κοινὸν τῆς ’Ασίας в Лаодикии, существовало еще в Апамее Фригийской (ἡ Κιβωτός) особое κοινόν, которому усваивалось название κοινὀν Φρυγίας. Характер и функции его неизвестны. По предположению Рамсэя его составляли жившие в Апамее по торговым делам римляне, образовавшие также conventus civium Romanorum Apameae consistentium. Хотя здесь и найдены ἱερεύς ‘Ρώμης и ἱερεύς τῶν Σεβαστῶν, во провинциального храма в честь императора в Апамее, по свидетельству Диона Хризостома (35, § 17) не существовало. Weiss. S. 549.

284

Моммсен. Рим. ист. 287.

285

Моммсен т. 5 стр. 296.

286

Weiss S. 553, Marquardt t. 2 р. 273 и note 2 Куль, табл. № 6.

287

Marquardt t. 2 р. 270. К провинции Вифинии принадлежала лежавшая на противоположном берегу Пропонтиды Византия (Plin. ср. 43. 44. 77). Weiss S, 554 Marquardt t. 2 р. 273 note 2.

288

Моммсен т. 5 стр. 297.

289

Weiss S. 555 Marquardt t. 2 р. 278.

290

Marquardt t. 2 p. 273. Weiss S. 553 Куль, табл. № 6.

291

Моммсен т. 5 стр. 303.

292

Weiss S. 554.

293

Weiss S. 555.

294

Моммсен т. 5 стр. 303.

295

Моммсен т. 5 стр. 304.

296

Моммсен т. 5 стр. 303.

297

Weiss S. 555.

298

Моммсен т. 5 стр. 304.

299

Моммсен т. 5 стр. 300.

300

Моммсен т. 5 стр. 305.

301

Моммсен т. 5 стр. 300. 301.

302

Моммсен т. 5 стр. 301.

303

Моммсен т. 5 стр. 305.

304

Моммсен т. 5 стр. 304.

305

Моммсен т. 5 стр. 305.

306

Моммсен. Рим. ист. т. 5 стр. 305.

307

Моммсен стр. 306.

308

Marquardt t. 2 р. 285. Weiss S. 550.

309

Marquardt t 2 p. 281. 285.

310

Моммсен стр. 306.

311

Marquardt t. 2 p. 285. Weiss. S. 559. 560.

312

Weiss. S. 655. 566.

313

Моммсен. Рим. ист. т. 5 стр. 300. 301.

314

Моммсен стр. 301. 302 ср. Pauly-Wissowa Real-Encyclopaedie Bd. 1 S. 244.

315

Weiss S. 560.

316

Weiss S. 557.

317

Weiss S. 560. 561, там же и новейшая литература.

318

Marquardt t. 2 p. 285.

319

Marquardt. t. 2 p. 306.

320

Моммсен. Рим. ист. т. 5 стр. 299.

321

Marquardt t. 2 р. 304. 305.

322

Marquardt t. 2 р. 308; Weiss S. 560.

323

Marquardt t. 2 p. 309.

324

Моммсен т. 5 стр. 299.

325

Weiss S. 561.

326

Marquardt t 2 S. 309.

327

Моммсен т. 5 стр. 298.

328

Weiss S. 563.

329

Моммсень т. 5 стр. 297. Weiss S. 555.

330

Marquardt t. 2 р. 279. 280.

331

Weiss 555. Куль табл. № 6.

332

Marquardt. Organ, de l’Emp. rom. t. 2 p. 294 note 7.

333

Marquardt t. 2 p. 294–300. 492.

334

Моммсен. Рим. ист. t. 5 стр. 299.

335

Marquardt t. 2 р. 315. Моммсев т. 5 стр. 299.

336

Моммсев т. 5 стр. 299. 300.

337

Моммсен т. 5 стр. 301.

338

Marquardt t. 2 р. 318.

339

Историю этих династий см. Marquardt t. 2 р. 319–321.

340

Marquardt t. 2 р. 325; Моммсен т. 5 стр. 440; Weiss S. 562.

341

Моммсен т. 5 стр. 299.

342

Marquardt t. 2 р. 285; Weiss S. 557.

343

Marquardt t. 2 р. 329, 330.

344

Моммсев т. 5 стр. 436.

345

Моммсев т. 5 стр. 439.

346

Моммсен т. 5 стр. 441, 442.

347

Marquardt t. 2 р. 333.

348

Marquardt t. 2 р. 334.

349

Marquardt t. 2 р. 385.

350

Marquardt t 2 р. 385. 386. Моммсен т. 5 стр. 446.

351

Marquardt t. 2 р. 377. 384.

352

Подробно см. Marquardt t. 2 р. 343–350.

353

Marquardt t. 2 ρ. 340. 341.

354

Marquardt t. 2 ρ. 342.

355

Моммсен. Рим. ист. т. 5 стр. 476, 477.

356

Моммсен т. 5 стр. 480.

357

Моммсен т. 5 стр. 489.

358

Моммсен т. 5 стр. 492–494.

359

Моммсен т. 5 стр. 496.

360

Моммсен т. 5 стр. 464.

361

Моммсен т. 5 стр. 497.

362

Моммсен т. 5 стр. 464.

363

Моммсен, т. 5 стр. 498.

364

Моммсен, т. 5 стр. 499, 500.

365

Marquardt t. 2 р. 368. 370.

366

Guthe art. Palaestina in Real-Encyklopaedie für prolestantische Theologie. Leip. 1904. Bd. 14 S. 597 ff.

367

Ieremias art. Mesopotamia in Prat. Real Encyklopaedie Leip. 1903 Bd. 12 S. 628 f.

368

Моммсен т. 5 стр. 390; Marquardt t. 2 р. 395 et suiv.

369

Моммсен т.5 стр. 468. 469.

370

Моммсен 365.

371

Моммсен т.5 стр.366.

372

Моммсен т.5 стр.363.

373

Моммсен т.5 стр.367.

374

Моммсен. Рим. ист. т. 5 стр. 469.

375

G. Steindorf art. Das alte Aegypten in Real-Encyklopädie fur prot. Theologie und Kirche Bd. 1 S. 204 cp. Геродот II, 18: Египет, есть то, что Нил затопляет и орошает, а египтяне суть те, которые пьют из этой реки ниже города Элефантины.

376

Steindorf S. 208.

377

Масперо. Древняя история народов Востока. Москва. 1903 стр. 12.

378

Steindorf S. 208. 209.

379

Масперо стр. 39.

380

Steindorf S. 215 f.

381

Моммсен. Рим. ист. т. 5 стр. 543.

382

Моммсен. Рим. ист. т. 5 стр. 548.

383

Marquardt t. 2 р. 409.

384

Marquardt f 2 р. 406. 407; Моммсен т. 5 стр. 555.

385

Моммсен т. 5 стр. 554.

386

Моммсен т. 5 стр, 555; Marquardt t. 2 р. 407. 408.

387

Моммсен т. 5 стр. 571.

388

Marquardt t. 2 р. 419. 420; Моммсен т. 5 стр. 556 и прим.

389

Моммсен. Рим. ист. т. 5 стр. 558 и прим.

390

Brugsch, Geograph. Inschriften Bd. 1. Leipz. 1857 S. 93 Marquardt t. 2 p. 409.

391

Моммсен т. 5 стр. 557; Marquardt t. 2 р. 410.

392

Понятие нома лучше всего определяет Кирилл Алекс. в Esai 19: νόμος δὲ λέγεται παρἀ τοῖς τὴν Αὶγυπτίων κατοικοῦσι χώραν ἑκάστη πόλις καὶ οἱ περιοικίδες αὐτῆς καὶ αἱ ύπ’ αὐτῆ κῶμαι.

393

Моммсен т. 5 стр. 544. 545.

394

Масперо стр. 16. 17.

395

Моммсен. Рим. ист. т. 5 стр. 550. 551.

396

Рим. ист. т. 5 стр. 545. 546.

397

Brugsch, Geograph. Inschrift. Bd. 1 L. 118. Iohannes Dümichen. Zur Geographie des alten Ägypten. Leipz. 1894. S. 41 ff. Egypt Exploration Fund. Archaeological Report 1901–1902. Lond. 1903. См. карту. При названиях номов L обозначает ливийскую сторону Дельты, А – арабскую.

398

Dümichen tabl. IV и V.

399

Моммсен. Рим. истр. 557. 558; Marquardt t. 2 р. 412.

400

Моммсен. Рим. ист. т. 5 стр. 545–547.

401

Моммсен т. 5 стр. 548.

402

Моммсен т. 5 стр. 544 прим. 2.

403

Моммсен 481 прим. Marquardt t. 2 р. 435.

404

Marquardt. t. 2 p. 428–430.

405

Моммсен. т. 5 стр. 544 пр. 2.

406

Marquardt t. 2 p. 434.

407

Marquardt t. 2 p. 431. 432.

408

Weiss Art. Kreta in Prot. Real-Encyclopaedie Leipz. 1903. Bd. 11. S. 89.

409

Marquardt t. 2 р. 435–437.

410

Bickell. Geschichte des Kirchenrechts, Marburg. 1843 S. 159–165.

411

Maassen Der Primat S, 2. 3.

412

Reichseinteilung S. 12.

413

Ramsay, The Church in the Roman Empire before A. D. 170 Lond. 1893 p. 468.

414

К кому именно написано послание к Галатам – вопрос спорный. Возможно, что оно адресовано было к общинам Иконии или Антиохии, которые во времена апостола входили в состав провинции Галатия. См. Weiss in Prot. Real-Encyclopaedie Bd. 10. S. 556–559.

415

Weiss S. 556. 557.

416

Б. Мелиоранский, статья «Христианство» в Энцикиопедическом словаре Брокгауза и Ефрона полутом 74. Спб. 1903 стр. 642.

417

Harnack, Die Mission S. 410; Ramsay, The Church S. 211. 235.

418

Hamack S. 409. 410.

419

Harnack, Die Mission S. 413.

420

Harnack Die Mission S. 424–426.

421

Но Theophil. ad Autol. 1, 12. Антиохийские язычники еще около 180 г. употребляли имя «христиане» в насмешку. Harnack, Die Mission S. 430.

422

Harnack, S. 430. 431.

423

Моммсен. Рим. ист. т. 5 стр. 442–443.

424

Rothe, Vorlesungen über Kirchengeschichte und Geschichte des christlich-kirchl. Lebens. 1875 Bd. S. 186.

425

Ignat, ad Rom. 9; ad Magn. 14; ad Ephes. 21 τὴν ἐν Συρίᾳ ἐκκλησίαν.

427

Harnack, Die Mission S. 427.

428

Euseb. VII, 5, 1.

429

Harnack, Die Mission S. 428–430.

430

Weiss in Real-Encyclopaedie für prot. Theologie Bd. 10. S. 562. 563.

431

Harnack, Die Mission S. 440. 441.

432

Eusebii Hist, eccl, I, 13.

433

Assemani. Biblioth. Orient. Ill, 1 p. 611.

434

Euseb. h. e. VII, 5.

435

Harnack, Die Mission S. 443.

436

Болотов. Из истории Церкви Сиро-Персидской. Христ. Чтение т. 209 стр. 437.

437

Harnack. Die Mission S. 445 f.

438

Euseb. h. с. II, 16.

439

W. Crum Art. Kortische Kirche in RealEncyclopaedie fur Protestantische Theologie und Kirche. 1903 Bd. 12 S. 802.

440

Harnack, Die Mission S. 450.

441

Harnack, Die Mission S. 451 f.

442

Euseb. h. e. VI, 46; VII, 5.

443

Euseb. h. е. VI, 19, 18.

444

Harnack, Die Mission S. 468.

445

Weiss in Prot. Real-Encyclopaedie Bd. 10. S. 563.

446

Harnack S. 471. 472.

447

Euseb. h. e. VIII, 6.

448

Harnack, Die Mission S. 474.

449

Rothe. Vorlesungen Bd. 1 S. 353. Hadnack S. 475–477.

450

Euseb. h. e. IV, 23.

451

Cp. Origen. ad. Iulium African.

452

Harnack, Die Mission S. 477. 478.

453

Harnack S. 473.

454

Euseb. h. e. IV, 23: τῇ ἐκκλησίᾳ τῇ παροικούςῃ Ἄμασιριν ἅμα ταῖς κατὰ Πόντον.

455

Eus. V, 23. Что Пальма был митрополитом, об этом см. Harnack Die Mission S. 330 и Lübeck S. 36 anm. 7.

456

Hauck in Real-Encyclopaedie für prot. Theologie und Kirche Bd. 1 S. 497 cp. Weiss ib. X S. 556. 557.

457

Cp. Euseb. V, 16. Подробное объяснение этого места см. ниже.

458

Harnack, Die Mission S. 481.

459

Marquardt. Organisation t. 2 p. 285, Kuhn, Verfassung Bd. 2 S. 289.

460

Василия Вел. ер. 138 (в русс. пер. см. Творения, ч. 6. Серг. Посад. 1892 г. письмо 133 стр. 275).

461

Weiss in Realencycl. Bd. 10 S. 560. 561. H. Gelzer, H. Hilgenfeld, 0. Cuntz. Patrum Nicaenorum nomina. Lips. 1898 см. карту.

462

Harnack, Die Mission S. 461. 462. Cp. Моммсен. Рим. ист. т. 5 стр. 288. 292.

463

Ignatii ер. ad Eph. 3, 2: – οἱ ἐπίσκοποι, οἱ κατὰ τὰ πἑρατα δρισθέντες...

464

Mart. Carpi с. 32.

465

Euseb. h. e. V, 24. «Κατὰ τήν Ἀσίαν μεγάλα στοιχεῖα κεκοίμηται, ἅτινα αναστήσεται τῇ ἡμέρᾳ τῆς παρουσίας τοῦ κυρίου, έν ᾗ ἔρχεται μετἀ δόξης ἐ£ οὐρανῶν, καὶ ἀναστήσει πἀντας τοὺς ἀγίους, Φίλιππον τὸν τῶν δώδεκα ἀποστόλων, ὅς κεκοίμηται ἐν Ἱεραπόλει, καὶ δύο θυγατέρες αὐτοῦ: γεγηρακυῖαι παρθένοι, καὶ ἡ ἑτέρα αὐτοῦ θυγάτηρ ἐν ἁγίῳ πνεύματι πολιτευσαμένη, ἥ ἐν Ἐφέσψ ἀναπαύεται ἔτι δὲ καὶ Ἰωάννης ὁ ἑπὶ τὸ στῆθος τοῦ κυρίου άναπεςὼν, ὅς ἐγενήθη ἱερεὺς τὸ πέταλον πεφορηκὼς, καὶ μάρτυς καὶ διδάσκαλος οὗτος ἐν Ἐφέσψ κεκοίμηται ἕτι δὲ καὶ Πολύκαρπος ὁ ἐν Σμύρνῃ καὶ ἐπίσκοπος καὶ μάρτυς, καὶ Θρασέας ἐπίσκοπος καὶ μάρτυς ἀπὀ Εύμενείας, ὅς ἐν Σμύρνῃ κακοίμεται. τί δὲ δεῖ λέγειν Σάγαριν ἐπίσκοπον καὶ μάρτυρα, ὅς έν Λαοδικείᾳ κεκοίμηται, ἔτι δὲ καὶ Παπίριον τὸν μακάριον, καὶ Μελίτωνα τὸν εὐνοῦχον, τὸν ἐν ἁγίῳ πνεύματι πάντα πολιτεύσάμενον, ὅς κεῖται ἐν Σάρδεσι περιμένων τὴν ἀπὸ τῶν οὐρανῶν ἐπισκοπὴν, ἐν ᾗ ἐκ νεκρῶν ἀναστήσειαι. οὗτοι πάντες έτἡρησαν τὴν ἡμέραν τῆς τεσσαρεσκαιδεκάτης τοῦ πάσχα κατὰ τὸ εὐαγγέλιον, μηδέν παρεκβαίνοντες, ἀλλἀ κατἀ τὸν κανόνα τῆς πίστεως ἀκολουθοῦντες ἔτι δέ κἀγὼ δ μικρότερος πάντων ὑμῶν Πολυκράτης, κατἀ παράδοσιν τῶν συγγενῶν μου, οἷς καὶ παρηκολούθησά τισιν αὐτῶν, ἑπτἀ μέν ἧσαν συγγενείς μου έπισκόποι, ἐγώ δὲ ὄγδοος – ἐδυνάμην δὲ τῶν ἐπισκόπων τῶν συμπαρόντων μνημονεῦσαι, οὕς ὑμεῖς ἠξιώσατε μετακληθῆναι ύπ’ ἐμοῦ, καὶ μετεκαλεσάμην ὧν τὰ ὀνόματα ἐὰν γράφω, πολλἀ πλήθη ἐισίν. οἱ δὲ ὶδόντες τὀν μικρόν μου ἄνθρωπον συνηυδόκησαν τῇ ἐπιστολῇ, ἐιδότες δτι εὶκῆ πολιὰς οὐκ ἤνεγκα, ἀλλἀ ἐν κυρίῳ Ἰησοῦ πάντοτε πεπολίτευμαι». Кого именно разумеет Поликрат под «συγγενεῖς – родственники» – вопрос спорный. Старые писатели, например, Ле-Кэнь (Le Quien. Oriens Christianus, in quatuon patriarchatus digestus, qno exhibentur Ecclesiae, Patriarchae, caeterique praesues totius Orientis. Parisiis. 1740. t. 1 p. 668 sq.) видит в них предшественников Поликрата по Ефесской епископской кафедре, напротив Гарнак (А. Harnack. Die Mission und Ausbreitung des Cbristentums in den erten drei Jaurhnuderten S. 485) понимает слово «συγγενεῖς» в обыкновенном смысле, разумея под этим выражением кровных родственников Поликрата Ефесского, занимавших в разное время и в различных местах епископския кафедры.

466

Сочинения Евсевия Памфима, переведенные при С.-Петербургской Духовной Академии. Спб. 1858. Т. 1 Церковная история, стр. 281. 282.

467

Marquardt. Organisation t. 2 р. 255 et suiv. особенно Мопсеаuх р. 98 et suiv.

468

Harnack. Die Mission S. 333. 334.

469

Weiss in Prot. Real-Encyclopaedie Bd. 10 S. 550.

470

Euseb. h. e. IV, 15.

471

Harnack, Die Mission 485.

472

Weiss S. 547. 548.

473

Euseb. h. e. 3, 31. 36. 39; 4, 26; 5, 19. 24.

474

H. Gelzer. Patrum Nicaenorum nomina p. 62. 63.

475

Eus. IV, 23: тид ἐκκλησίᾳ τῇ παροικούςῃ Γόρτυναν ἅμα ταῖς λοιπαῖς κατὰ Κρήτην παροικίαις. Cp. Harnack, Die Mission S. 487. Weiss art. Kreta in Prot. Real-Encyclopaedie Leip. 1903 Bd. 11 S. 89.

476

См. выше: Египет.

477

Harnack, Die Mission S. 488–490.

478

Harnack S. 491.

479

Harnack S. 506 ff., 513 ff.

480

Harnack S. 737 ff.

481

Суворов. Н. С. Учебник церковного права. Изд. 2. Москва. 1902. стр. 463.

482

Hamack Art. Christenverfolgungen in Real-Encyklopaedie für Protestantische Theologie und Kirche. Leipz. 1897 Bd. 3. S. 824.

483

Weiss Art. Klein Asien in Protest. Real-Encyklopaedie Bd. 10. S. 541.

484

Тас. ann. 15,44: exitiabilis superstitio... per urbem quo cuneta uudique atrocia aut pudendu confluunt.

485

Молитва за языческое начальство, предписанная в 1 посл. к Тим. (2:2) совершалась также и в эпоху гонений (1 Clem. 61 sq. Полик, к Фил. 12:3, Иустин Апол. 1, 17, 3.

486

Neumann, Der röm. Stadt und die allgem. Kirche Bd. 1 S. 7–17; Mommsen, Der Religionsfrevel nach гöm. Recht. Hist. Zeitschr. Bd. 64 (N. F.28), 1890 S. 389 ff. Harnäck in Prot. Real-Encyklopaedie Bd. 3 S. 83 ff. Weiss. Christenverfolgungen. 1899.

487

Моммсен. Рим. ист. т. 5 стр. 311. 313.

488

Weiss in I’rot. Real-Encyklopaedie Bd. 10. S. 541 ff.

489

Weiss in Prot. Real-Encyklopaedie Bd. 10. S. 541 ff.

490

Apoc. 20, 4: Καὶ ἴboν θρόνους, καὶ ἐκάθισαν ἐπ’ αὐτοὺς, καὶ κρίμα ἐδόθη αὐτοῖς, καὶ τὰς ψυχὰς τῶν πεπελεκισμένων διὰ τὴν μαρτυρίαν Ἰησοῦ καὶ διὰ τὸν λόγον τοῦ θεοῦ, καὶ οἵτινες οὐ προσεκύνησαν τὸ θηρίον οὐδὲ τὴν εἰκόνα αὐτοῦ καὶ οὐκ ἔλαβον τὸ χάραγμα ἐπὶ τὸ μέτωπον καὶ ἐπὶ τὴν χεῖρα αὐτῶν. Русский перевод данного места совершенно не ясен.

491

Lübeck Reichseinteilung S. 27.

492

Euseb. h. с. Ill, 17; Tertul. apol. 5; Euseb. chron. 2 p. 161 ed. Schöne: Refert autem Brettius, multos Christianorum sub Domitiano subisse martyrium.

493

Euseb. h. e. IV, 15.

494

Desjardins, Géographie de la Gaule romaine t. 3 p. 417. 524. A de-Barthélemy. Les assemblées nation, dans les Gaules в Revue des quést, hist. 1868 р. 42; Monceaux, de communi Asiae ргоvinciae. Par. 1885 p. 117 et suiv. Perrot в Diction, des antiq. grecq. et rom. Art. Asiarcha.

495

Duchesne I. Les origines du culte chrétien (2 ed.) Par. 1898 p. 19 note 4.

496

E. Beurlier. Essai sur le culte rendu aux empereurs romains. Par. 1890 p. 317.

497

Lübeck, Reichseinteilung S. 18–25.

498

Harnack S. 61. 62.

499

Lübeck S. 26. 28.

500

Duchesne р. 10 note 2.

501

Sohm, Kirchenrecht Bd. 1 S. 188. 189.

502

Rothe. Vorlesungen S. 188.


Вам может быть интересно:

1. The City of God – The City of God (Book XX) блаженный Аврелий Августин

2. Московский митрополит Макарий (Булгаков): Историко-биографический очерк – Том III. Литовский период в жизни м. Макария (1868–1879 г.) протоиерей Фёдор Титов

3. Для клира и народа – III. Опыт миссионерского изъяснения Иван Георгиевич Айвазов

4. Богословие обличительное. Том I архимандрит Иннокентий (Новгородов)

5. Письма к монашествующим. Отделение 2. Письма к монахиням. [Часть 1] преподобный Макарий Оптинский (Иванов)

6. История Российской иерархии. Часть 2 епископ Амвросий (Орнатский)

7. Памятники древнерусской церковно-учительной литературы. Выпуск 2. Славяно-русский пролог, Ч. 2. Январь-апрель – II. Слова и поучения профессор Александр Иванович Пономарёв

8. Епархиальное управление в праве и практике Константинопольской Церкви настоящего времени – Административно-судебный строй в епархиях Константинопольской Церкви настоящего времени профессор Иван Иванович Соколов

9. Selected Works and Letters – Exposition of the Christian Faith. святитель Амвросий Медиоланский

10. Разбор римского учения о видимом (папском) главенстве в церкви – Часть первая. Разбор римского учения о видимом главенстве в церкви, сделанный на основании св. Писания. архиепископ Никанор (Бровкович)

Комментарии для сайта Cackle