Сокровищница духовной мудрости

 ПодвигиПокаяниеПоклоны 

Покаяние

Сущность покаяния

Покаяние грешников имеет в себе жизнь, а нераскаянность – смерть (св. Ерм, 94, 224).

* * *

В покаянии – спасение, а неразумие – смерть покаяния (свт. Василии Великий, 9, 44).

* * *

<Покаяние> это – древо жизни, потому что воскрешает многих умерших грехами (прп. Ефрем Сирин, 32, 154).

* * *

Покаяние есть жертвенник Божий, потому что согрешающие при посредстве его умилостивляют Бога. Даже безубыточно оно для приносящего покаяние, чтобы разумели мы, какое расстояние между Законом и Евангелием. Под Законом иные нередко отказывались объявлять грехи свои, по причине издержек, и скупость в принесении жертв служила покровом пороку. Христос, пришедши, устранил и сие, даровав покаяние – сей безубыточный жертвенник(прп. Ефрем Сирин, 32, 162).

* * *

Покаяние есть и Божия трапеза, потому что чрез него вкушает Бог спасение человеческое... покаяние есть чудный хлеб Божий: Бог вкушает в нем исповедание совести, Он пиет в покаянии слезы умиления; в нем наслаждается благоуханной вонею – искренним чувством воздыханий, потому что они для Бога, как благоухающее вино. Вот многообразные брашна Божии: воздержание, пост, бдение, прилежная молитва, покорность со смирением, ибо сие благоугоднее Богу других жертв (прп. Ефрем Сирин, 32, 164).

* * *

Покаяние в жертву приносит согрешивших, но и опять оживотворяет их; умерщвляет, но и опять воскрешает из мертвых. Как же это? Слушай: берет оно грешных и делает их праведными. Вчера были мертвы, сегодня живы они для Бога покаянием; вчера были чужие, а сегодня свои Богу; вчера беззаконны, а сегодня святые (прп. Ефрем Сирин, 32, 167).

* * *

Начало покаянию полагается на словах, потому что словесное исповедание есть предначатие покаяния. Потому и мытарю дается предначатие спасения; несовершенно освободил его Господь от долга, потому что несовершенное еще принес он покаяние (прп. Ефрем Сирин, 32, 201).

* * *

Поелику лукавый по зависти нападает на немощь нашу, то Господь наш против язвящих стрел его дал тебе спасительное врачевство – покаяние... (прп. Ефрем Сирин, 33, 135).

* * *

Покаяние есть зеркало, поэтому лукавый не оставляет его в нас, чтобы не увидели мы в нем себя и не смыли своих нечистот (прп. Ефрем Сирин, 34, 306).

* * *

Покаяние есть врачевство, истребляющее грех; оно есть дар небесный, чудесная сила, благодатию побеждающая силу законов, почему оно ни блудника не отвергает, ни прелюбодея не отгоняет, ни пьяницы не отвращается, ни идолослужителем не гнушается, ни поносителя не отметает, ни хулителя не гонит, ни гордеца, но всех пременяет, потому что покаяние – горнило греха (свт. Иоанн Златоуст, 45, 362).

* * *

...Покаяние, тягостное и страшное для грешника, есть врачевство грехов, средство, истребляющее беззаконие, иждивение слез, дерзновение к Богу, оружие на дьявола, меч, отсекающий его голову, надежда на спасение, устранение отчаяния... (свт. Иоанн Златоуст, 45, 379).

* * *

Грех есть рана, покаяние – врачевство (свт. Иоанн Златоуст, 45, 380).

* * *

Что для тела раны и лекарства, то для души грехи и покаяние. Но грех сопровождается стыдом, а покаяние дает дерзновение (свт. Иоанн Златоуст, 45, 380).

* * *

...Сатана, зная, что за грехом следует стыд, который легко может отвратить от него согрешающего, а покаяние сопровождается дерзновением, которое в силах привлечь кающегося, извратил естественный порядок, и стыд отдал покаянию, а дерзновение – греху (свт. Иоанн Златоуст, 45, 381).

* * *

Покаяние – корень благочестия (свт. Иоанн Златоуст, 49, 710).

* * *

Покаяние же состоит в том, чтобы уже не делать впредь того же, а кто принимается за прежние дела, тот уподобится псу, возвращающемуся на свою блевотину (ср.: 2Петр. 2, 22), и тому, который, по пословице, бьет шерсть над огнем и черпает воду решетом (свт. Иоанн Златоуст, 51, 223).

* * *

Покаяние – помощница наша к достижению Царства Небесного, вход в рай, наслаждение вечным веселием; покаяние – избавление от грехов, очищение бесчестия; покаяние – мать спасения, ниспровержение дьявола, уничтожение пороков; покаяние разрешает узы грехов, спасает отчаявшиеся души, просвещает помраченных, обращает к Богу отверженных, призывает заблудших; покаяние – отрада и утешение всех отчаянных; покаяние- целебное и спасительное средство для всякой душевной и телесной немощи (свт. Иоанн Златоуст, 52, 917).

* * *

Покаяние – прогнание дьявола и ниспровержение демонов (свт. Иоанн Златоуст, 52, 983).

* * *

Он <Давид> имел сокрушенное и смиренное сердце, и это-то особенно и очищало грехи его, потому что в этом и состоит исповедание, это и есть покаяние (свт. Иоанн Златоуст, 53, 511).

* * *

Во-первых, <покаяние состоит> из сознания своих грехов и исповедания их... Во-вторых, (покаяние состоит) из великого смиренномудрия; оно есть как бы золотая цепь, если взять ее за начало, следует вся... (свт. Иоанн Златоуст, 55, 92).

* * *

Покаяние, тяжкое и страшное для грешника, есть исцеление прегрешений, источение слез, уничтожение неправды, дерзновение к Богу, оружие против дьявола, меч, отсекающий ему голову, надежда на спасение, отнятие отчаяния (свт. Иоанн Златоуст, 55, 802).

* * *

Никто да не отрицает, что Божий дар есть покаяние... (прп. Нил Синайский, 73, 266).

* * *

...Дело покаяния совершается тремя следующими добродетелями: очищением помыслов, непрестанною молитвою и терпением постигающих нас скорбей, и все сие должно быть совершаемо не только наружным образом, но и в умном делании, так, чтобы долго потрудившиеся сделались чрез сие бесстрастными (прп. Марк Подвижник, 89, 497).

* * *

...Оно <покаяние> есть с исполненною сокрушения молитвою приближающееся к Богу неослабное прошение об оставлении прошедшего, и болезнование о хранении будущего (прп. Исаак Сирин, 58, 204–205).

* * *

Покаяние есть вторая благодать, и рождается в сердце от веры и страха <Божия>... (прп. Исаак Сирин, 58, 390).

* * *

...Покаяние есть второе возрождение от Бога (прп. Исаак Сирин, 58, 390).

* * *

Покаяние есть возобновление крещения. Покаяние есть завет с Богом об исправлении жизни...

Покаяние есть всегдашнее отвержение телесного утешения. Покаяние есть помысл самоосуждения и попечение о себе, свободное от внешних попечений... Кающийся есть непосрамленный осужденник... Покаяние есть очищение совести (прп. Иоанн Лествичник, 57, 58–59).

* * *

Покаяние есть примирение с Господом чрез совершение благих дел, противных прежним грехам (прп. Иоанн Лествичник, 57, 59).

* * *

Покаяние есть дщерь надежды и отвержение отчаяния (прп. Иоанн Лествичник, 57, 59).

* * *

Покаяние есть крепкое утеснение чрева, уязвление души в глубоком чувстве (прп. Иоанн Лествичник, 57, 59).

* * *

Покаяние есть добровольное терпение всего скорбного (прп. Иоанн Лествичник, 57, 59).

* * *

...Удаление от зла есть начало покаяния (прп. Иоанн Лествичник, 57, 215).

* * *

Добровольное терпение всего скорбного есть настоящий спасительный путь покаяния (прп. Иоанн Лествичник, 90, 537).

* * *

Что значит покаяться? Значит: сознаться, раскаяться в грехах своих, оставить грехи свои... и уже более не возвращаться к ним. Таким образом многие грешники претворились в святых... (свт. Игнатий Брянчанинов, 38, 99).

* * *

Покаяние должно сопутствовать вере во Христа, предшествовать крещению во Христа; а после крещения оно исправляет нарушение обязанностей уверовавшего во Христа и крестившегося во Христа (свт. Игнатий Брянчанинов, 38, 101).

* * *

...Сущность покаяния заключается в смирении и сокрушении духа нашего, когда дух восплачет по причине смирения (свт. Игнатий Брянчанинов, 38, 204).

* * *

Без покаяния невозможно ни признать Искупителя, ни пребывать в исповедании Искупителя. Покаяние есть сознание своего падения, соделавшего естество человеческое непотребным, оскверненным, и потому постоянно нуждающимся в Искупителе... (свт. Игнатий Брянчанинов, 38, 508–509).

* * *

Покаяние есть подвиг, есть жительство, преподанные и заповеданные Богом всему человечеству, без исключений (свт. Игнатий Брянчанинов, 42, 430).

* * *

Существо покаяния – в пременении на лучшее (свт.Феофан, Затв. Вышенский, 81, 255).

* * *

Сущность Таинства покаяния состоит в разрешении <священником> сказанного греха (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 87, 241).

Покаяние как добродетель

...Кающиеся, отжените от себя лукавства этого века, вас погубляющие. Облекитесь же во всякую добродетель, чтобы вы могли соблюсти... заповеди, и ничего не прибавлять ко грехам вашим. Ибо если снова не будете грешить, то загладите прежние грехи (св. Ерм, 94, 211).

* * *

...Господь дал покаяние тем, которых видел, что сердца их будут чисты, и что они будут служить Ему от всего сердца. А тем, в которых видел лукавство и неправду, и что они притворно к Нему обратятся, не дал покаяния, чтобы они снова не осквернили имени Его (св. Ерм, 94, 220).

* * *

Благословен Бог покаяния, и благословен Богом тот, кто любит покаяние, и подклоняет выю Его воле, доколе по воле Божией не возродится свыше (прп. авва Исаия, 59, 168).

* * *

Блажен, кто любит покаяние, спасающее грешных, и не согласился поступать худо, став неблагодарным пред Спасителем нашим Богом (прп. Ефрем Сирин, 30, 525).

* * *

...Из всего досточестного велико и спасительно покаяние. Посему, однажды отрезвившись, не погружайся в опьянение, ежедневно греша, то строя, то разоряя, то соплетая, то распуская, подобно детям, которые много раз прилежно строят свои дома, и потом, опрокинув, обращают все в кучу (прп. Ефрем Сирин, 32, 27).

* * *

Через него <покаяние> земля стала небом, потому что наполнилась святыми – этими земными ангелами (прп. Ефрем Сирин, 32, 154).

* * *

Это <покаяние> обильный прибыток у Бога, потому что приводит к Нему человеков и толпами собирает грешников (прп. Ефрем Сирин, 32, 154).

* * *

Бог увеселяется им <покаянием>, как силой Своего творчества, потому что кого грех пытается погубить, тех воссозидает оно к Божией славе (прп. Ефрем Сирин, 32, 154).

* * *

Змий убеждает нечествовать и готовит огорчение, а покаяние советует не тревожиться и не отчаиваться в спасении (прп. Ефрем Сирин, 32, 155).

* * *

Враг убеждает согрешить, а покаяние готово принять согрешающего. Враг побуждает сделать беззаконие, а покаяние советует обратиться. Один нудит к отчаянию, а другое обещает надежду спасения (прп. Ефрем Сирин, 32, 155)

* * *

Дьявол не дает нечестивым одуматься, представляя им суровость покаяния. А покаяние, видя хитрость его, подходит с лаской и говорит: «Приведите только себе на память Бога, и я потружусь за вас. Представьте в уме Его милосердие, и я буду ходатайствовать за вас с воздыханиями. Слегка только воздохните, грешники, в покаянии, и сделаю вас Божиими слугами» (прп. Ефрем Сирин, 32, 156).

* * *

Если бы не было покаяния, давно бы погиб род человеческий. Если бы не оно вскоре простерло руку защиты, не стоял бы доныне мир (прп. Ефрем Сирин, 32, 159).

* * *

Видишь ли, как покаяние без ущерба сохраняет все Богу? Видишь ли, что сперва представляется оно грешникам не суровым, но снисходительным и легким. Не предложило оно поста, не потребовало ни воздержания, ни бдения, но пригласило начать исповеданием. С легчайшего полагает начало, зная, что совесть благосознательна. Она берет душу на свое попечение и старается, чтобы долг ее был взыскан (прп. Ефрем Сирин, 32, 159–160).

* * *

Никто, желая получить, чего не имел, не губит того, что имеет. Как же Богу и Отцу уступить обладание теми, которых стяжал Кровью Сына Своего! Никто не расточает охотно того, что собрал с трудом. Как же Богу без сожаления отвергнуть тех, которых приобрел из язычников трудами апостольскими! Ужели напрасно предопределил Он пришествие Сына Своего, или ни во что вменил излияние Крови Его, или хочет уничтожить домостроительство смерти Его, или нимало не почтил славы Воскресения Его, так что легко отвратится от нас, спасенных сими таинствами. Он послал Духа Святаго и освятил Церковь... Мы – стадо Его, и Он – наш Пастырь и ныне, как и в раю. Он дал покаяние, как очистительную воду. Если в чем прегрешим, им омываемся... Если в чем согрешим, омывшись покаянием, делаемся чистыми (прп. Ефрем Сирин, 32, 161).

* * *

В Церкви же и грешники кающиеся делаются иереями, потому что самих себя приносят в жертву Богу. О, как действенна благодать покаяния! Она и согрешивших рукополагает во иереи (прп. Ефрем Сирин, 32, 163).

* * *

Покаяние праздник творит Богу, потому что и небо призывает на пир. Ангелы радуются, когда покаяние приглашает их на вечерю. Все небесные чины пиршествуют, возбуждаемые к веселию покаянием (прп. Ефрем Сирин, 32, 167).

* * *

И Закон и Евангелие три дня объявляют грешникам на покаяние. Почему же это? Потому что отпущение грехов по чрезвычайной благости подает благодать Троицы... Потому что Единосущной Троицей совлечено с человечества осуждение смерти... Чрез три дня уничтожена смерть; чрез три дня дается отпущение, потому что чрез три дня совершилось и воскресение. Все могло бы совершиться во мгновение, но по причине таинства Троицы в три дня связала врага благодать... чтобы показана была тайна Божества (прп. Ефрем Сирин, 32, 177).

* * *

О, как велика в нем <покаянии> сила, – оно умилостивило Бога, изрекшего уже приговор! С кротостию приступило к Нему, напомнило воззреть на Свою благодать и сделало, что приговор переменен в отпущение. О, как велика радость покаяния, – оно склоняет Бога отменить наказание, когда грех овладел уже родом человеческим! Покаяние сретило ангелов гнева и возмогло их преодолеть, чтоб не наводили пагубы; удержало мечи, удержало серпы, чтоб не пожинали рода человеческого. Ангелы-мстители, видя его, пришли в изумление, и покаяние сказало им: «Под защиту свою беру преступников закона, ручаюсь за род человеческий, даю Владыке обеспечение за людей. Для чего пришли вы теперь переменять мои условия? Имею определенный срок. У меня заключен с Богом договор, когда представить Ему необратившихся. Для чего пришли вы противиться правам моим? Могу призвать на вне суд, у меня много свидетелей, которые уверят Владыку моего. Есть у меня доказательства, по которым могу получить отсрочку для представления человечества Богу». Итак, отводит оно ангелов Богу, начинает ходатайствовать за человечество и в защиту говорит: «Знаешь, Владыка, созданного Тобой человека, знаешь, что сотворен он из персти, что естество его слабо, что крепость его удобосокрушима; если не уснет вечером, не остается в живых; если не поест только день, в опасности его жизнь. Зимой цепенеет, летом опаляется от зноя, вечером не видит, ночью не смеет ходить; если походит, изнемогает; если остается в бездействии, кружится у него голова; если сидит, ему скучно; если станет говорить, утомляется; если принужден лежать, ему трудно; если долго постоит, приходит в изнеможение. И ты, Владыка, хочешь, чтобы такая немощь скоро восторжествовала над грехом! Много у человека помыслов, непостоянных дум в душе, сомнительных действий, неправильных дел; видимое ему препятствует, сокровенное поражает его неожиданностью; стоять против козней он не готов; к отражению того, что тревожит его, скуден умом; против злоумышляющих немощен душой; заботлив в попечении о теле, многопопечителен о пропитании жены и детей. И Ты, Владыка, хочешь, чтобы такое естество скоро восторжествовало над грехом! Что же, о Владыка, в силах оно сделать против дьявола?.. Велика сила у змия, обольщение его глубоко; грех, по причине его приятности, распростерся широко, страсти посредством вкушения делаются близкими к телу, грех тревожит плоть похотью, повреждение преоборает душу суетной славой, лукавство увлекает к себе ум. Что же в состоянии сделать сей жалкий против такого множества противников?.. Помилуй, Владыка, пощади создание Свое, умилосердись к брению, которое восхотел Ты прославить, удержи угрозу, останови скорое наказание, отложи смертный приговор для меня – покаяния. Расширь пределы щедрот Своих, увеличь меру милосердия Своего; отверзи благоутробие Свое, удиви милостию Своею и благодать Свою распространи на долгие времена. Я – ходатайница за человечество, беру его на свою ответственность и постараюсь привести к Тебе, сколько дозволит это природа».

И видя Бог покаяние, уступил желанию, склонился на прошения... определил, чтобы покаяние предводительствовало немощным естеством и дал ему власть над немощью человеческою; определил срок суда и повелел покаянию не преступать своих пределов в день Суда, не изъявлять желания продолжить власть свою, а скорее стать обвинителем, что человек пренебрегал стольким терпением; не просить милости, чтоб срок был отложен, но с негодованием приступить к отмщению...

И покаяние соглашается на сии повеления, и стремительность ангелов превращает в спокойствие. Бог прекратил угрозы, и ниневитяне спасены. Покаяние исходатайствовало, и город возвратил себе благоденствие. Под городом разумеется вся вселенная и под ниневитянами все человечество... пощада Ниневии распространилась на всех. Христос воскрес, и человечеству благовествуется воскресение. Определение Божие от одного простирается навесь род (прп. Ефрем Сирин, 32, 178–180).

* * *

Велико покаяние на земле, потому что душам служит лествицею к восхождению туда, откуда свержены они грехом. Оно восстановляет естество и возвращает ему собственное его достоинство (прп. Ефрем Сирин, 32, 181).

* * *

Покаяние проповедует оставление грехов, но не терпит, чтобы пренебрегали им. С обращающимися оно неразлучно и отвращается от пребывающих во грехе (прп. Ефрем Сирин, 32, 207).

* * *

Покаяние, братия, есть ковчег милосердия. Устремимся же к сему другу человечества (прп. Ефрем Сирин, 33, 122).

* * *

...Покаяние распростирает крыла свои, чтобы с любовью объять всякого, кто ни придет к нему. О, покаяние, ты образ благодати; так же любишь грешников, как и Господь твой! (прп. Ефрем Сирин, 33, 123–124).

* * *

Кто же смежит вежди свои пред зерцалом Писания и, при таком множестве покаявшихся, не приложит врачевства сего к язвам своим? (прп. Ефрем Сирин, 33, 127).

* * *

Если самому тебе стали несносны расслабление твое, гнойные струпы и язвы твои, то есть у тебя весьма искусный Врач, Который находит для Себя славу в твоем исцелении (прп. Ефрем Сирин, 33, 154).

* * *

Блажен, кто исправил себя покаянием и жизнью своей умилостивил Господа нашего! Если преселится он в ту страну, то упокоится в Царстве, в пристани святых, избавится от Суда и страшных ужасающих мучений, какие ожидают сатану, которого осуждение бесконечно. Блажен, кто и не услышит об оном (прп. Ефрем Сирин, 33, 258).

* * *

Притеките к покаянию, грешники, потому что мир сей цветет недолго и скоро преходит. Блаженны кающиеся; Суд ожидает грешников, которые не творили дел праведных. Если будешь судить по правде Твоей, Господи, то кому можно оправдаться на Суде? (прп. Ефрем Сирин, 33, 502).

* * *

Через покаяние является человек прекрасным и благородным и избегает скверн, а потому красота сия, сокрытая в его внутренности, уличает его в том, что сам он виновен в своей нечистоте (прп. Ефрем Сирин, 34, 35–36).

* * *

...Все рожденные могут достигать покаяния, посему, кто не может раскаиваться, тому лучше было бы не родиться (прп. Ефрем Сирин, 37, 146–147).

* * *

...Когда не осталось в них <содомлянах>, так сказать, искры покаяния, – по суду Божию стали добычей огня(прп. Макарий Египетский, 67, 409).

* * *

...Тот, Кто ищет быть любимым нами и для этого делает все, Кто не пощадил даже Единородного для нашей любви и почитает вожделенным, чтобы мы когда бы то ни было примирились с Ним, как не примет и не полюбит кающихся? (свт. Иоанн Златоуст, 44, 27).

* * *

...Воспользуемся спасительным врачевством покаяния, или лучше – получим от Бога врачующее нас покаяние, потому что не мы Ему приносим его, а Он нам даровал его(свт. Иоанн Златоуст, 45, 367).

* * *

Нет греха, как бы он ни был велик, побеждающего человеколюбие Божие, если мы в надлежащее время приносим покаяние и просим прощения (свт. Иоанн Златоуст, 47, 173).

* * *

От тебя не требуется никаких трат или издержек, – только обратись к Нему <Богу> с плачем и тотчас преклонишь Его на милость к тебе (свт. Иоанн Златоуст, 48, 701).

* * *

Предведение Божие не препятствует покаянию, потому что Бог знает наперед и то, что грешникам можно раскаяться, если они пожелают (свт. Иоанн Златоуст, 48, 861).

* * *

Помышление о грехах и страх свойственны приходящему и прибегающему к милосердию Божию. Если мы находимся с Ним <Богом> в дружественных отношениях, то, хотя бы весьма много согрешили против Него, однако мы ничего не боимся, по любви к верному Другу. Если же мы сомневаемся полагаться на Его любовь, то это отсутствие веры будет зависеть от нас самих (свт. Иоанн Златоуст, 49, 184).

* * *

Через грех дьявол низводит нас в геенну, – через покаяние Христос вводит нас в Царство Небесное (свт. Иоанн Златоуст, 52, 898).

* * *

...Посредством греха нас уязвил дьявол, – посредством покаяния исцелил Христос; тот прочно укоренился чрезгрех, – Господь секирою покаяния с корнем уничтожил грех (свт. Иоанн Златоуст, 52, 898).

* * *

Остановим же бурный натиск греха якорем покаяния, чтобы беспрерывное дуновение вожделений не заставило нас претерпеть крушение (свт. Иоанн Златоуст, 52, 900).

* * *

Открой Ему исповеданием болезнь твою, чтобы Он незримо возложил спасительное врачевство, потому что Он не пришел призвать праведников, но грешников к покаянию (свт. Иоанн Златоуст, 52, 951).

* * *

О, покаяние! Ты восходишь от земли на небо, превышаешь силы ангельские, приближаешь чрез посредство Духа Божия к Престолу Господню, становишься собеседником Бога, ты из сокровищ Божиих, как бы из своих собственных, получаешь жизнь и с дерзновением даруешь ее тем, которые обладают тобою (свт. Иоанн Златоуст, 52, 983–984).

* * *

О, покаяние! Ты целительница страстей, ты смягчаешь грозный приговор, погашаешь пламень ярости, смиряешь гнев и возжигаешь неугасимый светильник дружбы. О, покаяние! Зародившись в сердце человека, ты тотчас пребываешь и на небесах... (свт. Иоанн Златоуст, 52, 984).

* * *

О, покаяние! Ты расторгаешь узы грехов и спасаешь охраняемые тобою души (свт. Иоанн Златоуст, 52, 984)

* * *

О, покаяние! Ты несокрушимый оплот души, укрепленный город, в котором царствует Отец, Сын и Дух Святый. О, покаяние! Ты сокрушаешь жало смерти, попираешь дьявола, умерщвляешь змея, прославляешь Христа и даешь жизнь. О, покаяние! Ты в скорби рождаешь радость, в слезах находишь утешение и посредством слез избавляешь от вечного плача. О, покаяние! Ты сеешь со слезами и пожинаешь с радостию. О, покаяние! Ты рубищем уготовляешь блестящую брачную одежду Христа. О, покаяние! Ты изгоняешь из души свойства Каина и вселяешь любовь и радость непорочности. О, покаяние! Ты уничтожаешь зловоние грехов и сообщаешь благоухание добрых дел. О, покаяние! Ты сожительница мира и дружбы, союзница любви, цветок, благоухающий надеждой, пасущиеся на тебе златорунные агнцы изливают пурпуровые лучи Троицы (свт. Иоанн Златоуст, 52, 985).

* * *

Мы опять отпали, но Он <Господь> и после того не наказывает нас, а даровал врачевство покаяния, которое может уничтожить и изгладить все грехи наши, только если мы знаем, в чем состоит это врачевство и как им нужно пользоваться (свт. Иоанн Златоуст, 55, 91–92).

* * *

О, всемогущее покаяние! Совершается оно на земле и производит перемену на небесах (свт. Иоанн Златоуст, 55, 968).

* * *

Для искренно ищущих врачевания не может быть недостатка в средствах к исцелению у истиннейшего Врача душ, особенно для тех, которые по отчаянию или беспечности не пренебрегают своими недугами, не скрывают опасности своих ран или по строптивости духа не отвергают врачевства покаяния, но со смиренным и благоговейным духом прибегают к Небесному Врачу для исцеления болезней, приключившихся по ошибке ли от незнания, или по нужде (авва Иоанн, 56, 524).

* * *

Хотя и нелегко воротить назад потерянное время (при самом быстром своем полете, не дозволяет оно согрешившим возвращаться для исправления того, в чем погрешили); однако же Божественное человеколюбие, будучи выше и причин, и законов, и времен, допускает к Себе кающихся, и к их усердию примешав собственную Свою благость, и краткость времени растворив усилением раскаяния, подает врачевство падшим (прп. Исидор Пелусиот, 62, 336).

* * *

Прекрасное покаяние имеет столько силы, что во мгновение времени освободит от тысячи грехопадений и на самом одре борющегося со смертию, если прибегнет к покаянию (прп. Нил Синайский, 73, 127).

* * *

...С сокрушением бия в перси, соучастником молитвы делая целый лик слезных помыслов, трость покаяния обмакнув в сосуд с черными, как ночь, слезами, источенными от скорби и печали, на распростертой хартии сердца своего написав прошение и представив Господу, не будет он уничижен Иисусом Христом, умершим за грешников (прп. Нил Синайский, 73, 275).

* * *

Покаяние всегда прилично всем грешникам и праведникам, желающим улучить спасение (прп. Исаак Сирин, 58,360).

* * *

...Нет невозможности раскаяться и к Богу обратиться даже и дошедшему до последнего предела зла (прп. Феодор Студит, 92, 572).

* * *

Не будем мы наказаны в будущем веке за то, что грешили, и не будем осуждены по сей причине, получив естество изменчивое и непостоянное, но за то, что, согрешив, не покаялись, и не обратились от злого пути ко Господу, получив власть и время имея на покаяние. Бог благ и милосерд к кающимся, хотя изображается Он угрожающим и гневающимся, но это на зло и грех, а не на нас, которых всегда готов принять, коль скоро увидит слезу сокрушения на лице нашем. Да и вообще Он бывает таков к нам, каковы дела и расположения наши, каждому воздавая по достоинству его жизни (прп. Феогност, 91, 389–390).

* * *

...Кроме пути покаяния, нет другого пути, ведущего ко спасению (Феолипт, митр. Филадельфийский, 93, 164).

* * *

Верующий во Христа если и умрет смертию греховною, то опять оживет покаянием (свт. Игнатий Брянчанинов, 38, 506).

* * *

Печаль мысли о грехах есть честный дар Божий; носящий ее в персях своих с должным хранением и благоговением, носит святыню. Она заменяет собою все телесные подвиги, при недостатке сил для совершения их (свт. Игнатий Брянчанинов, 39, 162).

* * *

Покаяние – всемогуще, как установление Всемогущего Бога. Нет греха, который бы устоял против лица покаяния. Оно – дар, данный падшему естеству человеческому; оно – остаток нашей первобытной непорочности, как сознание этой непорочности и сетование о потере ее; оно – воззвание крещения; оно – связь земли с небом, лествица к небу (свт. Игнатий Брянчанинов, 41, 49).

* * *

Человечество, само собою, не могло бы прибегнуть к покаянию: оно призвано и призывается к нему бесконечною благостию Божиею (свт. Игнатий Брянчанинов, 42, 430).

* * *

Дана человеку Всеблагим и Премудрым Богом естественная способность к покаянию: эта естественная способность возбуждается Богом и... осеняется Божественноюблагодатию... (свт. Игнатий Брянчанинов, 42, 438).

* * *

Бог бесконечно благ и бесконечно могущественен... обнажи перед Ним твою язву... прося прощения и исцеления, и получи их (свт. Игнатий Брянчанинов, 42, 541).

* * *

Он <Господь> побуждает вас искать прощения грехов у Него Самого, конечно готов будучи и даровать сие прощение. Идите же к Нему с полною верою и не давайте врагу разорять вашу веру и упование спасения (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 81, 133).

* * *

Возгревайте покаянные чувства – дух сокрушен, – и Господь никогда не отступит от вас (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 84, 85).

* * *

Кто чрез грех теряет благодать Крещения, тот возвращает себе силу Крещения чрез покаяние и, восстановив здесь опять образ Божий, начинает снова, познанием истины и трудами доброделания, воображать в себе и подобие Божие (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 88, 92).

Необходимость покаяния

...Положил Господь покаяние, ибо Он сердцеведец... знал слабость людей и великую злобу дьявола, по которой он будет вредить рабам Божиим и коварствовать над ними. Поэтому Милосердый Господь сжалился над Своим созданием и положил такое покаяние, над которым и дана мне власть... после этого великого и святого призвания (крещения), если кто, будучи искушен от дьявола, согрешил, имеет одно покаяние. Если же часто будет грешить и творить покаяние, – не послужит это в пользу человеку, так делающему, ибо с трудом он будет жить в Боге (св. Ерм, 94, 185).

* * *

Покайся, грешник, смело полагаясь и взирая на безмерное человеколюбие Христа, сказавшего: не бо приидох призвати праведники, но грешники на покаяние (Мф. 9, 13) (прп. Ефрем Сирин, 30, 57–58).

* * *

Приступая же к Нему <Христу>, приступай не с лицемерием, не с двоедушием, но с чистой совестью. Прежде нежели скажешь что-нибудь неважное или важное, Он предвидит, о чем будешь говорить. И прежде, нежели отверзешь уста свои, наперед знает, что у тебя в сердце. Не колеблись и не скрывай своего недуга. Врач не жесток, но сострадателен, врачует словом (прп. Ефрем Сирин, 31, 273–274).

* * *

...Не будем отчаиваться в своем спасении. Согрешили мы? Покаемся. Тысячекратно согрешили? Тысячекратно принесем покаяние. Бог радуется о всяком добром деле, преимущественно же о душе кающейся, ибо весь преклоняется к ней, приемлет ее собственными руками и призывает, говоря: приидите ко Мне вси труждающиися... (Мф. 11, 28)... (прп. Ефрем Сирин, 31, 347).

* * *

Знаешь, согрешил ли ты, и душевный ли у тебя грех или плотской, как знаешь, так приноси и покаяние. Ибо для покаяния нет ничего невозможного: даже мертвую душу может оно живой представить Богу. Грех душевный может привести к смерти, сказал <апостол> Иоанн (см.: 1Ин. 5, 16). Посему приноси покаяние так, как бы отчаивался ты в жизни, и умерщвлением тела удалишь от себя душевную смерть (прп. Ефрем Сирин, 32, 199–200).

* * *

Если какой человек сделает что-либо недозволенное и держит в себе это скрытно, то скрытностью своей более радует внушившего сие беса, нежели самим делом (прп. Ефрем Сирин, 32, 406).

* * *

Не медли, кающийся, пока возможен вход в Брачный Чертог. Приготовь себе светлую ризу, потому что нужны брачные одежды. Облекись в белую ризу для вечери, пока не явился внезапно Жених (прп. Ефрем Сирин, 33, 137).

* * *

Если в продолжение дня прибыл у тебя еще один мучительный гнойный струп, то вечером приступи к порогу Врача, и Он исцелит твои гнойные язвы (прп. Ефрем Сирин, 33, 154).

* * *

Если ты, грешник, и в один день согрешаешь седмьдесят крат седмерицей, Бог не заключает для тебя двери щедрот, если только каешься (прп. Ефрем Сирин, 33, 154).

* * *

Как часто ни стал бы просить ты у Него, всякий раз даст Он без отказа. Принеси от души покаяние и несколько слез капни на уязвляющий тебя грех; и пагубная язва совершенно будет заживлена на членах твоих (прп. Ефрем Сирин, 33, 155).

* * *

Правда, трудно и тяжело сделать усилие, чтобы подойти ко входу и, достигнув преддверия покаяния, оттолкнуть и низринуть врага, который тут сильно дышит и налегает. А после того и он, будучи однажды побежден и павши там, где был силен, не оказывает такого неистовства, и мы уже, имея больше ревности, весьма удобно совершим этот добрый подвиг (свт. Иоанн Златоуст, 44, 28).

* * *

Много... различных путей покаяния (Бог) дал нам для того, чтобы отнять у нас всякий предлог к нерадению (свт. Иоанн Златоуст, 45, 331).

* * *

Если у тебя есть грехи, не отчаивайся... и если каждый день согрешаешь, каждый день кайся (свт. Иоанн Златоуст, 45, 379).

* * *

Если иудеи, освободившись от иноплеменников, были утешены, то тем более мы, освободившись от греха, должны радоваться и восхищаться, и хранить вечно эту радость, а не нарушать и не осквернять ее, снова предаваясь тем же порокам (свт. Иоанн Златоуст, 48, 391).

* * *

Дьявол, зная, что исповедание греха есть избавление от греха, склоняет душу к бесстыдному упорству. Но ты, возлюбленный, когда согрешишь, говори: я согрешил (свт. Иоанн Златоуст, 48, 488).

* * *

Когда кто-нибудь лишится дочери, то часто проводит большую часть своей жизни в слезах и рыданиях; а мы погубили душу и не плачем; лишились спасения и несокрушаемся? (свт. Иоанн Златоуст, 49, 428).

* * *

...Хотя грехи и превышают прощение, обратимся все же к покаянию, и мы удостоимся венцов (свт. Иоанн Златоуст, 50, 107).

* * *

Когда сам ты, согрешивший, не хочешь знать и того, что согрешил, то о прощении каких грехов будешь просить Бога? О тех, которых не знаешь? (свт. Иоанн Златоуст, 50, 146).

* * *

...Тот, кто стыдится открыть человеку грехи, а не стыдится грешить пред очами Божиими, и затем не желает ни сознаться в своих грехах, ни покаяться, будет посрамлен в тот день <Страшного Суда> не пред одним или двумя, а пред всей вселенной (свт. Иоанн Златоуст, 51, 679).

* * *

Подобно тому как Господь, зная немощь нашего тела, дал людям искусство врачевания и повелел земле производить растения, пригодные для врачевания, точно так же, зная склонность души к падению и раны греха, Он дал покаяние, как бы врачевство для душ, и вложил в божественные и священные письмена средства к покаянию, как бы травы, чтобы каждый из нас имел в них целительный пластырь и, прикладывая его к себе при содействии веры, избежал болезни (свт. Иоанн Златоуст, 52, 899).

* * *

...Бог ничего от нас не требует, кроме покаяния; потому Он желает, чтобы мы всегда радовались и прибегали к покаянию (свт. Иоанн Златоуст, 53, 911).

* * *

...Отречение Петра – полезно: горько оплакав (свое отречение), он научил всех, как достигается прощение (свт. Иоанн Златоуст, 54, 922).

* * *

В грехе он <дьявол> не допускает человеку стыдиться, потому что знает, что если грешник почувствует стыд, то убежит от греха; а в покаянии заставляет его стыдиться, знал, что стыдящийся не покается (свт. Иоанн Златоуст, 55, 498).

* * *

Если ты не потрудишься этим прекраснейшим трудом покаяния, то в будущем мире, несомненно, испытаешь тяготу и мучительные труды иным образом (свт. Иоанн Златоуст, 55, 502).

* * *

Для того ведь Бог и наперед оказывает нам благодеяния, и согрешивших опять удостоивает прощения, и наказания тотчас не наводит, чтобы всеми средствами привлечь нас к покаянию... (свт. Иоанн Златоуст, 55, 503).

* * *

...Грешившие и не желающие покаяться сберегают самим себе сокровище гнева... (свт. Иоанн Златоуст, 55, 697).

* * *

То же самое, что мы делаем в ветхих домах: когда они разрушаются, мы убираем разрушающееся и поправляем новым, никогда не переставая заботиться. Если сегодня ты пришел в ветхость от греха, восстанови себя назавтра покаянием (свт. Иоанн Златоуст, 55, 802).

* * *

Если не можешь поститься, как ниневитяне, тогда омой, как блудница, слезами грехи твои. Если не в состоянии дать милостыни, раскрой грехи твои и прибегни к милосердию Божию вместе с Давидом, говоря: помилуй мя, Боже, по велицей милости Твоей (Пс. 50, 3). Ведь это не упущение ехидны, чтобы я стал накладывать на укушенное место лекарство, и не грязная нечистота, чтобы я стал омывать ее водою; это – рана от укушения дьявола, она нуждается в сострадании Твоего <Божиего> человеколюбия (свт. Иоанн Златоуст, 55, 808).

* * *

Хотя различным людям полезны разные советы, но врачевство покаяния всем, думаю, потребно (свт. Иоанн Златоуст, 55, 963).

* * *

Всего лучше – не грешить и быть ближе к Богу; но хорошо, и согрешив, преобороть себя и немедленно восстать от падения. Итак, поелику первого, как невозможного, без сомнения, ты не достиг; то приложи попечение о втором, как о возможном и удобном, чтобы не поработило тебя мучительное отчаяние (прп. Исидор Пелусиот, 60, 218).

* * *

Если сделано нами что-либо нечистое, омоем это покаянием; потому что образ Божий должны мы представить в себе чистым (прп. Нил Синайский, 72, 252).

* * *

Иному, если и впал в пасть зверю, разумею дьяволу, можно избавиться от сего покаянием... (прп. Нил Синайский, 72, 353).

* * *

Никто столько не благ и не милосерд, как Господь; но некающемуся и Он не прощает (прп. Марк Подвижник, 69, 35).

* * *

Если дьявол не перестает бороться с нами, то и покаяние не должно быть никогда упраздняемо (прп. Марк Подвижник, 89, 500).

* * *

В отношении деятельной жизни, мы без покаяния не можем сделать ничего достойного; но (Господь) много милует нас за намерение наше. Понуждающий себя и держащийся покаяния до самой кончины, если в чем и погрешит, спасется за понуждение себя; ибо сие Господь обещал в Евангелии. Кто говорит, что он не имеет нужды в покаянии, тот считает себя праведным и называется в Писании порождением злым; ибо через мнение о своей праведности, являясь как бы совершившим покаяние, сам того не зная, вместо распятия совокупляется со страстями: ибо самомнение и кичливость суть страсти (прп. Марк Подвижник, 89, 500–501).

* * *

Непроизвольным болям Промышлением Божиим подвергается тот, кто не берется совершить покаяние с болями произвольными (авва Фалассий, 91, 301).

* * *

Если же погрешили в шествии своем и попали на стремнины греховные, поспешите возвратиться, прежде чем свечереет век сей седьмый и настанет оный осьмый, несущий с собою Суд и воздаяние (прп. Феодор Студит, 92, 69).

* * *

...Открывающий все свое духовному отцу чист, как солнце (прп. Феодор Студит, 92, 393).

* * *

Когда мы крестились, были еще несмысленными младенцами, и по возрасту, и по уму, и не понимали, коль великое получили освящение; потом же хоть и познали сие, но, увлекаемые юностию, осквернили себя грехами своими, потеряли благодать Святого крещения и продолжаем каждодневно сквернить и души, и тела свои, преступая заповеди Божии. Возвратим же себя опять в прежний чин покаяния, которое теперь осталось единственным путем к нашему спасению, и положим в сердце всеусильно трудиться в делании всякого рода добрых дел, о коих знаем, что они угодны Христу Господу, да запечатлеемся опять печатаю Духа Святаго и поживем прочее время жизни нашей непорочно, имея Христа Спасителя всемощным пособником себе, от Коего вследствие сего получим и ту милость, что сделаемся достойными познать тайны Бога нашего, сокровенные от век и от родов (прп. Симеон Новый Богослов, 76, 176–177).

* * *

...Бог положил и среди сего рая, т. е. посреди сонма верующих, или посреди Церкви, спасительное древо покаяния, чтоб те, которые, по своему нерадению впадая в грехи, испадают от жизни вечной, опять посредством покаяния возвращались к сей жизни, еще в светлейшей и блистательнейшей славе. Ибо если б не благоволил устроить сие для нас человеколюбивый Бог, не благоволил то есть даровать нам покаяние, то не спасся бы ни один человек. Оставим же всякую другую заботу и одно восприимем попечение о том, чтоб достодолжно каяться, сколько достанет у нас сил на то, да сподобимся и настоящих и будущих благ во Христе Иисусе, Господе нашем, Коему слава во веки веков (прп. Симеон Новый Богослов, 76, 241).

* * *

Есть два обличения: одно здесь во спасение, а другое – там в осуждение. Ныне, в настоящей жизни, входя в свет чрез покаяние, самоохотно и самопроизвольно, мы хотя обличаемся и осуждаемся, но, по благости и человеколюбию Божию, обличаемся и осуждаемся тайно и сокровенно, во глубине души нашей, во очищение и прощение грехов наших. И только один Бог вместе с нами знает и видит сокровенности сердец наших. И кто здесь, в настоящей жизни, бывает судим таким судом, тому нечего бояться другого какого истязания. Но тогда, во Второе пришествие Господне, на тех, которые не хотят внити в свет и быть им судимы и осуждаемы, но ненавидят его, откроется свет, сокрытый ныне, и сделает явными все их сокровенности. И все мы, ныне укрывающие себя и не хотящие объявить сокровенности сердец наших чрез покаяние, раскрыты будем тогда действием света пред лицем Бога и пред всем прочим, – что такое есть мы ныне (прп. Симеон Новый Богослов, 77, 319).

* * *

...Мы все бесстрашно грешим, не заботясь ни о пресечении зла, ни добра не делая; поэтому и не каемся, погрузившись во глубину зол и бесчувственно пребывая в этом (прп. Симеон Новый Богослов, 78, 231–232).

* * *

Не устремись безрассудно, не рассмотрев тщательно риз твоих, в ветхом, смрадном рубище, на брак к Сыну Божию, на соединение с Ним... (свт. Игнатий Брянчанинов, 38, 105).

* * *

...Покаяние необходимо не только для того, чтоб уверовать во Христа: оно необходимо для пребывания в вере, для преуспеяния во Христе; оно необходимо для живой веры во Христа (свт. Игнатий Брянчанинов, 41, 10).

* * *

И для такой <верной закону Божию> души необходим подвиг покаяния... и такая душа часто томится... боримая страстями, предаваемая недоумению и неизвестности о милости Божией к себе... Уже овладевает ею безнадежие; уже видит она в себе окончательное истощение и способностей и жизни... и тогда, внезапно, отверзаются двери чертога (свт. Игнатий Брянчанинов, 42, 445).

Степени покаяния

Первый путь покаяния есть осуждение грехов... осуди и ты грехи свои: этого достаточно для Господа к твоему оправданию, потому что осудивший грехи свои не так скоро решится опять впасть в них. Пробуди внутри у себя обличителя – твою совесть, дабы там – на судилище Господнем не иметь тебе обличителя. Вот один путь покаяния, прекраснейший! Есть и другой, не хуже этого, состоящий в том, чтобы не злопамятствовать на врагов, сдерживать гнев, прощать грехи сорабам, потому что в таком случае простятся нам и наши грехи против Господа... Хочешь знать и третий путь покаяния? Это пламенная и усердная молитва, возносимая притом от самой глубины сердца... Если же хочешь знать и четвертый (путь покаяния), то назову милостыню: она имеет великую и несказанную силу... скромность и смиренномудрие, не менее всех сказанных средств заглаждают грехи... (свт. Иоанн Златоуст, 45, 294–295).

* * *

...Покаяние, бывающее... всегда до самой смерти, с болезнованием и скорбением сердечным, делает мало-помалу то, что мы начинаем проливать горькие слезы, которыми отмывается и очищается скверна души нашей. Из этого (болезненного) покаяния рождается потом покаяние чистое (отрадное), превращающее горькие слезы в сладкие, вселяющие в сердце наше непрестанное некое радование и делающие нас достойными и способными узреть неприступный оный свет, который если не восподвизаемся со всем усердием узреть, то не можем ни освободиться от страстей, ни стяжать добродетели, ни сподобиться достойно, со слезами по Богу, причащаться Божественных Тайн, ни возыметь чистое сердце, ни достигнуть того, чтобы вселился в нас Дух Святый, осязательно для чувства нашего, ни удостоиться узреть Бога, как Его узревали святые, ни в сей жизни, ни в будущей (прп. Симеон Новый Богослов, 77, 277).

Действенность покаяния

Все те... которые от всего сердца покаются и очистятся от всех дел неправды... и не присоединят еще чего-либо к своим преступлениям, получат от Господа исцеление прежних грехов своих... (св. Ерм, 94, 223).

* * *

Ничто не содействует так прощению грехов, как незлобие, и не служит так примирению (совести с Богом) относительно грехов, как покаяние и отсечение худого (сщмч. Петр Дамаскин, 74, 179).

* * *

Как земля без семени и воды не может приносить плода, так и человек не может совершать покаяния без смиренномудрия и удручения тела подвигами (прп. авва Исаия, 59, 79).

* * *

...Покаяние без поста недейственно (свт. Василий Великий, 8, 7).

* * *

...Грехи, которые могут быть отплачены, и за которые можно воздать чем-либо в несколько крат большим, очищаются сим способом <милостыней>. И сей, говорю, способ не сам по себе достаточен к очищению, но предварительно имеет нужду в Божием милосердии и в Крови Христовой... (свт. Василий Великий, 9, 294).

* * *

...Когда он <человек> осуждает или уничижает кого, то опять разоряет свое покаяние (прп. авва Исаия, 89, 328).

* * *

Покаяние приносить должно от всего сердца. Кающийся обязан быть постоянно одним и тем же, а именно, всегда быть тем, чем начал. Если у кого будет в чем недостаток, это уже признак несовершенного обращения. Если он изменится, то сим обличается, что в рассудке нет твердого основания. Такой человек приносит покаяние, как обучающееся дитя, и как битый плачет по нужде, а не по произволению. Мирские законы обращают страхом, но не переменяют сердечного расположения. Так и ты приносишь покаяние с такой мыслью: «если найду случай, опять предамся пороку». Не желаю тебе, кающийся, постоянно плакать и на краткое время предаваться безрассудству; не желаю тебе безвыходно быть в церкви и вести себя в ней, как на торжище. Не думай, что есть часы для Бога, чтоб преспевать тебе в мудрости, и есть часы для дьявола, в которые должно предаваться распутству. Не рассчитывай, что есть время для благочестия, и есть время для беззакония. Так поступают лицедеи: они в обществе люди добропорядочные, а на зрелище бесчестные смехотворы; в свете заслуживают вероятие, а на зрелище обманщики. Но ты и на торжище будь таким же, каков в церквах, так же точен в делах, в помыслах, в поступках, в словах, как точен в исповеди (прп. Ефрем Сирин, 32, 184).

* * *

Покаяние не имеет нужды в шуме и пышности, но нужна ему исповедь. Будь умерен и в том и в другом, не слишком обилен, а также и не краток, потому что то и другое обращается в вину приступающему к молитве (прп. Ефрем Сирин, 32, 185).

* * *

И после крещения, согрешив, можно нам покаяться, но не должно быть небрежными, понадеявшись на покаяние(прп. Ефрем Сирин, 32, 206).

* * *

...Если, услаждаясь грехом, будешь коснеть в нем, то покаяние отвратится от тебя, потому что знал ты, как оно хорошо, и предпочел ему грех (прп. Ефрем Сирин, 32, 207).

* * *

Не будь сегодня кающимся, а наутро грешником, и один день – в числе грешников, а другой – в числе кающихся (прп. Ефрем Сирин, 33, 134).

* * *

Не с двоедушным сердцем приближайся к Испытующему все помышления наши и не двояким путем иди к Ведающему сокровенное (прп. Ефрем Сирин, 33, 135).

* * *

Он <Бог> не ведет счета долгам твоим, потому что не требован у меня отчета в долгах. Покажи Ему только покаяние, и отымет у тебя беззакония твои (прп. Ефрем Сирин, 33, 139).

* * *

При таком попечительном Враче не буду скрывать немощей своих от Его целебных пособий, потому что и на мои струпы в обилии изливает Он врачевства Свои (прп. Ефрем Сирин, 33, 140).

* * *

Если кающийся и по обращении своем впадает в грех, то пусть прибегает опять к покаянию; оно разрешит греховные узы (прп. Ефрем Сирин, 33, 153).

* * *

Если и тысячи раз согрешишь, но потом опять прибегнешь к покаянию, то снова очистишься от скверн и от соделанных тобой беззаконий (прп. Ефрем Сирин, 33, 153).

* * *

Если, ложась спать ночью, и греху дал ты место с собой на ложе; то наутро иди с покаянием в дом ко Врачу, и Он исцелит тебя (прп. Ефрем Сирин, 33, 154).

* * *

От того, кто просит оставления грехов, <Господь> требует только произволения, потому что произволение заменяет собой всесожжения и жертвы (прп. Ефрем Сирин, 33, 156).

* * *

...Вредит покаянию коснение в одних и тех же грехах (свт. Иоанн Златоуст, 44, 33).

* * *

...Не устыдимся исповедать грехи свои, потому что велика сила исповеди и много может сделать она. Вот и разбойник <на кресте> исповедался и нашел отверстый рай; исповедался – и получил дерзновение, будучи разбойником, просить Царства (свт. Иоанн Златоуст, 45, 460).

* * *

...Ничто так не умилостивляет Бога, как исповедание грехов. А это бывает тогда, когда избегают обществ, заглушающих страх ко грехам и располагающих к беспечности (свт. Иоанн Златоуст, 48, 489).

* * *

Согрешивший, если будет бодрствовать, покаянием скоро исправляет свой проступок; а кто отчаивается и не кается, тот потому и остается без исправления, что не употребил врачевства покаяния (свт. Иоанн Златоуст, 50, 857).

* * *

К Нему <Богу> прибегай С покаянием и слезами. Покайся – и не сомневайся, покайся – и не унывай более, не отчаивайся в своем спасении. На небе радость, когда ты каешься, а ты медлишь? Ангелы ликуют, а ты понурил голову? Ради тебя пришел Врач душ, а ты скрываешь рану? (свт. Иоанн Златоуст, 51, 713).

* * *

Если же ты желаешь как следует покаяться, то бодрствуй над грехом и постарайся сохранить в безопасности остальное (свт. Иоанн Златоуст, 51, 986).

* * *

Ее <душу>, устаревшую от грехов, ввергни в горнило покаяния; ударяй ее с великой высоты молотом, т. е. исповеданием грехов; воспламени огонь Духа (свт. Иоанн Златоуст, 52, 248–250).

* * *

...Непрестанно пребывай в покаянии, которое является основанием нашего спасения, так как мы не знаем ни дня, ни часа, в который придет Господь наш (свт. Иоанн Златоуст, 52, 886).

* * *

Если в настоящей жизни мы покажем хотя некоторое тщание <к покаянию>, то получим величайшую пользу; а если отойдем отсюда, нисколько не исправившись, то, как бы сильно мы ни раскаивались там, не будет нам никакой пользы (свт. Иоанн Златоуст, 53, 230).

* * *

Не на свое покаяние надейся. Разве твое покаяние может в самом деле очистить такие скверны? Если бы было одно только покаяние, тебе действительно следовало бы бояться; но так как с покаянием соединяется Божие милосердие, то надейся, потому что оно превосходит твоюзлобу (свт. Иоанн Златоуст, 55, 497).

* * *

Кающийся должен не гневаться и не сердиться, а сокрушаться как виновный, как не имеющий дерзновения, как осужденный, который должен получить спасение по одной только милости, как человек, оказавшийся неблагодарным к благодетелю, отверженный и достойный бесчисленных наказаний (свт. Иоанн Златоуст, 55, 501).

* * *

Тот, кто омывается и снова затем валяется в той же самой грязи, равно как и тот, кто разрушает, что построил, и строит, чтобы опять разрушить, не получает ничего, кроме напрасных трудов и мучений (свт. Иоанн Златоуст, 55, 684).

* * *

...Пока еще мы каемся и уязвляемся воспоминанием о порочных делах, необходимо, чтобы слезы раскаяния, происходящие от исповедания вины, угашали мучительный огонь совести. Но если по милости Божией совесть более не будет терзать смиряющегося и сокрушающегося таким образом, и воспоминание о грехах будет усыплено, то из этого должно заключить, что таковой уже удовлетворил за грехи и совсем очищен от них. Впрочем забыть грехи не иначе можно, как только когда искоренятся пороки и страсти прежние и сердце сделается совершенно чистым. Но известно, что такая чистота возможна не для тех, кои по нерадению, беспечности не занимаются очищением себя от пороков, а для тех, кои с сокрушением и постоянною ревностию исправляют порчу, причиненную грехами, и всею силою души взывают к Богу: беззаконие мое познах и греха моего не покрых (Пс. 31, 5); быша слезы моя мне хлеб день и нощь (Пс. 41, 4); они удостоятся услышать: отъях яко облак беззакония твоя, и яко примрак грехи твоя (Ис. 44, 22); Аз есмь, Аз есмь заглаждаяй беззакония твоя Мене ради и грехи твоя, и не помяну (Ис. 43, 25), и освободившись от уз грехов своих, которыми всякий связывается (см.: Притч. 5, 22), с благодарностию воспоют Господу: растерзал еси узы моя. Тебе пожру жертву хвалы (Пс. 115, 7–8) (авва Пинуфий, 56, 532–533).

* * *

Прекрасно и похвально покаяние, но для немногих бывает возможно. Посему Бог, Который желает нам жизни, приобретаемой обращением, да изведет из сердца твоего воду, и она да соделается для тебя второй баней и добровольной купелью, очищающей совесть твою от скверны, так что доставишь радость Ангелам, которых ты, согрешив, опечалил (прп. Исидор Пелусиот, 60, 231).

* * *

Не оставляй неизглаженным греха даже и самого малого, чтобы впоследствии он не повлек тебя к большему злу (прп. Марк Подвижник, 69, 20).

* * *

Господь всем заповедует: покайтеся (Мф. 4, 17), чтоб даже и духовные и преуспевающие не пренебрегали этим повелением, не оставляя без внимания и самых тонких и малых погрешностей; ибо сказано: уничижаяй малая, по мале упадет (Сир. 19, 1). И не говори: как может пасть духовный? Пребывая таким, не падает: когда же допустит в себя что-либо малое из противного, и пребудет в нем, не покаявшись, то сие малое, укоснев и возрасти, уже не терпит оставаться отдельно от него, но влечет его к соединению с собою, как бы некою цепью, долговременного привязанностию привлекая насильно. И ежели вступив с ним (с сим злом) в борьбу посредством молитвы, отвергнет его, то останется в своей мере духовного возраста. Если же конечно сведен будет (с обычной степени) возрастающим усилием того, что обладает им, сокращая борьбу и труд молитвы, то неизбежно будет прельщаться и другими страстями. Итак, постепенно будучи отводим каждою по мере своего отведения, лишается Божественной помощи; и наконец бывает сведен и в большие преступления иногда и нехотя, от понуждения предварительно возобладавшего им. Но ты скажешь мне: не мог ли он, будучи в начале зла, умолить Бога не впасть в конечное зло? И я тебе говорю, что мог, но презрев малое, и собственною волею восприняв его в себя, как ничтожное, он уже не молится о сем, не зная, что сие малое бывает предначинанием и причиною большего: так бывает в добром и злом! Когда же страсть усилится, и при помощи его произволения найдет себе в нем место, то она уже против его воли насильно возносится на него. Тогда уразумев беду свою, он молит Бога, ведя брань с врагом, которого по незнанию защищал прежде, препираясь за него с людьми. Иногда же, и будучи услышан от Господа, не получает помощи, потому что она приходит не как думает человек, но как устрояет Бог к пользе нашей. Ибо Он, зная нашу удобопреклонность и презрительность, много вспомоществует нам скорбями, дабы, избавившись бесскорбно, мы не стали усердно делать те же согрешения. А потому и утверждаем, что необходимо терпеть постигающее нас и весьма прилично пребывать в покаянии (прп. Марк Подвижник, 89, 498–499).

* * *

Понуждающий себя и держащийся покаяния до самой кончины, если в чем и погрешит, спасется за понуждение себя... (прп. Марк Подвижник, 89, 500–501).

* * *

Если хочешь приносить Богу неукоризненное исповедание, то, не воспоминая по виду (в подробностях) прежних своих поползновений, терпи мужественно последствияих (прп. Марк Подвижник, 89, 553).

* * *

...Надобно непрестанно внимать чувству сокрушенного исповедания (питать сие чувство), чтоб совесть наша как-нибудь не обманула себя, подумав, что уже довольно сокрушалась и исповедовалась Богу. Ибо суд Божий гораздо строже суда нашей совести, хотя бы кто и ничего не знал за собою худого с полным удостоверением, как учит премудрый наш Павел: но ни сам себе востязую: ничесоже бо в себе сеем, но ни о сем оправдаюся: востязуяй же мя, Господь есть (1Кор. 4, 3–4). Если же мы не будем достодолжно и об этих (невольных и неведомых) грехах исповедоваться, то во время исхода нашего страх некий неопределенный найдем в себе. А нам, любящим Господа, надлежит желать и молиться, чтоб в то время оказаться непричастными никакому страху: ибо кто тогда будет находиться в страхе, тот не пройдет свободно мимо князей адских, потому что эту боязливость души они считают за признак соучастия ее в их зле, как это в них самих есть. Обрадоваемая же любовию Божиею душа в час разрешения от тела, с Ангелами мира несется выше всех темных полчищ, потому что такая душа некако окрылена бывает духовною любовию, имея в сей любви полное без всякого недостатка исполнение закона. Почему исходящие из сей жизни с таким дерзновением и во Второе пришествие Господне восхищены будут со всеми святыми. Те же, которые во время смерти хотя мало поражаемы бывают страхом, будут оставлены тогда в толпе всех других людей, как состоящие под судом, чтоб, испытаны быв огнем суда, должный им по делам их удел получили они от Благого Бога нашего и Царя Иисуса Христа. Ибо Он есть Бог правды, и Его есть на нас любящих Его богатство благ Царствия Его, в век и во все веки веков (блж. Диадох, 91, 73–74).

* * *

Держа памятование о своих погрешениях, не ленись ударять в перси свои, чтоб такими ударами разбить и умягчить окаменелое сердце, как каменщики <золотоискатели> разбивают металлоносную почву; и обретешь в нем жилу злата, и возрадуешься о сокровенном сокровище (прп. Иоанн Карпафский, 91, 102).

* * *

Непрестанно открывай немощь свою пред Богом, и не будешь искушаем чуждыми, как скоро останешься один без Заступника своего (прп. Исаак Сирин, 58, 20).

* * *

Покаяние и частые сношения с людьми – то же, что разбитая бочка (прп. Исаак Сирин, 58, 411).

* * *

Как огонь противен воде, так и кающемуся несродно судить (прп. Иоанн Лествичник, 57, 97).

* * *

Которые не имеют расположения приносить покаяние, те чаще и грешат; а которые не по расположению грешат, тем удобоисполнимее покаяние, в котором к тому же редко и потребность бывает (прп. Илия Екдик, 91, 423).

* * *

...Если какой грешник, вняв тому, что говорит Иоанн Богослов: всяк согрешали,, не виде Его, ни позна Его (ср.: 1Ин. 3, 6), придет в чувство и, познав, какому бедствию подпал он из-за грехов своих, приимет свет покаяния и начнет нести подвиги покаянные, посредством... дел, – поста, молитвы и прочего, чтобы Бог, видя сокрушение сердца его, смирение и ревность, возблагоутробствовал к нему и примирился с ним: то Бог, видя смирение его и труд, оставляет все грехи его, примиряется с ним и являет в нем знамения сего помилования и примирения. Таковые знамения суть – упокоение от страстей, которые его одолевали, ненависть ко греху, страх Божий, держимый во всяком месте, так как Бог вездеприсущ, сокрушение и умиление сердечное, благоговение, внимание ума к Божественным песням, к чтению и слушанию Божественных Писаний. Ибо невозможно, чтоб в ком-либо оказались сии доброты духовные прежде умилостивления Бога и примирения с Ним. Когда же Божественная благодать примиряется с душою, тогда осеняет ее, объемлет ее некиим образом невидимо и делает то, что ум человека того установляется и собирается в себя, бывши дотоле непостоянным и рассеянным (прп. Симеон Новый Богослов, 76, 358–359).

* * *

...Кто зла держится как добра, тот с великим затруднением приходит в покаяние и совсем не соглашается принимать такие целительные врачевства. Ибо как возможно, чтоб решился на такое духовное себя врачевание тот, кто не верует и даже в мысли не держит, что болен душою или пал? (прп. Симеон Новый Богослов, 77, 242).

* * *

Взялся ты нести покаяние – да не идут же вслед тебя любоимение, утехи, честь, украшения, несдержанность чувств... парения мыслей, пленение ума, распущенность... (Феолипт, митр. Филадельфийский, 93, 164–165).

* * *

...Благодать нисходит... на всякого кающегося. Но ему сопутствовать должна решимость, обетом скрепленная, не поблажать себе потом, а строго блюсти и охранять себя от всяких падений, не только больших, но и малых, с присовокуплением усердной молитвы о благодатной к тому помощи (прп. Никодим Святогорец, 70, 124).

* * *

Сила покаяния основана на силе Божией: Врач всемогущ, – и врачевство, подаваемое Им, всемогуще (свт. Игнатий Брянчанинов, 38, 97).

* * *

Установитель покаяния – Творец твой, создавший тебя из ничего. Тем легче Он может воссоздать тебя, претворить твое сердце: соделать сердце боголюбивое из сердцагрехолюбивого... (свт. Игнатий Брянчанинов, 38, 99).

* * *

Сознанием грехов моих, раскаянием в них, исповеданием их, сожалением о них повергаю все бесчисленное их множество в пучину милосердия Божия (свт. Игнатий Брянчанинов, 39, 119).

* * *

Не наследован я покаяния, потому что еще не вижу греха моего. Я не вижу греха моего, потому что еще работаю греху. Не может увидеть греха своего наслаждающийся грехом, дозволяющий себе вкушение его – хотя бы одними помышлениями и сочувствием сердца (свт. Игнатий Брянчанинов, 39, 122).

* * *

Внимание и сокрушение духа – вот та клеть, которая дана в пристанище кающимся грешникам. Она – преддверие святилища. В ней будем укрываться и заключаться от греха (свт. Игнатий Брянчанинов, 39, 265–266).

* * *

Господь призывает человека к покаянию и спасению до последней минуты его жизни. В эту последнюю минуту еще отверсты двери милосердия Божия всякому, толкущему в них (свт. Игнатий Брянчанинов, 40, 112).

* * *

Покаяние в смертном грехе тогда признается действительным, когда человек, раскаявшись в грехе и исповедав его, оставит грех свой (свт. Игнатий Брянчанинов, 40, 115).

* * *

Тот, кто желает раскрыть в себе глубокое чувство покаяния, употребляет в орудие к достижению такого состояния краткую молитву, произнося ее со всевозможным вниманием и благоговением (свт. Игнатий Брянчанинов, 41, 29).

* * *

Покаяние для ожесточенного сердца – невозможно: надо, чтобы сердце смягчилось, исполнилось соболезнования и милости к своему бедственному состоянию греховности. Когда обымется и преисполнится сердце милостию: тогда только оно делается способным к покаянию... (свт. Игнатий Брянчанинов, 41, 43).

* * *

Если же приступишь к Таинству покаяния с небрежением, с лукавством, скрытностию, то совершишь начинание сатанинское, наругаешься Всемогущему и ВсевидящемуБогу... (свт. Игнатий Брянчанинов, 41, 66).

* * *

Покаяние требует содействия воли человеческой воле Божией; воскресение из смерти греховной есть действие единой воли Божией... (свт. Игнатий Брянчанинов, 42, 439–440).

* * *

...Необходимы для вступления в подвиг истинного покаяния отречение от мира и отречение от себя, от своих похотений и пристрастий (свт. Игнатий Брянчанинов, 42, 460).

* * *

Зная силу сего Таинства <покаяния>, что оно уничтожает все его <вражии> труды и хлопоты о погибели грешащих, он всячески старается пресекать плодотворность его, – и или совсем от него отклоняет, или наводит неверие в силу его и безнадежие получить прощение чрез него (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 81, 133).

* * *

Первое в производстве покаяния есть войти в себя <увидеть себя> (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 87, 92).

* * *

Милостивый Бог дает нам надежду прощения вины, если сокрушенно раскаемся и положим твердое намерение избегать прежних грехов и не прогневлять ими Бога (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 87, 134).

* * *

Главное в покаянии есть болезнь сердца о своей неисправности пред Господом и твердое намерение стараться впредь быть во всем исправною (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 87, 152).

Истинное покаяние

Кто воздает злом за зло, тот далеко отстоит от истинного покаяния (прп. авва Исаия, 59, 140).

* * *

Не тот исповедует грех свой, кто сказал: «Согрешил я», и потом остается во грехе; но тот, кто, по слову псалма, обрел грех свой, и возненавидел (ср.: Пс. 35, 3) (свт. Василий Великий, 6, 50–51).

* * *

Покаяние же требует, чтобы человек сперва возопил в себе, и сокрушил сердце свое, потом стал добрым примером для других, а для сего соделал себя слышимым, и объявил образ покаяния (свт. Василий Великий, 6, 352).

* * *

Кающиеся должны горько плакать и прочее, что свойственно покаянию, изъявлять от сердца (свт. Василий Великий, 7, 306).

* * *

Согрешили мы, возлюбленные? Покаемся, потому что Господь приемлет покаяние истинно кающихся (прп. Ефрем Сирин, 30, 153).

* * *

Истинное же покаяние состоит в том, чтоб удалиться от греха и возненавидеть оный... И тогда Бог с радостью приемлет приходящего к Нему (прп. Ефрем Сирин, 31, 346).

* * *

Некоторые из кающихся снова возвращаются ко греху, потому что не знали скрывающегося в них змия, а если и знали, то не совершенно удалили его от себя, ибо позволили остаться там следам его образа; и он вскоре, как бы зачавшись в утробе, снова восстановляет полный образ своей злобы. Когда видишь кающегося и снова согрешающего, то разумей, что он не переменился в уме своем, потому что в нем еще все пресмыкающиеся греха. – Признак же приносящего твердое покаяние – образ жизни собранный и суровый, отложение кичливости, самомнения, а также очи и ум всегда устремленные к вожделенному Иисусу Христу, с желанием, по благодати Христовой, стать новым человеком... (прп. Ефрем Сирин, 32, 183).

* * *

Грешу я ежедневно и непрестанно приношу покаяние; но оно не истинно; потому что тотчас приходит опятьгрех и обращает его в ничто (прп. Ефрем Сирин, 33, 129).

* * *

У мытаря и блудницы научился я умолять об изглаждении моих рукописаний. На гонителе Павле познал я милосердную благость Твою (прп. Ефрем Сирин, 33, 140).

* * *

Сокровище Божества отверсто было пред грешницей, чтобы через приближение свое к Нему соделалась она образцом для кающихся (прп. Ефрем Сирин, 33, 167).

* * *

...Наше покаяние... в сравнении с покаянием ниневитян – не более как тень (прп. Ефрем Сирин, 34, 123).

* * *

Истинно кающийся – всегда в страхе, и во время тишины, когда полон упования, непрестанно памятует о наказании (прп. Ефрем Сирин, 34, 123).

* * *

Слушайте и содрогнитесь: хотя морю благости и исполнено щедрот, но, если человек не приносит покаяния, не получит милости в день Суда (прп. Ефрем Сирин, 34, 238).

* * *

...Истинное покаяние не то, которое произносится лишь на словах, а то, которое утверждается делами и, исходя из самого сердца, истребляет скверну нечестия (свт. Иоанн Златоуст, 45, 367).

* * *

Недостаточно сказать, что я – грешник, но должно вспомнить и о самих грехах, о каждом в отдельности (свт. Иоанн Златоуст, 45, 709).

* * *

Совершенное покаяние состоит в том, чтобы более не делать тех грехов, в коих мы признаемся, или в коих обличает нас совесть; а доказательством того, что удовлетворено за грехи и что они прощены нам, служит то, если истреблено из наших сердец и расположение к ним. Надобно помнить, что тот еще не разрешен от грехов, кто во время покаяния и удовлетворения за них представляет себе образы их и воспоминает о них. Из этого следует, что тогда должно почитать себя разрешенным и прощенным в прежних грехах, когда сердце и воображение уже не обольщаются ими. Итак, в совести нашей есть неложный свидетель, который еще прежде суда уверяет нас об окончании покаяния и даровании нам прощения; кратко сказать, в том, что нам прощены прежние грехопадения, должно уверять нас то, если истреблены из сердец наших желание их и пристрастие к настоящим удовольствиям (авва Пинуфий, 56, 531–532).

* * *

Истинно кающийся подвергается осмеянию безумных. И это есть для него знак угождения Богу (прп. Марк Подвижник, 69, 20).

* * *

Истинно кающийся не полагает, что труд его служит заменою прежних грехов, но им умилостивляет Бога (прп. Марк Подвижник, 69, 32).

* * *

Признак прилежного покаяния заключается в том, что человек почитает себя достойным всех случающихся ему видимых и невидимых скорбей, и еще больших (прп. Иоанн Лествичник, 57, 70).

* * *

...Истинное покаяние с исповедаю и слезами, как некими пластырями и лекарствами, омывает и очищает рану сердца, и самую язвину, какую до сердца открыло жало мысленной смерти, – потом извлекает вон червя, который сделал себе внутри нору и жил там, и убивает его, – наконец залечивает рану и место ее делает совершенно здоровым, так что даже и следа ее не остается. Это... знают... только те, которые имеют сердце, ищущее здравия притрудно, со слезами и покаянием (прп. Симеон Новый Богослов, 77, 339).

* * *

...Бог не забудет прежних твоих трудов и потов, коль скоро ты сокрушенное о падениях своих носишь сердце... (прп. Никита Стифат, 93, 96).

* * *

Истинная молитва есть голос истинного покаяния. Когда молитва не одушевлена покаянием, тогда она не исполняет своего назначения, тогда не благоволит о ней Бог (свт. Игнатий Брянчанинов, 39, 161).

* * *

Явный грешник – грешник, впавший в смертные грехи... способнее к покаянию того мнимого праведника, который по наружному поведению неукоризнен, но в тайне души своей удовлетворен собою (свт. Игнатий Брянчанинов, 41, 278).

* * *

...Нет греха, который бы противостоять мог действию покаяния искреннего... (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 80, 232).

Слезное покаяние

Подлинно блаженное дело – не грешить, а согрешающим – не отчаиваться, но плакать о том, в чем согрешили, чтобы слезами опять улучить блаженство (прп. Ефрем Сирин, 32, 12).

* * *

Прекрасный и богоугодный праздник – покаяние со слезами. Это праздник, на котором сопразднует Господь (прп. Ефрем Сирин, 32, 23).

* * *

Если один обычай влечет тебя ко Врачу, то не получишь здравия. Слезами только и сокрушением врачуется болезнь твоя (прп. Ефрем Сирин, 33, 155).

* * *

Вошла она <грешница> в слезную купель, чтобы очиститься в ней; а если бы устыдилась Света, то вышла бы из купели без оставления грехов.

Взяла она с собой миро и слезы и пришла к Виновнику святыни, чтобы при омовении ее соблюден был весь чин Крещения.

Немного воды влила она и смешала с драгоценным миром; и таким образом совершено там таинство Святого крещения.

Первосвященник Своей рукой изгладил и разрешил вины грешницы, которой прегрешения, скверны и студныедела были многочисленны (прп. Ефрем Сирин, 33, 167).

* * *

Как любит Бог грешника, когда приступает он к покаянию и, с полными слез очами, воздыхая и рыдая, взывает Ему: «Господи наш, избавь меня от огня! Молю Тебя, приими слезы моего убожества. Добровольно грешил я пред Тобой, но добровольно и каюсь» (прп. Ефрем Сирин, 33, 203).

* * *

Если будешь плакать ты, грешник, и сокрушаться о своих согрешениях, и с верой умолять Господа, Он оставит тебе беззакония твои, и излиются на тебя щедроты Его, потому что жаждет и желает Он обращения твоего (прп. Ефрем Сирин, 34, 69).

* * *

Велик огонь греха, но угасает от немногих слез, потому что слеза гасит пожар греховный и омывает зловониегреха (свт. Иоанн Златоуст, 45, 372).

* * *

...Восплачь о грехе, чтобы тебе не восплакать о наказании; оправдись пред Судьей прежде, чем предстанешь пред судилищем (свт. Иоанн Златоуст, 45, 373).

* * *

Твои грехи записаны в книге; твои слезы могут послужить для них губкой. Плачь – и они сотрутся; плачь – и книга окажется на небе чистою. Сокрушение о грехах – великая губка; велика сила слез (свт. Иоанн Златоуст, 48, 656).

* * *

Плачь и стенай, когда согрешишь, не о том, что будешь наказан, так как это ничего не значит, но о том, что ты оскорбил своего Владыку, Который столь кроток, столько тебя любит, столько заботится о твоем спасении, что и Сына предал за тебя. Вот о чем плачь и стенай и делай это непрестанно, потому что в этом и состоит исповедание (свт. Иоанн Златоуст, 53, 512).

* * *

...Если не очищу скверны грехов моих слезами моими, но отыду из настоящей жизни оскверненным, то праведно буду предан поруганию и Богом и Ангелами, и ввергнут в неугасимый огнь вместе с демонами (прп. Симеон Новый Богослов, 77, 140).

* * *

...Ни плач не бывает без покаяния, ни слезы без плача, но три сия соединены неразлучно между собою, и одному чему-либо из сего невозможно явиться без других (прп. Симеон Новый Богослов, 77, 271).

* * *

Известно вам, как теплота покаяния и горя честь слез оных, исходящих из самой глубины сердца, испаряют и сожигают, как огнь, всю греховную скверну, и душу оскверненную ею делают совершенно чистою; и не только это, но душа при сем получает еще богатое осияние Божественного света, благодатию Духа Святаго, преисполняется милостию Божиею и благими плодами (прп. Симеон Новый Богослов, 77, 286–287).

* * *

Прежде плача и слез, – никто да не прельщает нас пустыми словами, и сами себя да не прельщаем, – нет в нас покаяния, ни истинного намерения перемениться, ни страха Божия в сердцах наших; не сознали еще мы себя виновными и не осудили, и душа наша не была еще в чувстве будущего Суда и вечных мук. Ибо если б мы осудили себя, если б возымели такие движения сердца, если б были в таких чувствах, то тотчас извели бы и слезы. Без этого же ни жестокосердие наше никак не может умягчиться, ни душа наша стяжать духовное смирение, ни мы не в силах сделаться смиренными. А кто не таков, тот не может соединиться с Духом Святым; не соединившийся же с Ним чрез очищение себя от всего страстного, созерцания Бога и Боговедения сподобиться не может, и недостоин сокровенно научаемым быть добродетелям смирения (прп. Симеон Новый Богослов, 77, 529–530).

* * *

Скорби и болезни покаяния заключают в себе семя утешения и исцеления. Это таинство открывается плачем... (свт. Игнатий Брянчанинов, 38, 202).

* * *

...Слезы покаяния с покаянными подвигами, особенно же с милостынеподаянием, изглаждают все грехи (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 87, 138).

Дела покаяния

На словах прилежно каюсь, а делами весьма далек от покаяния (прп. Ефрем Сирин, 30, 290).

* * *

...Постараемся мы сотворить дела достойные покаяния, чтобы не понести нам иначе двойного наказания, как уничижившим благодать Божию и не помянувшим благодеяний Божиих (прп. Ефрем Сирин, 31, 165).

* * *

Приносишь ты покаяние в идолослужении? Бегай гаданий, наблюдений полета птиц и других примет – это части идолослужения, когда по сим признакам прорицают, звездочетствуют, обращаются с вопросами к... гадателям(прп. Ефрем Сирин, 32, 169).

* * *

Приносишь ты покаяние в блуде? Осуждай всякий блуд, потому что им порождены всякие распутства. Берегись смеха, шуток, сквернословия, чревоугодия – это пути к блуду (прп. Ефрем Сирин, 32, 169–170).

* * *

Приносишь покаяние в лукавстве? Бегай раздражительности, ненависти, зависти, противной робости и всякой низости (прп. Ефрем Сирин, 32, 170).

* * *

Приносишь ты покаяние в сделанной неправде? Отжени от себя всякую неправду, потому что от неправды прозябли все излишества сребролюбия (прп. Ефрем Сирин, 32, 170).

* * *

Приносишь покаяние в том, что поссорился? Приучи язык свой отвечать кротко (прп. Ефрем Сирин, 32, 170).

* * *

Приносишь покаяние в безрассудстве? Не только уклоняйся зрелищ, но и во всяком месте удаляй от себя смех и всякую мирскую забаву. Ибо подобные сим вещи принуждают возвращаться к прежнему (прп. Ефрем Сирин, 32, 170).

* * *

...Если приносишь покаяние в чревоугодии, то приноси покаяние во всяком угождении чреву, потому что посредством самых малостей вкрадывается оно снова, и что легко пренебрегается, тем вводит ум в погрешность (прп. Ефрем Сирин, 32, 173).

* * *

...Должен ты принести твердое покаяние, как Петр, потому что твердо грешил. Скажи мне: когда творил ты блуд, вместе с телом не действовала ли и душа твоя? Как же теперь хочешь целомудриться одним телом? Когда грабил ты, вместе с плотью не напрягался ли и ум твой? Как же теперь хочешь одной наружностью доказать свое постоянство? Законы не судят, если дело не обличено, не наказывают тех, которые имеют только вид убийцы. Так и Бог не приемлет покаяния, не оказывающего в себе твердого дела. Многие подражают в походке царям, а другие в поступках подражают мучителям, но за это одних не судят, как мучителей, а другим не кланяются, как царям. Так и кающиеся, если нетвердо принесут покаяние, будут то же, что подражатели (прп. Ефрем Сирин, 32, 174–175).

* * *

В подвиге покаяния да увидит тебя наступивший конец, в святом ратоборстве да застигнет тебя смерть (прп. Ефрем Сирин, 33, 134).

* * *

Если же исповедание грехов доставляет такое утешение, то гораздо более – очищение их делами (свт. Иоанн Златоуст, 44, 27).

* * *

...Великий (путь) покаяния ты имеешь в милостыне, которая может освободить (тебя) из уз греховных... (свт. Иоанн Златоуст, 45, 330–331).

* * *

...Покаяние без милостыни мертво и лишено крыльев; не может окрылиться покаяние, не имея крыла милостыни (свт. Иоанн Златоуст, 45, 373).

* * *

Стыдись грешить, но не стыдись каяться (свт. Иоанн Златоуст, 45, 380).

* * *

...Пусть наше покаяние не ограничивается только одними словами, так как нелепо было бы, если бы оно состояло только в словах и Церковь Господа нашего Иисуса Христа не созидалась посредством дел (свт. Иоанн Златоуст, 52, 899).

* * *

Покаяние свидетельствуется не словами, а делами (свт. Иоанн Златоуст, 54, 970).

* * *

...Он <Господь> отпускает согрешивших, если они принесут разрешительный от греха выкуп – слезы покаяния, труд перемены душевного расположения, – проявления милосердия: ибо хвалится милость на суде, по Писаниям (Иак. 2, 13) (свт. Кирилл Александрийский, 65, 56).

Плоды покаяния

...Верьте вы, которые по грехам своим отчаялись в спасении и, прилагая грехи к грехам, отягощаете жизнь свою: если обратитесь ко Господу от всего сердца вашего, и будете творить правду в остальные дни своей жизни и служить Ему по воле Его, то Он уврачует прежние грехи ваши; и будете иметь силу господствовать над делами дьявола (св. Ерм, 94, 199).

* * *

Господь не увещал бы к покаянию иначе, как только потому, что обещает помилование кающимся (сщмч. Киприан Карфагенский, 64, 233).

* * *

Не обращай в уме своем грехов, некогда совершенных тобой, чтоб они опять не возобновились. Будь уверен, что они прощены тебе в то время, как ты предал себя Богу и покаянию, и нимало в том не сомневайся (прп. Антоний Великий, 89, 111).

* * *

Бог дал человеку власть... изменяться чрез покаяние и соделываться посредством оного совершенно новым (прп. авва Исаия, 59, 164–165).

* * *

...Когда оставит человек грехи свои и обратится к Богу, тогда покаяние его возрождает его и делает его всего новым (прп. авва Исаия, 89, 462).

* * *

Кающимся недостаточно ко спасению одно удаление от грехов, но потребны им и плоды достойные покаяния(свт. Василий Великий, 7, 307).

* * *

Сколько сами желаем, столько и прощает Благий Бог (прп. Ефрем Сирин, 30, 297).

* * *

...Как вода угашает огонь, так чистое покаяние угашает ярость и отвращает гнев (прп. Ефрем Сирин, 31, 148).

* * *

...В нем <покаянии> состоит духовная лихва, потому что покаяние жнет, чего не сеяло. Тело сеет тление, а покаяние, и его пожиная, возводит до чистоты. Порок сеет страсти, а покаяние, исторгая их, посевает доблестное житие (прп. Ефрем Сирин, 32, 154).

* * *

Покаяние – многообильный плод... потому что всякими способами приносит Богу доблестные дела. Это многоплодное поле, потому что возделывается во всякое время (прп. Ефрем Сирин, 32, 154).

* * *

Кающийся сам себя делает из меди золотом и также из дерева камнем. Когда принесет покаяние законно, сам себя воскресит из мертвых и из тьмы сделается светом. Следовательно, благочестивый может и созидать, потому что покаяние делается в нем началом Божественной силы(прп. Ефрем Сирин, 32, 176).

* * *

Страшный райский Херувим, стрегущий вход в рай, позволяет идти туда тебе, кающийся, новый наследник рая (прп. Ефрем Сирин, 33, 136).

* * *

Чем воздала Тебе, <Господи>, оная блудница, когда оставил Ты ей все долги ее? – Купила только мира и пришла помазать ноги Твои.

Дорога и прекрасна была любовь ее, победоносна была вера ее; потому что за миро и слезы очей своих получила от Тебя оставление грехов.

У нее грехи, миро и слезы, а у Тебя милость и полнота щедрот. Слезами своими омыла она ноги Твои и волосами своими отерла их.

Миром помазала члены Твои и получила от Тебя прощение в грехах. Маловажен принесенный ею дар в сравнении с полученным оставлением грехов.

В пламенеющий поток погружена была оскверненная сия грешница, и капли слез из очей ее угасили этот огненный поток.

Каплями слез оросила она святые ноги Твои; и река огненная угасла, и запаление не обратило ее в пепел.

Из очей оскверненной и нечистой грешницы истекшие воды пали на огненные волны; и они обратились вспять и не попалили ее (прп. Ефрем Сирин, 33, 151–152).

* * *

Господь весьма любит кающихся; у Него готово прощение грешнику, только бы оставил он лукавство свое, и получит оставление грехов (прп. Ефрем Сирин, 33, 152).

* * *

Имей сострадание, грешник, к телу своему, покрытому гнойными струнами и нечистотами; ибо Врачу, как скоро будешь просить Его, нетрудно уврачевать твои болезни,обвязать твои язвы (прп. Ефрем Сирин, 33, 153).

* * *

К животворному Огню, который прикровен был плотью и воспламенял мир, приблизилась она <евангельская блудница> телом своим; от сего и сама воспылала огнем, и потреблены в ней терния грехов... (прп. Ефрем Сирин, 33, 168).

* * *

Кто угрызен ядоносным змием, который угрыз праотца нашего Адама, тот с воздыханиями умоляй Врача, и Он, по щедротам Своим, исцелит его от угрызения (прп. Ефрем Сирин, 33, 180).

* * *

Никогда Он <Бог> не отвергает искреннего раскаяния; но хотя бы кто дошел до самой крайней порочности, а потом решился бы возвратиться опять оттуда на путь добродетели, и такого Он принимает и приближает к Себе, и делает все, чтобы привести его в прежнее состояние(свт. Иоанн Златоуст, 44, 8).

* * *

...Если кто окажет неполное раскаяние, то и краткого и малого Он не отвергает; даже и за него назначает великую награду (свт. Иоанн Златоуст, 44, 8).

* * *

...Как подавшего чашу холодной воды ожидает воздаяние, так и покаявшийся в злых делах своих, хотя бы и не оказал покаяния соразмерного с грехами, и за это получит воздаяние (свт. Иоанн Златоуст, 44, 12).

* * *

...Обратившимся через покаяние можно просиять много и светло, а часто даже и более тех, которые не падали с самого начала... (свт. Иоанн Златоуст, 44, 29).

* * *

...Отпущение грехов – источник спасения и воздаяние покаяния (свт. Иоанн Златоуст, 45, 362).

* * *

Не по виду лишь притворяйтесь кающимися, а покажите плоды покаяния пред очима Моима (ср.: Ис. 1, 16), которые испытывают тайники сердца (свт. Иоанн Златоуст, 45, 367).

* * *

<Покаяние> отверзает человеку небо, оно возводит его в рай, оно побеждает дьявола (свт. Иоанн Златоуст,45, 379).

* * *

Во грехе – гной, во грехе – поношение, во грехе – посмеяние; в покаянии – дерзновение, в покаянии – свобода, в покаянии – очищение грехов (свт. Иоанн Златоуст, 45, 381).

* * *

...Умершее тело не восстает человеческой силой, а умершая душа восстает через покаяние (свт. Иоанн Златоуст, 45, 385).

* * *

Нет такого греха, который не изглаждался бы покаянием. Для того Христос и избрал крайние степени нечестия <гонителя Савла и мытаря Матфея для обращения их>, чтобы никто при конце не мог чем-нибудь оправдаться (свт. Иоанн Златоуст, 46, 464).

* * *

Разве Он <Бог> требует от нас чего-либо трудного и тягостного? Требует сокрушения сердца, смирения ума, признания во грехе, усердного прошения (о прощении) и (за это) дарует не только исцеление от ран и очищение от грехов, но и делает праведным того, кто доселе обременен был бесчисленными тяжестями грехов (свт. Иоанн Златоуст, 47, 182).

* * *

...Если Он <Бог> увидит, что и мы обратились к добродетели и уклонились от греха, и ревнуем о совершении добрых дел, то примет и наше обращение <покаяние> и, освободив нас от бремени грехов, подаст нам дары Свои (свт. Иоанн Златоуст, 47, 239).

* * *

Кто сознает и исповедует свой грех и, поколебавшись, не предастся беспечности и отчаянию, но восчувствует грех, тот тотчас же заметит даруемую Богом помощь и помилование (свт. Иоанн Златоуст, 48, 919–920).

* * *

Покаемся же и своим покаянием склоним Бога к тому, чтобы Он и положил конец войнам, и укротил варваров, и прекратил вражеские мятежи, и дал нам наслаждение всеми благами (свт. Иоанн Златоуст, 49, 710).

* * *

...Исповедуй все грехи твои подробно, чтобы узнать, сколь велик долг, который тебе прощается, и таким образом возбудишь в себе благодарность к своему Благодетелю (свт. Иоанн Златоуст, 50, 146).

* * *

...Нет ни одного греха, который бы не покорился и не был препобежден силою покаяния или, справедливее, благодатию Христовою (свт. Иоанн Златоуст, 50, 256).

* * *

Таково именно свойство, такова сила покаяния, этого драгоценного приобретения, – что оно снова возвращает кающемуся его прежнее достоинство, которое он имел до падения... <а> некоторые стали даже более совершенными (свт. Иоанн Златоуст, 52, 885).

* * *

С появлением света рассеивается тьма, – когда является покаяние, уничтожается грех (свт. Иоанн Златоуст, 52, 900).

* * *

...Покаяние восстановляет падшую душу, соделывает ее из отчужденной дружественною Богу; покаяние ободряет душу истерзанную, укрепляет колеблющуюся, исцеляет сокрушенную, делает здоровой уязвленную (свт. Иоанн Златоуст, 52, 917).

* * *

...Покаяние воздвигает душу проклятую, исправляет увечную, исцеляет сокрушенную и делает здравой израненную (свт. Иоанн Златоуст, 52, 983).

* * *

...Оно <покаяние> поднимает душу, преисполненную им, в беспредельную высоту, очищает в источнике слез ее греховную старость и облекает ее новизною Духа (свт. Иоанн Златоуст, 52, 984).

* * *

Сокрушенно вздыхая из глубины сердца, покаяние умилостивляет Бога, а источая из глаз слезы умиления, оно просвещает крещением оскверненные души. О, покаяние! Ты, происходя из смертного человека, являешься средством, доставляющим бессмертие. Преисполненная тобою душа говорит: я черна, но красива (Песн. 1, 4): черна вследствие горького плача о грехах, красива благодаря прекрасному сиянию, изливаемому покаянием (свт. Иоанн Златоуст, 52, 984).

* * *

Покаяние делает сокрушенную душу твердой, как металл, и тотчас изменяет сердце, покрытое терниями (свт. Иоанн Златоуст, 52, 984).

* * *

Покаявшийся после греха достоин не скорби, а ублажения, как вступивший в лик праведников (свт. Иоанн Златоуст, 53, 102).

* * *

Покаяние открывает нам Царство Небесное, вводит в рай и доставляет наслаждение вечными благами (свт. Иоанн Златоуст, 54, 964).

* * *

Действие же покаяния состоит в том, что оно соделавшихся новыми и потом чрез грехи опять обветшавших избавляет от этой ветхости и возвращает в состояние обновления... (свт. Иоанн Златоуст, 55, 89–90).

* * *

...Если ты будешь исповедовать грехи, как должно исповедовать, то душа смирится, потому что совесть, терзая ее, делает смиренною. Со смиренномудрием должно соединять <сокрушенное сердце>... Сокрушенное сердце не возмущается, не оскорбляет, но всегда готово терпеть страдания, а само не восстает. В том и состоит сокрушение сердца, когда оно, хотя само бывает оскорбляемо, хотя терпит зло, остается спокойным и не возбуждается к мщению. После смиренномудрия нужны напряженные молитвы и обильные слезы днем и ночью... А после столь усиленных молитв нужно великое милосердие. Оно в особенности делает сильным врачевство покаяния. Как во врачебных средствах, хотя лекарство содержит в себе много трав, но главную – одну, так и в покаянии подобною многоцелебною травою бывает милосердие, и даже от него зависит все (свт. Иоанн Златоуст, 55, 92).

* * *

...Велика сила покаяния, если оно делает нас чистыми, как снег, и белыми, как волна, хотя бы грех предварительно запятнал наши души (свт. Иоанн Златоуст, 55, 117).

* * *

Когда же Бог изглаждает грехи, то не оставляет ни шрама, не попускает остаться и следу, но вместе со здоровьем дарует и благообразие, вместе с освобождением от наказания дает и оправдание, и делает согрешившего равным несогрешившему. Хотя бы у человека были тысячи ран, но если он покается и сделает что-нибудь доброе, Бог так изглаждает их, что не остается ни шрама, ни следа, ни знака грехов (свт. Иоанн Златоуст, 55, 498).

* * *

...Для того, кто покаянием сотрясает с себя греховную смерть, воссиявает истинный свет (прп. Исидор Пелусиот, 62, 250).

* * *

...Уязвленные врагом, если не пренебрегут трудов покаяния, несомненно спасшись, похвалятся в день Суда...(прп. Нил Синайский, 72, 292).

* * *

...Велика сила покаяния, если делает нас белыми, как снег, убеляет, как волну, хотя бы предшествовавший грех в продолжительное время очернял и преображал душунегодными делами (прп. Нил Синайский, 73, 217).

* * *

Если и ненавистны мы Богу за грехи наши, то снова будем возлюблены за покаяние (прп. Нил Синайский, 73, 223).

* * *

...Возможно и по совершившемся падении снова покаянием достигнуть первоначального бесстрастия и прежней силы. Ибо всякий, кто с покаянием и молением просит, в надлежащее время снова приимет силу свыше и бесстрастие (прп. Нил Синайский, 73, 223).

* * *

...Заставляем демонов сетовать и горько плакать, когда прикоснемся к покаянию (прп. Нил Синайский, 73, 399).

* * *

...Великой сподобляются радости таковые <люди>, и слез сладких, и помышлений божественных, за то, что болезнование и сокрушение возделали в сердцах своих (прп. Иоанн Карпафский, 91, 84).

* * *

Когда человек памятует прежние свои грехи, и наказывает себя, тогда и Бог прилагает попечение о том, чтобы упокоить его (прп. Исаак Сирин, 58, 379).

* * *

Покаяние порождает соблюдение заповедей; а заповедей соблюдение очищает душу (авва Фалассий, 91, 301).

* * *

Пока ум наш стужаем бывает от греха, дотоле, знай, не улучили еще мы оставления его; ибо верно не сотворили еще мы плодов, достойных покаяния. Плод покаяния есть бесстрастие души; бесстрастие же есть изглаждение греха. Не имеем еще мы совершенного бесстрастия, если иногда стужаемы бываем от страстей; а иногда нет. Не улучили мы, значит, и совершенного оставления грехов. От прародительского греха освободились мы через Святое крещение, от тех же грехов, на которые дерзали мы по крещении, освобождаемся не иначе, как посредством покаяния (прп. Максим Исповедник, 91, 161).

* * *

Поелику же всякий кающийся смиряется, то ради сего Бог дает благодать Свою ему, яко смиренному, чтоб ненавидел и похотные и злые дела, и всегда помнил немощь свою и, помня ее, сострадал подобострастным себе человекам и был снисходителен к немощам их, никого не осуждая во грехах их, чтоб был кроток и терпелив и обретал покой в душе своей. Дошедши до сего, начнет уже он петь Господу песнь нову, хвалу Богу нашему, т. е. начнет приносить благодарение Богу от чистого и сокрушенного сердца, потому что чистое сердце и есть сердце сокрушенное и смиренное. А всякое другое псалмопение, кроме такого, тщетно есть и бесполезно. Тому, кто не таким образом поет, невозможно беседовать с Богом посредством молитвы, хоть бы он трудился над этим много и долго; но устами будет он петь и произносить молитвы, а умом будет помышлять о том, что преогорчает Бога и подвигает Его на гнев (прп. Симеон Новый Богослов, 76, 164–165).

* * *

...Какое показывает человек покаяние, такое же обретает и дерзновение и к Богу присвоение, удостоиваясь ясно сознать сие и беседовать с Богом, как друг с другом, лицом к лицу (прп. Симеон Новый Богослов, 76, 299).

* * *

...Оно-то <покаяние> разгоняет неведение наше и приводит нас сначала к познанию человеческих вещей, самих себя и своего состояния, а потом к познанию и того, что выше нас, – вещей божеских, тайн веры нашей, недозримых и недоведомых для не кающихся. Этого познания никто не может стяжать, не исправив наперед сказанных мною добродетелей, хотя бы был первым философом в мире. А кто не стяжет такого познания, тот всю жизнь свою проведет в глубочайшей тьме неведения (прп. Симеон Новый Богослов, 77, 86).

* * *

Тот, кто кается, тому свойственны следующие делания: он сокрушается, плачет, постится, лишает себя сна, спит на голой земле, охотно всем служит и переносит всякие неприятности и скорби, помышляя всегда о грехах своих, – и как почитает себя достойным великого наказания, без смущения претерпевает все, случающееся с ним, чтоб получить прощение грехов таким терпением своим (прп. Симеон Новый Богослов, 77, 295).

* * *

Через покаяние совершается отмытие скверны прежних непотребных дел, а после такого очищения бывает причастие Святаго Духа; но не просто, а в силу веры, расположения (крепкой решимости стоять не падая) и смирения кающихся от всей души; и не только после проявления таких расположений, но и после того, как получится разрешение грехов от духовного отца и восприемника (прп. Симеон Новый Богослов, 77, 533).

* * *

Через покаяние они <люди> делаются сынами Твоего Божественного Света (прп. Симеон Новый Богослов, 78, 41).

* * *

...Неведение перстного ума, как мгла и мрак глубокий, покрывая очи душевные, отемненной и омраченной ее <душу> соделывает к уразумению Божественных и человеческих вещей, не могущей устремлять взора своего к озарениям Божественного Света, или вкушать благ оных, которых око не видало, о которых ухо не слыхало, которые и на сердце человеку не, входили (ср.: 1Кор. 2, 9). Но, открывая очи свои покаянием, она все сие видит чисто, слышит внятно и разумеет разумно. И не только это, но и восхождения разумений о сем полагает в сердце своем. Вкусивши же потом и сладости сего, просвещается она в разуме и словом премудрости поведает всем о дивных благах оных, которые уготовал Бог любящим Его, и всех убеждает взыскать причастия их многими подвигами и слезами (прп. Никита Стифат, 93, 138).

* * *

Покаяние рождает молитву, и в сугубом количестве рождается от дщери своей (свт. Игнатий Брянчанинов, 38, 149).

* * *

...Чтобы последовало к нам благоволение Божие, нужно предочищение себя покаянием. В покаянии совмещаются все заповеди Божии. Покаянием вводится христианин сперва в страх Божий, потом в Божественную любовь (свт. Игнатий Брянчанинов, 39, 74).

* * *

Зрение греха своего и рождаемое им покаяние суть делания, не имеющие окончания на земле; зрением греха возбуждается покаяние; покаянием доставляется очищение; постепенно очищаемое око ума начинает усматривать такие недостатки и повреждения во всем существе человеческом, которых оно прежде, в омрачении своем, совсем не примечало (свт. Игнатий Брянчанинов, 39, 127).

* * *

Чувство покаяния хранит молящегося человека от всех козней дьявола: бежит дьявол от подвижников, издающих из себя благоухание смирения, которое рождается в сердце кающихся (свт. Игнатий Брянчанинов, 39, 162–163).

* * *

При крещении мы рождаемся водою и Духом; при покаянии возрождаемся слезами и Духом (свт. Игнатий Брянчанинов, 39, 395).

* * *

...Спасемся мы от гнева <Божия> покаянием, которое исправляет все проступки наши, поддерживает нас во все время земного странствования нашего, извлекает нас из всякой греховной пропасти, как бы она ни была глубока (свт. Игнатий Брянчанинов, 41, 65).

* * *

Покаяние очищает душу от всех согрешений, восстановляет разрушенное святилище Божие (свт. Игнатий Брянчанинов, 42, 412).

* * *

Благодать Божия, осенив кающегося, разрушает в нем царство греха, водворяет Царство Божие, соделывается достоверным залогом на получение вечных благ (свт. Игнатий Брянчанинов, 42, 440).

* * *

Кающемуся и дается благодать, которая образует в нем решимость угождать Господу, не щадя живота (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 80, 227).

* * *

...Когда они <грешники> обращаются к Нему <Богу> с покаянием и желанием исправиться и обещанием, и приступают к сему, тогда Господь оставляет всех праведных и обращается к грешникам... и милует их (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 81, 111).

* * *

Грехи под действием разрешения духовного отца тотчас прощаются. Но след их остается в душе, – и он томит. По мере подвигов в противлении греховным позывам следы сии изглаждаются... и томление то умаляется (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 81, 174–175).

* * *

То и располагает к покаянию, что действием благодати открывается ясновидение себя, Бога и своей участи (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 81, 255).

* * *

И от наказания покаяние освобождает. В разрешении <в Таинстве исповеди> рукописание грехов раздирается.

Человек объявляется невинным (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 81, 256).

* * *

Кающемуся двери рая отворяются и объятия Отца Небесного простерты к нему (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 83, 89–90).

* * *

...После искреннего раскаяния быстро начинает исправляться внутренний строй и добрый нрав (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 83, 110).

Истинность покаяния

Сам себя переплавляешь ты, согрешивший, сам себя воскрешаешь из мертвых. Поэтому, если делаешь что вполовину, то сам себе наносишь обиду. Если немного и в малости недоделанное недостаточно и несовершенно, то кольми паче, сделанное вполовину?.. Если не всецело приносишь покаяние, то вполовину делаешься праведным (прп. Ефрем Сирин, 32, 170).

* * *

Приносящие покаяние только напоказ, творят не один грех, но многие грехи, потому что и других располагают приносить наружное только покаяние. Они издеваются, и гораздо хуже оскорбителей людской чести, потому что отваживаются посмеваться Самому Богу. Таковым не только не отпускается, но прилагается еще грех. Это лицемер, а не служитель благочестия; издевается над благоговением и прилагает нечестие, носит на себе личину добрых нравов и скорее возбудит в зрителях смех (прп. Ефрем Сирин, 32, 175).

* * *

...Есть, человек, покаяние, потому что нет ничего невозможного для Бога. Нет покаяния для тех, которые торгуют покаянием. Кто в надежде на покаяние пребывает во грехе, тому нет покаяния (прп. Ефрем Сирин, 32, 206).

* * *

Как, говорят, моющийся, потом опять марающийся в грязи не получает никакой пользы; так и каявшийся в течение трех дней и опять возвратившийся к прежнему не сделал никакого успеха (в добродетели) (свт. Иоанн Златоуст, 45, 55).

* * *

Пока несчастье пред глазами, всякий готов исправиться; но миновало устрашающее зрелище, и он тотчас забывает о своем решении (свт. Иоанн Златоуст, 48, 695).

* * *

Припомни тяжкие падения падших в древности, и покаявшихся, а также высоту и честь, каких сподобились они после сего; и приимешь смелость в покаянии своем (прп. Исаак Сирин, 58, 17).

Время покаяния

Пусть каждый исповедует свой грех, пока согрешивший находится еще в этом мире (сщмч. Киприан Карфагенский, 64, 163).

* * *

Для того, кто живет еще в этом мире, никакое покаяние не поздно (сщмч. Киприан Карфагенский, 64, 248).

* * *

Не должно отлагать времени своего исправления, потому что утренний день неверен для нас: многие, замыслив многое, не дожили до утрешнего дня (свт. Василий Великий, 10, 56–57).

* * *

...Если в чем согрешили и преткнулись, уврачуем это слезами, пока есть время покаянию. Время покаяния коротко, Царствию же Небесному нет конца (прп. Ефрем Сирин, 30, 71).

* * *

Не говори: «сегодня согрешу, а завтра покаюсь». Но лучше сегодня покаемся, ибо не знаем, доживем ли до завтра (прп. Ефрем Сирин, 30, 153).

* * *

Если не каешься ты в молодости своей и в возрасте полном сил, когда в состоянии перенести всякий труд и выдержать подвиг, то состарившись, не будешь ли представлять в предлог бессилия старости? (прп. Ефрем Сирин, 30, 217).

* * *

Не полагайся на лукавого, который внушает тебе обманчивые помыслы и говорит: «еще ты молод; еще много лет должно тебе жить, потому теперь веселись и не печаль души своей; в старости своей должно тебе приносить покаяние» (прп. Ефрем Сирин, 30, 217).

* * *

...Если еще в юности своей похищен будешь отсюда, что тогда делать тебе, <если не принес покаяния>? Поэтому оставь путь вражеский и послушай гласа истинного Владыки, Который сказал: бдите убо и молитеся яко не весте дне ни часа (ср.: Мф. 25, 13) (прп. Ефрем Сирин, 30, 217–218).

* * *

Выжидаю в надежде покаяния и обманываю себя сим суетным обещанием, пока не умру (прп. Ефрем Сирин, 30, 290).

* * *

Иному... помысл нередко внушает и говорит: «...ты молод еще, в старости своей покаешься». И если достигнет старости, опять представляет ему помысл: «Теперь ты состарился и имеешь нужду в покое». Посему необходимо... ежедневно работать Господу со страхом и трепетом, ибо кто сказал нам, что доживем до старости? А если и доживем, то будет ли у нас добрый помысл, если с сего уже времени нерадим о своем спасении? (прп. Ефрем Сирин, 30, 216–217).

* * *

Горе тому, кто говорит: «В настоящее время наслаждусь плотию, а в старости покаюсь», потому что, подобно сети, внезапно накроет его смерть, и ожидание его погибнет (прп. Ефрем Сирин, 31, 535).

* * *

Не откладывай, друг, со дня на день обращения своего ко Господу, чтобы не вышел на тебя внезапно приговор Страшного Судии, призывающий тебя к Нему для возвращения того, что приобрел ты на Его таланты, и чтобы тебе вместо похвал, связанному по рукам и ногам, не быть осужденным во тьму кромешную. Пока еще есть время, постарайся припасть к Судии, чтобы Он простил тебе все грехи (прп. Ефрем Сирин, 32, 77).

* * *

На суде нет покаяния, потому что дело Судии не прощать, но произносить суд о поступках, в которых признаются (прп. Ефрем Сирин, 32, 206).

* * *

Покаянию нет определенного времени, нет и предела его продолжению; потому что нет такого времени, которое бы не было годно для покаяния (прп. Ефрем Сирин, 33, 153).

* * *

Знаешь, что теперь, прежде смерти, есть еще время к обращению; посему и не сомневайся в оставлении грехов, если будешь молить о сем (прп. Ефрем Сирин, 33, 154).

* * *

Когда я был молод, тогда грешил и утешался тем, что покаюсь в старости. Но пришла смерть; крепкая секира ее отсекла ветви мои, а я не достиг еще старости. Нет теперь места покаянию, потому что смерть полагает ему конец. Грехи мои ждут меня пред правосудием (прп. Ефрем Сирин, 33, 235).

* * *

Место покаянию – в этом преходящем мире, а в том непреходящем мире не будут приняты ни молитвы, ни слезы (прп. Ефрем Сирин, 33, 245).

* * *

...Покаяние ценится не по продолжению времени, но по душевному расположению (свт. Иоанн Златоуст, 44, 9).

* * *

Покаемся же здесь... и познаем Господа Своего, как познать надлежит. Тогда только должно будет отринуть надежду на покаяние, когда мы будем во аде, потому что там только бессильно и бесполезно это врачевство, а доколе мы здесь, оно если и в самой старости будет употреблено, оказывает великую силу (свт. Иоанн Златоуст, 44, 11–12).

* * *

Для отшедшего туда <в мир иной> невозможно покаяться; никакой ратоборец по выходе из ристалища и по закрытии зрелища не может продолжать борьбу (свт. Иоанн Златоуст, 44, 43).

* * *

Доколе мы здесь, дотоле имеем добрые надежды, а когда отойдем туда <в геенну>, то уже не в нашей власти будет покаяться и смыть с себя грехи (свт. Иоанн Златоуст, 44, 802).

* * *

Бог не требует для покаяния продолжительного срока: сказал твой грех – и ты оправдан, покаялся – и помилован; не время оправдывает, а усердие кающегося уничтожает грех (свт. Иоанн Златоуст, 45, 368).

* * *

Здесь <на земле> судилище без свидетелей, и ты, согрешивший, ведешь суд с собой самим; там же <на Суде> все грехи будут приведены в средину зрелища вселенной, если наперед не изгладим их здесь (свт. Иоанн Златоуст, 45, 705).

* * *

Покаяние имеет место и несказанную силу, пока еще не определено наказание (на последнем Суде). Поэтому умоляю, доколе это дивное лекарство может быть действительным, воспользуемся им и, пока мы еще в настоящей жизни, примем врачевство покаяния... (свт. Иоанн Златоуст, 47, 173).

* * *

Для Господа не нужны многие дни и (продолжительное) время <покаяния>... Если Он оказал такое человеколюбие ниневитянам за то, что они совершили трехдневное покаяние, тем более не презрит нас, если только мы покажем искреннее раскаяние, и, отстав от греха, вступим на путь добродетели (свт. Иоанн Златоуст, 47, 239).

* * *

...Пока мы находимся в настоящей жизни, то для нас возможно исправиться и избежать наказания; а когда отойдем туда, то будем плакать тщетно, потому что уготова на суд престол Свой (Пс. 9, 8) (свт. Иоанн Златоуст, 48, 116–117).

* * *

Пока ты еще дышишь, в последний день, на самой постели, даже лежа при последнем издыхании и оставляя поприще этой жизни, и тогда покайся. Ограниченность времени не стесняет человеколюбия Божия (свт. Иоанн Златоуст, 48, 652).

* * *

Только в настоящей жизни возможно покаяние, а на долю будущей остаются угрозы и суд (свт. Иоанн Златоуст, 48, 700–701).

* * *

Не расслабляй себя избытком долготерпения <Божия> и не имей намерения навсегда отдаться удовольствиям. Не говори: пока еще понаслаждаюсь любовью, пока попользуюсь молодостью, немного спустя придет время покаяния, завтра покаюсь, во время старости буду беречь жизнь. Тщетны подобного рода рассуждения, дурны решения твоей воли, плохим советником служит для тебя твоя похоть. Ты говоришь: сегодня согрешу, а завтра покаюсь. Хозяин ли ты завтрашнего дня? Кто тебе поручится за завтрашний день? Если ты вникнешь как следует, то окажется, что и сегодняшним днем ты вполне располагать не можешь: одна часть сегодняшнего дня прошла, а другая ведь еще впереди; та уже не твоя, а эта пока еще не твоя. Ты говоришь: сегодня я воспользуюсь удовольствием, а завтра покаюсь. То, что в твоих руках, ты отдаешь удовольствию; а то, что не твое, покаянию? Воспользуйся лучше моим советом: сегодняшний день отдай покаянию, а греху не оставляй даже и завтрашнего (свт. Иоанн Златоуст, 51, 975).

* * *

Кто желает, всякое время удобно для покаяния (свт. Иоанн Златоуст, 53, 880).

* * *

Не говори: будет еще время, когда нужно обратиться. Многие похищены были смертию в то самое время, как предавались корыстолюбию, и отошли на явное мучение. Бойся, чтобы и тебе не подвергнуться тому же без всякой надежды на оправдание (свт. Иоанн Златоуст, 55, 503).

* * *

Если небо совьется, как свиток (см.: Ал ок. 6, 14), звезды и Орион падут (см.: Ис. 13, 10), земля и все, что на ней сгорит (ср.: 2Петр. 3, 10), и вся нага и объявлена (Евр. 4, 13) приуготовляется к великому дню пришествия Господня, то почему же нерадишь ты и не готовишься, как обязанный дать отчет, но, как надеющийся остаться неповинным, отлагаешь покаяние? Посему смотри, чтобы не пришло тогда тебе на мысль раскаяться, когда останется место одному отчаянию (прп. Исидор Пелусиот, 60, 121 – 122).

* * *

Всего лучше неповрежденная и ничем не страждущая лепота души; если же трудно сохранить ее, то лучше терпеть вред в чем-либо малом и удобоизлечимом, а не в существенном. Когда слышишь, что дано нам покаяние, не приступай поэтому небоязненно ко греху в надежде, что непременно будешь исцелен; но знай, что, во-первых, многие не имели времени на покаяние, подвергшись наказанию среди самых прегрешений; что сверх сего покаяние врачует обыкновенно немощи нескоро, потому что потребны труды, пост, бдение, милостыня, молитвы и все сему подобное, чтобы уврачевать прежние язвы. В-третьих, надлежит не терять из мысли, что и в увраченном струпе рубец изобличает бывшую болезнь. Ибо не одно и то же – тело неповрежденное и уврачеванное, не одно и то же – одежда целая и разодранная, хотя бы каким-нибудь искусством и приведена была, по-видимому, в такое состояние, что нелегко распознать, где была разодрана. Но если душа и будет восстановлена в прежнюю лепоту, то, как сказал я, непросто восстановляется, но после тьмочисленных трудов, слез и наказаний, какие согрешившая душа налагает сама на себя (прп. Исидор Пелусиот, 61, 200–202).

* * *

О, сколько будешь терзаться и воздыхать, раскаиваясь в сделанном напрасно тогда, когда уже не будет приемлемкающийся, потому что прошло определенное на то время!(прп. Нил Синайский, 73, 319).

* * *

Смотри, брат, чтобы, по надежде на покаяние, собрав себе множество зол, не пожать тебе греха, и не остаться без помилования (прп. Нил Синайский, 73, 399–400).

* * *

Смотри, человек воздержания, под предлогом покаяния не обольщайся неизвестными надеждами. Ибо многие, пав, немедленно похищены смертию, а другие не в силах были встать (от падения), привычкою к сластям похотным связанные, как законом. Почему знаешь ты, человек, будешь ли жив, покаешься ли, что назначаешь себе годы жизни? – Падая от этого, ты поблажаешь плоти своей, тогда как надлежало бы тебе паче предаться памятованию о смерти, чтоб в сердце своем поживее представить страшное определение суда, и тем угасить мудрование распаленной плоти (прп. Нил Синайский, 90, 254).

* * *

Покаяние же, как полагаю, не ограничивается ни временем, ни какими-либо делами, но совершается посредством заповедей Христовых, соразмерно с оными (прп. Марк Подвижник, 89, 497).

* * *

Если мы и до смерти будем подвизаться в покаянии, то и таким образом еще не исполним должного, ибо ничего достойного Царствия Небесного не сделали (прп. Марк Подвижник, 89, 500).

* * *

...Только здесь, в настоящей жизни, где бывает преступление заповедей Божиих, только здесь бывает и отменение страшных судных определений за то, по беспредельной Божией милости, ради искреннего и совершенного покаяния (прп. Симеон Новый Богослов, 76, 320).

* * *

Срок покаяния каждому кающемуся назначается Богом по всесвятому, недоведомому суду Его (свт. Игнатий Брянчанинов, 42, 441).

Духовная епитимия

Покаяние не должно быть менее преступления (сщмч. Киприан Карфагенский, 64, 173).

* * *

Сколь много мы согрешили, столь тяжко должны и плакать (сщмч. Киприан Карфагенский, 64, 173).

* * *

Тот, кто считает себя повинным пред Богом и покается, должен понести справедливое и выносимое оскорбление и бесчестие в отношении себя со стороны других (свт. Григорий Нисский, 19, 29).

* * *

Согрешившему нельзя избегнуть воздаяния иначе, как покаянием, соответствующим согрешению (прп. Марк Подвижник, 69, 33).

* * *

Брат спрашивал авву Пимена: «Я сделал великий грех и хочу каяться три года». «Много», – отвечал ему авва Пимен. «Или хотя бы один год», – говорит брат. «И то много», – сказал опять старец. Бывшие у старца спросили, не довольно ли сорока дней? «И это много», – повторил старец. «Если человек, – прибавил он, – покается от всего сердца и более уже не будет грешить, то и в три дня примет его Бог» (98, 31).

* * *

Один воин спросил старца: «Принимает ли Бог раскаяние?» И старец, наставив его многими словами, задал ему вопрос: «Скажи мне, возлюбленный, если у тебя разорвется плащ, выбросишь ли его вон?» Воин говорит ему: «Нет! Но я зашью его и опять буду носить». Тогда старец спросил: «Если ты так щадишь свою одежду, то тем паче Бог не пощадит ли Свое творение?» И воин, уверившись в этом, ушел с радостью (98, 315).

* * *

Рассказывали об авве Сисое, что, когда он заболел, пришли к нему старцы и спросили его: «Что ты видишь, авва?» «Вижу, – отвечал он, – что уже идут за мною, и прошу их, чтобы дали мне немного времени на покаяние».

Один из старцев говорит ему: «Если и дадут тебе еще время, сможешь ли теперь принести спасительное покаяние?» «Хотя и не могу сего сделать, – отвечал авва, – но поплачу несколько о душе моей, и сего довольно для меня» (97, 257–258).

* * *

Однажды авва Патермуфий посетил брата и застал его лежащим на одре болезни. Брату нелегко приходилось расставаться с жизнью: он трепетал...

– Отчего ты, чадо, не готов к своему исходу? Видно, совесть, изобличительница твоего нерадения, не отступает от тебя...

И больной взмолился:

– Прошу тебя, отче, исходатайствуй пред Богом, да продлит хотя немного мою жизнь, чтобы мне очиститься.

– И ты просишь еще время для покаяния, когда уже настал конец твоей жизни?! – воскликнул старец. – Что же ты делал раньше, в продолжение всей жизни? Разве не мог ты лечить тогда свои язвы? Нет?! Ты к старым прилагал свежие!..

Но еще усерднее молил его умирающий.

– Если ты к старому злу не станешь прибавлять нового, мы помолимся о тебе. Бог благ и долготерпелив и продлит еще ненадолго жизнь твою, чтобы ты мог уплатить твои долги...

И, преклонив колена, старец начал молиться. Потом, поднявшись, обратился к больному со словами:

– Вот, Господь дает тебе еще три года жизни – только бы ты всем сердцем обратился к покаянию.

И, взяв его за руку, воздвиг с одра болезни.

Выздоровевший немедленно последовал за аввою в пустыню.

Через три года авва привел брата на то место, где он лежал на одре болезни. Собралось много братий, и все пришли в изумление: точно Ангел Божий, а не человек стоял пред ними – так глубоко было его обращение к Богу!

Старец всю ночь беседовал с братией о плодах покаяния и обращения к Богу, приводя в пример брата. А брат тихо засыпал и... заснул навеки! (99, 60–61).

* * *

Брат безмолвствовал в одном монастыре, и молитва его была такая: «Господи! Нет во мне страха Твоего; пошли мне или тяжкий недуг, или напасть, чтоб хотя таким образом пришла окаянная душа моя в страх Твой. Знаю, что грех мой сам по себе непростителен: много согрешил я пред Тобою, Владыко, согрешил много и тяжко, но ради милости Твоей, по святой воле Твоей, прости мне грех мой. Если же и этого не может быть, то помучь меня здесь, чтоб здешними муками была несколько ослаблена мука будущая. Начни казнить меня отселе, Владыко, но не в гневе Твоем, а в человеколюбии». Брат провел целый год, молясь таким образом в сокрушении и смирении сердца, в строгом посте. Между тем постоянно соприсутствовала ему мысль, какое значение имеют слова Господа блажени плачущии: яко тии утешатся (Мф. 5, 4). Однажды, когда брат, объятый печалию, по обычаю, сидел на земле и плакал, напал на него тонкий сон. Явился ему Христос, воззрел на него милостиво и сказал тихим голосом: «Что с тобою? О чем ты плачешь?» Брат отвечал Господу: «Господи! Я пал». Явившийся сказал на это: «Восстань». Брат отвечал, сидя на земле: «Не могу встать, если Ты не прострешь руки Твоей и не восставишь меня». Господь простер руку и воздвиг его и снова спросил: «Что ты плачешь, о чем скорбишь?» Брат отвечал: «Господи! Как мне не плакать и не скорбеть, когда я столько прогневал Тебя!» Тогда явившийся простер руку Свою, приложил ладонь к сердцу брата и, погладив его сердце, сказал ему: «Не скорби, Бог поможет тебе. Я уже не буду карать тебя, потому что ты сам наказал себя. Ради тебя Я пролил кровь Мою, пролью и человеколюбие Мое на всякую душу, приносящую покаяние».

Брат, пришедши в себя по окончании видения, ощутил сердце свое исполненным неизъяснимой радости и приял извещение, что Бог сотворил милость с ним. Прочее время жизни своей он провел в великом смирении, славословя Бога, и отошел ко Господу в этом настроении исповедания (106, 436–437).

* * *

Один брат спросил старца: «Если случится человеку, по действию дьявола, впасть в искушение, бывает ли польза для соблазняющихся чрез него?» Тогда старец рассказал ему следующее: «В киновии Египетской был один именитый дьякон. Некий должностной гражданин, гонимый архонтом1, пришел в киновию со всем своим домом. Дьякон, по действию дьявола, пал с женой его, и положил срам на всех. Пошел он к любимому им старцу и все рассказал ему. У старца внутри его кельи было одно темное потаенное место. Дьякон начал упрашивать его, говоря: «Погреби меня здесь живого и никому не открывай сего». Он вошел в этот мрак и принес истинное покаяние.

Когда же в тех краях наступила засуха, то при совершении общей молитвы одному из старцев было открыто, что если не выйдет и не помолится дьякон, скрытый таким-то старцем, то дождь не пойдет. Слышавшие подивились и, пошедши, вывели дьякона из потаенного места. Он помолился, и река наполнилась водой. И те, кто соблазнился поступком дьякона, получили большую пользу от его покаяния и прославили Бога» (98, 97–98).

* * *

Однажды пришел блаженный Павел Простый, ученик аввы Антония, в монастырь для посещения и наставления братии. После обычных взаимных приветствий они пошли в церковь к молитвенному правилу. Блаженный Павел, остановясь у входа и глядя на каждого входящего в церковь, внимал тому душевному расположению, с которым тот входил. Он, по особому дару благодати Божией, видел состояние души каждого, подобно тому как мы друг у друга видим лица. Все входили со светлыми и веселыми лицами, с каждым шел Ангел, радуясь о нем; но одного из братии увидел Павел с лицом черным; все тело его было темно; с обеих сторон держали его демоны и влекли к себе, вдевая узду в его ноздри; святой Ангел, печальный и плачущий, следовал издали. Расстроенный Павел сидел у церковных дверей и горько скорбел о брате. Увидев внезапную перемену в старце, его слезы и скорбь, братия, полагая, что он увидел что-либо достойное сожаления, упрашивали его сказать о причине плача; предлагали ему войти в церковь с ними, но он сидел у дверей и продолжал горько оплакивать виденное им.

По окончании церковного молитвословия Павел вновь внимательно смотрел на выходящих... И вот, видит он, что муж, у которого прежде лицо было черно, выходит из церкви с лицом светлым; тело его было чисто, демоны, которые прежде держали его, шли вдали, а возле него шел Ангел в веселии и радости о нем. Павел пришел в восторг и, благословляя Бога, взывал: «О, неизреченное милосердие Божие и благость! О, Божественная милость и неисчислимые щедроты!» Поспешно взошел он на возвышенное место и громким голосом сказал: «Приидите, видите дела Господа, как они страшны, как они достойны всякого удивления! Приидите, видите Того, Кто хочет всем человекам спастися и в разум истины приити (1Тим. 2, 4). Приидите, поклонимся, и припадем пред Ним, и скажем: «Ты один можешь отпущать грехи!»

На голос Павла стеклась все братия монастыря, желая услышать, что он скажет. Павел поведал все виденное им, и просил он брата сказать причину, по которой Бог даровал ему такое внезапное изменение. Обличенный Павлом, тот поведал всем: «Я грешник, и в течение долгого времени жил, предаваясь любодеянию; ныне, войдя в Святую Божию Церковь, услышал голос читаемого пророка Исаии, правильнее же – глас Бога, говорившего чрез Пророка: Измыйтеся, и чисти будете, отымите лукавства от душ ваших пред очима Моима... Научитеся добро творити. .. И аще будут греси ваши яко багряное, яко снег убелю... И аще хощете и послушаете Мене, благая земли снесте (Ис. 1, 16–19). Я приведен был этими словами в необыкновенное умиление и, вздохнув от глубокого сознания греховности моей, возопил мысленно к Богу: «Боже, пришедый в мир грешников спасти! (ср.: 1Тим. 1, 15).

Вот! Ныне же даю Тебе обещание, исповедуя его сердцем и утверждая словом, что уже не буду более делать этого греха, что отрицаюсь от всякого беззакония и послужу Тебе отселе чистою совестию. Господи! От сего дня и часа приими меня, приносящего покаяние и припадающего Тебе, отрицающегося от всякого греха». Дав эти обеты, я вышел из церкви, положив завет в душе моей, не делать ничего неблагоугодного пред очами Господа». Услышав это, вся братия воскликнула ко Господу громким голосом: «Возвеличишася дела Твоя, Господи: вся премудростию сотворил еси (Пс. 103, 24)» (106, 347–349).

* * *

Два брата, будучи побеждены блудною похотию, согрешили. После же стали говорить друг другу: «Что пользы для нас в том, что мы, оставив ангельский чин, пали в эту нечистоту и потом должны будем идти в огонь и мучение? Пойдем опять в пустыню». Придя туда, они просили отцов назначить им покаяние, исповедав то, что они сделали. Старцы заключили их на год, и обоим поровну давались хлеб и вода. Братья были одинаковы по виду. Когда исполнилось время покаяния, они вышли из заключения, и отцы увидели одного из них печальным и совершенно бледным, а другого – с весёлым и светлым лицом, и подивились сему, ибо братья принимали пищу поровну. Посему спросили они печального брата: «Какими мыслями ты был занят в келье своей?» «Я думал, – отвечал он, – о том зле, которое я сделал, и о муке, в которую я должен идти, и от страха прильпе кость моя плоти моей (Пс. 101, 6)». Спросили они и другого: «А ты о чем размышлял в келье твоей?» Он отвечал: «Я благодарил Бога, что Он исторг меня от нечистоты мира сего и от будущего мучения и возвратил меня к этому ангельскому житию, и, помня о Боге, я радовался». Старцы сказали: «Покаяние того и другого – равно пред Богом» (98, 17–18).

* * *

В Скиту вместе с аввою Пафнутием жил один брат, искушаемый помыслом блуда. Он говаривал: «Если я возьму десять жен, и тогда не насытить мне своей похоти». Старец увещевал его: «Не делай так, сын мой, это искушение от демонов». Но брат не послушался, пошел в Египет и взял жену. Через некоторое время случилось старцу прийти в Египет, где он встретил брата, несущего корзинки с черепками. Старец не узнал его, но тот сам напомнил о себе, сказав: «Я ученик твой». Старец, видя брата в таком унижении, заплакал и говорит: «Как это ты оставил прежнее честное состояние и дошел до такого уничижения? Не взял ли ты десяти жен?» Брат отвечал со вздохом: «я взял только одну жену и вот тружусь, чтобы достать ей хлеба». «Пойдем опять к нам», – сказал старец. – «Но возможно ли покаяние, авва?» – «Возможно». Брат оставил все и последовал за старцем. Искушенный опытом, по возвращении в Скит он сделался добрым монахом (97, 236).

* * *

Инокиня женского монастыря, выйдя однажды из обители, впала, по действу дьявола, в смертный грех. В монастырь уже не вернулась, а осталась в миру и несколько лет проводила греховную жизнь. Наконец, пришла в себя, образумилась, пожелала обратиться к Богу. Внутренне раскаялась и пошла снова в монастырь, где жила прежде, чтобы благочестивой жизнью загладить свои грехи. Но как только она подошла к монастырским воротам, внезапно упала и умерла. После же ее смерти один епископ имел видение. Видел он Ангелов, которые приняли душу умершей, и бесов, споривших за душу ее. Ангелы говорили: «Она долго жила в монастыре и работала Богу много лет, значит, она наша», а бесы утверждали, что она возвращалась в монастырь в лености, значит, им принадлежит. Ангелы на это сказали им: «Бог видел ее помышления, ее внутреннее раскаяние и то, что она шла в монастырь, чтобы начать новую жизнь, и потому принял ее покаяние, а что она умерла скоропостижно, не наше это дело, а Божие». Тогда бесы, посрамленные, бежали (112, 830–831).

* * *

Дева-подвижница, вместе с другими двумя девственницами, подвизалась лет десять. Но, обольщенная одним певцом, она согрешила с ним и, зачавши во чреве, родила. Наконец, почувствовав сильную ненависть к обольстителю, стала глубоко сокрушаться духом и дошла до такой степени раскаяния, что, сохраняя строгое воздержание, хотела уморить себя голодом. Со слезами молилась она и просила Бога: «Боже великий, вземлющий согрешения всех нас и безмерный грех всего мира, не хотящий смерти грешников и погибели падших, но милующий всякое создание, ибо воля Твоя та, чтобы все спаслись! Если тебе угодно, спаси и меня погибшую...»

Ребенок, пожив немного, умер. С сего времени она не хотела встречаться с обольстителем и, предавшись строгому воздержанию, тридцать лет служила больным и увечным женщинам. Этим она так умилостивила Бога, что одному святому пресвитеру было откровение, что эта подвижница угодила Богу более покаянием, нежели девством (101, 285–286).

* * *

Блаженная Феодора рассказывала: «Девица знатного рода, увидев одного юношу и разжегшись к нему сатанинской страстью, пала с ним. Несколько дней спустя, придя в себя, раскаялась в своем грехе и тайно от всех покинула город, переодевшись в мужское платье. Пришедши к моей бедности, она рассказала мне все о себе и просила кельи. Я дала ей оную с радостью, и она заключила себя в ней. Пищу вкушала она через два дня, кроме воскресенья и субботы, и в сии два дня беседовала только со мной; она никогда уже потом не видела человеческого лица и предала себя такому строгому подвижничеству, что только по голосу можно было узнавать в ней человека. Прожив таким образом двадцать лет, она в мире отошла ко Господу» (103, 83–84).

* * *

При царе Маврикии во Фракии был свирепый и жестокий разбойник. Не находя возможности взять его силой, царь решил для его усмирения употребить противоположное средство – милость, и послал ему свой крест со словами: «Не бойся». Этот необыкновенный поступок тронул сердце разбойника. Он сам явился к царю, пал к его ногам, раскаялся и обещал исправиться. Царь простил разбойника, и он остался жить в городе.

Вскоре бывший разбойник тяжко заболел и однажды, во время болезни, увидел во сне Страшный Суд. Пробудившись, он почувствовал приближение смерти и, ужаснувшись своих грехов, стал с горькими слезами просить в них прощения... С плачем исповедовав грехи свои, он скончался. В час его смерти живший в том же доме врач видел во сне следующее. Много бесов явилось к одру разбойника, держа в руках рукописание его грехов, и за ними два Ангела с весами. На одну сторону весов бесы положили хартии грехов умершего. «Что мы положим на свою сторону? – сказали Ангелы. – Нет у нас ничего, ибо только десять дней прошло, как он отошел от злых дел! Разве вот только плат, смоченный слезами его, которые он проливал перед смертью?» – и положили плат. И, о бездна милосердия Божия! Плат перетянул все грехи разбойника, и хартии бесов исчезли. Ангелы взяли душу умершего, а бесы бежали посрамленными. Вот что значит плакать и сокрушаться о своих грехах (112, 116–118).

* * *

Однажды преподобный Нифонт увидел двух Ангелов, несущих душу человека на небо, не допуская истязать ее на воздушных мытарствах. Бесы, воздушные мытари, начали утверждать: «Зачем вы эту душу не отдаете нам? Ведь она наша». Ангелы сказали: «А чем вы докажете, что она ваша?» «Да она, – отвечали бесы, – до смерти только одно зло делала, и нет греха, которого бы она не сотворила; она была порабощена страстями и без покаяния разлучилась с телом. А кто умер рабом греху, тог наш». Один из Ангелов отвечал им: «Так как вы всегда лжете, то вам не верим; пусть будет призван Ангел-хранитель этой души, ему и дадим веру, ибо он лжи не скажет». Ангел-хранитель явился, и его спросили: «Что, душа эта покаялась или в грехах оставила тело?» «Подлинно, человек сей грешник был, – отвечал Ангел-хранитель, – но когда стал болеть, тогда со слезали исповедовал Богу грехи свои и с воздетыми на небо руками усердно просил Бога о помиловании». Тогда Ангелы удержали у себя душу, и бесы были посрамлены. Но они не успокоились и снова возопили: «Уж если этот человек мог быть помилован, то, значит, спасется и весь мир, и всуе мы трудимся?» «Да, – отвечали Ангелы, – все грешники, исповедующие грехи свои смиренно и со слезами, от Бога получат прощение, а кто умирает без покаяния, тем Бог Судья». И с этими словами подошли ко вратам небесным, и спасена была душа та (112, 323–324).

* * *

Состояние души, желающей принести покаяние, авва Иоанн изображал такой притчею. В одном городе была красавица блудница, имевшая много любовников. Князь сделал ей предложение: «Обещайся жить целомудренно, и я согласен, чтобы ты была моей супругою». Она согласилась. Князь женился на ней и взял ее в дом свой. Узнав об этом, прежние ее любовники совещались между собой: если мы пойдем прямо в дом, то князь подвергнет нас пытке. Вот что сделаем: пойдем сзади дома и свистнем ей. Она узнает наш свист и выйдет к нам; тогда уже мы не будем виноваты.

Так и сделали. Но она, услышав свист, заткнула уши, убежала во внутреннюю комнату и заперла за собою двери. Авва объяснил притчу так: «Блудница – душа; ее любовники – страсти; князь – Христос; внутренняя комната – вечная обитель; свистящие любовники – демоны. Если душа будет постоянно прибегать к Богу, то демоны и страсти, убоявшись, удаляются от нее» (106, 289–290).

* * *

Говорили о некой девице, что у нее умерли родители и она осталась сиротою. Размыслив, она сделала дом свой странноприимным для отцов Скита. Она жила таким образом, принимая странных, и в удобное время служила отцам. Через некоторое время истощилось ее имущество, и она начала нуждаться. Сблизились с нею развратные люди и отклонили ее от доброй цели. После сего она стала жить так худо, что дошла до блудодейства. Услышали о сем отцы и очень опечалились. И, призвавши авву Иоанна Колова, говорят ему: «Мы слышали о той сестре, что она худо живет. Когда могла, она оказывала нам любовь свою, а теперь мы окажем свою любовь и поможем ей. Потрудись сходить к ней, и по мудрости, которую дал тебе Бог, воздвигни ее». Авва Иоанн пошел к ней, и обратился к привратнице: «Скажи обо мне госпоже». Она же отослала его, говоря: «Вы прежде объедали ее, а теперь она бедна». Авва Иоанн продолжал настаивать: «Скажи ей, ибо я много могу сделать ей пользы». Слуги же ее, насмехаясь, говорили ему: «А что ты можешь дать ей, что хочешь видеться с нею?» Привратница пошла и сказала о старце госпоже своей. «Эти монахи всегда снуют около Красного моря и ищут жемчужин», – ответила та. Потом, нарядившись, говорит: «Позови его».

Когда он вошел, она приняла его, сидя на роскошном ложе. Авва же Иоанн, подошедши к ней близко и смотря ей в лицо, сказал: «Что ты унижаешь Иисуса, что дошла до этого?» Услышав это, она совершенно оцепенела. И старец, приклонив главу свою, начал горько плакать. Девица спрашивает: «Авва, о чем ты плачешь?» Старец поднялся и, снова приклонивши голову, со слезами говорит ей: «Вижу, что сатана смеется тебе в лицо, как же мне не плакать?»

Девица, услышав это, поражена была еще более, и спрашивает его: «Есть ли покаяние, авва?» Он отвечает: «Есть». Тогда она произносит: «Возьми меня, куда хочешь». «Пойдем», – сказал старец. И она встала, чтобы следовать за ним. При этом авва Иоанн заметил, что девица не сделала никаких распоряжений и ничего не сказала о доме своем, – и удивился.

Когда они пришли в пустыню, наступил вечер. Авва, сделав из песка как бы небольшое возглавие для нее и сотворивши крестное знамение, говорит ей: «Усни здесь». Сделав и себе ложе недалеко от нее и окончив молитвы, старец заснул. Проснувшись же в полночь, он видит как бы некий светлый путь, сходящий от неба до самой девицы, и Ангелов Божиих, возносящих душу ее. Встав и подойдя к ней, он увидел, что девица умерла. Авва повергся на землю, моля Бога, – и услышал глас: «И один час покаяния ее принят лучше покаяния многих медлящих и не являющих ничего подобного такому покаянию» (97, 299–301).

* * *

Некий брат смиренный проводил уединенную жизнь в Египте. У него была в городе сестра-блудница, погубившая многие души. Старцы часто уговаривали этого брата и едва могли уговорить его, чтобы он сходил к сестре для ее увещания и отвращения от греховной пагубы.

Когда брат приближался к месту ее жительства, один из знакомых, увидев его, поспешил войти к ней и известил о пришествии брата из пустыни. Услышав это, она вне себя от радости оставила своих любовников, которых в то время угощала, с открытой головою выбежала навстречу брату. Он сказал ей: «Сестра моя любезнейшая! Пощади душу твою, потому что многие погибают через тебя. Рассуди, какие муки уготованы тебе, если не прибегнешь к покаянию». Она содрогнулась и сказала ему: «А есть ли для меня какая-нибудь надежда на спасение?» Он отвечал: «Если б ты только пожелала, то и доселе есть тебе надежда на спасение». Она упала к ногам брата и просила его, чтобы он увел ее с собою в пустыню. Тогда сказал он: «Пойди, покрой голову твою, и следуй за мной». «Пойдем скорее! – отвечала она. – Лучше мне пройти между толпою людей безобразною и с открытою головою, чем возвращаться в работный дом грехов».

Во время пути брат поучал ее покаянию. Увидя идущих навстречу монахов, он сказал ей: «Сойди с дороги, пока монахи пройдут: не все знают, что ты мне сестра». Она послушалась. Монахи прошли, и он позвал сестру: «Пойдем, продолжим путь наш». Но она не отвечала ему. Брат осторожно подошел к ней и нашел ее умершей, а ноги ее были все в ранах, потому что она шла без обуви. Тогда, плача и рыдая, возвестил он старцам о случившемся. Они рассуждали о спасении ее и были несогласны между собой. Но Бог открыл одному из старцев, что покаяние блудницы принято, потому что она отвергла всякое попечение обо всем, принадлежащем миру сему, пренебрегла всем для исцеления язвы своей, тяжко воздыхала о грехах своих и оплакала их (106, 471–472).

* * *

Как-то авва Серапион шел через египетскую деревню и, увидев блудницу, которая стояла у своей горницы, сказал: «Ожидай меня вечером: приду к тебе и останусь с тобою». «Хорошо, авва!» – отвечала блудница.

Вечером старец пришел к ней и спросил: «Приготовила ли ложе?» – «Приготовила, авва!» Старец запер дверь и сказал: «Подожди немного, я только исполню наше обычное правило», и начал свое молитвословие. Читая Псалтырь, он после каждого псалма молился о ней, прося Бога, да дарует ей покаяние и спасение. И Бог услышал его. Блудница стояла в трепете и молилась подле старца. Когда старец окончил Псалтырь, она пала на землю. Старец взял Апостол, много прочитал из него и окончил свое молитвословие. Блудница пришла в сокрушение и, узнав, что старец пришел к ней не для греха, но чтобы спасти душу ее, поверглась пред ним и сказала: «Сделай милость, авва! Отведи меня туда, где я могу угодить Богу». Старец повел ее в женский монастырь и поручил матери-настоятельнице, сказав: «Прими сию сестру и не налагай на нее бремени или заповеди, как на других сестер, но давай ей, что она захочет, и, если захочет уйти, отпусти ее».

Через несколько дней женщина сказала настоятельнице: «Я, великая грешница, хотела бы вкушать пищу через два дня». Спустя какое-то время она сказала: «Много грехов у меня, и я хотела бы поститься до сорока дней». Наконец еще через несколько дней она упрашивала настоятельницу так: «Сильно оскорбила я Бога моими беззакониями: сделай же милость, отведи меня в келью, запри ее и подавай мне в окно немного хлеба и рукоделье». Настоятельница исполнила ее просьбу, и бывшая блудница в оставшиеся дни своей жизни благоугождала Богу (97, 264–265).

* * *

Блаженная Феодора рассказывала: «Была в одном городе блудница, которая с детства матерью своею отдана была в служение дьяволу. Однажды, пришедши ко мне, она открыла все свои беззакония и пожелала узнать, возможно ли для нее покаяние. Я рассказала ей о евангельской блуднице, спасенной Господом и Богом нашим. Она пришла в сокрушение и спросила: «Могу ли я спасаться при тебе?» Я согласилась, и она, поспешно возвратись в город, предала огню все свое имущество, стяжанное блудом, и глубокой ночью вернулась ко мне. Закрывшись в келье, она только сказала: «Господа ради, госпожа моя, пусть никто не знает обо мне до самой кончины моей». Потом, взяв работу, работала для пропитания своего, ни с кем никогда не беседуя и не видя лица даже жены, ибо для мужей и совсем недоступно было то место. Подвиг наложила она на себя такой, что в пять дней съедала только шесть унций2 хлеба и выпивала один литр воды, а о слезах ее, плаче и рыдании кто может рассказать по достоинству? Ибо она не только ночью, но и днем не переставала проливать слезы. Проведя в келье своей пятнадцать лет, она отошла ко Господу, и Господь при ее кончине сотворил много чудес (103, 81–83).

* * *

Авва Иоанн из Келлий поведал: «В Египте была блудница необыкновенной красоты и очень богатая. Ее посещали люди знатные. Однажды она пришла к церкви и хотела войти в нее, но иподиакон, стоявший у дверей, не допустил ее, сказав: «Ты недостойна войти в дом Божий, потому что ты в нечистоте». Блудница настаивала, чтоб ее впустили, но иподиакон не допускал ее. Они начали спорить. Епископ, услышав шум, вышел к дверям. Блудница сказала: «Иподиакон не пускает меня в церковь». Епископ отвечал: «Невозможно войти тебе, потому что ты в нечистом». Пораженная этим, блудница воскликнула: «Отселе я уже не буду блудодействовать!» Епископ сказал на это: «Если ты принесешь сюда имение твое, то поверю, что престанешь от греха». Блудница принесла епископу свое имущество, он бросил его в огонь. После этого блудница, обливаясь слезали, вошла в церковь со словами: «Если здесь так поступлено со мною, то что было бы там?» Она принесла покаяние и сделалась избранным сосудом» (106, 299–300).

* * *

...Монах, проживавший в дальней пустыне и много лет подвизавшийся в добродетели, уже в старости подвергся искушению от демонов. Он любил безмолвие и, проводя дни в молитвах, песнопениях и созерцании, имел несколько Божественных видений, достиг почти бестелесной жизни. Нисколько не думал о том, как напитать свое тело, питался же более всего сладостию видений и надежд. Все желание свое устремлял к Богу в ожидании часа, когда воззван будет из сего мира; между тем, тело у него не ослабело от напряжения, и душа не теряла бодрости – такой твердый навык приобрел он в благочестии!

Бог в определенное время посылал ему на трапезу хлеб, которым он и питался. Всякий раз, как ощутит в себе потребность пищи, входил он в пещеру и находил там хлеб. По принесении Богу молитвы подкреплял себя и потом услаждался песнопениями. Так он с каждым днем совершенствовался, и почти уверен был в лучшем жребии своем, как бы уже имея его в руках, что и было причиною того, что он едва не пал от постигшего его затем искушения.

Когда он дошел до такой уверенности, в сердце его неприметно вкралась мысль, что он выше других и что знает и имеет больше прочих людей; в таких мыслях он стал уже полагаться на себя; отсюда скоро рождалась в нем беспечность. Уже не с такою бодростию вставал он от сна для песнопений, ленивее стал к молитве и пение его было непродолжительно; душа захотела покоиться; ум пал долу, и помыслы стали блуждать; беспечность втайне была уже любима. И только прежний навык, как оплот, несколько останавливал подвижника в этом стремлении и сохранял до времени. Еще входя по вечерам после обычных молитв в пещеру, он иногда находил на трапезе хлеб, посылаемый ему от Бога, и питался им; но не изгонял из ума негодных тех мыслей, не думал, что невнимательность губит труды, и не старался об уврачевании зла. Небольшое уклонение от обязанностей казалось ему маловажным.

И вот, страстная похоть, овладев его мыслями, повлекла его в мир. Но он пока еще удерживался; следующий день провел в обычных подвигах и после молитвы и песнопений, войдя в пещеру, по-прежнему нашел приготовленный ему хлеб, впрочем не такой чистый, как прежде, но с сором. Он удивился и несколько опечалился, однако съел его и укрепил себя. Настала третья ночь, и зло утроилось. Ум его еще более предался любострастным помыслам, и воображение представило ему нечистые мечты так живо, как бы они сбывались на самом деле. Несмотря на это, еще и на третий день он продолжал свои подвиги: молился и пел псалмы, но уже не с чистым расположением, и часто оборачивался и смотрел по сторонам. Доброе дело его прерывали разные мысли. Вечером, почувствовав потребность в пище, взошел он в пещеру, и хотя нашел хлеб на трапезе, но как бы изъеденный мышами или собаками, а вне пещеры сухие остатки. Тогда начал он стенать и плакать. Однако, вкусив хоть и не столько, сколько ему хотелось, он успокоился. Тут помыслы во множестве напали на него, победили его ум и, как пленника, повлекли его в мир.

Он оставил свою пустыню и той же ночью пошел в селение. Настал день. Инок, палимый зноем, изнемог и начал смотреть вокруг себя, нет ли где монастыря, в котором бы ему можно было отдохнуть. Вблизи, действительно, был монастырь. Благочестивые и верные братия приняли его, как родного отца, омыли ему лицо и ноги и, помолившись, предложили трапезу, прося принять ее с любовью. После трапезы братия молили его преподать им слово спасения, как избегать сетей дьявола и побеждать нечистые помыслы. Беседуя с ними, как отец с детьми, он поучал их быть мужественными в трудах, уверяя, что они скоро обратятся для них в великое наслаждение. Много еще говорил им старец весьма назидательно о подвижничестве. По окончании наставления он невольно подумал о себе и стал рассуждать, как он, вразумляя других, сам оставался невразумленным. Тогда увидел он свое поражение и немедленно возвратился в пустыню оплакивать свое падение...

С того времени он во всю жизнь плакал и, не получая более пищи от Бога, своими трудами доставал себе пропитание. Заключившись в пещере и постлав на полу вретище, он дотоле не вставал с земли и не прекращал своего плача, пока не услышал голос Ангела во сне: «Бог принял твое покаяние и помиловал тебя; только смотри, не обольщайся. Придут посетить тебя братия, которых наставлял ты, и принесут тебе на благословение хлебы; раздели их вместе с ними и всегда благодари Бога» (101, 141–145).

* * *

Зинаида Николаевна Курихина была воспитана в вере и благочестии, любила храм Божий. Но, выйдя замуж, она совершенно отошла от Бога.

В полном расцвете сил Зинаида Николаевна после случайной простуды вдруг заболевает скоротечной чахоткой. Изнемогая в страданиях от чахотки и к тому же терпя мучительные приступы от болезни желудка, она не могла найти душевного покоя, так как с утратой веры в Бога у нее не было и смиренной покорности воле Его. Душа ее страдала безгранично, и она была близка к отчаянию. А смерть была уже рядом. Ночь перед своей кончиной она провела в неописуемом страдании. К утру в изнеможении забылась легким сном, и ей видится удивительный сон. Будто бы она на необъятном для взора поле, которое наполнено бесчисленным количеством народа. Казалось, весь мир собран на этом поле. С небесной высоты, видит она, внезапно заблистал ослепительный свет, в нем явился, подобно молнии, Спаситель мира, Господь Иисус Христос. Лик Его был так добр и милостив, что передать человеческим языком невозможно. Весь народ со слезами и радостью воскликнул: «Господи! Приди и спаси нас!» Он приблизился к плачущим и рыдающим. Старушка с простертыми к Нему руками сквозь сильные рыдания произносила: «Господи! Возьми меня к Себе. Я всего лишена, и страданию моему нет предела». И слышит она ответный голос Господа: «Успокойся, раба Моя. И лютая твоя скорбь сменится вечной неизреченной радостью». Приблизившись к больной, Господь милостиво воззрел на нее и спросил: «Что с тобой, Моя раба?» Она, чувствуя свою виновность пред величеством славы Его, свое сердечное удаление от Него, испугалась и не знала, что Ему ответить. Только одно успела проговорить: «Господи, у меня нестерпимо болит горло и желудок». Еще милостивее воззрел Он на нее и сказал: «Завтра же после покаяния твоего ты будешь совершенно здорова» – и стал невидим.

Когда Зинаида Николаевна пришла в себя, тотчас же послала за своей крестной матерью, которой и рассказала подробно о своем видении. Та выслушала ее с большим вниманием и сказала: «Знаешь ли, дорогая и милая Зинуша! Тебя Всемилостивый Господь к покаянию призвал. Я советую тебе немедленно исповедаться и приобщиться Святых Христовых Тайн». Зинаида Николаевна со слезами на глазах и с особенным чувством умиления отвечала: «Я согласна и искренне желаю покаяться». Тотчас же послали в храм, и приглашен был для исповеди Зинаиды Николаевны игумен Власий. Но он ранее пяти часов вечера прийти к ней не мог. И она все это время не вкушала никакой пищи, готовясь встретить драгоценного Гостя во Святых Тайнах. Слезная исповедь Зинаиды Николаевны была исполнена глубочайшего сокрушения духа. И приобщилась она Святых Христовых Тайн с такой верой и умилением, что как бы видела воочию Христа Спасителя. Игумен Власий затем прочитал больной благодарственные молитвы и поздравил ее с принятием Святых Тайн. Больная была в необычайной радости и веселии и казалась совершенно здоровою. Благословив больную и простившись с ней, отец Власий не успел еще дойти до выходной двери из дома, как его спешно вернули, сообщив, что больная скончалась (114, 93–95).

* * *

Поведал некоторый старец: «По прошествии семнадцати дней пребывания моего в пустыне я нашел хижину, при ней пальмовое дерево и стоящего мужа, которому отросшие волосы служили и одеждою. Страшен был вид его. Увидев меня, он встал на молитву. Когда я заключил молитву словом «аминь», он понял, что я человек, взял меня за руку и спросил: «Каким образом пришел ты сюда? Все ли принадлежащее миру сохраняется доселе? Продолжаются ли гонения на христиан?» Я отвечал: «За молитвы истинных служителей Господа Иисуса Христа странствую по этой пустыне; что же касается до гонений, то они прекращены властию Христовою. Теперь ты расскажи мне, прошу тебя, каким образом ты пришел сюда?» Он, плача и воздыхая, начал говорить: «Я был епископом. Когда наступило гонение, я подвергся многим пыткам; впоследствии, не вынеся мук, принес жертву идолам; опомнившись, познал преступление мое и предал самого себя смерти в этой пустыне; живу здесь сорок девять лет, исповедуясь Богу и умоляя Его отпустить мне грех мой. Бог даровал мне пропитание от этой пальмы, но я не был утешен дарованием прощения до сорок восьмого года, а в этот год извещен о прощении». Он внезапно встал, поспешно вышел из хижины и пребыл долгое время в молитве. Окончив молитву, он подошел ко мне. Я взглянул на лицо его и затрепетал от страха: лицо его сделалось как бы огненным. Но он сказал мне: «Не бойся. Бог послал тебя для того, чтобы ты совершил мое погребение и предал тело земле». Едва окончил он эти слова, как лег и, протянув руки и ноги, скончался. Разорвав пополам свою верхнюю одежду, половину оставил я себе, а другой половиною обернув тело епископа, похоронил его в земле. После погребения его немедленно засохла пальма и развалилась хижина. Я много плакал, умоляя Бога, не благоволит ли Он даровать мне эту пальму, чтоб остальное время жизни моей я мог провести на этом месте. Прошение мое не было исполнено. Я вернулся к братиям, которым рассказал все, убеждая их не приходить в отчаяние, но обретать Бога покаянием» (106, 539–541).

Примечания:

1. Архонт – верховный правитель в Афинах в XI в. до Р. X.

2. Унция – 27,288 грамма.


 ПодвигиПокаяниеПоклоны