Главная » Смысл жизни » О природе зла » Почему верующие страдают
Распечатать Система Orphus

Почему верующие страдают

1 голос2 голоса3 голоса4 голоса5 голосов (7 голос: 5,00 из 5)

По благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II

 

 

Вступление на путь крестный

Не для скорбей, не для страданий создан человек. Мы получили бытие, чтобы благоденствовать, говорит свт. Григорий Богослов, и благоденствовали после того, как получили бытие. Нам вверен был рай, чтобы наслаждаться; нам дана была заповедь, чтобы, сохранив ее, заслужить славу, – дана не потому, что Бог не знал будущего, но потому, что Он постановил закон свободы. Мы обольщены, потому что возбудили зависть; пали, потому что преступили закон (св. Григория Богослова Слово 45, на Св. Пасху. Часть 4-я), не сохранили покорности и послушания Богу. За преслушание праотец наш изгнан из рая. За преслушание человек должен был испытать многоразличные скорби, болезни и печали и наконец подпал смерти (св. Феофила Антиохийского, книга вторая, о вере, к Автолику, глава 25). С того времени земля сия сделалась для нас местом изгнания и страданий. Так грех был для человеческого рода источником слез и рыданий, которые составляют теперь общий удел всех живущих на земле. И не только временным бедствиям и страданиям-подвергся человек через преступление Божественной заповеди, но оно удалило его от Бога, соделало его чуждым жизни вечной, заключило для него врата Царствия Небесного, так что, до пришествия на землю Искупителя, души и праведников нисходили во ад.

Но многомилостивый Господь не оставил человека в этом бедственном состоянии. По безмерному милосердию Своему, Он в предопределенное время для спасения рода человеческого приклонил небеса, снизшел на землю, соделался человеком, пострадал на кресте и пречистою Своею Кровию искупил нас и избавил от проклятия, воскресением Своим отверз Царствие Небесное и открыл нам доступ к наслаждению небесными благами. Однако Он не освободил последователей Своих в сей земной жизни от скорбей и страданий. Напротив, как Сам путем страданий и креста совершил дело нашего спасения и вошел в славу Свою, так и нам оставил образ, да последуем стопам Его (1Пет. 2:21), и заповедал нам: аще кто хощет по Мне ити, да отвержется себе и возмет крест свой и по Мне грядет (Мф. 16:24); и еще:иже не приимет креста своего и в след Мене грядет, несть Мене достоин (Мф. 10:38). И опять, в предсмертной Своей беседе с учениками Своими Господь возвестил им: в мире скорбни будете (Ин. 16:33). Так Спаситель мира благоволил, чтобы скорби составляли неизбежный удел человека в земной жизни. По непостижимой же премудрости Своей и по безмерной любви к роду человеческому, Господь спасительными Своими страданиями соделал то, что самые скорби и страдания временные, которые человек навлек на себя преслушанием заповеди Божией, обращаются для верующего христианина в средство к достижению вечного блаженства, как о сем сказано в слове Божием: многими скорбми подобает нам внити в Царствие Божие (Деян. 14:22).

Но немного таких людей, которые постигают эту истину, и с преданностию воле Божией и с надеждою получения будущих благ, во славу Божию, благоразумно переносят скорби настоящей жизни. Большая часть людей ищет блаженства там, где его нет, т.е. на земле, в мимолетной славе и в суетных и скоропреходящих наслаждениях мира сего, вместо истинных благ гоняясь за тенью, забывая при этом, что за преступными наслаждениями следуют страдания и мучения, а за христианское терпение скорбей уготовляются человеку и в сей жизни дарования духовные, и в будущей вечные несказанные блага и нескончаемая радость и наслаждение. (Из книги «Царский путь креста Господня».)

О скорбях

Дорогие братья и сестры, на земле все мы должны терпеть разного рода скорби, как и говорит Господь: «В мире будете иметь скорбь; но мужайтесь: Я победил мир» (Ин. 16:33). Что это значит? Это значит, что скорби у каждого христианина должны быть обязательно, но нельзя отчаиваться, надо принимать их спокойно и надеяться на помощь Божию.

Путь скорбей – это путь Христов. Сам Господь, Спаситель мира, прошел этим тернистым путем. В своей земной жизни Он терпел поношения, оскорбления, был заключен в темнице и распят между разбойниками на кресте. Так страдал Богочеловек, единый безгрешный Спаситель мира. Скорбным путем прошла и Богоматерь, об этом Ей было возвещено праведным Симеоном: «Тебе – Самой оружие пройдет душу» (Лк. 2:35). Таким путем прошли и апостолы: их заключали в темницы, побивали камнями и предали мученической смерти. Этим скорбным путем прошли все ученики Христовы: те, кого весь мир не был достоин, скитались по горам и пустыням, терпели голод и холод, поношения и издевательства…

Преподобный Ефрем Сирин говорит: мы ублажаем святых, хотим получить в Царстве Небесном такие же венцы, но не хотим подражать их подвигам: они мужественно терпели все ради Христа, и ты, если хочешь вечно с ними царствовать, иди их путем. Если мы хотим радоваться со Христом на Фаворе, то сначала должны страдать с Ним на Голгофе.

«Все желающие жить благочестиво… будут гонимы», – предупреждает апостол Павел (2Тим. 3:12). Слышите? Только желающие – и уже будут гонимы! Почему? Одного верующего спросили: почему у тех, кто хочет жить по Евангелию, так много испытаний, болезней, скорбей, а у грешников обычно жизнь бывает тихая и спокойная? «А вы видели когда-нибудь охотника за птицами?» – «Видели». – «Тогда скажите: бежит охотник за подстреленной птицей?» – «Нет, он охотится за другими, а подстреленных и убитых пока не берет, знает, что они все равно в его руках». – «Вот так, дорогие мои, и диавол, охотник за душами, он охотится только за теми, кто летает, кто духовно здоров, а подбитых, мертвых душой не трогает – знает, что они все равно в его руках».

Пока человек живет «как все», т.е. не молится, в церковь не ходит и прочее, все у него бывает гладко, спокойно, и в доме достаток, и со всеми хорошие отношения, и на работе продвигают. Живет как все. Но вот он уверовал, стал ходить в церковь – и тут же начались скорби: друзья вдруг стали врагами, родители восстали, на работе неприятности… Раньше он был полностью в руках диавола, и тот не трогал его; а только решил отойти от диавола, как тот через людей восстал, начал строить козни, лишь бы не отпустить душу. Диавол за каждую душу готов отдать весь мир! И вот, чем человек ближе к Богу, тем сильнее у него скорби и напасти: «чем ближе человек к Богу, тем большее количество крестов ему посылается», говорит блаженный Августин.

Запомните: каждый, кто хочет работать Богу, пусть приготовит душу свою к искушению. А если у нас нет скорбей, то это верный признак, что мы идем неправильным путем. В болоте вода стоячая, непроточная, она быстро портится, и там заводятся всякие гады. А в горной реке, которая бьется о камни, вода всегда свежая и чистая. Точно так же и у нас: если все благополучно, то в душе заводятся самолюбие, тщеславие, гордость, леность, праздность, любовь к земным благам – это своего рода гады, их нельзя разводить в душе. А когда человек попадает в поток скорбей, в это время душа его очищается от страстей и пороков.

Многие из нас всю свою жизнь прожили в грехах, в этом грязном потоке, угождая диаволу. А когда обратились к Богу и началось наше спасение, диавол стал нам мстить, появились скорби, и мы не должны роптать: мол, почему меня Бог наказывает? Да потому, что любит! Смотрите, как учит нас Священное Писание: «Наказания Господня… не отвергай, и не тяготись обличением Его, ибо кого любит Господь, того наказывает, и благоволит к тому, как отец к сыну своему» (Притч. 3:11-12). Вслед за премудрым Соломоном и апостол Павел повторяет: «Господь, кого любит, того наказывает; бьет же всякого сына, которого принимает» (Евр. 12:6).

Это значит, что, когда с нами случается какая-то беда, в этот самый момент Господь изливает на нас целый поток любви. А если Бог оставил человека без наказания, это значит, что Он лишил его Своей милости; потому, говорят святые отцы, желать должно, а не отвращаться отеческого Божьего наказания: благодарить за него, а не сетовать. Один человек жаловался: «Все говорят, что Господь добр и милостив, а я то и дело получаю от Него жестокие удары». – «А знаешь ли, что бывает с непослушной овцой, которая отбивается от стада? – спросили его. – Что делает пастух? Зовет ее – она не слушается. Угрожает, но и это ей нипочем. Начинает кричать, но овца убегает от него все дальше. Наконец, он посылает собак, которые догоняют ее, больно кусают, и тогда только овца возвращается к хозяину. Так и наш Пастырь добрый, Господь Иисус Христос, долго зовет нас, чтобы мы вернулись на истинный путь, но мы Его не слушаем, тогда Он посылает нам скорби и болезни…»

Праведным скорби посылаются для большей святости, а нам, грешным – за грехи. Святые отцы говорят: если у тебя скорби и болезни, и ты – золото, но есть на нем пятна, то эти скорби сотрут их, и ты будешь сиять еще ярче, а если ты железо, то скорби эти, как огонь, очистят ржавчину.

Многие из нас познали грех и запачкали душу, и надо очистить душу от греховной грязи, приготовить ее для Христа. Знаете, как добрая хозяйка чистит грязный сосуд? Скребет его ножом, моет мылом и содой, кипятком ошпаривает – доводит до блеска, а уж потом им пользуется. А как мастер обрабатывает деталь? Зажимает в тисках, снимает напильником ржавчину сначала с одной стороны, потом с другой, порой и раскаливает деталь в огне, и в холодную воду кидает – закаливает. А человек – это драгоценный сосуд, но он весь запачкан грехами, пороками и страстями, и Господь очищает его в горниле скорбей и болезней, поношений и напастей. Скорби смиряют нас.

Бывает так, что человек терпит скорби за какой-то давно соделанный и забытый грех: человек о нем забыл, а Бог не забыл и желает очистить душу, чтобы она спаслась. Приведем пример из жития преподобного Ефрема Сирина. Когда он был молодым, его осудили по ложному обвинению и посадили в темницу. Там были и другие люди, стали беседовать, и многие говорили, что осуждены несправедливо. Ефрем тоже рассказал свою историю: «Однажды шел я в город, увидел в поле пастуха с овцами, он меня пригласил к себе, мы долго беседовали с ним о Боге, потом заснули, а утром оказалось, что ночью кто-то увел все его стадо. Пастух обвинил меня: мол, я нарочно заморочил ему голову разговорами, а мои дружки тем временем увели овец… и предал меня судьям, и вот я в темнице…» Ефрем молился усердно: «Господи, я ведь ни в чем не виноват!» И Господь открыл ему, почему он находится в темнице. Во сне Ефрему явился Ангел и сказал: «Ты считаешь себя невиновным, а вспомни: когда ты был мальчиком, то отвязал у одной бедной вдовы корову, она ушла в поле, а там ее волки загрызли, и осталась вдова с малыми детьми без молока. Забыл? А Господь не забыл, и вот тебе наказание за этот грех, некоторое время ты должен посидеть в темнице». Ему было открыто, за что и другие сидят – многие страдали за прошлые грехи.

Святитель Иоанн Златоуст говорит: если тебя оскорбляют, ругают, и ты виноват – покайся, а если не виноват – радуйся, ибо тебя ожидает великая награда от Бога.

Скорби посылаются нам для того, чтобы мы не грешили, чтобы обуздать наши страсти. «Беда подобна узде, которую кони укрощаются и сдерживаются. Естество наше свирепеет и как бы беснуется, а бедою, как уздою, оно смиряется», – говорит святитель Тихон Задонский.

К одному батюшке пришла женщина, стала жаловаться: «Что мне делать, батюшка, хочу спасти душу и все время впадаю в одни и те же грехи. Молюсь, исповедуюсь – ничего не помогает…» – «А тебе только одно поможет – скорби», – сказал батюшка. И правда, пришли в ее дом несчастья, болезни, и стало ей не до прежних грехов.

Скорби отрывают нас от земли, ведут к Богу: недаром говорят: как тревога, так до Бога. Мы подобны детям. Вот пошел ребенок с родителями погулять, играл рядышком, все было хорошо, потом убежал, и на него гуси зашипели, напугали… Ребенок плачет, бежит обратно к родителям, ищет у них защиты… Так и человек, когда грешит, удаляется от Бога, а настигнет беда – кажется, земля уходит из-под ног. Что делать? Бежит в церковь: «Господи, помоги!»

Скорби, искушения бывают и за добрые дела. Хочешь сделать доброе дело – прежде всего подготовь свою душу к искушению. «Как ночь за днем, так зло за добрыми делами», – говорит святой Марк Подвижник. Это надо помнить и не возмущаться» когда вместо-благодарности за доброе дело услышишьоскорбление. И авва Пимен говорит: сделал доброе дело и если после него не было искушения – Богом не принято.

И еще надо помнить, что не все скорби спасительны, а только те, которые переносятся ради Бога, ради спасения души.

Дорогие братия и сестры! Многими скорбями подобает нам войти в Царство Небесное. Путь тесный и прискорбный – это прямая дорога в рай, и кого Господь избирает для блаженной вечности, тому посылаются непрестанные скорби, и мы должны терпеливо переносить их и благодарить за них Бога, ведь это Он Сам берет нас за руку и ведет ко спасению, в Свои вечные обители, а там уже нет ни слез, ни воздыханий, а только вечная радость с Господом и всеми святыми. Аминь. (Архимандрит Амвросий (Юрасов). «Слово утешения».)

Христова Церковь – Церковь воинствующая

Как-то был я в г. Фрунзе, в Киргизии, там живет о. Геннадий. Пришел он к уполномоченному по делам религии, а уполномоченный – киргиз, мусульманин. Он и говорит: «Я удивляюсь, что за Православная Церковь! Постоянно в храмах меняются старосты. Все какое-то неустройство. У вас в Церкви нет мира и покоя. Вот в нашей мусульманской общине один староста выбран, и все спокойны, никто никого не притесняет. Берите пример с нашей общины».

О. Геннадий говорит:

— Вы же молитву «Отче наш» не читаете?

— Нет.

— А мы постоянно молимся этой молитвой, а в ней в конце: «…и избави нас от лукаваго», который постоянно нападает, всякого рода искушения посылает. Почему? Да потому, что Христова Церковь – это Церковь воинствующая. Идет брань, идет война диавола с Богом за каждую душу человека. Так что нам приходится много бороться. И диавол искушает каждого христианина. У вас ведь нет Христа? Поэтому вас диавол и не искушает. Вот так он объяснил.(Архим. Амвросий (Юрасов). «О вере и спасении».)

Скорби чистительные

Наряду с другими способами, как сильнейшее средство очищения, должны быть ощущаемы постоянные скорбности и неприятности, Богом устрояемые, и дух сокрушения, Им же подаваемый. По силе оно равняется руководителю и, при недостатке его, может довольно его заменять, да и заменяет у человека верующего и смиренного. Ибо в таком случае Сам Бог есть руководитель, а Он, без сомнения, премудрее человека, У св. Исаака Сирианина подробно изображается, с какою постепенностью Господь вводит очищаемого все более и более в скорби чистительные и как разогревает в нем дух сокрушения. С нашей стороны требуется только вера в благое промышление и готовое, радостное, благодарное приятие от Него всего посылаемого.

Недостаток сего отнимает чистительную силу у скорбних случаев, не пропускает ее до сердца и глубин наших… Без внешних скорбей трудно устоять человеку против гордости и самомнения, а без слез сокрушения как избавиться от внутреннего эгоизма фарисейской самоправедности? Тот, кто не имеет первых, почитается у апостола прелюбодейчищем. (Свт. Феофан Затворник. «Путь ко спасению».)

Изречения прп. Амвросия Оптинского

Старец рассказывал притчу о жасмине: «Один у нас монах умел с ним (жасмином) обходиться. В ноябре он его совершенно обрезает и ставит в темном месте. Зато потом растение покрывается обильно листьями и цветами. Так и с человеком бывает: нужно прежде постоять в темноте и холоде, а потом уже будет и плода много».

Святые были, как и мы, грешные люди, но покаялись и, принявшись за дело спасения, не оглядывались назад, как жена Лотова. И на чье-то замечание: «А мы все смотрим назад!» – батюшка сказал: «За то и подгоняют нас розгами и бичом, т.е. скорбями .да неприятностями, чтобы не оглядывались».

Тому, кто жаловался на скорби, старец говорил: «Если солнце всегда будет светить, то в поле все повянет; потому нужен бывает дождь. Если все будет дождить, то все попреет; потому нужен ветер, чтобы продувал. А если ветра недостаточно, то нужна бывает и буря, чтобы все пронесло. Человеку все это в свое время бывает полезно, потому что он изменчив».

Целесообразность скорбей

Какова бы ни была причина посылаемых нам страданий, все они неизменно служат нам на пользу – спасению нашей души, к прощению наших грехов, а при невинности христианина – к получению за страдания венца в Царстве Небесном.

Как говорят старцы Варсонуфий Великий и Иоанн, «все, что ни случается с человеком, служит к испытанию и спасению его, чтобы он потерпел и во всем укорял себя как недостойного.

Добрый знак, что ты скорбишь. Разве ты не знаешь, что когда кто просит отцов молиться о нем или молит Бога подать ему помощь, тогда умножаются скорби и искушения к испытанию его? Итак, не ищи покоя телесного, если не посылает его тебе Господь, ибо мерзок пред Господом покой телесный, и Господь сказал: В мире будете иметь скорбь (Ин. 16:33). Знай, что те, которые желают покоя во всем, услышат некогда: ты получил уже доброе свое в жизни твоей (Лк. 16; 25). Если кто не переносит досад, не узрит и славы. Разве не знаешь, что многи скорби праведным (Пс. 33:20) и ими они испытываются, как золото огнем?

Поэтому, если мы праведны, то будем испытаны скорбями; если же, напротив, грешны, то потерпим скорби, как достойные того, ибо от терпения опытность (Рим. 5:4). Приведем себе на память всех святых и вспомним, что они терпели, делая благое… они были ненавидимы и оскорбляемы людьми до самой кончины их… возлюби скорби во всем, чтобы быть сыном святых, и будешь ли ты в скорбях или нуждах, или в угнетениях, или в болезнях и трудах телесных, за все, постигшее тебя, благодари Бога».

Как пишет преп. Исаак Сирианин: «Не благоволил Бог, чтобы возлюбленные Его покоились, пока они в теле, но более восхотел, чтобы они, пока в мире, пребывали в скорби, в тяготе, в трудах, в скудости, в одиночестве, нужде, болезни, в оскорблениях, в сердечном сокрушении, в утружденном теле. Господь знает, что живущим в телесном покое невозможно пребывать в любви Его. Когда же болезнь, скудость, истощение тела и боязнь вредного для тела возмущают мысль твою и препятствуют радости упования твоего и попечению о Господе, тогда знай, что живет в тебе тело, а не Христос.

Поэтому о всяком скорбном для нас приключении, встречающемся с тобою явно или тайно, со всею осторожностью, далекою от самомнения, находи, что по справедливости и по суду приблизилось к тебе все это. И за все принеси благодарение».

Итак, во всех случаях страдания целесообразны. Но можно говорить не только о целесообразности, но и о необходимости для человека страданий. Об этом так пишет Н.Н. Фиолетов: «Душа человека, ничего не пострадавшего, не испытавшего ни бурь, ни волнений и борьбы, часто сама покрывается корой суетности, пошлости, самодовольства, перед ней появляется опасность погрузиться в состояние инерции и мертвенного покоя.

В повседневных примерах мы можем видеть, как часто люди, ничего не испытавшие, не могут понять переживаний других людей, являются безразличными к их страданиям, как часто теряется перед ними сознание высшей цели и смысла жизни, и они погружаются в тину мелочей. Это состояние полного самодовольства и тупости часто смешивается в мещанском обывательском сознании со счастьем».

Таким образом, от Бога посылаемые страдания не есть нарушение мировой гармонии, а, наоборот, утверждение ее, восстановление справедливости и устранение греха. Во всех случаях страдания людей есть одна из форм проявления неусыпного о них Промысла Божия, доказательства любви и милосердия Бога к падшему человечеству.

При благости и мудрости Божией иначе, конечно, и быть не может. Поэтому Задонская подвижница Матрона Наумовна говорила так: «Горе в жизни – это гостинцы, посылаемые нам из рая».

По существу, христианин должен отказаться от житейского понятия слова «несчастье», так как «всякая скорбь, соединенная с терпением, хороша и полезна», – пишет преп. Петр Дамаскин. «Несчастья» нет в мире, где господствует и царствует Благий Господь Бог, и то, что люди называют несчастье, есть милостивое наставление, вразумление от Бога Отца или испытание Им веры христианина. Как пишет ап. Павел, в христианине от скорби происходит терпение, от терпения опытность, от опытности надежда, и надежда не постыжает (Рим. 5:3-5).

Святитель Иоанн Тобольский так говорит об этом же: «Если бы воля человека была направлена к добродетели и была бы истинно покорна и согласна с волей Божией, то труды, болезни, скорби и другие неприятности, которые встречаются каждому человеку в жизни, не были бы для него наказанием, ибо он переносил бы их с радостным и благодушным сердцем по любви к Богу, рассуждая и твердо веря, что они постигли его по воле Божией и Его попущению для неизвестной ему, но доброй цели».

Более того, святые и праведники достигли того, что, понимая благодетельное значение скорбей для души человеческой, они переживали их не только благодушно, без ропота и смущения, но радостно, и начинали стремиться к ним и искать их. Так мудрая игумения Арсения пишет: «После того как Господь поможет отрешиться от страстей, тогда для души составляют отраду жизни скорби; она выше их, она не чувствует, а только сознает и видит и чувствует великую помощь Божию, укрепляющую дух в скорбях и искушениях жизни; видит великую премудрость Его путей, ведущих человека к свободе через скорби, и в самих скорбях очищающую его, выводящую из неправильного положения и ставящую всегда на правильный путь. Тогда душа чувствует и силу и радость и благодарит Бога за скорби, и кажутся они ей ничтожными в сравнении с теми благами, которые Он даровал ей через скорби».

Вот почему одна праведница говорила: «В мире радостей всех выше – это радости страданий». А праведник священник Иоанн пишет: «Мы имеем все основания жаловаться, когда це имеем страданий, так как ничто не делает нас подобными Господу, как несение Его Креста».

Отсюда понятен будет и афоризм духовного философа Экхарта: «Тихая и покойная жизнь, проведенная в Боге – хорошо; жизнь, полная бурь, прожитая с терпением – лучше; но найти покой в жизни, полной боли – наилучшее».

Однако мы всегда должны помнить, что благодушное перенесение страданий возможно лишь с помощью Божией и есть дар христианину от Бога. Об этом так пишет преп. Петр Дамаскин: «Терпеть обиды с радостью и незлобиво, делать добро врагам, полагать душу свою за ближнего и подобное – есть дары Божии, посылаемые стремящимся к ним, чтобы их получить от Бога своим страданием».

Итак, лишь тот может тяготиться «несчастьями» и «бедами», кто не доверяет Богу, не сознает своей греховности, не чувствует необходимости очищения своего сердца, спасения своей души и не знает своего бессилия достичь этого своими усилиями.

Как пишет старец Силуан: «Если постигает тебя неудача, то думай: «Господь видит мое сердце, и если Ему угодно, то будет хорошо и мне и другим», и так душа твоя всегда будет в мире. А если кто будет роптать: «Это не так, и это нехорошо» – то никогда не будет мира в душе, хотя бы он и пост держал, и много молился. Иной много страдает от бедности и болезней, но не смиряется, и потому без пользы страдает… Смирясь, ты увидишь, что твои беды превратятся в покой, так что ты и сам увидишь и скажешь: почему же я раньше так мучился и скорбел? Но теперь ты радуешься, потому что смирился, и пришла благодать Божия».

Тот же старец говорит и о том, что «…скорби неизбежно сопутствуют любви и возрастают в душе по мере того, как растет в душе Христова любовь. Это и понятно: любовь Христова (в душе христианина) объемлет весь мир и горячо и больно переживает скорби всего мира, как их переживал и Христос, когда Он плакал, глядя на Иерусалим, провидя все будущие его бедствия» (Лк. 19:41). Поэтому, как пишет схиархимандрит Софроний, «любящий Бога проходит через такие страдания, которых не имеющий глубокой веры в Бога не выдерживает и заболевает душевно». Но – «из глубокой веры и любви рождается и великое мужество».

Как пишет преп. Исаак Сирианин: «Кто без скорби пребывает в добродетели своей, тому отверста дверь гордости».

Но Господня забота и помощь человеку в развитии в нем смирения повсюду разлита в мире. И, как говорит игумен Иоанн, «все обстоятельства и факты земной жизни предназначены, чтобы смирять человека, измалывать его, стирать гордыню его чувств и разума, просвещая его сознанием милости Божией или бия его по самодостаточности, самостоятельности, самодовольству. Здесь все блаженство жизни, все жизненные удачи, и здесь (с другой стороны) смысл всех бесчисленных болезней, признаков смерти, нравственных унижений, бедности, зависимости, чувства своего бессилия, как в отношении прошедшего, так и будущего и настоящего… Здесь зарождение благодарности Богу, и здесь (с другой стороны) – крушение всех тщетных вер, всех суетных надежд и ложных идеалов…

Какой бы ужасающей гордыни дополнился человек, если бы его не смиряло все то, что его теперь смиряет на земле: смерть, болезни, физические страдания, беспомощность (во множестве случаев), слабость, душевные муки и томления, унижения, труд, необходимость претрудного учения во всех областях, невежество, неразумие, безобразное проявление внутренних страстей, суд совести…»

А епископ Варлаам Ряшенцев дополняет к этому: «Нам тогда только начинается некоторая оценка на небе, когда мы что-нибудь невинно терпим со всяким смирением, безропотно, как Божие попущение и испытание. Этим очищается душа от духовного растления. Без невинного и глубокого страдания, без креста, никто не войдет в рай. Путь Божий есть ежедневный крест».

О том же пишет и о. Александр Ельчанинов: «Мне часто кажется, что все шипы и тернии нашего жизненного положения точно устроены Богом для уврачевания именно нашей души.

Скорбями потребляются грехи наши, «нет скорбей – нет и спасения» (слова преп. Серафима). Не только страдания, посылаемые Богом, но всякое духовное усилие, всякое добровольное лишение, всякий отказ, жертва немедленно размениваются на духовные богатства внутри нас: чем больше мы теряем, тем больше приобретаем. Вот почему «трудно богатым войти в Царство Небесное». – Потому, что в них не совершается этого размена благ земных, временных, тленных на блага небесные, нетленные.

Отсюда горе счастливым, сытым, смеющимся – они оскудеют до полной духовной нищеты.

Мужественные души инстинктом ищут жертвы, страданий и духовно крепнут в испытаниях. Многочисленные подтверждения этого в Евангелии и у апостолов. Особенно много об этом у ап. Павла. Это знают даже вне христианские религии: как истязают себя факиры, йоги, дервиши; у них это точный расчет.

Мы должны просить Бога, чтобы Он дал нам испытания, и почаще печалиться, когда живем благополучно. Дети, выросшие в тепле, неге и сытости, вырастают духовно пустыми. Наоборот, прошедшие через болезни, нищету – вырастают духом, ибо кратковременное легкое страдание наше производит в безмерном преизбытке вечную славу (2Кор. 4:17).

Господь бесконечно жалеет нас, но посылает нам страдания: только если нас поражают несчастия и катастрофы, мы можем дать какие-то искры, какой-то святой огонь.

Поэтому будь терпелив в своих скорбях: без страдания не живут даже низшие существа, а чем выше человек, тем больше он страдает.

Многому научила меня болезнь. Еще больше утвердила в мысли, что если со Христом -то и со страданиями, и что нет христианину иного пути, как через боль внутреннюю и внешнюю. И, думая о бесконечном множестве страданий в мире, я думал, что вот такими, ничем не заслуженными безвинными страданиями строится невидимое Царство Божие. создается и собирается Его страдающее Тело – Церковь Христова. Велика очищающая сила страданий и смысл их. Духовный наш рост зависит, главным образом, от того, как мы переносим страдания. Мужество перед ними, готовность на них – вот знак «правильной» души. Но не надо искать их и выдумывать».

Часто Господь посылает великие страдания перед смертью тела. Здесь также видна особая целесообразность таких страданий: чем больше страдания оставила душа на земле, при переходе в тот мир, тем выше радость в том мире «блаженного упокоения». Здесь надо вспомнить и слова Господа: горе вам, богатые! ибо вы уже получили свое утешение. Горе вам, пресыщенные ныне! ибо взалчете. Горе вам, смеющиеся ныне! ибо восплачете и возрыдаете (Лк. 6:24-25).

Вот почему духовные люди так жалеют тех, кто в мире грешит, не кается в грехах и живет легкой, рассеянной жизнью, полной развлечений и удовольствий. Про них говорят: «оставил их Господь». А про терпящих бедствия говорят: «их посетил Господь».

Как писал П. Иванов («Смирение во Христе»): «К кому идет счастье (житейское), тот теряет компас жизни, тот самый несчастный человек: личная жизнь его в опасности.

Поэтому мудрецы, и древние и новые, не только христиане, вовсе избегали быть счастливыми, и у них чувство иного мира превалирует над всем видимым, и чувство ответственности за жизнь было необычайно развито… Мудрые люди не стараются поудобнее устроиться на своем жизненном поприще, чтобы не заснуть и не прозевать Грядущего Жениха в полунощи».

Не должен разум христианина смущаться и при виде страданий невинных детей. Здесь также неизменно присутствует Божия премудрость, благость и целесообразность. Чаще всего Господь хочет через страдания невинных детей вразумить их родителей или близких, отвратить этих последних от пути греха и поставить на путь покаяния.

Сами же дети будут впоследствии (может быть, за гробом) утешены Богом в неизмеримо большей степени, по сравнению с их кратковременным страданием.

Здесь, вместе с тем, надо вспомнить и о словах Господа преп. Антонию Великому.

Преп. Антоний однажды долго размышлял о множестве бедствий и искушений, постигающих людей, о страданиях невинных детей и о других, трудно постижимых для человеческого ума вопросах. Тогда он услышал: «Антоний, это судьбы Божии. Исследовать их душевредно. Себе внимай». (Н. Е. Пестов. «Путь, к совершенной радости».)

Из писем святителя Игнатия Брянчанинова

Не распятый – не Христов

Где бы я ни был, в уединении ли, или в обществе человеческом, свет и утешение изливаются в мою душу от креста Христова. Грех, обладающий всем существом моим, не престает говорить мне: «Сниди со креста». Увы! схожу с него, думая обрести правду вне креста, – и впадаю в душевное бедствие: волны смущения поглощают меня. Я, сошедши с креста, обретаюсь без Христа. Как помочь бедствию? Молюсь Христу, чтоб возвел меня опять на крест. Молясь, и сам стараюсь распяться, как наученный самым опытом, что не распятый – не Христов. На крест возводит вера; низводит с него лжеименный разум, исполненный неверия. Как сам поступаю, так советую поступать и братиям моим!..

«Господь, его же любит, наказует»

Святые отцы советуют благодарить Бога за те скорби, которые нам посылаются, и исповедывать в молитве нашей, что мы достойны наказания за грехи наши. Таким образом принимаемая скорбь послужит нам непременно в очищение грехов наших и залогом к получению вечного блаженства. Мы по свойству недугующего падением естества нашего заботимся наиболее об устроении нашего земного положения, а Бог устраивает наше вечное положение, о которым мы забыли бы, если б земное наше положение не было потрясаемо скорбями, если б скорби, посылаемые по временам Промыслом Божиим, не напоминали нам, что все временное и земное преходит и что главные заботы должны быть о вечном. Писание говорит: «Господь, его же любит, наказует».

Скорби врачуют душу, приближают к Богу

Кого Господь возлюбит и кого восхощет избрать для блаженной вечности, тому посылает непрестанные скорби, в особенности когда душа избираемая заражена миролюбием. Действие, производимое скорбями, подобно действию, производимому ядом. Как тело, принявшее яд, умирает от естественной ему жизни, так и душа, вкушающая скорби, умирает для мира, для плотской жизни, родившейся из падения и составляющей истинную смерть. Посему кто отказывается от скорбей, тот отказывается от спасения: ибо Сам Господь сказал, что «не идущие за Ним с крестом своим не достойны Его», что «желающий спасти душу свою в веке сем погубит ее для вечности». Слова Христовы непреложны и всячески сбудутся, почему и должно распинаться, по слову Его, или, яснее, на кресте словес Его, хотя плоть и вопиет против распятия. Для благодушного и мужественного перенесения скорбей должно иметь веру, т.е. веровать, что всякая скорбь приходит к нам не без попущения Божия. Если влас главы нашей не падает без воли Отца Небесного, тем более без воли Его не может случиться с нами что-либо важнейшее, нежели падение с головы волоса. Далее, рождается в скорбях благодушие, когда мы предаемся воле Божией и просим, чтоб она всегда над нами совершалась. Также в скорбях утешает благодарение, когда благодарим за все случающееся с нами. Напротив того, ропот, жалобы, расположение плотское, т.е. по стихиям мира, только умножают скорбь и соделывают ее нестерпимою. Святой Исаак сказал, что «тот больной, который при операции сопротивляется оператору, умножает только свое мучение», почему покоримся Богу не одним словом, но и мыслию, и сердцем, и делами. Презрим мир и мнение его, потому что Спаситель говорит нам: «Кто постыдится словес Моих в сем роде грешном и прелюбодейном, того и Аз постыжусь пред Отцом Моим и ангелами Его». От угождения миру теряется дерзновение к Богу, а от презрения к миру делается христианин Богу свой и со многим дерзновением обращается к дому Его, веруя слову Его, как Слову Божию, а не с двоедушием, от которого ослабляется действие Слова Божия за неверие, сопряженное с двоедушием.

Скорби праведников

Не нужно думать, что страдания – это только удел грешных, нетвердых в добре и отступающих от воли Господней.

Старец о. Алексей Зосимовский так говорил об этом: «Кто тебе сказал, что Бог наказывает кого-либо за грехи, как принято у нас часто говорить, при виде ближнего, впавшего в какую-либо беду или болезнь? Нет, пути Господни неисповедимы. Нам грешным не дано знать, почему Всесильный Господь допускает на свете часто уму человеческому непостижимые как бы несправедливости. Господь , все видит, все допускает, а вот почему Он допускает, нам, грешным, знать и не полезно».

Действительно, опыт жизни показывает, что скорби сопутствуют людям и праведной жизни и святым.

Более того: по мнению блаж. Августина, «христианам положено страдать более, чем прочим людям; праведникам необходимо страдать еще более; а святым неизбежно переносить великие страдания. И чем ближе человек к Богу, тем большее количество крестов ему посылается».

По словам старца Варсонофия Оптинского, праведность вообще неразрывна со скорбями. Он говорит, что «если плохо живешь, то тебя никто и не трогает, а если начинаешь жить хорошо – сразу скорби, искушения, оскорбления».

Если мы посмотрим на жизнь святых, то увидим, что все они были проверены в огне испытаний и искушений: в этом сила их духа и красота подвига. За победу они и были увенчано от Господа.

Так был испытан страданиями ветхозаветный Иов для последующего награждения его за стойкость в перенесении испытаний.

Патриарх Авраам был испытан тем, что ему было повелено принести в жертву своего единственного сына.

Иосиф был возвеличен, но лишь после того, как потерпел длительное рабство в Египте, оклеветание и тюремное заключение.

Царь Давид, хотя и был помазан, но до воцарения он перенес много обид, гонений, трудов и опасностей.

Та же цель была и в испытаниях преп. Антония Великого, когда он был мучим бесами. Вспомним ответ Господа на вопрос Антония: «Почему Ты не приходил ранее, чтобы избавить меня от страданий?» – «Антоний, Я был все время здесь, но ждал, желая видеть твое мужество».

Преподобные отцы получали великие дары чудотворений, но лишь после того, как они великими подвигами и глубочайшим смирением доказывали свою веру и любовь к Богу.

Как пишет преп. Исаак Сирин: «Всякий человек, о котором особенно печется Господь, познается по непрестанно посылаемым ему скорбям…

Когда на пути своем находишь неизменный мир, тогда бойся, потому что далеко отстоишь от прямо-го пути, протоптанного страдальческими стопами святых. Так как пока ты еще на пути, признаком приближения твоего ко граду Божию для тебя да будет следующее: встречают тебя сильные искушения, и чем ближе приближаешься и преуспеваешь, тем более умножаются находящие на тебя искушения.

В какой мере не имеет душа достаточных сил для великих искушений, в такой же она недостаточна и для великих дарований. И если возбранен к ней доступ великим искушениям (скорбям), то возбраняются ей и великие дарования, потому что Бог не дает великого дарования без великого искушения».

Сила испытаний для святых была такова, что прп. Варсонуфий Великий так писал про них: «Если я напишу тебе о тех искушениях, которые я претерпел, то, верно, и не понесет слух твой, а может быть, и ничей в настоящее время» (Отв. 13).

Итак, испытаний не может миновать ни один христианин. И когда он впадает в искушения, пусть не удивляется им, не уклоняется от них, а благодарит за них Господа, как бы за благо и за внимание к нему.

Как говорил один праведник, «когда Господь делает избрание души и предназначает ее для больших дел, Он отмечает ее Своей печатью: эта Господня печать – крест».

В ином случае страдания посылаются также добродетельным людям для того, чтобы особо увенчать их в Царстве Божием за невинное страдание и подвиг безропотного терпения.

Характерный пример такого безвинного страдания имеется в жизнеописании новгородского святого – преп. Варлаама Хутынского (пам. 6 ноября). Преподобный шел по новгородскому мосту в то время, когда с моста в Волхов бросали какого-то преступника: это была форма новгородской смертной казни.

Преступник, увидев почитаемого всеми новгородцами игумена, стал просить Преподобного спасти его. Преподобный предложил взять преступника к себе в монастырь за свое поручительство и получил на это согласие. Провинившийся закончил свои дни в монастыре как исправный монах.

В другой раз Преподобный шел по мосту и снова в Волхов бросали преступника. Ученики стали просить Преподобного спасти и этого человека, но Преподобный не стал просить на этот раз и казнь совершилась.

«Почему, отче, ты на этот раз не спас человека?» – спросили ученики преп. Варлаама.

Тот ответил им: «В первый раз казнили действительного преступника, который не раскаялся еще и не был готов к смерти. Для этого я и просил его к себе в монастырь, чтобы покаянием в остаток жизни он мог спасти свою душу. На этот же раз казнили невинного человека, и я видел венец, который был приготовлен ему как невинному страдальцу. Как же мог я отнять у него этот венец?»

У людей праведных к страданиям ведет и совершенное исполнение второй заповеди о любви: «Возлюби ближнего твоего, как самого себя» (Мк. 12:31). Чем горячее эта любовь, тем глубже скорби ближних входят в сердце христианина, тем больше он страдает за ближних и в особенности за их грехи и страсти, за их падения, пристрастия и несовершенства.

Для особо избранных имеет место и особый случай посылаемых от Бога страданий — это страдания ради Христа и за веру во Христа. «Если Меня гнали, будут гнать и вас», – говорил Господь Своим ученикам (Ин. 15:20). «Он (Христос) положил за нас душу Свою: и мы должны полагать души свои за братьев», – пишет ап. Иоанн (1 Ич. 3, 16).

А преп. Макарий Великий пишет: «Где Дух Святой, там как тень следуют гонения и брань… истине необходимо быть гонимою».

Это самые блаженные и радостные из страданий, которых удостаиваются только те избранные, которых Господь особенно хочет наградить в Царстве Небесном. Вспомним, что заповеди блаженства завершаются словами Господа: «Блаженны изгнанные за правду, ибо их есть Царство Небесное. Блаженны вы. когда будут поносить вас и гнать и всячески неправедно злословить за Меня» (Мф. 5:10-12).

Это страдание исповедников и мучеников и всех тех, кто терпит в мире ради исповедания и исполнения заповедей и повелений Христа. Господь подчеркивает исключительность награды за подобные страдания: «Радуйтесь и веселитесь, – говорит Он таким страдальцам: – ибо велика ваша награда на небесах».

Когда на христианина приходят подобные страдания, то не как на несчастье он должен смотреть на них, а как на особую милость Божию к нему. Конечно, христианин не может уклоняться от подобных страданий, как нельзя уклониться от особой почести.

Как говорит преп. Исаак Сирианин: «Более всякой молитвы и жертвы драгоценны пред Господом скорби за Него и ради Него, и более всех благоуханий – запах пота их».

А апостолы пишут: «Возлюбленные! Огненного искушения, для испытания вам посылаемого, не чуждайтесь, как приключения для вас странного, но как вы участвуете в Христовых страданиях, радуйтесь, да и в явление славы Его возрадуетесь и восторжествуете» (1Пет. 4:12-13).

«Мы – дети Божии. А если дети, то и наследники, наследники Божии, сонаследники же Христу, если только с Ним страдаем, чтобы с Ним и прославиться. Ибо думаю, что нынешние временные страдания ничего не стоят в сравнении с тою славою, которая откроется в нас» (Рим. 8:16-18).

У близких к совершенству христиан страдания могут иметь характер и искупительной жертвы – соучастие в страданиях Христовых; это положение основывается на словах ап. Павла: «Восполняю недостаток в плоти моей скорбей Христовых за Тело Его, которое есть Церковь» (Кол. 1:24).

И те из христиан, которые принимают участие в таких почетных страданиях, как бы продолжают и завершают великое дело Христа – искупление грехов, совершаемых членами воинствующей Церкви Христовой.

К написанному можно добавить еще ряд причин страданий, указанных св. Иоанном Златоустом и относящихся при этом только к праведникам. Св. Иоанн пишет: «Я могу указать восемь причин всякого рода и вида бедствий святых, поэтому усиленно напрягите ваше внимание, зная, что нам не будет уже никакого извинения и оправдания, если мы будем соблазняться приключающимися бедствиями.

Первая причина состоит в том, что Бог попускает им терпеть беды, чтобы они вследствие величия своих заслуг и чудес не впадали в гордость.

Вторая – чтобы другие не думали о них больше, чем свойственно человеческой природе, и не полагали, будто они боги, а не люди.

Третья причина – чтобы сила Божия являлась могущественной, побеждающей и умножающей проповедь через людей слабых и связуемых узами.

Четвертая – чтобы яснее обнаружилось терпение их самих, как людей, которые служат Богу не из-за награды, а являют такое богомыслие, что и после великих бедствий обнаруживают любовь к Нему.

Пятая – чтобы мы размышляли о воскресении… Когда ты увидишь, что человек праведный терпит без конца бедствия и так уходит из этого мира… то, очевидно, Бог не захочет отпустить неувенчанными тех, кто столько потрудился, и лишить их воздаяния за труды. Поэтому необходимо должно быть время после здешней смерти, в которое они и получат воздаяние.

Шестая причина в том, чтобы все подвергающиеся несчастьям имели достаточно утешения и облегчения, взирая на них (т.е. бедствующих праведников) и помня о случившихся с ними бедствиях.

Седьмая – чтобы, когда мы призываем вас подражать праведным делам их, вы, по причине чрезмерной высоты их заслуг, не подумали бы, что они были люди иной породы, и не отказались бы боязливо от подражания.

Восьмая – чтобы, когда нужно ублажать и сожалеть, мы знали, кого нужно почитать блаженным, а кого жалким и несчастным…»

Как пишет и преп. Исаак Сирианин: «Невозможно, чтобы когда идем путем правды, не встретилась с нами печаль, тело не изнемогало бы в болезнях и страданиях и пребывало бы неизмененным. если только возлюбим жить в добродетели». Арсения Великого один из иноков спросил: «Почему некоторые добрые люди перед смертью подвергаются великой скорби от телесной болезни?» «Потому, – отвечал старец, – чтобы мы, как бы солью осолившись здесь, отошли туда чистыми». (Н. Е. Пестов. «Путь к совершенной радости».)

Чаша страдания

Всякий человек, даже самый нравственно-высокий, не лишен недостатков и греховных предрасположений, и никто не может избежать их проявлений в той или иной форме: то в виде недостатков характера, то в виде неумения жить осторожно и т.д.

Эти обнаружения человеческих слабостей нередко задевают слабые стороны других людей, больно действуют на них, раздражают.

Враг же рода человеческого пользуется этим раздражением против праведника и поднимает бурю гонений на него. Господь попускает разразиться этой буре, и в горниле страдания дух праведника как бы перегорает и очищается от своих греховных немощей. В скорби душа человека глубже сосредоточивается в себе, теснее соединяется с Господом и просвещается Господом.

Путем молитвы она ясно начинает видеть свои черты, лучше понимает тот путь, какой она прошла, и приходит к ясному сознанию, что сама была поводом разразившихся скорбей.

Когда же праведник сознает свою причинность в постигших его скорбях, он познает и свою виновность в этом как человек, который не сумел поберечь немощного брата. Из сознания своей виновной причастности истекает и извинение врага, соединенное с молитвой за него. Когда же человек поймет все это, душа его исполняется всепрощением и благодатным миром.

Опыт уже получен, и оттоле душа та впредь становится осмотрительною, сострадательною, твердою, чистою и несокрушимою в своем святом стремлении ко Христу. Тогда отнимается и страдание; чаша скорбей отъемлется потому, что такой человек уже спострадал Христу, сораспялся Ему, распяв свою плоть со страстьми и похотьми. Такой человек уже становится подобен апостолу, который говорил: я сораспялся Христу и умер для мира.

Борьба у такого человека, конечно, не прекращается до его кончины, но перелом нравственный в нем уже совершился, и после такого перелома человек и может быть избранным орудием Промысла Божия в деле спасения людей, способным к служению чистому, совершенному и твердому. Чаша страдания относится Ангелом, а на такого раба Божия изливаются дары благодати Божией.

Такой путь неизбежен каждому. Различие только в степени и времени. Чем больший жребий дарован от Господа кому и чем более и дольше кто должен послужить ближним, тем суровее испытание, тем ранее в жизни приходится тому испить чашу очистительных скорбей. (Арх. Сергий. «Жизнеописание митр. Филарета Киевского».)

И у грешников есть свой, гораздо более тяжкий крест

(Из книги «Царский путь креста Господня»)

Ангел. Как смерть, так и страдания неизбежны для всех: удел мертвеца гроб, живого – крест. Умирает христианин – пред ним несут крест, и родится человек – ему назначается крест, какой нести. Непразднство велие создано бысть всякому человеку, и иго тяжко на сынех Адампих, от дне исхода из чрева матери их до дне погребения в матерь всех (Сир. 40:1). Не обольщайся, Ставрофила: много крестов и различны виды их, и отнюдь нельзя найти человека, свободного от скорби и печали. Как плавающие по морю подвергаются различным бедам, так и живущие на земле не могут быть без скорби и креста; и все, кто бы они ни были, имеют различные кресты: один от жены, другой от сына, иной от раба, иной от друга, тот от врагов, а сей от ближнего; иной же от потери имения (св. Иоанна Златоуста беседа 67 к Антиохийцам). И у кого нет тысячи причин скорби?

Ставрофили. Но миролюбцы имеют много утешений, живут по своей воле, и потому не тяжки для них их скорби.

Ангел. Пусть будет и так, что они имеют все, чего желают; но надолго ли это все бывает? Исчезающе яко дым, исчезнут (Пс. 36:20) живущие среди изобилия мирского, и не останется памяти о прошедших утехах. Но еще и в этой жизни не без горечи, не без тоски и страха почивают они на радостях своих. В чем они почерпают утешение, то самое часто обращается им в наказание и причиняет скорбь. Правосудно устроено, что те самые наслаждения, которых беспорядочно ищут, бывают растворены горечью и смущением. Ибо так Бог повелел, так и бывает, что беспорядочная душа сама себе мука.

Ставрофила. Однако можно видеть, что цари, князи, сильные мира сего, которые владычествуют над другими, коих воле никто не дерзает сопротивляться, или вовсе не имеют крестов, или мало причастны им.

Ангел. И они не исключены из общего удела смертных. И царь не освобождается от креста, но проводит жизнь свою среди многих скорбей и забот. Смотри не на венец, но на бурю печалей, которые рождает венец; взирай не на багряницу, а на душу, обремененную мрачными заботами. Не так плотно прилегает венец к голове царя, как заботы объемлют душу его. Взирай не на множество телохранителей, а на множество скорбей. Не столь многими заботами исполнен дом бедного, сколь многие кресты повседневно ожидают царей (Свт. Иоанна Златоуст. 66 Сп. к Антиох).

Ставрофила. Вижу, что и те не без крестов, коих мы менее всего считаем причастными им.

Ангел. Брань и непрестающее искушение житие человеку на земли (Иов. 7:1), и как избыток, так и скудость бывают причиною греха. Богач возносится гордынею, а нищий впадает в ропот: от того и от другого возникает великий крест. Горе, горе благополучию мирскому то от страха бедствий, то от помрачения радости. Горе среди бед, и от того и от другого, а еще от желания благополучия (блаж. Августин, кн. 10). И если самое благополучие не без горя и терпение не без труда, то, без всякого сомнения, не искушение ли житие человеку на земли (блаж. Августин, Исповедь. Кн. 10, гл. 28).

Ставрофила. Поистине, в сей искусительной жизни много соблазнов и падений, но грешники считают оные не бедствиями, а забавами и приятным развлечением.

Ангел. Так думают теперь, но в той жизни иначе об этом будут судить. Не грешников ли это вопль: беззаконных исполнихомся стезь и погибели, и ходихом в пустыни непроходимыя; пути же Господня не уведехом (Прем. 5:7)? А иго Христово благо и бремя легко есть (Мф. II, 29-30); и несущие его обрящут покой душам своим. Иго же грешников, как талант оловян (Зах. 5; 7), как бремя тяжкое отягощает их: они служат богом чуждым день и нощь, иже не дают им милости (Иер. 16:13). Все, в чем согрешает человек, всякое беззаконное дело, днем и ночью совершаемое, составляет область демонов, кои никогда не дают грешникам покоя, и непрестанно принуждают его прилагать грехи ко грехам, и беззакония присовокуплять к беззакониям(блажен. Иерочим. Толков, на 16 гл. Иеремии). Посмотри, как это многотрудное томление грешников изображено в сильном Сампсоне. Побежденный ласкательством жены, он был острижен и предан в руки иноплеменников, лишен зрения, ввержен в темницу и как осел принужден был вращать жернова (Кн. Судей, гл. 16). Так должен страдать всякий, кто угождает Далиле, т.е. плоти своей, и соизволяет ее воле; ибо он лишается духовной крепости, предается в плен врагам своим – миру, плоти и диаволу, которые мучительски господствуют над ним, подобно жестоким властелинам. Сверх того, он лишается света и разума и делается подобным бессловесному, вращающему мельничные жернова. Рассмотри жизнь грешника, и всячески представится тебе в нем сие подобие животного. Как у оного бывают завязаны очи телесные, так у грешника очи душевные покрыты нечистотою его жизни, и он непрестанно вращается около предметов греховных наслаждений. В тяжких оковах похотей, ослепленный тьмою заблуждения, связанный нечистотою совести и испытывая в себе самом тесноту и тягость, он вращает, как жернов, камень сердца своего, ожесточенного закоснелостью в грехах, и из плодов растленной души своей готовит хлеб в угоду врагам своим. И какое томление причиняет ему эта постыдная работа! Как праведно вопиет Бог чрез пророка: престаните от лукавств ваших (Ис. 1:16). По каким неудобным путям ходят грешники! Путь их тьма и ползок (Пс. 34:6): не ведят, како претыкаются (Притч. 4:19). Златом оскверняются невоздержные, о камень претыкаются сребролюбцы, от крутых подъемов на высоту изнемогают горделивые, тернием уязвляются гневливые, тьмою ослепляются завистливые, по неровности пути от всех отстают ленивые. Одним словом: сокрушение и озлобление на путех их (Рим. 3:16).

Ставрофила. Вижу очень ясно, что грешников ждет не один крест; однако они кажутся ведущими жизнь покойную и безмятежную, в полной беззаботности о грозящих бедах.

Ангел. Ты правду сказала, что они кажутся ведущими жизнь безмятежную; но это только так кажется, а на самом деле не так. Их терзает совесть за грехопадения, и этот червь, беспрестанно их угрызающий, никогда не дает им покоя.

Ставрофила. Величайшее мучение – неспокойная совесть, непрестанно бичующая и терзающая душу.

Ангел. Да, это так. Между всеми страданиями души человеческой нет большего страдания, как обремененная грехами совесть. Ибо если в душе человека нет язвы, и если не осквернена у него совесть, то хотя он и потерпит скорбь отвне, он находит убежище в совести и там обретает Бога. Если же за умножение беззаконий в совести своей не найдет он успокоения, потому что нет в ней Бога: то что тогда сотворит человек? Куда прибегнет он, когда начнут посещать его скорби?

Уйдет ли с поля во град, из многолюдства в дом свой, и в самое уединенное место, скорбь за ним следует повсюду. Больше ему уже некуда обратиться, как только во внутреннюю клеть свою; но если и там смущение, дым неправды, пламень беззакония, то он и там не может успокоиться. Куда он ни побежит, везде находит своего мучителя, ибо от самого себя куда может скрыться? Куда ни пойдет, всюду влечет за собою самого себя, и куда таковым ни повлечет себя, везде мучит себя (блажен. Август. Толков, на 45 Псал.). Какое сердце снесет эти мучения, которые уже суть предвозвестники и начатки вечных мук? Как у древних римлян каждый осужденный на крестную казнь должен был нести свой крест, на котором ожидала его мучительная смерть, так и на грешников Господь возложил крест собственной их совести, чтобы чрез него они уже здесь испытывали казнь, прежде нежели подвергнутся вечной казни. Сочтешь ли теперь, Ставрофила, блаженными тех, кои окружены богатством, могуществом и наслаждениями? Поистине они далеки от блаженства, ибо мучитель, т.е. совесть их повседневно уязвляет и терзает их сердце, и незаметно влечет их к вечной смерти.

Стоит ли завидовать богатым?

…Ныне страну наполняют люди, отпавшие от Бога; их цель – не спасение души, не вечная жизнь, а временная жизнь на земле. Им хочется иметь больше денег, вложить их в швейцарские банки, обогатиться самим, оставив Россию нищей. И думают, что в этом заключается настоящая жизнь. Но имей ты и миллиард долларов, мира душевного на него не приобретешь. Знаю одного человека, он живет в Москве, закупил в одном доме три этажа; богатый, но скупой. Бедному не подаст, только в своих интересах может кому-то помочь. Был я у него в квартире: много ценных икон, драгоценностей, картин известных художников – настоящий музей.

Спрашиваю:

— Зачем тебе так много?

— Знаешь, батюшка, когда я вижу эти картины, умиляюсь. Моя душа успокаивается. Смотрю на иконы – они дают мне душевный мир.

— Надолго ли?

— Вот пока смотрю. Как отойду, опять плохо. Пока я с ним беседовал, он все держал кошечку на руках, гладил ее… А глаза неспокойные, в них уныние, отчаяние. Говорю:

— Ведь тебя ничего не успокаивает.

— Я знаю. Но что делать?

— Надо покаяться.

— О, у меня такие грехи! Как я могу в них покаяться? Мне тяжело.

Он не может каяться – демоны связали его по рукам и ногам, и душа лишена покаяния. Как это страшно! Когда моя знакомая передала ему, что батюшка ждет на исповедь, он ответил: «Я знаю. У меня много денег – я с Господом рассчитаюсь. Напоследок своих дней покаюсь, может, и церковь построю. Господь меня помилует». Вот так рассуждает нецерковный человек. А не думает о том, успеет ли? Мы же не знаем, когда призовет нас к ответу Господь! Ну, дай, Господи, ему покаяться и спастись. (Архим. Амвросий (Юрасов). «О вере и спасении».)

* * *

Лишь в «мыслях» своих миллионер обладает своими миллионами. На самом же деле они обладают миллионером, который в большинстве случаев бывает ими связан, принужден к определенному образу жизни, прикреплен к определенному кругу людей, вынужден иметь вокруг себя искательство. ложь, лесть, зависть, подобострастие, неискренность, покушения на свою жизнь – физическую и душевную… Разве все это не рабство, не каторга, увеличивающаяся по мере увеличения состояния? Велико ли то, что можно купить за деньги? Находится ли в числе покупок мир души – высшее счастье?(Архиепископ Иоанн (Шаховской). «Философия собственности».)

* * *

Как отличить равнодушного от имеющего мир в душе?

Один спокоен, совершая добрые дела, постоянно молясь, читая святых отцов, Священное Писание. У него на душе мир, благодать Божия умиротворяет его душу, и -живет он спокойно и радостно. Господь говорит про таких: «Царствие Божие внутрь вас есть» (Лк. 17:21).

Есть и другой вид спокойствия. Когда человек, будучи чистым, совершил какой-то грех и не покаялся, то первое время совесть его мучает. Но он не идет и не кается, он дальше грешит. С каждым грехом он все больше и больше становится преступником закона Божия, и совесть прекращает его обличать. Она становится сожженною, парализованной, усыпленной. Она его не волнует, не беспокоит…

У злого человека может быть спокойное сердце, спокойная душа, но внутри-то у этих «спокойных» кипит зло, клокочут языки адского пламени. Недавно на улице я встретил таких. Внешне спокойные. Между ними вроде такая любовь, такое уважение! Один из них (видимо, самый главный) при двух охранниках. Три девушки с ними. Начали в карты играть, и тут-то все у них и проявилось: вдруг такая злоба загорелась! Разругались. Вот вам и спокойный вид!.. (Архим. Амвросий (Юрасов). «О вере и спасении».)

Крест соединяет со Христом и делает крестоносца подобным Ему

(Из книги «Царский путь крести Господня»)

Услаждаясь благими глаголами Ангела Божия, Ставрофила желала более и более слышать из уст его о благодатных плодах креста.

Прошу тебя, сказала она, благоволи изъяснить мне и прочие преимущества креста, дабы, более узнав его пользу, я усерднее могла понести его.

Ангел. Лучший и высочайший плод креста указал Псалмопевец сими словами:близ Господь сокрушенным сердцем (Пс. 33:19). А в другом месте устами его Сам Бог так говорит: с ним есмь в скорби, изму его, и прославлю его (Пс. 90:15). Что может быть выше и славнее того, как находится в соприсутствии Божием и от Бога получать укрепление в скорбях? А потому справедливо тот же царепророк так хвалился, говоря к Богу: аще пойду посреде сени смертным, не убоюся зла, яко Ты со мною еси (Пс. 22:4). И какого зла бояться тому, с кем всесовершенное Добро? Аще Бог по нас, говорит Апостол, кто на ны (Рим. 8:31)? Не сподобился ли особенной Божией помощи целомудренный Иосиф, которого Вечная Премудрость проданнаго не остави, но от греха избави его: спиде с ним в ров, и во узах не остави его, дондеже принесе ему скипетр царствия (Прем. 10:13-14)? Теперь видишь ли, что значит слово: с ним есмь в скорби? Как бы так Бог сказал: Я скорблю вместе с скорбящим; кто Мой, тот и в скорби со Мною, и Я с ним в скорби пребываю неразлучно.

Ставрофила. Если Бог со мною в скорби, то чего же мне еще искать кроме Его? Мне прилеплятися Богови благо есть: яко се удаляющий себе от Тебе, погибнут (Пс. 72:27-28). Какое бедствие для людей не быть с Тем, без Которого не могут быть!

Ангел. Несомненно так. Хочешь ли научиться сему из примера? Иов лишился всего, что даровал ему Бог, но имел Самого Бога, дарующего все. О муж согнивший, и всецелый, смердевший гноем, и прекрасный, изъязвленный и здравый! Сидя на гноище, он царствовал на небесах; потеряв все, он был весьма богат, ибо имел Бога и в Нем все.

Ставрофила. Если Господь со мною, то лучше мне пребывать в скорби, нежели царствовать без Него, веселиться и прославиться без Него. Лучше мне в скорби быть вместе с Ним и в пламени иметь Его с собою, нежели без Него быть на небесах: что бо ми есть на небеси: и от Тебе что восхотех на земли? (Пс. 72:25).

Ангел. Теперь ты получила правильное понятие, если разумеешь, что кресты и скорби соединяют душу с Богом и Бога с душею. Как перстень есть знак обручения, так страдание телесное или душевное, которое люди смиренно переносят ради Бога, есть истинное знамение Божия избрания и как бы обручение души с Богом. Бог всегда благоволит к сынам человеческим, но иногда ничего не находит в человеке, ради чего, по милосердию Своему, мог бы пребывать с ним, и потому посещает его страданиями телесными или скорбями душевными, дабы чрез это найти для Себя достаточный повод пребывать с ним. Ибо Писание истинно говорит: Близ Господь сокрушенных сердцем (Пс. 33:19); и Сам Господь глаголет: с ним семь в скорби (Пс. 90:15).

Ставрофила. О, какое благоволение милосердия Божия! Кто поверит, что человек – червь – так почитается от Господа славы, Который, как бы ища любви его, Сам исповедует, что веселится о сычех человеческих (Притч. 8:31). Господи! что есть человек, яко возвеличил еси его, или яко внимавши умом к нему (Иов. 7:17)? Сколь велика любовь Твоя к человеку, что посылаешь ему крест и скорби, дабы чрез это сопребывать с ним и его соединить с Собою! Дивная тайна! Крест, презираемый мудрецами века сего, есть дар и перстень Божественного обручения. О кресте честный! как утаено достоинство твое от сердец, мудрствующих о земном!

* * *

Не завидуйте тем, которые пользуются полным здоровьем, которым мир улыбается и которых он приглашает в свой омут. Уста распявшегося за нас Господа возвестили горе смеющимся ныне, а блаженство плачущим и воздыхающим.

Свт. Игнатий Брянчанинов

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru