епископ Порфирий (Успенский)

1845 год

ЯНВАРЬ 28.201 Александрийский патриарх дает на училище 700 пиастров. Синаитский патриарх послал однако ж на училище 5000 пиастров. Здесь два отдельных училища: еллинское и ланкастерское. Училище и больница содержатся подаяниями христиан. Лазаристы и лазаристки водворились недавно (не более 8 – 9 месяцев) в Александрии и строят отличное училище. А покаме нанимают дом для училища. Их женское училище, – в оное ходят и православные девочки. Православное училище и больница едва, едва держатся по несогласию и малонаселенности христиан. Нужна помощь России – 30 тыс. пиастров ежегодно.

Синайские монахи прокляты (?) за то, что когда-то отдали церковь для мечети и один из них потурчился (Справедливо!).

Престол александрийский имел имения с доходами до 500000 пиастров в Египте, но они проданы одним патриархом в несчастное время (Справиться о семь).

Англичане будут строить церковь. Синайский метох получает дохода 20000 пиастров. Он выстроен Константием за 300000 пиастров.

Здешнего игумена не любят ни монахи, ни христиане. Иеромонахов приглашает здесь игумен. Его упрекают в сребролюбии и в женолюбии.

Еллинский учитель получает жалованье от общества 8000 пиастров.

Народонаселение православное – греки из разных мест, – скопище буйных.

ЯНВАРЬ 29 дня. Обозрение еллинского училища и ланкастерского. В 1-м – 18 учеников, во 2-м – 70–80. Шпиц-нагель. – Обозрение дворца Мег-мета-Али, арсенала, дока. Бельгийский консул – грек.

Синаиты имеют хороший метох в Константинополе, в Фанаре, с церковью. На островe Крите имеют метох с церковью в главном городе Иракле. Подле этой церкви находится городское кладбище, и от сего кладбища метох получает доходы. Близ Иракле есть место, называемое Ханя, и тут есть метох Синаитский.202

Метох Синаитский в Смирне, метох в Кипре, метох в Александрии, метох в Каире, метох в Триполи. В коптской церкви гроб евангелиста Марка. Посмотреть!

Есть библиотека для чтения. Посмотреть!

Православные находятся в варварийском Триполи. Патриарх послал туда священника давненько; ибо один богатый грек завещал свое имение на поправку тамошней древней церкви и 200 пиастров на содержание попа. Есть христиане православные в Тунисе и Алжире, имеющие церковь и попа.

Есть 5 – 6 фамилий православных в Розетте, куда на большие праздники посылается иеромонах из Александрии. – Есть христиане в Дамиетте; – имеют церковь и священника. Есть христиане в Суеце, но...

Патриарх живет в монастыре Св. Георгия близ Каира.

В Каире содержится училище иждивением патриарха.

По словам грека – бельгийского консула, католиков более, чем православных в Александрии, а турков более, чем христиан.

* * *

Православное духовенство в Египте Mиpcкоe и монашествующее освобождено от взноса податей, – ничего не платить и за имение. Даже игумен здешнего монастыря получает тескерè, посредством которого может освободить от хараджа 16 человек, выдавая их за слуг монастыря.

После полудня обозревал кабинет для чтения; μικρὸ πράγμα203. Искал развалин церкви Афанасия Великого и не нашел. Нашел другие развалины на месте старой Александрии, между финиковыми садами. – Армянская небольшая церковь среди огромного сада и огорода, подаренного Боюсь-беем, который недавно умер, – где он и погребен. Новостроящаяся церковь латинская подле старой церкви капуцинов. Церковь только не покрыта. Она имеет вид креста. Недалеко отсюда малая церковь англичан. За главною площадью лазаристы строят огромное здание в виде параллелограмма с пролетными коридорами по всем сторонам. Али-паша подарил им и место и старую казарму с материалами.

В новостроящемся доме лазаристов видел двух лазаристов, – из коих один одет был в черный длинный сюртук, а другой в платье, какое обыкновенно носят маронитские священники – с бородою.

Здешние римско-католики хорошую больницу. Я видел ее.

Англичане будут строить новую церковь на главной площади.

Грекам дано место для постройки церкви на главной площади, но они едва ли в состоянии выстроить ее.

Униаты в Александрии не копты, a сириане. Священники их не носят греческих камилавок днем и на улицах, а ночью и в доме надевают их. Униатов не много. Епископа здесь не имеют. Он живет в Каире.

ЯНВАРЬ 30. По словам о. Никифора, игумена Саввинского монастыря, имение в Молдавии и Валахии должны были 16 т. червонцев голландских. За уплатою сего долга, нажитого беспутным и женолюбивым монахом патриархии Александрийской (кажется, предшественником Иерофея), нынешний патриарх получает дохода не более 20000 пиастров. Он содержит в Каире училище.

760 душ в Александрии православных204 армян около 100 душ. Не так давно были еще три епископа: в Кирене, в Ливии и Пентаполе.

Надпись на камне погребальном

1781. ΔΕ.

Ἐκοιμήϑη ὁ ΔУЛОС

Τῦ Θῦ ταπεινὸς ἀρ

χιερεὺς Μισαὴλ κ τẽ ἀποστολικοῦ θρόν

ου Λιβυης.205

Henrici Gosli

Ossa quieta precor

Tuta requiescite in urnal

Et sit humus cineri

Non onerosa tuo.206

Св. Саввы монастырская церковь.

2020-02-10_222552.jpg

†Ὤδε κεῖται Μωυσηс ὁ κρης ὁ τἔ ἁγίου Σάββα Καλωπιστής. 1831.207

Подле монастыря Св. Саввы находится больница для православных. Она состоит из двух отдельных домов, в два этажа каждый. В первом вверху 5 комнат для больных; во втором 6–7 комнат; внизу помещаются бедные. При больнице есть большие дворы с огородами и сад.

Είς Ἀλεξανδρείαν

Ὁ πρόεδρος τῶν δύω σχολείων καὶ ἑνὸς νοσοκομείου Μηχαὴλ Τοσίζζας πρόξενος τῆς Ἑλλάδος (δὲν ἀλλάζεται);208 не любят его.

* * *

Δύω ἐπιτροποὶ τῶν Σχολείων Νικόλαος Κιτριλάκις, Ἰάκωρβος Ταγγάδης ἀλλάζονται κάϑε χρόνον.209

* * *

Ἐπιτροποὶ τἔ Νοσοκομείου καὶ αὐτοὶ ἀλλάζονται.210

* * *

Διδάσκαλος Ἐμμανεηλ Σωμαρὶνας.211

Ἰωάννης δ’ Ἀνάστασις πρόξενος τῆς Σβεκίας.212

* * *

В здании лазаристов 20 окон до фасаду и 10 в поперек. Здание в два этажа.

После обеда отправился с пристани по морю к катакомбам полчаса езды. Катакомбы не отличаются изяществом: очень просты. Одна комната с вогнутым куполом, довольно изрядным.

Тела клались в ложах, устроенных в комнатках. Катакомбы походят немного на палестинские. Близь катакомб – бани Клеопатры, т. е. три пещеры в скале и пред ними четвероугольный пруд. Сад Саид-паши. Озеро Мареотис. За садом паши, в виду озера, устроена комната, в которой на полу показывают мозаическую голову Медузы превосходной работы, – в виде солнца. Голова обвита змеями. На другом ковре, ближе к двери комнаты, 12 птичек – иероглифы (?).

Солдатское жилье.

ЯНВАРЯ 31. Утром обозревал церковь коптов во имя евангелиста Марка. В правом приделе копты показывают гроб евангелиста у восточной стены алтарной. Гроб состоит из четырех бело-мраморных досок. На нем нет никаких украшений и письмен. Копты знают, что в гробе нет мощей и что они увезены. В сей церкви, направо, находится подземельная усыпальница коптских apxиeреев. Копты говорят, что там похоронены 73 apxиeрея. Вместо иконостаса – узорчатая перегородка без пилястров, без колонн. По правую и левую сторону царских дверей два малые четвероугольные задвижные окошка для пропуска света в алтарь. Иконы поставлены весьма высоко; их очень мало, и те – дурной, старой живописи. Церковь мала и убога. По виду и архитектуре – новейшего произведения. Но около нее валяются мраморные и гранитные колонны. Церковь находится среди большого огорода. По словам одного копта, в Александрии находится 2000 коптов.

NB. Ибрагим, копт в Каире. – После обеда искал я церкви Афанасия Великого) и не нашел. Видел главную мечеть шех-Ибрагима-паши с древним водоемом при ней. Мраморная длинная умывальница. Вода пахнет серою. Колесом вытягивается посредством осла. Водоем четвероугольный, окружен 12 столбами, на которых покоится свод. Столбы малы, не велики, из гранита, очень стары и изъедены временем.

Обозревал церковь сириано-униатов во имя Богородицы; их 50 фамилий.

ФЕВРАЛЬ 1, Четверг. Не выходил из дому по причине небольшой простуды.

ФЕВРАЛЬ 2, Пятница. В 9½ часов пошел пароход по каналу. Атфие; – шлюзы; – Нил в 8 часов пополудни. Игумен Никифор.

ФЕВРАЛЬ 3, Суббота. На Ниле. Мало воды. Берега плоские, инде обваливаются, – видны пласты наносной земли. Острова-деревни в Египте. Птичники с гнездами из горшков глиняных. Холодно. Прибытие в Булак в 6 часов. Хлопоты. Ночлег в патриархии.

ФЕВРАЛЬ 4, Воскресение. Обедня. Прекрасная церковь; посещение патриарха. Он болен. Старец, переживающий сам себя. Сад; грот в саду, убранный раковинами.

ФЕВРАЛЬ 5, Понедельник. Консул. Вице-консул. Посещение Синайского метоха. Енох и Илия скрываются подле Синая, под землею. Нанятие барки.

ФЕВРАЛЬ 6, Вторник. Уплачено за барку за месяц 1900 пиастров. Посещение патриарха коптского. Он средних лет, в зеленой суконной рясе, в белой чалме. Его слова: «пусть умножится число христиан в России, пусть придут pyccкиe владеть во Египте». Он обещал дать мне письма: одно общее ко всем епископам, другие для монастырей Св. Антониа, Св. Павла и для одного женского монастыря. Обед у консула.

ФЕВРАЛЬ 7, Среда. Приготовление к дороге. Выезд ровно в 4 часа пополудни. Нет ветра. Чрез два часа остановились ночевать в виду Гизе. Нил, как зеркало. Остров Рода как картина неписанная на стекле. Отражение в воде. В прозрачном тумане видны верхушки финиковых дерев в Гизе, словно звездочки.

ФЕВРАЛЬ 8, Четверг. Снялись с места утром, в 7 часов. Ветер противный. Дагаби идет с помощью гужа и шестов; – попадает на мель, – едва стаскивается с мели. Арабы раздеваются, чтобы тянуть гужи в воде. В 9½ часов остановились в Гизе для закупки провизии. Казармы артиллерийские большие в Гизе. Напротив – Нилометр и Старый Каир. Скука. В Гизе живет старик, – один из начальников мамелюков, который соскочил со стены с лошадью во время истребления мамелюков. Лошадь убилась, а он жив остался. Мегмет Али пощадил его под условием не тревожить жизни и теперь любит его. Подле Гизе – остров Гизир-Дагаби, т. е. остро в золотой. За Гизе, вдали, в финиковом лесу, деревня Саки-Мекке. Вышел я на берег Гизе. Дорога до катарактов. Пирамиды кажутся малы, – кругом деревни. Здесь виды окрестностей очень живописны: вот старый Каир, за ним – Мокаттам, – крепость, – резиденция паши, на берегу. Фабрика пороховая. В Гизе стояли с 1½ часа. Машина водочерпательная называется caкиe.

За верхним острым концом островка показался опять старый Каир. Это – ветхий и безобразный старик; виден каменистый уголь Мокаттама и весь хребет этой горы налево.

На первом плане у Мокаттама множество мельниц – гусями. Берег ниже мельниц опушен сикоморами. Берег, за ним мельницы на возвышении, за ними Мокаттам. Местоположение живописное.

Около полудня безветрие; Нил – зеркало. Направо деревня Маниель – Шиха в 2½ часа пополудни.

В 2¼ часа пошли парусом, ветер переменился. Дер-Маадер-Хабира, – le couvent cophte, – на правом берегу.

Каменный кирпич, обруб в воде. За обрубом старый дом неправильной фигуры. За домом сад. Вот и весь монастырь. Подле него весьма малая деревня. Он недалеко, близко от Торы (Трои). Здесь левый берег очень полог, – видна самая маковка пирамиды одной Абу-Сир (? Santon); вид на верхушку одной пирамиды Сакхара, – видели недалеко от Трои. Правый берег горист, левый – полог, далеко видно вдаль: видны горы Ливийские в бело-светлом тумане.

Тора (avec voile nous marchons doucement); ветер слабый. Напротив Торы финиковые густые рощи. Позади нас видны три пирамиды Гизе очень хорошо, – от половины до верхов. В 3¼ часа пополудни сравнялись с Торою. Хорошая казарма в Topе под тенью дерев. За Торою, далее к югу, на холме, башня круглая в ограде, т. е. крепостца. В Торе, в домах, живут женатые офицеры и солдаты. Деревня мала; вся недавно выстроена на месте древней Трои. Непрестанно переменяют паруса. За Торою каменоломни в горе, в виде пещер. Лишь только миновали Тору, принялись за жесты и крики, похожие на стоны. Опять парусом, спустя минут 10.

За Торою, на том же берегу, маленькая деревня – Масера, подле финиковой рощи, на самом берегу (правом).

Отплыв от Масеры вверх, я видел вдали кастро паши – Мокаттам и джебель-Тора протянулась прямою линиею. Достигли до Масеры в 4½ часа пополудни парусом.

В конце 5-го часа видны две пирамиды Сакхара. А вдаль назад множество финиковых рощ, как лес под горизонтом.

В 5½ часов солнце закатилось за пирамидою с уступами, – она в тени; по двум бокам виднелись уступы. Подле нее три пирамиды меньше. А две пирамиды Дашуры виднелись впереди. Облака проволочены. Легкие, разрывчатые облака рядами. На горизонте золото-огонь; ближе к нам и вверху неба розовый цвет преобладает; налево голубое прекрасное небо. Восхительная картина запада солнца. Финиковые рощи в тени направо от нас. Легкие испарения, как кисея, поднимаются от земли и облекают рощи. Серебряная луна в прозрачном тумане прощается с солнцем налево от нас. Ветра нет. Веревка тянет барку. Кусок Мокаттама и дворец паши в крепости еще видны позади в тени. Утки вереницею по воде; в 40 минут 6-го часа облака уже почернели.

ФЕВРАЛЬ 9, Пятница. Неблагоразумие исправлено. Измаил послан в Каир за деньгами. В половине 9-го часа я отправился к развалинам Мемфиса на лошади в сопровождении Ибрагима. Развалины близко от Нила. Это не что иное, как большие и длинные кучи черной земли, торчащие там-сям, кои с первого взгляда показались мне насыпными валами.

Из-под мусору и земли в этих кучах проглядывают кое-где безобразные остатки кирпичных зданий нижних этажей. Развалины занимают немалое пространство среди прекрасной финиковой рощи. На месте древнего Мемфиса, на кучах, построено несколько деревень. Первая от Нила называется Бедрешин, с 700 одних мужчин; за нею недалеко вправо деревня Метречин; названий других деревень не помню. Близ Бедрешина, немного выше его и в сторону, между финиками, в неглубокой яме лежит большая статуя, поверженная навзничь с легким наклонением набок, так что левая сторона лица и всего тела вся видна очень хорошо, а с правой – видна только рука. Не знаю кого представляла эта статуя; скажу только, что выработана была на месте в горе и от горы отколота; посему зад ее есть безобразная натуральная масса камня. Заднею сею частью статуя, вероятно, вставлена была в стену храма. Лицо статуи весьма приятно; оно улыбается, как будто смеется над людьми, что они боготворили ее. Есть борода египетская. Грудь статуи обнажена, – видна мужская титька; на чреслах есть пояс с иероглифами; от пояса спускается юбка полосатая (полосы вдоль). Нижней части левой руки нет. Ног нет; они отшиблены и куда-то увезены, либо зарыты в земле. На левом бедре изваяна правая рука, чужая. Так как статуя лежит почти навзничь, то внутрь ее есть пустое пространство, как бы между двумя ногами, как будто эта статуя имела длинные ноги и стояла раскорячившись; на обеих пахах бедр есть изваяния: в левом видна фигура человека, в правом – какие-то письмена. Лицевая сторона статуи отделана и полирована и сохранилась весьма хорошо. Щечка такая миленькая. Ухо левое повреждено. Вся статуя выделана из цельного мягкого камня. Недалеко от сей статуи есть другая, выделанная из красного гранита. Эта статуя маленькая. Она лежит боком, будто спит. Лицо видно, – оно не красиво. Вся только статуя почти в земле. Кой-где рассеяны обломки гранита.

Пальмовая роща в Мемфисе хороша. Я видел, что финики растут из одного корня по 2, по 3, по 4, по 5 и по 6.

От Нила до некрополиса змеится чрез Мемфис и деревни высокая насыпная дорога, устроенная Мег-мет-Али нашею для прохода во время разлития Нила. Дорога хороша.

2020-02-10_222645.jpg

Нивы ярко зелены; на них пшеница, ячмень еще не колосится, но скоро будет колоситься; бобов множество. Лен цветет или отцвел; во льну голубеньких цветов множество; воспоминание о родных полях; дорога между нивами перпендикулярно к некрополису. – Некрополис огромный изрыт и разрывается. Вправо от конца дороги я взошел на холм и спустился в лучшую катакомбу213. Катакомба в натуральной скале – высечена, но стены ее убраны другими камнями плотными; на этих камнях иepoглифы и изображения. В залах есть колодцы или спуски в подземелья, где стоят мумии. Есть также ниши или как бы глухие окна; тут стояли, вероятно, статуи небольшие. Потолки устроены большею частью легкими сводами; есть и ровные. В катакомбах истории Египта. Стало быть, египтяне писали истории пред лицом смерти; лгали ли они?

Из катакомб я посетил большую пирамиду, которая построена в виде 5 уступов и 6-я голова. Она построена из беловатых камней разной величины; но нет больших камней. Издали казалось, как будто она из кирпичей. Нижний ярус отламывается арабами для построек. Жаль. С южной стороны есть ход под скалу, на которой устроена пирамида. По словам араба, бывшего под нею несколько раз, там есть большая, зала, посреди которой 21 или 22 столба подпирают потолок и ничего более. А что вверху пирамиды и в боках ее? Бог знает. Около сей пирамиды есть очень небольшие 4-ре полуразвалившиеся. На одну из них я взобрался и увидел все пирамиды, который, почти в прямой линии от юга к северу или от Дашуры до Гизе; я насчитал 15-ть (кроме пирамид Гизе). С вершины попранной мною пирамиды взгляд на песчаную пустыню Ливийскую и на зеленую долину Нила. Удивительно поразительный контраст! Там смерть, здесь жизнь. Зелень пред печками красновато-желтоватыми тоже, что красавица пред гниющим мертвым трупом.

Купил антики, – три маленькие и 4 мумии ибисовы в горшках за 22 лева. Арабы достали их из их хранилища, не много на север от этажной пирамиды.

Сундуки для мумий из синего прекрасного гранита с иероглифами. На одном есть фигура лежащая лицом к небу с иероглифами же.

Одну мумию ибисову мы разбили и нашли одни перья, завитые как бы в пеленки.

Возвратился на барку в 3 часа пополудни.

Где некрополис, там и зонтаполис. Следовательно, тут был Мемфис. Почему на левом берегу все пирамиды? Не по удобству ли местности?

NB. Что такое некрополис Мемфиса? Длинный кряж каменистый, невысокий, простирающийся от юга к северу, на котором построены 16 пирамид больших и малых и в котором устроено множество катакомб или усыпальниц внутри и вверху.

ФЕВРАЛЬ 10, Суббота. С полночи подул попутный ветер с запада. Утром в 5½ часов я простился с Тимоновым (?) и под двумя парусами поплыл вверх, благословляя Бога. Ветерок слабо надувал ветрила.

В 6½ ч. На правом берегу деревня Хелюан, – тонет в зелени; фиников не много, – другие дерева; виден один дом на берегу и минарет в чаще дерев. Крики женщин по мертвом.

В 26 минут 7-го часа стали огибать западную часть острова, похожего на рыбу-саблю, потому что от острова протягается по Нилу, по течению его, длинная и весьма остроносая коса.

На острове пасется скот, деревьев не видно. Нил здесь в проливе островском как зеркало. Лодка едва движется, паруса слабо натянуты. Здесь левый берег Нила крут и высоконек; чернозем обваливается, ее подмывает и пожирает Нил. Огурцы растут под прикрытием воткнутой соломы папушойной214; эта солома защищает их и от зноя и от шакалов. Остров пашется.

В 45 мин. 7-го ч. деревня Тарфое; на левом берегу видно несколько домов, против нее остров тот же. Зефиры едва тащат мою дагабию. Принялись за шесты.

Сегодня утро гораздо теплее вчерашнего. Воздух совершенно весенний.

В 7 час. и 5 мин. остановилась лодка; будут тянуть ее гужем. Потянули в 12 минут 8-го часа.

В 7½ ч. опять пошли двумя парусами.

В 8 ч. Левый берег полог. Видны две большие пирамиды Сакары, либо дашурские.

35 мин. 9-го часа. На правом берегу деревня Табдинь; на левом Шоба повыше первой. – Сейчас ветер стал порядочный; паруса надулись; волночки шумят около лодки.

Шоба на самом берегу под финиками. Берег высоконек, – из чернозема он.

В 10 мин. 10-го часа на левом берегу деревня Масгуна; весьма хорошая роща финиковая. Ветер хорош, не силен и не слаб, ровный. Нил здесь широк. Хороший, ровный ветер.

20 мин. 10-го часа. Среди Нила маленький островок и весьма низкий, в роде песчаной длинной косы. Идем хорошо. Попутный ветер.

35 мин. 10-го ч. Среди Нила подобная же песчаная коса, небольшая, длинная, пологая, едва возвышается над уровнем воды. Идем ровно, хорошо попутным ветром.

43 минуты 10-го ч. На левом берегу малая деревня Кафр-ер-Рыфаи против косы. Пальмовая роща мала Цепь Аравийских гор вдали в тумане. Вершинности ровны, будто подрезаны. Пирамиды с левого борта лодки видны, – одна Гизе видна. Идем ровным хорошим попутным ветром. Ветер – холодненький, приятный, освежающий.

25 минут 11-го ч. Видны пирамиды Сакары. Остров высоконький, с длинною косою вдоль по течение реки. Остров имеет две косы, спереди и сзади. На левом берегу пальмовые рощи вдали. За островом, выше, на правом берегу Гаммазе, деревня. Сравнялись с нею в 41 минуту 11-го часа.

За вышеупомянутым островком, направо, есть другой остров песчаный большой; здесь, у правого берега глубоко, а за большим островом, у левого берега, мелководно. Деревня Гаммазе стоит под немногими тощими финиками.

11 часов и 17 минут. На левом берегу ел-Масаид-ел-Атфие (а Атфа близ, но ниже немного).

20 минут 12-го часа. Налево от нашей барки большая песчаная коса.

26 минут 12-го ч. На левом берегу деревня Кафр-ел-Айятъ. На южном конце деревни есть магазин для зерен, обнесенный стенами из сырого кирпича. Немножко выше сей деревни есть остров ближе к левому берегу Нила. Он остался у нас вправо. На правом берегу деревня за косою ел-Гизира-Шара. Тут же, подле правого берега, есть большой остров.

35 минут 12-го часа. Направо видны три новые пирамиды на левом берегу. Идем хорошим ровным, попутным ветром (не боковым, а прямым). Здeсь Нил широк.

12 часов ровно. В прямой линии с юга на cевер видны пирамидишки; и в туманной дали, на севере, большая пирамида, вероятно, Гизийская видна. Не служили ли пирамиды и маяками для Нилоплавателей? Мертвые не указывали ли путь живым?

Прохладно; я шубу одел.

5 минут 1-го часа. Миновали предъупомянутый большой остров, у правого берега находящийся. Он оставался у нас от барки влево. За нами пирамиды переходят на восток; следовательно, мы углубляемся на запад, и этот переход я заметил уже с час, а может быть и более.

25 минут 1-го часа. На правом берегу ел-Уед и около левого берега остров большой, с песчаною косою с юга. На левом берегу Куфур-Азал.

38 минут 1-го часа. Мы подле островка. Он находится среди Нила. Это маленький, длинненький, узкий островок с весьма острым концом к северу и островатым концом к югу. На хребте его густая, зеленая, весьма высокая трава. Издали казалось как будто в Ниле лежит дикобраз, у которого иглы ощетинились на хребте, а нос и шею он протянул по воде. Тут у левого берега остров немалый, песчаный, покрытый кой-где высокою травою, в роде осокора. Ветер дует с запада нам в бок. Ветер сильнее. Он гудит, парус шумит, Нил клокочет, его волны будто крошечные пирамиды.

55 мин. 1-го часа. На правом берегу деревня большая Сафт с магазином для хлеба. Выше сей деревни (тотчас за нею) видна ясно цепь Ливийских гор; на вершине хребта кой-где видны отдельные гребни.

2 часа и 5 минут. На левом берегу деревня Кафу-Зарадин. Ниже сей деревни, на правом берегу, Кудда. Впереди видна ясно пирамида около Кума, Ветер с запада боковой нам и довольно сильный.

3 часа 10 мин. На правом берегу Шар-Ет-фие, – деревня. Ниже осталась Рыгга с пирамидою налево. Я не видал ее, проспал. Рыгга половина пути между Каиром и Бени-Суеф.

3 ч. и 25 мин. Большой остров у правого берега Сон. Он остался у нас влево. За ним видны мачты джерм и дагабий.

3 ч. 45 м. На левом берегу деревня Заует-ел-Масмо. Тут их три одного имени в недальнем расстоянии. С последнею сравнялись в 4 ч. и 14 минут. От последней деревни дорога в Фаюм самая короткая.

4 ч. 15–30 минут. Три деревни на правом берегу, каждая называется Крим (Крым), а все вообще Керемат.

5 ч. и 15 мин. К правому берегу приблизилась цепь песчанокаменистых холмов. Наросты камней заметны и в воде. Цепь далеко тянется на юг.

5 ч. 16 м. На левом берегу деревня Бенегдер в немалой финиковой роще. Против деревни большой остров того же имени. Выше сей деревни – Мамук деревня. Она осталась у нас вправо за островом. Остров ближе к правому берегу и тут барка прошла, ибо тут глубже; между островом и левым берегом хотя и много воды и широко, да мелко. Остров высоконек. На нем, по краям, ость осокор. Против него скалы торчат на самом берегу.

5 ч. и 35 мин. Скалы очень немного отдаляются от берега.

6 часов 5 мин. На правом берегу, на самом берегу, монастырь Св. Антония под немногими пальмами. За темнотою не видел его хорошо.

7-го 40 мин. На левом берегу деревня Эммен. Барка идет тихо, потому что ветер потише стал. Ветер дует северо-западный, – попутный.

Кончились заметки дня. День благополучный! Недаром я посвятил свою дагабию Св. Николаю и назвал ее его именем. Весь день был прохладный.

В 9 час. и 20 мин. пристали, у левого берега, у Бени-Суеф. А на дороге попали на мель, и едва, едва стащились.

ФЕВРАЛЬ 11, Bocкpeceние. После ночлега у Бени-Суефа отправились в дорогу в 6 ч. и 60 минут. Пошли на веревке. Утро спокойное, тихое, прохладное, попутный ветер едва колышется. Бени-Суеф на левом берегу. Берег высок.

7 ч. 50 мин. Пошли парусом одним при слабом ветре. У Бени-Суефа Нил довольно круто поворачивает на восток. Мы описали дугу.

8 час. ровно. На левом берегу деревня Халебие за финиковою рощею. Плоты горшечные, четвероугольные, большие; на них арабы из верхнего Египта везут кувшины, наваленные на плоты, и гребут не веслами, а засохшими длинными сучьями какого-то дерева. 4 плота видел.

9-го часа 35 мин. Нa правом берегу деревня Баяд. Против деревни большой остров. Он остался у нас влево. Опять вытянулись мы на запад, и потому деревня Халебие опять видна направо от нас. Здесь правый берег песчан и низок, а левый выше и черноземнее.

9 час. ровно. На правом берегу Асмент деревня.

9 ½ ч. Идем хорошим ровным ветром.

35 мин. 10-го. Началась цепь бугров на правом берегу, как будто рытый бархат.

40 мин. 10-го. На левом берегу Дубана – маленькая деревня; Малягие – больше.

В 50 мин. 10-го мы миновали пред упомянутые бугры. Ветер сильный.

55 мин. 10-го. На левом берегу деревня Малягиe другая, только того же имени, под прекрасною финиковою рощею.

15 мин. 11-го. На левом берегу рядом три деревни под именем общим Бараига под финиковыми рощами, на вогнутом слегка берегу Нила и потому образуют хорду; первые две смотрят на воду, третья укрылась за большою рощею своею. Местоположение приятно. Правый берег высоконек, за ним ничего не видно.

35 мин. 11-го. Опять виден кряж низменных видопесочных бугров на правом берегу.

Вдали, на правом берегу, у самой воды, виден горный каменный мыс, как бастион. Он, п-видимому, заслоняет проезд по Нилу.

NB. Полный месяц людям на здоровье, панам – на безголовье, жидкам на краткий век. Малороссийская поговорка при появлении луны вспомянута.

NB. Ибрагим говорил вчера, что недавно людей всех вер загоняли палками в мечеть для молитвы по воле Мегмет Али.

11 час. и 3 мин. На правом берегу упомянутый бастион сравнялся с нами. Это угол кряжа, который тянется на восток от Нила. На вершине сей скалы сантон шеха Абу-Нур, т. е. Отца света. От сей скалы на север, по берегу, далеко тянутся финики. У скалы с северной стороны есть деревня Абу-Нур. Меловая скала отвесна над Нилом.

На левом берегу деревня Бибе, за островом того же названия, немного выше. Там же есть монастырь коптский. Деир, говорить, изрядный.

С конца паруса упал в барку араб. Порывом ветра перевернуло паруса. Испуг.

25 мин. 12-го часа. На правом берегу деревня ел-Фагира, т. е. бедная, с птичником в виде башни с зубцами.

50 мин. 12-го ч. Огибаем островок. Деревня на левом берегу Маниет-ел-Гандин.

12 ч. и 10 мин. На левом берегу деревня ел-Фугаа. Здесь остановились мы у отвесного берега высоконького, в ожидании утишия ветра, потому что сильным ветром нельзя пройти какого-то места впереди. Против деревни большой возделанный остров. Мы стоим между ними.

NB. Фугаа – коптское селение без церкви: ходят в другую соседнюю деревню для богомолья.

В 3 ч. и 25 мин. Пошли парусом от Фугаи. Ветер потише стал.

43 мин. 4-го ч. С берега мусульманка арабка, вчера родившая младенца, требовала криком, чтобы мы дали имя новорожденному. Реис даль свое имя: Али. Таков здешний обычай – просить дачи имени у проезжающих по Нилу.

На правом берегу джебел-Фешь по имени города Фешь (есть в нем копты). Она идет от берега Нила на восток. Она от нас не в большой дали. Нужно идти к ней. Плавание здесь опасно. Паруса на время спустили. Лодка поворачивается с северо-запада на юго-восток.

4 ч. и 10 минут. Сравнялись с углом скалы Фешь и проходим у самой подошвы ее без паруса. Подошва у скалы состоит из каменистых слоев кофейного цвета, и вся скала из частых известковых бело-желтоватых слоев. Проходим весьма близко к подошве при ветре ровном без паруса; парус только болтается на рейсе. Лодка идет тихо. Левый берег полог, чист, зеленеется; вдали рощи финиковые и видны два минарета деревни Фешь.

Кофейная подошва скалы совершенно отвесна; она будет вышиною аршина с 2, а от подошвы скала весьма легко и очень немного загибается назад. В скале есть обвалы; у воды растут зеленые кустарники густые и инде скрывают подошву скалы; за кустарниками четыре тощие финика в недальном расстоянии, – будто зеваки, ленивцы, убежавшие из рощей позевать на проезжих. Заметно, – скала пострадала от землетрясения; есть трещины; вершины скалистого кряжа ровны; этот кряж – будто гигантская стена на самом берегу Нила. Около левого берега есть две отмели-косы песчаные. Идем с болтающимся парусом; он колеблется, ворочается, ворчит, – будто сердится на скалистую гору, которая лежит прямою линиею вдоль Нила. Уклонились немного от скалистой горы. Она понижается к югу постепенно, а северный конец ее довольно высок и толстолоб. Пестренькая птичка-воровка на лодке. К южному концу примыкают несколько фиников. Недалеко от южного конца лицевая сторона кряжа в одном месте расшиблась в дребезги и как будто провалилась. У провала – молодые финики.

4 час. и 50 мин. Сравнялись с городом Фешь на левом берегу; но он далеко от нас; мы ближе к горному кряжу. Город не виден за деревами. Парус поставили, переплываем на другую сторону Нила. Есть отмель у южного конца (четверть) горы. За обвалом горы нет кустарников у подошвы. Обвал составляет едва ли не средину горной линии. Пристали было к берегу под Фешем городом в 5 ч. и 5 мин., не проплыв всей длины горы; осталась ее четверть, но я велел плыть далee, ибо еще рано, да и ветер попутный, ровный, несильный. Досада на рейса, который напрасно отдыхал под Фугаею 3¼ часа. Он сказал, что мимо Феша нельзя пройти при сильном ветре с парусом; a бестия прошел тут без паруса. Потеряны 3½ часа по пустякам, – по хитрости рейса, который боялся идти скоро вверх, дабы не лишиться денег за второй месяц; напрасная боязнь; ибо на обратном пути я долго пробуду на Ниле. По объяснении с ним барка пошла. За южною оконечностью прямой линия Феша – деревня Рехиб. Что я назвал южною оконечностью, то не есть оконечность лиши, ибо за нею есть только выем вверху горного кряжа с обвалами, у берега Нила; загибающаяся к югу часть выема – горбата, походить на настоящую гору; тут выем образовался от провала; на самом берегу Нила есть еще остатки лицевой линии кряжа; один остаток, – будто бастион, стоит. За буграми опять выем и опять оставшиеся три скалы после прорыва или обвала лицевой лиши горного кряжа.

45 мин. 6-го ч. Кончилась линия горного кража. За оконечностью пальмовая рощица и жилье Араб-ел-Хибе. Становится темно. Ветерок, а не ветер. Дагабие идет медленно.

Весь день был прохладный и приятный. Ни разу не садились на мель. Милостив Господь!

Темно. Нельзя вести топографических замечаний.

В 7 часов вколотили кол на левом берегу. Ночь, спать надобно.

ФЕВРАЛЬ 12, Понедельник. Барка пошла в ход, когда я еще спал.

7 часов утра ровно. У левого берега подводная небольшая скала, чуть, чуть возвышающаяся над водою. Деревня Маньяна. У правого берега длинная горная цепь Шех-Умбарак, названная по гробу шеха. Она состоит из холмиков, бугров, холмов, кряжей и гор, отделяющихся друг от друга.

7 ч. и 25 мин. От горной цепи, за гробом шеха, Нил поворачивается довольно круто на юго-запад. Тут есть отмели и остров весьма большой. Он возделан. Его-то мы огибаем, уклоняясь от правого берега к левому. Ибрагим говорил мне, что за несколько лет (4–5) назад барки здесь проходили прямо подле правого берега, так что остров оставался у них вправо, а у нас он остается влево. Здесь Нил очень широк.

NB. И сегодня Бог благоволил дать мне ветер попутный, ровный, некрепкий, но и неслабый. Хвалю и славлю милость Твою, Господи! Птички на барках...

7 ч. и 50 мин. На левом берегу деревня Магага. При ней стояло несколько барок. Плывем каналом между сею деревнею и пред упомянутым островом. Остров теперь остается левее. Близ него есть отмель-коса песчаная. Моя дагабия быстро пронеслась мимо деревни. Деревня стоит на высоконьком берегу. За финиками дагабия идет тихо. Горная цепь, левее оставшаяся, еще не окончилась по берегу.

20 мин. 9-го. Описав дугу к западу, теперь идем прямо на юг. Остров еще не кончился. На правом берегу высится хребет горный. Нил в поворотах довольно сердит. Мы идем крепким ветром. Остров к правому берегу отшатнулся. Нил здесь широкий.

40 мин. 9-го. Остров кончился. За южною оконечностью его, по правому берегу, стоит строй фиников, будто строй солдат. Финики повыше других головами суть офицеры, прочие – солдаты.

50 мин. 9-го. На правом берегу деревня Шаруна, что значит: купи меня. От Шаруны Нил уклоняется на запад.

5 мин. 10-го. На левом берегу, немного пониже деревня Гендие, пристали было к земле, чтобы купить рыбы у рыбаков, да не успели убрать паруса, и едва не погиб араб, который был на верхнем конце рейса. Этот конец понизили до воды, и тогда он соскочил в лодку.

10 мин. 10-го. Пошли, не купив рыбы; рыбаки остались далеко за нами. Но пошли без паруса силою ветра, упирающегося в задний конец и мачты лодки. C’est curieux. На самом верху нагой араб подвязывает паруса. И дагабия имеет свою историю и разные явления.

Скоро после безпарусья пошли в полпаруса, подвязав верхнюю часть его. Тише едешь, дальше будешь.

Арабы воспитывают индеек, но не едят их, потому что на груди индюшки находят что-то, похожее на свинью.

В Египте много заводов куриных, в которых из яиц выводят цыплят посредством одной теплоты искусственной. Когда придет время вылупиться цыпляткам, тогда арабы ползают между яйцами, положенными направо и лево от дорожки, по которой ползают они и клохчут по-куричьи и вот вылезают из всех яичек тысячи цыпляток.

55 мин. 10-го. На правом берегу деревня Бени-Самет. Пальмовые рощи тянутся по сему берегу. Арабы крючками ловят рыбу.

40 мин. 11-го. На левом берегу деревня Беним-заар. А Абу-Гирге уже прошли. Я не видал сего места, потому что мы идем подле правого берега, а Абу-Гирге на левом берегу. Теперь разделяет нас от левого берега большой остров.

11-ть ровно. У правого берега большой остров. Мы огибаем его, уклоняясь на юго-запад.

25 мин. 12-го. На правом берегу деревня Шех- Фад.

45 м. 12-го. На левом берегу Абу-Гасис и повыше Назеля – деревни.

5 мин. 1-го. Уклоняемся на юго-запад.

16 мин. 1-го. Уклоняемся на юго-запад.

40 мин. 1-го. На левом берегу Куфур.

45 мин. 1-го. Направо Шех-Хассан, – деревня. Идем крепким боковым западным ветром. Пониже сей деревни в воде торчат большие камни. От сей деревни стали выказываться вершины холмов песчаного цвета.

15 мин. 2-го. Правый берег каменист, безжизнен, уродлив, вычурен. Левый берег улыбается. На нем под густою пальмовою рощею Назлет, – малая деревня.

На правом берегу, на одном песчаном холме, камни странной фигуры. Плывем крепким ветром. Начинается джебель-Тер, la montague des Oiseaux, на правом берегу.

В воде невысокие скалы, – у воды густо-синего цвета, а половина вверх дресвяного и песчаного цвета. На Ниле волны велики. Мы плывем близ правого берега, близ скал. Эти скалы торчат отдельно друг от друга, в промежутках земля и трава или берег с линиями, т. е. тонкими пластами. За скалами бугры, покрытые песком, и далее на юг.

48 мин. 2-го. На левом берегу Колосна. Напротив сей деревни большой остров. Мы проплыли у Колосны.

40 мин. 3-го. Едем мимо острова ел-Махсара, по имени деревни, которая еще выше немного. Едем уклоняясь на запад.

45 мин. 3-го. Начинаю видеть джебел-ел-Тер или Птичью гору.

20 мин. 4-го. На правом берегу, на песочных буграх, большая деревня Сaмaллуя. На левом берегу Самаллуя. Мы подошли к Птичьей горе. Матросы лежат на рейсе в готовности подобрать парус.

Птичья гора, как гора Фешь, – обе походят одна на другую. Птичья гора есть длинный скалистый невысокий и отвесный горный кряж, которого нижняя часть у воды (аршина с 2) окрашена чернотою.

На самом высшем темени горы, не доходя до нынешнего монастыря, заметны как бы остатки кладеных стен. Я слышал крики и свист птиц. Араб плавал к нам за милостынею с левого берега, да не доплыл, – нагой бежит по берегу впереди нас; поплыл, не догнал. Дыра в самом гребне.

40 мин. 4-го. Сравнялись с монастырем. Монахи смотрят на нас. Один спустился за милостынею. Но лодка наша идет скоро без паруса (парус подвязан). Монах бежит впереди. Монастырь не имеет никакого вида, – это кучка убогих зданий. В третий раз догнал нас тот же араб, – старый, седой, все тело покрыто волосами; получил 6 пиастров и взял их в рот, ибо мы приблизились к левому берегу.

Солнце ярко освещает Птичью голую гору. Она меловая, состоит из горизонтальных пластов. Выше, за монастырем, есть кусок земли у подошвы горы во всю длину; он принадлежит монастырю. Мы идем без паруса около левого берега; ветер слаб. Монахи забегают далеко вперед.

10 мин. 5-го. Поставили парус. Нагнал нас монах нагой по берегу левому бегом, бросился в воду и вошел в лодку, потому что мы плыли близ берега. По его словам, 20 монахов в монастыре.

45 мин. 5-го. Волны в Ниле очень велики, высоко подымаются и углубление между всплесками широко и глубоко.

55 мин. 5-го. На правом берегу Тегне у вгиба Птичьей горы. Напротив большой остров. Он у нас вправе. Мы плывем к правому берегу каналом между островом и берегом. Ниже сей деревни и много выше, вдоль горного кряжа, тянется высокая полоса чернозема. Вероятно, землю эту Нил прибил к подошве горы. В скалах при деревне заметны трещины. Признаки землетрясения; остров имеет направление с запада на восток. Остров песчан.

20 мин. 6-го. Линия Птичьей горы далеко от берега, потому что тут к ней пристал большой нанос чернозема. Линия понижается, как будто прерывается на небольшое пространство и потом снова высока; но эта последняя возвышенность далеко от берега. Когда я пишу cиe, она еще впереди выше.

25 мин. 6-го. Солнце скрылось за горизонтом. На нем большое красноватое зарево. На восточной части неба разорванные облачка; западная часть чиста; над нами облачка как куски хлопчатой бумаги.

30 мин. 6-го. От мнимого перерыва линии горной Нил уклоняется к западу.

40 мин. 6-го. Круто поворачиваемся на запад от горной линии и огибаем тупой угол левого берега. Налево от нас остров. Мы вдвигаемся в канал между сим островом и левым берегом, уклоняясь на запад. Здесь Нил весьма широк и быстр. Подплывая к острову, вдруг поворачиваемся носом барки на юго-восток и остров остается у нас вправо.

Темновато. Обедаю. Барка идет. Нил шумит как густой дождь. Ветер тихий.

7 час. ровно. Темновато. Звезды ярко блестят; луна за Аравийскими горами; ее не видно. Ветерок попутный тащит мою дагабию. Приятно, прохладненько. Тени на парусе.

8 час. без 10 минут. Мы пристали у Миние. Здесь Мегмет-Али паша; ибо немного ниже сего города стоит пароход.

Милостив Господь! Весь день мы плыли попутным ветром ровным, день был прохладный. Я здоров, как нельзя лучше. Хвалю день, когда он прошел.

ФЕВРАЛЬ 13, Вторник. 8 час. ровно. Пошли из Миние парусом и ветерком. Миние стоит на самом берегу. Берег высок и окладен стеною. Против сего города линия горного низкого кряжа простирается вверх. Он не в воде стоит; от него до воды есть земля, на которой видно множество фиников.

50 мин. 9-го. На правом берегу деревня Савиде, большая, – тянется вдоль берега; за нею цепь горная вышеупомянутая.

30 мин. 10-го. Почти нет ветру. Поставили средний большой парус, но он опустился; да и малый парус опустился.

NB. Первая половина горного кряжа у Миние называется гебель-Еннихас, другая половина гебель-ел-Хайе, т. е. гора змеиная. По поверью арабов, тут был змей великий, который хотел выпить весь Нил и за то обращен Богом в камень. Длинен и толст и высок был змей!

50 мин. 10-го. Вышли было тянуть бичеву, но вдруг подул ветерок попутный.

20 мин. 12-го. На правом берегу, у подошвы высокого куска горы, развалины (место cиe называется Матагра). Видно множество стен и простенков из жженых кирпичей сложенных; они выказываются из-под земли и мусора. Развалины тянутся прямою линиею по берегу и оканчиваются убогою деревенькою Матагра. Что это за развалины? Что тут было? Не деревня ли?

От Миние непрерывная линия фиников тянется по правому берегу. А на левом берегу нет их. Тут посевы. Мы идем ветерком.

37 мин. 1-го. Потянулись бичевою по правому берегу. Нил как зеркало.

5 мин. 3-го. На правом берегу деревня Матагра.

NB. Жители Египта ходят без оружия. Арабы нудят молодого верблюда лезть в лодку, а он вопиет и противится. Два раза входил передними ногами. Женщины в Египте носят детей на плече.

20 мин. 4-го. Поставили два паруса и бросили бичеву.

Дагабия полетела при хорошеньком ветре. На правом берегу еще Матагра, убогая деревня. Горный кряж из-за деревни выходит к берегу Нила с восточной стороны и потом стелется вдоль Нила.

4 часа ровно. Мы уклоняемся от горной линии; влево от нас большой остров.

15 мин. 6-го. Пошли на шестах, огибая остров; и приближаясь к левому берегу.

Не буду более писать карандашом.

Spero, dum spiro!215

Berbiralle-Agar. Convent Matana.

Эсне. 1-ая церковь с одним попом во имя Богородицы с двумя приделами Св. Георгия.

2-я церковь Ἁγία Δουλάγι.216 – Архангел Михаил – придел. Четыре священника.

Портик

24 колонны, по 6 в ряд, а рядов всех 4-ре. Капители колонн очень хороши, – представляют головки пальм и цветов.

Эснский епископ умер месяца полтора два назад. Cия епархия простирается от Гу до Ассуана, но только по левому берегу; а по правому епархии Гусская простирается от Кене до Ассуана же.

NB. Священник из одной церкви говорил, что в Эсне в обоих приходах 1000 душ мужеского пола с детьми, кроме женщин и девочек; а из другой церкви поп говорил, что здесь находится 250 фамилий христиан.

Умерший епископ эснский (он погребен в Нагаде) назывался Макарий. Он был женат и имел детей. По смерти жены сделан был apxиepeeм и имел трех сыновей; они попами в Нагаде и имеют детей, кои тоже попы. Он умер 70 лет, а епископствовал 20 лет

Предшественник умершего был Губриан из монашествующих; умер в средних летах, а его предместник Михаил, потом Матфей.

За брак богатый дает 50 пиастров, бедный 10 п.

В Эсне есть три учителя для христианских мальчиков, – один из них слепой; мальчик каждый платит учителю своему по 10 паричек, по 20 паричек в неделю, смотря по состоянию.

Пять епископов погребены в монастыре Мучеников, а прочие в Нагаде.

Только из брачных денег дается часть епископу, – (кажется) половина, напр, из 50 п. – 25-ть.

NB. Слепой учитель читал мне наизусть первый псалом по-коптски, который начинается: μακαριοϲ217, начало Евангелия Матфея и начало Евангелия Иоанна.

2020-02-10_222822.jpg

Монастырь Мучеников, деир-Шугаде, посещается два раза в год, в месяцы тот и туба: тот 14. туба 11-го.

Он имел 40 федданов земли, но паша отнял их.

Монастырь основан будто Еленою в память мучеников.

В окрестности сего монастыря четыре деревни: 1. Гарàя, 2. Нéмеса, 3. Мисаýия, 4. Адàйма.

5 епископов погребены в сем монастыре: а. Губриан, b. Матфей, с. Михаил, d. Бедаба.

Есть два колодца: 1 в монастыре, а другой – вне, за оградою.

Один поп с отцом.

Есть Григория, apxиeп. константинопольского образ.

Ел-Арабат Матана. Разгат? Саламие? Люкзор? Гус? Нагада? Гу. – Монастыри. Около много монастырей.

В Эдфу, внутри сего города, есть монастырь, называемый Амба-Бахум. Прежде в нем были монахи, ныне один поп. В Эдфу не более 8–9 домов или 20–30 душ. В семь монастыре, под церковью, есть комнаты. Близ, в горе, есть иноческие пещеры в гробах древних.

NB. Причина бедной обстановки внешности монастырей – боязнь издерживать деньги пред властно.

МАРТА 3 ДНЯ, 6½ ч. Монастырь Св. Георгия. 4 священника. Основан греками неизвестно когда и как. 4 деревни составляют приход:

1. Ермонт. 2. Мараази. 3. Разгат. 4. Рарайна. Во всех деревнях сих нет церквей.

В 10 ½ ч. в Ермонте. Начальник – черкес. Малый храм обращен в тюрьму. Скованные.

Ардебя, Тамрагинди – колобок.

Выехали из Асфуна в 12½ часов пополудни, доплыли до ночлега крокодилов в 50 мин. 4-го. Ветер нам противный. Перестали гресть и задом идем по течению воды; руль вместо носа; нос вместо руля.

45 мин. 8-го. Прибыли к Разгату. Шли то задом, то передом, а больше веслами.

Близ Саламие, на юг от сей деревни, старый монастырь.

Амба-Бшай (это был епископ).

Амба-Сентанус (епископ, город Гермонтис).

2 священника живут в Саламие (Тот, – ныне Саламия).

6 деревень принадлежат: 1. Саламие, 2. Ейденат, 3. ел-Мегсдани, 4. ел-Лагоби, 5. ел-Маалля, 6. ел-Шеба.

МАРТА 4, 6 час. утра. Люксор.

МАРТА 5, в 6 ч. без 10 минут отправился в монастырь из Люксора и прибыл в 7 ч. и 10 м., ровно через час. Монастырь называется Амба-Ба-хум-Аббиширке (не романский, а коптский). – Люксор – 55 фамилий и Зение – 30 фамилий, – две деревни, принадлежащие сему монастырю. 3 священника; пять престолов в линию. А вся церковь состоит из трех параллельных линий; в каждой линии множество куполов. В третьей линии от престола есть Иордан. Куполы покоятся на грубейших приземистых арках.

После монастыря посетил я развалины Модамот. Портики с колоннами и цоколь с иероглифами. Фундамент башни без иероглифов, из параллелограмных камней.

9½ ч. Прибыл в Карнак. Ворота съуживаются к верху. 7 перекладин цельных из огромных камней. Нижние стороны внутри ворот убраны иepoглифами и фигурами, а вверху ничего нет. Только с лицевой стороны в самом верху есть фигуры. Камни в воротах суть небольшие квадраты и большею частью параллелограмные фигуры. Пространство внутри ворот от одной стены до другой 10 шагов.

МАРТА 7. Колоссы, – Мединет-Абу.

Здесь четвероугольная зала хороша. Картины военный внутри и снаружи.

Направо, за развалинами, вдали дорога как канал, вблизи – маленький храм; назади, на песках, монастырь коптский новый деир-Махареб (а по словам Триандафила, – древний Св. Феодора Стратилата). В Карнакском храме, в поперечной колоннаде, что у восточных ворот, на колоннах лики святых, иероглифы с греческими буквами, напр. Ἅγιος Μηνᾶς218. Иероглифы также стерты.

МАРТА 9. Близ Гурны, на горе, развалины древнего монастыря. Северо-западный уголь был укреплен на скале; ибо в фундаменте зрятся дикие камни черновато-хрящеватые. Обитель велика. С южной стороны видны еще 10 келлий направо, а противоположный налево развалились. Средину занимала большая церковь; остатки дурных капителей валяются. На северной стороне были также келлии; – одна видна. Келлии походят на матанские, да и устройство монастыря общее походит. В юго-западном углу нашел я гранитный гроб без крыши и три камня небольшие с иероглифами. Монастырь на горе. Вид из него восхитительный на Карнак, Люкзор, Мединет-Абу, – Колоссы; поле зеленое с Нилом окаймлено горами. Под монастырем катакомба.

Из сего монастыря видны еще два монастыря на правой стороне долины Бибан-ел-Молук: один ниже на холме, другой – на самом темени горы.

Над катакомбами ел-Ассасифа уцелели основы стен и два пропилона из сырых кирпичей, но ворота в них вывершены арками. Монастырь здесь был? Или нет?

Прямо против развалин и катакомбы Ассасифа, у самой горы отвесной, – развалины греческого монастыря, на основании старого египетского здания прекрасного. Сохранились: кирпичный сырой коридор с нишами, высокая кирпичная комната, которая была двухэтажная, и под одним каменным сводом часть церкви. Сей свод у самой горы, которая как бы висит над ним. Свод был покрыт штукатуркою, закрывавшею иероглифы. В западной стене, под сводом, виден большой венец. Над карнизом стены в начале свода, на правой стороне читаются слова красивыми греческими219 буквами:220

Под сими именами был нарисован карниз витой; линия кривая красная и линия желтая. Внутри, под сводом, много сору и камней. В северной стене видны двери. В западной стене видны два окна или две двери.

Гранитные входы: 1-й среди зданий монастыря, 2-й в катакомбу со сводом ведет под гору. Свод такой же, как и предупомянутый, но сохранился лучше. Есть полустертые слова коптские на южной стене:

Входы гранитные: один против другого. По обе стороны 1-го гранитного хода развалины монастыря.

У горы было большое и прекрасное здание римско-египетское.

Шех-Абдель-Гурна. – Ничтожные катакомбы.

В одной из верхних катакомб, на горе, есть письмена коптские и кресты напр.

1. «Во имя» Отца и Сына и Святого Духа во веки веков аминь. Боже Авраама и Исаака и Иакова, Иисусе Христе, Господи Боже, помилуй «нас». Эта надпись теперь уже напечатана Лудвигом Штерном в статье: Koptische Inschriften an alten Denkmalern в Zeitachrift fur agyrtische Sprache und Alterthumskunde, XXIII (1883), стр. 97, где во 2-й строке напечатано, как следует:

и 4-й:

Коптская транскрипция всех, приведенных здесь, коптских надписей и перевод этой надписи принадлежит О.Э. Лемму. Ред.

2. Авва Пахомий, авва Исаия. Ред.

Сия катакомба на горе, почти против Мемнониума. На юго-запад от Мемнониума, близко на холме, небольшой монастырь или башня. А за сим, – у самой горы, большой монастырь деир-Медина. Внутри его есть храм египетский малый. В портике нет иероглифов: или стерты, или не было. Коптские письмена почти изглажены. Видны два креста красные.

2020-02-10_222936.jpg

На наружной стене, у входа, вырезаны имена коптские напр.:221

В Мединет-Абу, в большой четыреугольной зале, – алтарь, обращенный на север; на стоящих колоннах, не египетской работы, кресты коптские с словами:222

Есть подобные слова на одной лежащей колонне. Тут была церковь. Да и в средине древнего храма и окрест его едва ли не монастырские келлии?

NB. У Фив плодородной земли мало; горы близки к ней. За Фивами, от берега до горы, большое пространство, – песчаная пустыня широкая.

МАРТ 10, Суббота. Выехал в 6 часов и прибыл в 7 ½ ч. в монастырь дер-Гамула (Малак), le couvent d’Ange, подле деревни Гамула. Сей монастырь построен по-коптски, в начале песчаной пустыни; но был древний. Свидетели древности его суть колонны из твердого камня, коих верхи отбиты и пропали. Церковь не мала; она в три линии: 1-я линия 4 алтаря, 2-я – для мужчин, 3-я для жен. Направо, за 3-ю линией, крещальная комната, а налево – просфоропекарня. На одном куске колонны, на дворе торчащей, видны иероглифы. Монастырь четвероугольный – не велик. За монастырем колодец с водою, круглый с сакие и гранитным корытом для пойла скота. Устройство колодца древнее и одинаковое с колодцами при древних монастырях Мучеников и Матанском. Кругом монастыря кучи с черепками и разбитым кирпичом, – свидетели, что старый монастырь был обширнее. Кладбище есть. Икон нет. Иордана нет.

В соседней деревне Сос, у берега Нила, есть церковь Абу-Сифен (во имя Макария).

Недалеко от сего монастыря, по дороге к Нагаде, в прямом направлении к северу, вначале песчаной пустыни, на песчаном мысе- бугре, близ зеленого поля, стоит древний монастырь дер-Марили-Боктур. Церковь старинная, но подновленная кверху, великонька. Три купола средние немалые. Задний покоится на 4-х старых каменных колоннах, приземистых, с грубыми капителями. Средний купол покоится на четырех аркадах пролетных (по 2 на стороне). Купол пред алтарем покоится на пилястрах. В алтаре видны венцы около святых и у одного из них благословляющая рука. Указательный и средний палец протянуты прямо, прочее сложение перстов по нашему. Икон нет. Есть три линии. 3-я линия под задним куполом отделена…….. низкою перегородкою. Кой-где по стенам церкви были изображения по штукатурке, но едва, едва видны.

Монастырь был не мал. Ныне только церковь его стоит поправленная, а кругом церкви, в некотором расстоянии от нее, видны остатки старой четырехугольной стены с некоторыми келлиями; все это разрушено. Внизу, под возвышением, на котором стоит монастырь, есть старый романский колодец с водою. От подошвы сего монастыря расстилается зеленое поле к Нилу и окаймляется там гирляндою фиников. Два священника посещают сей монастырь из Нагады. Служба каждое воскресение.

В ближнем расстоянии от предъупомянутого монастыря, на север от него, по дороге в Нагаду, в начале пустыни, стоит древнейший монастырь, довольно большой, во имя Св. Георгия. В нем служат 2 священника из Нагады. Христиане верят, что в сем монастыре находится гроб Св. Георгия. Его показывают в одном из алтарей. Церковь в сем монастыре не мала; она переделана из древней на коптский лад; в ней как-то вдоль стоят 7 колонн, тонких и приземистых, из твердого камня; колонны истыканы: верно на них были иероглифы, но стесаны. В одном большом алтаре видно в полукружии изображение большое, вероятно, Спасителя; а за престолом на стене видно несколько венцов. И в церкви на стенах кой-где видны полинялые изображения святых, но лица их полуизгажены. Живопись греческая дурная, обыкновенная, в роде нашей суздальской. В одном отделении при церкви есть Иордан. Вот его план:

2020-02-10_223032.jpg
2020-02-10_223051.jpg

Сей Иордан в углах имеет 4 полукружия вогнутых, как бы места для людей. Он находится под куполом. Этот Иордан есть крещальня древняя. Ибо в древности крестили при церквах.

Есть другая маленькая церковь во имя Богоматери Марии, но она устроена среди келий; видны остатки штукатурки и стенного расписания.

Древняя ограда была больше. Есть колодец подле самого монастыря и другой подальше, – круглый большой. 2 священника223.

4-й монастырь малый в близком расстоянии от последнего и севернее его, у зеленого поля; он называется дер-ес-Салиб, – le convent de la Croix.

В четвероугольной ограде находится только церковь с приделами и Иорданью в особом отделении, но смежно с церковью. В главной церкви, в средине, есть 8 толстых отрубков-колонн приземистых (по 4 на стороне). Вместо капителей 4-реугольные камни. На сих колоннах покоятся арки (по 3 на стороне), а на арках свод, да за дверью церковною 2 такие же колонны. Стало быть, древняя церковь была большая. За нынешнею оградою видны фундамент и куски древних стен и келлий. Монастырь был, впрочем, не очень велик. В пустом дворе есть колодец древней работы. Икон, кладбища, живописи нет.

5-й, – на запад от Нагады, в ½ часа пути, у подошвы Ливийских гор, находится монастырь дер-Малак Михаил, – романский, но вновь переделанный, с малым колодцем-Иорданью.

В Нагаде 2 церкви: 1-ая во имя Богоматери, 2-ая – Архангел Михаил. Священников в Нагаде 22, из них 5 для Нагады, a прочие для монастырей. В Нагаде фамилий коптских 150.

Из Нагады, богатой стаями голубей, отправились в 20 мин. 2-го часа в Гус (Кос). Идем задом барки одним течением, без весел.

В 4¾ час. пополудни, я посетил в Гусе епископа Авраама. По его словам, у него 4 монастыря (в Саламие, Лукзоре, близ Гуса, на север, у подошвы гор Мари-Бохтур, и в Гусе). Он из монахов, – из монастыря Св. Антония, что над Нилом, епископствует 6 лет. Предместник его был Иоасаф, а сего зовут Матфей. В Гусе 80 душ коптов. Дом apxиepeя изрядный, большой. Церковь отдельно, но близко от сего дома, во имя первомученика Стефана, единственная в целом Египте сего имени. Древняя церковь в Гусе обращена в мечеть. На пути я видел ее. Римское высокое здание из красного кирпича – попорченное.

Apxиepeй прислал мне в подарок хлеба и баранчика. Он думал, что pyccкиe паписты. Он был одет в суконную голубоватую рясу с тюрбаном на голове и паллием. Гус довольно далеко от берега, так ¾ часа.

В 6½ часов отправились из Гуса в Ден-деры.

МАРТ 11, Bocкpeceниe. В 7 часов утра пристали к берегу Кене. Поеду на другой берег смотреть развалины Дендеры.

В Дендерском храме – портик прекрасный, да внутренняя лестница, которая ведет на верх, отменно хороша тем, что приступки сделаны так, что не чувствуешь, что идешь вверх: возвышение приступка над приступком очень мало; да и лестница – поворотная; каждый поворот не велик и потому и возвышение лестницы, немного косвенное, не чувствительно. Эта лестница напомнила мне лестницу в колокольне храма Св. евангелиста Марка в Венеции. В верхней комнате, к которой ведет лестница, – фигуры растянутой женщины и святого человека, от которого лучи падают на женщину. Что бы это значило? Не символ ли это оплодотворения во вселенной или в человечестве?

На наружных стенах храма есть львы; а фигуры вверху сохранились; они очень красивы; здешние фигуры рельефнее старых египетских. Рассказ араба о сокровище, заложенном в западной наружной стене храма; – является вол, бывает землетрясение. Паша не мог разрушить сего места.

В портике 18 колонн, на каждой колонне по 4-ре человеческих лица с ушами животных. Колонны отменно хороши.

Из Кенѐ отправился в 3 часа ровно.

В 40 мин. 4-го пошли парусом. Прибыли в Касср в полночь.

МАРТА 12. Близ деревни Касср-Сеяд и Даббе находится в пустом месте старый, но перестроенный монастырь Амба-Баламун. В нем одна церковь с деревянным обычным иконостасом и 5 престолами. В церкви две линии кроме престольной и 3-я на северной стороне, за решеткою для женщин. Священников 7, диаконов 10. Деревень 10, от Кене начиная, в коих деревнях нет церквей. Есть иконы. В Касср-Сеяд 20 фамилий. Есть кладбище.

Монастырь стоит между двумя деревнями: Сеяд и Даббе. Низ утесистого горного кряжа, который с севера выбегает к Нилу углом.

В 8 часов утра пристали к Гу. Берег здесь очень высок и довольно крут.

Гу несколько ниже по течения реки Касср-Сеяда, – так надобно поставить на карте.

Пытал двух священников, – один с седою бородою. По их рассказу, близ Гу, около ½ часа ходьбы, (2 священника) и 1 монастырь во имя Мари-Мина-Елаганби с 5 престолами и Иорданыо, обновленный; с колоннами (романскими), мелькитский, он находится в начале пустыни, 5 фамилий в Гу, а прочие в окрестных деревнях, коих 4. Есть иконостас деревянный.

Между Гу и Багурою есть монастырь дер-Аддис-Бедаба. В нем служат священники из Багуры. Он ближе к Багуре.

Монастырь Аддис-Бедаба – во имя Бедабы епископа, замученного во время Диоклитиана. В главной церкви 5 престолов. Направо, за главною церковью, отдельная смежная церковь во имя Исидора, налево смежная церковь Богоматери. Эти церкви суть приделы. Вся церковь – новая, длинная. Есть Иордан. Есть иконы над царскими дверьми. Священников 6. Деревень 7-мь; они без церквей. Мертвых погребают в пустыне, – там нет церкви. В Фаршуте 300 душ. Колодец романский. Сей монастырь имел землю, но паша забрал ее. Сей монастырь окружен стеною, которой нижняя часть из красного кирпича, а верхняя из сырого. Церковь в коптском вкусе. Hесколько пальм растут в ограде церкви. До монастыря 45 <минут?>; горы далеко. Поле широко, – трава.

В Багуре есть церковь во имя Св. Георгия. Багура старая ниже новой.

В 5 часов отчалили и поплыли к Бальене веслами. Идем к правому берегу, – к бастиону горному, у которого Нил, по-видимому, кончается. Здесь картина хороша. Берега зелены. Нил прозрачен. Обширный бастион горный отражается в воде.

Острова Касср-Сеяд, Багура, Фаршут, Багура новая принадлежат Ибрагиму-паше. Имения довольно благоустроены.

30 мин. 7-го часа. Спустились к джебель-Монѐ; ветер дует с горы и отбрасывает нас немного к левому берегу. Барка пошла задом очень медленно. У сей горы очень мало зелени, – узкая полоса, на которой изредка растут финики.

20 мин. 9-го ч. Вертимся на одном месте. Ветер не силен, но веслами не идет рейс. Не понятно. Усилился ветер; – остались ночевать.

13 МАРТА. Не знаю, в какой час за полночь пошли веслами. Но в 6 часов утра, в виду Бальене, впрочем, выше ее, противный ветер не позволяет плыть на веслах. Стоим среди Нила, как оглашенные.

Г ирге. Амба Шнуда (икона). У него в руках крест и посох черный, а на нем кафтан красный, мантия зеленая.

Монастырь архангела Михаила. Священников 2. Деревня Мусуль-Шарг-Гирге, – с 2-мя престолами, кроме главного, который есть романский, – с 2-мя колодцами древними. Стеклянный потир с дискосом. Есть немало икон. Створчатые иконы. Архангел Михаил с саблею и весами стоит на теле умершего. Есть Иордан под сводом, – просторный. Погребен здесь акминский епископ Иосиф, а в Гирге, – в церкви, – епископ Иоанн. Кладбище Гирге здесь.

На юго-восток от Акмина, на бугорной цепи у Аравийского кряжа, монастыри:

– 1. Архангела Михаила с двумя приделами и крещальнею; – построен из старого лет 50 тому назад. Иконостас деревянный. Икон нет, но в карнизе иконостаса написано много святых и ангелов. Церковь новая, светлая и чистая, с 6 куполами (по 3 в двух отделениях). Женское отделение с левой стороны. В церкви 4-ре кирпичных колонны, на которых покоятся купола. Вместо Иордани есть в церкви небольшой выдолбленный камень. В поле, около церкви, по обе стороны входа в оную, несколько комнат для христиан, которые посещают монастырь 2 раза в день Михаила. Два священника прикомандированы сюда из Акмина. Есть колодец древний с водою под бугром; окружен 4-реугольными стенами.

– 2. Монастырь дер-Шигде (Martyr) с 4-мя престолами. Есть иконы. Имена мучеников: Диоскорос, Усыклавиос (Асклепий?); над главным престолом сень деревянная. Иконостас деревянный. Купола покоятся на стенах и пролетах-стенках. 2 священника прикомандированы сюда; христиане ходят сюда каждое Воскресение в Великий пост. Иордани нет, а есть камень с ложем глубоким. Церковь высока и светла. Сой монастырь в прямой линии от первого отстоит не более 8 минут.

Предвечного Младенца изображают большого на руке Богоматери.

Монастырь сей, как и первый, состоит из двух дворов, большого по входе, и малого у церкви и из самой церкви.

Здесь нет комнат. Есть колодец внизу. Перестроен очень давно (200 лет). Называют его романским.

– 3. Монастырь Богородицы в 10 минут от второго, почти в прямой линии, построен 9 лет назад тому на старом основании. Двор, дворик с келлиями по правую и левую сторону его и церковь составляют монастырь. Окружен четыреугольными стенами из сырого кирпича. На 4-х колоннах из красного кирпича покоятся купола. Иконостас деревянный, очень красиво сделан, т. е. резьба его. Три престола. Женское отделение с левой стороны. Иордани нет. Есть только выдолбленный камень. Священник 1. 5 раз в год ходят христиане акминские. Нет икон.

Монастырь Амба-Бшай, древле Петра и Павла.

Священников 2, деревень 4.

2020-02-10_223314.jpg

– 2. Монастырь Белый, – Амба-Шнуда отстоит от первого в равной линии 25 минут.

Белый монастырь на запад от Сугача с малою выступкою на север, в расстоянии 1¼ ч.

Красный монастырь 1 ч. 35 мин. от Сугаче на северо-запад.

2020-02-10_223407.jpg

Священников 3. Деревень 3.

Выехал в 40 мин. 6-го; возвратился в 12¼ ч. пополудни. В 5½ отправился; – ветер противный в конце 9-го ч.

18 МАРТА. Ветер противный и холодный.

Deir Dûene (Dunaneh), – el Deyr (т. е. Св. Иоанна у абутиского епископа), в 2½ часах от Сиута, в горе.

– 1. Der Diaba = der l’adra S. Vierge.

Священников 2. Иногда приходят христиане. В нем живут феллахи. Церковь высечена в скале; свет получается с краю чрез пролом. Подле входа в церковь лестница, высеченная в скале, ведет в малую комнату в скале, на север от церкви; вход в церковь обтесан и над входом и по бокам входа есть иероглифные письмена; из сей комнаты ход далее в гору заложен.

2020-02-10_223444.jpg

Рядом с сею комнатою (но на север) высокий вход с иероглифами в большую катакомбу, входы в которую усечены пирамидально, а рядом с сею катакомбою еще большая; вход в нее по искусственной лестнице, впоследствии приделанной христианами; но в древности ход был через портик с двумя простыми колоннами в роде дорических, высеченных в горе вместе с портиком.

2020-02-10_223512.jpg

На север от церкви, за сими залами, есть келлии, высеченные с южной стороны церкви Богородицкой. Есть пропилон, высеченный в скале с иероглифами и с 4-мя фигурами; чрез пропилон есть ход в небольшую катакомбу, а соответственный ему пропилон южный по той же линии горы ведет в большую залу.

За сею большою катакомбою, на юг, в горе, следуют малые. Их много. Скала очень тверда.

Дер-Зауе, – convent аu nom de S. Athanasius, вновь переделанный.

2-й в горе монастырь Богородицкий (дер-Друнка по имени деревни). Церковь пристроена к каменоломне с 3 линиями. Иконостас есть, икон мало. Есть завеса на царских вратах, но снаружи иконостаса. Мощи Св. Maкapия. Завесы. Церемония. Список коптских церквей. Католический монастырь в Cиуте, около 2 годов, – новый. Католиков 20 фамилий. Позволение построить новую церковь в Сиуте.

МАРТ 20, Вторник. Пред рассветом отчалили от берега Cиутa. Но в целый день до 8 часов вечера прошли только до Хаватки. Сильный ветер противный задержал нас.

Скука, досада! Не даром евреи ушли из Египта. Весь день был холодный. Ноги зябли.

МАРТ21, Среда. Прибыли в Маифалут в 6 часов утра, проведши бурную ночь в Хаватки. На правом берегу монастыри маифалутского епископа в катакомбах:

– 1. Мари-Мина.

– 2. Л’амир Тадрус.

На левом берегу – Магарака в зависимости от санабуйского епископа.

Граница епархии Маифалутской на севере – дже-бель-Абуфада и деревня Дамангур-Гарби-ель-Бахр, на юге – подлe Сиута, и там же, на правом берегу, деревня Л’амир-Тадрус.

Маифалутский епископ Афанасий епископствует 10 лет; при нем 12 священников; церковь здесь построена не более 10 лет назад, а прежде маифалутские христиане ходили в ближайшую деревенскую церковь.

Церемония несносная из корыстолюбия.

Правитель Маифалута – черкес-красавец.

22 МАРТА. Магарака. 5 церквей, – одна во имя Богоматери. Здесь была Богоматерь. 120 монахов живут; 60 собирают деньги, но платят подать за 400 федданов, по 60 грошей за феддан. 15 мужиков обрабатывают их.

NB. Требуют помощи, т. е. хартии для рабов от правительства.

Монастырь платить 30 мешков паше. Паша знает, что монастырь есть, но числа монахов не знает.

2020-02-10_223544.jpg

Монастырь построен был каким-то патриархом на месте посещения Богоматери.

Церковь в нем перестроена недавно (лет 7).

Санабуйский епископ Иосиф по обе стороны Нила имеет 16 церквей с тремя монастырями: Свв. Георгия, Феодора и Мины.

Епископы посещают свои епархии и собирают хлеб и деньги.

Патриарх коптский получает от apxиepeeв хлеб, сыр, масло, дрова. От маифалутского он получает 100 мешков xлебa.

Школы монашеской нет, потому что не было. Новый патриарх подражает бывшему.

В 6 часов пополудни отплыли из Маифалута. Ветер ослаб, – маленький.

От Маифалута спускаемся по северному концу полукружия Нила.

7 часов. Спустились к Абу-Фадд и идем вдоль утесистой горы сей. Тихо. Ветер утих, перестал дуть, вскоре по выезде из Маифалута.

У того места, где барка начинает подходить к утесам, гора как бы вырезана; есть прерыв, – недлинный провал в горной цепи.

30 мин. 9 часа. Миновали скалы и плывем подле левого берега. Слава Богу, даровавшему благоотишие.

МАРТ 23, Пятница. Готиби.

МАРТА 24. Прибыли в Миние.

МАРТА 25. Mиниe. Кафедральная церковь во имя Св. Георгия; священников 4; фамилий коптских...224

Церковь довольно хороша; завесы на царских дверях бархату зеленого и шелковые. Четыре иконы в киотах.

Дер-Абагур – четверть часа езды на восточной стороне Нила, внизу горы, в катакомбе. Христиане посещают его.

2020-02-10_223633.jpg

В дер-Абуфане ходят христиане. Церковь там во имя Св. Георгия.

Епископ обещался дать знать мне время, в которое он будет служить, но обманул; отслужил ранее; это – человек грубый и…225

Секретарь правителя Миние копт говорил, что в Шех-Абаде было в старые годы 365 церквей. Не здесь ли был Оксиринхус?

4 священника здесь.

Подле Баяды монастырь Богородицы новый.

В Бени-Суефе 1 священник; церковь во имя Богоматери.

Фаюмский apxиepeй – Исаак.

МАРТ 27, Вторник. Выезд в 7½ ч. дня. Деревня при бар-Иосафе, где я увидел этот канал в первый раз, – называется ел-Ававна. При повороте канала около монастыря Св. Георгия деревня Сермент-ел-гебел с руинами дома мамелюкского. Близ сей деревни монастырь Св. Георгия, – перестроенный коптами и заваленный разными хлевами и хижинами. Церковь в нем довольно светла; свет падает из купола; церковь высока; в ней есть две мраморные колонны, коих верхняя половина отбита; а прочие колонны по обе стороны церкви двойные, т. е. две круглые колонны тонкие стоят рядом и тесно друг подле друга на одном базисе; на сих колоннах покоятся арки. Иконостас деревянный, чистый; храмовая икона, большая, – Св. Георгия на белом коне, в большом киоте с колонночками на левой стороне церкви. Священников 2. К монастырю принадлежит ближняя деревня.

2. Монастырь архангела. Гавриила. Священников 2. Сей монастырь при деревне мусульманской Эзь-бет-Амбеша, а из Фаюма ходят сюда христиане. В церкви 6 тонких колонн, по 3 на стороне, с коринфскими капителями, а за аркою пред алтарем и за двумя столбами две колонны мраморные, тонкие, с капителями, одна капитель в виде корзинки, плетеной из соломы, а другая коринфская в виде листов. Иконостас деревянный. Есть иконы. Церковь с двумя престолами, кроме главного. Церковь светла, похожа на первую. Но первая была повреждена и перестроена дурно. С южной стороны церкви – келлии в два этажа и смежно с южною стеною и северною вверху келлии, – из них видно чрез окна в церковь; вообще кругом церкви есть келлии. На западных дверях церкви, снаружи, пилястры позамазаны; видны только капители их и базисы. Вообще, церковь вся коринфского ордена. Монастырь построен при скалах в песчаной пустыне и обнесен низкою оградою, которая перестроена.

3-й монастырь Богородицкий, – близ деревни Лязеъ, на Фаюмском поле. Церковь такой же формы и того же ордена коринфского, как и две выше упомянутые, но шире их; ибо здесь девять колонн по три в ряд. Священник один. Деревни все фаюмские приходят сюда. Предпочитается монастырь архангела Гавриила. Восстановлен недавно. Колонны из цельного белого камня оштукатурены. Через двор другая церковь во имя Макария абу-Си- фет, вновь сделана 19 лет назад, – обе с тремя престолами.

Близ сего монастыря есть много древних катакомб или подземелий; ибо они устроены в подземной скале, покрытой песком и поверхностно, почти равняющеюся Фаюмскому полю. В этих катакомбах похороняются копты.

Заметки из письма apxиeпиcкoпa Синайской горы Константия 1-го от 27 марта 1845 года.

Διωγμὸς ἐγέρϑη μέγας ἐν Βλαχίᾳ κατὰ τῶν μοναστηρίων καὶ τῶν ἠγουμένων…226

Гонение воздвигнуто князем Влахии Бибеско.

Οί Πόγδανοι, т. е. молдаване выжидают, чем кончится гонение Бибеско, дабы предпринять то же, что он сделал. Ужели это совершается по попущению Севера? Недоумеваю.... Но ежели гонение Бибеско противно воле Севера, то почему же генеральный консул русский, в глазах которого все это происходит, не говорил ни одного слова Бибеско? Я полагаю, что консул получил золото и потому писал в Петербург что все распоряжения Бибеско касательно монастырей и игуменов очень хороши (καλὰ λίαν).

МАРТ 28, Среда. Поездка в Фиддемин и к озеру Меридову.

МАРТ 29, Четверг. Возвращаемся в Бени-Суеф чрез Хаувару и Едлахун. Пирамиды.

Отплытие из Бени-Суефа в 6 часов вечера при безветрии.

NB. В Фаюме кроме означенных монастырей есть еще три: Св. Феодора и архангела Михаила внутри сей провинции, устройством похожие на первые, и третий, оставленный в пустыне, недалеко от Еллахуна; – виден у подошвы горного хребта.

МАРТА 30. Монастырь Св. Антония. Церковь коринфского ордена. Купол покоится на четырех колоннах-монолитах тонких с коринфскими капителями. Вместо 4-й колонны поставлен столб. Во всей церкви пол из скалы, но стены ее кладены из красного кирпича. За колоннами есть Иордан, высеченный весь в скале.

Иконостас деревянный. Икона Св. Антония в киоте. Он изображен в фелони, – в одной руке крест, в другой – посох.

Напротив сей церкви – другая во имя Абу-Сифше (т. е. Макария), малая. Произведете коптское, – грубое. 4 священника. 5–6 деревень. В монастыре живут феллахи семьями.

АПРЕЛЯ 2 ДНЯ227228 получил я в Каире верное известие, что патриархом иерусалимским избран и утвержден Кирилл, архиепископ лиддский.

ИЮНЬ 1229, Пятница. Много ярких звезд на небе, но немного между ними таких великолепных созвездий, каковы Орион или Крест.

Много драгоценных камней в недрах земли, но мало между ними таких, как Гора света.

Много благовонных цветов на горах и в долинах, на полях и в садах; но краше всех их розы и лилии.

Много званных в царство небесное, но в числе их немного таких избранных, как апостолы, вселенские учителя, преподобные и богоносные отцы.

Узнал я избранников Божиих, спасавшихся в юдолях Синая. Теперь иду в Нитрийскую пустыню, где древле подвизались облагодатствованные мухи, дабы в сердце своем запечатлеть правое учение их и поревновать святому житию их.

Боже, дивный во святых Твоих, благослови странствие мое!

В четыре часа по полудни я выехал из Каира, вверившись руководству переводчика моего Ибрагима. Он повел малочисленный поезд мой по насыпной дороге, ведущей в летнюю усадьбу египетского паши, Шубру. Огромные, развесистые сикоморы приосеняли эту дорогу так, что ни одна струя света не проникала туда. Многие из них были накрыты сетками, дабы птицы не клевали созревающих на них плодов, по виду похожих на малые груши. Приятно было ехать под прохладною тенью этих величественных дерев. Кто насадил их, тот угодил своим ближним.

В Шубре пашийский садовник, православный христианин, упросил меня посетить дом его. Я благословил все семейство его и поехал в Альюб, где предположено было ночевать. На пути к этому селению нет ничего замечательного, кроме древнего каменного моста над каналом, близ деревни Митнаме. украшенного выпуклыми изображениями львов. Все окрестные нивы уже дали обильную жатву пшеницы. Черноземная поверхность их от сильного жара запеклась и растрескалась так, что некоторые расселины были шире ступни и глубже локтя. Видно, нильская вода, разливаясь здесь посредством искусственных каналов, не глубоко увлажает недра земли, и потому выветривается вскоре после жатвы. Не будь ежелетнего разлива Нила, весь Египет обратился бы в мумию. А что такое Египет? Это – пахатная долина, извивающаяся между песчаниковыми горами и орошаемая рекою.

В Альюб мы приехали по закату солнца и расположились ночевать подле фабрики, в которой выделывают хлопчатую бумагу. Kpепкий северный ветер потрясал мою кущу; но она не падала, держась пятью подмогами своими. Так житейские бури иногда угрожают расстройством доброму делу, уже совершенному и вознагражденному душевным утешением; но это дело не погибнет, если оно укреплено пятью крепкими опорами: я разумею преданность Богу, правду, благоразумие, бескорыстие и общеполезность.

ИЮНЬ 2, Суббота. Пред рассветом ветер утих. Четыре альюбца, охранявшие нас ночью, пошли домой, весело посмотрев на денежный подарок мой и пожелав нам счастливого пути. А мы отправились в верхнюю Шубру в сорок минут пятого часа.

С дороги, пролегавшей вдоль правого берега Нила, видны были три большие пирамиды.

Я еду и любуюсь этими громадными зданиями. Любуясь ими, припоминаю слова Плиния: pyramides radios solis representant, – пирамиды представляют собою лучи солнца; припоминаю и мнение древних египтян о пирамидальном излиянии света из солнца, как это доказывает иероглиф их, представляющий это излияние

2020-02-10_223742.jpg

Припомнив же то и другое, разгадываю значение пирамид, и заключаю, что эти храмы бога-солнца, служившие усыпальницами для фараонов, означали четыре страны света. После такого заключения еду веселее и припоминаю сказание египетских жрецов Иродоту (за 450 л. до P. X.) о том, что во время, протекшее между царствованиями фараонов Менéса и Сéтоса, солнце четыре раза переменяло места свои: дважды восходило там, где западает, и дважды западало там, где восходит230; но, не смотря на то, в Египте тогда не было никаких перемен, ни болезней, ни смертности. Это сказание изумляет меня. Ни история астрономии, ни летописи древнейших народов восточных не подтверждают, его мне. Не смею уличить Иродота в ошибке, потому что жрецы разговаривали с ним о счете; времени, а не о каком-либо мозголомном предмете; следовательно, что и как они сказали ему, то так и записал он; да и самые выражения их, отзывающиеся словоупотреблением местной астрономической школы, ручаются за точность передачи разговора. – Еду и, никого не видя и ничего не слыша, недоумеваю. Недоумение мое запутывается вопросами. Ужели в самом деле было то, что жрецы поведали Иродоту? Ужели север дважды был югом и запад востоком? Ужели пирамиды построены для означения нынешнего востока и запада солнца? Не скрывается ли в сказании жрецов воспоминание о стоянии сего светила в день битвы Иисуса Навина с хананеями, и о возвращении его на десять степеней во дни Иудейского царя Езекии? Но какое сходство между этими чрезвычайными явлениями и двукратным восходом солнца на западной стороне неба? Как признать тождество событий, о которых говорят неодинаково и которые не совпадают по времени? Почему при двукратном перемещении стран света не выпадал в Египте снег? Почему не замерзал там Нил! Почему не произошло там никакой перемены? Последние три вопроса заставили меня подумать. Я углубился в смысл сказания жрецов и, подумав, составил следующее умозаключение. «При двукратном перемещении стран света должны бы произойти необычайные перевороты на земном шаре. А их не было, по замечанию египетских жрецов. Следовательно, и солнце не восходило там, где западает. А ежели этого не было, то сказание жрецов должно быть понимаемо в переносном смысле». Как же? Новая задача представилась мне. Решить ее помог мне древний латинский писатель Помпоний Мела. Он сказал, что с тех пор, как существуют египтяне, звезды четыре раза переменяли течение свое231. Признав некоторое сходство между свидетельством его и вышеизложенным сказанием Иродота и припомнив, что египетcкиe жрецы считали время так-называемыми сотическими циклами, т. е. круговыми поворотами небесного светила, из которых каждый состоял из 1461 солнечного года, и что таких поворотов, начиная от первого человека (Мен-Менéс) до фараона Сетоса (1322 г. до P. X.), было четыре232, я заключил, что под четырехкратным перемещением солнца жрецы разумели не что иное, как четыре поворота его, считая в каждом из них 1461 год.

Для большего уяснения словоупотребления их представляю здесь образчик сказанных поворотов солнца, по вычислений египетскому.

2020-02-10_223833.jpg
2020-02-10_223913.jpg
2020-02-10_223932.jpg

Такое уяснение астрономического иносказания египетских жрецов казалось мне удовлетворительным. От Менеса до Сетоса, в течении 5064 годов, солнце четыре раза переменяло места свои, т. е. совершало четыре круговращения: дважды восходило на западе, т. е. дважды начинало новый цикл на конечном пределе своем в небе, и дважды западало на востоке, т. е. дважды оканчивало цикл свой на источном пределе своем в небе233. Решение сей труднейшей задачи было мне слаще апельсинного сока, которым я прохлаждался. Оно вызвало любимую мысль мою, что первобытные люди были не дикари, а мудрецы в своем роде. Их астрономические познания, добытые в самое раннее время и завещанные потомству вместе с многими изобретениями, доказывают присутствие в них сильного ума и сильнейшего стремления к беспредельному небу и к вечному свету. А что значит это стремление? Оно значит, что человек сотворен Отцом светов с умом светлым, с любовью к свету истины и с надеждою жить вечно в светлом небе.

Это небо отражалось в египетской водотечи, к которой у Шубры мы подъехали в восемь с половиною часов. Переводчик мой тотчас нанял большое перевозное судно для переправы нас через Нил. Долго погонщики наших верблюдов мучились с этими животными, не привыкшими к зыбкому пути, понуждая их криками и ударами войти в судно и не одолевая водобоязни их. Наконец они храпливым звуком хъ-х заставили их поджать ноги и, веревками связав им согнутые колена, втащили их туда ползком без вьюков. Переправа судна под парусом, при слабом ветре, продолжалась десять минуть. На плоский берег верблюды вышли вольно. Их нагрузили. Поезд мой потянулся к деревне Бир-Самс, стоящей на левом берегу Нила, и прибыл туда в полдень.

Было жарко. Надлежало дать роздых вьючным животным и пешим погонщикам их и переждать зной дня. Мы уселись вокруг одного тенистого дерева и подкрепили свои силы насущным хлебом и плодами.

Вдали от нас, уединенно, молилась какая-то женщина. Сначала она стояла неподвижно, как статуя, потом сделала несколько поясных поклонов, наконец стала на колени и многократно приникала челом к сырой земле.

Она молилась, а я писал: Женщина не законодательствует, не управляет общественными делами, не носит меча, не правит рулем, не владеет зодческим ответом, не занимается науками. Но она верует в Бога, любит Его, надеется на Него, покорствует воле Его, молится Ему и исполняет заповеди Его. Близ заключенного рая женщина первая произнесла слово Бог, когда, родив сына сказала: стяжах человека Богом. Близ отворенного рая Дева-матерь первая возвеличила Господа и духом радовалась о Боге-Спасителе своем. А Спаситель женщине открыл сущность истинного богопочтения, сказав: Дух есть Бог, и иже кланяется Ему, духом и истиною достоит кланятися234. Вероисповедание Евы, боговеличание Марии, откровение о Боге самарянке суть непререкаемые свидетельства человечности, высокого достоинства и близости к Богу женского пола. Женщина есть живой образ и живое подобие Бога. Ей наравне с нами даются дары благодати. Она, как и мы, способна проявлять духовные плоды: любовь, радость, мир, долготерпение, веру, кротость, милосердие, воздержание. Моисей, Исаия, Иеремия и прочие пророки, по вдохновению свыше, предсказывали будущее, а Девора и Анна, мать Самуила, по тому же вдохновенно, изрекали вещание сердца, уповающего на Бога и обрадованного чудесами и милостями Его. Соломония, мать Маккавеев, Варвара, Екатерина, Александра и прочие мученицы умирали за веру с тою же дивною твердостью духа, с какою принимали мученические венцы Иоанн Предтеча, архидиакон Стефан, Георгий, Димитрий и прочиe страстотерпцы. Не один Иоаким был праведен; праведна была и супруга его Анна. В святцах и в книгах жизни вечной написаны имена преподобных и святых мужей и вместе жен. Супруга богатого египтянина Амона, прожив с ним восемнадцать лет, как сестра с братом, по доброй воле своей отпустила его в Нитрийскую пустыню, где он первый спасался, а сама в своем доме учредила общину благочестивых девиц. Ее целомудрие послужило началом святого подвижничества нитрийских отшельников. – Многие жены были орудиями провидения Божия при распространении веры христианской. Мироносицы первые возвестили апостолам воскресение Христа. Святые девы и жены, – Фекла, Нина, Елена, мать царя Константина, причислены к лику апостолов. Фотина самарянка и пять сестер ее обратили ко Христу дочь императора Нерона, Домнину, и сто рабынь ее. Сарацинская княгиня Муáвия, при заключении мира с римлянами, испросила у них епископа, преподобного Моисея, и с помощью его крестила многих единоплеменников своих на пределах Палестины и Синая235. Св. Мелания (старшая) в Риме обратила в христианство супруга племянницы своей, Авиты, Апрониана Светлейшего, и невестку свою Альбину, супругу своего сына. Преподобная Мелания (младшая) обратила ко Христу (439 года) дядю своего, Boлyзиaнa, умнейшего и знаменитейшего мужа, которого не мог отклонить от язычества ученый Августин. Клотильда склонила французского короля Кловиса к вере во Христа. Крещение чехов началось с царицы их Домбровки. Наша Русь имела свою равноапостольную Елену, – христолюбивую Ольгу. В Китае Кандида, внучка знатного мандарина Cиy и ученица иезуита Матвея Рѝкчи, обратила ко Христу . мужа своего и построила тридцать церквей в родной области. На Ливане последний полузависимый от Турции правитель, лишенный власти англичанами в 1840 году, эмир Бешѝр, из магометанского владетельного дома Шаàб, обращен был в христианство супругою его. Любя эмира всем сердцем и опасаясь, как бы другие жены не овладели им, она приняла римское вероисповедание и его склонила к тому же. Бешир крестился со всеми детьми, и домочадцами своими и был верным супругом благочестивой и многоболезненной княгини. – В сонме, христианских дев и жен многие были любомудренны. В Александрии Ипатия преподавала философию Платона и в числе слушателей своих видела епископов. В Палестине царица Евдокия, супруга Феодоcия II, перевела стихами восемь первых книг Св. Писания, пророчества 3axapии и Даниила и написала житие Св. Киприана и Св. Иустины (Phot., с. 173). В. Риме благородная Проба Фалкония, которую хвалили. Иероним и Августин и благодарил Иоанн Златоустый, написал книгу о предметах божественных. В Греции монахиня Kaccия сочинила канон на великую субботу, а царевна Анна Комнина начертала, историю самодержавного родителя своего Алексия. В Испании Изабелла де-Розéра проповедовала в барселонской церкви и обращала евреев в христианство, а Изабелла де-Кордова имела степень доктора богословия, Алоизия же Толедская писала сочинение на языках латинском, еврейском, арабском и сирийском. В Италии Аргелата и Тротула славились знанием медицины, – первая в болонском университете, вторая в Салерне. В Китае Кандида перевела на родной язык свой сто тридцать духовных сочинений христианских писателей. – Женщины возвышались до полета выспренних умов. И я помню их. Но в настоящие минуты в душе моей возникают лишь некоторые дивные образы женственные. Я вижу христианских жен и девиц древнего Рима, решившихся исполнить насмешливый указ кесаря Деция, повелевавший им ходить везде с открытым лицом. Они открылись…, но для одного Христа! Вижу тех двух жен, кои признавались Св. Макарию Египетскому, что они, будучи неродные, пятнадцать лет жили в одном доме с своими мужьями и не сказали одна другой ни одного непристойного слова, никогда не спорили и постоянно были единодушны и мирны. Какиe светлые образцы христианской любви, кротости и благопристойности! Вижу египетскую монахиню Сарру, которая была так смиренна, что при первой мысли об уважении к ней многих братий и сестер умственно начинала ходить от дома до дома и всем исповедовать грехи свои. Таким смирением искуплено довеpиe к змию, говорившему жене: ты будешь богиня. Вижу венгерскую царицу Елисавету, невредимо выпившую воду того прокаженного, которому она усердно служила, дабы доказать ему, что он не отчужден от общества людей. Земная ли эта любовь к ближнему? – Вижу в сирийском городе Алеппе православную христианку, жену Иоанна Ильяса, и малолетную дочь ее, кои вмешивались в толпу женщин, ходивших смотреть на заключенного униатами в церковном дворе митрополита своего Софрония (1749 г.) и обреченного ими голодной смерти, и украдкою из пазух своих бросали ему чрев оконце хлеб, смоченный водою. Их учил Тот, Кто назвал себя хлебом, сшедшим с неба236… В людях есть любовь, даже страсть ко всему божественному. Она обнаруживается, между прочим, в построении великолепнейших храмов Богу и в украшении их всем, что только есть драгоценного на земле и в недрах ее. Эту страсть имеют и женщины. В Синайской пустыне они усердно жертвовали золотые и серебряные вещи свои на сооружение и украшение скинии свидетельства. В Иерусалиме они благоговейно украшали и украшают всеми драгоценностями Ясли Христа, Голгофу и Живоносный Гроб Его. А в нерукотворенных храмах, в душах наших, матери первые возжигают светильник веры; и они же умеют внушить нам страх Божий, приучить нас к молитве, к целомудрию и приличию, к справедливости и чести, развить в нас любовь к ближним, уважение к старшим, милосердие к нищим, сострадание к несчастным, и укоренить в сердцах наших благоговение к духовенству, любовь к отечеству, послушание власти. Высоко достоинство женщины! Благотворны действие ее в доме, в городе и в церкви! Какой же почет и какие права приличны ей? На этот вопрос пусть отвечают законодатель, судья, воин, писатель, купец, ремесленник, земледелец, – словом всякий, положив руку на сердце, образовавшееся подле сердца его матери.

Когда настало время отъезда из Бир-Самса, я развернул карту Египта и по ней распознал, что мы переправились чрез дамиатский рукав Нила, а не чрез розетский, и едем в город Дамиатту, а не в обители нитрийские. Во мне возникло огорчение, да такое, что с языка сорвалось несколько упреков Ибрагиму, как плохому проводнику. Он кротко извинился в ошибке своей. Кротость его вразумила меня; и я внутренне пристыдил себя за вспыльчивость, вспомнив, как в подобном случае поступил нитрийский пустыножитель Иоанн Колову, т. е. малорослый. Однажды ночью он с несколькими пустынниками отправился куда-то не близко. Один из них, вызвавшийся провожать его, сбился с дороги и утомил бы собратий, если бы они продолжали блуждать по безграничной пустыне. Спутники осторожно открыли Иоанну опасность. Но он сказал им: не подавайте и вида проводнику, что вы заметили ошибку его, дабы он не смутился и не опечалился; только скажите ему, что мы намерены провести остаток ночи на том месте, где теперь находимся. Сказано и сделано. Утром они отправились оттуда и попали на свою дорогу. А проводник их и не догадался, что ошибка его была замечена. Вот как любовь не раздражается, а терпит все, но любовь благодатная, которую апостол Павел назвал плодом духовным.237

В два часа по полудни мы отправились из Бир-Самса и поехали поперек нильской дельты в самом верховье ее, прямо на запад. Местный араб вел нас по черноземной равнине к селению Грес. Эта равнина, после жатвы, вся растрескалась от жара. Вдали от нас направо мелькали финиковые рощи и среди их деревни. На поверхности земли видна была зыбь светлого мáрева. Солнце, склоняясь к западу, палило нас, как жаркое пламя. Я изнемог и едва, едва доехал до Греса. Минула первая четверть седьмого часа, когда подле этой деревни, на крутояром берегу Нила, арабы поставили мою палатку под высоким сикомором. Подул крепкий северный ветер. Нил взволновался. Я уснул.

ИЮНЬ 3, Воскресенье. – Утром в Гресе был торг. Арабы продавали и покупали глиняные горшки и кувшины. В пестрой толпе их видны были женщины.

В пять часов подали перевоз. Когда я спустился к берегу Нила, ко мне подошла коптянка с грудным младенцем и, кланяясь, просила меня оказать ей милость. – переправить на другую сторону реки. Любое место занимай на барке, сказал я ей радушно и тайно возблагодарил Бога, сподобившего меня начать воскресный день добрым делом, хотя и малым.

Противоположный Гресу берег Нила – низок. Высокая барка наша не подошла к самому рубежу его. Посему арабы перенесли меня туда на своих плечах, а верблюдов потолкали в воду. Один из них упал боком и повредил свою лядвею. – Простой народ, без попечения о нем правительства, везде не думает об удобствах своей жизни. Кажется, нужды и потери должны бы научить его улучшать напр, пути сообщений; но в нем нет потребного к тому единства смысла и воли. Благополучен он, когда правительство заботится о нуждах его; наоборот – несчастен, когда у него слаба эта, объединяющая все, разумная сила.

Реис, т. е. хозяин барки, проводил поезд мой мимо прибрежного селения Уàрдан до деревни Дрис, отстоящей от него верст на пять. Тут я застал игумена Макарьевского монастыря, о. Михаила. Он присматривал за уборкою хлеба, недавно сжатого с нанимаемых им тут нив. Благообразное лицо его весьма похоже на облик поверженной на землю статуи фараона Сезостриса, которую я видел в финиковой poще, на местe Мемфиса. Те же большие, миндальнообразные и привлекательные глаза, тот же длинный и правильный нос с легкою выпуклостью переносья, тe же полные губы, миловидно сложенный, и нежно сгущенные у самой средины лукообразного рта, то же яйцеобразное лицо с соразмерным подбородком. тот же высокий и гибкий стан представляли мне в этом молодом игумене живой отпечаток древнего благообразного рода египтян. Я любовался осанкою его, которой придавалось приятнейшее выражение смышленностию его, добротою, степенностью, смирением и тем целомудрием, какое удерживается в лучших священниках по причине всегдашней близости их к Богу. Узнав мое желание побывать в нитрйских монастырях, он тотчас озаботился приисканием надежных проводников и приготовлением нам съестных припасов. А приготовляли их копты. В Дрисе их мало, только пятнадцать семейств.

Пока о. Михаил хлопотал, я, отдыхая в палатке, перелистывали жития пустынных отцов238, желая знать: кто и кто путешествовал в Нитрийскую пустыню. Память моя обогащалась поучительными сведениями.

40 минут 11-го часа. Когда приготовлено было все нужное нам в пути по безлюдной пустыне, я простился с игуменом и пошел позади поезда своего, который проводники повели к буйной деревне Бéни-Саламе, где надлежало взять новых охранителей. Надежда на Бога, без воли Которого не падает и волос с головы нашей239, поддерживала меня несмелого. Это внутреннее чувство равносильно крепительному лекарству. Будь одно оно в путнике, – с ним он бодрено пройдет и те места, где пресмыкаются лишь ядовитые змеи. Минул час в пути. Поезд мой остановился на краю сказанной деревни. Она расположена на крутояром песчаном холме, у зáводи Нила.

Нет в ней ни одной финиковой пальмы и никакой зелени. Местность ее наводит на душу тоску. Молва о буйстве жителей ее оправдалась. Они не Бени-Са- лáме, т. е. не сыны мира, а исчадие коварства и вражды. Их шейх не давал мне проводников и принуждал меня ночевать в деревне, отговариваясь отсутствием людей и нестерпимым зноем в пустыне. Напрасно я упрашивал его, обещая подарок; напрасно переводчик мой показывал ему буюрульди каирского паши. Он плюнул на этот приказ и пошел домой. Мне не хотелось ни ночевать в жилище варваров, ни возвращаться в Дрис; и я поручил Ибрагиму устранить затруднение, во что бы то ни стало. Он поговорил шейху о золоте; и за золото вдруг явились проводники, готовые терпеть и жар, и холод, и всякую непогоду, И сам шейх стал учтив, любезен и готов на все услуги. Когда я изъявил ему свое удовольствие за сговорчивость его, он улыбнувшись сказал мне: у вас есть два приказа – один написан на бумаге, а другой на золоте; того и в руках держать мы не умеем, а этот как ни повернем, без всякой ошибки прочитаем, во сколько ценятся труды наши.

В полдень пять бедуинов с тремя ружьями без кремней и фитилей, полунагие, сухоребрые, босые, пошли вперед. Мы поехали за ними. Наши ослы и верблюды вязли в глубоком песке близ бенисаламского холма. За этою зыбучею местностью скоро открылась безграничная, песчаная пустыня Ливийская. В начале она постепенно, потом едва приметно возвышается над уровнем при-нильского поля, а наконец расстилается, как немного взволнованная равнина. Вся поверхность ее усеяна разноцветными камешками. От того идти по ней не трудно. Ноги не вязнут в крупном и плотно сжатом песке. Но тут нет ничего отрадного для зрения: не видать ни травы, ни дерев, ни кустарников, ни птиц, ни зверей, ни гадов, ни насекомых; лишь кое-где в малых ложбинах торчат иссохшие былия и кочки. Значит, дождь иногда орошает эту вечно-жаждущую пустыню. Поднебие ее – как бы оловянное. А небосклон, необозначаемый ни холмами, ни буграми, передвигается незаметно. От того пустыня кажется безбрежным морем песчаным; и вероятно, она некогда была дном океана. Тут ощутительно движение времени, но незаметна убыль пространства. Тут чувствуешь себя иначе, нежели в Нильской долине. Там душа развлекается разнообразием видов и живет как бы чужою жизнью, а здесь сосредоточивается в себе самой и видит только свои мысли, – одни, как ярые лучи, другие, как зияющие молнии и зарницы, иные, как падающую росу, некоторые, как льющиеся слезы.

День был знойный. Чем далее подвигались мы в глубь пустыни тем более томились от жажды по причине крайней сухости воздуха. Я часто пил воду, благодаря Творца, подавшего нам cиe живительное благо. Не помню, в какой степени тепло было во мне чувство благодарения Ему за это благо у Невы и Дуная, у Волги и Оронта, у Иордана и Нила; но в Нитрийской пустыне оно было пламенно. Вода тут ничем не заменима. Напротив, она, носимая всюду, заменяет путнику и освежающий ветерок и прохладную тень, коих нельзя водить за собою.

В три часа по полудни, я пешком пошел за поездом своим и, подозвав к себе Ивана, велел ему нести малый мех с нильскою водою. Он прицепил его к палке и перевесил за плечо.

Идем и разговариваем.

– Какая страшная пустыня! сказал Иван. Несравненно хуже Иорданской! Там, у Мертвого моря, есть трава, цветы и дерева. А здесь один песок. Не отсюда ли дорога в ад?

– Нет, Иван. Дорога туда лежит прямо из питейного или позорного дома, от картежного стола, и оттуда, где буйным делает человека гордость, или ненависть, или кровавое мщение, или уныние и отчаяние, или Иудино предательство. А здешним путем многие грешники уходили из миpa, дабы там, в дальней пустыне, жить для одного Бога.

– Как называется эта пустыня?

– Нитрийская, потому что в ней прежде добывали и теперь добывают нитр, по-нашему – нашатырь. Мы увидим место зарождение его.

– Kaкиe святые там жили?

– Их было очень много. Знаменитые же из них были: два Макария, Памва, Моисей Мурин, Арсений,

Пимен.

– Когда они жили?

– Спустя 300, 400 и 500 лет после Рождества Христова.

– Ужели и теперь находятся там монастыри?

– До сих пор уцелели четыре. В них живут коптские монахи.

– Вы видели этих монахов в верхнем Египте. Зачем же поехали сюда, в такую пустошь, где с голоду умрет и смерть?

Есть сердечная потребность к тому. Я желаю узнать в пустыне: какие души далеки от царствия Божия, как близки к нему, как праведны, преподобны и богоносны, как строги к себе самим и как слабы, как ни теплы, ни холодны; каким искушениям они подвергаются и как избегать их. Кроме этого, я желаю знать, как жития святых поясняют Св. Писание.

– Да разве это не написано в книгах? возразил Иван.

– Написано, да разбросано. Я еще не видал такой книги, в которой бы все это изложено было вполне.

– Не можете вы описать все это дома?

– Всему есть свое время и свое место. Дома много хлопот по службе и много срочных занятий в другом роде. А во время путешествия только и дела, что думай о спасении души.

– Вы одни любите пустыни.

– Их любят и другие.

– Ужели кто-нибудь кроме вас ездил сюда?

– Из русских ты первый идешь здесь подле меня. А прежде нас многие предпринимали сюда путешествие их самых дальних стран. Налей мне воды в стаканчик; я промочу горло и расскажу тебе, кто и кто бывал здесь.

Ранee 325 года по P. X.

Напротив возвышенности, по которой мы идем и сойдем к Нашатырному озеру, находится Нитрийская гора. Там ранее 325 года по Рождестве Христовом поселился подвижник Амон. К нему собралось много учеников. Когда молва о подвигах и чудесах его достигла до святого Антония Великого, тогда этот богоугодный старец пожелал видеть его и ходил к нему из той пустыни, которую я указывал тебе с Синайской горы. Амон, встретив его, сказал ему: поелику молитвами твоими увеличилось число братий моих, и некоторые из них желают построить кельи икали (от обители моей), дабы жить в них безмолвно; то в каком расстоянии отсюда прикажешь ставить их? Святой гость отвечал ему: пообедаем в девятом часу (в 3-м по полудни) и потом походим по пустыни и приищем приличного места. После обеда они отправились и ходили по пустыне до заката солнца. Когда оно скрылось, оба старца остановились и Св. Антоний сказал Амону: помолимся на этом месте и поставим крест; здесь быть кельям. А место это отстояло от Амонова монастыря верст на 7 (σημεία δεκαδύο). Св. Антоний признавал такое расстояние ни большим, ни малым, дабы келлиоты и монастырские братья могли посещать друг друга после обеда, когда пожелают того (Eсclesiae Graecae monumenta, t 1. Cotelerii. 1677. Lutetiae).

Благоразумно распоряжение его, – сказал Иван.

– И очень благоразумно! Расстояние келлий и церквей определено старческими силами. Докуда может дойти старик без утомления, там быть церкви и жилищу.

– Да такое расстояние по силам и детям.

– Справедливо. Ведь и дети, как голуби, любят церковь; так и для них надобно строить ее недалеко оттуда, где живут их отцы и матери. Однако речь моя впереди. Не перебивай меня.

367–390 год

В одно время с Амоном в Нитрийской пустыне спасался авва Памва. О великих достоинствах и духовных подвигах его наслышалась знатная и богатая госпожа в Риме, по имени Мелания (старшая), и когда (она) приехала в Александрию, упросила местного священника Исидора проводит ее в ту пустыню, дабы видеть там Памву и поручить себя молитвам его. Она застала его за работою. Авва плел корзину. Мелания подложила ему разные серебреные сосуды и просила его разделить с нею богатство, которое дал ей Бог. Святой отшельник, не сводя глаз с своей работы, отвечал ей: Бог да вознаградит тебя и, обратившись к ученику своему Оригену, сказал ему: поди и раздай это серебро беднейшим монастырям в Ливии. Между тем Мелания стояла пред Памвою, ожидая благословенья его и благодарности за такое богатое приношение. Но отшельник молчал. Тогда она не утерпела и сказала ему: отец мой! Я не должна скрыть от тебя, что в этих сосудах триста фунтов серебра. Но Памва, не посмотрел ни на нее, ни на короб, в котором лежало серебро, отвечал ей: дочь моя! Тот, Кому ты отдала эту драгоценность, не нуждается в том, чтобы ты сказала Ему, сколько в ней весу, потому что Сам Он, взвешивая горы и холмы на своих божественных весах, не может не знать веса серебра твоего. Если бы ты подарила его мне, то имела бы право объявить тяжесть его; но так как ты приносишь его Богу, Который не презрел двух лепт бедной вдовицы и даже предпочел их вкладам богачей, то бесполезно и объявлять это. – Мелания возблагодарила Бога за то, что Он указал ей такого мудрого старца.

– Славное наставление дал он этой госпоже! сказал Иваны.

– И за триста фунтов серебра заплатил ей исцелением души ее от тщеславия.

374 год

Близ Нитрийской горы, по благословению Св. Антония, настроены были малый кельи отдельно и не близко одна от другой. Туда ездил знатный римлянин и историк Руфин. Он видел там Св. Макария Александрийского, беседовал с ним и написал много назидательных сказаний о нем. Но из многого я поведаю тебе нечто. – Один слепец пожелал, чтобы отвели его к этому Макарию. С большим трудом он пришел к кельям и не застал там желанного. Горько ему было слышать, что праведника нет дома. Он залился горючими слезами, но укрепившись верою, упросил вожаков своих положить его у стены, подле которой спал Maкapий. Его положили тут. Слепец отколупал от нее немножко глины, смочил ее водою и приложил к глазам своим, потом промыл их тою же водою, прозрел и возвратился в дом свой, славя Бога. Благодарность побудила его в другой раз сходить к Св. Макарию уже со всем семейством, к которому он принадлежал. Бог сподобил его увидеть сего чудотворца (Rufin. Hist. Eccl. l. 11, с. 4).

386 год

Слава о подвигах и чудесах нитрийских пустынников воспламенила в знатной госпоже Павле желание видеть их. Она отправилась из Рима и посетила многих из них, и между ними Maкapия, Арсения, Cepaпиoнa и великого Арсиса, который не лишал св. тайн молодых людей, когда они впадали в какой-либо тяжкий, но не смертный, грех, а старых лишал. Ибо он думал и говорил, что молодые, лишаемые причастия, привыкают жить без этой душевной пищи, а старым бывает тяжело и страшно, когда не допускают их вкусить источника бессмертного (Ibid. t. 11, p. 141).

– Знать старики, в тe поры, имели великую веру и страх Бoжий, когда причащались часто.

– И в наше время найдется много таких верующих и боящихся Бога. Дух Святый везде и всегда есть, и всех исполняет.

– А кто грешит тяжко?

– Тот, кто обижает ближнего словом или делом, лжет, клевещет на других, ворует, соблазняет невинных и проч.

– Kaкиe грехи смертные?

– Гордость, ненависть, чревобесие (т. е. обжорство и пьянство), блуд, убийство, уныние, отчаяние, приводящее к самоубийству, и наконец богохульство.

– Расскажите, кто еще приезжал в здешнюю пустыню.

Между 385 и 412 год

Неоднократно приезжал александрийский патриарх Феофил, – сперва по надобности греческого царя Феодосия Великого. Этот царь пред войною с сильными врагами, угрожавшими всей западной империи его, уповая на помощь Божию, просил сего патриapxa прислать, к нему в Царьград, как можно скорее, скитского пустынника Сенульфа, который прославился святостью своей жизни и даром чудотворений. Феофил немедленно отправился в Скит, который находился недалеко от Александрии и объявив авве волю государя, внушал ему, как необходимо поспешить исполнением ее, тогда как империя находится в опасности, и участь ее зависит от него. Благочестивый пустынник в чувстве глубочайшего смирения сказал патриapxy, что он не достоин получить от Бога то, чего надеется от него император. Феофил настоятельно упрашивал его ехать в Царьград. Авва, не зная, как уклониться от настойчивости его, попросил святителя подождать немного и, обратившись к востоку, повесил клобук свой на посох, поднял его вверх и начал молиться: Господи Боже мой, Боже сил, даруй сему одеянию и сему жезлу силу сделать то, чего ожидают от меня! Потом он сказал Феофилу: пошли это наглавие и этот посох к императору и напиши ему, чтобы он на брани против врагов надел на свою голову первое и держал бы в реке второй и чтобы таким образом шел впереди своего воинства. Я уповаю, что Господь поможет ему одолеть варваров без пролития крови. Царь Феодосий поступил так, как заповедал Сенульф, и рассеял врагов. В память победы его в Александрии воздвигнута была статуя его в монашеском клобуке с посохом. (Ibid. t. III, р. 293. Бароний,№ 53-й, год 388-й).

В другой раз Феофил ездил в Скит по желанно своему. Когда скитники узнали о приближении его, собрались все вместе, чтобы принять его достойным образом. Между ними находился и Памва, тот самый, который не посмотрел на серебро Мелании. Собратия просили его сказать патриарху что-нибудь в назидание (Знать, патриарх любил слушать святых старцев). Но Памва отвечал им: если молчание мое не назидает его, то речи мои бесполезны. Патриарх побывал у скитников, помолился с ними и уехал в Александрию, получив великое назидание от богоугодного жития их (Cotelег. t. 1, р. 463).

– Почему Памва не хотел сказать что-нибудь патриapxy? спросил Иван.

– Потому что меньший от большего благословляется, а не больной от меньшего. Понимаешь? Смиренный Памва уважал высокий сан патриарший, да и знал, что для Феофила назидательнее богоубедительные молитвы и святое житие старцев, чем слова их, и потому молчал.

Этот архиепископ ездил и на Нитрийскую гору, до которой нам уже не так далеко. Тамошний главный авва встретил его благоговейно. Владыка спросил этого пустынника: отче, что лучшее нашел ты здесь на поприще своем? Старец отвечал ему: непрестанное обвинение и порицание себя самого. Тогда Феофил сказал: прямым путем идешь ты к Богу (Coteler. t. 1, p. 462).

Один военный сановник и несколько других особ упросили этого apxиeпиcкoпa съездить вместе с ними в Скит к Св. Арсению, который сперва был воспитателем и наставником двух сынов благоверного царя Феодосия, потом ушел из Константинополя в Нитрийский Скит и не желал видеть людей, дабы они не отвлекали его от покаяния и молитвы. Прибыв к нему, Феофил просил его сказать что-либо в назидание. Арсений помолчал несколько минут, а потом проговорил: если я скажу вам что-либо, то исполните вы это? Все отвечали: готовы исполнить. Тогда он сказал: итак, когда вы узнаете местопребывание Арсения, не ходите туда в другой раз.

После сего Феофил не осмеливался беспокоить его в уединении. Но так как один взгляд на сего угодника Бoжия назидал его много, то он решился еще раз повидать его, однако предварительно послал человека узнать, примет ли он его. Арсений, уважая сан apxиереиский, сказал посланному, что он примет пaтpиapxa, но после будет обязан принимать уже и других, а частые посещения принудят его покинуть место убежища его и искать другого, безвестного, где никто не развлекал бы его. Когда посланный передал Феофилу эти слова, тогда сей патриарх решился лучше не видать святого отшельника, чем лишать его кельи, в которой он жил весь в Боге (Ibid. t. III. p. 243).

– Я не понимаю, сказал Иван, почему Арсений убегал от людей, которых мог он назидать словом и примером своим. Не нарушал ли он заповедь о любви к ближнему?

– Не нарушал. Ибо он отслужил людям в миру. А кто отслужил им там, тому уже позволительно не видеть их на службе Богу. Притом на этой службе праведники непрестанно видят души собратии своих пред лицом Отца небесного и молятся о спасении их. Что же лучше, – видеть ли ближнего лицом к лицу и сказать ему несколько слов, кои забываются, или видеть его в Боге и молитвою низводить на него благословение Божие?

– Последнее лучше.

– Умно ты отвечаешь, Иван. Но налей мне воды в стаканчик. Здесь больно жарко. Вся пустыня раскалилась. Я промочу горло и расскажу тебе, кто и кто еще путешествовал в Нитрийскую пустыню.

Ранее 390 г.

Так в Скиту спасался авва Моисей Мурин. О святости и благодатной силе поучений его наслышался областной правитель я пожелал видеть его. Кто-то предуведомил сего авву о приезде именитого сановника; и он в ту же минуту вышел из своей кельи и побежал к озеру Mapиютскому, чтобы укрыться там от нежданного гостя, но на дороге встретился с ним. Правитель, не зная его, обратился к нему с вопросом, где стоит келья аввы Моисея? Пустынник отвечал ему: охота вам искать его! Ведь он полоумный, да и еретик. Такой ответ удивил сановника. Однако он пошел в скитскую церковь и пересказал братиям невыгодный отзыв встречного отшельника о Моисее. Эти огорчились тем, что кто-то обнес авву, которого мудрость и святость всем внушали величайшее yважениe, однако, спросили правителя: да каков по виду тот, кто отозвался вам так худо об этом авве? – Это – черный, как уголь, старик высокого poстa в ветхом рубище, отвечал правитель. По этим признакам они догадались, что то был авва Моисей Мурин, и сказали ему: да так говорил вам тот самый, которого Вы ищете, потому что хотел уклониться от посещения вашего. Правитель возвратился в дом свой, наученный смирением его, нелицеприятием и приверженностью к одному Богу (Ibid. t. III, р. 43. Rufini verba Seniorum.§ 119).

– Почему одни пустынники принимали посетителей, а другие убегали от них? спросил Иван.

По действию одной и той же благодати Божией, которая одним подвижникам давала много любви для привлечения грешников к Богу словом примером, а другим сообщала много правды для отвлечения христиан от непомерного уважения к святым и для напоминания им, что поклонения достоин один Бог.

– Скажите мне это проще.

– Памва, Пимен и другие святые подвижники в Нитрйской пустыне с любовью принимали посетителей для того, чтобы своими поучениями и праведным житием собратий воспламенить в них любовь к Богу; а Моисей Мурин, Арсений и другие в той же пустыне, справедливо убегали от посетителей для того, чтобы напомнить им, что спасение их зависит от Бога, а не от людей. Понял ли?

– Понял.

– Повтори же мне: почему одни подвижники принимали приходящих к ним?

– Потому что желали привлечь их к Богу.

– А почему другие не принимали их?

– Потому что желали отвлечь их от непомерного уважения к людям и приблизить их к Богу же.

– Хорошо! Ты понятливостью своею заохочиваешь меня продолжать мое сказание. Слушай!

390 г.

В 390 году прибыл в Нитрийскую пустыню некто Палладий, в последствии епископ еленопольский в Вифинии. Три года он жил там под руководством Святого Макария Александрийского, и описал подвиги и чудеса его. Однажды он, пришедши к сему богоносному мужу, застал у двери его кельи священника ближнего местечка, у которого лицо и голова были обезображены болезнью, называемою рак, так что во всем черепе его были дыры. Этот священник пришел затем, чтобы получить исцеление. Но Макарий не хотел даже и говорить с ним. Палладий просил авву сжалиться над страдальцем или, по крайней мере, дать ему какой-либо ответ. Авва же открыл Палладию, что он не достоин исцеления и что Бог наказал его страшною болезнью за тяжкий грех. Впрочем, если ты хочешь, – промолвил Maкарий, – чтобы он исцелился, то уговори его не священнодействовать до конца жизни. – Что бы это значило? – спросил Палладий. Авва отвечал: Бог наказал его именно за то, что он совершал святые тайны в нечистоте души и тела; однако, если он, страшась гнева Его, воздержится от прежнего греха, то исцелится. Палладий передал эти слова святого старца злополучному священнику; и он дал обет, что во все остальные годы своей жизни уже не будет священнодействовать. Тогда Св. Макарий позвал его к себе и спросил: веришь ли ты, что есть Бог, от Которого ни что не скрыто? – Верю, отец мой, – отвечал священник. – Итак, если ты веришь, – говорил святой, – и сознаешь всю важность греха твоего, и исповедуешь, что правосудный Бог за него покарал тебя, то исправься. – Тогда священник исповедал грех свой, обещался не делать его и никогда не служить литургии, а доживать век свой мирянином. Св. Макарий, прозрев в нем твердое намерение исправиться, возложил свои руки на голову его и помолился о нем Богу. Через несколько дней недуг его исчез; на голове выросли волосы; и он возвратился в дом свой, славя Бога и благоговея пред угодником Его.

– Страшно и утешительно слышать это, – сказал Иван.

– Да! Страшно впасть в руки Бога живого. Но Он милостив ко всем кающимся.

– А совершались ли святые тайны, когда служил этот порочный священник?

– Совершались, по вере христолюбивого народа. В вере его много силы. Я объясню тебе этим сравнением. Вообрази себе дремучий лес, давно насажденный Богом. Он состоит из разных дерев, больших и малых, старых и молодых, и все они впивают в себя влагу из земли и теплоту из воздуха, растут роскошно и стоят крепко. Но однажды ветер завес в него злокачественное семя, из которого выросло ядовитое растение на самом лучшем месте. Ведь и это растение вливает в себя общую всем деревам влагу и теплоту; но та и другая превращается в яд только в нем, а не в прочих деревах. Это растение не портит всей земли под лесом, не заражает всего воздуха над ним и среди его не мешает другим деревам всасывать жизнь из сосцов природы. Так и порочный священник, один среди христолюбивой общины, не препятствует ей получать благодать Св. Духа чрез таинства, потому что сама она верою и любовью дружно принимает в себя эту благодать, присущую всем везде. Верующей и любящей Господа общине таинства, совершенный недостойным священником, служат во спасете, а ему самому в осуждение.

– Да, ведь, не община совершает таинства, а священник?

– Конечно, священник, но не один: Все наши литургии, все службы, все молитвы написаны и совершены так, что священник и христиане единодушно участвуют в совершении их. Например священник говорит имъ: Мир всем, а они отвечают: И духови твоему; он возглашает: Горе имеим сердца, а они поют: Имамы ко Господу; он: Благодарим Господа, а эти: Достойно и праведно есть покланятися Отцу и Сыну и Св. Духу. Священник и христиане вместе призывают Святого Духа на себя и на дары, когда поется песнь: Тебе поем.... и молимтися, Боже Наш. Таким образом недостоинство одного члена общины, кто бы он ни был в ней, не препятствует совершение таинства, коль скоро в прочих есть вера, страх Божий и любовь.

– А когда вся община не верует?

– Ну, тогда и благодати не получает, подобно тому, как засохший лес не всасывает в себя ни теплоты, ни влаги. Но такой общины не найдешь нигде. Во всей кафолической церкви много грешников, а неверующих мало.

– Когда крестит младенца нетрезвый священник, да и родители и восприемники его не веруют, тогда крещаемый получает ли святую благодать?

– Получает.

– Как же?

– Иван! Смотри на кисть моей руки и вообрази, что четыре пальца ее иссохли, а мизинец цел; потом скажи мне: втекает ли в него кровь из тела моего?

– Втекает, иначе иссох бы и он.

– Так и в душу младенца вселяется благодать Божия по вере той общины, среди которой живут нечестивые родители и вocприемники его. Bеpa и молитвы всех вообще христиан подобны разливу солнечного света. Как этот свет живит и озаряет все, так и общая вера и общая молитва всего христоименитого народа и пречестных священников его, просящих Бога воспитать младенцев и наставить юных, действуют на младенческие души, внедряя в них благодать Божию.

– Община не может ли сама совершать таинства, когда священник у ней не благонравен?

– Не может. Ибо священство учредил сам Господь Иисус Христос. Кто же посмеет отменить учреждение Его?

– Хорошо, как бы все священники были благочестивы!

– Что и говорить об этом! У нас другие речи впереди. Но дай мне воды. Меня мучит жажда.

Когда Палладий жил у Св. Maкapия, тогда в Скит приехали знатные и богатые родители с дочерью своею-девицею, которая давно была расслаблена, я положили ее на земле у порога кельи сего святого мужа. Maкapий, увидев ее тут, почувствовал величайшее сострадание к ней, умилился смирением и верою как ее, так и давших ей жизнь, и в течении двадцати дней мазал ее благословенным елеем, молясь о ней Богу. Девица исцелилась, и пешком возвратилась в свой дом (Ibidem, t. II, р. 174, 227, 228).

Ранее 391 г.

В одно время с Макарием в Скитской пустыне подвизался преподобный авва Ор. Видеть его пожелал граф Лонгин, и когда приехал в Скит, упросил одного старца проводить его в келью аввы. Этот старец, зная нерасположенность Ора принимать знатных посетителей, почел в нужное предупредить его, и расхвалил ему графа, как набожного и нищелюбивого христианина. Но преподобный пустынник сказал ему: я знаю, что он человек хороший, однако, прошу тебя остановить его, чтобы он не переходил за эту лощину (φάραγγα). Граф не видал Ора (Ibidem, t. II, р. 158).

К сему авве ходил преподобный Сисой, спасавшийся на горе Св. Антония Великого, и пробыл у него несколько дней, поучаясь смирению его и послушание ученика его Афр. Однажды некто принес им малую рыбу. Афр, как только начал потрошить ее, услышал кличь наставника своего и в ту же минуту оставили нож в рыбе и побежал к старцу. Сисой, заметив это, спросил его: как ты достиг такой быстроты в послушании? Афр отвечал ему: тебя занимает мое послушание; но лучше присмотрись ты к послушанию старца моего. Пойдем к нему. Он будет обедать. Пошел Сисой, и что же видел и слышал? Афр подал авве Ору рыбу, нарочно приготовив ее худо, дабы гость был свидетелем кротости и терпеня его. Авва ел ее, не показывая отвращения. Послушник спросил его: Отец мой, вкусна ли эта рыба? – Вкусна, – отвечал он чистосердечно. Потом Афр подал ему другое кушанье, приготовленное лучше, и сказал: Отец мой, я худо приготовил это. Он отведал и проговорил: Да, это не очень вкусно. Таким образом наставник кротко подчинялся ученику своему. После сего Афр сказал Сисою: теперь ты видел, кто здесь лучше повинуется, я или сей достопочтенный старец (Ibidem, t. II, р. 160).

– Но зачем Афр обманывал его?

– Иван, ты не так говоришь! Он не обманывал, а испытывал старца. Обманывать грешно, а испытывать ради назидания себя и других, или ради дознания правды, позволительно. Положим, напр., что тебе не хочется ехать со мною и ты говоришь, что темная вода подступает к глазам твоим. Я и верю и не верю тебе и, желая узнать правду, спустя несколько часов говорю тебе: Иван, Иван! мне кажется, там вдали ползет толстый змей! А ты, не опомнясь, отвечаешь: какой змей! там лежит большой сучок. И я вижу сучок этот, и узнаю, что зрение у тебя остро; но обманываю ли тебя представлением змея? Нет, не обманываю, а только пытаю правду.

Ранее 404 г.

Нитрийские пустынники, как магниты, привлекали к ceбе твердых в вере христиан.

Из Вифлеемского монастыря приходили к ним благочестивые и любознательные монахи Kaccиaн и Герман, чтобы поучиться у них богоугодному житию. Семь лет они провели в египетских монастырях и в Нитрийской пустыне и видели здесь учительных старцев: Моисея, Пафнутия, Даниила, Серапиона, Феодора, Серена, Исаака и Феону. От этих двух путешественников мы знаем, кто и как здесь жил и чему учил. Послушай, как в одно воскресение угостил их авва Серен.

Когда они после обедни пошли в келью его и сели за стол, он вместо солоноватой воды, которую пил ежедневно, вливая в нее одну каплю деревянного масла, поставил воду болотную, потому что лучшей не было, и против обычая своего влил в нее несколько капель елея, дабы гости не подумали, что он великий постник; сверх того предложил три соленый маслины и корзинку с поджаренным горохом и с плодами. Гости взяли только по пять горошин, по две сливы и по одной смокве, потому что в пустыне почиталось преступлением есть больше. Вот какой обед был у аввы Серена! Кассиан назвал его роскошным (t. II, р. 433).

Сей вифлеемский инок во время пребывания своего в Нитрийском скиту был свидетелем вразумления пустынника Серапиона. Этот простосердечный авва жил свято, но вместе с многими неучеными собратьями, недавно переставшими кланяться идолам, представлял себе Бога в виде человека, и когда молился Ему, воображал Его с головою, руками и ногами. В сем заблуждении утверждали его худо понятые слова Священного Писания: сотворим человека по образу и по подобию Нашему240. Из сих слов он заключал, что каков человек, таков и Бог, и что у Него кроме души есть тело. Духовный отец его Пафнутий долго вразумлял его; но все объяснения его были тщетны. Серапион думал, что учение духовника его о Боге, как существе бестелесном, духовном и беспредельном, есть учение новое, противное древнему преданию и общему смыслу людей. Между тем в Скит прибыл из Каппадокии ученнейший диакон Фотин, дабы соутешиться верою и праведным житием пустынников. Пафнутий упросил его поговорить в собрании всех скитников о том, как все церкви на востоке разумеют и изъясняют слова: сотворим человека по образу и по подобию Нашему. Фотин, не обинуясь, исповедал, что все восточные епископы сознают Бога, как существо духовное и ничем неограниченное, и учат, что по образу и подобию Его сотворена только душа человека, и подтвердили, все это многими свидетельствами Св. Писания. Он говорил так ясно, просто и убедительно, что добрый старец Серапион сознал свое заблуждение, раскаялся в нем и принял истину, которую исповедывали все христиане. А Кассиан сердечно обрадовался тому, что Бог не попустил святому старцу, служившему образцом добродетели в пустыне, умереть в заблуждении и озарил его светом истины (t. II, р. 423).

* * *

Кроме Кaccиaнa из Вифлеема ходил в Нитрийскую пустыню блаженный Иероним, муж весьма ученый и знаменитый. Он описал устав, т. е. правила жития тамошних монахов.

– Скажите мне хотя одно правило.

– В воскресные дни пустынники занимались только молитвою и чтением Св. Писания. – Слышишь, как они святили эти дни!

– Слышу и признаюсь, что никогда не читаю Евангелие.

– Читай слово Божие. Оно пища души. Читай и жития святых. Они – зеркало души. Посмотришь в них и увидишь, как темна душа твоя и как светлы души праведных, и чем они просвещали себя. Но речь моя впереди.

405 год.

Около 405 года в Египет приезжал Постумиан, родом галл, и посетил там многие монастыри. В кратком описании путешествие его241 помещено сказание о чудотворении одного нитрийского отшельника.

Вера Христова, говорит Постумиан, свидетельница мне в том, что я ничего не выдумываю, а передаю то, что слышал от достоверных мужей. В пустыне многие монахи живут без палаток. Их называют отшельниками. Они питаются кореньями трав, переходят с места на место и спят там, где застигнет их ночь. Одного из таких скитальцев пошли искать два монаха из Нитрии, наслышавшись о святости его; ибо он сначала жил в монастыре их и был любим ими. Семь месяцев они искали его в пустынях и наконец нашли недалеко от Мемфиса. Хотя он избегал встречи с людьми, но от этих знаемых монахов не скрылся и провел с ними трое суток. В четвертый день они пошли в свой монастырь. Отшельник провожал их недалеко. На дороге внезапно явилась большая львица и, подбежав к нему, равными телодвижениями начала выражать ему печаль свою и манить его за собою, куда ей нужно. Отшельник и спутники его пошли за нею. А она то бежит впереди, то останавливается, поджидая старцев, и так дает им чувствовать, чтобы они следовали за нею. Наконец эта самка подвела их к пещере, и оттуда вынесла пять слепых львят и положила их у ног отшельника. Св. старец понял ее материнское желание, призвал имя Божие, потер рукою глаза львят, и они увидели свет. Таким образом оба нитрийские монаха за долгий поиск сего чудного отшельника вознаграждены были тем, что видели веру его и славу Христову.

– Велика сила веры!

– Чудодейственно имя Христа Бога!

– Приятно слышать такие сказания.

– Припоминаю, что еще знаю.

Ранее 450 года

В Нитрийском скиту спасался авва Пимен. Его духовная мудрость и святое житие назидали многих. Однажды приехал к нему египетский купец, христианин набожный и добродетельный, чтобы послушать поучений его. Туда же и за тем же пришли некоторые монахи из разных монастырей. Но Пимен, который по смирению своему любил лучше внимать наставлениям других старцев, нежели говорить свои, хотя евангельская любовь побуждала его часто проповедовать в скитской церкви, просил этого купца сказать что-нибудь в назидание гостей. Купец долго отговаривался, извиняясь, что он пришел в Скит учиться, а не учить. Но авва не переставал упрашивать его. Гость повиновался ему и сказал: я мирянин; занимаюсь торговлею; покупаю товары дешево, а продаю дорого; не умею рассуждать с вами по руководству Св. Писания, которого и не читал, но скажу вам притчу. Один человек, пламенно желая видеть государя своего, просил одного из друзей своих проводить его в царские чертоги. Этот сказал ему: я провожу тебя только до половины улицы, и довел его туда. Тут встретился с ним второй друг и, выслушав просьбу его, объявил ему, что он доведет его только до царского чертога. Когда они пришли в чертог, тогда второй друг возвратился назад. а тот человек нашел тут третьего друга своего и поведал ему, что он желает представиться государю. Этот друг сказал ему: хорошо! Я введу тебя в чертог и представлю царю, с которым ты поговоришь. Притча кончена. – Все пустынники просили купца изъяснить ее; и он сказал им: первый друг есть покаяние, вводящее нас на путь спасения, второй – целомудрие, приближающее нас к Богу, а третий – милостыня, помогающая нам предстать пред лицом верховного Судии с упованием на милосердие Его. – Пустынники очень довольны были как притчею, так и объяснением ее, и разошлись по кельям с сладким брашном для души (t. III, р. 165).

– От всякого благочестивого христианина можно научиться чему-нибудь доброму.

– Справедливо. Не велика луна, а светит большой земле. Господь малое отроче представил апостолам в образец смирение, кротости, простоты, покорности, веры и любви. Св. Макарий Египетский, однажды подслушав следующие слова отрока, сказанные им матери: я ненавижу этого богача, который любит меня, и люблю этого бедняка, который ненавидит меня, – обратил их в назидательный урок для себя и для братии, сказав: мы поступаем подобно этому отроку; не любим любящего нас богатейшего Бога, а ненавидящего нас беднейшего диавола любим.

Около 612 года

Последний из древних путешественников, которые видели преподобных отцов нитрийских, был Иоанн Мосх, монах из палестинского монастыря Св. Феодосия Киновиарха. Из книги его, называемой Луг Духовный (глава 112), видно, что еще в его время, в самом начале седьмого столетия, в Нитрийском скиту жили строгие подвижники. Один из них, авва Иоанн, рассказывал ему, что когда он, будучи еще молод, жил в Скиту, тогда у одного старца разболелась печень, и для него искали уксусу в четырех лаврах скита, в коих считалось 3500 монахов, но не нашли ни одной капли. Такова была произвольная нищета этих пустынников!

* * *

Продолжительный разговор утомил меня. Я сел на осла и велел арабам погонять верблюдов, дабы засветло поспеть в монастырь Св. Maкapия, до которого было еще далеко.

20 минут 5-го часа. Еду. В передней дали показалось неподвижное синее облако, широкою и длинною полосою протянутое от запада к востоку. Но то было не облако, а Нитрийская гора, повитая синевою. Темя ее так ровно, как будто срезано по шнуру. Сквозь густо-синий отсвет не видать было ни отрогов, ни постепенных повышений и понижений ее. Такая цветность была приятна для глаз, утомленных однообразием песчаной пустыни и кучками камней, кои бедуины расставили по дороге для обозначения прямизны ее.

Еду и, любуясь синевою горы этой, думаю:

Там жили небесные человеки и земные ангелы. Уста их непрестанно славословили Бога. Пустыня днем и ночью оглашалась их псалмопениями. Они сознавали в себe скорее бытие души, нежели тела. А ее греховные помыслы и страсти, равно как и средства к очищению их, были известны им лучше, нежели как знали их философы. Мало дождей пролилось на ту жаждущую пустыню, но за то обильно оросили ее слезы. И какие слезы, Боже мой! То были перлы, достойные зрения ангелов. Bеpa и молитва тамошних угодников Божиих извлекла из лона Божества струи жизни для мертвых, искры света для слепых и новые силы для недужных. Эти угодники говорили умам и сердцам о вечном спасении. А добродетели их были осуществленный Псалтирь и Евангелие. Почти каждый из них был живой стих из этих двух богодухновенных книг. Преподобный Иоанн не видал своего ложа, как Христос не имел, где подклонить главы своей. Преподобный Иоанн Малорослый кротостью своею, отвечавшею на все обиды молчанием, напоминал всем слова Господа: научитеся от Мене, яко кроток есмь и смирен сердцем.242 Святой Памва в течении двадцати лет учился исполнять заданный ему старцем его первый урок, – Рех: сохраню пути моя, еже не согрешати ми языком моим,243 – и умирая поведал братиям, что он никогда не раскаивался ни в одном слове своем. Не даром приходили к ним христиане из многих стран. Они учились у них жить и умирать для Бога. Та гора была место соборное. Лишь одни предки наши не посещали ее; но я, один, за вою Русь оттопчу хотя малый край ее. – Пятнадцать веков пронеслось над ней с той поры, когда там поселился пустынник Амон. Она – та же и теперь. Но уже нет на ней святых. Однако они опять явятся тут в тот единственный день, когда воскреснут все мертвые. Какой лучезарный сонм тогда будет восхищен там на облака для сретения Судии живых и мертвых!

Еду. Солнце впереди меня закатывается. Вся пустыня озарена прощальным светом его. Нигде нет черных теней, кроме тех, кои струятся от нас. Они весьма длинны.

45 мин. 6 часа. Небесное светило погрузилось как бы в землю; и на самом месте заката его показалась золотистая заря. Скоро исчезла и она. Ее заменило бледно радужное cияниe, и узким венцом легло на далекие окраины темнеющей пустыни. Я запел: Свете тихий святые славы и проч.

Вскоре по закату солнца поезд мой начал спускаться с пустынной выси в долину эн-Наср, соединенную с Нашатырным озером. Прямо против. нас вдали стоял монастырь Св. Макария. В сумраке он казался как большое черное пятно на беложел-товатой покатости земли. Посмотрев на него, я перекрестился и пешком пошел под гору. Скат ее – не длинен и не крут. Стало быть, эн-Насрская долина лежит очень высоко над уровнем Нила. Правая окраина ее подернута глубоким песком.

Ровно в семь часов бедуины остановились в ней подле колодца с соленоватою водою и уговорили меня провести тут ночь, извиняясь усталостью и поздним временем, в которое трудно попасть в запертый монастырь. Переводчик мой с помощью их поставил мою палатку на влажном песке, и изготовил мне ужин. Луна осветила долину и монастырь Св. Макария. Я прочитал пятидесятый псалом и сладко заснул на рубеже священной пустыни.

ИЮНЬ 4, Понедельник. Отец небесный. Который не спит и не дремлет, содержа все могуществом Своим, сохранил меня и спутников моих от всякой напасти. Продолжительный сон укрепил наши силы, и мы поехали (в 20 м. 6 часа) в прямом направлении к монастырю Св. Maкapия, поперек долины эн-Наср. Эта долина или, точнее сказать, глубоковатая ложбина между двумя каменистыми возвышенностями, подернута песком, утыкана зелеными, кочками и по местам весьма влажна. Ширина ее соответствует нашим трем верстам, а излучистого протяжения ее к северу, где она соединяется с Нашатырным озером, не охватил мой взор. Не знаю, от чего и как образуется тут нашатырь в большой дали от Средиземного моря и на значительном возвышении над уровнем его и египетской водотечи, от которой до эн-Насра мы проехали верст пятьдесят, долго поднимаясь выше и выше... Kaкиe потаенные насосы из недр земли вытягивают соль на поверхность этой долины? Какие средиземные жилы и чрез какие скважины доводит туда соленую влагу? Бог вест. Появление воды у чела гор, или на темени их, или в высоких долинах их, – великая тайна для меня.

С дороги ясно виден был монастырь Св. Maкapия на противоположной, мало приподнятой окраине эн-Насра, как большой двор, огороженный с четырех сторон весьма высокими каменными стенами без башен. Из-за стен его не видать было ни келий, ни церквей, ни пальм. Смотря на него и на окрестную безжизненную пустыню, я хорошо понял, что такое пустынник. Это самоотверженный ратоборец с духами злобы и с страстями в самом отдаленном от мирских селений месте, где нет и тени чего-нибудь живого. В той каменной расселине, где стоит лавра Саввы Освященного, еще гнездятся голуби, летают скворцы, живут шакалы, и порой шумно течет поток Кедронский. А в Нитрийской пустыне нет ничего, кроме камней, песку и мертвой воды. Здесь разлука пустынника с миром – гробовая, самоотвержение его – неизмеримое, долготерпение его – сверхъестественное!... Здесь он – нуль, но с райскими единицами, под которыми я разумею дары и утешение благодати. Здесь отшельничество доказывает, что человек есть дух, предназначенный жить вечно в сонме духов бесплотных.

Чем ближе я подходил к цели путешествия моего, тем более сокрушался, сравнивая самоотвержение свое с совершенным самоотречением нитрийских отцов и погружением их в Боге. Внутренний голос говорил мне: они не двоились между Богом и миром, за то и Бог не растешет их полмà (т. е. по полам); а ты? а тебя? На эти два вопроса отвечали две слезы мои.

Ровно в шесть часов поезд мой остановился не у ворот, а у малого отверстия в нижней части высокой стены монастырской. Я перекрестился и возблагодарил Бога, безопасно приведшего меня на место духовных подвигов Св. Maкapия и преподобных собратий его. Погонщики тотчас развьючили верблюдов, поджали им колени, и в этом положении потянули за повод каждого из них в узкое и низкое отверстие стены. Эти животные охотно ползли туда на коленях, нагнувши свои головы. Я, смотря на эту невидаль, вспомнил слова Христовы: удобее вельбуду проити сквозе иглины уши, неже богату в царствие Божие внити,244 и согласился с теми толковниками, которые под этими ушами разумели маленькую дверь в ограде. Толкование их верно! А в сказанном сравнении Иисуса Христа нет никакого преувеличения; ибо Он заимствовал его из опыта; но нет и безотрадного понятия о невозможности вечного спасения людей богатых.

Пока арабы делали свое дело, пока я переодевался в шерстяную черную рясу, которую купил в Иepyсалиме, монахи, чрез то же отверстие вышли и приветствовали меня с благополучным приездом. Старшему из них я вручил письмо коптского патриарха Петра и, высказав цель своего путешествия, просил у него приюта на несколько дней. Монастырь ваш, сказал он по обычной на востоке учтивости. То же повторили и прочие монахи и повели меня за собою. Я, согнувшись в дугу, прошел сквозь отверстие в толстой ограде и последовал за ними. Они попарно шли в главную церковь, и как только приблизились к ней, запели какой-то священный стих. А на соседней колокольне раздался благовест. Монахи несколько минут простояли безмолвно у самого входа в церковь, настраивая себя к молитве, и вошли туда. Начался обряд принятия поклонников. Мне дали в руки крест и возженный трисвещник (трикирий), оба медные, и повели меня в алтарь, а оттуда, после троекратного обхождения святой трапезы с целованием углов ее, провели подле стен всей церкви и посадили на кресло против иконостаса, немного левее царских врат. Я сижу тут благоговейно. Предо мною полукругом выстроились двенадцать монахов, в сандалиях на босу ногу, в черных рясах и тюрбанах на голове, наискось ребристо обвитых тонкими складками черного платка, а направо от них стали певцы, держа в руках медные тарелки, колокольчик и стальной треугольник. Началось пение под нестройные звуки этих металлических вещиц. Я сижу благоговейно и слушаю певцов. Спустя несколько минут первый из двенадцати монахов подошел ко мне с ладанницею и кадилом, попросил меня вложить в него фимиам, поцеловал мою руку и покадил меня девять раз. После него тоже делали второй, третий и все прочие монахи. А я сижу благоговейно и то посматриваю на постные и желтые лица отшельников, то прислушиваюсь к пению их, то припоминаю наши и греческие напевы и думаю о влиянии местностей на строй их и о выражении христианских понятий и чувствований звуками. Греческое пение иногда напоминает быстрое течение горного потока, дробимого малыми камнями в русле и инде катящегося с подскоком; таково пение псалма: Благослови, душе моя, Господа245 и славословия великого. Иногда оно выражает постепенное возвышение гор, заоблачные вершины их и крутизны с стремнинами; таково пение херувимских и причастнов; тут нижние плавные тоны соответствуют равнинам, средние и верхние – уступам гор, а высочайшие и вдруг обрывающиеся вниз – горным вершинам и пропастям. Таким пением выражается всемогущество Бога, создавшего Олимп, Парнас, Афон, Пинд, Тавр, Ливан и текущие с них реки. Наше хоровое пение, с урчащею октавою и протяжением одного голоса в конце песнопений, напоминает шум наших лесов, гул наших громов, необъятное пространство родимой земли, и выражает беспредельность Божества, милостиво подающего нам всякий хлеб и все прочие блага. У греков весь хор старцев и детей тянет один ключевый тон, а тенор поет кудряво, возвышая и понижая голос полутонами, третями и даже четвертками тонов. По умозрению их, ключ, то есть главный нижний тон знаменует одно неизменное естество лиц Святой Троицы, а кудрявые звуки тенора выражают разные действия благодати сих лиц, наипаче в душах. У нас то же самое знаменует общая тема напева, и то же выражает гармония разных голосов. – Что касается до коптского пения, то оно, почти однотонное или похожее на ломанную линию и унылое, напоминает тихое течение извивистого Нила и однообразие окрестных пустынь и выражает покаяние грешника и милосердие Спасителя.

По окончании обряда я перешел в малую церковь Св. Харόна, и в западной части ее, отделенной от средины стенкою, в которой устроена дверь, поставил свою походную кровать, стол и стул, оба складные, и прочие вещи. Добрые пустынники сами указали мне это место, как удобное для спокойного пребывания в монастыре их на короткое время. Этим не нарушалась пристойность. Ибо звание и сан мой давали мне доступ в самый алтарь, где совершаются божественный тайны.

Достиг я цели путешествия своего. Благодарение Богу!

* * *

ИЮНЬ 20, Среда. Величаю Господа, возвращающего меня из Египта в нерушимом здравии.

Пред отъездом моим наставник патриаршего училища, – грек, упросил меня написать ему что-нибудь на память; и я написал в его книжке: Христианские дети – жемчужные маргариты, а учитель их – неоцененный алмаз.

Потом я, как путник, помолился в благолепном храме патриархии и, простившись с архимандритом Иерофеем и с прочим духовенством, выехал из Каира в Булак, где и сел на пароход.

ИЮНЬ 21, Четверток. Плыву по Нилу. Берега этой реки от Каира до канала Махмудиэ не как в Фиваиде, не украшены пальмами и не обставлены горами. Скучно было смотреть на эти плоскости. А еще скучнее было плыть по названному каналу, который прорезан в местности пустой, безлюдной и дикой. Воды в нем было мало; и нас, при безветрии, арабы тянули бичевою; но дотащили таки до Александрии в три часа пополудни. Здесь я остановился в благоустроенной гостинице Кулона и вкусил всю сладость спокойного отдыха и праздного покоя, dolce far niente.

ИЮНЬ 22, Пятница. Здесь xpиcтиaнe верят, что все мумии, от Пасхи до Вознесеньева дня, выходят из своих подземных усыпальниц и блуждают по песчаной пустыне около пирамид. Странное суеверие!

А вот печальное происшествие, недавно случившееся в принильском городе Дaмиaтте. Тамошний копт прибил слугу своего, – магометанина. Избитый пожаловался на него кадию; и этот судья велел отсчитать копту тысячу палочных ударов. Отсчитали ему в первый раз пять сот и спустя несколько дней еще пять сот. Копт вытерпел. Но мусульманская чернь не удовольствовалась этим наказанием, и что же сделали? Буйные вожаки ее посадили копта на осла и по обе стороны его привязав к нему поросят, водили его по улицам города и нещадно били по спине до смерти, ругаясь в то же время над христианскою верою. Узнали об этом европейские консулы и просили пашу наказать виновных. Мегмета-Али паша губернатора дамиаттского сменил, а жестокого кадия сделал простым прислужником мечети в каком-то другом месте. Консулы не вполне довольны таким распоряжением его, потому что чернь оставлена без наказания.

ИЮНЬ 24, Bocкpeceниe. Я был у нашего генерального консула г. Фока. Он поведал мне, что в Сирии православное селение Хасбея ограблено и разорено друзами и что тамошних женщин и девиц эти варвары продают в неволю. Я пожалел этих несчастливиц и кстати объявил консулу, что коптские архиереи и монахи, которых я видел в Фиваиде и в Нитрии, напрашиваются на покровительство России. Его погрешимая дипломатичность ответила мне: не худо бы принять их под нашу защиту. Такой холодный ответ показался мне ледяною сосулькою.

ИЮНЬ 26, Понедельник. Прощай Египет. Прощай Нил, не забыть мне вас!

У меня новость: я зыблюсь на море.

ИЮНЬ 26 и 27, Вторник и Среда. Еду по рыбьей дороге. Не ровна она. Не гладка она. Так и качает тебя с боку на бок.

ИЮНЬ 28, Четверток. Пароход на час остановился в пристани острова Пароса. На конусной горе его виден четыреугольный монастырь, посвященный Св. пророку Илии. Там, по словам лоцмана-грека, есть монахи. Спаси их Господи!

Пароход отчалил от Пароса и поплыл к острову Сир, где мне надлежало выдержать карантин. Я долго стоял на палубе и любовался островами Архипелага. В левой стороне от парохода виден был остров Сифно, как облачко. Там родился приятель мой, архимандрит Иерофей, которого египетские христиане прочили на патриаршую кафедру в Каире, по смерти престарелого иepapxa Иерофея.

В Сире посадили меня в карантин на 14 дней потому только, что я приехал из Египта, где, однако уже давно нет ни чумы и никакой повальной болезни. Видно, что люди везде боятся зла воображаемого гораздо более, чем страшно им зло действительное. Наше воображение порядочное пугало!

От 28 ИЮНЯ до 11 ИЮЛЯ. Новенький карантин на Сире построен хорошо. В нем опрятно и чисто. На обширном дворе его позволяли всем заключенным прогуливаться сколько угодно. Но я редко пользовался этою милостью. Мне хорошо было и в той горнице, которую дали мне. Из окон ее видны были оживленная пристань островского города Ермуполя, часть сего города в отдаленный остров Тинос, на котором добывается красивый мрамор, тонкозернистый, плотный, дымчатого цвета.

Из карантина дали знать градоначальнику, что я везу с собою мумию. Так как она была раскрыта для проветривания, то его превосходительство пришел посмотреть на нее, но не один, а с секретарем своим, с двумя малолетними детьми и с нянею при них. Пока они рассматривали мумию и говорили, что если pyсcкиe приобрели такую диковину, то им, еллинам, наипаче надобно иметь ее и пока уговаривались добыть ее чрез посредство еллинского консула, служащего в Египте, я смотрел на живую мумию, пришедшую с ними, т. е. на старую няню, дивясь головному убору ее, который был намотан так толсто и высоко, что казался раструбистою подушкою. По уходе их один грек объяснил мне, что няня-гречанка, старуха, по обычаю родины своей, ежелетно навязывала на прошлогодний платок на голове своей платок новый, пока была замужем, и что она это делала несколько лет, вероятно, не менее 30, до смерти супруга своего, и потому на голове ее образовалась целая башня. Такой вычурный наряд ее подал мне повод перелистовать путешествие нашего Барского и выписать все, что он говорил о нарядах греков, гречанок и арабов, какие видел во время странствия своего.246

Итак, везде мужчины и женщины одеваются различно. Почему? Разгадайте это и напишите философскую историю покройного и швейного искусства человеческого, начиная с Адама и Евы, которых понудила стыдливость сшить препоясание из древесных листьев, а случившееся обледенение всей земли (до ныне неразгаданное) заставило одеться в ризы кожаные. А у меня не достает и не достанет времени заняться начертанием такой истории, хотя я и собирал сведения о допотопной швее Ноэме, об иголке Семирамиды, о тканях финикийских, об узорчатых коврах супружниц Троянских героев, даже о церковном вышиванье наших, давно покойных царевен и их сенных девушек, включительно с плащаницею, которая отлично хорошо шелком вышита была для московского митрополита Платона госпожою Шатиловою, впоследствии игуменьею Ростовского девичьего монастыря.

От 12 до 20 ИЮЛЯ. В карантине меня занимали женские наряды, а по выходе из него в город Ермупол, в котором пришлось мне уединенно прожить восемь дней в частном доме, в ожидании парохода, я и сам не знаю почему разохотился философствовать; и вот моя философия.

Я не мертвец между живыми; ибо я мыслю и действую по своим мыслям. Во мне есть какое-то таинственное существо, которое сознает себя, познает все живущее вне его и чувствует, что оно сегодня, как и вчера, да и всегда одно и тоже, при всем приливе к нему разных внешних явлений и образов и при всей в нем самом смене разных ощущений, понятий, желаний. Неизменное тождество его, выражаемое односложным звуком – Я, и простым суждением, – Я, ведь, Я, а не иной кто и не иное что, cиe тождество доказывает, что это Я в сущности своей едино и нераздельно, просто и не разложно на части. Оно – единица, точка, сила,

Что ж это за существо во мне? Мясистый мозг? Текущая кровь? Кружевная сеть жил и нервов? Ток эфира, электричества, магнетизма? Нет. Эти вопросы возбуждают во мне смех. Значит нервы, кровь, мозга и оный ток действуют во мне непрестанно. Но их действие всегда совершается в настоящее время. А я помню многое прошедшее и узнаю нечто будущее. Стало быть, во мне, кроме названных работников, есть иной деятель, отличный от них. Иначе я знал бы лишь одно настоящая явление, а прошедшего не помнил бы и будущности не угадывал бы.

Нервы мои слабы, а воля крепка. В песчаных пустынях Фиваиды и Нитрии я изнемогал от зноя, жажды и усталости, но куда шел, так туда дошел, потому что хотел быть там. Значит слабою сеткою нервов моих одет кто-то другой, могучий. Кровь обращается во мне сверху вниз и снизу вверх, в восемь минут. Но пока она так медленно и однообразно тащится, я вычисляю расстояние планет и взвешиваю их тяжесть, припоминаю северное сияние в Петербурге и молнию на Ливана, слышу благовест в Венеции и звон в Одессе, вижу серну на Синае и сестру в родительском доме, лобызаю Ясли и Гроб Спаса, любуюсь священными картинами в Венском бельведере, вижу свою датскую азбуку и греческую Псалтирь Кассии монахини, сполна уписанную на 7 страничках, стою у Дуная и переношусь на берета Оронта, всматриваюсь в глубь неба и в дно моря. Такой мгновенной быстроты и такого мгновенного вездеприсутствия невозможно объяснить медленным течением крови в одних и тех же жилах. Стало быть, во мне есть кто-то бескровный.

Ужели мои мысли и желания суть отделения, испарения, трепетание мозга? Не верю и никогда не поверю этому. Объем мозга малы а я представляю все необъятное, неизмеримое, беспредельное, бесконечное. Как же малое вещество производить такие несоразмерный с ним представления? Капелька краски даст свою цветность чистой воде в малом ведре, но не окрасить целого моря. Величайшая растительность не дана частице вещества. А я сейчас провожу радужную линию до полярной звезды и от нее в бездны вселенной, а оттуда к голове моей. Возможна ли такая удлиненность такого малого вещества, каков мозг?

Если бы дано было ему такое свойство, то он не сомневался бы в принадлежности его ему, не обращал бы его в вопрос. Кто же во мне не хочет верить в самую возможность бесконечно-ломанного движения мозга? Кто-то другой, больший его! Слои мозга можно пересчитать. Их немного. А в голове моей, где и мозг, так много чисел, линий, нот (я был певчий), слов, понятий, суждений, законов, правил, идей, воспоминаний, цветностей, разнообразных лиц, так много, что ни я, никто не перечтет их, и сколько еще прибудет их? Между тем ни мозг, ни голова моя не увеличивается. Как же в малом вмещается многое? Во мне должен быть иной всеобъемлющий державец, которому мозг служить престолом. Мозг находится в теплом месте. А я вот теперь вижу маиндвые кусты в юдолях Синая, сосны на горах Штирии, садовые вишни на родине, изумруды и бриллианты Феодоровской Божией Матери и фосфорические живчики в Каттарском заливе, в Далмации. Как же мозг впотьмах рисует мне такие ярко освещенные предметы, если во мне нет иного светозарного живописца? Мозг воспринимает одни сродные ему вещественные впечатления. А во мне есть понятие о предметах невещественных, например о причинах явлений, о законах мышления, о начальных принципах православия. Как же вещественное представляет все духовное, которого не видит, не слышит, не осязает? Откуда сила отвлечения понятий в мозгу, который, по естеству своему, имеет только одну силу впечатлительности и как бы привлечения? Почему мозг не понимает, не растолкует мне этого? Он ни больше, ни меньше во мне, как орудие какого- то другого существа, которое мозговые и нервные впечатляя превращает в образы, в понятия, или в себе самом отыскивает и находит образы и понятия, соответственные этим впечатлениям по прирожденной ему гармонии умопредставлений с вещественными предметами, и кроме этой работы имеет другие занятия благороднейшие, высшие, лучшие, например разгадание законов, причин и последствий явлений, познание себя самого.

Что же это за существо? Эфир? Электричество? Магнитная сила? Тогда этому поверю, когда естествоиспытатели выучат сии токи изобрести эфировую ткань и написать на ней, ну хоть плюс † и минус – и равносторонний треугольник. Тогда этому поверю, когда будет замечено, что сии токи, находящиеся в животных, растениях и камнях произведут улыбку на клюве орленка, заставят говорить розовый куст, а кота петь не мурлы-мурлы, а Хвалите Господа вси звери, алмазу же велеть плакать под гранящим его резцом. А я и говорю, и улыбаюсь, и плачу, и обращаю вещи в числа и линии. Чем более оскудевает во мне сила электричества и магнетизма, тем умнее делаюсь я, да и чище, стало быть во мне есть что-то отличное от этой силы. Что же такое?

Душа

Все люди твердо верят в существование отличной от тела души. С ними верю и я. Общее убеждение – закон мне и в нем я почерпаю свое самоуважение и свое спокойствие.

Сущность души – тайна. Душа – потемки. Но ее действия явны. Ими она обнаруживает свою жизнь, свои свойства, свое достоинство, свою вечность.

Основа, родник, начало всех действий ее есть сознание бытия своего и вместе ощущений иного бытия, на лоне которого она видит себя, как искру света на океане. Воображает ли, припоминает ли она что- либо, думает ли о чем-нибудь, желает ли чего, – в минуты таких действий своих всегда чувствует, что сама она, а не кто другой за нее желает, судить, помнить, воображает. Все такие действия ее непрестанно переменяются, видоизменяются, разнообразятся, а ее сознание в ней самой неизменно, единично, просто. Если бы она перестала мыслить и желать, то и тогда сознавала бы себя. Значит, основная сущность ее неделима, проста, единична.

Мыслей и желаний души не взвесить, не вымерить и не расчесть. Никто не может сказать и не скажет: сколько пудов или золотников в моем помышлении о Страшном суде Христовом, или сколько вершков в моем желании быть чадом света, или каким молотом или щелчком можно разбить в дребезги мои понятия о пространстве и времени. Если же мысли и желания души не имеют ни известной тяжести, ни определенной длины и ширины, и не разложимы на дроби, значит и сама душа ни легка, ни тяжела, ни длинна, ни широка, не разложима на части. Ибо каковы свойства или проявления ее, такова и сущность ее. Она не вещественна.

Я полагаю, что она духовнее невидимого эфира или магнетизма, находится поверх мозга и нервной сети и тот и эту проникает своею теплотою, которая из средоточия ее струится в тело, как вода льется из малой чаши струйкою в большую, или как жар входит в железо, не превращаясь в него, не заимствуя от него ни окисления, ни тяжеловесности, ничего. Она дивный глазок, – смотрит, видящий себя и свои действия. Она щупальце, ощущающее вне себя живое бытие и познающее это бытие, сколько может познавать его.

Душа думает и передумывает, верить и сомневается, хочет и не хочет, увлекается страстями и противится им, скорбит и преодолевает свои скорби, страдает при мучениях тела и претерпевает их так, что обнаруживает изумительную твердость и даже радость, когда за веру или правду жгут руку, строгают кожу, отрезывают сосцы и т. п. Такие действия ее доказывают, что она сама в себе свободна, самовластна и могущественна.

Самые высшие проявления ее внутренней свободы, самообладания и могущества суть сомнения ради познания истины, самоотвержение и самопожертвование ради общего блага, безусловная отдача своей воли в волю подобного ей существа, всякого рода творчество, выбор чистейших побуждений к деятельности247.

* * *

201

Из рукописи книги I A4Y

или 1x. Ред.

202

На нижнем поле листа сделана еще и эта отметка:


Церковь Иракле кладбище {Ханя.} Здесь синаиты имеют метохи, – в Крите. Ред.

203

Дело маленькое (в смысле: не важная вещь). Ред.

204

Перед этим записано: 1700 душ. Ред.

205

1781. Декабря 6-го. Получил раб Божий, смиренный архиерей Мисаил, держащий апостольский престол Ливии. Ред.

206

Генриха Госли кости, прошу, пребывайте покойными в безопасной урне и да будет земля твоему праху не тяжка. Ред.

207

Здесь лежит Моисей критянин, святого Саввы служитель. 1831 г. Ред.

208

В Александрии начальник 2-х школ и одной больницы Михаил Тосизза, консул Греции (не сменяется). Ред.

209

Два епитропа школ, Николай Китрилакис, Иаков Тангадис сменяются ежегодно. Ред.

210

Епитропы больницы и они сменяются. Ред.

211

Учитель Эммануил Сомарина. Ред.

212

Иоанн Анастасис, консул Швеция. Ред.

213

В рукописи отмечено после этого: «Смотри план ее выше». Ред.

214

Т.е. кукурузной. Ред.

215

Надеюсь, пока дышу, т.е. не перестану надеяться, пока жив. Ред.

216

Святая Дулаги. Ред.

217

Блажен. Ред.

218

Святый Мина. Ред.

219

Точнее – коптскими. Ред.

220

Мисаил поп, авва Виктор поп. Ред.

221

Аввв Стефан, авва Павел пресвитер. Ред.

222

Иисус Христос Господь. Ред.

223

См. нижний план выше. Ред.

224

В рукописи нет числа. Ред.

225

Далее в рукописи ничего нет. Ред.

226

Великое гонение воздвигнуто в Валахии против монастырей и игуменов. Ред.

227

Из рукописной книжки IA4β

или I4 Ред.

228

Дневники с 19 Апреля по 29 Мая составляют: Первое путешествие в Синайский монастырь. Сибург. 1856, 16, 8 и. и. 351. Ред.

229

Взято из Трудов Киевской Духовной Академии 1868 и 1869 гг. и отдельного из них оттиска: Восток христианский. Нитрийские монастыри в Ливии. Путешествие архимандрита Порфирия Успенского в итрийские монастыри, в Ливии, в 1845 году. Киев. 1869г., где приведенное здесь составляет первое отделение статьи, напечатано здесь в виду малодоступности и журнала и отдельной книжки. Ред.

230

Herodot 11, 142. – Ἐν τούτῳ τῷ χρόνῳ τετράκις ἔλεγον ἐξ ἠϑέων ἤλιον ἀνατεῖλαι ἔνϑα τε νῦν καταδύεται, ἐνϑεῦτει, δὶς ἐπανατεἴλαι, καὶ ἔνϑεν νῦν ἀνατέλει ἐνϑαῦτα δὶς καταδῦναι. – Сличи Herodot.1,15. ἢϑη=местопребываие.

231

Pompon. Mela. 1.9: Mandatum litteris servant, dum Aegyptii sunt, quarter cursus suos vertisse sidera. – Жаль, что Помпоний не сказал, во сколько тысяч лет звезды переменяют течение свое.

232

Кроме двадцати астрономических, отвлеченных циклов, в течении которых, по мнению их, царствовало одно солнце.

233

Приспособительно к выражениям египетских жрецов можно говорить, что в 139 году по Рождестве Христовом солнце в третий раз взошло на западе, а в 1600 году в третий раз закатилось на востоке. Мы живем в начале 27 цикла, который кончится в 3061 году. Тогда солнце в четвертый раз взойдет на западе.

234

Ин.4:24. Ред.

235

Она, по смерти своего мужа, объявила войну римлянам в царствование Валента, и продолжала ее с таким успехом, что римские полководцы принуждены были просить у нее мира (373 года). Она согласилась на то, но с тем условием, чтобы уважаемый ее пустынник Моисей, родом сарацин, был посвящен в епископа в Александрии. Воля ее была исполнена. Vies des pères des deserts d’Orient. Tome IV, pag. 389. Paris 1824; Socrat. Hist. eccl. Lib. IV, c.36.

238

Vies des pères des deserts d’Orient. Par. Marin. Paris. 1821.

241

Sulpic. Severi Opera. Dialogi. Lugduni Batavor. 1647 an.

242

Мф.11:29. Ред.

243

Пс.38:1. Ред.

245

Пс.102. Ред.

246

В рукописи за этим следуют два листа, на которых приводятся заметки Барского об одежде жителей островов Самоса, Коса Лероса, Аморгоса, Родоса и Книра, затем Яффы, Иерусалима и Вифлеема, по изданию Императорского Православного палестинского Общества, I, стр. 211, 270, 278, 299, 364; II, стр.170, 174, 178, 192, 333. Ред.

247

Дневник с 30 июля 1845 г. по 23 июля 1846 г. напечатаны в: Первое путешествие в Афонские монастыри и скиты Архимандрита, ныне Епископа Порфирия Успенского. Киев 1877. Части I и II.Ред.


Источник: Книга бытия моего : Дневники и автобиогр. записки еп. Порфирия Успенского / Под ред. [Полихрония] А. Сырку. Т. 1-8. - Санкт-Петербург : тип. Имп. Акад. наук, 1894-1902. / Т. 2. 1895. : Годы 1844 и 1845 551 с.

Комментарии для сайта Cackle