Почему страдают невинные?

епи­скоп Пан­те­ле­и­мон

Оглав­ле­ние


Почему Бог допус­кает стра­да­ние невин­ных? Есть ли в этом смысл? Как можно сов­ме­стить веру во все­силь­ного, любя­щего Бога и такую вопи­ю­щую неспра­вед­ли­вость? Раз­мыш­ляет епи­скоп Смо­лен­ский и Вязем­ский Пан­те­ле­и­мон.

Заслу­жен­ное стра­да­ние легче при­нять

Навер­ное, легче уми­рать за высо­кую идею, может быть, радостно уми­рать во имя любви, можно спо­койно пойти на смерть, если ты совер­шил тяже­лое пре­ступ­ле­ние и пони­ма­ешь, что достоин нака­за­ния. Бывает, пре­ступ­ники сами хотят, чтобы их нака­зали. В житиях святых есть рас­сказ про одного раз­бой­ника, кото­рый убил многих людей, в том числе и детей. В те вре­мена пре­ступ­ники иногда скры­ва­лись от пра­во­су­дия в мона­сты­рях. Монахи жили отдельно, носили особую одежду, за кото­рой можно было спря­таться. Этот раз­бой­ник тоже ушел в мона­стырь и был принят мона­хами. Сна­чала он обма­ны­вал их, но потом пока­ялся и полу­чил про­ще­ние от Бога – всякий греш­ник полу­чает про­ще­ние от Бога, если он искренне кается в своих грехах (среди святых есть один, убив­ший 400 чело­век). Но уже полу­чив про­ще­ние, он все равно решил сдаться вла­стям, и был казнен. Хотя никто его из мона­стыря не выго­нял, никто не тре­бо­вал, чтобы он сдался, – свя­щен­ник, кото­рому он пока­ялся, не мог бы его выдать, иначе бы он нару­шил тайну испо­веди. Но сам этот раз­бой­ник, под­ходя к Чаше, видел одного из убитых им мла­ден­цев и сильно мучился. Про­бу­див­ша­яся совесть не давала ему спо­койно жить, он хотел поне­сти нака­за­ние.

Если чело­век знает, что терпит за свои грехи, то он это стра­да­ние при­ни­мает. Бла­го­ра­зум­ный раз­бой­ник, кото­рый был распят со Хри­стом, сказал: мы при­ни­маем достой­ное по нашим грехам. Недавно я про­чи­тал рас­сказ об одной жен­щине, кото­рая взяла на себя грех сына. Муж сильно изде­вался над ней, и взрос­лый сын, не выдер­жав, убил его, а эта жен­щина взяла вину сына на себя и села вместо него в тюрьму. Она гово­рила своим сока­мер­ни­цам: «Я знаю, за что сижу, и каждый день раду­юсь, что отбы­ваю срок за сына, а он живет на воле». Так бывает, если чело­век пони­мает, за что он стра­дает. Но если он не пони­мает?

Стра­да­ния пере­пол­няют землю

Сейчас нам с вами легко рас­суж­дать на эту тему отстра­ненно. Но когда встре­ча­ешься с людьми, кото­рые пере­жили страш­ную тра­ге­дию, гово­рить о стра­да­ниях трудно. Если бы я сейчас смот­рел в глаза матери, у кото­рой погиб ребе­нок, мужу, у кото­рого погибла жена, сыну, у кото­рого погибла мать, я не знаю, что бы я сказал… Хотя я сам пере­жил подоб­ное и пони­маю, как это тяжело. У меня умерла жена, умерло трое моих внуков в мла­ден­че­стве. Мир ста­но­вится черно-белым вместо цвет­ного. Еда теряет свой вкус, когда ты рядом с близ­ким чело­ве­ком пере­жи­ва­ешь опыт уми­ра­ния. Хоте­лось бы, чтобы стра­да­ний не было, чтобы все жили счаст­ливо, весело, радостно, чтобы никто не болел раком, рас­се­ян­ным скле­ро­зом, чтобы люди нико­гда не попа­дали в авто­ка­та­строфы, чтобы не раз­би­ва­лись само­леты. Но тем не менее стра­да­ний и скорби никому не мино­вать. Они есть в жизни. Как к ним отно­ситься?

Недавно ко мне пришел один чело­век – очень хоро­ший, очень веру­ю­щий. Он рас­ска­зал, что не может больше молиться, не может захо­дить в храм. С ним про­изо­шла страш­ная исто­рия. У него была зна­ко­мая два­дцати лет, кото­рую он знал с дет­ства. У этой бедной девушки были долгие пери­оды депрес­сий, она была пси­хи­че­ски тяжело больна. Они с мамой были некре­ще­ные, неве­ру­ю­щие. Одна­жды эта девушка про­пала. Ее долго не могли найти. Но по теле­фону смогли опре­де­лить, что она пошла в лес, туда, где были вышки, с кото­рых летом можно пры­гать вниз на рези­но­вом канате – такой аттрак­цион. Когда мой друг искал ее, он очень горячо молился. Ему каза­лось, что Бог его слышит и что она обя­за­тельно оста­нется жива. Но он сам ее нашел. Она была мертва. Девушка покон­чила собой, спрыг­нув с вышки. Это было страшно. И он не смог при­нять то, что Бог допу­стил смерть этой девочки. Ясно, что мир несо­вер­ше­нен. Но как все­силь­ный Бог, кото­рый сотво­рил этот мир, как Он мог это допу­стить? И как можно верить в Бога, когда такое про­ис­хо­дит на земле?

Чело­ве­че­ство – единый орга­низм

Нужно вспом­нить, доро­гие друзья, что, когда был создан этот мир, в нем не было стра­да­ний. Бог стра­да­ний не сотво­рил. Как тогда они появи­лись? Неко­то­рые гово­рят: «Бог же знал, что Адам согре­шит. Почему же Он не создал Адама таким, чтобы он не совер­шил греха?» Ответ про­стой: Бог создал нас сво­бод­ными. Мы не запро­грам­ми­ро­ваны, как машины, на добро. Мы сами решаем, куда пойти, что сде­лать, как посту­пить, как жить. Мы даже можем решить, верить нам в Бога или нет – такая вели­чай­шая сво­бода нам дана. Бог есть, а неко­то­рые люди абсо­лютно убеж­дены, что Его нет.

Начало стра­да­ний, начало греха заклю­ча­ется именно в том, что чело­век в своей сво­боде может выби­рать путь зла. Живот­ные, птицы – они имеют отно­си­тель­ную сво­боду, но не выби­рают между добром и злом. Волка можно, конечно, застре­лить за то, что он задрал овец, мед­ведя-людо­еда можно убить, но все-таки нельзя поса­дить его в тюрьму и дать ему срок за то, что он сделал. Он не пони­мает, что делает. А чело­век пони­мает.

Но почему же мы-то стра­даем от того, что Адам непра­вильно вос­поль­зо­вался данной ему Богом сво­бо­дой? Мы ведь не ели от древа позна­ния добра и зла? Хотя неко­то­рые, навер­ное, уже ели… Ну, мла­денцы точно не ели. Почему же тогда рож­да­ются детки с сер­деч­ными пато­ло­ги­ями, с урод­ствами, несов­ме­сти­мыми с жизнью? Разве мла­денцы в чем-то вино­ваты?

Мы созданы Богом как единый орга­низм. Грех или свя­тость одного отра­жа­ются на всех осталь­ных. Это только кажется, что мы отде­лены друг от друга про­стран­ством, у нас разный интел­лект, разный внеш­ний вид, разный цвет кожи, разные при­стра­стия. На самом деле чело­ве­че­ство – это единый орга­низм, создан­ный Богом по Своему образу – образу Пре­свя­той Троицы, единой в Любви. То есть мы все лич­но­сти единой чело­ве­че­ской при­роды и свя­заны очень тесно. Мы все род­ствен­ники, мы с вами братья и сестры. И те, кото­рые жили, и те, кото­рые будут жить, и те, кото­рые сейчас живут по всей земле, – мы все одно. И поэтому то, что нару­ша­ется в одном, ока­зы­вает вли­я­ние на других. Поскольку Адам – наш общий пра­о­тец, его посту­пок как некая гене­ти­че­ская болезнь пере­да­ется из рода в род, из поко­ле­ния в поко­ле­ние.

Почему Бог не наво­дит поря­док?

Но тогда можно ска­зать: «А почему Бог, в конце концов, не наве­дет поря­док? Ведь он знает, кто больше грешит, а кто меньше. Среди нас, воз­можно, нахо­дятся буду­щие пре­ступ­ники, кото­рые совер­шат тяжкие пре­ступ­ле­ния. Так может быть, лучше сразу их лик­ви­ди­ро­вать, чтобы они не мешали другим?» Мы этого не знаем, но Бог-то знает. Почему же Он допус­кает этим людям жить?

Дело в том, что мы с вами живем во вре­мени, кото­рое явля­ется путем в Веч­ность. Жизнь, кото­рой мы сейчас живем, это не та насто­я­щая жизнь, для кото­рой мы созданы Богом. В этот мир, где мы с вами нахо­димся, мы были изгнаны из рая после совер­ше­ния греха. И наше пре­бы­ва­ние здесь вре­менно. Это не то место, где мы можем хорошо устро­иться, купить себе кра­си­вую мебель, дачу, машину, найти заме­ча­тель­ную жену или мужа, устро­иться навечно и поль­зо­ваться всеми этими бла­гами.

Жизнь – это дорога, где нам нельзя соби­рать много вещей, это дорога, кото­рая одна­жды кон­чится. Бог ждет конца исто­рии, чтобы под­ве­сти некую черту. Ведь если прямо сейчас начи­нать раз­би­раться, кто прав, кто вино­ват, боюсь, всем нам не поздо­ро­вится. У каж­дого из нас есть грехи, и я далеко не святой. Если чело­век свя­щен­ник или ходит в цер­ковь, это не значит, что он святой, как неко­то­рые думают. Чтобы совер­шить суд, нужно закон­чить с этим миром вовсе, оста­но­вить время и раз­би­раться с каждым, кто жил и кто еще живет. И это про­изой­дет обя­за­тельно, но Бог ждет, когда пока­ются люди, кото­рые пока еще не пришли в созна­ние греха.

Неко­то­рые даже думают, что Бог как бы завел некие часы, и мы теперь тикаем здесь сами по себе, а Он сверху смот­рит и не вме­ши­ва­ется. Но как Он терпит столько зла? Почему он не вме­ши­ва­ется? Какой-то жесто­кий полу­ча­ется Бог, ска­жете вы. Куда же Он смот­рит? Где Он? И тут мы под­хо­дим к самому глав­ному.

Бог на кресте

Один мудрый батюшка, когда его спро­сили, где же Бог, очень просто сказал: Бог на Кресте. Бог при­хо­дит на землю, ста­но­вится чело­ве­ком и про­жи­вает чело­ве­че­скую жизнь со всеми ее труд­но­стями, приняв на себя даже послед­ствия пер­во­род­ного греха, хотя Он чище и без­греш­нее, чем ново­рож­ден­ный мла­де­нец. Без­греш­ному чело­веку жить среди нас, греш­ных, очень тяжело. Вы читали «Идиота» Досто­ев­ского? Это была попытка пока­зать образ свя­того чело­века в нашем греш­ном мире. И чем кон­чи­лось? Герой просто сошел с ума.

Когда Гос­подь был на земле, Он так уста­вал, что спал на корме лодки, кото­рая бук­вально тонула в волнах. Перед тем как при­нять на Себя грехи всего мира, перед крест­ным стра­да­нием, Гос­подь так горячо молился в Геф­си­ман­ском саду, что пот его был, как капли крови.

Он принял на себя страш­ную мучи­тель­ную смерть. Пере­жил многие уни­же­ния. Люди, кото­рых Он исце­лял – а ни один чело­век не отхо­дил от Него без помощи, – кри­чали: «Распни, распни Его!» Хотя эти люди могли Его осво­бо­дить, но они осво­бо­дили раз­бой­ника.

Смерть на кресте – страш­ная смерть, смерть-пытка. Когда чело­века при­би­вают гвоз­дями ко кресту, он вынуж­ден опи­раться на раны на руках или на при­би­тые гвоз­дями ноги. Рас­пя­тый чело­век уми­рает от удушья. Это страш­ное истя­за­ние, страш­ное муче­ние. Про­во­дили даже такой экс­пе­ри­мент: люди долго стояли просто с под­ня­тыми руками – они начи­нали зады­хаться от того, что груд­ная клетка под­нята вверх. А у креста стояла толпа людей, они сме­я­лись и кри­чали: «Спаси себя, если ты – Бог». Как известно по совре­мен­ным иссле­до­ва­ниям пла­ща­ницы, Христа секли страш­ными бичами со свин­цо­выми нако­неч­ни­ками, сди­ра­ю­щими кожу. На пла­ща­нице видно, что вся спина Его была испо­ло­со­вана ими.

Он был так избит, что Сам не мог нести крест, Ему помо­гал Симон Кири­ней­ский. Когда Он нес верх­нюю пере­кла­дину, кото­рая была при­вя­зана к Его рукам, и когда, обес­си­лен­ный, спо­ты­кался по пути на Гол­гофу – Он падал лицом в пыль, частички этой пыли были най­дены на пла­ща­нице. На главу Его надели тер­но­вый венец с ост­рыми шипами, они впи­ва­лись в кожу, и струи крови текли по Его лицу.

Физи­че­ское стра­да­ние усу­губ­ля­лось еще и нрав­ствен­ным, духов­ным стра­да­нием, кото­рое непо­сти­жимо для нас – Он про­из­нес на кресте фразу, кото­рая всегда при­во­дит меня лично в состо­я­ние внут­рен­него содро­га­ния, на кресте Бог-Сын обра­ща­ется к Богу-Отцу: «Боже мой, Боже мой, почему Ты меня оста­вил?»

Что-то похо­жее пере­жи­вает и мой друг, кото­рый думает, что Бог оста­вил эту девочку. Это невы­но­симо тяжкое стра­да­ние, и оно было пере­жито самим Богом. Это стра­да­ние и есть то, что сделал Бог, чтобы побе­дить зло, чтобы уни­что­жить само стра­да­ние. Вот путь избав­ле­ния от стра­да­ния. Стра­да­ние исце­ля­ется стра­да­нием. Смерть уби­ва­ется смер­тью. Умирая на кресте, пре­тер­пе­вая стра­да­ние, Он уни­что­жает его силу. Теперь каждый, кто стра­дает, может обра­титься ко Христу, и быть с Ним, и полу­чить от Него помощь. Такая помощь при­хо­дит. Потому что теперь стра­да­ние не имеет такой силы, кото­рая была до Христа. Теперь стра­да­ние имеет смысл. И каждый стра­да­ю­щий теперь при­но­сит себя в жертву и стра­дает со Хри­стом.

Нельзя сми­ряться со злом

Когда мы столк­немся с неспра­вед­ли­во­стью, со ста­ро­стью, со смер­тью, мы можем обра­титься с молит­вой ко Христу, вспом­нить Его стра­да­ние за нас, и помощь придет, хотя, может быть, и не сразу.

Это не значит, что стра­да­ние мгно­венно кон­чится. Оно попу­щено Богом, чтобы очи­стить нас от греха. Наша душа, осквер­нен­ная грехом, иначе очи­ститься не может. Как нельзя без щетки вычи­стить въев­шу­юся грязь, так и стра­да­ние очи­щает въев­шу­юся в душу грязь греха, оно имеет для нас очи­сти­тель­ный смысл, оно делает чело­века совер­шен­ным. Ведь когда чело­век стра­дает, он являет свою любовь, и это еще один смысл стра­да­ния.

Я закончу рас­ска­зом об одной книге, кото­рая рас­кры­вает тайну стра­да­ния. Это книга Иова: в ней рас­ска­зы­ва­ется о том, как жил на земле один пра­вед­ник, он был богат и у него было много детей – его звали Иов. И дьявол сказал Богу: «Иов Тебя любит, потому что у него все есть, отними у него богат­ство, посмот­рим, как он будет Тебя любить». И вот у Иова все рушится, гибнут дети. Жена гово­рит ему: «Похули Бога!» А Иов отве­чает ей: «Бог дал, Бог взял». Потом он забо­лел тяже­лой болез­нью. Жена ему гово­рит: «Похули Бога и умри». А он гово­рит: «Надо все при­ни­мать от Бога, хоро­шее и плохое». Пришли к Иову его друзья и гово­рят: «Это тебе все за грехи, ты покайся, и все прой­дет». Но Иов не знал за собой греха. Он принял свою судьбу, свое стра­да­ние, и в конце Бог явил ему Себя и открыл некую тайну. Тайна при­ми­ре­ния с Богом откры­ва­ется чело­веку непо­сти­жи­мым обра­зом.

Нельзя сми­ряться со злом, нужно обя­за­тельно ста­раться, чтобы в мире было меньше стра­да­ния, нельзя отойти в сто­рону, нужно помо­гать людям. У нас моло­дые люди – доб­ро­вольцы ходят помо­гать в област­ную дет­скую боль­ницу. Там есть дети из дет­ских домов, и их никто не наве­щает. Доб­ро­вольцы ходят к ним каждый день, играют, берут на руки, забо­тятся о них.

Если чело­век не согла­ша­ется с тем, что в мире есть стра­да­ние, то он должен ста­раться, чтобы стра­да­ния в мире стало меньше, а любви стало больше. Нужно не просто раз­мыш­лять, а самому начать над этим тру­диться, молиться и состра­да­нием, помо­щью другим умно­жать в мире любовь. В этом дела­нии и в молитве ко Христу, рас­пя­тому и вос­крес­шему, и откры­ва­ется тайна стра­да­ния.

http://www.nsad.ru/

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки