Почему веру­ю­щие стра­дают

По бла­го­сло­ве­нию Пат­ри­арха Мос­ков­ского и всея Руси Алек­сия II

Оглав­ле­ние:



Вступ­ле­ние на путь крест­ный

Не для скор­бей, не для стра­да­ний создан чело­век. Мы полу­чили бытие, чтобы бла­го­ден­ство­вать, гово­рит свт. Гри­го­рий Бого­слов, и бла­го­ден­ство­вали после того, как полу­чили бытие. Нам вверен был рай, чтобы насла­ждаться; нам дана была запо­ведь, чтобы, сохра­нив ее, заслу­жить славу, – дана не потому, что Бог не знал буду­щего, но потому, что Он поста­но­вил закон сво­боды. Мы обо­льщены, потому что воз­бу­дили зависть; пали, потому что пре­сту­пили закон (св. Гри­го­рия Бого­слова Слово 45, на Св. Пасху. Часть 4‑я), не сохра­нили покор­но­сти и послу­ша­ния Богу. За пре­слу­ша­ние пра­о­тец наш изгнан из рая. За пре­слу­ша­ние чело­век должен был испы­тать мно­го­раз­лич­ные скорби, болезни и печали и нако­нец подпал смерти (св. Фео­фила Антио­хий­ского, книга вторая, о вере, к Авто­лику, глава 25). С того вре­мени земля сия сде­ла­лась для нас местом изгна­ния и стра­да­ний. Так грех был для чело­ве­че­ского рода источ­ни­ком слез и рыда­ний, кото­рые состав­ляют теперь общий удел всех живу­щих на земле. И не только вре­мен­ным бед­ствиям и стра­да­ниям-под­вергся чело­век через пре­ступ­ле­ние Боже­ствен­ной запо­веди, но оно уда­лило его от Бога, соде­лало его чуждым жизни вечной, заклю­чило для него врата Цар­ствия Небес­ного, так что, до при­ше­ствия на землю Иску­пи­теля, души и пра­вед­ни­ков нис­хо­дили во ад.

Но мно­го­мило­сти­вый Гос­подь не оста­вил чело­века в этом бед­ствен­ном состо­я­нии. По без­мер­ному мило­сер­дию Своему, Он в пред­опре­де­лен­ное время для спа­се­ния рода чело­ве­че­ского при­к­ло­нил небеса, сниз­шел на землю, соде­лался чело­ве­ком, постра­дал на кресте и пре­чи­стою Своею Кровию иску­пил нас и изба­вил от про­кля­тия, вос­кре­се­нием Своим отверз Цар­ствие Небес­ное и открыл нам доступ к насла­жде­нию небес­ными бла­гами. Однако Он не осво­бо­дил после­до­ва­те­лей Своих в сей земной жизни от скор­бей и стра­да­ний. Напро­тив, как Сам путем стра­да­ний и креста совер­шил дело нашего спа­се­ния и вошел в славу Свою, так и нам оста­вил образ, да после­дуем стопам Его (1Пет. 2:21), и запо­ве­дал нам: аще кто хощет по Мне ити, да отвер­жется себе и возмет крест свой и по Мне грядет (Мф. 16:24); и еще:иже не при­и­мет креста своего и в след Мене грядет, несть Мене достоин (Мф. 10:38). И опять, в пред­смерт­ной Своей беседе с уче­ни­ками Своими Гос­подь воз­ве­стил им: в мире скорбни будете (Ин. 16:33). Так Спа­си­тель мира бла­го­во­лил, чтобы скорби состав­ляли неиз­беж­ный удел чело­века в земной жизни. По непо­сти­жи­мой же пре­муд­ро­сти Своей и по без­мер­ной любви к роду чело­ве­че­скому, Гос­подь спа­си­тель­ными Своими стра­да­ни­ями соде­лал то, что самые скорби и стра­да­ния вре­мен­ные, кото­рые чело­век навлек на себя пре­слу­ша­нием запо­веди Божией, обра­ща­ются для веру­ю­щего хри­сти­а­нина в сред­ство к дости­же­нию веч­ного бла­жен­ства, как о сем ска­зано в слове Божием: мно­гими скор­бми подо­бает нам внити в Цар­ствие Божие (Деян. 14:22).

Но немного таких людей, кото­рые пости­гают эту истину, и с пре­дан­но­стию воле Божией и с надеж­дою полу­че­ния буду­щих благ, во славу Божию, бла­го­ра­зумно пере­но­сят скорби насто­я­щей жизни. Боль­шая часть людей ищет бла­жен­ства там, где его нет, т.е. на земле, в мимо­лет­ной славе и в сует­ных и ско­ро­пре­хо­дя­щих насла­жде­ниях мира сего, вместо истин­ных благ гоня­ясь за тенью, забы­вая при этом, что за пре­ступ­ными насла­жде­ни­ями сле­дуют стра­да­ния и муче­ния, а за хри­сти­ан­ское тер­пе­ние скор­бей уго­тов­ля­ются чело­веку и в сей жизни даро­ва­ния духов­ные, и в буду­щей вечные неска­зан­ные блага и нескон­ча­е­мая радость и насла­жде­ние. (Из книги «Цар­ский путь креста Гос­подня».)

О скор­бях

Доро­гие братья и сестры, на земле все мы должны тер­петь раз­ного рода скорби, как и гово­рит Гос­подь: «В мире будете иметь скорбь; но мужай­тесь: Я побе­дил мир» (Ин. 16:33). Что это значит? Это значит, что скорби у каж­дого хри­сти­а­нина должны быть обя­за­тельно, но нельзя отча­и­ваться, надо при­ни­мать их спо­койно и наде­яться на помощь Божию.

Путь скор­бей – это путь Хри­стов. Сам Гос­подь, Спа­си­тель мира, прошел этим тер­ни­стым путем. В своей земной жизни Он терпел поно­ше­ния, оскорб­ле­ния, был заклю­чен в тем­нице и распят между раз­бой­ни­ками на кресте. Так стра­дал Бого­че­ло­век, единый без­греш­ный Спа­си­тель мира. Скорб­ным путем прошла и Бого­ма­терь, об этом Ей было воз­ве­щено пра­вед­ным Симео­ном: «Тебе – Самой оружие прой­дет душу» (Лк. 2:35). Таким путем прошли и апо­столы: их заклю­чали в тем­ницы, поби­вали кам­нями и пре­дали муче­ни­че­ской смерти. Этим скорб­ным путем прошли все уче­ники Хри­стовы: те, кого весь мир не был достоин, ски­та­лись по горам и пусты­ням, тер­пели голод и холод, поно­ше­ния и изде­ва­тель­ства…

Пре­по­доб­ный Ефрем Сирин гово­рит: мы убла­жаем святых, хотим полу­чить в Цар­стве Небес­ном такие же венцы, но не хотим под­ра­жать их подви­гам: они муже­ственно тер­пели все ради Христа, и ты, если хочешь вечно с ними цар­ство­вать, иди их путем. Если мы хотим радо­ваться со Хри­стом на Фаворе, то сна­чала должны стра­дать с Ним на Гол­гофе.

«Все жела­ю­щие жить бла­го­че­стиво… будут гонимы», – пре­ду­пре­ждает апо­стол Павел (2Тим. 3:12). Слы­шите? Только жела­ю­щие – и уже будут гонимы! Почему? Одного веру­ю­щего спро­сили: почему у тех, кто хочет жить по Еван­ге­лию, так много испы­та­ний, болез­ней, скор­бей, а у греш­ни­ков обычно жизнь бывает тихая и спо­кой­ная? «А вы видели когда-нибудь охот­ника за пти­цами?» – «Видели». – «Тогда ска­жите: бежит охот­ник за под­стре­лен­ной птицей?» – «Нет, он охо­тится за дру­гими, а под­стре­лен­ных и убитых пока не берет, знает, что они все равно в его руках». – «Вот так, доро­гие мои, и диавол, охот­ник за душами, он охо­тится только за теми, кто летает, кто духовно здоров, а под­би­тых, мерт­вых душой не тро­гает – знает, что они все равно в его руках».

Пока чело­век живет «как все», т.е. не молится, в цер­ковь не ходит и прочее, все у него бывает гладко, спо­койно, и в доме доста­ток, и со всеми хоро­шие отно­ше­ния, и на работе про­дви­гают. Живет как все. Но вот он уве­ро­вал, стал ходить в цер­ковь – и тут же нача­лись скорби: друзья вдруг стали вра­гами, роди­тели вос­стали, на работе непри­ят­но­сти… Раньше он был пол­но­стью в руках диа­вола, и тот не трогал его; а только решил отойти от диа­вола, как тот через людей вос­стал, начал стро­ить козни, лишь бы не отпу­стить душу. Диавол за каждую душу готов отдать весь мир! И вот, чем чело­век ближе к Богу, тем силь­нее у него скорби и напа­сти: «чем ближе чело­век к Богу, тем боль­шее коли­че­ство кре­стов ему посы­ла­ется», гово­рит бла­жен­ный Авгу­стин.

Запом­ните: каждый, кто хочет рабо­тать Богу, пусть при­го­то­вит душу свою к иску­ше­нию. А если у нас нет скор­бей, то это верный при­знак, что мы идем непра­виль­ным путем. В болоте вода сто­я­чая, непро­точ­ная, она быстро пор­тится, и там заво­дятся всякие гады. А в горной реке, кото­рая бьется о камни, вода всегда свежая и чистая. Точно так же и у нас: если все бла­го­по­лучно, то в душе заво­дятся само­лю­бие, тще­сла­вие, гор­дость, леность, празд­ность, любовь к земным благам – это своего рода гады, их нельзя раз­во­дить в душе. А когда чело­век попа­дает в поток скор­бей, в это время душа его очи­ща­ется от стра­стей и поро­ков.

Многие из нас всю свою жизнь про­жили в грехах, в этом гряз­ном потоке, уго­ждая диа­волу. А когда обра­ти­лись к Богу и нача­лось наше спа­се­ние, диавол стал нам мстить, появи­лись скорби, и мы не должны роп­тать: мол, почему меня Бог нака­зы­вает? Да потому, что любит! Смот­рите, как учит нас Свя­щен­ное Писа­ние: «Нака­за­ния Гос­подня… не отвер­гай, и не тяго­тись обли­че­нием Его, ибо кого любит Гос­подь, того нака­зы­вает, и бла­го­во­лит к тому, как отец к сыну своему» (Притч. 3:11–12). Вслед за пре­муд­рым Соло­мо­ном и апо­стол Павел повто­ряет: «Гос­подь, кого любит, того нака­зы­вает; бьет же вся­кого сына, кото­рого при­ни­мает» (Евр. 12:6).

Это значит, что, когда с нами слу­ча­ется какая-то беда, в этот самый момент Гос­подь изли­вает на нас целый поток любви. А если Бог оста­вил чело­века без нака­за­ния, это значит, что Он лишил его Своей мило­сти; потому, гово­рят святые отцы, желать должно, а не отвра­щаться оте­че­ского Божьего нака­за­ния: бла­го­да­рить за него, а не сето­вать. Один чело­век жало­вался: «Все гово­рят, что Гос­подь добр и мило­стив, а я то и дело полу­чаю от Него жесто­кие удары». – «А знаешь ли, что бывает с непо­слуш­ной овцой, кото­рая отби­ва­ется от стада? – спро­сили его. – Что делает пастух? Зовет ее – она не слу­ша­ется. Угро­жает, но и это ей нипо­чем. Начи­нает кри­чать, но овца убе­гает от него все дальше. Нако­нец, он посы­лает собак, кото­рые дого­няют ее, больно кусают, и тогда только овца воз­вра­ща­ется к хозя­ину. Так и наш Пас­тырь добрый, Гос­подь Иисус Хри­стос, долго зовет нас, чтобы мы вер­ну­лись на истин­ный путь, но мы Его не слу­шаем, тогда Он посы­лает нам скорби и болезни…»

Пра­вед­ным скорби посы­ла­ются для боль­шей свя­то­сти, а нам, греш­ным – за грехи. Святые отцы гово­рят: если у тебя скорби и болезни, и ты – золото, но есть на нем пятна, то эти скорби сотрут их, и ты будешь сиять еще ярче, а если ты железо, то скорби эти, как огонь, очи­стят ржав­чину.

Многие из нас познали грех и запач­кали душу, и надо очи­стить душу от гре­хов­ной грязи, при­го­то­вить ее для Христа. Знаете, как добрая хозяйка чистит гряз­ный сосуд? Скре­бет его ножом, моет мылом и содой, кипят­ком ошпа­ри­вает – дово­дит до блеска, а уж потом им поль­зу­ется. А как мастер обра­ба­ты­вает деталь? Зажи­мает в тисках, сни­мает напиль­ни­ком ржав­чину сна­чала с одной сто­роны, потом с другой, порой и рас­ка­ли­вает деталь в огне, и в холод­ную воду кидает – зака­ли­вает. А чело­век – это дра­го­цен­ный сосуд, но он весь запач­кан гре­хами, поро­ками и стра­стями, и Гос­подь очи­щает его в гор­ниле скор­бей и болез­ней, поно­ше­ний и напа­стей. Скорби сми­ряют нас.

Бывает так, что чело­век терпит скорби за какой-то давно соде­лан­ный и забы­тый грех: чело­век о нем забыл, а Бог не забыл и желает очи­стить душу, чтобы она спас­лась. При­ве­дем пример из жития пре­по­доб­ного Ефрема Сирина. Когда он был моло­дым, его осу­дили по лож­ному обви­не­нию и поса­дили в тем­ницу. Там были и другие люди, стали бесе­до­вать, и многие гово­рили, что осуж­дены неспра­вед­ливо. Ефрем тоже рас­ска­зал свою исто­рию: «Одна­жды шел я в город, увидел в поле пас­туха с овцами, он меня при­гла­сил к себе, мы долго бесе­до­вали с ним о Боге, потом заснули, а утром ока­за­лось, что ночью кто-то увел все его стадо. Пастух обви­нил меня: мол, я нарочно замо­ро­чил ему голову раз­го­во­рами, а мои дружки тем вре­ме­нем увели овец… и предал меня судьям, и вот я в тем­нице…» Ефрем молился усердно: «Гос­поди, я ведь ни в чем не вино­ват!» И Гос­подь открыл ему, почему он нахо­дится в тем­нице. Во сне Ефрему явился Ангел и сказал: «Ты счи­та­ешь себя неви­нов­ным, а вспомни: когда ты был маль­чи­ком, то отвя­зал у одной бедной вдовы корову, она ушла в поле, а там ее волки загрызли, и оста­лась вдова с малыми детьми без молока. Забыл? А Гос­подь не забыл, и вот тебе нака­за­ние за этот грех, неко­то­рое время ты должен поси­деть в тем­нице». Ему было открыто, за что и другие сидят – многие стра­дали за про­шлые грехи.

Свя­ти­тель Иоанн Зла­то­уст гово­рит: если тебя оскорб­ляют, ругают, и ты вино­ват – покайся, а если не вино­ват – радуйся, ибо тебя ожи­дает вели­кая награда от Бога.

Скорби посы­ла­ются нам для того, чтобы мы не гре­шили, чтобы обуз­дать наши стра­сти. «Беда подобна узде, кото­рую кони укро­ща­ются и сдер­жи­ва­ются. Есте­ство наше сви­ре­пеет и как бы бес­ну­ется, а бедою, как уздою, оно сми­ря­ется», – гово­рит свя­ти­тель Тихон Задон­ский.

К одному батюшке пришла жен­щина, стала жало­ваться: «Что мне делать, батюшка, хочу спасти душу и все время впадаю в одни и те же грехи. Молюсь, испо­ве­ду­юсь – ничего не помо­гает…» – «А тебе только одно помо­жет – скорби», – сказал батюшка. И правда, пришли в ее дом несча­стья, болезни, и стало ей не до преж­них грехов.

Скорби отры­вают нас от земли, ведут к Богу: неда­ром гово­рят: как тре­вога, так до Бога. Мы подобны детям. Вот пошел ребе­нок с роди­те­лями погу­лять, играл рядыш­ком, все было хорошо, потом убежал, и на него гуси заши­пели, напу­гали… Ребе­нок плачет, бежит обратно к роди­те­лям, ищет у них защиты… Так и чело­век, когда грешит, уда­ля­ется от Бога, а настиг­нет беда – кажется, земля уходит из-под ног. Что делать? Бежит в цер­ковь: «Гос­поди, помоги!»

Скорби, иску­ше­ния бывают и за добрые дела. Хочешь сде­лать доброе дело – прежде всего под­го­товь свою душу к иску­ше­нию. «Как ночь за днем, так зло за доб­рыми делами», – гово­рит святой Марк Подвиж­ник. Это надо пом­нить и не воз­му­щаться» когда вместо-бла­го­дар­но­сти за доброе дело услы­шишь оскорб­ле­ние. И авва Пимен гово­рит: сделал доброе дело и если после него не было иску­ше­ния – Богом не при­нято.

И еще надо пом­нить, что не все скорби спа­си­тельны, а только те, кото­рые пере­но­сятся ради Бога, ради спа­се­ния души.

Доро­гие братия и сестры! Мно­гими скор­бями подо­бает нам войти в Цар­ство Небес­ное. Путь тесный и при­скорб­ный – это прямая дорога в рай, и кого Гос­подь изби­рает для бла­жен­ной веч­но­сти, тому посы­ла­ются непре­стан­ные скорби, и мы должны тер­пе­ливо пере­но­сить их и бла­го­да­рить за них Бога, ведь это Он Сам берет нас за руку и ведет ко спа­се­нию, в Свои вечные оби­тели, а там уже нет ни слез, ни воз­ды­ха­ний, а только вечная радость с Гос­по­дом и всеми свя­тыми. Аминь. (Архи­манд­рит Амвро­сий (Юрасов). «Слово уте­ше­ния».)

Хри­стова Цер­ковь – Цер­ковь воин­ству­ю­щая

Как-то был я в г. Фрунзе, в Кир­ги­зии, там живет о. Ген­на­дий. Пришел он к упол­но­мо­чен­ному по делам рели­гии, а упол­но­мо­чен­ный – киргиз, мусуль­ма­нин. Он и гово­рит: «Я удив­ля­юсь, что за Пра­во­слав­ная Цер­ковь! Посто­янно в храмах меня­ются ста­ро­сты. Все какое-то неустрой­ство. У вас в Церкви нет мира и покоя. Вот в нашей мусуль­ман­ской общине один ста­ро­ста выбран, и все спо­койны, никто никого не при­тес­няет. Берите пример с нашей общины».

О. Ген­на­дий гово­рит:

- Вы же молитву «Отче наш» не чита­ете?

- Нет.

- А мы посто­янно молимся этой молит­вой, а в ней в конце: «…и избави нас от лука­ваго», кото­рый посто­янно напа­дает, вся­кого рода иску­ше­ния посы­лает. Почему? Да потому, что Хри­стова Цер­ковь – это Цер­ковь воин­ству­ю­щая. Идет брань, идет война диа­вола с Богом за каждую душу чело­века. Так что нам при­хо­дится много бороться. И диавол иску­шает каж­дого хри­сти­а­нина. У вас ведь нет Христа? Поэтому вас диавол и не иску­шает. Вот так он объ­яс­нил. (Архим. Амвро­сий (Юрасов). «О вере и спа­се­нии».)

Скорби чисти­тель­ные

Наряду с дру­гими спо­со­бами, как силь­ней­шее сред­ство очи­ще­ния, должны быть ощу­ща­емы посто­ян­ные скорб­но­сти и непри­ят­но­сти, Богом устро­я­е­мые, и дух сокру­ше­ния, Им же пода­ва­е­мый. По силе оно рав­ня­ется руко­во­ди­телю и, при недо­статке его, может довольно его заме­нять, да и заме­няет у чело­века веру­ю­щего и сми­рен­ного. Ибо в таком случае Сам Бог есть руко­во­ди­тель, а Он, без сомне­ния, пре­муд­рее чело­века, У св. Исаака Сири­а­нина подробно изоб­ра­жа­ется, с какою посте­пен­но­стью Гос­подь вводит очи­ща­е­мого все более и более в скорби чисти­тель­ные и как разо­гре­вает в нем дух сокру­ше­ния. С нашей сто­роны тре­бу­ется только вера в благое про­мыш­ле­ние и гото­вое, радост­ное, бла­го­дар­ное при­я­тие от Него всего посы­ла­е­мого.

Недо­ста­ток сего отни­мает чисти­тель­ную силу у скорб­них слу­чаев, не про­пус­кает ее до сердца и глубин наших… Без внеш­них скор­бей трудно усто­ять чело­веку против гор­до­сти и само­мне­ния, а без слез сокру­ше­ния как изба­виться от внут­рен­него эго­изма фари­сей­ской само­пра­вед­но­сти? Тот, кто не имеет первых, почи­та­ется у апо­стола пре­лю­бо­дей­чи­щем. (Свт. Феофан Затвор­ник. «Путь ко спа­се­нию».)

Изре­че­ния прп. Амвро­сия Оптин­ского

Старец рас­ска­зы­вал притчу о жас­мине: «Один у нас монах умел с ним (жас­ми­ном) обхо­диться. В ноябре он его совер­шенно обре­зает и ставит в темном месте. Зато потом рас­те­ние покры­ва­ется обильно листьями и цве­тами. Так и с чело­ве­ком бывает: нужно прежде посто­ять в тем­ноте и холоде, а потом уже будет и плода много».

Святые были, как и мы, греш­ные люди, но пока­я­лись и, при­няв­шись за дело спа­се­ния, не огля­ды­ва­лись назад, как жена Лотова. И на чье-то заме­ча­ние: «А мы все смот­рим назад!» – батюшка сказал: «За то и под­го­няют нас роз­гами и бичом, т.е. скор­бями да непри­ят­но­стями, чтобы не огля­ды­ва­лись».

Тому, кто жало­вался на скорби, старец гово­рил: «Если солнце всегда будет све­тить, то в поле все повя­нет; потому нужен бывает дождь. Если все будет дождить, то все попреет; потому нужен ветер, чтобы про­ду­вал. А если ветра недо­ста­точно, то нужна бывает и буря, чтобы все про­несло. Чело­веку все это в свое время бывает полезно, потому что он измен­чив».

Целе­со­об­раз­ность скор­бей

Какова бы ни была при­чина посы­ла­е­мых нам стра­да­ний, все они неиз­менно служат нам на пользу – спа­се­нию нашей души, к про­ще­нию наших грехов, а при невин­но­сти хри­сти­а­нина – к полу­че­нию за стра­да­ния венца в Цар­стве Небес­ном.

Как гово­рят старцы Вар­со­ну­фий Вели­кий и Иоанн, «все, что ни слу­ча­ется с чело­ве­ком, служит к испы­та­нию и спа­се­нию его, чтобы он потер­пел и во всем укорял себя как недо­стой­ного.

Добрый знак, что ты скор­бишь. Разве ты не знаешь, что когда кто просит отцов молиться о нем или молит Бога подать ему помощь, тогда умно­жа­ются скорби и иску­ше­ния к испы­та­нию его? Итак, не ищи покоя телес­ного, если не посы­лает его тебе Гос­подь, ибо мерзок пред Гос­по­дом покой телес­ный, и Гос­подь сказал: В мире будете иметь скорбь (Ин. 16:33). Знай, что те, кото­рые желают покоя во всем, услы­шат неко­гда: ты полу­чил уже доброе свое в жизни твоей (Лк. 16; 25). Если кто не пере­но­сит досад, не узрит и славы. Разве не знаешь, что многи скорби пра­вед­ным (Пс. 33:20) и ими они испы­ты­ва­ются, как золото огнем?

Поэтому, если мы пра­ведны, то будем испы­таны скор­бями; если же, напро­тив, грешны, то потер­пим скорби, как достой­ные того, ибо от тер­пе­ния опыт­ность (Рим. 5:4). При­ве­дем себе на память всех святых и вспом­ним, что они тер­пели, делая благое… они были нена­ви­димы и оскорб­ля­емы людьми до самой кон­чины их… воз­люби скорби во всем, чтобы быть сыном святых, и будешь ли ты в скор­бях или нуждах, или в угне­те­ниях, или в болез­нях и трудах телес­ных, за все, постиг­шее тебя, бла­го­дари Бога».

Как пишет преп. Исаак Сири­а­нин: «Не бла­го­во­лил Бог, чтобы воз­люб­лен­ные Его поко­и­лись, пока они в теле, но более вос­хо­тел, чтобы они, пока в мире, пре­бы­вали в скорби, в тяготе, в трудах, в ску­до­сти, в оди­но­че­стве, нужде, болезни, в оскорб­ле­ниях, в сер­деч­ном сокру­ше­нии, в утруж­ден­ном теле. Гос­подь знает, что живу­щим в телес­ном покое невоз­можно пре­бы­вать в любви Его. Когда же болезнь, ску­дость, исто­ще­ние тела и боязнь вред­ного для тела воз­му­щают мысль твою и пре­пят­ствуют радо­сти упо­ва­ния твоего и попе­че­нию о Гос­поде, тогда знай, что живет в тебе тело, а не Хри­стос.

Поэтому о всяком скорб­ном для нас при­клю­че­нии, встре­ча­ю­щемся с тобою явно или тайно, со всею осто­рож­но­стью, дале­кою от само­мне­ния, находи, что по спра­вед­ли­во­сти и по суду при­бли­зи­лось к тебе все это. И за все при­неси бла­го­да­ре­ние».

Итак, во всех слу­чаях стра­да­ния целе­со­об­разны. Но можно гово­рить не только о целе­со­об­раз­но­сти, но и о необ­хо­ди­мо­сти для чело­века стра­да­ний. Об этом так пишет Н.Н. Фио­ле­тов: «Душа чело­века, ничего не постра­дав­шего, не испы­тав­шего ни бурь, ни вол­не­ний и борьбы, часто сама покры­ва­ется корой сует­но­сти, пош­ло­сти, само­до­воль­ства, перед ней появ­ля­ется опас­ность погру­зиться в состо­я­ние инер­ции и мерт­вен­ного покоя.

В повсе­днев­ных при­ме­рах мы можем видеть, как часто люди, ничего не испы­тав­шие, не могут понять пере­жи­ва­ний других людей, явля­ются без­раз­лич­ными к их стра­да­ниям, как часто теря­ется перед ними созна­ние высшей цели и смысла жизни, и они погру­жа­ются в тину мело­чей. Это состо­я­ние пол­ного само­до­воль­ства и тупо­сти часто сме­ши­ва­ется в мещан­ском обы­ва­тель­ском созна­нии со сча­стьем».

Таким обра­зом, от Бога посы­ла­е­мые стра­да­ния не есть нару­ше­ние миро­вой гар­мо­нии, а, наобо­рот, утвер­жде­ние ее, вос­ста­нов­ле­ние спра­вед­ли­во­сти и устра­не­ние греха. Во всех слу­чаях стра­да­ния людей есть одна из форм про­яв­ле­ния неусып­ного о них Про­мысла Божия, дока­за­тель­ства любви и мило­сер­дия Бога к пад­шему чело­ве­че­ству.

При бла­го­сти и муд­ро­сти Божией иначе, конечно, и быть не может. Поэтому Задон­ская подвиж­ница Мат­рона Нау­мовна гово­рила так: «Горе в жизни – это гостинцы, посы­ла­е­мые нам из рая».

По суще­ству, хри­сти­а­нин должен отка­заться от житей­ского поня­тия слова «несча­стье», так как «всякая скорбь, соеди­нен­ная с тер­пе­нием, хороша и полезна», – пишет преп. Петр Дамас­кин. «Несча­стья» нет в мире, где гос­под­ствует и цар­ствует Благий Гос­подь Бог, и то, что люди назы­вают несча­стье, есть мило­сти­вое настав­ле­ние, вра­зум­ле­ние от Бога Отца или испы­та­ние Им веры хри­сти­а­нина. Как пишет ап. Павел, в хри­сти­а­нине от скорби про­ис­хо­дит тер­пе­ние, от тер­пе­ния опыт­ность, от опыт­но­сти надежда, и надежда не посты­жает (Рим. 5:3–5).

Свя­ти­тель Иоанн Тоболь­ский так гово­рит об этом же: «Если бы воля чело­века была направ­лена к доб­ро­де­тели и была бы истинно покорна и согласна с волей Божией, то труды, болезни, скорби и другие непри­ят­но­сти, кото­рые встре­ча­ются каж­дому чело­веку в жизни, не были бы для него нака­за­нием, ибо он пере­но­сил бы их с радост­ным и бла­го­душ­ным серд­цем по любви к Богу, рас­суж­дая и твердо веря, что они постигли его по воле Божией и Его попу­ще­нию для неиз­вест­ной ему, но доброй цели».

Более того, святые и пра­вед­ники достигли того, что, пони­мая бла­го­де­тель­ное зна­че­ние скор­бей для души чело­ве­че­ской, они пере­жи­вали их не только бла­го­душно, без ропота и сму­ще­ния, но радостно, и начи­нали стре­миться к ним и искать их. Так мудрая игу­ме­ния Арсе­ния пишет: «После того как Гос­подь помо­жет отре­шиться от стра­стей, тогда для души состав­ляют отраду жизни скорби; она выше их, она не чув­ствует, а только сознает и видит и чув­ствует вели­кую помощь Божию, укреп­ля­ю­щую дух в скор­бях и иску­ше­ниях жизни; видит вели­кую пре­муд­рость Его путей, веду­щих чело­века к сво­боде через скорби, и в самих скор­бях очи­ща­ю­щую его, выво­дя­щую из непра­виль­ного поло­же­ния и ста­вя­щую всегда на пра­виль­ный путь. Тогда душа чув­ствует и силу и радость и бла­го­да­рит Бога за скорби, и кажутся они ей ничтож­ными в срав­не­нии с теми бла­гами, кото­рые Он даро­вал ей через скорби».

Вот почему одна пра­вед­ница гово­рила: «В мире радо­стей всех выше – это радо­сти стра­да­ний». А пра­вед­ник свя­щен­ник Иоанн пишет: «Мы имеем все осно­ва­ния жало­ваться, когда це имеем стра­да­ний, так как ничто не делает нас подоб­ными Гос­поду, как несе­ние Его Креста».

Отсюда поня­тен будет и афо­ризм духов­ного фило­софа Экхарта: «Тихая и покой­ная жизнь, про­ве­ден­ная в Боге – хорошо; жизнь, полная бурь, про­жи­тая с тер­пе­нием – лучше; но найти покой в жизни, полной боли – наи­луч­шее».

Однако мы всегда должны пом­нить, что бла­го­душ­ное пере­не­се­ние стра­да­ний воз­можно лишь с помо­щью Божией и есть дар хри­сти­а­нину от Бога. Об этом так пишет преп. Петр Дамас­кин: «Тер­петь обиды с радо­стью и незло­биво, делать добро врагам, пола­гать душу свою за ближ­него и подоб­ное – есть дары Божии, посы­ла­е­мые стре­мя­щимся к ним, чтобы их полу­чить от Бога своим стра­да­нием».

Итак, лишь тот может тяго­титься «несча­стьями» и «бедами», кто не дове­ряет Богу, не сознает своей гре­хов­но­сти, не чув­ствует необ­хо­ди­мо­сти очи­ще­ния своего сердца, спа­се­ния своей души и не знает своего бес­си­лия достичь этого своими уси­ли­ями.

Как пишет старец Силуан: «Если пости­гает тебя неудача, то думай: «Гос­подь видит мое сердце, и если Ему угодно, то будет хорошо и мне и другим», и так душа твоя всегда будет в мире. А если кто будет роп­тать: «Это не так, и это нехо­рошо» – то нико­гда не будет мира в душе, хотя бы он и пост держал, и много молился. Иной много стра­дает от бед­но­сти и болез­ней, но не сми­ря­ется, и потому без пользы стра­дает… Сми­рясь, ты уви­дишь, что твои беды пре­вра­тятся в покой, так что ты и сам уви­дишь и ска­жешь: почему же я раньше так мучился и скор­бел? Но теперь ты раду­ешься, потому что сми­рился, и пришла бла­го­дать Божия».

Тот же старец гово­рит и о том, что «…скорби неиз­бежно сопут­ствуют любви и воз­рас­тают в душе по мере того, как растет в душе Хри­стова любовь. Это и понятно: любовь Хри­стова (в душе хри­сти­а­нина) объ­ем­лет весь мир и горячо и больно пере­жи­вает скорби всего мира, как их пере­жи­вал и Хри­стос, когда Он плакал, глядя на Иеру­са­лим, про­видя все буду­щие его бед­ствия» (Лк. 19:41). Поэтому, как пишет схи­ар­хи­манд­рит Софро­ний, «любя­щий Бога про­хо­дит через такие стра­да­ния, кото­рых не име­ю­щий глу­бо­кой веры в Бога не выдер­жи­вает и забо­ле­вает душевно». Но – «из глу­бо­кой веры и любви рож­да­ется и вели­кое муже­ство».

Как пишет преп. Исаак Сири­а­нин: «Кто без скорби пре­бы­вает в доб­ро­де­тели своей, тому отвер­ста дверь гор­до­сти».

Но Гос­подня забота и помощь чело­веку в раз­ви­тии в нем сми­ре­ния повсюду раз­лита в мире. И, как гово­рит игумен Иоанн, «все обсто­я­тель­ства и факты земной жизни пред­на­зна­чены, чтобы сми­рять чело­века, изма­лы­вать его, сти­рать гор­дыню его чувств и разума, про­све­щая его созна­нием мило­сти Божией или бия его по само­до­ста­точ­но­сти, само­сто­я­тель­но­сти, само­до­воль­ству. Здесь все бла­жен­ство жизни, все жиз­нен­ные удачи, и здесь (с другой сто­роны) смысл всех бес­чис­лен­ных болез­ней, при­зна­ков смерти, нрав­ствен­ных уни­же­ний, бед­но­сти, зави­си­мо­сти, чув­ства своего бес­си­лия, как в отно­ше­нии про­шед­шего, так и буду­щего и насто­я­щего… Здесь зарож­де­ние бла­го­дар­но­сти Богу, и здесь (с другой сто­роны) – кру­ше­ние всех тщет­ных вер, всех сует­ных надежд и ложных иде­а­лов…

Какой бы ужа­са­ю­щей гор­дыни допол­нился чело­век, если бы его не сми­ряло все то, что его теперь сми­ряет на земле: смерть, болезни, физи­че­ские стра­да­ния, бес­по­мощ­ность (во мно­же­стве слу­чаев), сла­бость, душев­ные муки и том­ле­ния, уни­же­ния, труд, необ­хо­ди­мость пре­труд­ного учения во всех обла­стях, неве­же­ство, нера­зу­мие, без­об­раз­ное про­яв­ле­ние внут­рен­них стра­стей, суд сове­сти…»

А епи­скоп Вар­лаам Ряшен­цев допол­няет к этому: «Нам тогда только начи­на­ется неко­то­рая оценка на небе, когда мы что-нибудь невинно терпим со всяким сми­ре­нием, без­ро­потно, как Божие попу­ще­ние и испы­та­ние. Этим очи­ща­ется душа от духов­ного рас­тле­ния. Без невин­ного и глу­бо­кого стра­да­ния, без креста, никто не войдет в рай. Путь Божий есть еже­днев­ный крест».

О том же пишет и о. Алек­сандр Ель­ча­ни­нов: «Мне часто кажется, что все шипы и тернии нашего жиз­нен­ного поло­же­ния точно устро­ены Богом для увра­че­ва­ния именно нашей души.

Скор­бями потреб­ля­ются грехи наши, «нет скор­бей – нет и спа­се­ния» (слова преп. Сера­фима). Не только стра­да­ния, посы­ла­е­мые Богом, но всякое духов­ное усилие, всякое доб­ро­воль­ное лише­ние, всякий отказ, жертва немед­ленно раз­ме­ни­ва­ются на духов­ные богат­ства внутри нас: чем больше мы теряем, тем больше при­об­ре­таем. Вот почему «трудно бога­тым войти в Цар­ство Небес­ное». – Потому, что в них не совер­ша­ется этого раз­мена благ земных, вре­мен­ных, тлен­ных на блага небес­ные, нетлен­ные.

Отсюда горе счаст­ли­вым, сытым, сме­ю­щимся – они оску­деют до полной духов­ной нищеты.

Муже­ствен­ные души инстинк­том ищут жертвы, стра­да­ний и духовно креп­нут в испы­та­ниях. Мно­го­чис­лен­ные под­твер­жде­ния этого в Еван­ге­лии и у апо­сто­лов. Осо­бенно много об этом у ап. Павла. Это знают даже вне хри­сти­ан­ские рели­гии: как истя­зают себя факиры, йоги, дер­виши; у них это точный расчет.

Мы должны про­сить Бога, чтобы Он дал нам испы­та­ния, и почаще печа­литься, когда живем бла­го­по­лучно. Дети, вырос­шие в тепле, неге и сыто­сти, вырас­тают духовно пустыми. Наобо­рот, про­шед­шие через болезни, нищету – вырас­тают духом, ибо крат­ко­вре­мен­ное легкое стра­да­ние наше про­из­во­дит в без­мер­ном пре­из­бытке вечную славу (2Кор. 4:17).

Гос­подь бес­ко­нечно жалеет нас, но посы­лает нам стра­да­ния: только если нас пора­жают несча­стия и ката­строфы, мы можем дать какие-то искры, какой-то святой огонь.

Поэтому будь тер­пе­лив в своих скор­бях: без стра­да­ния не живут даже низшие суще­ства, а чем выше чело­век, тем больше он стра­дает.

Мно­гому научила меня болезнь. Еще больше утвер­дила в мысли, что если со Хри­стом ‑то и со стра­да­ни­ями, и что нет хри­сти­а­нину иного пути, как через боль внут­рен­нюю и внеш­нюю. И, думая о бес­ко­неч­ном мно­же­стве стра­да­ний в мире, я думал, что вот такими, ничем не заслу­жен­ными без­вин­ными стра­да­ни­ями стро­ится неви­ди­мое Цар­ство Божие. созда­ется и соби­ра­ется Его стра­да­ю­щее Тело – Цер­ковь Хри­стова. Велика очи­ща­ю­щая сила стра­да­ний и смысл их. Духов­ный наш рост зави­сит, глав­ным обра­зом, от того, как мы пере­но­сим стра­да­ния. Муже­ство перед ними, готов­ность на них – вот знак «пра­виль­ной» души. Но не надо искать их и выду­мы­вать».

Часто Гос­подь посы­лает вели­кие стра­да­ния перед смер­тью тела. Здесь также видна особая целе­со­об­раз­ность таких стра­да­ний: чем больше стра­да­ния оста­вила душа на земле, при пере­ходе в тот мир, тем выше радость в том мире «бла­жен­ного упо­ко­е­ния». Здесь надо вспом­нить и слова Гос­пода: горе вам, бога­тые! ибо вы уже полу­чили свое уте­ше­ние. Горе вам, пре­сы­щен­ные ныне! ибо вза­л­чете. Горе вам, сме­ю­щи­еся ныне! ибо вос­пла­чете и возры­да­ете (Лк. 6:24–25).

Вот почему духов­ные люди так жалеют тех, кто в мире грешит, не кается в грехах и живет легкой, рас­се­ян­ной жизнью, полной раз­вле­че­ний и удо­воль­ствий. Про них гово­рят: «оста­вил их Гос­подь». А про тер­пя­щих бед­ствия гово­рят: «их посе­тил Гос­подь».

Как писал П. Иванов («Сми­ре­ние во Христе»): «К кому идет сча­стье (житей­ское), тот теряет компас жизни, тот самый несчаст­ный чело­век: личная жизнь его в опас­но­сти.

Поэтому муд­рецы, и древ­ние и новые, не только хри­сти­ане, вовсе избе­гали быть счаст­ли­выми, и у них чув­ство иного мира пре­ва­ли­рует над всем види­мым, и чув­ство ответ­ствен­но­сти за жизнь было необы­чайно раз­вито… Мудрые люди не ста­ра­ются поудоб­нее устро­иться на своем жиз­нен­ном поприще, чтобы не заснуть и не про­зе­вать Гря­ду­щего Жениха в полу­нощи».

Не должен разум хри­сти­а­нина сму­щаться и при виде стра­да­ний невин­ных детей. Здесь также неиз­менно при­сут­ствует Божия пре­муд­рость, бла­гость и целе­со­об­раз­ность. Чаще всего Гос­подь хочет через стра­да­ния невин­ных детей вра­зу­мить их роди­те­лей или близ­ких, отвра­тить этих послед­них от пути греха и поста­вить на путь пока­я­ния.

Сами же дети будут впо­след­ствии (может быть, за гробом) уте­шены Богом в неиз­ме­римо боль­шей сте­пени, по срав­не­нию с их крат­ко­вре­мен­ным стра­да­нием.

Здесь, вместе с тем, надо вспом­нить и о словах Гос­пода преп. Анто­нию Вели­кому.

Преп. Анто­ний одна­жды долго раз­мыш­лял о мно­же­стве бед­ствий и иску­ше­ний, пости­га­ю­щих людей, о стра­да­ниях невин­ных детей и о других, трудно пости­жи­мых для чело­ве­че­ского ума вопро­сах. Тогда он услы­шал: «Анто­ний, это судьбы Божии. Иссле­до­вать их душе­вредно. Себе внимай». (Н. Е. Пестов. «Путь, к совер­шен­ной радо­сти».)

Из писем свя­ти­теля Игна­тия Брян­ча­ни­нова

Не рас­пя­тый – не Хри­стов

Где бы я ни был, в уеди­не­нии ли, или в обще­стве чело­ве­че­ском, свет и уте­ше­ние изли­ва­ются в мою душу от креста Хри­стова. Грех, обла­да­ю­щий всем суще­ством моим, не пре­стает гово­рить мне: «Сниди со креста». Увы! схожу с него, думая обре­сти правду вне креста, – и впадаю в душев­ное бед­ствие: волны сму­ще­ния погло­щают меня. Я, сошедши с креста, обре­та­юсь без Христа. Как помочь бед­ствию? Молюсь Христу, чтоб возвел меня опять на крест. Молясь, и сам ста­ра­юсь рас­пяться, как научен­ный самым опытом, что не рас­пя­тый – не Хри­стов. На крест воз­во­дит вера; низ­во­дит с него лже­имен­ный разум, испол­нен­ный неве­рия. Как сам посту­паю, так сове­тую посту­пать и бра­тиям моим!..

«Гос­подь, его же любит, нака­зует»

Святые отцы сове­туют бла­го­да­рить Бога за те скорби, кото­рые нам посы­ла­ются, и испо­ве­ды­вать в молитве нашей, что мы достойны нака­за­ния за грехи наши. Таким обра­зом при­ни­ма­е­мая скорбь послу­жит нам непре­менно в очи­ще­ние грехов наших и зало­гом к полу­че­нию веч­ного бла­жен­ства. Мы по свой­ству неду­гу­ю­щего паде­нием есте­ства нашего забо­тимся наи­бо­лее об устро­е­нии нашего зем­ного поло­же­ния, а Бог устра­и­вает наше вечное поло­же­ние, о кото­рым мы забыли бы, если б земное наше поло­же­ние не было потря­са­емо скор­бями, если б скорби, посы­ла­е­мые по вре­ме­нам Про­мыс­лом Божиим, не напо­ми­нали нам, что все вре­мен­ное и земное пре­хо­дит и что глав­ные заботы должны быть о вечном. Писа­ние гово­рит: «Гос­подь, его же любит, нака­зует».

Скорби вра­чуют душу, при­бли­жают к Богу

Кого Гос­подь воз­лю­бит и кого вос­хо­щет избрать для бла­жен­ной веч­но­сти, тому посы­лает непре­стан­ные скорби, в осо­бен­но­сти когда душа изби­ра­е­мая зара­жена миро­лю­бием. Дей­ствие, про­из­во­ди­мое скор­бями, подобно дей­ствию, про­из­во­ди­мому ядом. Как тело, при­няв­шее яд, уми­рает от есте­ствен­ной ему жизни, так и душа, вку­ша­ю­щая скорби, уми­рает для мира, для плот­ской жизни, родив­шейся из паде­ния и состав­ля­ю­щей истин­ную смерть. Посему кто отка­зы­ва­ется от скор­бей, тот отка­зы­ва­ется от спа­се­ния: ибо Сам Гос­подь сказал, что «не идущие за Ним с кре­стом своим не достойны Его», что «жела­ю­щий спасти душу свою в веке сем погу­бит ее для веч­но­сти». Слова Хри­стовы непре­ложны и вся­че­ски сбу­дутся, почему и должно рас­пи­наться, по слову Его, или, яснее, на кресте словес Его, хотя плоть и вопиет против рас­пя­тия. Для бла­го­душ­ного и муже­ствен­ного пере­не­се­ния скор­бей должно иметь веру, т.е. веро­вать, что всякая скорбь при­хо­дит к нам не без попу­ще­ния Божия. Если влас главы нашей не падает без воли Отца Небес­ного, тем более без воли Его не может слу­читься с нами что-либо важ­ней­шее, нежели паде­ние с головы волоса. Далее, рож­да­ется в скор­бях бла­го­ду­шие, когда мы пре­да­емся воле Божией и просим, чтоб она всегда над нами совер­ша­лась. Также в скор­бях уте­шает бла­го­да­ре­ние, когда бла­го­да­рим за все слу­ча­ю­ще­еся с нами. Напро­тив того, ропот, жалобы, рас­по­ло­же­ние плот­ское, т.е. по сти­хиям мира, только умно­жают скорбь и соде­лы­вают ее нестер­пи­мою. Святой Исаак сказал, что «тот боль­ной, кото­рый при опе­ра­ции сопро­тив­ля­ется опе­ра­тору, умно­жает только свое муче­ние», почему поко­римся Богу не одним словом, но и мыслию, и серд­цем, и делами. Пре­зрим мир и мнение его, потому что Спа­си­тель гово­рит нам: «Кто посты­дится словес Моих в сем роде греш­ном и пре­лю­бо­дей­ном, того и Аз посты­жусь пред Отцом Моим и анге­лами Его». От уго­жде­ния миру теря­ется дерз­но­ве­ние к Богу, а от пре­зре­ния к миру дела­ется хри­сти­а­нин Богу свой и со многим дерз­но­ве­нием обра­ща­ется к дому Его, веруя слову Его, как Слову Божию, а не с двое­ду­шием, от кото­рого ослаб­ля­ется дей­ствие Слова Божия за неве­рие, сопря­жен­ное с двое­ду­шием.

Скорби пра­вед­ни­ков

Не нужно думать, что стра­да­ния – это только удел греш­ных, нетвер­дых в добре и отсту­па­ю­щих от воли Гос­под­ней.

Старец о. Алек­сей Зоси­мов­ский так гово­рил об этом: «Кто тебе сказал, что Бог нака­зы­вает кого-либо за грехи, как при­нято у нас часто гово­рить, при виде ближ­него, впав­шего в какую-либо беду или болезнь? Нет, пути Гос­подни неис­по­ве­димы. Нам греш­ным не дано знать, почему Все­силь­ный Гос­подь допус­кает на свете часто уму чело­ве­че­скому непо­сти­жи­мые как бы неспра­вед­ли­во­сти. Гос­подь , все видит, все допус­кает, а вот почему Он допус­кает, нам, греш­ным, знать и не полезно».

Дей­стви­тельно, опыт жизни пока­зы­вает, что скорби сопут­ствуют людям и пра­вед­ной жизни и святым.

Более того: по мнению блаж. Авгу­стина, «хри­сти­а­нам поло­жено стра­дать более, чем прочим людям; пра­вед­ни­кам необ­хо­димо стра­дать еще более; а святым неиз­бежно пере­но­сить вели­кие стра­да­ния. И чем ближе чело­век к Богу, тем боль­шее коли­че­ство кре­стов ему посы­ла­ется».

По словам старца Вар­со­но­фия Оптин­ского, пра­вед­ность вообще нераз­рывна со скор­бями. Он гово­рит, что «если плохо живешь, то тебя никто и не тро­гает, а если начи­на­ешь жить хорошо – сразу скорби, иску­ше­ния, оскорб­ле­ния».

Если мы посмот­рим на жизнь святых, то увидим, что все они были про­ве­рены в огне испы­та­ний и иску­ше­ний: в этом сила их духа и кра­сота подвига. За победу они и были увен­чано от Гос­пода.

Так был испы­тан стра­да­ни­ями вет­хо­за­вет­ный Иов для после­ду­ю­щего награж­де­ния его за стой­кость в пере­не­се­нии испы­та­ний.

Пат­ри­арх Авраам был испы­тан тем, что ему было пове­лено при­не­сти в жертву своего един­ствен­ного сына.

Иосиф был воз­ве­ли­чен, но лишь после того, как потер­пел дли­тель­ное раб­ство в Египте, окле­ве­та­ние и тюрем­ное заклю­че­ние.

Царь Давид, хотя и был пома­зан, но до воца­ре­ния он пере­нес много обид, гоне­ний, трудов и опас­но­стей.

Та же цель была и в испы­та­ниях преп. Анто­ния Вели­кого, когда он был мучим бесами. Вспом­ним ответ Гос­пода на вопрос Анто­ния: «Почему Ты не при­хо­дил ранее, чтобы изба­вить меня от стра­да­ний?» – «Анто­ний, Я был все время здесь, но ждал, желая видеть твое муже­ство».

Пре­по­доб­ные отцы полу­чали вели­кие дары чудо­тво­ре­ний, но лишь после того, как они вели­кими подви­гами и глу­бо­чай­шим сми­ре­нием дока­зы­вали свою веру и любовь к Богу.

Как пишет преп. Исаак Сирин: «Всякий чело­век, о кото­ром осо­бенно печется Гос­подь, позна­ется по непре­станно посы­ла­е­мым ему скор­бям…

Когда на пути своем нахо­дишь неиз­мен­ный мир, тогда бойся, потому что далеко отсто­ишь от прямо-го пути, про­топ­тан­ного стра­даль­че­скими сто­пами святых. Так как пока ты еще на пути, при­зна­ком при­бли­же­ния твоего ко граду Божию для тебя да будет сле­ду­ю­щее: встре­чают тебя силь­ные иску­ше­ния, и чем ближе при­бли­жа­ешься и пре­успе­ва­ешь, тем более умно­жа­ются нахо­дя­щие на тебя иску­ше­ния.

В какой мере не имеет душа доста­точ­ных сил для вели­ких иску­ше­ний, в такой же она недо­ста­точна и для вели­ких даро­ва­ний. И если воз­бра­нен к ней доступ вели­ким иску­ше­ниям (скор­бям), то воз­бра­ня­ются ей и вели­кие даро­ва­ния, потому что Бог не дает вели­кого даро­ва­ния без вели­кого иску­ше­ния».

Сила испы­та­ний для святых была такова, что прп. Вар­со­ну­фий Вели­кий так писал про них: «Если я напишу тебе о тех иску­ше­ниях, кото­рые я пре­тер­пел, то, верно, и не поне­сет слух твой, а может быть, и ничей в насто­я­щее время» (Отв. 13).

Итак, испы­та­ний не может мино­вать ни один хри­сти­а­нин. И когда он впа­дает в иску­ше­ния, пусть не удив­ля­ется им, не укло­ня­ется от них, а бла­го­да­рит за них Гос­пода, как бы за благо и за вни­ма­ние к нему.

Как гово­рил один пра­вед­ник, «когда Гос­подь делает избра­ние души и пред­на­зна­чает ее для боль­ших дел, Он отме­чает ее Своей печа­тью: эта Гос­подня печать – крест».

В ином случае стра­да­ния посы­ла­ются также доб­ро­де­тель­ным людям для того, чтобы особо увен­чать их в Цар­стве Божием за невин­ное стра­да­ние и подвиг без­ро­пот­ного тер­пе­ния.

Харак­тер­ный пример такого без­вин­ного стра­да­ния име­ется в жиз­не­опи­са­нии нов­го­род­ского свя­того – преп. Вар­ла­ама Хутын­ского (пам. 6 ноября). Пре­по­доб­ный шел по нов­го­род­скому мосту в то время, когда с моста в Волхов бро­сали какого-то пре­ступ­ника: это была форма нов­го­род­ской смерт­ной казни.

Пре­ступ­ник, увидев почи­та­е­мого всеми нов­го­род­цами игу­мена, стал про­сить Пре­по­доб­ного спасти его. Пре­по­доб­ный пред­ло­жил взять пре­ступ­ника к себе в мона­стырь за свое пору­чи­тель­ство и полу­чил на это согла­сие. Про­ви­нив­шийся закон­чил свои дни в мона­стыре как исправ­ный монах.

В другой раз Пре­по­доб­ный шел по мосту и снова в Волхов бро­сали пре­ступ­ника. Уче­ники стали про­сить Пре­по­доб­ного спасти и этого чело­века, но Пре­по­доб­ный не стал про­сить на этот раз и казнь совер­ши­лась.

«Почему, отче, ты на этот раз не спас чело­века?» – спро­сили уче­ники преп. Вар­ла­ама.

Тот отве­тил им: «В первый раз каз­нили дей­стви­тель­ного пре­ступ­ника, кото­рый не рас­ка­ялся еще и не был готов к смерти. Для этого я и просил его к себе в мона­стырь, чтобы пока­я­нием в оста­ток жизни он мог спасти свою душу. На этот же раз каз­нили невин­ного чело­века, и я видел венец, кото­рый был при­го­тов­лен ему как невин­ному стра­дальцу. Как же мог я отнять у него этот венец?»

У людей пра­вед­ных к стра­да­ниям ведет и совер­шен­ное испол­не­ние второй запо­веди о любви: «Воз­люби ближ­него твоего, как самого себя» (Мк. 12:31). Чем горя­чее эта любовь, тем глубже скорби ближ­них входят в сердце хри­сти­а­нина, тем больше он стра­дает за ближ­них и в осо­бен­но­сти за их грехи и стра­сти, за их паде­ния, при­стра­стия и несо­вер­шен­ства.

Для особо избран­ных имеет место и особый случай посы­ла­е­мых от Бога стра­да­ний — это стра­да­ния ради Христа и за веру во Христа. «Если Меня гнали, будут гнать и вас», – гово­рил Гос­подь Своим уче­ни­кам (Ин. 15:20). «Он (Хри­стос) поло­жил за нас душу Свою: и мы должны пола­гать души свои за бра­тьев», – пишет ап. Иоанн (1 Ич. 3, 16).

А преп. Мака­рий Вели­кий пишет: «Где Дух Святой, там как тень сле­дуют гоне­ния и брань… истине необ­хо­димо быть гони­мою».

Это самые бла­жен­ные и радост­ные из стра­да­ний, кото­рых удо­ста­и­ва­ются только те избран­ные, кото­рых Гос­подь осо­бенно хочет награ­дить в Цар­стве Небес­ном. Вспом­ним, что запо­веди бла­жен­ства завер­ша­ются сло­вами Гос­пода: «Бла­женны изгнан­ные за правду, ибо их есть Цар­ство Небес­ное. Бла­женны вы. когда будут поно­сить вас и гнать и вся­че­ски непра­ведно зло­сло­вить за Меня» (Мф. 5:10–12).

Это стра­да­ние испо­вед­ни­ков и муче­ни­ков и всех тех, кто терпит в мире ради испо­ве­да­ния и испол­не­ния запо­ве­дей и пове­ле­ний Христа. Гос­подь под­чер­ки­вает исклю­чи­тель­ность награды за подоб­ные стра­да­ния: «Радуй­тесь и весе­ли­тесь, – гово­рит Он таким стра­даль­цам: – ибо велика ваша награда на небе­сах».

Когда на хри­сти­а­нина при­хо­дят подоб­ные стра­да­ния, то не как на несча­стье он должен смот­реть на них, а как на особую милость Божию к нему. Конечно, хри­сти­а­нин не может укло­няться от подоб­ных стра­да­ний, как нельзя укло­ниться от особой поче­сти.

Как гово­рит преп. Исаак Сири­а­нин: «Более всякой молитвы и жертвы дра­го­ценны пред Гос­по­дом скорби за Него и ради Него, и более всех бла­го­уха­ний – запах пота их».

А апо­столы пишут: «Воз­люб­лен­ные! Огнен­ного иску­ше­ния, для испы­та­ния вам посы­ла­е­мого, не чуж­дай­тесь, как при­клю­че­ния для вас стран­ного, но как вы участ­ву­ете в Хри­сто­вых стра­да­ниях, радуй­тесь, да и в явле­ние славы Его воз­ра­ду­е­тесь и вос­тор­же­ству­ете» (1Пет. 4:12–13).

«Мы – дети Божии. А если дети, то и наслед­ники, наслед­ники Божии, сона­след­ники же Христу, если только с Ним стра­даем, чтобы с Ним и про­сла­виться. Ибо думаю, что нынеш­ние вре­мен­ные стра­да­ния ничего не стоят в срав­не­нии с тою славою, кото­рая откро­ется в нас» (Рим. 8:16–18).

У близ­ких к совер­шен­ству хри­стиан стра­да­ния могут иметь харак­тер и иску­пи­тель­ной жертвы – соуча­стие в стра­да­ниях Хри­сто­вых; это поло­же­ние осно­вы­ва­ется на словах ап. Павла: «Вос­пол­няю недо­ста­ток в плоти моей скор­бей Хри­сто­вых за Тело Его, кото­рое есть Цер­ковь» (Кол. 1:24).

И те из хри­стиан, кото­рые при­ни­мают уча­стие в таких почет­ных стра­да­ниях, как бы про­дол­жают и завер­шают вели­кое дело Христа – искуп­ле­ние грехов, совер­ша­е­мых чле­нами воин­ству­ю­щей Церкви Хри­сто­вой.

К напи­сан­ному можно доба­вить еще ряд причин стра­да­ний, ука­зан­ных св. Иоан­ном Зла­то­устом и отно­ся­щихся при этом только к пра­вед­ни­кам. Св. Иоанн пишет: «Я могу ука­зать восемь причин вся­кого рода и вида бед­ствий святых, поэтому уси­ленно напря­гите ваше вни­ма­ние, зная, что нам не будет уже ника­кого изви­не­ния и оправ­да­ния, если мы будем соблаз­няться при­клю­ча­ю­щи­мися бед­стви­ями.

Первая при­чина состоит в том, что Бог попус­кает им тер­петь беды, чтобы они вслед­ствие вели­чия своих заслуг и чудес не впа­дали в гор­дость.

Вторая – чтобы другие не думали о них больше, чем свой­ственно чело­ве­че­ской при­роде, и не пола­гали, будто они боги, а не люди.

Третья при­чина – чтобы сила Божия явля­лась могу­ще­ствен­ной, побеж­да­ю­щей и умно­жа­ю­щей про­по­ведь через людей слабых и свя­зу­е­мых узами.

Чет­вер­тая – чтобы яснее обна­ру­жи­лось тер­пе­ние их самих, как людей, кото­рые служат Богу не из-за награды, а являют такое бого­мыс­лие, что и после вели­ких бед­ствий обна­ру­жи­вают любовь к Нему.

Пятая – чтобы мы раз­мыш­ляли о вос­кре­се­нии… Когда ты уви­дишь, что чело­век пра­вед­ный терпит без конца бед­ствия и так уходит из этого мира… то, оче­видно, Бог не захо­чет отпу­стить неувен­чан­ными тех, кто столько потру­дился, и лишить их воз­да­я­ния за труды. Поэтому необ­хо­димо должно быть время после здеш­ней смерти, в кото­рое они и полу­чат воз­да­я­ние.

Шестая при­чина в том, чтобы все под­вер­га­ю­щи­еся несча­стьям имели доста­точно уте­ше­ния и облег­че­ния, взирая на них (т.е. бед­ству­ю­щих пра­вед­ни­ков) и помня о слу­чив­шихся с ними бед­ствиях.

Седь­мая – чтобы, когда мы при­зы­ваем вас под­ра­жать пра­вед­ным делам их, вы, по при­чине чрез­мер­ной высоты их заслуг, не поду­мали бы, что они были люди иной породы, и не отка­за­лись бы бояз­ливо от под­ра­жа­ния.

Вось­мая – чтобы, когда нужно убла­жать и сожа­леть, мы знали, кого нужно почи­тать бла­жен­ным, а кого жалким и несчаст­ным…»

Как пишет и преп. Исаак Сири­а­нин: «Невоз­можно, чтобы когда идем путем правды, не встре­ти­лась с нами печаль, тело не изне­мо­гало бы в болез­нях и стра­да­ниях и пре­бы­вало бы неиз­ме­нен­ным. если только воз­лю­бим жить в доб­ро­де­тели». Арсе­ния Вели­кого один из иноков спро­сил: «Почему неко­то­рые добрые люди перед смер­тью под­вер­га­ются вели­кой скорби от телес­ной болезни?» «Потому, – отве­чал старец, – чтобы мы, как бы солью осо­лив­шись здесь, отошли туда чистыми». (Н. Е. Пестов. «Путь к совер­шен­ной радо­сти».)

Чаша стра­да­ния

Всякий чело­век, даже самый нрав­ственно-высо­кий, не лишен недо­стат­ков и гре­хов­ных пред­рас­по­ло­же­ний, и никто не может избе­жать их про­яв­ле­ний в той или иной форме: то в виде недо­стат­ков харак­тера, то в виде неуме­ния жить осто­рожно и т.д.

Эти обна­ру­же­ния чело­ве­че­ских сла­бо­стей нередко заде­вают слабые сто­роны других людей, больно дей­ствуют на них, раз­дра­жают.

Враг же рода чело­ве­че­ского поль­зу­ется этим раз­дра­же­нием против пра­вед­ника и под­ни­мает бурю гоне­ний на него. Гос­подь попус­кает раз­ра­зиться этой буре, и в гор­ниле стра­да­ния дух пра­вед­ника как бы пере­го­рает и очи­ща­ется от своих гре­хов­ных немо­щей. В скорби душа чело­века глубже сосре­до­то­чи­ва­ется в себе, теснее соеди­ня­ется с Гос­по­дом и про­све­ща­ется Гос­по­дом.

Путем молитвы она ясно начи­нает видеть свои черты, лучше пони­мает тот путь, какой она прошла, и при­хо­дит к ясному созна­нию, что сама была пово­дом раз­ра­зив­шихся скор­бей.

Когда же пра­вед­ник сознает свою при­чин­ность в постиг­ших его скор­бях, он познает и свою винов­ность в этом как чело­век, кото­рый не сумел побе­речь немощ­ного брата. Из созна­ния своей винов­ной при­част­но­сти исте­кает и изви­не­ние врага, соеди­нен­ное с молит­вой за него. Когда же чело­век поймет все это, душа его испол­ня­ется все­про­ще­нием и бла­го­дат­ным миром.

Опыт уже полу­чен, и оттоле душа та впредь ста­но­вится осмот­ри­тель­ною, состра­да­тель­ною, твер­дою, чистою и несо­кру­ши­мою в своем святом стрем­ле­нии ко Христу. Тогда отни­ма­ется и стра­да­ние; чаша скор­бей отъ­ем­лется потому, что такой чело­век уже спо­стра­дал Христу, сорас­пялся Ему, распяв свою плоть со страстьми и похотьми. Такой чело­век уже ста­но­вится подо­бен апо­столу, кото­рый гово­рил: я сорас­пялся Христу и умер для мира.

Борьба у такого чело­века, конечно, не пре­кра­ща­ется до его кон­чины, но пере­лом нрав­ствен­ный в нем уже совер­шился, и после такого пере­лома чело­век и может быть избран­ным ору­дием Про­мысла Божия в деле спа­се­ния людей, спо­соб­ным к слу­же­нию чистому, совер­шен­ному и твер­дому. Чаша стра­да­ния отно­сится Анге­лом, а на такого раба Божия изли­ва­ются дары бла­го­дати Божией.

Такой путь неиз­бе­жен каж­дому. Раз­ли­чие только в сте­пени и вре­мени. Чем боль­ший жребий даро­ван от Гос­пода кому и чем более и дольше кто должен послу­жить ближ­ним, тем суро­вее испы­та­ние, тем ранее в жизни при­хо­дится тому испить чашу очи­сти­тель­ных скор­бей. (Арх. Сергий. «Жиз­не­опи­са­ние митр. Фила­рета Киев­ского».)

И у греш­ни­ков есть свой, гораздо более тяжкий крест

(Из книги «Цар­ский путь креста Гос­подня»)

Ангел. Как смерть, так и стра­да­ния неиз­бежны для всех: удел мерт­веца гроб, живого – крест. Уми­рает хри­сти­а­нин – пред ним несут крест, и родится чело­век – ему назна­ча­ется крест, какой нести. Непраздн­ство велие создано бысть вся­кому чело­веку, и иго тяжко на сынех Адам­пих, от дне исхода из чрева матери их до дне погре­бе­ния в матерь всех (Сир. 40:1). Не обо­льщайся, Став­ро­фила: много кре­стов и раз­личны виды их, и отнюдь нельзя найти чело­века, сво­бод­ного от скорби и печали. Как пла­ва­ю­щие по морю под­вер­га­ются раз­лич­ным бедам, так и живу­щие на земле не могут быть без скорби и креста; и все, кто бы они ни были, имеют раз­лич­ные кресты: один от жены, другой от сына, иной от раба, иной от друга, тот от врагов, а сей от ближ­него; иной же от потери имения (св. Иоанна Зла­то­уста беседа 67 к Антио­хий­цам). И у кого нет тысячи причин скорби?

Став­ро­фили. Но миро­любцы имеют много уте­ше­ний, живут по своей воле, и потому не тяжки для них их скорби.

Ангел. Пусть будет и так, что они имеют все, чего желают; но надолго ли это все бывает? Исче­за­юще яко дым, исчез­нут (Пс. 36:20) живу­щие среди изоби­лия мир­ского, и не оста­нется памяти о про­шед­ших утехах. Но еще и в этой жизни не без горечи, не без тоски и страха почи­вают они на радо­стях своих. В чем они почер­пают уте­ше­ние, то самое часто обра­ща­ется им в нака­за­ние и при­чи­няет скорбь. Пра­во­судно устро­ено, что те самые насла­жде­ния, кото­рых бес­по­ря­дочно ищут, бывают рас­тво­рены горе­чью и сму­ще­нием. Ибо так Бог пове­лел, так и бывает, что бес­по­ря­доч­ная душа сама себе мука.

Став­ро­фила. Однако можно видеть, что цари, князи, силь­ные мира сего, кото­рые вла­ды­че­ствуют над дру­гими, коих воле никто не дер­зает сопро­тив­ляться, или вовсе не имеют кре­стов, или мало при­частны им.

Ангел. И они не исклю­чены из общего удела смерт­ных. И царь не осво­бож­да­ется от креста, но про­во­дит жизнь свою среди многих скор­бей и забот. Смотри не на венец, но на бурю печа­лей, кото­рые рож­дает венец; взирай не на баг­ря­ницу, а на душу, обре­ме­нен­ную мрач­ными забо­тами. Не так плотно при­ле­гает венец к голове царя, как заботы объ­ем­лют душу его. Взирай не на мно­же­ство тело­хра­ни­те­лей, а на мно­же­ство скор­бей. Не столь мно­гими забо­тами испол­нен дом бед­ного, сколь многие кресты повсе­дневно ожи­дают царей (Свт. Иоанна Зла­то­уст. 66 Сп. к Антиох).

Став­ро­фила. Вижу, что и те не без кре­стов, коих мы менее всего счи­таем при­част­ными им.

Ангел. Брань и непре­ста­ю­щее иску­ше­ние житие чело­веку на земли (Иов. 7:1), и как избы­ток, так и ску­дость бывают при­чи­ною греха. Богач воз­но­сится гор­ды­нею, а нищий впа­дает в ропот: от того и от дру­гого воз­ни­кает вели­кий крест. Горе, горе бла­го­по­лу­чию мир­скому то от страха бед­ствий, то от помра­че­ния радо­сти. Горе среди бед, и от того и от дру­гого, а еще от жела­ния бла­го­по­лу­чия (блаж. Авгу­стин, кн. 10). И если самое бла­го­по­лу­чие не без горя и тер­пе­ние не без труда, то, без вся­кого сомне­ния, не иску­ше­ние ли житие чело­веку на земли (блаж. Авгу­стин, Испо­ведь. Кн. 10, гл. 28).

Став­ро­фила. Поис­тине, в сей иску­си­тель­ной жизни много соблаз­нов и паде­ний, но греш­ники счи­тают оные не бед­стви­ями, а заба­вами и при­ят­ным раз­вле­че­нием.

Ангел. Так думают теперь, но в той жизни иначе об этом будут судить. Не греш­ни­ков ли это вопль: без­за­кон­ных испол­ни­хомся стезь и поги­бели, и ходи­хом в пустыни непро­хо­ди­мыя; пути же Гос­подня не уве­де­хом (Прем. 5:7)? А иго Хри­стово благо и бремя легко есть (Мф. II, 29–30); и несу­щие его обря­щут покой душам своим. Иго же греш­ни­ков, как талант оловян (Зах. 5; 7), как бремя тяжкое отя­го­щает их: они служат богом чуждым день и нощь, иже не дают им мило­сти (Иер. 16:13). Все, в чем согре­шает чело­век, всякое без­за­кон­ное дело, днем и ночью совер­ша­е­мое, состав­ляет область демо­нов, кои нико­гда не дают греш­ни­кам покоя, и непре­станно при­нуж­дают его при­ла­гать грехи ко грехам, и без­за­ко­ния при­со­во­куп­лять к без­за­ко­ниям (блажен. Иеро­чим. Толков, на 16 гл. Иере­мии). Посмотри, как это мно­го­труд­ное том­ле­ние греш­ни­ков изоб­ра­жено в силь­ном Самп­соне. Побеж­ден­ный лас­ка­тель­ством жены, он был остри­жен и предан в руки ино­пле­мен­ни­ков, лишен зрения, ввер­жен в тем­ницу и как осел при­нуж­ден был вра­щать жер­нова (Кн. Судей, гл. 16). Так должен стра­дать всякий, кто уго­ждает Далиле, т.е. плоти своей, и соиз­во­ляет ее воле; ибо он лиша­ется духов­ной кре­по­сти, пре­да­ется в плен врагам своим – миру, плоти и диа­волу, кото­рые мучи­тель­ски гос­под­ствуют над ним, подобно жесто­ким вла­сте­ли­нам. Сверх того, он лиша­ется света и разума и дела­ется подоб­ным бес­сло­вес­ному, вра­ща­ю­щему мель­нич­ные жер­нова. Рас­смотри жизнь греш­ника, и вся­че­ски пред­ста­вится тебе в нем сие подо­бие живот­ного. Как у оного бывают завя­заны очи телес­ные, так у греш­ника очи душев­ные покрыты нечи­сто­тою его жизни, и он непре­станно вра­ща­ется около пред­ме­тов гре­хов­ных насла­жде­ний. В тяжких оковах похо­тей, ослеп­лен­ный тьмою заблуж­де­ния, свя­зан­ный нечи­сто­тою сове­сти и испы­ты­вая в себе самом тес­ноту и тягость, он вра­щает, как жернов, камень сердца своего, оже­сто­чен­ного закос­не­ло­стью в грехах, и из плодов рас­тлен­ной души своей гото­вит хлеб в угоду врагам своим. И какое том­ле­ние при­чи­няет ему эта постыд­ная работа! Как пра­ведно вопиет Бог чрез про­рока: пре­ста­ните от лукавств ваших (Ис. 1:16). По каким неудоб­ным путям ходят греш­ники! Путь их тьма и ползок (Пс. 34:6): не ведят, како пре­ты­ка­ются (Притч. 4:19). Златом осквер­ня­ются невоз­держ­ные, о камень пре­ты­ка­ются среб­ро­любцы, от крутых подъ­емов на высоту изне­мо­гают гор­де­ли­вые, тер­нием уязв­ля­ются гнев­ли­вые, тьмою ослеп­ля­ются завист­ли­вые, по неров­но­сти пути от всех отстают лени­вые. Одним словом: сокру­ше­ние и озлоб­ле­ние на путех их (Рим. 3:16).

Став­ро­фила. Вижу очень ясно, что греш­ни­ков ждет не один крест; однако они кажутся веду­щими жизнь покой­ную и без­мя­теж­ную, в полной без­за­бот­но­сти о гро­зя­щих бедах.

Ангел. Ты правду ска­зала, что они кажутся веду­щими жизнь без­мя­теж­ную; но это только так кажется, а на самом деле не так. Их тер­зает совесть за гре­хо­па­де­ния, и этот червь, бес­пре­станно их угры­за­ю­щий, нико­гда не дает им покоя.

Став­ро­фила. Вели­чай­шее муче­ние – неспо­кой­ная совесть, непре­станно бичу­ю­щая и тер­за­ю­щая душу.

Ангел. Да, это так. Между всеми стра­да­ни­ями души чело­ве­че­ской нет боль­шего стра­да­ния, как обре­ме­нен­ная гре­хами совесть. Ибо если в душе чело­века нет язвы, и если не осквер­нена у него совесть, то хотя он и потер­пит скорбь отвне, он нахо­дит убе­жище в сове­сти и там обре­тает Бога. Если же за умно­же­ние без­за­ко­ний в сове­сти своей не найдет он успо­ко­е­ния, потому что нет в ней Бога: то что тогда сотво­рит чело­век? Куда при­бег­нет он, когда начнут посе­щать его скорби?

Уйдет ли с поля во град, из мно­го­люд­ства в дом свой, и в самое уеди­нен­ное место, скорбь за ним сле­дует повсюду. Больше ему уже некуда обра­титься, как только во внут­рен­нюю клеть свою; но если и там сму­ще­ние, дым неправды, пла­мень без­за­ко­ния, то он и там не может успо­ко­иться. Куда он ни побе­жит, везде нахо­дит своего мучи­теля, ибо от самого себя куда может скрыться? Куда ни пойдет, всюду влечет за собою самого себя, и куда тако­вым ни повле­чет себя, везде мучит себя (блажен. Август. Толков, на 45 Псал.). Какое сердце снесет эти муче­ния, кото­рые уже суть пред­воз­вест­ники и начатки вечных мук? Как у древ­них римлян каждый осуж­ден­ный на крест­ную казнь должен был нести свой крест, на кото­ром ожи­дала его мучи­тель­ная смерть, так и на греш­ни­ков Гос­подь воз­ло­жил крест соб­ствен­ной их сове­сти, чтобы чрез него они уже здесь испы­ты­вали казнь, прежде нежели под­верг­нутся вечной казни. Сочтешь ли теперь, Став­ро­фила, бла­жен­ными тех, кои окру­жены богат­ством, могу­ще­ством и насла­жде­ни­ями? Поис­тине они далеки от бла­жен­ства, ибо мучи­тель, т.е. совесть их повсе­дневно уязв­ляет и тер­зает их сердце, и неза­метно влечет их к вечной смерти.

Стоит ли зави­до­вать бога­тым?

…Ныне страну напол­няют люди, отпав­шие от Бога; их цель – не спа­се­ние души, не вечная жизнь, а вре­мен­ная жизнь на земле. Им хочется иметь больше денег, вло­жить их в швей­цар­ские банки, обо­га­титься самим, оста­вив Россию нищей. И думают, что в этом заклю­ча­ется насто­я­щая жизнь. Но имей ты и мил­ли­ард дол­ла­ров, мира душев­ного на него не при­об­ре­тешь. Знаю одного чело­века, он живет в Москве, заку­пил в одном доме три этажа; бога­тый, но скупой. Бед­ному не подаст, только в своих инте­ре­сах может кому-то помочь. Был я у него в квар­тире: много ценных икон, дра­го­цен­но­стей, картин извест­ных худож­ни­ков – насто­я­щий музей.

Спра­ши­ваю:

- Зачем тебе так много?

- Знаешь, батюшка, когда я вижу эти кар­тины, уми­ля­юсь. Моя душа успо­ка­и­ва­ется. Смотрю на иконы – они дают мне душев­ный мир.

- Надолго ли?

- Вот пока смотрю. Как отойду, опять плохо. Пока я с ним бесе­до­вал, он все держал кошечку на руках, гладил ее… А глаза неспо­кой­ные, в них уныние, отча­я­ние. Говорю:

- Ведь тебя ничего не успо­ка­и­вает.

- Я знаю. Но что делать?

- Надо пока­яться.

- О, у меня такие грехи! Как я могу в них пока­яться? Мне тяжело.

Он не может каяться – демоны свя­зали его по рукам и ногам, и душа лишена пока­я­ния. Как это страшно! Когда моя зна­ко­мая пере­дала ему, что батюшка ждет на испо­ведь, он отве­тил: «Я знаю. У меня много денег – я с Гос­по­дом рас­счи­та­юсь. Напо­сле­док своих дней пока­юсь, может, и цер­ковь построю. Гос­подь меня поми­лует». Вот так рас­суж­дает нецер­ков­ный чело­век. А не думает о том, успеет ли? Мы же не знаем, когда при­зо­вет нас к ответу Гос­подь! Ну, дай, Гос­поди, ему пока­яться и спа­стись. (Архим. Амвро­сий (Юрасов). «О вере и спа­се­нии».)

* * *

Лишь в «мыслях» своих мил­ли­о­нер обла­дает своими мил­ли­о­нами. На самом же деле они обла­дают мил­ли­о­не­ром, кото­рый в боль­шин­стве слу­чаев бывает ими связан, при­нуж­ден к опре­де­лен­ному образу жизни, при­креп­лен к опре­де­лен­ному кругу людей, вынуж­ден иметь вокруг себя иска­тель­ство. ложь, лесть, зависть, подо­бо­стра­стие, неис­крен­ность, поку­ше­ния на свою жизнь – физи­че­скую и душев­ную… Разве все это не раб­ство, не каторга, уве­ли­чи­ва­ю­ща­яся по мере уве­ли­че­ния состо­я­ния? Велико ли то, что можно купить за деньги? Нахо­дится ли в числе поку­пок мир души – высшее сча­стье?(Архи­епи­скоп Иоанн (Шахов­ской). «Фило­со­фия соб­ствен­но­сти».)

* * *

Как отли­чить рав­но­душ­ного от име­ю­щего мир в душе?

Один спо­коен, совер­шая добрые дела, посто­янно молясь, читая святых отцов, Свя­щен­ное Писа­ние. У него на душе мир, бла­го­дать Божия уми­ро­тво­ряет его душу, и ‑живет он спо­койно и радостно. Гос­подь гово­рит про таких: «Цар­ствие Божие внутрь вас есть» (Лк. 17:21).

Есть и другой вид спо­кой­ствия. Когда чело­век, будучи чистым, совер­шил какой-то грех и не пока­ялся, то первое время совесть его мучает. Но он не идет и не кается, он дальше грешит. С каждым грехом он все больше и больше ста­но­вится пре­ступ­ни­ком закона Божия, и совесть пре­кра­щает его обли­чать. Она ста­но­вится сожжен­ною, пара­ли­зо­ван­ной, усып­лен­ной. Она его не вол­нует, не бес­по­коит…

У злого чело­века может быть спо­кой­ное сердце, спо­кой­ная душа, но внутри-то у этих «спо­кой­ных» кипит зло, кло­ко­чут языки адского пла­мени. Недавно на улице я встре­тил таких. Внешне спо­кой­ные. Между ними вроде такая любовь, такое ува­же­ние! Один из них (видимо, самый глав­ный) при двух охран­ни­ках. Три девушки с ними. Начали в карты играть, и тут-то все у них и про­яви­лось: вдруг такая злоба заго­ре­лась! Раз­ру­га­лись. Вот вам и спо­кой­ный вид!.. (Архим. Амвро­сий (Юрасов). «О вере и спа­се­нии».)

Крест соеди­няет со Хри­стом и делает кре­сто­носца подоб­ным Ему

(Из книги «Цар­ский путь крести Гос­подня»)

Услаж­да­ясь бла­гими гла­го­лами Ангела Божия, Став­ро­фила желала более и более слы­шать из уст его о бла­го­дат­ных плодах креста.

Прошу тебя, ска­зала она, бла­го­воли изъ­яс­нить мне и прочие пре­иму­ще­ства креста, дабы, более узнав его пользу, я усерд­нее могла поне­сти его.

Ангел. Лучший и высо­чай­ший плод креста указал Псал­мо­пе­вец сими сло­вами: близ Гос­подь сокру­шен­ным серд­цем (Пс. 33:19). А в другом месте устами его Сам Бог так гово­рит: с ним есмь в скорби, изму его, и про­славлю его (Пс. 90:15). Что может быть выше и слав­нее того, как нахо­дится в сопри­сут­ствии Божием и от Бога полу­чать укреп­ле­ние в скор­бях? А потому спра­вед­ливо тот же царе­про­рок так хва­лился, говоря к Богу: аще пойду посреде сени смерт­ным, не убоюся зла, яко Ты со мною еси (Пс. 22:4). И какого зла бояться тому, с кем все­со­вер­шен­ное Добро? Аще Бог по нас, гово­рит Апо­стол, кто на ны (Рим. 8:31)? Не спо­до­бился ли осо­бен­ной Божией помощи цело­муд­рен­ный Иосиф, кото­рого Вечная Пре­муд­рость про­дан­наго не остави, но от греха избави его: спиде с ним в ров, и во узах не остави его, дон­деже при­несе ему ски­петр цар­ствия (Прем. 10:13–14)? Теперь видишь ли, что значит слово: с ним есмь в скорби? Как бы так Бог сказал: Я скорблю вместе с скор­бя­щим; кто Мой, тот и в скорби со Мною, и Я с ним в скорби пре­бы­ваю нераз­лучно.

Став­ро­фила. Если Бог со мною в скорби, то чего же мне еще искать кроме Его? Мне при­леп­ля­тися Богови благо есть: яко се уда­ля­ю­щий себе от Тебе, погиб­нут (Пс. 72:27–28). Какое бед­ствие для людей не быть с Тем, без Кото­рого не могут быть!

Ангел. Несо­мненно так. Хочешь ли научиться сему из при­мера? Иов лишился всего, что даро­вал ему Бог, но имел Самого Бога, дару­ю­щего все. О муж согнив­ший, и все­це­лый, смер­дев­ший гноем, и пре­крас­ный, изъ­язв­лен­ный и здра­вый! Сидя на гноище, он цар­ство­вал на небе­сах; поте­ряв все, он был весьма богат, ибо имел Бога и в Нем все.

Став­ро­фила. Если Гос­подь со мною, то лучше мне пре­бы­вать в скорби, нежели цар­ство­вать без Него, весе­литься и про­сла­виться без Него. Лучше мне в скорби быть вместе с Ним и в пла­мени иметь Его с собою, нежели без Него быть на небе­сах: что бо ми есть на небеси: и от Тебе что вос­хо­тех на земли? (Пс. 72:25).

Ангел. Теперь ты полу­чила пра­виль­ное поня­тие, если разу­ме­ешь, что кресты и скорби соеди­няют душу с Богом и Бога с душею. Как пер­стень есть знак обру­че­ния, так стра­да­ние телес­ное или душев­ное, кото­рое люди сми­ренно пере­но­сят ради Бога, есть истин­ное зна­ме­ние Божия избра­ния и как бы обру­че­ние души с Богом. Бог всегда бла­го­во­лит к сынам чело­ве­че­ским, но иногда ничего не нахо­дит в чело­веке, ради чего, по мило­сер­дию Своему, мог бы пре­бы­вать с ним, и потому посе­щает его стра­да­ни­ями телес­ными или скор­бями душев­ными, дабы чрез это найти для Себя доста­точ­ный повод пре­бы­вать с ним. Ибо Писа­ние истинно гово­рит: Близ Гос­подь сокру­шен­ных серд­цем (Пс. 33:19); и Сам Гос­подь гла­го­лет: с ним семь в скорби (Пс. 90:15).

Став­ро­фила. О, какое бла­го­во­ле­ние мило­сер­дия Божия! Кто пове­рит, что чело­век – червь – так почи­та­ется от Гос­пода славы, Кото­рый, как бы ища любви его, Сам испо­ве­дует, что весе­лится о сычех чело­ве­че­ских (Притч. 8:31). Гос­поди! что есть чело­век, яко воз­ве­ли­чил еси его, или яко вни­мавши умом к нему (Иов. 7:17)? Сколь велика любовь Твоя к чело­веку, что посы­ла­ешь ему крест и скорби, дабы чрез это сопре­бы­вать с ним и его соеди­нить с Собою! Дивная тайна! Крест, пре­зи­ра­е­мый муд­ре­цами века сего, есть дар и пер­стень Боже­ствен­ного обру­че­ния. О кресте чест­ный! как утаено досто­ин­ство твое от сердец, мудр­ству­ю­щих о земном!

* * *

Не зави­дуйте тем, кото­рые поль­зу­ются полным здо­ро­вьем, кото­рым мир улы­ба­ется и кото­рых он при­гла­шает в свой омут. Уста рас­пяв­ше­гося за нас Гос­пода воз­ве­стили горе сме­ю­щимся ныне, а бла­жен­ство пла­чу­щим и воз­ды­ха­ю­щим.
cвт. Игна­тий Брян­ча­ни­нов

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки