О силе смиренного и кроткого слова – архимандрит Кирилл (Павлов)

О силе смиренного и кроткого слова – архимандрит Кирилл (Павлов)


Мы с вами, доро­гие во Хри­сте бра­тия и сестры, сей­час всту­пили в поприще Успен­ского поста. И хотя это и крат­ко­вре­мен­ный пост, но весьма стро­гий. Поэтому от нас тре­бу­ется в эти дни боль­шое вни­ма­ние к себе и к сво­ему пове­де­нию, к своим поступкам.

Мы с вами, доро­гие во Хри­сте бра­тия и сестры, сей­час всту­пили в поприще Успен­ского поста. И хотя это и крат­ко­вре­мен­ный пост, но весьма стро­гий. Поэтому от нас тре­бу­ется в эти дни боль­шое вни­ма­ние к себе и к сво­ему пове­де­нию, к своим поступ­кам. В осо­бен­но­сти в эти дни, остав­ши­еся до празд­ника Успе­ния, надо обра­тить вни­ма­ние на наш язык. Мы ничем так много и часто не гре­шим, как своим невоз­дер­жан­ным язы­ком. Поэтому прежде всего и обуз­дайте этого без­удерж­ного коня. Если мы его побе­дим, удер­жимся от празд­но­сло­вия, пре­одо­леем его упор­ство, то мы побе­дим и все свое тело. Из мно­гих нам извест­ных доб­ро­де­те­лей Пре­по­доб­ного Сер­гия спи­са­тель его жития гово­рит еще об одной, осо­бенно при­вле­кав­шей к нему ува­же­ние слу­ша­ю­щих. Это его крот­кие, уми­ли­тель­ные слова и речи. Так, повест­ву­ется, что Пре­по­доб­ный имел обы­чай каж­дую ночь дозо­ром обхо­дить келии бра­тии и лег­ким сту­ком в окно или дверь напо­ми­нать празд­но­сло­вя­щим, что для инока есть луч­шее заня­тие — как про­во­дить сво­бод­ное время. И наутро осто­рож­ными наме­ками, прямо не обли­чая винов­ного, тихими и крот­кими сво­ими речами он вызы­вал у про­ви­нив­шихся рас­ка­я­ние без вся­кой досады.

Бла­го­даря сво­ему крот­кому слову Пре­по­доб­ный вызы­вал из глу­бин люд­ских сер­дец доб­рые чув­ства и рас­по­ла­гал их к себе. Так, под бла­го­дат­ным вли­я­нием его слова не устоял суро­вей­ший Рязан­ский князь Олег, для при­ми­ре­ния кото­рого Пре­по­доб­ный при­хо­дил в Рязань. Тихие и крот­кие слова старца смяг­чили сердце его, и он при­ми­рился с Мос­ков­ским кня­зем Димит­рием Дон­ским. Поэтому слово имеет весьма боль­шое зна­че­ние. Слово — это дар Божий, кото­рый мы имеем от Гос­пода. И поэтому нужно весьма осто­рожно отно­ситься к нему. Наше слово — есть отпе­ча­ток слова Божия. У Бога есть Слово, и у чело­века есть слово. У Бога Слово — это самый образ Его суще­ства, Еди­но­род­ный Сын Божий. У чело­века слово — не пустой звук, а тоже отпе­ча­ток и образ его духа. Если бы наши слова собрать все воедино, то мы уви­дели бы свое соб­ствен­ное изоб­ра­же­ние. Слово — дар Божий, кото­рым наде­лен один только чело­век, чем он и отли­ча­ется от про­чих тва­рей Божиих. Слово — про­вод­ник наших чувств, жела­ний, мыс­лей, радо­сти, печали. Сло­вом дер­жится союз и сила чело­ве­че­ского рода. Оты­мите слово, и все нис­про­верг­нется в чело­ве­че­ском роде. Когда Гос­подь хотел нака­зать за гор­де­ли­вый помы­сел древ­них людей, наме­ре­ва­ю­щихся постро­ить башню до небес, то при­бег к очень про­стому сред­ству: Он сме­шал их языки и тем самым раз­ру­шил их тще­слав­ную попытку. Поэтому слово имеет очень и очень вели­кое зна­че­ние в нашем чело­ве­че­ском обще­стве. Чело­века сло­вом можно убить и при­не­сти вели­чай­шее зло и бед­ствие чело­ве­че­скому обще­ству. И сло­вом можно вос­кре­сить чело­века и сохра­нить целые города и госу­дар­ства. За вся­кое празд­ное слово, — гово­рит Спа­си­тель, — какое ска­жут люди, дадут они ответ в день суда: ибо от слов своих оправ­да­ешься, и от слов своих осу­дишься (Мф. 12, 36–37). Слово нам дано для нази­да­ния ближ­них, для совер­шен­ство­ва­ния, для про­слав­ле­ния имени Божия. А не для того, чтобы из наших уст исхо­дили гни­лые, празд­ные, сует­ные, оскор­би­тель­ные речи. Поэтому край­няя осто­рож­ность и уме­рен­ность в сло­вах во все вре­мена почи­та­лась не только как вели­кая хри­сти­ан­ская доб­ро­де­тель, но и как самое луч­шее сред­ство сохра­не­ния мир­ной счаст­ли­вой жизни в чело­ве­че­ском обще­стве. Про­из­не­сен­ное наше слово — оно нико­гда даром не про­па­дает, не исче­зает бес­следно. Оно не воз­вра­ща­ется назад. Но оно пере­хо­дит в умы, сердца, уста дру­гих людей и рож­дает мно­го­чис­лен­ные чув­ства, поже­ла­ния, дея­ния, поступки. И, раз­рос­ше­еся в вели­кое дерево с его пло­дами, оно непре­менно с нами встре­тится на Страш­ном Суде Божием.

Надо уметь вла­деть своим язы­ком. Иметь воз­дер­жа­ние в слове. Невоз­дер­жан­ное, необ­ду­ман­ное слово гор­дого чело­века может вызвать раз­дра­же­ние. Немощ­ного — соблаз­нить. Болт­ли­вого может при­ве­сти к осуж­де­нию и кле­вете. У невоз­дер­жан­ного в слове чело­века, когда он нахо­дится в гневе, все­гда сыпятся изо рта бес­чис­лен­ные вся­кие поно­ше­ния, уко­ризны на людей — даже ближ­них, даже ни в чем непо­вин­ных. Невоз­дер­жан­ный в слове чело­век, ока­зав­шись в беде, изли­вает целые потоки ропота и жалоб на всех и на вся. При доволь­стве, напро­тив, изли­ва­ется бес­чис­лен­ное коли­че­ство хва­стов­ства, само­хваль­ства, само­до­воль­ства и пре­воз­но­ше­ния. Апо­стол Иаков гово­рит: язык — неболь­шой член, но много делает… Он испол­нен смер­то­нос­ного яда. Им бла­го­слов­ляем Бога и Отца, и им про­кли­наем чело­ве­ков, сотво­рен­ных по подо­бию Божию. Из тех же уст исхо­дит бла­го­сло­ве­ние и про­кля­тие: не должно, бра­тия мои, сему так быть. Течет ли из одного отвер­стия источ­ника слад­кая и горь­кая вода? (Иак. 3, 5, 8–12). А поэтому надо вни­ма­тельно сле­дить за тем, что мы гово­рим. И о чем гово­рим. Наше слово должно быть только доб­рое, только к нази­да­нию, только к про­слав­ле­нию имени Божи­его. Именно к нази­да­нию и сози­да­нию душев­ного спа­се­ния ближ­него. Во все вре­мена люди обра­щали на это боль­шое вни­ма­ние. И хотя празд­но­сло­вие ино­гда люди и тер­пят ради раз­вле­че­ния, но все равно любя­щие празд­но­сло­вить теряют ува­же­ние в гла­зах людей. И древ­ние муд­рецы все­гда, когда при­ни­мали к себе уче­ни­ков, то не спе­шили, но пред­ва­ри­тельно испы­ты­вали их в про­дол­жи­тель­ном мол­ча­нии и только тогда остав­ляли при себе. Настолько они вни­ма­тельно отно­си­лись к под­бору, к при­ему своих учеников.

Слово доб­рое все­гда при­но­сит обиль­ные плоды. Слово злое, гни­лое все­гда имеет и злые послед­ствия. Исто­рия Церкви знает много таких при­ме­ров: и при­меры гибель­ных послед­ствий празд­ного злого слова, и наобо­рот, при­меры бла­го­твор­ного вли­я­ния доб­рого и крот­кого слова. Так, напри­мер, неда­леко от оби­тели пре­по­доб­ного Вене­дикта, жив­шего в V веке, про­жи­вали две пост­ницы, дев­ствен­ницы, кото­рые постом и молит­вою слу­жили Богу. Но несмотря на эти свои подвиги, они имели один недо­ста­ток — были не воз­дер­жаны на язык. Любили уко­рять и пере­су­жи­вать ближ­него. Пре­по­доб­ный Вене­дикт неод­но­кратно делал им заме­ча­ния и угро­жал им: “я вас отлучу от при­ча­стия, если вы не испра­ви­тесь”. Но они так и не испра­ви­лись и в таком состо­я­нии их застала смерть. Они умерли. Их как пост­ниц, молит­вен­ниц похо­ро­нили в при­творе. Но бла­го­че­сти­вые люди видели во время Литур­гии, когда диа­кон воз­гла­шал “огла­шен­нии, изы­дите”, они вста­вали из гро­бов и выхо­дили из храма. Об этом было доне­сено пре­по­доб­ному, и он с сожа­ле­нием при­нес о них молитву и Бес­кров­ную Жертву, и только после этого виде­ния эти прекратились.

А вот дру­гой при­мер уте­ши­тель­ного нази­да­ния: бла­го­твор­ное вли­я­ние слова, кото­рое исхо­дит из крот­кого бла­го­че­сти­вого сердца, когда доб­рое слово сми­ряет гор­дых и смяг­чает сердца оже­сто­чен­ные. В дни свя­того Папы Льва гунны, — дикий, воин­ствен­ный народ — пред­во­ди­тель­ству­е­мые сви­ре­пым Атти­лой, поко­рили всю Европу. На своем пути они раз­ру­шали, сожи­гали все, и без вся­кой жало­сти истреб­ляли весь народ. Раз­ру­шив 500 горо­дов Европы, они подо­шли к сто­лице Рим­ского госу­дар­ства — Риму. Весь народ был в страхе и смя­те­нии, не находя в себе силы сопро­тив­ляться этим пол­чи­щам. Не устра­шился только один Папа Лев. По пове­ле­нию импе­ра­тора он вышел навстречу гроз­ному заво­е­ва­телю Аттиле, взяв с собою не воин­ское ору­жие, а ору­жие крот­кого, доб­рого слова. “Аттила, — обра­тился к нему Папа, — ты побе­дил всю все­лен­ную. Теперь мы тебя про­сим — победи самого себя. Не раз­ру­шай нашего города. Пощади нас”. Эти убе­ди­тель­ные крот­кие слова сде­лали более, чем вой­ско. Аттила отве­тил: “Твои слова тро­нули мое сердце. Не знаю, кто ты, чело­век или Ангел, но только спа­се­нием своим Рим обя­зан тебе. Ста­рец, ты одною мину­тою, несколь­кими сло­вами сде­лал более, чем мои мно­го­чис­лен­ные воины. Я при­знаю себя побеж­ден­ным тобою”. Вот при­меры бла­го­твор­ного вли­я­ния крот­кого и доб­рого слова, кото­рое исхо­дит из бла­го­че­сти­вого сердца.

Поэтому, доро­гие, когда вы почув­ству­ете, что сердце ваше воз­му­щено каким-то огор­че­нием, взвол­но­вано, удер­жите свое слово и не всту­пайте в ссору, а поста­рай­тесь поспе­шить уто­лить гнев лас­ко­вым сло­вом. И вы более сде­ла­ете, чем раз­дра­же­нием и доса­дой. Воз­дер­жи­ваться от мно­го­сло­вия — это самое луч­шее сред­ство к избе­жа­нию всех зол, непри­ят­но­стей как в семей­ной жизни, так и в обще­ствен­ной. Воз­дер­жи­ва­ясь так от гнева, мы этим избе­жим мно­гих ссор, часто, может быть, даже очень опас­ных и жесто­ких ссор, избе­жим про­дол­жи­тель­ной вражды. Так велико зна­че­ние доб­рого, мяг­кого слова.

Повест­ву­ется, как один отшель­ник, жив­ший в пустыне, когда к нему при­шли раз­бой­ники с целью огра­бить его и убить, испол­нен­ный любви, при­нес умы­валь­ницу и пред­ло­жил им умыть ноги. И, усты­жен­ные таким его вни­ма­нием, любо­вью, раз­бой­ники отвра­ти­лись от сво­его злого умысла, и вообще после этого рас­ка­я­лись, и от сво­его гра­бежа и от злых своих дел отстали.

Вот дру­гой при­мер бла­го­твор­ного вли­я­ния доб­рого, крот­кого слова и худого слова. Одна­жды пре­по­доб­ный Мака­рий Вели­кий шел со своим уче­ни­ком в Нит­рий­скую гору. Уче­ника он послал впе­реди себя. И когда уче­ник шел, то встре­тился с ним один язы­че­ский жрец, кото­рый куда-то торо­пился, неся с собой бревно. Уви­дев его, этот инок закри­чал: “Демон, куда спе­шишь?”. Рас­сер­жен­ный жрец избил инока так, что он еле живым остался. Про­дол­жая путь далее, жрец повстре­чался со свя­тым Мака­рием. Пре­по­доб­ный, когда уви­дел его, то издали попри­вет­ство­вал: “Здрав­ствуй, тру­до­лю­бец! здрав­ствуй!”. Удив­лен­ный этим при­вет­ствием жрец спра­ши­вает его: “За что ты меня так тепло при­вет­ству­ешь?”. Пре­по­доб­ный гово­рит: “Я вижу тебя тру­дя­щимся и куда-то спе­ша­щим. Поэтому и попри­вет­ство­вал тебя”. И тогда жрец ска­зал: “От тво­его при­вет­ствия уми­ри­лось мое сердце. Я вижу, что ты вели­кий слу­жи­тель Божий. А вот впе­реди тебя шел чер­нец, кото­рый обру­гал меня, я избил его”. И гово­рит пре­по­доб­ному: “Я не уйду от тебя пока ты меня не сде­ла­ешь мона­хом”. Тогда они пошли и, взяв тело изби­того инока, при­несли его в цер­ковь. Бра­тия, уви­дев, что пре­по­доб­ный идет со жре­цом, весьма уди­ви­лись. Но через неко­то­рое время этот жрец при­нял хри­сти­ан­скую веру, затем постригся в мона­ше­ство. И мно­гие из почи­тав­ших его идо­ло­по­клон­ни­ков, видя, что их жрец при­нял хри­сти­ан­скую веру, оста­вили свое нече­стие и при­няли хри­сти­ан­ство. Вот поэтому поводу некто из пре­по­доб­ных гово­рит: “слово гор­дое и злое и доб­рого чело­века ко злу скло­няет. А слово сми­рен­ное и доб­рое и злого чело­века делает добрым”.

Итак, доро­гие бра­тия и сестры, памя­туя эти при­меры, эти настав­ле­ния, остав­ши­еся дни Успен­ского поста поста­ра­емся про­ве­сти прежде всего не в мно­го­сло­вии, а в воз­дер­жа­нии языка от вся­ких лиш­них речей, памя­туя народ­ную посло­вицу: “слово — серебро, а мол­ча­ние — золото”. Эти дни мы должны про­ве­сти в тихо­сти, сми­ре­нии, в кро­то­сти, в снис­хо­ди­тель­но­сти друг ко другу, в любви. Это будет самой луч­шей жерт­вою для про­слав­ле­ния Матери Божией, в честь Кото­рой Свя­тая Цер­ковь и уста­но­вила этот крат­ко­вре­мен­ный, но стро­гий Успен­ский пост. Постимся постом при­ят­ным, бла­го­угод­ным Гос­по­деви. Истин­ный пост есть злых отчуж­де­ние, воз­дер­жа­ние языка, яро­сти отло­же­ние, похо­тей отлу­че­ние (1‑я сти­хира на вечерни поне­дель­ника 1‑й сед­мицы Вели­кого поста). Вот истин­ный и при­ят­ный пост, угод­ный Гос­поду. Будем друг ко другу добры, вни­ма­тельны. Не будем осуж­дать, кле­ве­тать, зло­сло­вить. Ста­нем хра­нить свои уста от вся­кого вида гни­ло­сти, помня, что слово — дар Божий. Будем свое слово упо­треб­лять только для славы имени Божи­его и для нази­да­ния и пользы наших ближ­них. В чем да и помо­жет нам Гос­подь Бог наш Иисус Хри­стос, Кото­рому слава и честь ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки