• Цвет полей:

• Цвет фона:


• Шрифт: Book Antiqua Arial Times
• Размер: 14pt 12pt 11pt 10pt
• Выравнивание: по левому краю по ширине
 
Проповеди протоиерея Василия Ермакова Василий Ермаков, протоиерей

Проповеди протоиерея Василия Ермакова

 
Рейтинг публикации:
(46 голосов: 4.63 из 5)

Каждый из людей, живущих на земле, должен знать твердо и сознавать, что все его дурные дела и поступки безнаказанно здесь, на земле, — не проходят. Как бы он себя ни тешил, ни говорил: «никто не видел, не слышал, меня некому обличить и наказать», рассуждение это бессмысленно.

 

Оглавление

 

Идите за Христом, православные!

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Каждый из людей, живущих на земле, должен знать твердо и сознавать, что все его дурные дела и поступки безнаказанно здесь, на земле, — не проходят. Как бы он себя ни тешил, ни говорил: «никто не видел, не слышал, меня некому обличить и наказать», рассуждение это бессмысленно. Это лишь убийство собственного сознания в самообольщении, человек сам на себя навлекает гнев Божий, и рано или поздно, гнев этот разрядится в виде кары; это следует твердо знать каждому злодею земли, каждому преступнику, каждому человеку, который совершает насилие над другим человеком, а тем более над нами, христианами.

Мы с вами переживаем страшное время. Мы видим, что наша страна, Матерь наша, Россия, терзается внутренними неурядицами, теми людьми зла, которым важны не честь, слава и благополучие России, а личная слава и властолюбие. Но они забывают, что миром правит Бог! Что есть Бог-Отец, что у России есть Заступница наша Усердная Матерь Божия. И не напрасно Святая Церковь направляет к сердцам людей Благовестие евангелиста Луки с притчей о блудном сыне, который сказал отцу: «Дай мне часть имения, я хочу жить по своей, свободной, но не отцовской воле».

Что он получил? Евангелие предупреждает: он получил страдания, голод, нищету, и только в страданиях прозрел, вспомнил, что где-то есть земля обетованная, есть иная жизнь, — тихая, спокойная, благополучная. И он обратился к Отцу в раскаянии со словами: «Отче, согреших на небо и пред то6ой!..»

Притчу эту следует понимать шире, — как отход человека от веры отцов, от благочестивой жизни. Так сама жизнь, голод, страдания заставят одуматься каждого презревшего веру человека. А если он будет упорствовать, Бог призовет к вразумлению, чтобы зло дальше не распространялось. И судьба русских людей — пример тому.

Зло всегда было и есть наказуемо, как бы люди ни утешали себя, что их поступки и посеянное ими зло пройдут безнаказанно. Это самообольщение. На малом примере Благовестия видно, как сын проявил своеволие, отошел от отца, от веры и получил страдания.

Мы, дети России, отошли от своего святого призвания, от наших национальных святынь и получили вразумление в виде страдания и мучений нескольких поколений людей: одни погибли в страданиях, другие мечутся в бездуховности… И Бог ждет, когда же, как блудный тот сын, проснется русский человек и вернется к Богу, отойдет от зла и пойдет по освященной дороге святых угодников, поймет, что без святого Православия нет и здоровой. Богу угодной жизни. Когда?!

А это зависит от каждого из нас, зависит от каждого человека, и, если он не пожелает понять в своем самообольщении, — жизнь заставит. Потому что мы здесь — люди временные, нас ожидает вечность. И все грязное, греховное, злое — в вечности не пребывает. Надо здесь, на земле, очистить себя страданиями, своим крестоношением. Не поздно одуматься, оглянуться, ощутить — зачем все было мною совершено, зачем и кому это надо. Зачем?

И не пришло ли время покаяться за ошибки молодости и ошибки, совершенные в зрелые годы, если ты их достиг. Дедушки и бабушки, родные, сколько страданий в семьях? Сколько невидимых миру слез!.. А ведь горькая правда в том, что мы нарушили, как тот блудный сын, волю отца своего земного и Отца небесного. Родителей мы не слушали, их слова наставлений до нас не доходили. Хотели жить по своей воле, распущенной. Рассуждали так: ах, ничего не существует, я все заполучу в этой жизни, но… увы!

Дети выросли, внуки растут, и мы остались одинокими в этом своем страдании. А за что? Мы ищем причину, ищем корень зла… А откуда он идет? От окружающего мира, а более — от каждого из нас. Мы не слушали, мы не хотели слушать, не прислушивались к умудренным словам людей опытных, наконец, мы не делали выводов из печального опыта жизни тех, кто отошел от Бога, кто нарушает волю родительскую. Ведь еще в Ветхом завете было сказано человечеству: «Чти отца своего и матерь и благо тебе будет и будешь ты долголетен на земле».

И верно! Никто не кается в непослушании своим родителям, никто не скорбит, вспоминая, что был непослушным ребенком. Уже прошла их жизнь, они отошли в вечность, и где-то в тайниках своей души мы чувствуем, что слава Богу, наша совесть чиста перед родителями. Мы это те, кто имел добрые задатки воспитания родительского. Для них неподвластно время — время прошлого нашего зла.

Задумаемся! Мы, наиболее стойкие христиане, не отказались в прошлом от веры в Бога, хотя школа, находясь под бременем идеологии большевизма, и наставляла нас: никакого Бога нет. Мы не пошли туда, куда нас звали лжепророки — в «светлое» будущее, но, гонимые, терпеливо несли поношения от окружающих, ибо исполняли волю родительскую; мы шли дорогой правды, дорогой евангельской нравственности, дорогой страданий, неся добродетели терпения и милосердия в этот мир зла. А сколько священников свято хранили веру, находясь в тюрьмах?!

И зло, несмотря на тогдашнее свое всемогущество, оказалось не в силах уничтожить веру в наших сердцах, заставить нас — насилием и обольщением — прийти к тем, кто звал нас в омут зла. Ибо родительское послушание, молитва Веры и сознание простых и ясных вопросов, — Зачем? Куда пойду?! Во имя чего?! — удерживало нас от этого зла жизни. Вот почему накануне светлых дней подвига Поста великого, церковь вновь и вновь зовет нас не отходить от Храма, от Православия. И потому тем, кто проявляет колебания в Вере, мы говорим: Вернись! Вернись в отчий дом, где тебя ожидают благо, счастье, добродетели и здесь, на земле, и — там, в вечных обителях.

Все Бог дарует нам, нашим детям, нашим внукам, если они будут исполнять наше доброе назидание и, главное, если сами мы, матери и отцы, деды и бабушки, будем являть собой пример веры, молитвы, добродетели и сострадания. Верьте своей родительской совести, верьте, что Бог не оставит вас без своей великой, всемогущей силы. Но это случится не вдруг, не сиюминутно! Мы, люди греха, люди зла, рассуждаем так: я молюсь, — ты мне и дай тотчас же то, о чем я прошу… И при этом забываем, что мы молим, а не торгуемся. Надо через крест нашей жизни стать ближе к Богу. Вот тогда в своей многомятежной жизни ты поймешь, осознаешь, что же Бог дарует тебе за твое терпение. Это и трудно, и легко, это удобоносимое бремя и подвиг — доступны для каждого из нас. Но мы — маловеры.

А следовало бы учиться на ошибках прошлого, данных нам в назидание. Перед нами судьба нашей Родины. Мы более, чем мир Запада, страдаем от зла окружающего. Запад посылает нам все, что есть у него злого, жестокого, нехорошего, чтобы погубить Россию и душу русского человека. И это посылается через соблазны зла, — грязь нравственную, рок-музыку, порнографическую литературу в красивой обложке. Это унижение делается в надежде на то, что мы с вами — бестолковые, непонятливые и вообще, русские люди — это ничто!..

Но за нами многовековая история России, ее духовного роста и силы. И это мы показали во вторую мировую войну, повергнув в прах того, перед кем трепетала вся Европа, весь Запад. Мы и нынче встанем, поднимемся во весь рост, падут цепи, сковывающие нас! Только Бог нас и любит, и зовет, чтобы мы вернулись от греха жизни и обратились к свету правды Божией, а не блуждали, как тот блудный сын из евангельской притчи. И не нам искать истину у тех недобрых проповедников новых «учений», которых шлет нам Запад. На невнятном языке, мудрствуя от лукавого, зовут они нас на площади и стадионы то ли молиться, то ли плясать под рок-музыку. Идите сюда, мол, дети России…

Мы с вами тысячу лет идем за Христом. Порой спотыкаемся, но от Христа не отходим. Зачем нам иное, ставящее все с ног на голову «учение»? Зачем нам лжепророки, лжепроповедники, лжеучителя? Зачем? Рассудите, подумайте. Кто еще не видит свет Православия, — осознайте, придите. Вот путь истинной правды жизни, вот светлая дорога, ведущая нас к вечности. И знайте, что Бог, посылая нам испытания, не оставляет нас без своей силы и благодати Господней!

И я хочу вам напомнить, хочу сказать, что, как бы ни было трудно, как бы тяжел ни был путь к Богу, — идите! К Богу, к молитве, к терпению и знайте, что Бог ждет, когда вы повторите слова того заблудшего сына, но уже раскаявшегося: «Отче, согреших на небо и пред Тобой». Когда мы вернемся в родное, освященное Православие, когда посещение храма будет для нас радостью, когда мы не будем упоительно увлекаться тем злом, которое совершается за стенами храма, когда прогоним тех обольстителей, которые кричат нам: «Идите! Только мы вам поможем…», — тогда на многострадальную Россию, на всех нас сойдет Благодать Божия.

Мы уже раз позволили разрушать наши храмы, попирать наше святое Православие, — достаточно нам обмана того! Так останься же, великий многострадальный русский народ, в Православии! А в нашей семейной жизни мы, отцы и матери, должны напоминать о том своим детям. Не слушаете нас? Идите, куда знаете, но вы вернетесь избитые, униженные, оскорбленные. Ибо вы познаете пороки жизни, что ведут к болезням, к самоубийству и убийству. Скажут: «Ах, виновата среда, окружение…» — а ты живи просто, живи скромно, терпеливо, и Бог не оставит тебя. Но надо исполнять закон Божий, чтить отца и матерь свою, не бежать из отчего дома, не впадать в гордыню. Каждого человека за его непослушание ожидает расплата за содеянное зло. И о том говорит вся история человечества. Смотрите в историю, слушайте умных, добропорядочных людей, и тогда страданий не будет.

Эти слова мои выведены из самой практики жизни. Ближе к семье, к родителям, к Богу — и все будет хорошо. Отошли — плохо. Какие бы мы в своей неразумности ни были, ведь поймем, что сами обидели уже умерших родителей… Чем? Непослушанием, своей гордостью, своей надменностью…

Пусть этого не случится! И Господь наш, Иисус Христос, зовущий нас в Отчий дом, пошлет нам сознание, просветит разум, откроет сердце, ведущее к нашему Спасителю. Аминь.

Неверие и вера

То, что произошло в России в 1917 году, — ниспровержение веры, преследование духовенства и фактическое уничтожение его, — все это имело свои истоки еще в далеком прошлом. Уже в XVIII веке высшее дворянское общество увлеклось учением Вольтера, он сделался кумиром новой философии, многие русские вельможи, подражая императрице, вели переписку с ним. Гувернеры-французы внушали молодому поколению идеи отрицания Бога. Рушились вековые нравственные устои общества. Разврат оправдывался требованием непогрешимой природы. И духовенство было бессильно, его не слушали. Выступления против этих веяний объявлялись суеверием и мракобесием.

Архиепископ Филарет по этому поводу пишет: «Реформация, открывшая простор разуму, дойдя до крайности, явилась во французских энциклопедистах… в приложении к политике — уничтожением всякой власти в пользу диких страстей. Агенты парижских философов являлись везде учителями изящного вкуса… Эти педагоги предлагали вместо Евангелия сочинения Вольтера, Райнальда и других врагов христианства… Любимым их делом было смеяться над святыми…»

Процессы эти шли в высшем обществе, не затрагивая многомиллионную крестьянскую Россию. И в высшем обществе были люди, которые противостояли безбожью, например, тот же Суворов. И когда разразилась французская революция, императрица Екатерина II поняла свою ошибку. «Я ошиблась, — говорила она о французских событиях, — это не бунт, это Бог знает, что такое; закроем высокоумные наши книги…»

Желчный Вольтер, кстати говоря, не пощадил и великой национальной героини Франции, патриотки — мученицы Жанны д’Арк, высмеяв ее в своей поэме «Орлеанская девственница». Юная Жанна спасла Францию и была сожжена на костре, но и это не трогало жестокие сердца атеистов. Все высмеивать, ничего не оставляя святого, — вот их девиз.

В это же примерно время в России возникают первые масонские ложи, которые вначале выступали как противовес вольнодумству. Но масоны коренным образом расходились с церковью. И их религиозный мистицизм был лишь прикрытием.

При Александре I масонские ложи продолжали существовать в России; после войны 1812 года были запрещены, но продолжали существовать тайно и, в конечном счете, сыграли роковую роль в судьбах России.

«Но уже в XIX веке социальный состав их меняется; если в XVIII веке мы видим среди масонов прежде всего аристократов, верхние слои общества, то в более поздние времена в ложи входят и мещане, и инородцы… Это уже своего рода не столько религиозные, сколько политические общества, ставящие перед собой цель захвата власти. Разумеется, в эти общества проникают и люди из революционной среды, чтобы использовать их в своих целях. Все это делается строго секретно, так что нам затруднительно назвать в точности имена масонов XX века среди революционных вождей. Несомненно одно: революция была на руку масонам».

Теперь скажем о нашей эпохе. Возьмем мое поколение, которому идет к семидесяти. Нашим отцам было около двадцати лет, когда они вступили в эпоху революции. Кто-то остался верен заветам России-Матери, ее культуре, духовным ценностям, а большинство отошло… Ни жены, ни мужа, красные косынки, браки рабфаковские; перестали крестить младенцев, вместо крестин — «октябрины», и понеслось… И не годы — десятилетия! И что получилось? Ничего. Мы получили «гениев» пятилетки, «воспитательные» учреждения типа Соловков… Это были двадцатые годы, наши отцы уже не крестили детей, и гены — безблагодатные, природные вошли в человека.

Так мы и жили, кто тайно крещенный, кто некрещеный, но большинство в послевоенных поколениях, были всецело пропитаны духом советизма. К сожалению, эти веяния коснулись и части молодых священнослужителей. Мне приходилось слышать разговоры о необходимости сократить Богослужение, перевести его с церковнославянского на современный русский язык. Какое заблуждение! Ведь это язык духовный, язык молитвы, приводящий к Богу. Да, он доступен не сразу, надо вмолиться, врасти, вслушаться душой, а не умом, а они подходят умом, точнее — умствованием, которое порядком навредило человечеству.

Нельзя старинную, чудотворную, висящую в храме и намеленную поколениями людей икону заменять фотографической копией, хотя бы она и точно воспроизводила облик Святой!

Политика властей в отношении церкви была одна, но тактика менялась: нас то люто прижимали, то давали чуть вздохнуть, чтобы потом опять вновь прижать.

Это прошлое, а что же теперь? Храмы открываются, но всегда ли они полны? Всегда ли их заполняют истинно верующие, а не случайные посетители, зашедшие подать записку о своем здравии на всякий случай, для успокоения души, в размышлении: а может, и верно Бог есть, так я и поставлю свечку на случай тот… Как-то пришла ко мне одна женщина и говорит: «Батюшка, я все-таки решила верить в Бога». И сказала так, как будто одолжение какое делает! А ведь речь идет о спасении ее души. Тело тленно, в этом мы убеждаемся каждый раз, видя умершего человека. Но душа бессмертна, и от того, как человек проживет жизнь, какие поступки он совершит, зависит — куда после смерти отойдет его душа: в вечные обители Отца Небесного или в убежище сатаны.

Посмотрим, как лучше и спокойней жить, — с верой или без веры? Казалось бы, легче и беззаботнее жить без веры, ни в чем себя не сдерживая. Так и живут многие, не задумываясь ни о чем, пока тяжкий недуг или иное испытание не заставят человека задуматься: а верно ли я жил? Удар судьбы отрезвляет. Но прийти к вере не просто, ибо над тобой тяготеет твоя прошлая грешная жизнь, прожитая в неверии.

Человек идет в церковь, молится и ждет, чтобы Бог тотчас отозвался на его молитву. Подход его чисто утилитарный: я пришел в храм и помоги мне. Но это торговля, и храм не место для этого. Вообще, думать о Боге с точки зрения выгоды быстротекущей жизни, — бессмысленно. Бог нередко посылает испытание и глубоковерующему человеку в виде страданий. И этому следует покориться и переносить страдания с верой и достоинством. Посланное испытание — залог спасения души. И Бог, любя нас, посылает испытание сильному духом. В то же время жизнь без веры теряет всякий смысл. Теряют смысл и страдания, которые ожидают человека в жизни, — не за себя, так за близких… Страдания ожидают каждого человека, какого бы высокого положения он ни достиг. И радости тоже теряют смысл. Ибо все быстротекуще и временно. Но для верующего жизнь — вечная, и тогда уже все обретает свой глубокий смысл. Впереди — вечность, и я хочу, чтобы мою бессмертную душу ожидали не муки ада, а покой в вечной обители, и это зависит от меня, от того, как я проживу жизнь.

Поэтому-то верующий человек для общения более надежный, ибо он взвешивает свои поступки и избегает греха. Обмануть ближнего, нарушить данное слово для него — грех, а значит — нельзя. Ибо ни один поступок не проходит бесследно! Но не только это. Истинно верующий человек имеет то счастье, что ему дана Благодать Божия. И она нисходит в храмовой, народной молитве, когда человек, христианин, преклонив колена, общается с Богом. Понять это и ощутить радость общения дано лишь глубоковерующему. Серафим Саровский, именем которого назван наш храм, говорил больному, страдавшему тяжелым недугом, пришедшему к нему за помощью: «Если веришь, то излечишься!» — повелел встать, и прикованный к одру больной вставал, еще сам в то не веря, что излечился.

Будем молиться Богу, веровать, и Бог не оставит нас. Аминь.

О священстве

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Спаситель послал десять прокаженных больных к священнику, не спросив, веруют ли они в Христа, как в Сына Божия. Но сказал им: — Идите, покайтесь священнику. Вот тот путь всякого болящего, всякого скорбящего человека, когда он в своих недугах, неудачах ищет благодатной, целительной помощи у священника.

Это очень важный момент как евангельского Благовестия, так и нынешней жизни. Но, увы, это слово Спасителя не доходит до сознания болящего, даже верующего, не говоря уже о людях, не знающих Бога. Довольно часто слово пастыря остается пустым звуком в этом мире, ибо люди не верят в ту великую силу Благодати священства, не знают, как и где искать исцеления. А когда скажут ему, болящему, вот там есть целитель, или, говоря современным языком, экстрасенс, — то он сразу ринется, не думая, что же он получит от человека, не имеющего силу Благодати. Она дана Богом только священникам, как она была дана Апостолам в словах Спасителя: посылая их на проповедь о Христе, он говорил, — вам дана власть наступать на змею и на всю силу вражью.

И это не слова, а живое свидетельство Благодати Господней. Господь сказал этим десяти прокаженным, когда они обратились к нему за исцелением: покажитесь священникам! Они обратились, получили исцеление и ушли. Но только один вернулся со словами благодарности за свое исцеление. Богу не нужна благодарность, но она нужна тебе самому для воспитания смирения, сознания своего несовершенства, для воспитания мира в душе. Снова скажу: увы! Часто и это не исполняется нами. Свое выздоровление мы принимаем как должное, забыв воздать Благодарение Спасителю.

Так же мы забываем благодарить родителей за то, что даровали нам жизнь, за то, что заботились о нас. Вместо благодарности — жестокие слова: зажились, мол, когда же вы умрете. Это можно слышать и сейчас. И никто из молодых не подумает, сколько перенесли, выстрадали родители, растя нас.

Какой крест выпал на наше поколение! Не было у нас ни отрочества, ни юности, — одни сплошные страдания… И стремление выжить и остаться порядочным человеком. И если человек все же, несмотря на соблазны, остался порядочным, — в этом заслуга родителей. Они призывали идти в церковь, в Храмы Господни, но — увы, не шли. И вот прошло время, вы старые. И нам говорят, — вы не так думаете, а у нас будет новая жизнь.

Вот к этому новому страдальческому бытию мы и подошли. Без родительского благословения, без послушания мы получили тяжкий крест жизни. И надо нести его не ропща. Но мы ропщем, не сознаем, потому что далеки от Бога, потому что полагаем, что сами все знаем. Вот эта «самость» и наказуется. И так бывает со всяким, кто в молодости не учится жить для своей грядущей жизни, — достойно и праведно, чтобы ближние твои могли получать у тебя поддержку и утешение.

От жестокого сердца исходит и жестокое чувство, а от доброго, хорошего чувства исходит и великая сила Благодати. Господь сказал тому, что обратился ко Христу, чтобы он обратился к священнику — он будет исцелен. Это не просто высокие слова, это практический совет всем, кто идет к нам.

Вот почему сегодня направлен страшный удар на нас, священников, удар, может быть, последний в этом жестоком мире. Мы-де не так служим, не так в прошлом звали людей к Богу, и всякие иные грехи, хотя это вовсе не так. И за этими разговорами — увести, унизить, отвлечь тех, кто видит в священнике доброго пастыря — целителя души и тела. Ибо люди, унижающие священство, прекрасно понимают: люди без пастыря пойдут за ними в их демоническое стадо, которое мы видим ныне! Они «учат», они зовут, эти учителя Запада, идите к нам, мы дадим исцеление. Где оно? Где? В чем они черпают святость? Один обман. Хотя они ссылаются на Христа, мол, Спаситель нас никогда не чуждался, и в дни особых торжеств ветхозаветной церкви Он всегда был на молитве храма ветхозаветного и общался со священником-превосвященником.

Нет в Евангелии того слова, где бы Спаситель учил, что не надо священства, не надо учителей веры, и что каждый человек в костюме — учитель. Так было в революцию 1917 года. Главная революционная власть ежедневно требовала отчета, сколько уничтожено священнослужителей. До революции священников было 160 тысяч, осталось 40 тысяч. А где же 120 тысяч? Своей пролитой кровью, своим мученичеством мы, священники русского народа, являемся совестью России, нашего Православия. Тогда уничтожали физически, теперь духовно. И больно, страшно за тех русских людей, которые готовы отречься от всего русского, православного. Кто не ходит в Божьи Храмы, а служит многочисленным мафиям… Больно и стыдно за тех, кто позорит русское имя, подаваясь в бомжи, спиваясь с круга!

Поднимите голову, русские люди! Не вами ли была обжита и устроена великая Россия? Не вами ли, как щитом, было сдержано татаро-монгольское нашествие? И тем спасена Европа! Не вами ли повержен в прах великий Наполеон?! Не вами ли, не кровию ли и жизнью миллионов русских людей повержена фашистская армия, сильнейшая в мире?! Конечно, после такой войны надо было дать народу вздохнуть, но самозваные вершители судеб России затеяли немыслимые «стройки коммунизма», которые лишь порушили природное равновесие, и теперь мы имеем гибнущий Арал, высыхающий Каспий… И современные мудрецы выдумывают новую глупость — повернуть реки вспять! Головы б повернуть вспять этим, с позволения сказать, ученым…

И все это у нас в России. Конечно, и на русских, в том числе я на священстве, лежит вина, что мы отдали свою Родину на растерзание. И знаменитый поэт начала XX века писал о России: «Россия, нищая Россия…» — Россия не была нищей! Еще он писал: «Какому хочешь чародею отдай разбойную красу…» И не разбойная у России краса, а великая! «Какому хочешь чародею… Пусть обманет…» Вот и отдали, и обманули. И поэт имел возможность своими глазами лицезреть этот разор и вскоре умер от голода. Теперь, мы с великим трудом возвращаемся к Богу, к святости, к нашим святыням и Храмам. Православный христианин всегда должен благодарить Бога за то, что с Божией милостью прошел день. И мы ощущаем в своем сердце внутренний голос Неба, тот голос Спасителя, с которым он обратился к исцеленному: «Иди. Вера твоя спасла тебя». Так и мы, русские, с верой, надеждой и радостью, с упованием на помощь Божественную, будем нести наши житейские испытания в вере, что Бог не оставит нас без своей великой силы Благодати и помощи в нашем Крестоношении.

Помогай, Господи, стойко держаться нам ныне за Православие! Аминь.

Об обязанностях человека

Человек должен знать свои обязанности и неуклонно исполнять их. На христианина возлагается обязанность регулярно в воскресные дни посещать церковь. Отстаивать литургию, прилежно молиться, исповедоваться и причащаться, если духовный отец дал благословение на то; соблюдать посты, выполнять свои отцовские или материнские обязанности, и, конечно, трудиться в поте лица. В земной жизни у человека много обязанностей, из них и складывается вся наша жизнь. Неисполнение малых обязанностей ведет к неисполнению серьезных.

В своих житейских делах, о которых мы мало говорим, но все их знаем, должен быть порядок. Порядок в домашней, повседневной жизни есть лишь отражение порядка в душе, душевного спокойствия. Бывает, спросишь: отчего не была в храме? «А все, батюшка, некогда!» — «Что так?» «Да вот белье третий день замочено…» Спрашивается, почему такой непорядок дома? Причину всегда можно найти, как и отговорку. Вот я хотела, да не получилось и прочее. Благими намерениями вымощена дорога в ад.

Говорят, жизнь суматошная. Жизнь трудная, очень трудная, и наша душевная тревога бывает оправдана и беспокойством за жизнь, и безопасность близких, и материальным недостатком, лишениями; и все же жизнь легче, удобней, когда она продумана, взвешена, чтобы человек не метался, всюду опаздывая и создавая неудобства другим людям, ибо люди всегда как-то связаны, как и люди, едущие в битком набитом вагоне трамвая или метро. Кому-то пора сходить, но надо это сделать так, чтобы не создать неприятность другим.

Для жизни важна такая черта, как предусмотрительность. Предусмотреть! Казалось бы, как это просто, тем более что каждодневная практика жизни подталкивает нас к этому: кажется, каждый из нас выглянет в окно и посмотрит, не идет ли дождь, чтобы соответственно одеться. Этого обыкновенно не забывают, ибо до улицы — близко. А если подальше взглянуть, как воспитывается твой сын или дочь и как им придется потом жить? Если потрафляешь дитя своему, если воспитываешь лишь на подарках и удовольствиях — каково ему придется потом в жизни? Это тоже близко и тоже придет неожиданно. Оглянешься, а сын вырос и вдруг обнаруживает, что жизнь это не только подарки и удовольствия, а и труд, и страдания, и несбывшиеся мечты… Такое открытие будет для него огорчением. На кого он будет сердит? На родителей, потому что они ближе всего.

Иные отцы ныне учат детей своих умению драться и даже посылают на платные курсы дзюдо, каратэ и проч. Один родитель так и сказал мне: «А как иначе, батюшка, зачем ему ходить битым?». Как будто умеющие боксировать руками и ногами сами не бывают побитыми. Да еще чаще, чем неумеющие, ибо, умея драться, он может вести себя с вызовом, и там, где можно избежать столкновения — пойдет на него и будет побит более опытным. Очевидно, вернее было бы искать мирного исхода, именно этому учит церковь. Разумное, предусмотрительное поведение человека — защита более надежная, чем каратэ. А лучшая защита, это — молитва. И надо жить с молитвой Господу нашему Иисусу Христу.

Молиться надо утром и вечером, перед сном. Человеку, который пришел к вере, когда ему уже за 50 лет, это трудно. Он и время считает по-другому: вот встану, побегу туда-сюда, успею… А тут вспоминает о молитве, которая нарушает его ситуацию. Да хорошо, если вспомнит! Чаще просто забывает, ибо молитва не стала его внутренней, душевной потребностью. А потребность эту воспитывает вера во Всевышнего. Глубоковерующий человек не может забыть о молитве, ибо она нужна ему, как воздух.

В старинное время в России, в русских семьях ребенок воспринимал веру с молоком матери, и первые впечатления его были связаны с Ликом Божиим, с церковью, именем Христа, а первыми истинами были заповеди… И воскресные семейные походы в Храм и храмовая молитва, и строгое соблюдение Поста Великого, и традиционное разговение, и христосование со словами «Христос Воскрес!», и пряный вкус пасхи… А зимой — гуляния на масленую неделю. Ведь это все было доброй традицией, которая вытекала из религиозной жизни русского народа. Многомиллионная Россия жила этой жизнью во Христе тысячу лет. Русские семьи были, как правило, многодетными, что благотворно отражалось на воспитании детей, в семьях царило взаимное уважение. Тверже остальных слоев населения оставалась крестьянская Россия. Процесс отпадения русских людей от веры ярко описан в книге «Соборяне» Лескова, — прекрасного духовного писателя второй половины XIX века. Как явствует из романа, зло пошло не от мужика, а от учителя гимназии, кощунственно отрицавшего Бога. Странно и печально, что наука пошла против Бога, хотя сама наука родилась в монастырях, храмах Божиих. И самые выдающиеся русские ученые, как Ломоносов, Павлов были глубоко религиозными людьми. Известно, академик Павлов, в тридцатые годы, пользуясь своей всемирной известностью, сумел отстоять в Петербурге храмы от разрушения. Но после его смерти в 1938 году власти сделали свое злодейское дело.

Трудно, даже невозможно перечислить все те обязанности, которые налагает на нас современная жизнь в России. Об этих заботах и тревогах знает каждый из нас. Но есть нечто непреходящее, вечное, это — Вера, Семья, Отечество, Труд, Вера в Бога, соблюдение церковных канонов всегда помогут нам отличить добро от зла и прожить жизнь так, чтобы перед кончиной душа твоя не металась в страхе перед Страшным Судом, а, получив причащение Святых Христовых Тайн, спокойно и радостно отошла к вечной обители Отца Небесного.

Аминь.

Рождение Христа и властитель Ирод

Во имя Отца и Сына и Святого Духа! Мысленно вознесемся своей памятью в то далекое время, когда здесь, на нашей земле жил Иисус Христос, когда святая церковь и люди, в лице волхвов, торжественно возвестили миру о рождении Христа. И когда эта весть дошла до властителя Ирода, то этот трусливый властолюбец испугался, увидев в этом младенце того, кто, по его мнению, отнимет у него власть, когда вырастет. И Ирод издал жестокий указ об убиении младенцев.

Благую весть встретили убийством. А как же человечество в своей многовековой истории встречало Бога, как относилось к возвещенной Евангелием Вести о рождении Спасителя? Увы! Как в те далекие времена Ирод приказал убивать Бога в младенце, так и нынче человек убивает Бога в своей душе, в своем сознании… Как? Своими богопротивными делами, своей жизнью во грехе. И мы сегод­ня видим это зло, оно вокруг нас: люди совершают злодеяния друг против друга, не щадя и детей; порой человек и сам наносит себе зло. А почему? Потому, видно, что у человека нет идеи, которой бы он руководствовался в своей повседневной жизни, в своих поступках, вот он и мечется туда-сюда, не имея под собой твердой опоры. Такой твердой и единственной опорой может и должна стать Православная вера. Мы, христиане, идем за Христом и будем идти за ним до окончания нашего земного бытия.

Аминь.

О преступлении и милосердии

6 марта 1994 г.

Во имя Отца и Сына и Святого Духа! Как бы люди не утешали себя, не внушали, не говорили себе, что все, к чему стремлюсь, что совершаю, — это мое право, право делать все, что хочу, невзирая на мир окружающий, на людей, с нами живущих.

Это — ложное заблуждение. Оно убивает в душе человека тот обличающий голос совести, который предупреждает и говорит каждому из нас: — не делай, не совершай, не стремись. Почему? Первые заповеди Бога-Отца, которые он дал на Синайской горе, были: не желай, не делай, не сотвори и прочие, то есть заветы с отрицанием — «не», этот глас тебя предупреждал, что за все свои деяния ты дашь Богу ответ. За все, что совершаешь. Эта великая правда Неба, правда Божия, что ежедневно возвещается в Святой Церкви каждому входящему в Храм, каждому слушающему — Слово евангельское Благовестия, что наступит для человечества Страшный Суд Господень. Совершится второе пришествие Господа нашего Иисуса Христа на землю. Но Он придет уже не как искупитель наших грехов, а как Судия мира земного. И надо помнить, что за каждый твой поступок тебе воздается должное.

В нашей повседневной жизни мы видим массу преступлений. Это человекоубийство, грабежи, насилия, грех сладострастия. И когда закон карает тебя, человек зла, ты начинаешь кричать, обращаться за помощью: помогите, простите, да я не знал, то есть обращаешься к милосердию. Но где же в то время, как ты творил зло, было Божие слово — нельзя? Где оно было? И все идет от ложного убеждения, что там загробной жизни не существует, а здесь я уж как-нибудь вывернусь. Жизнь наказывает преступников мира, начиная от властей и кончая последним карманным вором. И опять снова вопль: Я не так хотел, да я не знал…

Я — является царем зла. Но и получи, и не только здесь на земле, но и на страшном Суде Господнем. При власти большевиков церковь в течение семидесяти лет подвергалась гонениям, особенно это относится к первым десятилетиям преступной власти, когда священнослужителей и просто глубоковерующих топили в баржах, расстреливали, истязали. А в священном для каждого русского месте, в Кремлевской стене замуровывали прах умерших бандитов, повинных в смерти сотен тысяч православных людей, как бы в назидание народу: вот, мол, какая им честь…

А как сегодня мы относимся к тем «сильным мира сего?» Не буду повторять, вы это знаете. Людской суд над ними, над их памятью свершился уже, но впереди еще — Страшный суд. В сущности, они уже получили воздаяние: даже земля их не приняла и только пепел их замурован… Но это — не прославление мощей, это явное наказание. И упреждение народу и особенно молодому поколению — смотрите, что ожидает Богоотступников, —земля их не приняла! И придет время, вырвут оттуда прах и рассеют по ветру. Жизнь напоминает, призывает не делать греха, не считать, что тебе все дозволено, но, к несчастью, этой вседозволенностью одержимы сегодня многие: по городам и весям России ежедневно идут убийства, насилие, разбой. И никто не борется с этим злом! А зло порождает новое зло.

Но есть и другая сторона жизни, это светлая праведность, жизнь праведников, мучеников, кто добровольно принял страдание за Господа нашего Иисуса Христа, кто не отдал наше Православие на поругание, кто ценой своей жизни сказал правду о Вере. Вот к ним-то мы и тянемся. Душа наша, душа русского человека знает, что праведники пострадали ради нас, ради нашего вразумления, спасения России, России православной, христианской! Вот во имя чего они с верой и радостью отдали жизнь. Мы чтим их. От нас, по слову Евангелия, не требуется каких-то великих подвигов, требуется одно: прояви милосердие, посети болящего, поддержи старость, укажи путь веры. И не осуждай тех, кто несет крест жизни безропотно, терпеливо, совершая подвиг служения Богу и не говори, что люди виноваты в моих страданиях! Вот тогда мир, тишина, спокойствие и любовь, и внутреннее совершенство озарят мир нашей души, мир радости и мы чувствуем, слышим голос своей уже освященной совести, что мы нашли правду жизни, встали на путь Божий, что это путь к Храму, к Богу, к вечности, к обители Отца Небесного.

И Бог не оставляет нас без вразумления, напоминания. Нашу волю он не сковал требованием великого подвига; делай то, что доступно исполнить каждому человеку. И тогда зло бессильно, потому что нас хранит сила Благодати Господней. Мы, христиане, посещающие Храм и исполняющие завет Бога, радостные, от нас идет внутреннее излучение, и люди зла это видят, чувствуют. И вы знаете это по примеру своей жизни: идешь из храма и слышишь: ах, идет богомолка, ах, она опять была в Храме…

И если прежде большевики прямо преследовали верующих, то зло это и поныне осталось в душах многих людей, они-то и стремятся отвратить христиан от Храма. Зачем? Не хочешь — не ходи, не желаешь — не надо. Но зачем нас, христиан, трогать? Зачем нас унижать своей тупостью и безбожием? Но грех и строится на осуждении: если я не верю, пусть все не верят, если я нарушаю закон, пусть все нарушают, как будто мне от этого что-то прибавится!.. И тех, кто послабей, совращают с праведного пути.

Священный долг каждого православного христианина — хранить веру, любить Божий Храм, ходить в церковь, чтобы здесь, в общей церковной молитве получить силу Благодати Господней. И — отдавать эту силу ищущим, тем, которые, быть может, стыдятся прийти к нам. Им-то и надо рассказать о Боге, о цели нашей жизни. А цель наша — не здесь заполучить побольше материальных благ, благ земных, ибо, повторяю, с собой, в вечность мы не сможем взять ничего, кроме добрых дел наших, добрых поступков, чтобы там, на Страшном Суде, дать ответ за всю нашу жизнь. И пусть мысли о том, что трудно поститься, трудно молиться — не смущают сердце наше.

Идите за Богом, за Христом, собирая по крупицам добродетели жизни здесь на земле. Это в наших силах. Не поддавайтесь лишь злу жизни, — я хочу, я требую, совершу… Помните другие слова: нельзя, не положено, не должно, не буду. Не потакайте своим страстям, помните слова молитвы ко святой Божией матери: «… и погаси пламень страстей моих, ибо нищ есть и окаянен».

Верить в Христа Спасителя, нести этот свет Благодати в мир, нас окружающий, мир зла, страданий, невежества. Да пусть Господь наш поможет нам достойно вступить на порог Поста Великого, свершить все, что начертано нам и с Верой встретить Страшный Суд Господень.

Аминь.

Всех вас, дорогие мои, с Праздником приветствую! Наступает последняя, подготовительная неделя к Посту Великому.

В среду, пятницу уже литургия не будет совершаться. Во вторник, вечером, уже уста наши скажут великое слово молитвы Ефрема Сирина.

— Господи, Владыко живота моего, — то есть на пороге жизни уже мы стоим в этом подвиге, чтобы с радостью, не говоря: ах, как это трудно, — совершим подвиг, к которому нас ведет церковь. Так что, родные, это неделя сплошная, сегодня заговенье на мясо, а молоко и яйца до 14-го можно вкушать.

Так, родные, с Божией помощью! В подвиг грядущего Поста. Аминь.

Прощеное воскресение

Во имя Отца и Сына и Святого Духа! Святая, чадолюбивая наша Церковь знает все наши человеческие нужды, страдания и болезни. И она не оставляет нас без великой, Божественной, небесной помощи. Когда ты почувствуешь всю немощь своего небесного бытия, всю тяжесть болезней, — обратись к Богу.

Церковь дает нам Богослужение, дает постигнуть благодатные таинства, зовет на молитву, чтобы мы здесь, в Храме Божием, в одном порыве веры возносили Богу наши молитвы о всех наших радостях, о всех страданиях. И вместе с тем, церковь дает нам пять недель в году великого подвига — подвига Поста Великого, чтобы каждый сын, каждая дочь православной веры вошел в это спасительное время Благодати Божией, когда он мог бы легко и свободно заглянуть в тайну своей жизни, в тайну своей души, — что же нехорошего, греховного таится в этом тайнике личной нашей человеческой жизни.

Что же таится? Про себя это знает каждый из нас. А именно, тот грех, те позывы ко греху, и те злодеяния, и преступления, ожесточения или гордость, надменность, что так часто проявляется в поведении и действиях людей. Но совершая этот грех, человек забывает о том воздаянии, которое он получит здесь, на земле. Это — вразумление Божие, чтобы затем, когда придет твой час, — чистым страдальческим бытием и крестом жизни, — ты вошел в лоно Отца Небесного.

Церковь зовет нас сегодня словами евангелиста Матфея, словами Господа нашего Иисуса Христа: «Если вы отпущаете человекам согрешения их, то и Бог вам отпустит ваши согрешения». Вот то доступное, земное действие каждого, — простить! Не творить зло, не унижать, не обидеть, — а простить. На словах-то это легко, а на деле?

Но подумаем, что же происходит сегодня в России? Откуда зло? Откуда это ожесточение людей друг к другу? Это замечается в нашей повседневной жизни: в магазинах, на городском транспорте, на улице… Люди оттого ожесточились, что забыли Бога! Оттого, что не ходят в Храм Божий! И рассуждают: никому не прощу даже самой малой вины. Не хочу, не буду! Мы видим это ожесточение к ближнему, даже родных друг к другу. Мы помним события прошлого года, — октябрьские дни в Москве. Брат шел на брата, дети на отцов, мы видели, как люди таскали булыжники, чтобы кинуть их в брата или сестру, кто стоял у Белого дома. Зачем? Неужели пролито мало крови в России? Разве в семнадцатом году не шел брат на брата? И годы, годы не полыхала гражданская война, терзая безбожно нашу страну!

И вот, это безбожье, это то, что мы впитали, как возмездие за прошлое, осело в довоенных и послевоенных поколениях, а через них реально воплотилось в их детях. Вглядитесь в наше страшное время!

Вечером уже страшно пройти по городу, страшно прилично одеться, что-то кому-то сказать, — тебя могут толкнуть, ударить, убить.

Откуда это зло? Оно передалось молодежи через гены зла и ожесточения! Она считает, что все дозволено: как хочу, так и ворочу… Все могу совершить. И совершают.

А теперь, простите, малый пример: я еду на службу мимо тюрьмы «Кресты» и каждый день там стоят сотни людей — передачи несут там сидящим. У Невы стоят молодые девчата, руками машут. Что? Кому? Они знали что, совершили — злодейство, убийство — и они знали, куда посылали своих приятелей. Что ж теперь махать ручкой? Что говорить этим безмолвным стенам? А где была совесть преступников? Человек трудится, а я хочу жить за твой счет, отобрать заработанное тобой и потому убиваю тебя, мне безразлично твое страдание.

Вот и получи наказание! Оно было, есть и останется. Каждый, кто поднял руку на человека, будет наказан жизнью.

Нам трудно сегодня, но мы верим, что Бог защитит нас. Но больно видеть, почему же человек, перед тем, как совершить зло: нанести удар ножом ближнему своему, или послать в него пулю, — не задумается о наказании и в этой жизни, и в той, неземной? То и дело слышишь, или прочтешь в газете: кого-то убили; кого-то взяли в заложники, но те, кто взял, те сами стали заложниками своего греха на этой земле. Для чего? Во имя чего?! Потому что все дозволено. Пророк Достоевский прав: если Бога нет — все дозволено. В своем произведении «Бесы» он предсказывал все: и то, к чему приведет революция в России, и то, чего это будет стоить народу. Он вывел всех этих революционеров — бомбометалыциков и убийц в образах Верховенского и Шигалева. Свои преступные замыслы они прикрывали «заботой о народе», о «справедливости», — но эти «святые» слова исходили из уст бесов, которые ни о народе, ни о справедливости и не мыслили! А замышляли захватить власть и дать волю своим страстям убийства и насилия…

Это — в книге. И вот, почти через месяц после смерти Достоевского, 1 марта 1881 ода уже не в книге, а в жизни бомбометальщики совершили преступное убийство царя-освободителя Александра II. Это было уже восьмое покушение на него, на )тот раз удавшееся. Они спешили, они боялись, что император произведет новые реформы и им уже не на что будет ссылаться в своей лживой пропаганде. Вот тайные мысли их! Последыши Верховенских и Шигалевых в 17 году захватили власть и тем вовлекли русский народ, давший себя увлечь большевистской демагогией, в страшную катастрофу, и тотчас приступили к уничтожению целых сословий общества!.. «Для счастья человечества» — Верховенские и Шигалевы хотели уничтожить десятки миллионов людей; их последыши превзошли их десятикратно! И невольно вспоминаешь вопрос убитого уже в наше время поэта, обращенный к России: «Как ты могла себя отдать на растерзание вандалам?!»

И этот вандализм в большей или меньшей степени продолжался все эти десятилетия, начиная с семнадцатого года. В иных формах продолжается он и ныне. Сегодня нет ни ЧК, ни НКВД, но народ по-прежнему находится во власти террора, на этот раз бандитов-уголовников. И поскольку никаких серьезных мер не принимается, невольно думаешь: может это кому-то надо, кому-то выгодно?..

Несправедливости жизни видны нам, но мы не знаем, какие мучения посылаются свыше грешному. Мы вынесли Православие. Нам было страшно в гонениях, но Бог не оставил нас. Самое удивительное в том, что люди греха не сознают, что они, как и все мы, — временные гости на этой земле, а впереди —жизнь вечная, и Страшный Суд, которого никто не избегнет. Вот почему церковь зовет нас к сдержанности и к тому, чтобы не носить даже в мыслях своих ожесточение. Ведь начинается с мысли: подумал, собрал банду, — пошел грабить и убивать, хотя сама логика жизни учит — не совершай. Всепрощение — слово емкое, но надо верно понять его. Когда мы говорим о Прощеном Воскресении, что в этот день надо прощать друг друга, мы имеем в виду мелкие грехи, в поступках и мыслях: прости, что я дурно подумал о тебе, прости, что обманул… И милость Господня простит нас. Прощайте близким своим! И надо, чтобы в прощении они почувствовали действительный порыв нашего сердца христианского отца, матери, наших близких… Это и есть чувство веры, чувство смирения, признание того, что я не имею чувства зла в сердце своем.

Это трудно. Люди без веры смеются над нами. Но именно смирение побеждает зло. Не кулак, не сила, а смирение. И в этом подвиг народа русского. Смиришься, и в сердце твое снизойдет Благодать Божия. Любовью покрываются грехи наши. Устами Спасителя учит Церковь: прости! И Господь простит согрешения наши.

Что еще сегодня говорит нам слово Божие в это Прощеное Воскресение? Оно вещает — где будет сердце ваше — там будет и сокровище ваше. Если в сердце вашем собираются все мысли, все стремления, все желания добра — там будет и сокровище добродетели. В добром сердце —добрые сокровища; из доброго сердца исходят добрые слова утешения, радости, назидания, помощи. А из злого… но об этом уже сказано выше.

Да, жизнь ставит перед нами трудные вопросы, в их числе и когда прощать, а когда — не прощать. Всех случаев не перечислишь, но руководство к этому есть.

«Живи в мире с врагами, но с врагами Божьими», — поучает нас великий Святой Иоанн Златоуст. Вот и ключ к ответу на вопрос, — кого прощать. В четырнадцатом веке Преподобный Сергий Радонежский не рассуждал о «непротивлении злу насилием» — это «обвинение» часто бросают церкви — но смело и непреклонно Благословил князя Дмитрия Донского идти на врага Руси. И даже, вопреки традиции, послал в войско Дмитриеве своих монахов иноков-воителей Пересвета и Ослябю! Вот вам и позиция церкви!..

Вспомним здесь, как патриарх Гермоген измученный в польском застенке, своим мощным архипастырским призывом объеденил стремление русских людей, — соединиться и освободить великую Русскую Землю от иноземного ига! Русские Святители, Святые Отцы, все православное священство всегда поднимало народ на борьбу с врагами России и Бога.

Прояснился вопрос: кого прощать, а кого и нет?

И накануне Великого Поста церковь зовет нас, чтобы мы помирились и с радостью вошли в этот Подвиг, чтобы перед нами сияла горящая звезда Воскресения Господа нашего Иисуса Христа и не было б уныния, ропота на Бога, отчаяния.

Но, увы, не до каждого человека доходит этот любвеобильный святой призыв Матери церкви и потому снова и снова мы будем звать унывающих, колеблющихся, слабых. Идите без рассуждении, идите к Богу, чтобы получить великую силу Благодати в причащении тела и крови Христа Спасителя, чтобы Господь помог нам достойно и праведно совершить подвиг Поста великого.

Это и напоминание о том далеком времени, когда наши праотцы согрешили в раю, нарушив единственную заповедь о послушании Богу, — не вкушай! Но дьявол сказал им: вкуси и будете, как Боги. Вот мы и страдаем за то, что не послушали слово Божие. Они однажды нарушили, а мы многотысячно, многомиллионно страдаем за грехи прародительские… Но у нас есть та радость, которой не имела ветхозаветная церковь: с нами Спаситель мира, у нас есть Храм Божий, у нас есть целительная молитва, у нас есть таинство Божие, у нас есть все! И церковь зовет, — придите ко мне все страждущие, обремененные, и я успокою вас. И надо, чтобы в сердце нашем не было зла на мир окружающий и особенно на наших близких, родных. Хотя порой именно родные, близкие приносят нам зло, страдания, но мы люди опытные, старшие должны своим примером показать, как надо исполнять заповедь Божию о всепрощении, и пусть Господь наш Иисус Христос простит нас в подвиге Поста, поддержит нас, и мы, как верные дети православия, простим от всего сердца. Кто нас обидел словом, делом, помышлением.

Аминь.

Благовещение

Во имя Отца и Сына И Святого Духа. Велика радость — радость Благой Вести, что Небо нам возвестило, роду человеческому: настало время явиться в этот согрешивший мир — Пречистой Преблагословенной нашей Богородице и Присной Деве Марии.

После своего грехопадения род человеческий долго ожидал того Великого Благовестия, чтобы Бог возвестил людям, — пришло время всепрощения грехов, коими грешны были праотцы, согрешив в Раю, нарушив послушание Божие. И вот из нашего рода человеческого является Богородица. Архангел Гавриил возвестил Ей: «Радуйся, Благодатная, Господь с тобою!» Благодать Божия снизошла к пречистой Деве, и мир человеческий имеет должное право — преклонить пред Нею колена, вознося молитвы и каясь в наших грехах, о наших невежествах.

И эта тайна Благовестия не затерялась в этом хаосе веков и событий. Все, что имело человечество великого, могущественного, — исчезло с лица земли, а эта Благая Весть, — Благовестие живет 2 тысячи лет, и церковь возвещает об этом, казалось бы, простом происшествии. И сколько сил, желаний, стремлений употребляли люди, чтобы вычеркнуть из памяти, убить самое сознание, вытравить эту Благую Весть, но — увы! Ибо зло не всесильно, не всемогуще, хотя им и управляют темные силы ада. И мы ныне говорим миру, человечеству: смотрите, есть Православие и вера познается не в словах: «Все верят в Христа Спасителя». А в жизни — во Христе.

Вера познается в Святости и в наших праздниках: где так радостно и торжественно прославляют Благовестие, кроме нас, православных людей?! Мир католический чтит, но скромно; мир протестантский почти отказался, не говоря уже о сектантах, для которых одно пустозвонство, — был Спаситель и все. А где же Пречистая Матерь, где Благовестие, о котором говорит Евангелие и Слово Божие? Их бы спросить: если вы чтите Евангелие, почему же не чтите людей земли, грешников в прошлом, праведников в настоящем? Это они написали, донесли до нас Слово Божие! Почему не чтите Божию Матерь, ангелов, почему? Вот обман, вот искажение правды евангельской…

К сожалению, кое-кто из наших так называемых православных посетителей Храма Божия слушает проповедников, приезжающих с Запада. Но не нам, русским, слушать их проповедников и сектантов! Православный народ знает, что в наше смутное время мы находимся под Покровом пречистой Владычицы Богородицы, она нас охраняет, и мы, дети России, отзываемся Ей всей душой, всем своим внутренним миром. И когда миру Запада кажется, что мы забыли Бога, что мы забыли свои Святыни, мы отвечаем — нет! Это ложь. А понять нашу скорбную крестоносную душу русского человека —не просто. Надо пережить то, что пережили мы, выстрадать, как страдали мы; надо молиться с нами, чтобы глубоко духовно осознать, что есть наши Праздники, что есть наш Храм Божий и как почитаем мы, русские, Пречистую Владычицу Богородицу в нашем сердце. Трудно понять, больно слышать, как наши русские отщепенцы бросают Храм Божий и идут туда, куда их влечет бессовестность! Но истинно русский, совестливый человек не пойдет к ним, ибо это — предательство! Перебежчиков нигде не уважают, а пуще всего в вере. Но Бог им судья. А мы сегодня, в этот день торжественного Праздника Пречистой Богородицы, придем в Храм, чтобы всей душой помолиться ей, ощутить эту великую радость Благовестия, что для нас, православных, верующих и смерть не страшна, — бессмертие даровано нам Господом нашим Иисусом Христом, Спасителем мира.

Бог есть вечность, бессмертие. Эта наша тленная плоть отойдет, а душа вернется к Богу. Вот почему Благовестие — радуйся Благодатная, Господь с тобой —благовествует радость великую, зовет нас в Храм Божий. Мы, русские, очень духовные люди и понимаем праздники святые: ведь в этот день всегда было принято выпускать птичек на волю, не трудиться, чтить праздник, — на сегодня Бог и Небо с нами. И мы чувствуем это не только умом, но и сердцем, радуясь празднику… И Покров Пречистой Святой Богородицы будет с нами, будет хранить нашу Россию до конца этого мира.

Аминь.

Ну, родные, с праздником дня Благовестия! Причастников — с принятием Святых, животворящих Христовых Тайн! Причащая вас, я ощутил радость, что наконец-то в Храм, к причастию, идет русский, необманутый, намеленный христианин. Идет к Богу, сознательно получает Дух благодати.

А эту Благодать — сохраните, и пусть она, как свеча, осветит все закоулки вашей души, что Господь сподобил телесно и духовно соединиться с этим великим праздником Благовестия. Аминь.

Торжество Православия

20 марта 1994 г.

Во имя Отца и Сына и Святого Духа! Сегодня православный мир после подвига первой седмицы Поста Великого назвал воскресение — торжеством Православия. В день этот наша церковь возвещает во всей глубине и святости, — что есть Православная вера. Это неколебимая вера наша в Господа нашего Иисуса Христа; мы чтим угодников Божиих, подвижническое Благочестие и радостно прославляем все наши праздники, подвиг Поста Великого и молитвенно возвещаем миру, что же есть наша Православная вера. Каждого, желающего видеть и насладиться всей полнотой Благодати Господней, она зовет войти под сень Храма Божьего, говорит евангелист Иоанн Богослов. Евангелие возвещает: когда Филипп сказал Нафанаилу, — мы нашли Христа Спасителя, он, усомнившись, ответил — прииди и виждь, т.е. сам убежусь в святости пришедшего в мир Господа нашего Иисуса Христа.

— Прииди и виждь! — зовет нас Православная церковь, чтобы каждый человек убедился, во что мы верим, кому поклоняемся, кого прославляем и что нас ожидает по нашей кончине. Церковь не скрывает всю полноту Благодати Господней, всей святости, благолепия, всего того, что она получила от Неба здесь, на земле. И Благодать Господня проявляется в таинствах, в покаянии, в причащении тела Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа, в тех молитвах, с коими мы обращаемся к Богу, и в тех святых Угодниках, к которым мы обращаемся в нашей земной жизни, прося у них помощи и утешения.

Где, скажите, в какой другой религии, в какой другой вере есть столько канонизированных святых? А вера в Бога прославляется именно примерами святости здесь, на земле! Люди, грешные, жившие до нас на земле, но своим подвигом Благочестия получившие здесь, на земле, прославление. И не всегда это в далеком прошлом… Сравнительно недавно, в России, в Сарове жил и молился Серафим Саровский; всего два века назад в нашем городе, Петербурге, жила, молясь и творя чудеса Пресвятая Ксения Блаженная, канонизированная к 1000-летию Святой Руси! И к ее могиле на Смоленском кладбище ежедневно идут петербуржцы и приезжие… И ныне в России еще живы люди, их единицы, но есть, которые слышали слова Иоанна Кронштадтского, предупреждавшего нас, какие беды ждут Россию, русских людей, если они отвернутся от Православной веры.

Но даже если взять времена более отдаленные, все мы ощущаем и сегодня великий подвиг Святого Сергия Радонежского, вдохновившего князя Дмитрия Донского на битву с татарами, на победу на поле Куликовом. Ибо не было б этой победы, быть может еще многие века Россия и русские тяготился под татаро-монгольским игом. Мы пережили все, — и гонения на церковь, и на святые иконы; богоборцы говорили нам, мол, что вы молитесь доскам?! И голосом Вселенской церкви святые отцы сказали: мы поклоняемся не доскам, а святому изображению, тем святым иконам, от которых мы получаем духовное очищение и приток великой Благодати Господней. И в нашей православной вере того чудотворных икон, источающих благодатное миро. Атеисты и мир Запада смеются над нами, как будто не было тысячелетия Православной Руси. Тысячу ют мы молимся и преклоняемся иконам — зачем же пытаться переучивать нас?! И мы одно им можем ответить: прииди и виждь! Да! Русская Православная церковь была гонимой в нашем XX веке, но несмотря на расстрелы и средневековые пытки священнослужителей властью большевиков, — она выстояла! И ныне власть предержащие и еще вчера преследовавшие церковь, сами входят в Храм Божий, ища себе опоры и авторитета. Ну, и хорошо, что входят. Может, извлекут себе духовную пользу в нем. А ведь все эти позорища, и разрушения храмов и гонения на веру — на памяти поколения, которому сорок и более лет. В середине 60-х годов был взорван Собор в Петербурге на Сенной площади! И нынешняя преступность, беспредел в нашей жизни, когда родители боятся посылать в школу детей своих, чтобы их не пристрелили во время очередной разборки мафий, — это тяжкая расплата за безверие и разрушение святынь. Бог отошел от нас, и настало время воздаяния, вразумления. Уж если говорить исторически, то часть нашей интеллигенции еще в XIX веке начала отходить от веры. Тот же Белинский в своем печально знаменитом письме великому писателю Гоголю, обличает его за… веру! и пишет: «…Что общего нашли вы между Христом и какой бы то ни было, а тем более православной церковью»?! Уже одно «тем более» говорит о чудовищном непонимании казалось бы талантливого человека основ Православной веры. Лев Толстой обрушился в своем учении на Православную церковь. А какое учение он дал сам? И где теперь его последователи толстовцы? Их нет, а церковь стоит, сак нерушимый утес среди волн бурного моря.

И сегодня мы говорим миру и Западу: мы не страшимся, нас не смущает ваше наступление, ваши оскорбления и насмешки над Православием. И не устанем повторять этому миру: прииди и виждь! Бог дарует всегда всем, кто с верой и благоговением ищет помощи в Храме Господнем. Но Бога не поймешь, не осознаешь без личного опыта Православной жизни. На стадионах ив домах культуры Бог не дойдет до вашего сознания.

А мы, мы должны помнить, что мы русские, православные, что мы и мыслим по-другому, что у нас иное сознание и потому чужая проповедь не даст плодов на земле российской, хотя и может соблазнить иных маловерных. Ведь Запад излил нам сюда учение о «светлом» будущем, которое можно коротко изложить словами: мы все вам дадим, дайте только нам уничтожить несколько миллионов людей. Но народ русский в большинстве своем не принял этого учения; да и жестко оно обернулось ему: гибелью лучшей трудовой части крестьянства и лучших представителей интеллигенции. Пусть Запад сам разбирается в своей вере. А мы останемся в своей семье, с Христом, Божией Матерью, Святыми угодниками, Православием. Мученики за веру, мы говорим, возвещаем, — мы перенесли много страданий, гонений, но всегда, в самые отчаянные времена путеводной звездой нам была Православная вера, мы знали, что Бог не оставит нас без своей благодатной помощи… И смиренно, по-детски, с глубокой верой несем бремя в своей греховной жизни, когда идем к покаянию, получая причащение тела и крови Христа — Спасителя. И легче переносим немощи наши.

И потому, несмотря на лютые испытания в прошлом, мы не отдали наше Православие на посмешище и растерзание. И сегодня, вступив на подвиг Поста Великого, мои дорогие Богомольцы, говорю вам, — не слушайте за порогом Храма заезжих проповедников, явившихся нас обманывать, мол, вы не так молитесь, мы вас научим… Ответьте им: вы опоздали на ты сячу лет! Нам не надо напоминать о Боге—у нас есть церковь, Храм Божий, Святые угодники, Православие.

Так сохрани же, русский народ, свою Православную веру и Господа нашего Иисуса Христа. И Бог не оставит нас в своей благодатной помощи.

Аминь.

Великий Четверг

15 апреля 1993 г.

Во имя Отца и Сына и Святого Духа! Великий дар получаем сегодня, православные: в этот день, две тысячи лет назад, Господь наш Иисус Христос перед тем, как оставить мир грешный и вознестись на Небо, оставил нам праздник причащения тела и крови Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа. Это великая Благодать, которая дается каждому православному, с верой приходящему к Богу во исцеление души и тела. Это великое таинство, ощущаемое только верующей душой человека, и оно способно исцелить и наши немощи душевные, которые мы по греху своей жизни несем, и телесные недуги.

Великая милость Господня, что у нас есть Храм Божий, куда мы можем прийти со всеми своими думами и заботами и Господь успокоит вас. В Храм следует приходить каждое воскресенье и не так, чтобы постоять пять минут, поспешно перекреститься и далее бежать по мирским делам… Кого вы обманываете такими посещениями? Бога не обманете, только себя. А зачем? Для малого успокоения, — я все-таки побывала в Храме. Больше благоговения, больше святости в душе при входе в Храм Господень! То же и Святое Причастие. Иногда слышишь: «Батюшка, благословите к Причастию!», а по лицу ладно, что человек давно-о не был в Храме. И пришел не подготовившись… Входите в Храм Божий с верой, покорностью и смирением!

Аминь.

Русские люди

3 июня 1994 г.

Дорогие русские люди!

Мы, русские, всегда отличались и будем отличаться от мира Запада своей верой, своим терпением, своей надеждой на то, что бы ни случилось с нашей многострадальной Родиной, Россией. Верим мы, она возродится, как возродилась после татаро-монгольского нашествия, а позднее во времена тяжелого безвластия смутного времени… Как бы ни казалось людям, что мы отошли от традиций, впали в уныние, в безверие, — с терпением перенесем все и выстоим.

И в двадцатые, и в тридцатые годы нашего XX века казалось, что нет уже Святой Руси. На глазах, казалось бы, равнодушной публики продолжали закрывать те немногие, еще оставшиеся Храмы; популярные писатели высмеивали образ священнослужителя, а отмеченные славой поэты клеветали на Христа. Правда, и в то время находились люди, которые протестовали против воинствующего безбожия. Тот же замечательный русский поэт Сергей Есенин, который дал отповедь Демьяну Бедному, пытавшемуся высмеять Христа и христианство. Эти стихи Есенина не печатали, но они ходили в списках. Есенин вскоре покончил с собой — довели — и в 1940 году уже никто не осмеливался сказать слово в защиту Бога. И это безбожие поощрялось властолюбивым правительством, — оттуда, сверху, все и шло.

Казалось, дьявол празднует тризну и уже не осталось больше верующих, но вот грянул трагический 41-ый год. Началась война. Ее тотчас нарекли Отечественной, что означало уже начало возвращения к святым словам, ибо первая Отечественная 1812 года война велась со словами — за Бога, царя и Отечество. Вслед за Отечеством заговорили о патриотизме, затем и о русских людях, — вспомнили и о таком понятии! Затем, когда уже совсем до беды дошло и немцы вышли к Волге, — «вспомнили» о церкви, о Православии, позволили избрать патриарха. Так все ожесточенные планы большевиков оказались перечеркнуты Крестом Господним — теми неимоверными страданиями русских людей, вынесших войну на своих плечах. Кто подсчитает жертвы, которые понес русский народ? После войны вообще не говорили о жертвах, потом в разные периоды считали по-разному. Да!.. И ценой почти ста миллионов жизней мы победили, мы разочлись перед историей, перед Богом, перед нашей совестью. Кто-то с верой принимал эти мучения, видя в них искупительный подвиг русского человека; кто-то с проклятиями, с ожесточением, с ненавистью в душе. Но поворот в духовной жизни народа начался. Хотя и в середине пятидесятых годов и позже нападки на церковь продолжались: это было сущностью тогдашнего строя.

И русские люди смирились: одни со смирением, другие с гневом, третьи отреклись от веры отцов и дедов, точнее, — предков своих и пошли за красным знаменем. И ныне идут и орут под тем же кровавым знаменем красным, — вот что непонятно! Ибо с красным знаменем громили церковь, Православие и вековые устои. И что кричат, — слышим, это не ушло. Эти люди не осознали правды искупления, а именно — во имя чего все это свершалось.

Спросим теперь, а кто виновен в нынешнем развале? Себя они виновными не признают. То, что они явились этой разрушительной силой, не хотят считать, ибо бесчестие, унижения и трагедия прошлого еще не коснулись их ожесточенных сердец. Они хотят не искупления, а демонизма. Но мы, на фоне страдания, возвестили миру, что не хотим междоусобной брани, не хотим, чтобы нас гнали куда-то силой. Они снова хотят утопить русский народ в потоках крови. И теперь, когда народное мнение не позволяет прямо посягнуть на церковь, они подсылают к нам лжеучителей, горделивых, напоенных силой демонизма. Им представляют дворцы и стадионы, иди, слушай, как тебя пытаются вновь отвратить от православной веры Христовой. И вновь нападки на священников и священство. Но, помните, русские люди, что Православие и Россия — неотделимы! Нет России без православия!

Тысячелетняя православная Русь породили много мучеников веры. Каждая эпоха рождала своих мучеников за веру. Во времена татаро-монгольского нашествия, первыми мучениками стали защитники Отечества и православной веры. В конце 1237 года татары ворвались в Рязань, затем в Москву. Великий князь Георгий Всеволодович находился с войском за Волгой. Был взят в плен сын великого князя Владимир, а умертвили его под стенами города Владимира. В осажденном городе епископ Митрофан убеждал встретить смерть без трепета. Другой сын великого князя Всеволод с супругой, бояре с женами пожелали встретить страдальческую смерть в иноческом образе. Владыка Митрофан исполнил их желание.

А близ города Кашина был взят в плен племянник Георгия — Васильке. «Красавец лицом, — пишет о нем летописец, — с очами светлыми и грозными, он был храбр, добр сердцем… Он был отец и кормилец сирот, великое утешение печальным». Татары преклонились перед величественным видом пленника, они видели его мужество в бою. И предложили ему променять верность христианству на дружбу Батыя, признать их веру. «О темное царство! — ответствовал князь Василько, — не разлучить тебе меня с Христом моим, как ни тяжело бедствие мое. Он предал нас в ваши скверные руки, любя нас и даруя нам жизнь вечную. Есть Бог, и ты погибнешь, когда исполнится мера злодеяний твоих; изыщет Он кровь верных Своих».

Истомленный голодом, князь молил о спасении близких сердцу его и благодарил Бога, что умирает во цвете лет, смертью, достойной христианина. Татары мучили и свирепо умертвили его. Церковь причислила к лику Святых великого князя Георгия и князя Васильке. История знала случаи, когда русские страдали от своих жен русских. Так во времена Ивана IV, Грозного, мучеником стал целый город — Новгород, где по приказу Грозного было казнено 60 тысяч новгородцев по неправедному клеветническому доносу, — мужчин и женщин, детей, стариков, бояр и простого люда, священников вместе с приходами их. В смутные времена начала XVI века добровольно принял мученический венец, чтобы спасти молодого царя — Иван Сусанин. Каждая эпоха рождала своих мучеников за веру.

Здесь стоит вспомнить о мучениках наших православных братьев, украинцев, еще в XVIII веке страдавших за православную веру. Могилевский епископ Георгий Конисский, выступавший как пастырь-проповедник, свидетельствует: «… сильные мирской властью гоняли православный народ как овец в… униатский храм. Во время чтения Евангелия входил в храм приказчик и гнал его (народ), как скот из хлева… Детей били розгами перед глазами матерей, матерей — перед глазами детей. Тут вопли и рыдания… какие слышны были, может быть, при Ироде. На моих глазах несколько раз секли девицу сперва розгами, потом шиповником, чтобы отреклась от веры нашей, — и — не отреклась».

Советская эпоха породила своих мучеников за веру, и в XX веке епископов закапывали в землю живых после октябрьского переворота 17 года. Сорок, священников зарыли на Смоленском кладбище, преследовали и просто «активно верующих» — был такой термин, и первым мучеником власти был преосвященный патриарх Тихон. Семь лет мучила его власть и замучила…

Наша эпоха породит своих мучеников за веру!

Помолимся, чтобы Господь сохранил нашу Россию, чтобы вновь не начались гражданские войны, и не поднял бы руку брат на брата, сын на отца. Да не будет этого в многострадальной Руси! Наша Русь духовно поднимется. Терпение у нас, русских, есть; нужны большая стойкость и, главное, глубокая вера в Господа нашего Иисуса Христа и свое великое предназначение — нести миру свет Православной веры!

Аминь.

Вербное воскресение

Во имя Отца и Сына и Святого Духа! Со всей ясностью возвещает нам Церковь, кто есть Господь наш Иисус Христос. Он — Спаситель мира, он жил на земле вместе с нами, и когда он идет на страдание в город Иерусалим, то по пути совершает великое чудо, — воскрешает умершего четыре дня назад человека, Лазаря. Этим чудесным воскрешением Он показал, что Он является Богом, которому Бог-Отец даровал всю полноту великих сил Божественных, не земных, то, что ему подчиняются все силы Мироздания.

Святое Евангелие говорит нам, что заходя в этот дом скорби, где лежал умерший, Иисус встретил женщину Лазаря, сестру Марию. Она говорит: «Лазарь наш умер, прошло четыре дня…» Он отвечает: «Я приду и воскрешу его». Естественно, что сестра в душе была смущена: как же можно воскресить мертвое разлагающееся тело! Но он приходит и говорит: «Лазарь, гряди вон!» И Лазарь восстал из гроба.

О чем это говорит? О том, что в жизни человека нет смерти, — есть переход души из одного бытия в другое. Тело — это оболочка души. Ибо сказано: земля еси и в землю отойдеши. А душа? Душа — это тот внутренний мир каждого из нас, тот мир, который мы в течение подвига Поста Великого были обязаны осветить, наполнить Благодатью, чтобы чистой очищенной душой встретить так, как Марфа и Мария встретили Христа Спасителя в светлое Воскресение.

Мы обязаны думать о душе нашей! Ибо в течение всей нашей земной жизни, душа наша, как и тело, — от неверного к ней отношения разлагается. В чем это разложение? Тело умирает от нарушений; мы небрежно относимся к нему, вот и получаем болячки; так и душа: если мы не внимаем голосу нашей совести, душа напоминает нам о всех злых, жестоких поступках нашего бытия. Потому что совесть — неподкупный свидетель нашей жизни. Порой мы чувствуем, что совершаем нечто дурное, греховное и слышим голос совести, но отметаем его… Ибо он обличает нас. А когда мы в покаянии, в дни подвига поста идем ко Христу Спасителю, чтобы у его благодатной чаши жизни получить всепрощение и всеисцеляющую благодать веры, — вот тогда, после подвига веры, совершаемого для того, чтобы душа была чистой, — вот мы и чувствуем радость спасения, внутреннего воскресения и оздоровления души нашей.

Церковь дает нам, грешным, возможность спастись, чтобы никто не погиб, чтобы не утратил наследство вечной жизни и вновь вернулся в лоно Отца Небесного. Все это зависит от воли каждого из нас: кто ищет спасения, кто живет по закону Божиему, — тот спасется! «Как спастись?» — это был извечный вопрос прославленных русских людей. И уже сам вопрос этот говорит о чувстве религиозности народа нашего. Бог даровал нам силу Благодати, и силу веры, и Храм Божий, таинства, которые нас хранят. Но современные поколения, да и христиане часто проявляют пренебрежение в делах веры.

Маленький пример: сколько христиан идет к причастию без исповеди! Какая-то анархия, нерадение, невнимание… Что получили они в Храме? Да, ничего! Вербное… Я пойду освещу вербу. А зачем, для чего? Верба, — это символ нашего пробуждения от греха — к вечности. И это дает нам природа в канун весны, когда солнце светит так ярко. И солнце правды, веры должно освятить наши души… Но, повторяю, много распущенности, небрежения и нежелания подчинить свою волю — воле Бога, Православию, воле Христа.
И кто проявляет небрежение? Люди пожилые, кто обязан быть примером для молодых в том, как надо душой хранить православие. И на лицах-то их написаны пустота, равнодушие, мир хладной души и тела. Потому что они не знают, как надо идти на исповедь, потому что не думают о болезнях своей души. Равнодушие, полная бесплодность своей земной жизни. Что они получат — не нам судить, но можно понять, что эти люди не стоят на пороге вечности, если Господь по своей великой Божественной силе и милости не призовет их к себе страданиями, крестом жизни, житейскими испытаниями своего земного бытия.

Бог все может совершить, Он все дарует просящему у него силой Благодати Господней. Только идти ко Христу надо так, как учит наша русская православная церковь, а не так, как проповедники с Запада, — у них своя цель: отвратить русских людей от Храма, от Православия. Им чуждо наше духовное бытие. Вот почему так обольстительно, так лукаво расклеивают они плакаты свои, прикрываясь Христовым именем: Христос-де вас ждет, Христос вас любит.

А что — он нас не ждет, нас не любит? Что мы, Христа не знаем? Да пусть каждый скажет, но только голосом совести, — разве мы не ощущаем эту великую теплоту Благодатного, молитвенного, Божественного воздействия силы Божьей на каждого человека, кто молится в Храме Господнем? Чуждые пришлые люди в свое время разрушали Храмы православные, но и русские не только не воспрепятствовали, но и помогали сбрасывать колокола с колоколен России! И молчала наша великая страна, словно потеряла язык и совесть…

Сейчас Храмы не разрушают, — возводят. Но богохульство не изжито. Да вы сами видите это: вот показывают артиста, а на голом теле — большой крест православный! Разве можно выставлять крест на позор? Это — святыня, искупленная кровью Спасителя, освященная нашими с вами страданиями. Народ пошел к Богу, к вере, а модники к нему пристраиваются. У иного на шее крест, а в кармане нож и револьвер. Это все идет с Запада. Они Христа уничтожили; они Христа в грязь втоптали своими безбожными действиями, Да и у нас греха своего хватает. Повторяю: крест — святыня, он должен быть маленьким и носить его следует на груди, а не выставлять как дань моде, при танцах! Это какой-то сатанизм и эти сатанисты вновь обманывают нас, особенно молодежь, ибо она, неопытная, принимает этот сатанизм за высшее благо!? А потом начинается: кольнуло, стрельнуло, больно — их лечить надо. Так зачем это? Ты живи во Христе, с Богом, в Храме, в молитве. ан, нет, хочу ухватиться, думают, молодость вечна, а она пролетит в одно мгновение: чем прожили в молодости, тем будем платить в старости. И это зависит не от врачей и не от лекарств. Иное лекарство дано нам Богом, но им-то мы часто пренебрегаем.

Сплотимся теснее! Станем ближе к нашему Православию, станем истинно верующими, на нас возлагается Божественная обязанность — веровать и исповедовать Господа нашего Иисуса Христа. Поэтому, мои дорогие, сегодня, прославляя этот праздник, мы с благоговением вступаем в Страстную Седмицу, чтобы радостно, свято, благоговейно пережить страдания Господа, им совершенные, нас ради и нашего спасения.

У нас есть вера в Спасителя, у нас есть великая сила Благодати Господней, у нас есть праздники, которые освещают, что надо делать, как жить, за кем идти, чтобы получить силу Благодати. Господь воскресил разложившегося Лазаря. Будем надеяться, что и нас за наши подвиги не только здесь, а в вечных обителях Отца Небесного, — воскресит наши души греховные. И мы получим вечное блаженство в лоне Отца Небесного.

Аминь.

Об исцелении

Что является причиной наших болезней? И как излечить себя от тех пороков жизни, которые мы, как губка, в себя впитываем. Что говорит об этом Евангелие? Вспомним притчу о Мытаре и Фарисее. Из чтения следует, что к Богу надо подойти со смирением, возводя горе свой взгляд и повторяя слова «Боже, милостив ко мне будь!», то есть испытывая смиренное чувство недостоинства своего человеческого отношения к великому Божественному милосердию. Приступая к этому великому таинству благодати и исцеления каждого грешника, болящего душой и телом, человек испытывает глубокое чувство веры во Всевышнего. Церковь зовет. Она не оставила нас без своего благодатного воздействия на нашу земную жизнь. А как же мы, то есть большинство людей, полагающих себя свободными, относимся к этому великому слову милосердия Божия? А так, как удобно нам, проявляем непростительную самостоятельность на том благодетельном пути спасения нашего. Можно и не искать примеры из прошлого. Сегодня шли причащаться. Я вижу, и душа священника чувствует: идут не подготовленные, не собранные, невнимательные, непонимающие, что это — святая святых, когда идут к чаше жизни.

Что же это? Они стоят у креста Евангелия, не ощущая, не чувствуя, не созерцая великое присутствие Бога… Молитва напоминает каждому грешнику, се Чадо Христос невидимо стоит, принимая твое исповедание. Но кое-кто не внемлет этому, мешают многослойный грех, нераскаянность, пустота, а вернее невоцерковленность. Это те люди, для которых церковь — не мать, а всего лишь то место, куда я иногда захожу поставить свечу, в скорбях подумать немного о Боге и позабыть Его как выйду за ворота Храма. И идут к причастию без покаяния и без исповеди. Вот та форма бездушия, бездуховности, которая проявляется в нас нынче, не говоря уже о прошлом. А между тем, мы можем при желании впитать в себя великую силу — силу призыва Благодати Божией к покаянию, — покаяние, отверзи мне двери Жизнодавче. Смиренно обратясь к Богу, смиренно прося, чтобы Он, своим Божественным присутствием в душе человека, в мире духовном — открыл то великое чувство раскаяния в грехах своей прошлой и настоящей жизни.

Церковь зовет! Но мы не спешим отозваться на ее зов, делаем вид, что не слышим его. Все то же: не могу, да не собраться, потом, после, когда мне будет удобно, а время проходит. Время близко, — сказал Христос.

А рассуждения все прежние: был Рождественский пост восемь недель — великий пост, — не прийти… И на светлой седмице, не смущаясь, не желая осознать того, что мы сознательно, греховно нарушили церковное правило, — причащаться. А где же раньше были? Что мешало прийти? Лишь одно маловерие, почти неверие и нежелание прийти в Храм Божий, оглянуться, одуматься, спросить людей, опытных в духовной жизни. Хотя бы поинтересоваться, что же совершается в этот та-1нственный, духовный час жизни Храма Божия, в день воскресный, праздничный гот миг, когда мы идем ко Христу.

Что же мешает? Есть Евангелие, есть литература святых Отцов, — все есть для гого, чтобы человек пришел, принеся Богу покаяние. Нынче много говорят о бездуховности; так вот она и есть бездуховность! А в итоге, страждущие не могут получить Благодать Божию, ощутить великое духовное присутствие Бога, Христа Спасителя в душе каждого кающегося христианина.

Увы, этого нет. Вот почему мы не получаем благодатного воздействия Благодати Божией на душу и на тело человека: человек сам чуть не сознательно закрыл приток силы Благодати Господней. И вот страждущий, без веры, идет лечиться к народным целителям; помогут ли они ему? Мы, смиренные христиане, дети Бога живого, когда идем с верой к нашему Отцу Небесному, неся ему раскаяние своей жизни — что мы ощущаем? Сравним чувства неверующего и верующего, сравним! Каждый христианин знает это по личному опыту, должен знать, получая приток Благодати Господней в свою кратковременную земную жизнь страдальца-человека.

А когда идем с глубокой верой, когда будем искать Благодати, чувствуя, сознавая необходимость раскаяния в грехах жизни — вот тогда мы ощутим приток великой силы Благодати Господней. И свет ее осветит нашу душу. Каждого из нас церковь учит, как жить, вернее провести то краткое, быстротекущее время, что отпущено нам на земле. А потом — вечность. В том и загадка, или задача, чтобы прожить этот малый отрезок земного бытия достойно, праведно и отойти в вечные обители Отца Небесного. К Богу надо отойти с чистой душой намеленной, раскаянной, ибо душа грешника в потустороннем мире будет терзаться за то, что он не исполнил добрых обязанностей, возложенных на него святой церковью.

Святая, соборная церковь!.. Как многим мы обязаны ей, сами того не ведая. Здесь мы принимаем обряд крещения, здесь мы вступаем на подвиг покаяния, здесь мы познаем Бога. Вот и спросим себя, что же получаем мы в доме Божием, если приходим в него, неся бремя греховной жизни!.. Зато церковь дает духовную силу тому, кто исполняет завет Бога. Церковь говорит окружающему ее миру: вот тихая пристань, Святой Божий Храм. Сюда и надо идти, сюда обращаться, здесь найти Бога и получить исцеление от греховных недугов и нашего духовного мира, и наших телесных грехов, которые мы получаем за свое неверие.

Церковь зовет! Церковь призывает каждого из нас к покаянию. Православный христианин, сыны и дочери православной России! Откройте свои сердца, идите в Храм Божий, станьте на подвиг подвига Поста Великого и достойно и праведно совершите все то, к чему зовет Церковь, чтобы Господь всех нас сподобил очиститься в покаянии и встретить главный день Святой Пасхи!

Аминь.

Вечная книга

Во имя Отца и Сына и Святого Духа! «Возьми одр свой и иди!» — вот слово Божие нашего Учителя Иисуса Христа, сказанное им тому расслабленному, которого Он излечил от недуга. Куда идти после славного чуда исцеления, после явной милости Господней к нему, расслабленному? Люди слышали. Он сказал: «Возьми одр свой и иди, иди к Богу в своих страданиях… Не ожидай, пока тебя понесут…»

В этом евангельском Благовестии нас зовет Спаситель мира, наш Господь Учитель Иисус Христос, чтобы мы всю свою кратковременную жизнь шли за Христом, Сыном Божиим, Кто спас нас от греха и смерти, Кто дарует нам душевное и телесное исцеление, Кто нам принес великую радость носить имя христианина. Я — христианин, я христов ученик и ученица, идем за Христом, и мы не будем искать новых учений, иных целителей в этом мире.

Для нас, христиан, детей Божиих, есть Вечная книга — святое Евангелие, открывающее нам учение Христа — Спасителя. 3 книге той сказано все, что было, есть и произойдет в мире сем, и как надо жить, чтобы спастись на земле и обрести покой в обители Отца Небесного. Что еще можно сказать и чему научить человека, что оде блуждает по распутьям мира сего? И особенно это касается нас, православных, русских людей, народа русского, кто 1000 лет идет за Христом, кто в трудные времена наших невзгод духовных и телесных, уничтожения священнослужителей и самой веры, все же шел за Христом. И не искал иных учителей, не отозвался на то зло жизни, те человеконенавистнические учения, которые ему навязывали… Но были и те, кто ухватился за эти лжеучения! Их было большинство.

О чем же свидетельствует наша прошедшая жизнь? Она показывает, к чему пришли те, кто жили без Бога, отвергнув его? Теперь они уже отвергли учение, которому 70 лет поклонялись, и дудят в новую дуду; истинные христиане идут трудным, страдальческим Бытием к вечной жизни по Христу! Третьи уже не верят ни во что, ударились в распутство и пьянство.

Казалось бы очевидно, какой должен сделать вывод для себя каждый русский, — идти по пути, на который указывает церковь, идти в тихий храм Божий, место благочестия, где все нам напоминает о Боге, о Христе — Спасителе, зовет к молитве. Но — увы! Забитой и, кажется, уже ничего не желающей душе иного христианина, и ныне не понять, почему мы идем в церковь, почему обязаны исполнять все возложенные на нас церковью обязанности посещения храма, поста, а самое главное — причащения Тела и Крови Христа — Спасителя. Люди эти лишают себя благодати Божией, а спросишь — да вот я не могла, то некогда… Да вот я хотел, но…

Слушаешь все эти ненужные слова и думаешь, разве это — христиане? Разве то — верующие? И то, что мы страдаем а наше безбожье, — их вроде и не касается, для меня важны мои заботы, мои мысли о себе…

Обо всем, кроме Бога.

За Христом так не шествуют! Христос зовет нас, чтобы мы, взяв все свои страдания, невзгоды жизни, шли за Богом, как ми наши предки, как шли мы в час скорей нашей жизни. Хотя и нас, христиан, пытались сбить с истинного пути, нам внушали: ах, работайте самоотверженно и получите хорошую пенсию. Получили… получили и крепко получили. Какой обман! Опять цель одна — обольстить… То, то они дали нам за наши труды, за то, то мы с утра до вечера трудились, отдавая здоровье; мы трудились, нас уверяли, а благо Родины… А что получили?

А вот те, кто шел за Христом и видел вою радость — в вере, в молитве, сознавая, что я не посрамил своей веры, что шел за Богом, как бы трудно не было, нося все насмешки, издевательства, да м еще грозили, что лишат пенсии, — те получили Благодать Господню. Сыновья и дочери, братья и сестры, русские люди, задумаемся над тем, как мы живем, как исполняем закон Божий! Что ж мы мечемся — то на площадь, то к экстрасенсу, то за бутылкой, то дознаемся у соседа, какая у него пенсия… Это все блуждание по распутьям мира сего! Не по-христиански все это! Когда человек в таком мечущемся состоянии, его легко сбить с толку, одурить… Неужели к русскому человеку не вернутся такие черты, как воля, характер, терпение и глубокая вера в Божий промысел? Я уверен вернутся, но нужно молиться, идти ко Христу, верить, — вот мы все и получим. Как в семье: если семья крепкая — все будет хорошо; когда есть семейный разлад — ничего не будет, как бы ни трудились и ни желали… Это горькая правда.

Надо, родные мои, идти за Христом. Положено в субботу и воскресение в храм, — я иду. Это трудно, бывают отклонения, но когда люди не идут из-за самодовольства, хотя и храм рядом, да и ты уж немолод… А потом одумается, когда уже помирать надо и предстать перед Богом.

Разве это христианин? Такого легко сбить с толка. И сбивают. Почему нас настойчиво хотят обмануть, увлечь, увести от родного Православия?! Значит, это кому-то надо, для чего-то надо! А затем надо, чтобы опять измельчал русский человек, утратил великую духовную оболочку, ту силу веры, которая у нас есть, нам даруется — только надо ее держать и возжигать молитвой, и именно храмовой. Молитва частная, она обязательна для каждого из нас; но молитва храмовая, народная, страдальческая, когда мы в храме одним сердцем, одной душой, одной мыслью возносим молитвы веры в Бога, — важнее.

И эта молитва особенно ощущается, мы чувствуем радость, благодать, утешение. И повторю: не обманись, русский человек, не отойди в это страшное время от Бога, не слушай слова лжеучителей… Тот же Запад столетие назад дал нам учение, обещающее «светлое будущее», и мы ныне зрим его. И опять они обещают всяческие блага… Не ходите, не слушайте их. Наш дом — храм Господень. А Господь всегда был и будет с нами до скончания века.

Аминь.

Напоминаю, что у нас в субботу Престольный праздник Серафима Саровского. У нас в городе нашли мощи, они были с нами, у нас есть великие угодники Божий и надо молиться, чтобы Серафим Саровский хранил наше Отечество, наш Петербург, и по молитве нашего заступника Господь пошлет нам радость утешения и Благодатной помощи.

Аминь.

Церковь зовет

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Человек по имени Закхей возжелал видеть Спасителя. И как только желание это дошло до сердца Спасителя мира, когда Он проходил мимо Закхея, Христос, отвечая на тайный запрос души того человека, ответил: «Закхей, я сегодня буду у тебя в доме».

Так человек, стремящийся идти к Богу, ищущий Бога в своей жизни — мгновенно получил просимое. И не только внутренне ощутил Богоприсутствие в душе, но и видимым образом человеческим…

Что требуется от человека?

От каждого из нас, земных людей, грешных, скорбящих, отчаянных, малодушных требуется одно — желание видеть Бога и подняться немного от своих житейских, суетных дел. Закхей-мытарь занимался обыкновенным житейским делом — собирал подати. Но когда услышал благую весть о Христе, он пожелал увидеть его. И эта благая весть о Боге, о Спасителе мира, вот уже почти две тысячи лет ясным образом благовествует здесь на земле, и особенно в наших христианских, православных храмах.

Мы с вами пережили великие дни Рождества, Крещения, наш Престольный праздник, мы идем к подвигу Великого Поста, чтобы достойно и праведно совершить пощение, строжайшую молитву, встретить величайший праздник, — Праздник Воскресения Господа нашего Иисуса Христа.

Церковь зовет! Она открывает тайну бесконечной беспредельной любви Божией к грешному роду человеческому. Она призывает: «Человек земли, поднимись от своих суетных обязанностей, посмотри и подумай, что тебя ожидает. Ты живешь, ты стремишься побольше заполучить, приобрести в своей жизни, забывая, — кому все это достанется». Мы видим в нашей повседневной жизни, какое бы высокое положение человек ни занимал, но неизбежно наступает время отчета о своих деяниях. И тогда уже не пристрастный суд человеческий, а Суд Божий ясно раскрывает человеку: как он жил, таковы его и последствия. Об этом вещает и прошлая жизнь нашей многострадальной России! Русские люди, и особенно интеллигенция, забыли Бога; еще в прошлом веке модным стало богоотступничество, безверие… Люди желали жить без Бога — Бог их и оставил, хотя уже в нашем веке такой выдающийся священнослужитель, как Иоанн Кронштадтский, предупреждал русских православных людей: не отходите от Бога, от Православия, только здесь ваше спасение!

Последствия богоотступничества вскорости наступили в виде кровавых лет, начиная с 1917 года. И против кого, в первую очередь, обратила свой меч большевистская власть? Против церкви и ее священнослужителей. Церковь мешала им, как впоследствии мешала и Гитлеру, — он тоже преследовал пастырей. Задумаемся, подняли бы руку на невинного отрока, на безвинных девиц люди, если б знали, что за каждое злодейство им придется держать ответ перед Богом?! Не подняли… Убийство невинных отроков царствующей семьи ожесточило гражданскую войну. Брат шел на брата! За что? Во имя чего? Во имя того, чтобы власть предержащие имели новую возможность злодействовать… Ибо после короткой передышки после гражданской войны, наступила новая война — против крестьян, против тружеников, хранивших в себе такие черты, как трудолюбие, честность, веру в Бога. Этих-то людей, основу деревенской жизни назвали кулаками и стали ссылать, убивать, а семьи обрекать на голодную смерть.

К чему привели эти злодеяния? К новому голоду начала тридцатых годов. Образумило ли это, образумила ли смерть от голода миллионов людей? Нисколько, злодейства продолжались. И 1937 год стал вершиной их. Запущенная машина смерти не могла остановиться и рубила уже своих, из рядов властей предержащих. Но по-прежнему врагом советского строя оставалась церковь, с ней боролись и преследованием верующих, а воинствующие атеисты — в своих лекциях и статьях. Уже и публичные дискуссии о Боге, устраиваемые в 20-е годы, были запрещены. И с оставшихся церквей сняли колокола…

Нынешнее право — молиться, говорить о Боге, ходить Крестным Ходом завоевано нами ценой крови и страданий, духовных и телесных. Бог, церковь, колокольный звон, будящий наши чувства, нужны сегодня поднимающейся России, нашим детям и внукам, еще не окрепшим нравственно… Семидесятилетие безверия не прошло даром. И хотя народ в чем-то переломил себя и пошел в свои храмы, но все еще много, очень много неверующих, колеблющихся, или людей, заявляющих, что они «во что-то» верят. Не в Бога, не в Господа нашего Иисуса Христа, а во «что-то высшее». Да и армия атеистов не может забыть, как она хлестко, а главное с выгодой для себя измывалась над Богом. В школах, было, разрешили преподавать закон Божий, но тут же нашлись родители, которые стали протестовать, им не нравится наша вера. 11у, не нравится — воспитывайте своих детей, как хотите, но не лезьте туда, куда вам отсечен путь, тот путь, который привел Россию к кровавой драме. Ведь это ж история, и она еще в памяти ныне живущих поколений!

И что страшно: женские сердца, женские уста, женский ум, тот, кто должен особенно ярко чувствовать присутствие Бога в нашей многострадальной России, — они еще сильней накаляют свою жестокость, свой цинизм, свое неприятие веры Христа-Спасителя. Видно, наши страдания, кровь наших мучеников не просветили их, не омыли зло! Или же сознательно хотят ввергнуть Россию в новые страдания, в потоки крови, но не задумались ли они, что кровь эта ненароком может пасть и на них. Абхазская трагедия, армяно-азербайджанская война, — разве это не суровые уроки для нас, русских?!

Вот так! Человек подумал, поразмыслил и сказал: «Вот грех является. Я хочу бороться с Богом». Закхей сказал: «Я хочу видеть Бога». И Бог отозвался. Так у них на зов сердца отзывается демонизм, который это сердце зовет: «Я вам помогу!» Темные силы демонизма не спят, они толкают нас в большую беду, затемняя сознание. Кощунственно в наше многострадальное время еще и еще раз унижать Россию!

И перед кем? Перед Западом, который хочет учить нас, как надо молиться, мы-де сироты и не умеем и шлет нам своих проповедников! Откуда эти «сочувствующие», радетели безумного стремления бороться с Богом в сердце русского человека, кто ценой своих неимоверных страданий несет в себе то внутреннее Богообщение, то внутренне ощущаемое Богоприсутствие, которое есть в сердце у нас, православных!

Что, собственно им нужно от нас и зачем все это делается? Эти проповедники-доброхоты далеки от храма, далеки от молитвы, им ненавистен крест Господень… Они боятся Бога, боятся Христа и хотят сбить с праведного пути тех отроков, которые еще неуверенно, пока еще осторожно идут ко Христу. И хорошо, что идут. Но порой на трудном пути их снова встают родители, которые заявляют, что они согласны с заезжими проповедниками, готовы идти в РОНО, чтобы поддержать их… И идут, сознательно или несознательно поддерживая те богоборческие силы, которые вновь подняли голову, заявляя, что Бог не нужен России.

Что ж, Западу и верно не нужна верующая, Православная Россия. С Богом она сильна. Без Бога — внутренние распри, разбой, деспотизм, — такая Россия и нужна Западу, здесь они все возьмут за копейку.

Довольно нас учить жить; мы знаем как воспитывать детей своих в Православии, как молиться, как идти ко Христу. Оставьте нас, дайте нам жить по-русски, по православным обычаям, это наше право, которое мы сознаем, ощущаем нашим внутренним опытом Богообщение, — чувство это ощущает каждый истинно верующий. И невольно хочется повторить слова великого поэта, обращенные к Западу: «Оставьте нас, вы не читали сии кровавые скрижали…»

Накануне подвига Поста Великого Господь нисходит к немощам грешника, Он идет к нему в дом, снисходит в тайной вере и молитве каждого из нас. Но и демонизм дает о себе знать: «Смотрите, мы вас гоним. Смотрите, над вами смеются…»

Ничего с нами не случится, это только затемненный сатанизмом разум пытается сбить с праведного пути. Из этого явствует, что как в прошлом, так и ныне и до нискончания века будет идти борьба дьявола с Богом за сердце каждого верующего христианина. Но наш долг, долг сыновний — идти за Христом, не оглядываясь, не сомневаясь. И тогда чувствуешь всю духовную мощь Его присутствия и до конца дней своих останешься сыном, дочерью веры в Господа нашего Иисуса Христа. Повторю: не сомневаясь, не оглядываясь.

Помните, тысячу лет мы молимся в родном Православии. Об этом ведает нам история, — ее ли не знать?! Неужели мы забыты Святыми Угодниками Господними, кто своими молитвами утверждает, подкрепляет, указывает путь истинной веры в Православии? Неужели мы забыты Богом?!

Думать так, где-то тайно в душе соглашаться, что мы-де забыты, — кощунственно! От нас требуется одно единственное: стойкость в Православии, крепость в вере, быть ярым исповедником Православия. Показать миру и своим видом, и радостью и терпением глубокую веру в то, что по нашим молитвам, за наше крестоношение Господь поддержит нас, помилует, даст возродится от прошлого зла и великая, Святая православная Русь откроет миру всю доброту русских сердец.

Аминь.

Печаль и слава России

26 августа 1994 г.

Судьба нашей России, нашей кровной Отчизны не может не волновать русского человека. И особенно задумываешься над критическими поворотами в истории России. Возьмем наш век. Здесь все как-бы на глазах. Август 1914 года. В день объявления Германией нам войны, русские люди собираются у Зимнего Дворца и, преклонив колени, поют гимн «Боже царя храни». А спустя всего четыре года, в центре России, в Екатеринбурге, по приказу тогдашних кремлевских правителей России — помазанника Божия, самого смиренного из династии Романовых, — Николая II, его детей, жену и слуг без суда и следствия расстреливают в подвальной комнате Ипатьевского особняка. Картина жуткая… Палачи добивают свои жертвы, закалывая их штыками. Правда, среди расстрельщиков, преобладают в основном не русские. (Здесь среди палачей, есть пленные австрийцы, чехи, евреи и русские). Но эта беспощадная расправа, невозможная даже в средневековье, свершается, и народ молчит… В сущности, не молчит, в стране идет гражданская война… И все же народ проявляет известную пассивность. Ведь большевиков было немного, всего около трехсот тысяч к тому времени и — полуторастамиллионная Россия. Как понять? Как объяснить?

Как объяснить, что отречение царя, к нему, в Псков, поехали принимать монархисты Шульгин и Пуришкевич?! Как понять, что искренним и преданным сторонникам монархии пришла в голову бредовая идея, — на третьем году войны просить отречения у императора, который был к тому же и верховным главнокомандующим русской армии?! И больше того: запрошенные на этот счет телеграфом все командующие фронтами, в том числе и начальник генерального штаба армии Алексеев — согласны на отречение… Оказывается, что все недовольны своим Верховным. С чего? Идет позиционная война с перевесами то в ту то в другую сторону; во всяком случае, ничего близкого к той катастрофе, которая произошла четверть века спустя, в Отечественную 1941—1945 годов — нет. Более того: уже подвезены снаряды, вообще боеприпасы, налажено снабжение фронта и тыла и вот, тебе всеобщий дурман: «Ваше величество отрекайтесь!» И отрекся в пользу брата, Михаила. А Михаила-то и не спросили, — примет ли он на себя тяжкое бремя самодержавной власти. Он — не принял, отказался под явным давлением… Все было разыграно как по нотам, создается шаткое временное правительство и, таким образом достигается та цель, которой так желали немцы, наши противники, именно перед решительным сражением, которое должно решить судьбу войны, русская армия начинает разваливаться. И совершившее октябрьский переворот правительство большевиков во главе с Лениным заключает позорный и трагический для России Брестский мир. Обычно, в произошедшей в России катастрофе винят бывшую царицу, и Распутина. Это так, и, конечно, лучше бы было, если б на месте Александры Федоровны была женщина с умом Екатерины Великой… Тем не менее, при царе армия держала фронт и была дисциплина и нигде, в том числе и Петербурге не было и намека на голод! Ну, были небольшие и так понятные в войну очереди у булочных и не из-за недостатка хлеба, а из-за трудностей подвоза продовольствия ввиду сильных морозов. Вот в Германии да, был голод, и карточки, и Кайзер даже демонстративно получал солдатский паек. Что принесла революция России? Поражение и голод.

В гражданской войне, народ, восстав против власти кровавой большевиков, — не проявил, однако, упорства; кроме того, огромные массы народа сбила с толка большевистская демагогия… Но не сбила б, — будь у народа твердая Вера в Христа Спасителя и в святое Евангелие и в святую Русь. Из всех слоев народа сильней всего вера держалась в крестьянстве и Так перевелись богатыри на Святой Руси».

Значит не погибли вовсе, а может окаменели на время? И придет час заиграет вновь кровь в жилах могучего Ильи, и вскачет на коня своего Добрыня Никитич, и возьмется за меч Алеша Попович?! Россия ждет своих богатырей, что помогут ей в трудных борениях со смутой и иноземщиной.

Не пропадет народ. Невидимыми путями Бог ведет тебя, Многострадальная Россия!..

В Неделю жен-мироносиц

Христос Воскресе!

Движимые любовью к Своему Учителю жены-мироносицы первыми пошли ко гробу, опередив учеников. И что же: их женскому взору предстала пустая пещера, они увидели двух ангелов, сидящих у гроба, которые возвестили им о воскресении Господа Спасителя…

Вот уже почти 2000 лет эта правда веры возвещается роду человеческому. И этот день… можно назвать великим днем, днем жен-мироносиц. Не тем женским униженным, заплеванным, оскорбительным Днем 8 Марта, в который мир безумный кричит униженной женщине: «Вот твоя свобода, вот цель твоей жизни». Кричат и нам, мужчинам: «Пусть они отдохнут, повеселятся». Какой циничный, унизительный праздник. Вы, как и я, люди старого поколения, и подумайте: «А что он, этот надуманный праздник, дает для цели

жизни, и особенно для женской души?» Что он дает? Это было тогда еще. На работе пьянство поголовное, какие-то скромные вручающиеся подарки и какой-то льстивый, слащавый лозунг и слова. И идет она, советская женщина, бедная бедолага в свой дом, где ее никто не ждет, только дети, что-то несет в своей сумочке, прибитая горем жизни земной.

А вот наш праздник, праздник жен-мироносиц, он вдохновляет, он поддерживает, он укрепляет, он говорит: «Цель земной жизни женщины — проповедь о Христе-Спасителе» — Благовестие. Чтобы она, была всецело предана Богу, наша русская многострадальная страстотерпица, дочь России. Вот ее извечное назначение, вот ее святой, Богом начертанный путь земного бытия, вот почему ни одной женщине мира не дана та великая всемогущая, миру Запада непонятная, сила благодати. Почему мы, обманутые, униженные, оскорбленные жизнью, так радостно, терпеливо, без крика, как у тех обезумевших демонстрантов, несем крест за нашу Отчизну — за наших безумных мужей, отцов, дедов, тех, кто стремился разрушить православие, уничтожить Мать-Россию, святую Русь…

Все было направлено на то, чтобы именно убить в русской женщине веру, скромность, стыдливость, терпение, надежду не на человеческую, а на помощь Божию.

Все было направлено и все было сделано, чтобы обольстить этим грязным праздником прошлого, чтобы она забыла тысячелетнюю историю своего не земного, а Божественного назначения — проповедь о Христе, благовещение о вечности, и дать миру новых учеников веры и православия.

Этот величайший подвиг миру Запада не нравился и ныне не нравится. Вот почему они и влили, льют на нас всю нечисть той страшной музыки, той порнографии, того бесстыдства, в котором сами они осквернились, измазались, извозились в этой грязи лжи и нам несут ее с Запада. Мы их видим: и литературу, и передачи. Особенно-то нас с вами эта грязь нравственно не тронет, а наши дети, а наши внуки, девичья чистая неокрепшая душа? Она рвется к этой грязи и, не подчиняясь слезному обращению, плачу матерей, бабушек: «не ходите, не смотрите, не уходите», махнет небрежно на наши слова своим молодым, бегущим в никуда взором, и пошла…

До войны все было направлено на то, чтобы изничтожить советскую, тогда еще неокрепшую женщину. Это — красная косынка, кожаные куртки, сапоги, жизнь без семьи и прочее. И вот гром войны их заставил опомниться, оглянуться и, когда они видели, даже в нашем городе, как на их руках умирали дети, как они гибли от бомбежки, от голода, как беженцы в оккупацию, в холод, в голод тащили за руку 2-3-летних детей… Вот — плата, страшная, кровавая плата молоху бесовщины за то, что они, быть может, ходили в то время на танцы в храмы. Потому что тот вождизм всецело направлял на то, чтобы молодежь довоенная танцевала в церковных зданиях, в клубах. Это мы знаем по опыту, и вот наступила расплата.

Также и в послевоенное время: кто-то осмотрелся, кто-то оглянулся, кто-то вернулся, нашел дорогу в храм Божий, ко Христу. А кто-то говорил: «Ну, слава Богу, война закончилась, теперь станет легче жить» — а как легче жить, не понимая? «Забудем Бога, в храм ходить не будем. Будем зарабатывать пенсию». Этому я живой свидетель, это я слышал, служа в Никольском соборе. И опять плата — плата времен Брежнева, да и теперь. Нищенская пенсия и прочее, униженное, рабское положение бабушек. Что посеяли, то и пожали.

А тот, кто шел тогда за Богом, кто не взирая на всю обольстительную пропаганду шел ко Христу, тот ныне живет, радуется, торжествуя, и идет уже в свои 80 лет к вечному порогу жизни. Вот такова жизнь, таков путь каждой христианки, и особенно верующей женщины, женщины-мироносицы, женщины-благовестницы, женщины-крестоносицы, женщины, стойко стоящей за Православие Российское, не поддающейся, не бегущей на заплеванные стадионы, не слушающей лживую проповедь Запада, тех иностранцев, кто на непонятном языке кричит нам, что мы Христа не знаем. Мы что не умеем молиться? Что мы забыли Христа? Что у нас за эту 1000-летнюю историю не было Бога в жизни? Лезут, прутся, нагло вламываются в дом нашей души православной. Это ваш дочерний подвиг сказать: «Не слушайте, не ходите, не лезьте, не говорите. Вы поживите в тех условиях, в которых мы жили. А почему вы не желаете нас послушать: простую, духовно-грамотную русскую женщину, православную, как я вам скажу о Христе?» Не слушают, бесстыдно, молчаливо созерцают. Проникают в наше сознание, в нашу Русь, в наше положение. И никто мужественно не воскликнет, не закричит голосом правды православия. Потому что сами не знаете родную веру. Сами не посещаете храм Божий, сами не исполняете то церковное предписание дисциплины поста и молитвы. Так, что может сказать немой? А только кивком, соглашаясь, что он и глухой, и немой, и не слышит, и не понимает.

И вот, если так каждая дочь Православия, дочь России будет идти за Христом, твердо исповедуя свое православие, скажет своим ярким — а вы говорить умеете, наши русские женщины — словом правды, вся нечисть Запада отойдет. Вот этот бастион вашей молитвы, вашего слова правды Божией должен исходить из ваших уст, из вашего сердца, из вашего ума — благо, что на сегодня есть все условия, есть все возможности и поле деятельности. Именно за порогом храма защитить родную Святую Русь словом правды. Чтобы ощутили они это в сердце русской женщины, женщины-христианки. У нас время еще есть… И вот это, родные мои, надо хранить, надо нести, и чтобы мир Запада со своей ложью к нам не приближался, и вся ложь разбивалась о твердую броню православия, веры, крепости и терпения. Вот о чем говорит праздник, о чем мы так радостно возвещаем миру в славные дни святой Пасхи, когда наши уста говорят: «Христос воскресе!» — «Воистину Христос воскресе»! Вот так пусть каждая наша русская женщина возвещает великую силу правды Божией. Аминь.

Исцеление Капернаумского слепорожденного

Проповедь, сказанная прот. Василием Ермаковым 2-го февраля 2003 г. в храме прп. Серафима Саровского. Санкт-Петербург. Серафимовское кладбище

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

«Что ты хочешь»? Это самый главный вопрос, с которым обращается человечество к Богу. С которым к нам обращаются люди, когда мы верующие ходим в храм Божий. И люди далеко стоящие от Бога, к нам обращаются и кричат: «Что ты хочешь от Бога? Что ты к Нему обращаешься? Что ты в нем ищешь? Что ты хочешь?»

«Что ты хочешь»? С таким вопросом во времена земной жизни нашего Спасителя обратился Капернаумский слепой, который сидел у дороги, как человек обошедший жизнью слепорожденный, и он искал помощи у людей. И когда он услышал, что идет Спаситель мира, то он к Нему обратился с вопросами: «Господи! Да прозрю»! Спаситель его спросил, перед тем как оказать чудо помощи: «Что ты хочешь»?

— «Да прозрю»! Он получил от Бога просимое. Слово, сказанное из сердца Христа Спасителя — оно дало яркий пример как Господь исполняет слово с верою просимого человека на земле, особенно в его страданиях. Надо знать нам и помнить, что Бог всегда рядом с нами, когда мы находимся в скорбях. Он рядом, а мы — далеко стоящие от Бога, как в наше время — забывшие Бога, не хотящие к Нему обратиться, полагаемся на свои слабые силы человеческие. И когда нам от скорби житейской станет очень трудно, вот тогда-то мы и вспомним Бога, вот тогда обратимся, вот тогда в нашем сознании проявится великая мысль: «Что ты хочешь у Бога? Что ты хочешь просить у Христа?» Я вам сегодня приведу вами не знаемый, но мною переживаемый пример из жизни. Сегодня 60 лет назад я живой свидетель того страшного времени, закончилась Сталинградская битва. И сейчас, Слава Богу, нам показывают правдивую кинохронику. И вот вчера я посмотрел, и мне было очень интересно знать; знал бомбежки, знал уличные бои, знал переходы улиц из рук в руки то нашим то немцам. И вот, одна выступает, а ей, было, пять лет — воспоминания страшной прошлой своей жизни. Ведь поймите глубоко, что тогда вся советская администрация Сталинграда, не вывезла детей за Волгу. Она думала о том как перевезти все продукты — муку скот, когда немцы шли страшным шагом вперед, она хотела их переправить за Волгу, но всё сгинуло в Волге. Немцы разбомбили всё. Осталось население — женщины и дети. Где они и прятались в этих траншеях, погребах. И вот, одна из них вчера говорит: «Это было очень радостно». Когда уже три недели бомбили немцы со всей жестокостью. А что такое налет авиации — вам не понять, вы не переживали. И она говорит: «Находясь в подвале, все молились». Как и мы в то страшное время. «И я, в свои пять лет, быстро выучила Отче наш». И вот за эти молитвы, что она обращалась к Господу: «Спаси и Сохрани нас»! Ведь детей погибло около сорока тысяч. Это очень страшно и много. Более того, ведь нас там оставили там тогда на произвол судьбы. Сгорел эшелон с консервами — поставили «чекистов», чтобы население не брало консервы с разбитого эшелона. Была кондитерская фабрика, отдайте населению песок, что там конфеты патоку. Всё немцы разбомбили, сгорело. Всё в чины попалось. Но люди там ходили, как знаете, всем есть хочется.

Эта капелька той жестокости «советчины», которую мы пережили. Но я вам говорю, что-то время по настоящему было, что в страшную минуту вставал вопрос: «Что ты хочешь»?

— «Господи, только бы не убило меня, только не ранило бы Господи, мне больше ничего не надо от Тебя». И вот это живые свидетели того страшного времени. Они говорят, что они испытали в детстве и как они нашли Бога. Как они к Нему и обратились. Вот так, вспоминая страшное прошлое России, нам на сегодня поколению Россиян и надо научиться обращаться к Богу: «Что Ты хочешь»? Я что хочу, молюсь у Бога. Чтобы Господь укрепил нас в вере. Чтобы Господь спас нашу Россию. Чтобы Господь повернул людей лицом, а не спиной к Богу. Тех, кто еще самочинно уничтожает, предавая Мать-Россию сектантами и своей грязной человеческой жизнью. Вот о чем нам надо сегодня просить у Бога помощи, подкрепления, оздоровления нашего общества. Чтобы люди лицом повернулись к Богу, чтобы не были слепорожденными слепыми, которые бродят по улицам жизни, которые спотыкаются об соблазны земного бытия, которые считают нормой своей жизни, повеселиться, убить, ограбить, унизить человека и радоваться: «смотрите, я получил всё для своего тела, за слезы мною совершенного преступления». Радость мимолетного бытия: «я получил». А кто платить будет? Кто будет рассчитываться пред Богом, перед историей за все свои злодеяния. Об этом, увы, не думают. И не хотят и не желают думать о том, что за всё надо платить. Как платило наше поколение 20-х годов за те зверства, который совершил наш народ сознательно, озверевши на Бога, на тех, кто жил немного выше, тех «великих голодранцев», которые тогда еще не хотели ни работать, ни трудится. А так, смотрели в небо и в дали, когда манна снисподет в их рот. А когда пришло это страшное время, они первые подняли свою руку, свои стремления, свою зависть на тех, кто жил, чуть-чуть богаче.

Как и теперь. Вы сами знаете, чуть-чуть мы трудимся, что-то есть у нас. К вам слетаются окружающие и стремятся выудить ту лишнюю копеечку. Вас обольщают, говоря: «ну помоги мне, я тебе отдам». Увы, это пропавшая отдача, потому что люди очень жестокие и никогда ничего не вернут. Потому что нет Бога, нет совести, нет понятия того, что такое грех, что такое страшное преступление — обидеть ближнего. Не сознавая того, а кому это пойдет, как это обернется мне, так оно и вернется. Не понимают люди. Они хотят, живя на земле, получить от Бога то, что им не надо. И почему сегодня нам говорят люди, далеко отошедшие от Бога: «Вот вы молитесь, а Бог вам не дает. Вы просите, а какие вы униженные, оскорбленные. Где ваш Бог?»

Да мы не кричим, мы не орем, мы не говорим о той радости души, о радости нашей земной жизни, что нам Бог дарует. Мы молчали 60 лет о том, как Бог нас хранил в ту страшную Сталинградскую битву. Никто не поверил бы. Сказал бы: «но это случайно, но это так тебе надо». Всё это «говорильня» человеческая. А надо пережить и тогда понять, что такое Божья помощь, когда смерть находится в одном миллиметре от тебя. Вот тогда поймешь. Вот тогда осознаешь, что есть Бог. А скажи людям не пережившим подобных мук, страданий и горя, они не поймут. И когда мы сегодня молимся, обращаемся к Богу, чтобы Бог нам даровал свою крепость, даровал потребную для нашей жизни меру зла. Этого не понять. Не понять того, что мы прозреваем, не понять того, что мы видим Бога, не понять того, что вчера мы были униженные оскорбленные, а сегодня в радости духовного и телесного здравия. Мы молим Бога, и Бог нам помог. Непонятно им, ответ у них один — случайность, так уж надо, наверное, забывая о том, какой ценой, каких сил нам было необходимо с верою вложить, обращаясь к Богу за помощью, чтобы Бог нам помог. Им не понять. К сожалению, мы только видим, что есть у нас, а какой ценой в прошлом мы подошли к Богу. Мы получили просимое у Бога. Это понять никто не хочет, да и не поймет до того страшного момента жизни, когда Господь за его безбожество, пошлет подобное испытание. В нашу прошлую войну, не все вышли верующими, там не было сказано о том, что вот они за полгода привозили икону к Сталинградской битве, служили там священники. Где там быть? Там пальцем не встать было. Какая там икона? Вот будет сегодня еще продолжение, посмотрите — документальная эпопея Сталинградской битвы, вы увидите. Ведь тогда там не было ни одного храма, а люди-то еще то поколение. Оно знало Бога, не отказалось. И когда было через край горе — они обратились к Богу, как обратился этот евангельский слепой, прося благодатной помощи.

И невольно, когда слышишь это евангельское благовестие, встает яркий ответ на нашу молитву, на наше живое обращение к Богу, когда в нашем сознании возникает вопрос, когда мы идем в Церковь Божью: «Что ты хочешь»? А я хочу, чтобы Господь мне даровал здоровье, духовную крепость, радость молитвы, спокойствие семейного бытия. А всё остальное житейское, оно приложится каждому из нас. Вот так родные мои надо ходить к Богу, обращаться к Богу, ходить в Церковь Божью. Просить у Бога надо. А что Он нам дарует — это Его Святая воля. Но чем глубже скорбь, тем ближе Бог. Это надо знать. Это надо знать также из истории, а я вам капельку напомнил 60-тилетнии трагедии нашей Родины. А таких было очень много. Пока мы дошли до Берлина, сколько положили всего всего? Не за что, не про что, не для чего. И что нам надо в это сегодняйшее, труднейшее время нашего бытия земного. Чтоб Господь нас укрепил в вере, укрепил в вере и благочестии, чтобы мы не были предателями нашей православной веры. Не уходили в страну далече, а то, что дома, зная, понимая, чувствуя и созерцая великую силу благодатной помощи. Знайте, каждый из нас идее к Богу за помощью, а Господь по вере нашей, по молитве нашей, по нашему обращению дарует всё необходимое и для души и самое главное и для нашего тела. Господь ждет нас, когда мы — «земные слепцы» обратимся с верой к Богу за Его благодатной помощью.

Аминь

С праздником вас поздравляю дорогие мои! Имейте крепкую веру и просите. Бог всё дарует!

Притча о блудном сыне

Проповедь, сказанная прот. Василием Ермаковым 23 февраля 2003 г. в храме прп. Серафима Саровского на Серафимовском кладбище. Санкт-Петербург

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

«Дай мне часть твоего имущества, я уже вырос, я уже хочу и желаю жить свободно»! С таким дерзновением, требовательностью обратился сын к своему отцу. Чтобы дал ему право и дал имущественную почву жить, так как я хочу, как мне желательно, как я думаю и как я без совета старших, особенно отеческого взора, я построю своё благополучие. Об этом говорит сегодняшнее Евангелие в своём благовести о блудном сыне. Это было 2000 лет назад и человечество устами нашего Господа Иисуса Христа предупреждает грядущее молодое поколение, чтобы не имели право дерзновенно требовать у родителей «дай мне, отдай мне». А что они положили на алтарь семьи? Да ничего. А какой же вывод из этого беспутного требования произошло в жизни предавшего отца сына? Да, опыта не имеет, все, что ему было дано — размотал, в своей лёгкой свободной жизни, потому что вы сами знаете, когда есть у человека друга деньги — все слетаются, все клянутся, все обещают: «мы тебе верны до гроба». Всё промоталось, всё прогулялось, всё пропилось, всё проболталось, и он остался у «разбитого корыта», как и остался этот сын, когда наступил голод. Он прочувствовал: «что же я сотворил, что я сделал»? Когда в той стране, где он был, ему даже не давали питаться тем кормом свиней. Вот это горе заставило человека одуматься о беспутном своём поступке. Он вспомнил ту радость, ту любовь, то общение в семье, когда был облагорожен вниманием отцовским. Нет, гордость «дай мне». Он получил по заслугам. И невольно, я всегда вам напоминаю в ваших слезах материнских, отцовских, когда также ваши дети на сегодня ничего не заработав, ничего не сделав для благополучия семьи, они требуют: «ты мне папа, мама дай, дай, дай…, а я хочу, хочу, хочу, буду жить как мне удобно»… И есть из вас родители, вместо того, чтобы оградить это дерзновенное требование «остепенись, погляди, подумай», как говориться «дать по рукам», чтобы эта «лапа мохнатая» к вашим возможностям маленьким малюсеньким на сегодня. А вы поощряете, вы поощряете своих дочерей, кричащих: «а ты мне мама дай, модную одежду, дай мне право ходить на дискотеку, дай мне право на деньги», в шестой класс пошла, а уже курит и прочая, прочая… «А ты мне мама дай»! А мама то не путёвая, и из своих скудных щедрот отстёгивает. А потом что? Слёзы. Потом что? Скорби. Потом что? Болячки, полученные этими неразумными, заблудшими детьми наших дней и нашего времени. Здесь требуется, и уговорить, а самое главное проявить власть родительскую, нет? И вспомнить свою жизнь молодецкую.

Вы дети послевоенного времени. Как вы поднимались, как вас растили ваши родители, как они вас учили, о чём они вас наставляли. Ведь это было трудное время 50-х домов, пол века назад. Это было время очень сложное. И всё-таки большинство родителей того времени, они удерживали ваши порывы фальшивого, телодушеубийственного счастья вокруг. Тогда были после войны свои пороки, свои грехи, своё желание и как было, кто-то повыше стоял в экономической возможности как-то секретари, как-то военные, что повыше. Они имели больше возможностей дать детям более современный уход и отношение. И одежонка была получше и харчи были получше и модные тогда ещё технические данные. Вот они и требовали «дай мне». А посмотрите на своих сверстников, сверстниц, что они получили из этого требования? Что они счастливее вас? Что они богаче вас? Что они могущественнее вас? Болячки, семейные несчастья. Поколение ваше — болячки на каждом шагу. Вот они и получили сполна всё, что они хотели получить в жизни. На примере этого отца. Он не стал уговаривать сына: «подожди, подрасти, подумай, раз ты рвешься вперед — закуси удела, иди и получи». Я думаю, что он предупреждал: «а ладно отец ты не знаешь нашей жизни как оно сегодня», вам так сегодня часто говорят: «вы не модные люди наших дней, вы не так живёте, вы не так думаете, вы не то говорите, вы не тем интересуетесь, вот наше дело молодецкое». А вывод, вы посмотрите. Что они счастливы в жизни без Бога, в жизни без души, заботясь о теле, о том, чтобы она росла, забросив душу на задворки жизни. Они и получили и получают. Они и будут получать, если сегодня, вы родители, сами, заглянув в прошлое своей жизни, не можете, а вы обязаны одёрнуть зарвавшихся ваших детей, потому что, судя по письмам, вам очень сегодня трудно, потому что мешают бабушки, мешают больше отцы, матери воспитать достойным образом людей жизни — русских христианок, православных людей. Мешают. Сами не прошли всю эту дорогу трудной жизни. Ведь она — жизнь, без испытаний, без искушений, без страданий не обходиться и не одного человека земли оно не оставит без своего напоминания в болячках и страданиях о том, что есть иная жизнь, есть иное бытие, есть иное вечное счастье жизни — жизнь в Боге, в Вере, в молитве. Вот это жизнь человеческая и я вам говорю и напоминаю. Поставить нас с вами справа как мы живём и на внешний взгляд того: «ах вы, какие непутёвые». Вы живёте, у вас нет той радости как они говорят, у вас нет материального блага, у вас нет тех богатств, которые они имеют. А вопрос стоит: «до какого момента, доколе, доколе всё это будет продолжаться»? Бог есть, Бог всё видит. И во время, когда они ожидают грозы, наступает это время испытаний, время отсчёта того, как жили, то и получите. И не надо винить Бога в том, что со мной случилось. Но опять, Церковь предупреждает, она нам говорит с примером своей Российской тысячелетней истории: «Смотрите Россияне, цель жизни в Боге, цель жизни в покаянии, цель жизни в живом обращении к нашему Творцу»! Вот почему и накануне подвига Поста Великого, нам Церковь преподносит эту притчу о том, как надо жить, куда надо стремиться, кого не надо предавать, где искать утешения, радости, помощи. У Отца Небесного, в Отчем Доме — Храме Господнем и в том покаянном чувстве, когда человек спотыкнулся, то сказал сын: «Я согрешил на Небо и Пред Тобою»! На Небо и пред Тобою — вот искренние чувства раскаяния. Человек получил, как говориться «по полной программе», все, что он искал, ведь он сам виноват. Не виноваты ни отец, ни время, предупреждали, говорили сегодня. Мы сами виноваты. Не надо винить общество, что виноваты мы, виновато правительство, виноваты люди. Мы сами, потому что, зная, понимая, сознавая, что есть иная жизнь, надо этой дорогой и идти. А не быть, говоря себе: «мы сильные мира сего, нам всё дозволено». Законом вседозволенности жить не будешь. Бог найдёт, Бог поставит всё на место, Бог управит, но только не надо биться головой о стену, говоря: «а какой я несчастный, несчастная, почему мне в жизни не везёт». А я вот и скажу из исповеди; полистаешь немного-то книгу вашей жизни и увидишь, как вы жили в своём молодецком возрасте: «дай мне, что я хочу, я хочу, дай мне». И ценой не только слов, но ценой убийств, ценой ограбления квартир, ценой воровства денег у пенсионерки и последней её пенсии, ценой того, чтобы сорвать какие-то железки в ушах. Ты сам избрал путь наказания, путь страданий, путь, где травить надо «тюремную баланду». Так не плачьте, не говорите, не пишите писем «помогите, дайте». Вы родители, я проезжаю мимо «Крестов» (тюрьма в Питере) и вижу; несёте на горбу — «передайте передачу». А что сынок-то натворил, что он сделал, что он не знал, что за всё надо платить? Ах, я хочу жить как мне удобно — получите.

Я получаю много писем и пишу в ответ: «вы знали, когда шли в пылу молодецкой гордости, убивая, грабя нас россиян — получите. И писать и плакаться не надо. Не надо, потому что вы не хотели придти в свете Божественной правды и увидеть, как надо жить». А ребята молодецкие-то были. Всё было дано и головка и руки и возможности. Нет, этого мало. Ну, получите! Так вот мои дорогие, я даю вам ответ на ваш скорбный, печальный, крестный путь ваших детей, когда они вас предают. Когда сегодня мне говорят о том, что «я тебя выкину с квартиры на улицу, если ты мне не отдашь какую-то свою часть. Не отдашь, я тебе стакан холодной воды не дам». И как она может говорить такое. Потому что ещё не испытала. А палка о двух концах. Бьёт не только того, кто на нас всё поднимает, но и того, кто её держит. Это надо знать твёрдо. Поэтому вы не ревите, вы не плачьте, вы не говорите о том, что Бог нас забыл. Как можно подумать о том, что обращаются, вот помолись за внука, а внук эту бабушку то выгнал, ему молитва не нужна. Я отвечаю: «Анечка, Лизонька ты иди за меня поучись десять лет, а я аттестат получу». Всё самому надо делать. А не на кого-то на чужие плечи возлагать непосильное бремя. Всё надо делать самому. И поэтому, вам ответ повторяю простой: «Позабудешь Бога — потеряешь стыд»! Забыли Бога — получите во всей программе, всё, что совершается нехорошее. Но ушедшего сына семья, не пострадала, там остался старший брат, он обиделся, что так ярко его принял отец, но сказал, что есть твоё, тебе и останется. И поэтому, мой совет вам отцовский, духовный, дедовский, это первое — молитва, второе — родители — не потакайте страстям детей, не давайте им игры компьютерные, не давайте дискотеку. Учиться, так учиться. Но вместе с тем и скажите: «найдите дорогу в Храм Божий, идите со мной! Бог просветит, Бог освятит все закоулки вашего сознания»! Расскажите им личный опыт вашей жизни, всё, что у вас имеется это чуть-чуть немного, а от того униженного труда, как вы трудились, пахали на советскую власть и брали крохи. И ещё будут они требовать «дай мне состояние, дай мне мама. Ты обязана, смотри другие»! Не поддаться обману и всегда надо помнить о том, что только через покаяние, через живое обращение к Богу. Человек получит, как получил его отцовский этот распутный сын. Дети, если они вернуться к Богу.

Так вот мои дорогие подумайте, решите и вы не говорите о том, что вас не учили, что вы не знаете как надо вести себя, как надо жить. И самое главное, всегда надо спросить бывалых, опытных, хороших людей в жизни, чтобы они наставили на правильный путь в вашей жизни в это наше трудное, злое, жестокое время, когда заповедь «чти отца и мать» не почитается, когда идёт борьба давать ей основу православия или не давать и прочая. Учить ли наших детей сегодня «обломовкой» или не учить — идёт битва. От нас требуется материнская молитва, вера в помощь и чтоб Господь сохранил, если вы желаете, маленькое, мизерное благополучие своих детей. Помните, они страдают и вы будете страдать. Почему безвременно вы уходите из этой жизни, почему безвременно морщины пробежали по вашему личику. Бьют крепко нас — непослушание. А в чём-то есть наша вина. И поэтому надо просить, надо молиться, а Господь также приведёт, спасёт и поддержит на вашем трудном пути. Битва за счастье своих детей!

Аминь.

С праздником вас! Пусть Господь вам поможет!

Наставление в день памяти сщмч. Гермогена, патриарха Московского и всея России, Чудотворца

Наставление, сказанное прот. Василием Ермаковым 2-го марта 2003 г. в храме прп. Серафима Саровского, Серафимовское кладбище. Санкт-Петербург

Дорогие мои! Для нас Россиян на сегодня, когда мы в этом мире человеческом остались одни, брошенные теми народами, с которыми мы жили, как-то с Украиной 350 лет вместе и прочими народами. И когда наступило время испытаний в 1991 году за кем идти, за Россией или отойти, они отошли. Но это дело политиков, дело людей, но мы не растерялись, мы за это десятилетие по молитвам нас — русских верующих людей мы не допустили гражданской войны 3 октября 1993 года. Мы не дали разгуляться братоубийственной бойне 20 августа 1991 года. Мы молились, потому что люди, пришедшие к власти, они думали не о народе, а своем благополучии. Поэтому, в это сложное время мы видим то, что Православный Русский народ, он не забыл свою веру. Она была загнана теми страшными людьми прошлого, и когда наступил критический момент — быть гражданской войне или не быть, народ не подался на этот обман. Я по своей жизни, а мне Бог судил долго прожить. И я сам черпал великие духовные силы Православия в молитве, в Храме Божьем, в общении с большими людьми. Я прошел всю войну, и я как священник служил при советской власти 50 лет верой, правдой, никогда не смущался, никогда ни кого не боялся, а всегда говорил и призывал народ Российский, тогда еще советский — станьте ближе к Богу! И Бог вам поможет во всех путях.

И я верю, что не много еще, чуть-чуть пройдут вот эти греховные, жестокие стремления Россиян, за счет ближних обогатиться, за счет ближних что-то получить. На жестокости мы жить не будем. Все эти ничтожные элементы, как ненужные отваляться от древа Российской жизни и Россия поднимется и обязательно засияет той духовной силой и физической мощью, поэтому Православие живет, жило и будет жить в сознании Россиян. Пусть будет нас мало, но мы совершим великое дело — возрождение нашей России, Матери России — Святой Руси. Православие на сегодня, когда мы вот-вот немного, скоро будем праздновать 300-летие основания Петербурга, можно немного оглянуться в прошлое и увидеть, то, что северная столица, северная Пальмира, она блистала красотой города. Здесь была краса дворцов, парков и красота была Храмов, которые, когда наступило время новой власти большевизма, они подняли руку на самое главное, самое дорогое для русского человека Храма Божьего, считая, что уже власть наша с 1917 года и уже Церкви не нужны, как и священники, а священники это совесть народа. Они много Храмов порушили, бесценных в историческом плане, как это Троицкий Храм — первый Храм Петропавловской крепости. Разрушили, зачем? И особенно мне очень больно не видеть пока еще стоящую часовню, где стоял в устье Невы Храм Спаса на водах, построенный на деньги участников русско-японской войны и когда в 1932 году его взорвали по личному приказу Кирова и мне говорили, и я встречался с теми людьми и было написано в книгах. Они пришли к нему в Смольный, встали на колени, те защитники России матросы, кто был в японском плену, обняв его сапоги: «Сергей Миронович! Не разрушайте Храм»! Где было написано четыре тысячи погибших имен. Их Церковь поминала, за них молилась, ведь это величайший святой бессмертный подвиг Русского Православного воина. Они знали, что шли на смерть, но понимали, что подвиг их бессмертен.

И вот, стремление той власти, а они ведь очень много нанесли урона духовной жизни нашего города. Но, смотря в прошлое, за всё они поплатились. Кто поднимал руку на святыню? Блокада всё сказала. За молитвы верующих, Господь сохранил и не пустил в город немцев, чтобы не топтали своим сапогом с подбитыми гвоздями нашу землю. У них был план в ресторане «Астория» отпраздновать победу над городом, увы, не вышло. Они не учли дух Русского человека. И хотя мы встретили блокаду в безбожном состоянии, потому что Храмов было только около восьми по всему Ленинграду и я, прибыв сюда после войны через год и месяц, я спрашивал, как они выжили в блокаду. Только молитвой в Никольском соборе, в Владимирском соборе, в Преображенском, а остальные Храмы были все закрыты. Была только Опта открыта. И было очень много народа, посещающего Храмы и Патриарх Алексий Первый, он всегда ходил здесь с иконой Николая Чудотворца вокруг Никольского собора. Как теперь идут провокационные свидетельства о том, что якобы Ленинградское духовенство подняло икону Казанской Божией Матери и пошло к фронту. Я спрашиваю, на какой участок? Где немцы вас встретили? Забывая о том, что я всех священников знаю. Ни в одной книжке не было разговора об этом. Это ведь был комендантский час, голодный. Это война, это не игра в свободное время. И потом, если нам запрещено ходить с крестным ходом даже на Пасху, только в некоторых храмах «со скрипом» нам разрешали, то поймите правильно и основательно. Никто нас не допустил бы, чтобы мы совершили крестный ход. Опять пробуждение Православия, опять за дело поднимаются недобитые элементы русских людей. Зачем, это не надо было коммунистам, никто бы это не допустил бы.

И поэтому мы встречаем обновленный 300-летием город — северную Пальмиру, Храмы открыты, всё это блестит, всё это напоминает русскому человеку о величии прошлого, хотя нам от прошлого осталось со времен коммунизма, полуразрушенные Храмы. Страшно смотреть на Казанский собор, на Исаакиевский, даже ангел, и тот не мог долго сидеть, и свалился с Петропавловской крепости, потребовал ремонта, смыть с него все грехи, поэтому, Слава Богу, что наступило спокойное, свободное и золотое время. И мы торжественно отметим этот праздник, и пусть мир запада видит, смотрите Русь жива, и она будет жить. Мы встречаем в объятиях большой души Русского человека молитвой в Храме. Для нас, Русских людей, для нас Православной России икона — это всё в нашей жизни. Здесь является духовное могущество нашей Родины и святость души Русского человека. Вы знаете, сами, Россия называется домом Богородицы. Почему? Потому что, у нас Храмов было построено множество в честь иконы Божией Матери: Успения, Казанской, Владимирской и прочие и прочие. Люди тянулись к иконам, они получали утешение. Это было живое напоминание неба на земле. Я молюсь образу, я вижу Спасителя как живого перед своим взором или же Пречистой Божией Матери, когда к ней молюсь. Она со мной рядом, я ей поведаю печали, радости, скорби, особенно прошу помощи. Поймите, в 1612 году, когда было трудно России, когда в Кремле сидели западные оккупанты в лице польско-литовских интервентов, тогда собралась народная совесть, народное ополчение Минин и Пожарский и с Казанской иконой их встречал народ. С иконой Смоленской Божией Матери встречал Кутузов Наполеона на Бородинском поле. Поймите, для нас икона это всё. Это Бог с нами! Вот еще, поэтому и самое главное в прошлом, весь удар уничтожения России был направлен на сжигание всех икон. Мы много потеряли чудотворных святых икон, как-то потеряли Успение Божией Матери в Киево-Печерской Лавре, которая опускалась всегда для молитвы. Да много, много…

Это сторона чисто этическая, а духовная: Матерь Божия нас оставила до времени. Вот почему в 1917 году явилась икона Державной Божией Матери, и всегда к ней обращались со словами: «Матерь Божия, Спаси Землю Русскую»! Почему Курско-Коренной иконы Божией Матери Знамение. Я бываю в Курске, но нам запад пока не отдает её, но отдаст, нашу Тихвинскую чудотворную икону в Тихвинском монастыре. А понять, что такое они чудотворные, это надо быть Православным, надо любить Храм Божий, надо любить наши иконы, не как картины, а как святыню — святыню Русской души. Поэтому Русский человек без иконы, без креста — это живой манекен. Ему ничего не надо. Поэтому нам так и хотели сделать человекообожение. Нам вешали туда «ангелочка-октябренка», нам говорили: «идите посмотрите Ильича в мавзолее» и мне говорила, что «я занимала с трёх часов ночи очередь помолиться, видела Ленина». А ей, что тебе Ленин дал? А я вот молюсь иконе. Что мне икона дала? Радость, утешение и Бога заступничество. И даже вспоминая войну, вспоминая свое пребывание в лагере под Таллиным, во всех семьях были иконы, особенно Тихвинской, Казанской. У нас с собой была Тихвинская избавительница. Для нас икона это всё. Мы в них черпаем силу.

Вы поймите, живое слово, оно живо доходит до сердца молящихся, тех, кто уже вмолился, воцерковился, кто пришел, кто посмотрел. Почему же у нас сегодня возмущаются, когда поют под «фанеру-то». Так, опять «фанерщик» приехал. Т.е. не надо народ обманывать, а дайте живое слово песнопений. Как в эстраде артистам, вот под фанеру выступали бы кто-нибудь, например наши певцы Вадим Козин, Печковский, чтобы им сказали: «да пошел ты вон». А как же я могу Бога славить, механически? Это нельзя России, надо дать живое слово. Вы сами сегодня слышали как мощно, от души исполняет хор, и почему всегда все композиторы от души всегда писали музыку для хора, а не для оркестра. Мы можем послушать, так бывает Чайковского Литургию с оркестром, и то всё время просим: «дайте живое слово». Это необходимо. Очень плодотворно, очень благодатно, она влияет на душу человека. Повторяю, тем, кто пришел, мы ходили на хоратор Свешникова, то же хор и он пел живое слово, по «фанеру то пели они»? Это при моей памяти. А это так сказать Игорь Моисеев танцует не под «фанеру» нет тоже живое слово, а хор Пятницкого не под «фанеру» поют. Живое слово надо и тогда дело пойдет во всех отношениях.

В этом году приближается столетие прославления великого молитвенника печальника Русской земли Преподобного Отца Серафима Саровского. Это великое торжество, великая радость того, что Русские люди могут к нему обратиться. Ведь в прошлом, начиная с 20-х годов, когда по личному указанию Ленина было произведено осквернение мощей бедного угодника Божьего. Куда только не гоняли из Сарова, и в Москву и еще куда-то. И только сюда они попали в Ленинград и загнали бедного угодника Божьего в какой-то непонятный музей, но умный человек нашелся и завернул его, он то раб Божий и там было написано, чтобы никто из злопыхателей его не уничтожил. Мы сколько потеряли мощей? Русские люди, сколько они над ними издевались? Но Бог, то есть, и мы их обрели и они вернулись туда, где им нужно находиться и Русский человек, воспитанный в стиле безбожия прошлого, он идет сегодня на поезде, на автобусе, на своих машинах в Дивеево, чтобы поклониться благодатным мощам нашего великого угодника Божьего. Я сам был там, там находился, поэтому для нас угодник Божий это всё. Серафим Саровский. С какой любовью его почитают, с какой любовью к нему обращаются все Россияне. Сегодня нет, я скажу откровенно, ни одного дома, чтобы там не было образа Серафима Саровского, чтобы в доме, квартире, не было акафиста. Ну, вот русский очень чтит его, всей своей душой, всем своим сердцем и для нас это является свидетельством того, что именно Бог и угодники Божьи любят Россию. Они охраняют нас своими молитвами перед Богом. Это надо понимать, а чтобы это прочувствовать, надо молиться и пережить встречу в Храме Божием в молитве с нашими Русскими угодниками Божьими. Вы увидите 1-го, 2-августа, какое будет торжество. Но и мы будем праздновать, праздник не пройдет мимо нас Храма Преподобного Серафима Саровского. Вы сами видели, сколько там богомольцев, идут они помолиться угоднику Божию.

Торжество Православия

Проповедь, сказанная прот. Василием Ермаковым, 16 марта 2003 года в храме прп. Серафима Саровского на Серафимовском кладбище. Санкт-Петербург

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Бог не скрыл от человечества, когда Он сотворил нас по своему Божественному слову, нам даровал рай, где жили Адам и Ева, где они прекрасно знали языки зверей. Нам непонятно на каком языке говорила Ева со змеем. Значит, что-то наговорила, коль они там торговались там, как её обмануть то. И вот они согрешили. Бог сказал, что наступит время, что в мир явится Христос Спаситель. Уже 2000 лет в первый воскресный день подвига Поста великого, Церковь нам и раскрывает всю великую, Божественную личность Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа. Она говорит устами евангелиста Иоанна Богослова, повествующему о том, как апостол Андрей Первозванный сказал апостолу Симону Петру, что мы нашли Спасителя Мессию, о котором говорили пророки. Он сказал Филиппу, а Филипп сказал Нафанаилу, что мы нашли Мессию. И он сказал: «Ты иди и сам убедись-приди и виждь и посмотри, что он действительно тот, кого так долго ожидало человечество». Он пришёл, увидел и сказал: «Ты воистину Христос»! Так и сегодня в этот день из поколения в поколение Церковь зовёт человечество, также после первой седмицы Великого Поста: «приди и виждь». Посмотри, вошедший в Храм Божий человек, чем мы живём, как мы торжествуем, как мы молимся, как мы прославляем Бога в своей жизни и что нас встречает каждого, входящего в Дом Божий. «Приди и виждь», посмотри горящие лампадки, прекрасной живописи иконы великих угодников Божьих, смотрящих на нас. На кого с радостью, на кого с укоризною, в зависимости от степени Веры, от того состояния духовного, то зачем пришёл и что он желает видеть. Вы поймите меня правильно, в Храм заходят очень многие, заходят подчёркиваю, поставить свечу, записку положить, отслужить панихиду вспомнить своих умерших, своих почивших родителей, как раз годовщина. И забегут в горе, но они не видят той святости, того Духа благодати Небесной, который находится в Храме Божьем. Не видят. А люди-то они взрослые, люди должны понимать, а более того, если у них есть в голове сознание, понятие того, как, особенно на сегодня, почему же, когда мы в этот день вспоминаем догмы иконопочитания, когда было время в 7-м веке люди также сказали «иконы нам не нужны — это идолопоклонство, давайте жить без икон». А когда у всех иконы были дома, люди молились и вдруг нашлись такие «отщепенцы», что это не надо. Подумали, поразмыслили головой и решили, что не надо. И сколько наша Церковь потеряла икон — плодотворных, живодейственных.

Вот такая картина была и есть и на сегодня остается в нашей России, с нашей Православной Верой. Находятся новые богоборцы, кощунники. Вот они пришли в Церковь, осмотрелись, оглянулись и сказали «нет, икон не надо это является идолом». Как же русский человек, воспитанный в тысячелетней истории Православной Веры, вдруг он поднимает свой голос, о том, что мы с вами тысячу лет оказывается, не так молились, не тому кланялись, не к тому обращались не те угодники Божии нам помогали. Откуда эти новоиспеченные людишки? Кто их воспитал, на чью мельницу они льют воду? А вот, совершился переворот в нашей жизни, рухнула система 20-го века коммунистическая, которая также от нас отняла Храмы, сжигала также иконы, срывала крест на груди, уничтожила святые книги и сказала: «живите без Бога — это идолопоклонство». Мы это уже проходили. И вот когда наступила пресловутая свобода и когда их запада всё потекло, полилась нам изобильно эта грязь во имя угождения западу, американцам. Это наши сектанты, наши иеговисты, пятидесятники, все кто кричит, суёт нам опытным людям в Вере Библию. Мы живём по Библии, а там написано, что почитать идолов нельзя. Вопрос. Когда эта книга писалась? Кому она писалась? Для чего она писалась? И вопрос. А каких идолах идёт речь? Когда еврейский народ пошёл в землю обетованную, там были и язычники и чтобы уберечь ум и душу избранного народа, Моисей запрещал делать подобные кумиры, глядя, как совершают службу и молятся их окружающие люди. Это было идолослужение. И вот, чтобы душа не загрязнилась, он запретил. А когда он пошёл на Синай, вы там бывали, где находится монастырь Великомученицы Екатерины. Он пошёл туда, Господь даровал ему скрижали Завета. Он спустился с Синая, а тут новоизбранный израильский народ говорит уже, что нет Моисея, нет вождя — они сделали себе кумира — медного змея. Он тогда в гневе разбил эти скрижали, и мы не знаем, где они находятся. Вот о чём речь ведётся в Святой Библии о тех.

Как и мы с вами говорим сегодня: «не надо нам кумиров, в 20-м веке были кумиры. Кумир вождь, вожди — совесть народа. Ленин, Сталин». Вы видели всё политбюро, ЦК увешаны портретами. Вот это был культ идолослужения. Богу молиться не надо, Храмы вам не нужны, а уж наших людей славьте, «обожайте». Вот было настоящее 75-летнее идолослужение. Вот это идолослужение, вот этот идол — он остался в сознании нас советских людей. Они рванули в Церковь неукреплённые в Вере, нас опытных, бывалых не послушали, а тут нам американцы подбросили свою веру. Икон не надо, не надо лампад, Храма не надо, где хочу на любом заплёванном стадионе могу я и молиться. Бог есть везде. Ткнул пальцем в Небо — он уже спасён. Так почему же вы ребята верите им? А почему нам вы не верите? Нашей Православной Вере. Почему вы не хотите полистать историю, мы уже это проходили, в 20-й веке? Окунитесь, посмотрите, что было и почему часть нашего Русского народа, не предала Православие, не предала его забвению, не пошла за этими новыми проповедниками безбожия — новыми гонителями на Православную Веру? Насильственно, кощунственно сжигались и разрушались наши Храмы, чтобы Русский народ подчинился их «человекообожению». Не вышло, не пошло. Но что не получилось у коммунистов, то стремятся сегодня насадить в нашей жизни американцы. И вы сами знаете, я читаю «Для религии», там есть статьи. Там есть о Православии и есть, о том, что русские люди защищают иеговистов, они не имеют права иметь юридическое лицо у нас, это не наше. А сколько льётся грязи на Православие? Вы потом прочтёте, там на нашего Святейшего Патриарха Алексия, за то, что мы храним Православие. В угоду американцам, им заслали денежку и они кричат «я тоже православная, но защищаю иеговистов». Вы сами знаете сколько их. Так давайте, если внимать их требованию так давайте мы изничтожим всё наше культурное наследие. Долой Петра Первого, долой Исаакиевский собор, долой Лавру, долой Казанский собор, долой Храм Христа Спасителя и всё долой русское, чтобы не было истории, в угоду американцам. Долой ваши фотографии, мы молимся и смотрим на наших папу и маму, на родных своих и близких, кто с нами жил, а не на картонку, не на плёнку, а на тех умерших живых людей. И мы чувствуем близость к нам, когда мы смотрим на них, вот они жили с нами, они о том-то нам говорили, вот они об этом нас учили, они напоминали нам. Это нам детям является напоминанием совести умерших наших родителей, чтобы мы не повторяли их ошибок, чтобы мы были верными, если мы верны заветам семьи, мы будем верны также заветам нашей Родины, нашей Отчизны. Почему они не увидели всю мощь, всю святость, всю благодать, всё счастье и благополучие Родины. Почему? И более того, ладно, сами они «очумели», не зная Бога, не имея благодати, «чумой 20-го века» можно назвать их Веру. Зачем нас-то зовут? Зачем они ходят к нам по домам? Звонят, суют Библию, как будто мы с вами не знаем. Зачем в родней России меня учить будут, как по-русски жить, как по-русски думать, чем по-русски питаться. Нет, ребята извините, туда. Плохо у нас, так пусть туда едут к иеговистам в Израиль, пожайлуста там пригодятся, в Америку. Но почему-то там не принимают их. Там не пикнешь чего-либо о своём Православии, там живо тебя под белые ручки возьмут и загонят «куда Макар телят не гонял».

А почему у нас распустились наши россияне? Почему нет у них головы? Почему нет патриотизма? Да потому что не хотят видеть Бога, как мы с вами видим, не хотят жить церковной жизнью, как мы с вами живём, не хотят понять, осознать того, что не надо к нам лезть в нашу душу. Незачем, не для чего. Мы сами знаем, мы прекрасно понимаем, вы подумайте, всю жизнь запад нас «тюкает», всю жизнь нас учит, всю жизнь нас заставляет, чтобы мы предали Отчизну. Конечно, как они ходят «трещат», пропитанные американским духом, конечно через десять лет Россиян и не останется, потому что генетический код у нас убивается. А мы же, особенно женщины верим, да действительно, Спаси Господи, она еле ноги носит, исполняет закон предательства ходит по квартирам. Так сидела бы дома и не стучала, а то нет, идут на стадионы, в грязные концертные залы, всё это идите к нам и подумайте одно — зачем идти. И как больно, как прискорбно видеть предательниц. Это больше женское дело. Они тут ходят, хвостом трясут тут везде. Нас, оскорбляя и вместе с западом, работая против нас, говоря, действительно смотрите, какие мы с вами не путёвые, какие мы бестолковые, что мы даже Бога не знаем. А когда всей Америке 400 лет жизни и то не нация, а сбор-дружина, всех кого нужно было выселить — бандитов, разбойников, Англия выселяла туда на континент американский, где была страшная работорговля неграми. Они крепко там поиздевались над ними.

Так и сегодня, мне очень больно то, что в этот день радости Торжества Православия, когда вы слышали, а я читал в молитве, чтоб «отщепенцы» просветились. И как они дерзают, живя в России, принимая все Российские блага, они работают на Америку. Вот было бы хорошо, собрали бы они все свои пожитки и туда покатились, а мы там поглядели бы издалека, как они там живут, как им радостно. А то почему-то они их волю исполняют, а нашу нет, потому что не напитанные, не желающие понять наше время, не желающие придти в Храм Божий, посмотреть на вас, на вас поколение послевоенного времени. Подумать о вас, зачем вы пришли, что вам здесь надо, почему вы терпеливо здесь стоите, молитесь? Понять, как вы понимаете Бога, в молитве, в храме? Но для этого надо ходить, а не забегать, не откупаться перед Богом, свечку поставить на канон. Одна здесь находится, и обращаться ко мне: «как мне отец Василий получить счастье жизни, замуж выдти хорошо», как-будто я кто-то чего-то. Я сказал, только через крест, ведь что такое крест — «приди и виждь»!

Вот они стоят крестоносцы в Храме все, вот они дорогие! Учитесь у них, как я учился в своё время у ваших бабушек. Поэтому мои родные, в этот день радости, день торжества, когда душа наша ликует, Слава Богу, что мы прожили первую седмицу Великого Поста! Мы видим радость торжества благодати, и надо каждому из вас сохранить, вложить это в сердце. Быть защитником Православной Веры и никого, нигде, никогда не слушать того, помните, как я вам говорю, душеубийства, телоубийства нашей нации. Мы сами себя уничтожаем в угоду запада, когда мы в Церковь не идём, когда воткнёмся телевизором, когда приходят на исповедь у нас, я вам пожалуюсь. Год не причащалась, где была, да вот некогда. Приходит, неделя прошла поста, постилась? Чего, а я не знала. Тётя, о чём ты думаешь? И вопрос, зачем пришла? Она считает, что здесь у нас с вами проходной двор. Я сказал, ты думаешь, когда хлеб покупаешь, какой получше, а не думаешь, зачем ты пришла в Храм Божий? У нас не проходной двор. У нас очень тяжёлая, твёрдая школа благочестия, благородства, школа Веры и школа терпения и школа мужества. Я им говорю, вот смотрите, учитесь у них, как они пришли в Храм Божий, так они идут, в субботу, в воскресение бывают в Церкви. А как ворвутся, вот я причаститься хочу, ребята так дело не пойдёт. Вот как идёт умопомрачение у подобных россиян, которые бьют себя в грудь «я тоже верю». Вопрос, а как? В какой форме, как ты понимаешь веру, что в ней ты черпаешь, как тебе твоя вера помогает? Увы — «тёмная ночь», а чтобы была ночь светлая, так надо ходить с вами молиться.

Мы, такие как вы, но только мы чем отличаемся от вас. Мы нашли Бога и мы идём как учит нас наша Православная Вера и надо нам твёрдо держать, чтобы никогда в нас никто не плевал. Вы написали статью, в которую я попал вместе со Святейшим, мы вас очень любили и любим народ, а вот есть ещё «жёлтая пресса» надо и меня засветить, а вдруг я «испужаюсь».

Вот так учит Церковь сегодня, в этот день воскресный. Для вас картина ясна, для вас родных лиц, кто пришёл впервые, подумайте, посмотрите, ощутите, познайте, прочувствуйте, что есть наша Православная Вера, что, есть Храм Божий, что есть святые иконы. Это не какое-то заблуждение, а надо учиться, что мы живее не по Ветхому Завету, а по Новому Завету и не надо нам, чтобы запад копался в нашей душе и чего-то там искал, поэтому пусть Господь нас укрепит в Вере, благочестии и каждый из вас будет твёрдым защитником Православной Веры.

Аминь!

С праздником вас родные! Так держать и не сдаваться!

Слово на вторую Неделю Великого поста, в день памяти свт. Григория Паламы

Проповедь, сказанная прот. Василием Ермаковым 23 марта 2003 г. в храме прп. Серафима Саровского на Серафимовском кладбище. Санкт-Петербург

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Человек заболел, люди смотрят, как и в наше время и начинают размышлять. Отчего, по какому случаю, он занемог. Предлагают самые разные советы, разные дают направления: «и он простудился, холодной воды напился или так сказать, что-то еще совершил». Но самое главное, что на сегодня никто нам не скажет, что причина наших болячек физических является грех. Потому что так люди забили свою головку, что все их злодеяния, всё, что они совершают грязного, нехорошего. Они считают нормой своего поведения. Значит так должно, значит, так оно и будет. Как об этом нам сегодня напоминает в эти дни Поста Великого Святая Церковь, которая нас очень любит, заботится и о нашем духовном состоянии и телесном здравии. Она приводит пример, как расслабленный житель Капернаума, но, наверное, он хорошо жил, раз он был расслабленный, не ходить не шевельнуться, у нас таких теперь много, ни головку поднять. И вот когда они услышали о Христе, что в доме находится Спаситель, который исцеляет, который помогает, но только надо к нему обратиться, а не пройти мимо Христа. И вот его друзья, наверное, хороша была любовь у них к нему. Они взяли, а на Востоке там крыш нет, там прокопали и опустили его к ногам Спасителя. И что нам говорит Евангелие в наше назидание: «Виде Веру их», не его, он, наверное, и «лопотать-то» не умел на языке арамейском и еврейском. Так уж было больно и видя Веру их Господь сказал ему: «Чадо, прощаются тебе грехи, и возьми свой одр (а какая там в то время была коляска или циновка какая-нибудь, я не знаю) и иди». Он взял и поднялся. Какое прекрасное вразумление, предостережение говорит Евангелие нашему поколению, нам сегодня живущим людям.

Смотрите люди, живущие, не грешите! Страдания, болячки вас посещают. Смотрите, с каждым днем всё новые и новые идут болячки, посещая человечество. Над которыми бьется, тратит миллиарды средств человечество, люди науки как бы помочь человеку, какие придумать препараты, какие таблетки, откуда вытягивать эту силу для человека, а причина, которую они люди науки нам не говорят — грех. Образумься, оглянись, посмотри, увидишь и пойми — причины болячек — твой личный грех. Возьмите наркоманов, кто виноват, он сам лезет, возьмите гуляющих, свободно ведущих образ жизни он виноват. Получают те страшные болезни наших органов всего тела, нашего нутра и головки и прочая прочая. Ты сам лезешь туда, ты сам ищешь болячек, которые к тебе не придут, если ты живешь ровной, тихой, чистой спокойной жизнью. Если ты бережешь себя и в мыслях и особенно в делах, не совершая преступления греховные, сейчас пост значит надо отдохнуть организму, а ты рвешься туда и делаешь то, что нельзя и не надо делать — получи. Не ходить на дискотеку, не увлекаться грязными фильмами, что так прется и льет на совесть и на сознание русского человека. И он вот этой грязью питается, впитывает её в себя, нутро зашумело, и пожайлуста получил болячку. И не хотят и не желают понять того, что ты зачем полез, чего тебе там надо было делать то. Ну, мы об этом предупреждаем и говорим не надо, не для чего, не зачем, не читай «порнуху», не смотри «порнуху», не ругайся матом, как сегодня идут вот эти наши 13-ти 14-ти-летние внуки, дети ваши. Зачем? Получать по полной программе. Они и не доживут-то и до 20-ти лет с гаком, потому что нарушают закон земной жизни — наше нравственное бытие, потому что в жизни ничего даром не проходит. Ни мысли, ни слова, ни желания, ни стремления, ни действия, за всё надо платить. Вы сами понимаете, вы сами знаете и, к сожалению как было в древности, так и теперь.

Я был в больнице, и никто не желает, ходящие на трех ногах, а то в коляске едущие, почему болячки? Скажешь, обратись к Богу. Какой там Бог? Не надо, не говоря уже о причащении, не говоря уже о том, что вот у тебя рядом исцеление-то. Рядом-то, только головку поверни, приглядись, послушай доброго, мудрого совета. Именно мы те ближние, которые желают исцеления, желают дать помощи страдающему брату и сестре. Мы желаем, а на нас плюют, считая, что мы люди второсортные. Мы не знаем жизни, что мы ничего не понимаем, то, что мы ходим в Церковь молиться, как говориться так, это людям делать нечего, что головка у них не работает, что мы такие не ученые, такие непонятные, такие пустоголовые. Это на нас с вами посмотреть со стороны, а копнуть каждого из нас, так сказать по-братски, по-человечески спросить, а что привело, что каждый из нас нашел в молитве, в Вере, в Боге, что он получает, что случай нас, привел или есть живая, внутренняя потребность придти к Богу. Попросить у Бога помощи и исцеления от наших телесных недугов, которые вольно и невольно мы совершаем в своей слабой жизни и особенно тогда, когда вы не знали Бога. Когда вы жили законом вседозволенности, всё мое, и я хочу жить, как живут вокруг подобные вам личности, ваши знакомые в полной грехах жизни человеческой. А конец вы сами видите. Сильно богатые рано умирают, их отстреливают. Ведущие веселый и грязный образ жизни, они рано «дохнут как мухи» и никакие «сверхлекарства», «сверхзаграничные поездки», то, что нам запад преподносит, вот эта настоящая таблетка от всего исцелит — ничего не будет, еще более, еще труднее мы получаем те болячки нашего тела, а душа-то, что получает? Вы спросите, кто идет на наш призыв, иди в Церковь, омой душу покаянием, подумай о своей греховной жизни, что идешь не правильно, ты живешь не так, как надо было бы, как я живу, как живут благородные, благочестивые люди жизни. Да нам еще зависть. Ах вы живете!? Вы не болеете!? У вас всё есть!? Почему такие вы веселые!? Почему вы такие радостные!? А я не такой. Ведь у вас ничего нет. А у меня всё есть, а я гнию. И нам зависть. Я думаю, что вы это слышали каждый из нас, когда встречаешь на дороге жизни такого расслабленного, ожесточенного на своей болячке человека. Он и начинает ни в себе искать причину болячек, страданий, а в окружающих. Виноваты люди, виновато общество, виновато время, виновна власть, и всё, а грех? А грех он лежит у ног человека, над ним надо господствовать, надо его давить, чтобы он не проявлялся не в мыслях, ни в желаниях и особенно ни в действиях. Вот вам пример маленький. Наступил сезон футбольный. Вы видите иногда краем глаза-то, какие там фанаты, всё летит, и убивают. А ведь это грех, не смотри на грех разухабистой молодецкой силы. А вот не ходи туда, не смотри туда, по шее не получишь и труп твой не принесут к подножию двери матери. Зачем пошел? Я живу как все. А ведь надо понять, куда ты идешь? Время страшное, время очень злое, время жестокое. А дискотеки? Не ходите, ведь подъезжает машина, под белые ручки возьмут, и спрашиваете, а где искать-то дочку или внучку? А зачем пошла? Чего там хорошего? Прокуренный сигаретами зал, вихляния, матерщина, всё это отражается в неокрепшей душе. А там смотрят люди из-за стены и идут. Сами лезем. И вот оно и получается всё это. А ведь можно было не пойти, жив, здоров. Можно не смотреть, жив, здоров. Можно не грешить, не чернить свою душу, жив, здоров. Ни куревом, ни матерщиной и прочая, прочая. Вот, так Евангелие — основа нашей жизни, указывает, разъясняет человечеству из поколения в поколения 2000 лет как надо быть живым и здоровым. Ни гимнастика, ни разные, что нам там предлагают там тренинги и прочие, а ты иди помолись, остепенись, подумай о хорошем, не твори зла и никогда не будет. Вот так надо жить мои дорогие, быть здоровыми по телу, здоровыми по голове, здоровыми по походке, здоровыми по словам. Не надо «пушить» направо и налево и не надо заниматься самоуслаждением своего тела, своего желания, своего стремления. А Бог не «тимошка», всё видит и всё нам напомнит, за то, что мы нарушаем Его легкодоступную, легконосимую волю хорошей, чистой, спокойной жизни, чтобы мы не были проповедниками этой заразы, которая идет вокруг нас, чтоб вы не лезли, не смотрели на те временные радости жизни, которые кончаются слезами трагедий. Посмотрите, спросите ваших приятелей, приятельниц, чего они такие несчастные, отчего зло идет вокруг, да от человека. Помолчи, прости, не говори, помолись внутренне и у тебя ничего не случится. А когда пойдет жизнь разухабистая, когда законом всё дозволено, уже тебя никто не принесет, а привезет «скорая помощь», бросит где-то в коридоре на полу на раскладушке, и валяйся и жди, пока к тебе подойдут. А кто виноват? Ты. Зачем полез? Что тебе было надо в этой жизни? Нарушая закон нравственный и духовный и закон физический. Вот поэтому в это хорошее, спасительное время поста, время покаяния, когда Церковь нам напоминает о причинах наших неурядиц в жизни — грех.

Так бойтесь греха. Отойдите от греха. Вы люди взрослые, понимайте грех. Своих хоть отдернете, рвущуюся молодежь от Бога, от Храма, от молитвы. Не давайте им разухабисто вести свою жизнь. Пожалейте их, ведь вы же сами оплакиваете их болячки, их несчастную жизнь, их пропажу, когда их увозят куда-то. Их нигде не найдешь. Ы сами виноваты, потому что допустили грех их поведения. Так надо бояться греха, отходить от этого зла и молиться, чтобы Господь вразумил людей совершающих грех. Кто грешит в этой жизни, опомнился, одумался и пришел к Богу ценой своих страданий.

Аминь!

С праздником поздравляю вас! И никто не скажет, что мы не знали, что нас не учили, что мы не понимаем. Учу и говорю, по личному опыту.

Великий Четверг

Проповедь, сказанная прот. Василием Ермаковым 24 апреля 2003 г. в храме прп. Серафима Саровского на Серафимовском кладбище

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Больно хорошо, что вы сегодня все причастились, а больно только то, когда молились мне, вспомнились раскулаченные годы 30-х годов, когда за куском хлеба ваши праотцы, давились, я то видел всё, разве можно давить. Разве можно давится, никто из вас неутешенным не уйдет, получит благодать, в том числе и я. И вот эта печать улицы, она, к сожалению осталась. Глянешь со стороны — страшно становится, а чего они не идут, что им не хватает? Всё есть, хор есть, благодать Божья есть. Мы на месте, всё для вас, когда в это великий день Святого Четверга, когда Господь нам даровал 2000 лет назад всю благодать Божию, чтобы каждый живущий на земле этой благодатью питался. Мы всегда ищем сегодня и в жизни людской — силы. Ищем людей посильней нас, кто нам помогает в несчастье, кто нам поможет в болячках, кто нам даст житейский совет. Это одна сторона говорильни человеческой, и вы «не видев брода», бросаетесь в объятия того, что вы не знаете. Как человек простой, земной, может помочь в несчастьях, болячках ближних? Как? Души он не знает, все желания ваши ему не понятны. Что он может посоветовать? А вы бросаетесь в объятия страстей человеческих, когда стоит чуть-чуть немножко поднять голову, зайти в Церковь и посмотреть, а что здесь совершается? Почему так много народу? Куда они идут, почему? Да потому что, когда душа расположена к Богу, когда человек верит в Бога, когда человек ищет Бога, когда не понимает, что мне нужен Бог, а не люди. Он всегда, пройдя тот заград лжи, обмана неприязни, найдет дорогу к Богу. Всегда найдет, если сознание человеческое поймет, что без Бога жить нельзя. Нельзя жить без Храма, нельзя жить без домашней молитвы.

Сегодня мне отцы жаловались, я вчера сам видел, потому что приходят в этот момент, когда поезд уже полный и цепляются за последний вагон «мы тоже хотим». Нечего хотеть! «А причаститься»? А что это такое? Дайте! Нет, не надо. Так, что вы цепляетесь-то за нас? Вы молитесь дома, нет? А когда причащалась? «Я ни разу, только сегодня мне сказали — иди и в четверг причастись»! А то, что тётя за 20-30 лет уже не понимает ничего и будет по шее тем, кто сказал, за оскорбление и унижение нашего Таинства. Что нет времени посмотреть у нас? Что нет желания поразмыслить, как я живу и как должна жить? Что, нет языка, спросить доброго совета? Вот у меня то-то, то-то в жизни, как мне быть-то? Вы всегда отзоветесь по своему горькому, печальному опыту такой же жизни без Бога, без молитвы, когда вас никто не учил и не указал дорогу в Храм Божий. Всё вы кувыркались в своих несчастьях, а потом кувыркнулось, где-то сказалось, громыхнулось, как говориться, человек и пошел. А что вы получили? Вы получили и радость утешения, помощи, спокойствия, надежду, отраду, твердость в своей жизни. Потому что я иду к Богу, и Бог мне помогает. И когда уже вы воцерковились, когда уже являетесь молитвенниками Храма Божьего, исполняйте всё то, чему учит Церковь и вам не какие силы ада не страшны. А поймите, что может сделать нам с вами человек зла? Ну что? Ну, обругает, ну ограбит, ну может в самое страшное время — лишить жизни, умирать-то всё равно. А когда умирать с Богом — дорога прямая к родителям, всегда одна — лествица небесная. И мы знаем, что у нас есть благодать, ведь она нас хранит в нашей жизни, во всех страшных путях земного бытия. И если посмотришь немножко в жизнь на больших людей и увидишь человека, далеко стоящего от Бога, живущего своей жизнью, а в прошлом у него были такие события, как он говорит, что судьба его хранила. Ему говорят: «лети на самолете», он отвечает: «я поеду на автобусе». Самолет разбился. Другой случай. Запоздал на поезд, в каком вагоне случилось падение, а он жив остался. А кто этот человек? Это я был в больнице и слышал немножко и сказал, что расскажу своим эти два случая своим как должный верить в Бога, как идти за Богом, как Бог Вас хранил. Никакой блат, никакая злая сила нас не тронет. У нас ведь благодать и она нас хранит, а тем более в эти спасительные дни Поста Великого Бог нам всё даровал.

Но больно за тех, кто далёк и является проходимцем жизни, он проходит мимо нас со взором жестокости, со взглядом ненависти. А почему, за что? Да потому что, «дурная голова ногам покоя не дает». Вот я какой, не то, что вы, чего там молитесь. А взять глубину, сокровенную сущность нашей души — это подвластно только нам с вами, кто действительно идет ха Христом. Бог нам даровал всё, что мы не одни в этом мире, чтоб мы жили в радости, спокойствии, здоровье, благополучии и Господь нас призывает в эти дни, чтобы каждый идущий ко Христу, он понимал — зачем, для чего, во имя чего он пришел. Но, к сожалению не все на сегодняшний день это понимают, почему пишет Апостол Павел сегодня в послании к Коринфянам, что «многие из наших болеют». И начинают роптать на Бога, «а что мне давал Бог, а почему так получается»? Погоди, а с каким ты чувством идешь? Поразмысли, идешь ли примиренный, идешь ли с сознанием того, чтобы Господь мне даровал исцеление, идешь ли затем, чтобы я вырос в могучую силу Веры и благодати? Нет, форма «давай пошли» — и идут. «Мне сказали — иди и как получится». Но ничего не получиться. Вот почему мы более всех, стоим под страшным ударом Америки на нас. Мы — есть мы. А вот душу надо отдать верующего и тогда великий россиянин, россиянка — теперь вас можно брать голыми руками. Нет уж. Они прекрасно понимают, в чём наша с вами сила — в Вере, в молитве, в благодати Божией. Вот почему они на нас направили страшный, жестокий удар против Православия, против постов, против того, что бы вы были стойкие в нашей традиционной жизни русского православного человека. Это — могущество. А то приходят «как получится, как выйдет». Но они «льют воду на их мельницу». Не хотят понять в исторической правде, осознать как же я сын и дочь России должна жить-то. Наесться, напиться или найти другой путь. Путь Христа, путь радости, путь Воскресения, путь того торжества добра. Только мы ещё — русские ещё должны сказать, и скажем, это же ваше поколение — в это верьте, правда. А иной жизни, не жизни кулака американского, а жизни русского человека любви, Веры и молитвы. Вот вам надо хранить Веру, вам надо об этом говорить, вам надо об этом наставлять, не срывайте эту силу братцы.

Когда я читаю в газетах, кричат, что о на сегодня, что русские бестолковые, вот ты такой-то рассекой-то и мне становится больно до слез. Ребята, докатились, дошли. Не ссылайтесь на то, что вас не учили. Вы были противными, тупоумными, вам ничего не надо. Вы не хотели учиться. Ни мое поколение в 20-е годы, ни ваше, кто пришел к Богу позже, они не хотят, им не надо. Так чего же говорить о том, что мы темные, нас не учили. Я ссылался и буду ссылаться на то, что меня учили 60 лет при советской власти — «серп и молот — свет и голод». «Иди в октябрята», нет, не пошел. Сказал отец «меня не учили». И учили 60 лет — «Бога нет, Бог не нужен»! За слово Пасха — вон из школы, а за агитацию — ещё куда подальше. Вот те как учили. А сегодня свободно, так скажите ярким словом — «я не хочу, мне это не надо, мне не в чем, я предатель, я провокатор, я работаю на американцев». Скажите правду. Это говорит о том, что вас тоже не учили, вас тоже насильно выгнали ваши родители довоенного времени, мои ровесники. А вы нашли Бога, вы пришли к Богу, но когда человеку 80 лет, моя ровесница и она не знает, как креститься, не знает о том, как надо крест носить, как надо молиться — идет и лепечет «маразмом ума — нас не учили». Я тётя с тобой стоял — тебе Бог не нужен, а сейчас иди. Вот так можно свалиться, так можно упасть, так можно всё забыть — Родину, Отчизну, святость и самое главное могущество и разрешить миру запада нас попирать, когда мы забудем Бога, когда мы отойдем от Бога, когда мы не будем всё исполнять — тысячелетнее, практическое предписание Матери-Церкви. Не жгите Русь, ни в законах, ни в природе, пока идет оттуда пневмония, ребята, сколько уже погибло. Ничего, ещё чего-либо добавиться, пойдет дождик, водичка отравиться. Потому что забыли Бога, а будем молиться, повторяю с нами никогда ничего не случиться и надо помнить всю свою оставшуюся жизнь, помнить этот день нашей радости причащения Тела и Крови Христа Спасителя. День, когда вы получите благодать, когда Церковь вас наставила, когда Церковь вас призвала, когда вы должны помнить, сохранить и сказать, не стесняясь направить человека, кто предает нашу Родину. И не говорить, что нас не учили. Должна быть Вера в сердце каждого русского православного христианина. Так, что родные встречаем Пасху, храним благодать и будем молитвенно, а не на словах защищать нашу Святую Русь.

Аминь!

О поминовении усопших

Наставление, сказанное прот. Василием Ермаковым 6 мая 2003 года в храме прп. Серафима Саровского в день памяти влкмч. Георгия Победоносца

Дорогие мои, не разбегайтесь все, куда пошли! Стадо мое, куда бежите? Бросаете на произвол судьбы старого пастуха! У нас сегодня не только родительская, но и день Ангела отца Георгия (Митрофанова) — нашего наставника, нашего историка, нашего глубокоумного, знающего всё трудное прошлое нашей жизни, что он нам и преподносит в нашей проповеди. Когда он вместе с нами раскрывает тайны о том, какое было страшное время, какое было трудное время, призывая как сегодня надо хранить Православие. Вот какой батюшка отец Георгий. Для нас, это является великой радостью, счастьем, когда Вы, как преподаватель русской истории, знающий как мы жили до революции в страшное время и после Великой Отечественной Войны — Вы говорите правду жизни — как жили тогда ещё советские люди. И вместе с тем, раскрываете тайну как нас было в то время мало и как по воле Божией, за молитвы русских людей, священников, новоисповедников — страдальцев за Православие, Господь возродил нашу Русскую Православную Церковь, дал возможность свободно идти в Храм Божий, помолиться, услышать слово Божественной правды. И вместе с тем, когда Вы как историк, раскрываете тайны ужасов, заговоров против Православия и особенно страшно, против русского народа и вместе с тем говорите, как было и что вышло из этого злоумышления, злодеяния и как время прокляло, опозорило весь трагизм советской власти. Вы отец Георгий, прямо и открыто, а не один историк в России сегодня об этом не учит, раскрываете тайну прошлого.

Но, увы, не все желают насладиться этой правдой жизни, ни все желают понять, что было в прошлом, ни все желают из нашего даже духовного мира сложить правду из ваших словес в своем сердце и донести до сердца и слуха русских людей. Я бываю много по России, и я никогда не слышу, чтобы батюшка с амвона призывал русских людей хранить Веру Православную, как нам посещать Храм Божий, как молиться. Вот всякую «белиберду», как сегодня пришел батюшка один с Дивеево приехал и там дает листок против ИНН. Так, ребята, куда же вы едете? Как вы можете слушать вот этих предателей Православия? И куда смотрит игуменья Дивеевского монастыря. Вот напомнил, поезжайте, но никого кроме нас не надо слушать. И вот они на сегодняшний день учителя Веры, призывающие народ к возрождению России, офицерство к поднятию духа армии, поднятию нравственности народа, но нет, когда мы разрешаем проходимцам стоять у врат Храма всякой ложью и неправдой поносить Святую Церковь.

И Вы как яркий историк, яркий проповедник, яркий свидетель по документам, а не на словах, а я по жизни, что Вы говорите — испытал. Я вижу, как Господь избрал Вас, чтобы в это время сказать правду о тех страшных, уничтожающих Россию временах и людях. Вам приходится трудно, Вас не хотят понять, Вас не хотят приблизить, Вас не хотят более ярко засветить на фоне. Где этот дорогой батюшка читает лекции, никто не знает, вот пришли бы послушали. Где-то он ещё выступает, даже у нас есть кинотеатр «Свет», где показывается правда всей России. Отец Георгий там выступает и кроме наших туда больше никто не ходит, а у нас 500 храмов, 500 священников. Так разве научишься, без того слова правды как вас звать, как вас учить надо и призвать к хранению Православия. Одно, отработал и ушел. Так что спасибо, что Вы с нами отец Георгий, что Вы есть и дай Бог, что ты нас не забывал, пока мы здесь служим, и мы очень жаждем Вас не только видеть, но, и дайте нам живое слово правды, чтобы мы укрепились, утвердились крепко стояли на тех заветах Святой Русской Матери Церкви, чтобы все идущие соблазны и искушения — пусть они останутся за порогом. А то, что нас не понимают с Вами, то, что Вас отбрасывают люди, пока сильные мира сего не хотят увидеть правду — мы это перенесем. Сегодня читалось Евангелие «Меня гнали и вас будут гнать». Но Вы стойте в Вере и благочестии, в крепости Веры нас учите и как свидетельство нашей молитвы сегодня, примите ещё и просфору, вынутую о Вашем здравии и чтобы Пречистая Матерь Божия, Святый Великомученик и Победоносче Георгие хранил Вас дорогой батюшка, собрат, сослужитель, соисторик, сопроповедник на многия благая лета!!!…

Я вот от радости праздника, а читал сегодня много. Я даже забыл поприветствовать, поздравить и пожелать этому человеку — Юрию Геннадьевичу, что помогал нам так красиво украсить Храм. Всё было гнило, всё было запущено, чуть-чуть и полетел бы он у нас от ветра, а сегодня вы сами знаете природа мстит за нас, наказывает и он так все свои знания, силы, бросил на поднятие Храма и его красоты. Нам не будет теперь стыдно принять в этот праздник 300-т летия города. Пойдут, может быть, президент приедет, он увидит, что Марию Владимировну мы помним, молимся, и его встречает красивый Храм кладбищенский, не так как в других местах. И ещё это Ваша забота, Ваша любовь, Ваше христианское призвание и каждый из Вас здесь оставил частицу своей любви, своего сердца, своих малых возможностей, что мы так прекрасно украсили Храм, так прекрасно и часовню построили, которая на вас смотрит благодатным куполком и крестиком сияющим. Так, что прими от нас отец Георгий Геннадьевич, давай не скрывайся за народ, а больше молись. Отца Георгия дайте сюда, такого батьки нет нигде!

Слово отца Георгия Митрофанова

Дорогой отец Василий! Сегодняшний праздник может считаться для меня, но и для других Георгиев, присутствующих здесь «нечаянной радостью», потому что мы все представляем, что такое радонница в кладбищенском Храме. В этот день забывают о живых и молятся только об умерших, даже и живых священниках забывают в этот день и вдруг вот Вы всё-таки призвали сегодня нас ко святому причастию всех и это действительно — радость. Говоря обо мне, Вы всё время говорите о каких-то скорбных периодах нашей истории и это действительно так, я занимаюсь именно ими. И чем больше занимаюсь ими, тем больше убеждаюсь, что после того, что было, нам не может быть легко и просто в этой жизни. Но мне бы хотелось обратить ваше внимание вот на какой очень важный момент сегодняшнего дня. Сегодня была заупокойная служба. Мы часто называем заупокойные службы — родительскими и мы вспоминаем, прежде всего, умерших родителей, но ведь родители могут по телу, а могут быть по духу, поэтому, когда мы молимся в родительскую субботу обо всех усопших христианах, то мы молимся о тех, кто является нашими подлинными духовными родителями на протяжении многих веков. И вот, что хочется сказать, действительно к настоящему времени прославлено более 1400 Новомучеников XX-го века. Десятилетиями Церковь не имела права прославлять их канонизовать их и молиться, обращаясь к ним. Но десятилетиями во всех наших храмах, тогда ещё немногочисленных в советское время, возносилась молитва о них. Мы молились часто, не зная их имен, именно тогда, когда поминали усопших, в том числе и в день радонницы. И нужно сказать, что именно тогда и стало возможным наше возрождение, ибо святые, которых мы ещё не знали как святых и которых молились как просто об усопших христианах, уже молились за нас, и это сделало возможным то возрождение духовной жизни, о которым мы говорим сейчас в трудное может не так быстро осуществляющееся, как нам хотелось время.

Вот эта связь с Новомучениками, Собор которых конечно не ограничивается теми 1500 тысячами прославленных святыми, которые уже есть, но которые действительно являются Сонмом Святых. Вот эта молитва заупокойная, а ведь нам часто казалось, что мы христиане в советское время являемся последними их Церкви на нашей земле и только усопшие остаются у нас. Мертвые нам были ближе, чем живые, не понимавшие и не принимавшие нас. Но вот, прошло время и о тех мертвых, о которых мы всегда молились как о живых, стали говорить как о святых и ещё многие из тех, кого мы поминали сегодня — поименно или безыменно — будут прославлены как святые, как в частности прославленными оказались сейчас и те подвижники, о которых когда-то в алтаре молился отец Василий, не произнося громко некоторых имен (отец Василий: «за Царскую семью»), в частности да, Царская семья была. Он молился о них, веруя в то, что они уже молятся о нас. И вот это чудо прославления тех наших усопших предков, происходит на наших глазах. Это великая радость. И в этой связи, хотя мы сегодня именинники должны ощущать себя как новорожденные, новорожденные во Святом Духе, в Церкви, мы вместе с тем понимаем, что рождаясь духовно в Церкви, мы входим в сонм в том числе и тех, кто уже и не живет на этой земле, но пребывает у Господа. И вот это Церковь не только живых, но и умерших, а на самом деле Церковь, которая дает подлинное бессмертие каждому человеку, да объединит всех нас. И действительно, когда Вы говорили сегодня о тех искушениях, которые не перестают оставлять и нашу жизнь, и наше служение и нашу церковную жизнь. Несмотря на это, вот в этом Храме, не только потому, что купол его обновился (отец Василий: «и стены тоже»), но и это не маловажно, всегда есть ощущение и было ощущение жизни, даже тогда когда он ветшал, даже когда это был ссыльный Храм. Сюда ссылали «сильные мира сего», но здесь как раз утверждалась та самая сила, которая превозмогла и этих «сильных мира сего». Этот ссыльный Храм был всегда сосредоточием жизни, той самой жизни, которую хотели изгнать из нашей страны гонители Веры (отец Василий: «помощники») и которая торжествует сейчас. Помощники, да, один из которых бывал здесь, да… Отец Василий, я очень благодарен Вам, как впрочем, и все тезоименитые сегодня, нечаявшие причаститься в день радонницы и причастившиеся по Вашему благословению. Все благодарны Вам, за то, что Вы всегда принимаете нас и ощущение жизни, которое переполняет Вас, несмотря на Ваш трудный жизненный путь, несмотря на Ваш возраст, передается нам и дает нам силу жить. Я видел своими глазами как Вы на протяжении Страстной Седмицы, Великого Четверга и Пасхи, просто возрождались и заражали своим огнем на жизнь. Дай Бог, чтобы всегда, Вы были с нами, сколь можно дольше, вдохновляя нас преодолевать вот ту самую смерть духа, которая реет за стенами этого Храма, но которая не войдет в этот Храм никогда!

Поучение отца Василия

Вот дорогие, 11-го праздник Жен-Мироносиц. Так, что дай нам Бог радости. Сегодня такой прекрасный день, солнышко на нас смотрит, и помолились мы, и ваш лик выражает торжество, радость. А также помянули наших родных. Они всё видят, вы знаете об этом. Нас они спросят, как говорят: «ледяные вершины человечества». Они всё спросят с нас. Они всё знают, только мы тупоумные, только мы противные, жестокие, грязные дети родителей, не исполняем завет. Они учили радости добра и здоровья. Почему всё это гниет, потому что он идее с востока и пневмония — уже пошли. 5000 скосило и ещё скосит. За каждый грех, надо платить страданиями. И ещё, лето наступает, никаких святых, монахов особенно, стоящих у Храмов, монастырей и дающих листовки, не слушать. Они купили эту хламиду черную, одели крест, а, к сожалению игуменьи, документы их не проверяют. В том же Дивеево, был такой же батька — служил, а потом украл антиминс и все, что было там. Не лезьте, ведь у вас есть я, и вы со мной, и я вас научу, как верить и молиться! Радости нам!

Слово на день памяти Победы над фашистскими оккупантами

Проповедь, сказанная протоиереем Василием Ермаковым 9 мая 2003 г. в храме прп. Серафима Саровского. Санкт-Петербург

Христос Воскресе!

В этот Великий день. В день радости русского народа. В день радости Матери-России. Вы — внуки, вернее правнуки своих погибших, не вернувшихся с поля войны дедов. А отцов вы почти не застали, но кое-кто застал. Я хочу вас приветствовать с эти Великим днем — днем нашей Победы! Победа нашего русского человека досталась нам очень дорого. Мы победили не «малой кровью», а именно по слову песни «мы за ценой не постоим». Мы за ценой не постояли, и гнали нас — эту «серую скотинку» — ваших отцов и дедов взять эту высоту любой ценой, и три ряда было набито наших убитых солдат, что было на моем участке фронта под Орлом. Сейчас мы кричим о том, чтобы вот не один воин не остался не захороненным. Я их сам хоронил в 1942 году в воронке от авиабомб, пока наши «советы» не увидели нас, а это было на немецкой территории. Когда они шли на поле и их давили танками, били самолетами. Не надо было бы на 1942 год убирать — была бы эпидемия, ибо на три ряда были набиты. Зачем? Для чего? Именно «мы за ценой не постояли». И когда мы слышим сегодня те крики восторга, крики радости о том, что мы победили. Но вопрос, какой ценой? Той ценой, когда можно было всё сохранить, не отдавать за это всё. Можно было малой кровью, могучим ударом всё это совершить, если бы не было того бездарного командования, той бездарной планировки наступлений, когда один девиз — взять любой ценой. Так брали Берлин, когда не надо было танками ездить по узким улицам города, а в каждом окне сидел с фауспатронником, мой ровесник, ему было лет четырнадцать-пятнадцать. Он бил наотмашь все наши танки. Ведь там погибло более пятисот танков, а танкистов не подсчитать. Мне больно об этом говорить как свидетелю того страшного времени. Там действовала страшная убойная сила, когда людей гнали, гнали вперед и потом писали в рапортах: «взята такая-то высота, взят такой-то город». Вопрос, какой ценой?

И мне хочется в этот день-день радости, но больше скорби, что их нет вместе с нами, что мы услышали и помянули их в записочках. Они стоят у Престола Божия и там дают ответ о своей жизни. Как они жили до войны, что они совершили, и как Господь взял их душу в вечные обители. Там придется всем давать отчет, как бы мы не хотели, как бы мы не стремились, как бы мы себе на самовнушали: «Нет, что вы. Дело так. Там нет ничего». Всё есть на этой земле. Почем нас мучает совесть довольно часто, когда мы христиане что-то не так совершаем. И поэтом меня лично мучает совесть за тех умнейших, безвременно погибших русских людей, кто устилал дорогу к Победе. Вечная им память. Пусть Господь зачтет им их подвиг страдания в вечных обителях Отца Небесного, чтобы они, стоящие у Бога и за нас помолились, вспомнили вас внуков, кто сегодня вспоминает этот день, особенно в храме Божием. Чтобы они помолились за то, чтобы Россия-Мать наша поднялась от своего положения, куда мы сами её загнали за наши грехи, за наше неверие, за наши страшные преступления против Бога и Русского народа. Вот так можно сказать и дать ответ тем, кто говорит, почему страдания, за что Бог, а мне об это говорили, с того момента как я стал священником. Пострадало много народа Российского. А что вы сделали до войны доброго, что сегодня делают доброго русские люди. Мы только здесь собрались, но нас мало. Вот мои офицеры, они пришли сюда. А где остальные? Вперед, шагаем, вперед вспоминаем, как надо Богу помолиться. Я вам напомню о том, что когда был парад Победы в 1945 году 24-го июня — это был Троица. И вместо того, чтобы позвать Патриарха Алексия Первого на Красную площадь, мало было духовенства, отслужить благодарственный молебен Русскому народу? Ничего не было, только шаг за шагом, бросание немецких знамен под ассирийскую гробницу, где кто-то там лежит и всё. Так мы отблагодарили Бога за то, что мы не дали пройти немецкому сапогу по нашим городам. И том, что мы «за ценой не стояли», мы допустили дойти ему до Волги. Потому что, там были командиры — это «головы». «Головы» были, не так как хотели представить их, что немецкие бездари ничего не знают, ничего не понимают. Если бы они не понимали, их бы не судили страшным судом в Нюрнбергском процессе. И поэтому, вспоминая этот день со слезами на глазах и со скорбью в сердце, нам надо обращаться к Богу, чтобы Господь нас сохранил, чтоб такая же картина не повторилась в нашей Российской жизни, чтобы благодать Божия была с нами. И она будет, когда мы повернемся лицом и всем сердце к Богу, а не спиной к нему, когда придем к Нему открытой душой, христианина, христианки. Вот тогда будет благодать с Матерью Родиной. Когда мы будем меньше грешить, чтобы нам потом не надо было искуплять свою вину ценой крови и страданий. А сейчас войны больше не будет, но будут такие эпидемии, чего-то ветерок навьет, чего-либо еще придет, мы не знаем. Но все испытания посылаются как плата за грех. Это надо твердо знать, как в общемировой жизни, так и в жизни частной каждого из нас. И поэтому мои дорогие дети послевоенного времени помните об этом. Помните этот день радости и знайте, что надо этот день отмечать не только радостью, но и думать о том, что «за ценой не стояли», потому что только с Божией помощью, только с верою, только с молитвою к Богу Россия будет спасена. Поэтому на вашей совести, в вашем сознании, в вашем подвиге жизни является заветом и долгом защищать Отчизну молитвою, верою и любовью. Чтобы не поддались тому обману тех, кто увлекается идеями запада. Кто кричит для них: «как у них всё хорошо». У нас было бы всё лучше, если бы мы думали какой ценой всё это совершается. Ладно, это было в прошлом в истории, а сегодня когда мы 58 лет живем под мирным небом, пусть Господь благословит нас также своим миром, любовью. Дав уже вашим детям, внукам жить в радости и тишине над нашей великой Матерью Родиной. С праздником вас мои дорогие!

Христос Воскресе!
Воистину Воскресе!

Так же и воскреснет Мать Россия!

Проповедь, сказанная прот. Василием Ермаковым 9 мая 2003 г., с трибуны на аллее Славы на Серафимовском кладбище

Христос Воскресе!
Воистину Воскресе!

Поколение русских людей, я вас сегодня сердечно поздравляю как с днем Святой Пасхи, со славной Победой нашего великого и славного Русского народа! Не случайно вот уже 58 лет, мы стремимся придти на место захоронения наших близких родных, кто отдал самое главное в жизни — свою жизнь во имя того, чтобы иностранный сапог не попирал Землю Русскую. Мы, в этот день Славы Русского народа, наших русских вооруженных сил, говорим: «смотрите как мы сильны в труднейшем положении экономического бытия, что мы разгромили самую сильную армию 20-го века и когда они обещали нам, что возьмут Москву, Петербург сравняют с землей, торжественно отметят день победы в «Астории». Мы видим, что стремление гордости человеческой не осуществимо в их желании. Мы победили и славный стяг Победы развивается над нашей Отчизной. И сегодня, когда мы вспоминаем этот величайший подвиг ваших отцов, оставшихся ветеранов Великой Отечественной Войны. И вы — внуки, кто пришел сегодня почтить и поклониться памяти погибших защитников Отчизны. Так давайте же в этот светлый день соберемся с мыслями, своим сердцем, не только им отдадим дань цветов, поклонов, но пусть каждый из вас в своем сердце — он обязан во имя светлого Дня Победы помолиться Богу. Помолиться Богу, потому что только Вера в Бога спасла нашу Отчизну от порабощения. Нам было в прошлом нечем воевать, нам всего не хватало, но за Веру матерей, особенно жен фронтовиков, мы победили. И поэтому наш святой, священный долг каждого из нас помолиться, когда мы сейчас совершим молитвенное поминовение о наших почивших православных воинах. Вот это будет настоящая любовь, настоящая память в этот великий и светлый день. День не только человеческого стояния, но день молитвы, день того, что они погибли, но душа их жива и чтоб они увидели: «воистину никто не забыт и ничто не забыто»! Помолимся великой Православной святой молитвой Веры — Православный Русский человек! Потому что они от нас и требуют и желают видеть действительно того, что мы их любим и отдаем дань не только человеческой памяти, но памяти духовной, радости в этот день праздника и молитвенного живого общения с нашим вечным Богом!

С праздником родные, с Днем Победы!

Слово на день памяти святых жен-мироносиц

Проповедь, сказанная протоиереем Василием Ермаковым 11 мая 2003 г. Храм Преподобного Серафима Саровского на Серафимовском кладбище. Санкт-Петербург

Христос Воскресе!

Святые Праведные Иосиф Аримафейский, Никодим, не убоявшись власти Пилата, пришли к нему, являясь тайными учениками Спасителя. Пришли просить распятое Тело Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа. Не убоялись того, что они за эту дерзость могут пострадать. Они могли быть наказаны, потому что они были евреи. А Пилат был римлянином. Но они не убоялись ради беспредельной любви к своему учителю. Они были Его тайные ученики. И поэтому движимые верой и видя Божественность своего Учителя, они пришли просить самое простое — дайте тело распятого Царя Иудейского. Как говорит евангелие «он отдал им» и как по закону иудейской веры Он был обвит плащаницею и погребен в Гробе. И другая сторона этого Благовестия, а именно движимые также любовью ко своему Учителю жены-мироносицы, не убоявшись той злобной толпы, которая распяла Учителя, пошли ко Гробу, чтобы по закону иудейской веры Его похоронить. И вместо скорби, вместо отчаяния, вместо уныния они встретили двух Ангелов сидящих у Гроба, которые и возвестили им, что их Учитель Воскрес.

Они сами стали очевидцами это великого таинственного мирового события и побежали и возвестили об этом ученикам, сказав правду о том, что говорил их Учитель, чему учил Спаситель, живя вместе с ними на земле, совершая чудеса. Он воистину ушел и Воскресе на Небо. Не только ушел, но и в течении сорока дней, почему мы так торжественно отмечаем сорокадневное торжество дня своей Пасхи, являлся ученикам, ясно показывая, что Он является их Учителем, что Он имел особую плоть, особую форму жизни человеческой. Что когда им было непонятно, Он ел пред ними и пил, но касаться Его никто не мог. И в трудную минуту жизни Он возвещал своим ученикам о своем славном Воскресении как как-то идущим в Еммаус ученикам — Луке и Клеопе. И они Его не познали, что сам Господь идет рядом с ними. Но только в преломлении хлеба они увидели своего Учителя. То есть, нам Святое Евангелие возвещает эту великую радость, что первый Воскресший, от земли возшедший на Небо был Иисус Христос Спаситель Мира.

И вот эта радость Воскресения, она ежегодно возвещается людям, чтобы они верили в Спасителя мира как Искупителя, как истинного Бога нашего. Об этом возвещают миру Иосиф с Никодимом и особенно, праведные жены-мироносицы. Вы посмотрите, как они не убоялись, не испугались власти Пилата Понтийского, не убоялись той темноты града Иерусалима. Там очень рано темнеет. А пошли к Богу. Вот и наш священный святой долг каждого на сегодня, верующего православного русского человека, является святой обязанностью возвещать правду о Воскресении. То, что наш праздник является истинным праздником веры и бессмертия. Он является залогом того, когда это будет на земле, Господь вновь придет, но мы умершие, мы нищие и взяты с лица земли из памяти, и мы также явимся пред лицом Живого Бога. Вот Он с нас и спросит, что мы делали, живя здесь на земле краткий Богом отпущенный отрезок времени. Что мы делали. Что мы были далеки от Бога, что мы предавали Бога, что мы распинали Бога и сейчас распинаем. Когда мы уходим от истинны православной веры, когда мы слушаем сектантов, всех кто кричит, что мы Бога не знаем, что Россияне, не хотевшие и не желавшие познать во всей мощи Сына Божия, Воскресшего. Они нам о каком-то ином говорят Боге. Они не путевые, не разумные безумцы жизни. Они бросаются в объятия американских проповедников, не покопавшись в голове: «а кто они такие? А какой у них авторитет»? Простейшие мужики, бежавшие с Англии, Германии, Франции — куда их ссылали на перевоспитание двести лет назад. И вдруг мужик взял евангелие и по-своему талдычит, как надо понимать священные тексты. Для него ничего нет священного, и поэтому он расхаживает по эстраде с галстуком на шее, жестикулируя руками, тыча в Библию. И сидят, смотрю, Россияне и своим тупым взором смотрят на него и соглашаются. Не только соглашаются, но и сами к нам с вами верующим людям нашего времени обращаются со словами унижения, оскорбления, того, что мы не знаем Бога. А почему бы им у нас не поучится, почему бы им не нам проповедовать, а брать из нашего источника бессмертия эту истину Веры и нести в этот мир зла — мир уничтожающий всю благодать жизни человеческой, не дающий ничего человеку, что надо ему для спасения. Ничего не дается. А мы идем…

И вот в это сложное, смутное, тяжелое время нашей Российской жизни, от вас православных христианок России, кто верит всей душой в Воскресшего Спасителя мира и надо нести слово проповеди, слово Благовестия, слово радости, что мы после страшных времен, страшного времени, когда нас стремились изничтожить, убить в наших сердцах православную веру, малая толика наших бабушек, она сохранила Православие и свет Веры, донесло до ваших сердец. Вы внуки жен-мироносиц послевоенного времени, кто, пройдя все ужасы войны, но, не забыв Бога, они пришли, молились и как могли вам тогда еще младенцам возвещали истину радости Воскресения. Тогда они ходили в церковь, я это помню практически, брались за ручку, несли маленькие узелочки, кусочек черного хлеба, случайно яичко попадется, а так кусочек масла и это был весь праздник Пасхи в то голодное, жестокое, послевоенное время, когда эшелонами шел хлеб — богатство России на запад освобожденным странам: Югославии, Румынии, Болгарии, Венгрии, Чехословакии, Германии. Хлебушек наш шел эшелонами. И мы в голодные послевоенные года, а так было у нас и до войны. Они отнимали у нас, та система коммунизма последний кусок хлеба от вас от детей. И вы просили тогда, рожденные в послевоенное время: «мама, бабушка, дай хлебца». Вот мы так победители, кормили побежденных, вновь грабя свой народ, вновь отнимая у нас телесную пищу, не говоря от духовной пище, о храмах. Храмы были закрыты. Нас было очень мало и было запрещено и ходить и освещать и посещать храм Божий. Стояли комсомольцы, пионеры, учителя у двери и за руки вырывали учеников, кто идет на Пасхальную службу. Били нас жестоко, били нас очень крепко, били нас ожесточенно, выбивая из нас понятие о куске хлеба, понятие о Боге в угоду запада. Так и сегодня нас также бьют те предатели России, предатели Родины, опять работают на запад, опять стремятся убить душу русского человека, опять они желают нас оставить без Бога, без креста, без духовного куска хлеба, без радости Пасхи.

Вот я к вам и обращаюсь, спасибо, что вы есть сильные наши богомольцы, а сегодня были у исповеди, немножко отвлекусь. Пришли причащаться. Постом не были, по десять лет не были в Церкви. Но разве это христианин. Это предатель нашей веры. Что мешало? А как получилось? Вот так и получается. Вот остатки того безбожия, того безверия, той жестокости ко всему русскому национальному. Вот почему и наркоманы появились у нас. Была бы совесть, было бы понятие о Родине. Если бы они имели страх Божий и веру, то этого никогда бы не получилось. Мы конечно вместе с вами нашей молитвою, нашей верой, мы сломаем всё, что есть жестокое, что есть грязное, что есть «безумство жизни». Мы сломаем. Как мы сломали ту систему, мое поколение кто верил в Бога, так и ваше, но только одно — чтоб нашим самым главным долгом в жизни было — идти к Богу, как шли жены-мироносицы и возвещать, тогда еще в лице апостолов, а сегодня в лице вашего Благовестия. Мы верим, мы вам говорим, мы вас призываем, мы ваши сверстники, мы те же люди послевоенного времени, мы тоже вкусили в 20-м веке и школьное воспитание, кто-то и повыше учился кому за пятьдесят. Но вы Слава Богу, что пришли ко Христу и принесли своим вешним видом эту радость веры, радость Благовестия — тому к чему рвется и стремится ваша душа. Есть у нас еще, а мне жаловались сегодня, что мамка не пускает дочь 18 лет в Церковь Богу молиться. Вот, безумцы еще есть. Есть еще такие отщепенцы. Не знаешь, но и не лезь, дочка-то идет и пусть идет. И вот, поневоле она будет работать на запад и будет бить, бить, бить всех кто идет к Богу, считая, что мы с вами такие темные, такие непросвещенные, такие глупые, что мы идем за Богом, забывая о том, что тысячу лет идет Мать Родина, а не день и не два. Вот почему и сегодня, чем мы ближе становимся к Богу, чем мы крепче верим в Бога, чем мы более твердо стоим за Христа, за Православие, нас бьет мир окружающий, желая расшатать, желая отнять, желая, чтобы мы умом помраченные шли за ними. Не выйдет, не получится, не совершится, потому что с нами Бог, с нами великие праздники нашей Православной Веры, с нами та великая мощь нашей духовной жизни, в наших храмах.

И поэтому мои дорогие несите Христа как жены-мироносицы. Сегодня по настоящему у вас женский день, не тот оскорбляющий ваше женское достоинство, где Инесса Армандт — коммунистка, придумала 8-е марта и кричит вот! Это вы сами знаете как вам в кавычках «кадят» мужики, какие лозунги выдвигают: «ах ты, ты сегодня». Вот этого не надо. Вот, сегодня женский день. Вот сегодня бы, надо было поздравить вас с этой радостью. То, что вы сохранили Христа Спасителя в своем сердце, что вы даете веру в сердца ваших внуков. То, что вы идете также к Гробу Господню, чтобы получить благодать о Спасителе мира. Вот это настоящий ваш праздник. Праздник уже русского православного верующего народа. Ваш христианский праздник, христианок, вас — жен-мироносиц. Поэтому мои дорогие несите свет Христов, и мир будет спасен, Россия будет спасена, когда вы твердо, когда вы одухотворенно, когда вы не смущаясь, не боясь, не стыдясь, как получиться мне говорили постом: «я в гостях, я жру мясо», а твердо стоять за Христа за Веру. Как положено, как учить Святая Церковь, так нам надо идти за Христом, не боясь «сильных мира сего», не боясь, что над вами смеются на работе. Вас обижают ваши домашние, над вами издеваются ваши мужья, что вы такие-то секие-то и куда пошла, зачем пошла, чего там тебе надо и прочее. Уж тупоумие есть тупоумие. И о том, что Христос не Воскрес говорили как только совершилось это великое чудо — чудо мирового масштаба. И за 2000 лет никто у нас не отнял нашу веру в Бога, не отнял Христа Спасителя. Поэтому я вас призываю и обращаюсь к вам: стойко держите свет Православия, говорите люто ожесточенным безумцам: «ты, что-то хочешь сказать о Христе, пойдем не на твой стадион «заплеванной эстрады», а в Храм Божий и вот тогда ты увидишь воистину благодать силы Господа нашего Иисуса Христа. Вот родные так надо жить в этот праздник жен-мироносиц с чем вас я поздравляю, с чем приветствую. И будьте стойки в нашей Православной вере. Аминь.

С праздником вас родные. Христос Воскресе! Воистину Воскресе! Вот так держать, так идти и всякому угрожающему нам давать сдачи, чтоб не лезли к нам.

Спаси вас Господи!

О молитве за усопших родных и близких

Проповедь, сказанная прот. Василием Ермаковым 14 июня 2003 г. в храме прп. Серафима Саровского на Серафимовском кладбище. Санкт-Петербург. Всенощное бдение накануне праздника Святой Троицы

Мы собрались накануне великого праздника Святой Троицы, когда во всей полноте Господь нам явил великую свою Божественную Милость — то, что мы видим Бога-Отца, Бога-Сына и Духа Святаго. Не случайно накануне Троицы совершается по церковному уставу поминовение наших усопших, чтобы мы это благодатное, святое время провели в молитве в Доме Божьем, но не на кладбище, как было в то время советчины, когда в церковь было запрещено ходить, и храмов было мало, а помянуть родных надо—и мимо церкви шли ваши матери, бабушки, нагруженные корзинами, что там было — скромно, а водка была, самое главное. Потому что мужьё ваше — никогда бы не пошли поминать, коль она не даст остаканиться, помянуть родных. И вот они там резались на траве, сидели, водку пили, чуть не доходило (я сам видел) уже между могилами валяется, уже кто-то песни поет, где-то разборки начинаются, то есть происходило полнейшее осквернение наших дорогих могилок. Мы их украшаем богатыми надгробиями, а молитвы? — помолиться забываем. Он считает — я пред родителями искупил вину, посидел, повздыхал, повернулся, не перекрестился и ушел. Это не любовь к почившим. Праотцам надо молиться, потому что в молитве мы получаем от Бога всё, это лестница, которая ведет к нашим умершим родным. Знайте и помните — они всё видят, они о себе напоминают и когда ты, дочка или внучка живешь неправильно — начинают к вам приходить в ночных видениях. Когда ваша ненамоленная, грязная психика нарушается, на вас нападет страх — вот они по углам ходят, вот кто-то приходит, является, то мама просит попить, то дедушка просит закурить, еще чего-нибудь—вы начинаете, естественно, волноваться. Потому что они отошли, умерли без Бога, без покаяния и напоминают вам, чтобы вы, дети, внуки, не забывали церковь-то, а поминайте нас не стаканом водки, не куском закуски, а молитвой. Прийти и помолиться, отстоять панихидку, написать. Вы поймите, что стоит четыре раза в году помянуть их, ну, День Ангела — пятый. Ну что стоит? Ничего не стоит. Вот эта наша жестокость, вот это наше нерадение, вот это наше циничное отношение к усопшим. И никто из вас не должен говорить о том, что мы не знали, мы не понимали. Извините, ребята и девчата, Церковь (в России) существует тысячу лет, есть закон церковный — вы должны знать и интересоваться, чем же живет Церковь сегодня, чего она собирает своих детей под крышу Храма — Дома Божьего, для чего? «А мы не хотим, вот улица сказала, не надо» — и пошли, и поехали, забывая общеобязательную сторону нашей жизни. Пока мы живы, пока мы ходим по земле — наш долг молиться за родных, прийти, поставить свечку, отслужить, когда праздник, постоять вместе с нами, в этом Доме Молитвы попросить у Бога, чтобы Господь и нам живым дал крепость, и усопших помянули. Тогда поймите практически — они вас беспокоить не будут. Они вам не будут напоминать о том, что смотрите: «я жива, я только в иной атмосфере, я живу, я никуда не ушла, я вас вижу и к вам прихожу». А когда приходит — это очень, родные, страшно.

Я, Слава Богу, шестьдесят лет родных не видел, потому что и до священства я за них всегда молился, не проходил мимо Храма. А где помолишься, вспомнишь имена родных — и на душе так спокойно, так радостно, так ощутимо ощущается благодать молитвы, личной молитвы, сыновней. Так и вам: ближе к Храму, ближе к Церкви, прийти помолиться. Повторяю, тогда они будут радостны, спокойны и в трудную минуту жизни они нам всегда помогут. Почему и есть забытое нами наставление, что молитва матери со дна моря достанет своих детей, потому что вам, матерям, дана великая, всемогущая сила здесь на земле, Богом данная, помогать своим детям. Вот почему, они являются — им сверху видно все, куда пошли, о чем мы думаем, куда мы намериваемся идти, какой дорогой, с кем мы встречаемся, с кем мы общаемся, какие плохие дела мы делали, напоминая о том что — за все надо платить, за все надо воздать, что мы делаем, живя на Земле. И они говорят: «тебе трудно, сынок, трудно, так ты не ищи совета у своих друзей, приятельниц, а иди в Церковь-то». А когда они к вам являются, они вам напоминают об этом, потому что сами в послевоенное время, вас еще не было на белом свете, забыли дорогу к Храму. Чтоб вы не повторяли ошибок своих родных. Не повторяли. И никто из вас не скажет, что я не знаю, я не умею молиться. А скажите: «я не хочу, я не желаю, это мне не надо, нет времени».

Вот и завтра наступает праздник Троицы, после Троицы вперед, до Успения на дачу, чтобы только клещи не заели, закрывайте головку-то свою. А завтра прийти помолиться, коленопреклоненно выслушать все молитвы, в которых поминаются и усопшие наши родные, чтобы здесь, во всей мощи духовного праздника попросить у Бога благодати на дальнейшую жизнь нашего бытия. Ведь Троица только раз в году совершается, поэтому Церковь и зовет нас, чтобы мы не прошли мимо этого праздника, чтоб где-то не отсиживались с водкой. Слава Богу, теперь по-другому. Посмотрю завтра, есть еще отдельные личности, а вы-то должны быть в Храме Божьем. А на кладбище можно сегодня зайти, можно зайти в понедельник, а завтра — день молитвы, а потом и отдохнуть по телу, когда устали. Так, что завтра жду вас, родные, поклониться, помолиться коленопреклоненно, чтобы преклонить немножечко свою головку и испросить у Бога благодатной помощи на дальнейшую нашу жизнь, потому что жизнь, вы видите, очень сложная, очень напряженная — где-то горит всё, где-то холодно, где-то кого-то заливает. Вы смотрите — Бог напоминает, а с Богом на «ты» говорить нельзя, Богу надо молиться, к Богу надо обращаться с молитвою и у Бога всегда надо искать помощи, о чем нам напоминают, как я сказал, наши усопшие родные, они живы. И когда тут орут: «Ах, мамочка! Ах, муж, дорогой ты мой!» — а чего при жизни думали? Поздно, как говорится, время-то уже ушло. Так вот, родные, поймите, сущность дня сегодняшнего и дня завтрашнего. Ближе к Богу, подальше от толпы, молитесь и Господь нас сохранит.

С Богом!

Храм — это Дом Божий. Храм — это школа благочестия!

Поучение, сказанное прот. Василием Ермаковым 16 июня 2003 г. в храме прп. Серафима Саровского на Серафимовском кладбище. День памяти Святого Духа

— Ну что скажешь, а? Ничего не скажешь?

— Чего?

— Скажу.

— Ну, расскажи мне обо всем. Ты где Богу молишься? В Москве? Ну, давай о Москве потолкуем. Узнаем, как Москва Богу молиться. И глянь, как мы молимся. У тебя в Москве столько народу, нет? Нет, не ходят? Мы— то Москву благо знаем. Таких красивых, таких намоленных, таких нет?

— А ты где Богу молишься?

— Из Йошкар— Олы.

— А чего тебя привело сюда?

— Жена заболела.

— А. Довел? Довел, довел. Довел. Я за пятьдесят лет не доводил, за полсотни, а тут два— три года и давай, бей ее, чтоб чужие боялись. Так, нет? Лечить их не умеем, ласковым взором, словом хорошим, чтоб не болтались где не надо, домой быстро приходили, чтоб она не волновалась. Так, нет. А тут как поет Высоцкий: «там друзья были, один не пью». Это горе— то наше, наших дней, российское— то горе во всех отношениях. Как поют Стеньке Разину: «нас на бабу променял». Так и это.

Я знаю, как кричат, забывая, что у человека есть душа, у человека есть сердце, и потом мы не случайно встретили друг друга на дороге жизни. А то сперва поют: «Ах, я люблю», а потом — «пошла ты вон». Так? А за что? Почему? А вот Антошка 50 лет как женился. Он у меня учится. Терпение, терпение, терпение… Вас так не учат? Ты в Москве, в какую Церковь ходишь? В Сокольники, не? Там батьки московские — не нам авторитет. Там отчитали и «я бегу, бегу, бегу»…Так что вот, поглядите, мои прихожане — они какие, какие кадры российские есть на сегодня. Вот воспитай Россию— Мать, подними Россию— Мать. Потому что мы далеки от вас, у вас есть порыв сердца — «вот мне надо подойти, мне надо спросить, мне надо объяснить», а я: «да, нет, ладно, подожди, некогда». Это и ваша вина, и вина наша, что вы, говоря общим языком, обходите Дом Божий, со стороны, подальше, не заходить, не подумать, что совершается в Храме Божьем, не решить проблему, что могу я здесь заполучить. А вы должны твердо знать — в Храм случайно не ходят. Храм — это Дом Божий, Храм — это школа благочестия, Храм — где мы получаем исцеления практически, Храм — где мы снимает грязную шкуру жизни и греха и получаем белые свои одежды. Храм Божий — откуда должен и обязан обновленным выйти каждый человек, чтоб он не случайно, постоял и пошел со своей холодной душой, с холодным умом, с холодным своим, жестоким сердцем, потому что все те наставления, которые дают нам в жизни психологи и разные так сказать еще телефоны доверия есть — они вам никогда не помогут. Человек, далеко стоящий от Бога, он чисто физически, по— литературному подходит к решению этих вопросов, по— литературному. Так— то там было написано, так— то я вам посоветую. И почему— то они всегда отвлекают вас? Вот жену обижают, жена, куда должна идти? В Церковь, а не к этим «довериям телефонным». Что она скажет, она сама 10 раз замуж выходила, что она может подсказать? Да ничего. Или он, когда он по рукам ходит. Какое наставление он может дать? Да никакого. Никакого, а мы бросаемся туда, забывая искренний, основной, самый главный путь, путь русского благочестия. В Церковь с Христом, в Храм Божий с народом молящимся, и больше нам ничего не надо.

Это уже прожитый путь жизни поколений, Слава Богу, и моего советского поколения, кто хотел верить в Бога, кто хотел идти за Богом, кто искал Бога в войну, после войны, кто не отказался от Бога, кто не слушал тех разговоров школьных, которыми нас воспитывали. Я, Слава Богу, 62 года с советской властью прожил, это о чем— то говорит. Не день, не два — а 62 года. И надо с Божьей помощью сохранить в своем сердце Веру в Бога, преданность Богу, людей не слушать, которые бы копались в моем сердце, в мозгах: «А зачем ты, для чего ты пошел?», которые мне говорили в хрущевское время, в 60— х годах: «Зачем ты стал священником? Это не модно, это не надо, мы вас добьем, от вас ничего не останется». Это наглядное пособие — мы их добили молитвою, а у нас с вами ничего не случилось. Вот как Бог хранит своих детей, верующих, молящихся, обращающихся к Богу. А вы должны учиться у нашего поколения, не у тех, кто болтается, не у тех, кто идет на свалку истории, не у тех, кто копается в грязи жизни, а здесь — где идет благодать, где полной духовной радостью расцветает жизнь духовная, где она бьет ключом чистой воды. А вы сами отходите, и сами орете, сами кричите, сами занимаетесь самооправданием «ах, нас не учили!» Меня никто не учил, меня учил немецкий конвой, меня учила кувалда, меня учила лопата, меня учила кирка пять лет до 45— го года. Вот меня что учило. А я выбирал, смотрел, где люди собираются хорошие, о чем они говорят, чему у них можно поучиться, и, Слава Богу, с ними общаясь, я не курить, не пить не научился. Я не имею понятия о сигарете. А когда здесь некто, он говорил: «меня дедушка учит курить, а у меня мама ругается матерщиной» — самого вешать надо на первом суку. Вот они, а потом идет, талдычит: «Где моя дочка, где она потерялась?» Как воспитали, так и ищите. Вот она — жизнь без Бога— то. Вот она — жизнь от Бога. Можно сопоставить. И если за шестьдесят два года, 75 лет советской власти — нас не убило, то это надо рассмотреть и понять — это чудо. Явное чудо, проявление милости Божьей в нашей жизни российской. И нас никто не тронет. А если вы дохли — то и будете дохнуть, страдали — будете страдать, орали — будете орать горькими кровавыми слезами за то, что отошли от Бога. Вас зовут, а вы сторонитесь Бога, ну получите — что хотите. Вы ищете не Бога, а временных утешений. Вы живете в болячках, в зависти, убийстве, уничтожении друг друга, в воровстве. Как живешь — то и получишь. Это надо знать. Забывающие молиться Богу — кайтесь в этих грехах, в нашем нерадении к Храму Божьему.

Иногда в Храме невнимательность бывает, неисполнение того, что надо исполнять — кайтесь в этих грехах. И в нашей жестокости, в ненависти, в ожесточении, пересудах, проклятии, крике, вы сами знаете, подчас до рукоприкладства доходит, в некоторых семьях слова не помогают, так давай, бей её, любимую свою кормилицу. Мученики вы, мученицы. Да, жестокость мужей, да, жестокость, потому что они питаются не благодатью, Страхом Божьим и Верой, а улицей, жестокостью. Кайтесь в этих грехах. И положите, чтобы меньше было разговоров, меньше было трескотни, меньше было ожесточения, всегда помните в своем сознании слова Христа Спасителя, слова, с которыми мы обращаемся к вашему сердцу: «Со Страхом Божьим и Верою приступите»… И чтобы головка не болталась, и там мозги серые, не туда направлялись, не туда думали. Почему я вас торможу, когда идете к Чаше Жизни — либо молиться отточено, ярко, определенно, либо, братцы, постойте и подумайте. И учитесь, приезжие, в нашем храме, как надо верить, у моего народа, как надо молиться, что надо искать. Посмотрите на их личики — через очки. Не то, что московская братия.

Русь Святая — храни Веру Православную!

Проповедь, сказанная прот. Василием Ермаковым 29 июня 2003 г. в храме прп. Серафима Саровского в день памяти Всех святых на земле Российской просиявших

Сегодня для нас, православных русских людей — великий, величайший, святой день. Когда нам, верующим жителям нашего 21-го века история России предлагает память величайших угодников Божьих, кто своею верою, кто своею жизнью запечатлел беспредельную веру в Бога. Веру Православия в то далекое время (по времени), но близкое нам по жизни, молясь, веруя, не поддавшись тому соблазну, тому искушению, тому христоубийству, которым отличается кровавый 20-й век. Потому что он в истории России, наших русских людей сияет как век братоубийственных войн, как век битвы с Богом во всем своем ожесточении, как век стремления уничтожить русскую душу, русские мысли, даже названия городов. Даже нашу Родину — Россию превратили в «советский союз». Кому это надо было? Зачем это надо? Для чего? Откуда пришло это учение уничтожения нашей могущественной Матери — Святой РУСИ? Откуда? С Запада.

И сегодня в открытые двери прорубленного «окна в Европу» к нам текут, изобильно льются все грязные истины, грязные идеи, грязные наставления и самое страшное — терроризм. Террористы так к нам и прут. Они не считаются ни с нашей Родиной, ни с нашим русским народом, а стремятся жестокостью унизить нас, россиян, запугать своею силой зла, силой ненависти к русскому. За что? А чем мы такие плохие? Вы спросите их? Этот терроризм, пришел к нам с Запада — в начале 20-го века, даже раньше, с 19-го. Убийство Александра II — Броневицкий бросил бомбу, Нечаев написал катехизис анархиста и прочее, и прочее… Этих людей мы прославляли в 20-м веке, наш город носил их кровавые имена, показывая нашему поколению 20-х годов, молодым — «вот они какие были хорошие, ведь они боролись за счастье народа русского». Чем? Террором, убийством, насилием, ложью, Дыбенко, Крыленко — и прочие, так сказать, взвод террористов 20-го века, который не боялся уничтожать с пистолетом в руках нас, людей, россиян.

Немножко вглядываясь в прошлое, мы поймем, что не только они уничтожали умнейших людей нашего времени, нашей России, а они подняли, подняли свою бесовскую демоническую силу на самое главное, в чем сила русской души, на Православие, на Бога, закрывая Храмы, сбрасывая кресты, колокола, уничтожая иконы, срывая крест с груди. Кощунственные песни Демьяна Бедного. Вместо креста — кровавый галстук, «крест не носи, а галстук-то — на..». «Зиг Хайль» — отвечали юные пионеры до войны, сколько было в их детских глазах радости, что они — пионеры, что они строители новой жизни, что «мы новый мир построим»… На что и была направлена вся система лжи и обмана — воспитать нового человека. И мы его воспитали для нашего уничтожения, когда, не боясь, не имея совести, ни страха Божия в войну так называемая Зоя Космодемьянская жгла холупки в наших деревнях. А у неё-то, у фронтовички, муж на фронте, трое детей, четверо, старики — и всё под огонь. Когда Космодемьянскую схватили селяне, те же женщины, они ее спрашивали: «Что ж ты делаешь-то?». Ответ: «Я буду бороться за счастье коммунизма».

Ценой нашего страдания, ценой нашего уничтожения, это немцам не надо было. Я живой свидетель того времени, если ты хотел с ними, так сказать, бодаться — так выйди на чистое поле. Зачем физически нас было в том время уничтожать? Впереди немцы, сзади «СМЕРШ», наши русские люди: «бей россиянина, дави его, расстреливай его» — вот как мы жили. И в это страшное время сияла ярким светом молитва наших русских подвижников, кто не боялся быть исповедниками нашей веры, кто не стыдился этого зла-насилия, кто, хотя ему и стремились заклепать свинцом рот,—он говорил: «я верующий, я верю, я молюсь». Не боялись, зная, что Россия — Богом званная Отчизна, что Россия — это Дом Богородицы, Россия — это Святое Святых место, Россия — та твердая стена, которая противопоставляет себя злу Запада. Я думаю яснее, ярче не понять русскому человеку, не заглянув в историю прошлого кровавого 20-века. Но, увы, не все осознали, не все поняли — откуда это идет и зачем. У нас сегодня остались те же богоборцы, те же христоубийцы русской души — это те сектанты, это те христопродавцы, кто за западные подачки ходит по домам и к нам пристает: «Почитай, я хочу с тобой поговорить, я хочу тебя наставить, как молиться». Безумцы нашего века! Вы, чью волю исполняете? Зачем это лично вам надо? Вы продали душу сатане, так наслаждайтесь, не лезьте в русскую душу со своими грязными мыслями. Или мы — Иваны, не помнящие своего родства, или мы — не знаем свою Родину, нашего Православия, нашей истинной Православной Веры, или мы — что забыли? Лучше бы они, собрав все свои силы, направили их против рок-музыкантов, против сатанистов, против наркоманов, против всей той грязи, которая льется к нам с запада. Зачем же лезть к нам? Мы — люди тихие, мы — люди скромные, мы — люди не гордые, но, и еще раз НО — если вы будете трогать тайны нашей души, нашего сердца, нашего ума — вам не сдобровать. Говорю, как священник. И пусть они не плачутся, что у них дома непорядки, что у них дети пропадают. Что посеешь — то и пожнешь. Даром слово, поднятое русским человеком против Православия, против Отчизны — не проходит. И никогда, верьте, не пройдет. И вы сами можете убедиться на тех, кто стонет: «как мне в жизни не везет, как мне все нехорошо». А почему тебе и за что должно быть хорошо? Потому что ты предал Родину, не зная сути Православия? Смеешься над верой отцов своих, не чтишь отца и матерь своих, как учит Православная Вера и прочее, и прочее?

Поймите меня правильно и справедливо — не одно праздное слово, кощунственное, сказанное на нас, верующих, даром не пройдет. Это назидание отцам и матерям. За ваших детей, за тех, кто вам попадается на вашей дороге жизни, кто вас толкает в бездну греха,— плата наступит. Да мы и сейчас это видим, когда распущенная мама пускает на дискотеку свое чадо — бутылка в левой руке, в правой руке цигарка, а потом ищете: «где моя дочь, где мой муж и сын»? И не надо заниматься самоуспокоением, что мы не знали, чем это кончается. Так спросите бывалых, спросите прошедших всё время страшное того поколения. Я отвечаю за свое поколение 20-х годов, все давно в Землянске, все кто поднимал, кто орал, кто кричал, кто помогал строить новый мир на нашем страдании, на издевательстве над нами. Получили по полной программе. Кровь на них и на чадах их. И не надо возмущаться. Не надо говорить, что мы не знаем, как жить. Так — как надо, как положено, ища помощи, утешения в Православной Вере, а она живет в Храме Божьем, Вера укрепляется в молитве церковной, в наших Таинствах, а не в том равнодушном: «ладно пойду, ладно, зайду в Церковь, ладно, что-то здесь совершается мне непонятное, пойду и я » — то есть на Причащение. Безумцам нет места в нашей молитве. Пусть в мозгах покопаются, поглядят, увидят, и особенно пусть обратят внимание на вас.

Вы же, дети их поколения, мое-то, слава Богу, сохранившихся, уходит, а они-то пусть у вас поучатся — как жить, зачем жить, для чего жить. Как вы нашли Бога на сегодня, что Бог вам дает, когда вы идете в Храм Божий, что вы чувствуете, молясь. Это только можно осознать, когда с вами помолишься, когда, глядя на вас, напитаешься, благодати Веры и молитвы, когда увидишь вашу Веру. Вот это являет истинную веру, что Русь жива, что Россия будет жить, Россия опять станет на то, свое историческое положение могущества и святости, если мы не будем христоубийцами, вы уже и ваши дети. У нас все будет, абсолютно, и не надо смущаться теми трудностями сегодня, надо нас и бить, чтобы мы не гордились, чтобы мы не возносились: «ах, у нас все это», не продавали за чечевичную похлебку наше первородство, наше Православие. А сегодня все эти богоборцы, борцы с душой русского человека, они находятся за пределами нашей жизни, им не понять, их наставили американские сектанты: «иди посмотри, покопайся в их душе, глянь, что они делают, а мы дадим денюжку, закодированные продукты, ну и тряпочки, отвезем ваших детей бесплатно на воспитание в лагеря» — а там напичкаем их чем надо, как все равно, что бомбу и всё. Как будто в России нет мест у нас, чтобы отдохнуть и помолиться?

Так что вот, родные, для меня всегда этот праздник является праздником мужества, праздником могущества, праздником стойкости, праздником радости, праздником дерзновения того, что Россия живет, что святые мученики, исповедники, отдавшие жизнь за Россию — они будут жить! Они нас учат, чтобы вы, ныне живущие часто думали о тех событиях, которые развиваются вокруг нас и были защитниками нашей дорогой Отчизны во всех отношениях. Пусть идет лютость вокруг нас, пусть нас стремятся напугать террористы, пусть везут нам всякую нечисть — но Бог есть, Бог нас охраняет, почему мы и ловим — где надо, кого надо и когда надо. Только бы русский человек не помогал бы этим людям, продающим жизнь за какие-то копейки, чтоб он подумал об этом. А для нас на сегодня — надо молиться Богу, надо чаще смотреть в прошлое, как мы жили, (литература есть), надо вглядеться в то, какой ценой мы заслужили право легко, свободно молиться. Какой ценой? Ценой Веры, ценой страданий, ценой мужества, что мы не продали ни тело, ни душу западу. Мы отстояли свое право, физическое — в 1941-м году, мы отстояли свое право духовное — в 1991-м году, когда рухнула система коммунизма без крови, без бомбежек, а могло бы ничего не остаться, потому что ожесточенная система коммунизма нам не простила, что мы ее сбросили со своих плеч. Да мы и не сбрасывали, пришло время, и каждый увидел, и сказал, что это не мой путь-дорога, у нас Вера Православная — и пошли к Храму Божьему. Так будем молить, чтобы Господь нас сохранил, нам не дал бы более таких переживаний, хранил за молитвы русских угодников Божьих нашу Русь Святую, чтобы мы почаще вспоминали и обращались к Богу с молитвою, и учили окружающих предателей России. Русь Святая, храни Веру Православную, всё у нас будет хорошо, радостно, будет здоровье, все, к чему сегодня стремятся.

С праздником!

Русские люди и Мать-Россия

Проповедь, сказанная прот. Василием Ермаковым в храме прп. Серафима Саровского на Серафимовском кладбище 5 июня 2003 г.

С каждым разом, с каждым днем нашего бытия нам, русским, становится все труднее жить в нашей Отчизне. Очень трудно, потому что стремятся нас подавить, стремятся нас оскорбить, стремятся нас, (не по силе им) уничтожить, посмеяться над тем правом, которое мы имеем. Мы видим, как туркмены давят нас, азиаты. Мы, русские, там жили после войны, до войны еще, помогали строить экономику, теперь уже, пожалуйста: «убирайтесь, вон отсюда». Над нами смеются литовцы, не давая нам проехать в Кенигсберг. Их территория — они имеют право: «вон с поезда, идите, как хотите». Над нами смеются и в духовном плане, потому что Госдума стремится выбрать более жестокие законы, унижающие наши права верующих. А права сектантов? — они их возвышают, они их поднимают, ссылаясь на те права человека, которые мы слизали по конституции с американского образа жизни, забывая о том, что мы — россияне, у нас есть свой образ мыслей, свой образ жизни, у нас есть свои стремления, у нас есть своя история, не западная, а тысячелетняя, российская.

Тысячу лет мы шли своей дорогой — к мощи, славе, богатству. Не случайно, что нам Бог даровал 16 часть всей земной суши человеческой, где все богатства, все природные ресурсы. Нам Бог даровал, чтобы мы с толком, с умом, по-человечески, с любовью ими распоряжались. А как это идет — вы сами это видите, как и я. Глянешь — лес разворуют, тут еще пожар нам помогает очень сильно, наши рыбные богатства уплывают японцам, корейцам, китайцам. Мы уже дошли до того, что кусок трески-то не купим, все уплывает норвежцам, все туда, а нас с вами кормят искусственной форелью, искусственной семгой. Вы поймите, кусочек возьмешь — она не пахнет рыбой. Всё искусственные добавки, как будто мы на своей территории не можем вырастить свое. Все эти ножки Буша, а нам надо понимать, что там собирается вся сальмонелла, все болезненно-злобные микробы. Вот нам и прут они это, а мы по дешевке берем. Неужели в нашем государстве пока еще не нашлось людей, которые могли бы не накормить, а закормить всю Россию-Мать? Потому что пресловутые законы, которые принимаются во власти, они стремятся не поднять наше бедственное положение на сегодня, а еще больше его усугубить. Еще более заставить нас страдать, отбивают все желания того, чтобы человек поднялся. Вот поедешь по России-Матери — поля-то брошены, дома в деревнях забиты, а ведь когда-то жили русские, всё обрабатывали, всё было. Отбили.

А уничтожение нас с вами, оно началось в пору — с времен Петра Первого и до сего дня. Мы всё пережили, мы только поднялись в своем могуществе — в 17 году революция. Нашли Ильича со своей компанией, немцы нам его принесли — и пошло уничтожение. Ну, думали мы, ладно, раскулачили нас, сослали. Одна Украина отдала за три года с 29-го—6 миллионов умерших не в блокаду от голода, а когда продотряд, «чоновцы» приходили и всё до последнего зерна, с пулеметами, со штыками отбирали. Все это народное, все — на Москву. Они и спровоцировали тот страшный голод в Поволжье в 20-х годах, чтобы ободрать, снять наши иконы. Вы видите кинохроники — якобы на помощь голодающим. Никто из наших прабабушек ничего не получили, все шло напрямую на Запад, в Германию. А мы с вами — эшелонами в лагеря, и тысячами в землю. Центрально-Чернозёмная область — она дала три миллиона погибших не в блокаду, не в войну, а в мирное время. Когда при моей памяти храмы были засыпаны рожью, пшеницей — а они: «всё, хлеба нет». Ис-кусст-венно. А цель, какая? Нас изничтожить. Думали — ладно, мы победители, война окончилась, уж теперь-то заживем… Приходили в блиндажи в разрушенных деревнях, где немцы отсиживались в обороне. Тот же народ, тот же победитель приходил, его встречали запаршивленные детишки-ребятишки, а на границах у победителя снимали какой-то платочек, какую-то пуговку, какую-то игрушечку которую он нес детям своим — нельзя. Стоял СМЕРШ. Они все это отбирали, даже пластинки Лещенко Петра, заграничные с яростью разбивались СМЕРШЕМ. Нельзя было.

И вот нас по сей день и уничтожают. Это по телу, а по душе? Правы сектанты, это их — не трогать, они — свободные люди, мы подписали Хельсинское соглашение о правах человека. Права правами, а вера верою. Так почему же они? Мы их не звали к себе в наставники, к себе в учителя мы их не просили, а почему им дано право ходить по домам, талдыча своей листовкой, кричать, что ты не знаешь Бога, ты не так молишься. Кто тебе дал право лезть в мою душу-то? Кто дал право? Нет, их не тронь, сейчас же весь запад расшумится, разорется, раскричится, раскудахтается, что в России нет прав человека. Новодворская быстренько соберет демонстрацию в Москве у памятника Пушкина. Вернемся к правоверным — у них свои праздники, вы их не трогайте, они имеют права по своей мусульманской вере защищать свои права. А россиянин? Даже в Конституции написано — ты не русский, а гражданин Российской Федерации. Так? нет? А какой я гражданин Российской Федерации? Я хочу, чтобы у меня было написано — «я — русский», и так и писали, и чтоб я этим званием гордился и вы вместе со мной. Мусульмане — так у них все строго, у них написано, из-за платков — шум, не будем фотографироваться без платков на паспорт.

Вот я немножко вам показал, поделился горьким взглядом на то, чем мы живем сегодня. Очень горько, очень больно становится за державу-то нашу. А что дальше? Как будут ваши дети, наши внуки жить? Какой-то там жид, узбек, азербайджанец захватит мой корабль, мое озеро, море Каспийское, а там братцы — китайцы. И все это виноваты мы. Мы сами будем себя винить. Когда мы потеряли Бога, когда мы забыли Бога, когда мы отошли от Бога — мы всецело предали себя своему гордому человеческому «я». «Я хочу, это мне надо, а Бог — ладно, может его и нетути, может быть, так сказать, еще подождет меня вразумлять». Забывая о том, что трагедия двадцатого века оказывается, ничему не научила нас, россиян. Что мы отдали 100 миллионов, за войну 40 и 60 миллионов в репрессиях — ничему не научила нас эта трагедия. И мы считаем — давайте заниматься наркотиками, продавать паленую водку, продавать в наших киосках-магазинах какой-то фальшивый табак. Все это можно. Русские, что ж вы делаете? На чью мельницу мы льем воду? И почему мы не поднимем свой голос в защиту наших прав? Прав русского православного христианина, наших прав. А права есть — мы не хотим ими пользоваться. Куда уж мы так, стариканы оголтелые, идем защищать Зюганова, с плакатами стоим, Лимонова защищаем — даешь левую партию? И идут, смотрю, (Слава Богу, вас нет) — одни старики, люди, обезумевшие от времени и сами не знающие, что им надо в жизни. Бога нет в их сердцах, особенно в этих разболтанных женщинах. Вы видите, как они стоят: куртка нараспашку, беззубый рот, один зуб торчит как у бабы-яги — и вот мои права она качает. «Ты иди в Храм, помолись» — скажи ей это, она тебя сразу растопчет. Вот трагическая картина наших дней, нашего времени. И я к вам обращаюсь и буду обращаться, чтобы наша крепкая община православных христиан нашего храма, чтобы мы твердо шли дорогой жизни, защищая, где бы не были свое звание: «я — христианка, я — христианин». Силы Божии в немощи совершаются. Нас мало, но мы обязаны это защищать. Мы обязаны все это говорить. Я беру из своей жизни, и если бы я после войны сразу не пошел учиться, не защищал бы свою веру один на 10 тысяч — я бы не был вместе с вами. Я говорю: « Я верю в Бога, я иду в Храм Божий, я иду с Храма Божьего, а ваши сказки, басни, веселья — мне это не надо».

Так и ваш долг, прямой долг, обязанность — тоже защищать, где бы не были вы, где бы не находились, куда бы вас время не поставило, на какой пост — защищать Мать-Россию, защищать ее в словах и особенно молитвенно просить наших угодников, чтобы они хранили землю Русскую, чтобы они не дали нам еще пострадать. А то где-то засуха, а там и одно, другое, третье. Бог не посылает нам страдания, пока еще нет. А у Бога всего много — подует ветерок, земля затрясется, кто-то принесет с Марса бактерию — и понеслось. И никакие лекарства, и никакие научные, так называемые открытия нас не спасут. Будем дохнуть, если не обратимся к Богу, если не будем мы говорить о том, что: « я верю, я православный, я хожу в церковь». Не закрывать свою веру, не прятаться за чужую спину, не надо проходить равнодушно мимо тех грехов нашего бытия. Это болезнь русского человека. Вы меньше посылайте своих детей, вернее не пускать на дискотеку, где наркота собирается, где собирается всякая молодежь, как в пивном баре! Так они идут, им все равно. Правая рука — бутылка пива, левая — сигарета, идет, кто такая? — не знаю. Чего она идет? Куда идет? А когда наступит время расплаты — тогда начинается: «ты скажи по фотографии, где моя дочь 16-летняя?». А я спрашиваю: «А куда ты посылала? К подругам? Ну, иди — ищи там». И такие не раз в 10 лет приходят — их очень много. Я сказал: «Куда пустили — там ее и ищите». Так что, мои дорогие, вы, как я, всё видите. Вы прекрасно понимаете: защита для нас — Храм Божий, домашняя молитва, беспредельная вера в Божью Помощь. А Господь помилует, спасет, защитит нашу землю Российскую, как он защитил ее, когда товарищи коммунисты в 1993 году подняли бунт в Верховном Совете России — на грани были гражданской войны, и мы бы здесь не стояли.

Вот я повторяю вам — вы наша сила, вы моя сила, вы воспитанные, вы твердо стоите на православном бетонном основании. И где бы не находились — молитесь, чтобы Господь помиловал и дал бы пожить в наступившем 21 веке. Все в наших руках. Будем молиться — все будет хорошо, не будем молиться — все будет плохо. Вот так надо идти сегодня, а время сложное, злое, происходит убийство России и убийство нашей нации. Вот так надо идти к Богу и защите Матери России.

Ищите прежде Царства Божия и правды его, правды Божией, а не человеческой

Проповедь, сказанная прот. Василием Ермаковым 6 июля 2003 г. в храме прп. Серафима Саровского на Серафимовском кладбище. Санкт-Петербург. Память Владимирской иконы Божией Матери

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Проведя наши праздники христианские, вспоминая всех Святых в мировом масштабе, вспоминая русских Святых в прошедшее воскресенье, нам святая Церковь преподносит (уроки), наглядно призывает всех — куда надо идти человеку здесь, живя на Земле и что надо искать в жизни. Куда и что. И к этому сегодня нас призывает Святое Слово Божие, Евангельское Благовестие вечной жизни. Господь говорит: «Ищите прежде Царства Божия и правды его. Правды Божией, не человеческой». И все, что ищется сегодня в 21-м веке человечеством, Господь за Веру, за то, что мы идем к Богу, пойдем за Богом — нам дарует, всё земное, необходимое для нашей жизни. Что искали в своей земной жизни, наши особенно русские православные святые? Они нам оставили образ — как надо жить на Земле и что надо делать. Я не буду смотреть в глубину прошлой истории, а возьму 20-й век, век трагический для Матери России, век, когда все силы ада были направлены на то, чтобы изничтожить Мать Россию, чтобы не было русского человека. Мы были советскими людьми, нас так воспитывали, у нас не было России. В 17-м году отняли наше название, мы стали — советский союз, думая, что те наши близлежащие братья, они будут вместе с нами, они нам помогут, как мы им помогали делать земное благополучие. И вот вы видите в одночасье, в одно мгновение все человеческое стремление, все стремление той системы коммунизма создать братство народов, создать мир хижинам, войну дворцам, отдать заводы рабочим, землю крестьянам. И мы получили. Не только ваши отцы, деды ваши и прадеды — по всей программе.

Клюнул, пошел, рванул, уничтожая в гражданской войне здания, раскулачивая всех умных людей. А тот, кто действительно желал и нашел мощь Российского духа — поднимал Россию, и нам они путь указали Веры и молитвы, против чего со всей яростью обрушился удар на святое святых русского человека — это на Храмы, на иконы, и на нас — священников. А мы являемся — душой русского народа, совестью русского человека. И вот они направили сюда все свои силы ада, силы демонизма, чтобы изничтожить Россию как нацию, забывая о том, что мы, когда приняли христианство, мы приняли Христа-Спасителя не номинально, а всей своей русской душой. Мы жили по законам Православия, мы жили по заветам Христа, мы стремились, как в прошлом чистая сторона русского народа, искать правды Божьей на земли. Мы боялись заниматься уничтожением людей, боялись человека обидеть, мы понимали, что это грех, а за грех надо платить дорогой ценой. Мы это забыли. И когда распущенная чернота русского народа, его души, когда чернь поднялась на Святое Святых русского человека — мы и получили. От чего мы даже и не можем сегодня оправиться. И все чем нас оболванивали, говорили о том, что «союз нерушимых республик свободных»… — мы сегодня видим, как было вчера. Слава Богу, что Господь не допустил той страшной трагедии, теракта в Шушене. Женщины, которых мы кормили, поднимали их экономику, которые как паразиты жили на теле русского человека (знайте, когда мы из рубля имели 20 копеек, 80 копеек (шло) братским народам — вот благодарность) — как они долго выслеживали, как они долго смотрели, как они долго искали тот момент, где бы более ожесточеннее нанести удар русскому человеку.

Подумайте, а чем мы плохие? Что у нас плохого? То, что мы кормили, их защищали, да? Дети Кавказа ищут сегодня слабую силу в русском человеке, стремясь куда-то поддать, чтобы мы зашатались, проявили слабость своей души, чтобы мы пошли исполнять их желания. Вот если бы этот страшный урок жизни россияне восприняли как вразумление, как призыв Божий очнуться, оглянуться, одуматься, посмотреть каким путем мы идем, куда мы идем, что мы творим на сегодня в нашей России. Наркоманы, распущенность в молодых семьях, курево, бутылка пива, страшные рок-музыканты (это молитва сатаны). Так сколько же Бог и наша Святая Русь может терпеть это беззаконие, это унижение, это беспутство? Не оправдывайте себя в том, что мы не знаем, куда идти, мы не знаем, что искать. А почему вы ищете помойку жизни? Почему как бомжи в этих помойных ящиках валяетесь, молодые, предав свой облик человеческий распутству — «я так хочу жить»? А что они не знают чистой жизни? Что они не понимали? У них высшее образование, у большинства, у них все было абсолютно, а вот “не хочу искать, не хочу идти за той светлой общностью русских людей, кто нашел Бога, кто идет за Богом, кто исполняет все предписания, наши законы веры православной”. Почему не идут за нами? А чем мы с вами плохие? Да потому что мы более строгие, мы более строго относимся к желаниям, к своим мыслям, мы понимаем, что любого человека, кто бы он не был — грех обидеть, грех унизить, грех не помочь. МЫ боимся Бога, потому что мы пришли ко Христу тернистым путем нашего земного бытия, крестоносным путем.

Мы на кресте в 20-м веке засвидетельствовали крепость нашей православной веры, на кресте. Мы сказали — Христос воистину Сын Божий и мы не отдадим, и не отдали Его на поругание. И вот эта святость нашей души, святость русского человека в своем христианском призвании, Слава Богу, и сегодня исполняется. У нас есть еще и иные наставники, нашли другой путь жизни, не истинного православия, нашлись братки, которые как вши выпивают нашу кровь, братки, которые не считают зазорным убить человека, забывая о том, что есть у него семья, есть дети. Он живет, пусть он трудится, но тебе-то зачем, но и ты-то потрудись. Или Бога нет? Или Бог не видит, что ты думаешь, не только творишь? Или тебе непонятно, что тебя ожидает? Запомните страшные слова, сказанные у Распятия, сказанные у Голгофы частью народа, который распинал Спасителя — «Кровь Его на нас и на чадах наших». Вот она и прольется, она будет в этом наступившем 21-м веке напоминать этому человеку, этой семье, что за какое-то мнимое, мимолетное удовольствие лишить жизни человека, его маленькой счастливой жизни здесь на пути земного бытия — придется платить, а зло всегда наказуемо. За зло надо платить дорогой ценой, знайте. Поймите, мы заплатили в 20-м веке сполна за то зло, которые мы совершили во время революции. И не напрасно Церковь нам показывает всю святую мощь россиян, всю святую мощь российских исповедников, новомучеников, тех людей православных, кто не отдал Христа на поругание — вот это путь каждого крещенного русского православного человека.

Помните практически — Бог нам все даст, все, что надо, только не ищите путем кулака, путем насилия, путем лжи, путем обмана своего мимолетного бытия. Не получится, не выйдет, Бог везде достанет. А когда пойдем, учась, вглядываясь: «А как же жили наши русские люди, не бандиты, не братки, не борцы в кавычках за свободу человека, а как они жили»? — так учитесь у них. Я сам у них учился, и меня, Слава Богу, Господь спас, сохранил, потому что я увидел их путь Христов, путь Христовой веры, и мне Господь даровал всё, что надо. Я не пошел путем зла, путем насилия, путем лжи, путем обмана, а это могло бы быть в трудные годы военного времени. Я боялся Бога, и вот я и вас призываю бояться Бога, не оскорбить Его Святость своим беспутным поведением. Не стремитесь искать путь прелести, ибо завтра издохните, а ищете путь веры, молитвы, путь радости, путь вечной жизни, куда приводят после креста каждого верующего православного христианина. Вот к чему нас призывает сегодня Господь наш Иисус Христос. Ищите прежде Царства Божия и правды его. Царство Божие есть. Это — вечность, и давайте жить по правде Христовой: то, что в наших силах нести, проповедовать и самим исполнять, и тогда не будет тех уныний, тех скорбей, тех слез, того отчаяния, тех криков к небу: «А зачем меня мать народила»? А что ты делаешь? Вот подумайте и с Божьей помощью, молясь в Храме Божьем, идите за Спасителем Мира. И Бог нам дарует здоровье, крепость, радость, благополучие, и не будет тех проклятий, которых так много в этом мире сегодня раздается.

С Богом, за Христом!

Аминь!

Дай нам крепость, дай нам мужество, дай нам терпение, дай нам силу нести свет

Проповедь, сказанная прот. Василием Ермаковым 7 июля 2003 года. в храме прп. Серафима Саровского. Серафимовское кладбище. Санкт-Петербург

Есть у вас головка, есть ум, есть слух, есть глаза (а ты не слушаешь), а я давно вам говорил — хуже будет. Пока погибло 14. Слава Богу, у нас 300-летие прошло спокойно, а могло быть как при Сталине — все пошли, и тогда погибло тысяча человек — 9 марта 1953 года. Так и здесь могло быть, враг не дремлет. Почему-то зов толпы исполняется, а зов совести не исполняется, и наставления материнские не слушаются, Кати-Вани с Таней можно слушать, а мамку нельзя слушать. Она же кричит сердцем своим — горько будет, не делайте, не рвитесь в толпу, придется платить дорогой ценой. И почему они не идут туда, где чистота жизни, благодать, где молитва. Слава Богу, есть еще головка. Нет: «Не пойду, не буду». А виноваты вы. Вот надо держать (в кулаке)…

Не на танцульки, поближе к Церкви. Надо к жизни их готовить, крепко их готовить, твердо, властью данной материнской и отцовской. Но нет, и всё. Чтобы вам не принесли и под дверь не бросили мертвый труп, холодный, чтобы не бегали по моргам: «Где моя дочка, сын»? Горькие примеры дня сегодняшнего. Ткните пальцем — вот ваши танцульки, ваши концерты, вот ваше желание жить свободно. А чтобы у вас головка была светлая, надо быть ближе к Богу, если вы не пожелаете раньше времени постареть, раньше времени уйти из этой жизни, раньше времени не реветь, не проклинать, чтобы ваши дети не орали: «Ах, зачем я на свет народился — не знаю»! Ваш долг материнский — верить, молиться и учить, как учили меня, как учили вас. И я делюсь опытом своей прошлой жизни, там были свои трудности. А вам требуется твердая рука женщины христианки, православной жены, православной матери, православной бабушки, которая не так ко мне приходит, что и дороги-то в храм не знает. Видите, как их отбрасывает! Вот жизнь непутевая, вот они дожили до седин, а не знают и кричат мне: «А зачем это надо?». А еще хуже придется, как кого-то подорвем, а кому-то еще болячки нашлем. Враг не дремлет.

Я посмотрел «Момент истины» Караулова, как травят продуктами нашего брата. Смотрели, нет? «Момент истины» надо смотреть, Караулова. Страшно, страшно, когда коммунисты в Брянске отдали животных, и полгода не платят деньги. Ложь и обман творится. Коммунисты не те, но бьют теми же методами, которыми били раньше наших отцов. Я на своей шкуре всё испытал. Их «любовь» я во времена советские испытал. А ты сейчас — давайте голосовать за них! «Момент истины» надо смотреть всегда, чтобы узнать правду о прошлом и о настоящем. Казаки наши продающие, покупающие за 250 миллионов долларов футбольные команды. Где Абрамович деньги заработал? Что он там с кайлом работал, что он там пахал? А недра-то народные, наши. А нам — повысить деньги за хлебушек, повысить деньги за квартплату, за всё — повысить.

Это все в назидании — о том, как люди забыли Бога. Туда-то ничего не возьмешь, кроме имени проклятого, которое в веках будет повторяться. Но надо честно жить, справедливо. Пока есть время, есть возможности, есть все условия быть христианами, быть проповедниками, быть наставниками, быть яркими светочами в нашей жизни… Мы еще вспомним, кто есть, кто и что есть что. Достаточно грехов. Просветления нужно, радости, благоговения, подкрепления в вере и благочиния… Ты нас видишь (Господи), какие мы есть. И мы, Твои дети пришли на суд, чтобы Ты нам даровал то, что Ты принес на землю — Веру, любовь к Тебе, терпение к Тебе, чтобы Ты нас не наказывал, а помиловал бы нас, чтобы Ты нам даровал великую силу любви к ближним, домашним, окружающим, чтобы Ты нам дал силу и просветление ума быть настоящими — Твоими детьми. Дай нам силу, дай нам крепость, дай нам мужество, дай нам терпение, дай нам силу нести свет. Вот так почаще думайте. Просите Бога, когда стоите на молитве, и Бог он дарует всё, что мной сказано, потому что я сам прошу — Бог мне дарует. Чтобы, повторяю и призываю вас — вы были светочами. Чтобы вы всегда были с Богом, всегда были с Божьей молитвой. Всегда думали, но не о теле, как угодить телу, забыв Бога; как о теле позаботиться, как телу дать больше внимания.

В наши дни нашего житейского бытия это касается особенно молодых, неокрепших, невоспитанных не в вере, не в молитве, а в телесном самовоспитании: «Я хочу, я получу, у меня все будет». А будет то, что никто не узнает где могилка твоя, и никто не будет рыскать и искать где она — пока не вернетесь к Богу. Пусть Бог дарует нам в страшное время нашего бытия чувство веры и радость жизни в Боге. И пусть Господь простит наши прегрешения — то, что мы перечислили. Бога не будем забывать, молиться будем Богу, обращаться к Богу, черпать силы в Храме Божьем, любить ближних. Особенно среди ближних, семейных: брат и сестра, муж-жена, не бросайтесь, не кричите, не устраивайте разборки (хотите ругнуться от души — возьмите в рот воды). Из этого ничего не выйдет, я сам это прошел и других учил…

Силы у нас есть и мы выйдем победителями!

Есть время подумать и учиться вере

Наставление, сказанное прот. Василием Ермаковым 12 июля 2003 г. в храме прп. Серафима Саровского. Серафимовское кладбище. Санкт-Петербург

Время есть. Время есть — подумать, время есть — оглянуться, есть время осознать, есть время почувствовать, и никто из вас не скажет то, что вы часто мне говорите и кричите — что нас не учили, а вы не хотите учиться вере, молитве, чистой жизни, послушанию старшим, послушанию в семье, терпению. Вы не хотите, а рвете за глотку: «это мне удобно». Своим поведением, своей анархией. Поймите, я вас вижу. Я не первый год стою на этом месте, а 22 года. Богомольцы — это не народ. Богомольцы — это тот, кто молит Бога. А народ — «с красным знаменем вперед, оголтелый прет народ». Вот это народ. Обалделый. А умные люди-то, толковые люди-то, понимающие люди-то, знающие, зачем пришли.

Так давайте помолимся, чтобы в нашем сердце крепость была такая, как была у Апостолов. Ни шагу назад, ни шагу, ни вправо, ни шагу — ни влево. Какая-то есть тетя, она живет на Литейном, вот к ней идут, она дает воду какую-то заговоренную, человек пьет, ну что там будет… Не предавайте Бога, не предавайте. Есть Церковь, есть Храм Божий, есть мы. Покайтесь в нашей жестокости, ожесточении, ненависти, неприязни, злобе, зложелательстве ко всем окружающим, к нашим домашним, к нашим близким.

И особенно мы — христиане, мы должны быть терпеливыми. И не срывайтесь на словах, как покрепче ответить, как похлестче заехать. Очень страшно, мне жалуются, пошла женская матерщина. Очень страшно, Господь, конечно, даст по физиономии этой личности и крепко. Как будто нет другого выражения. Это крик бессилия, крик своего ничтожества, крик разухабистости своего греха. И, пожалуйста, я вас прошу, остановите и напомните, что рука Господня на их морду уже тянется. Что выплеснула, что сказала — то и получит на себе и на детях.

Вот подумайте об этом. Хотите, чтобы дети были хорошими, чтобы не реветь, не рвать рубаху на себе — подумайте о них, будьте ближе к Церкви. Где они сейчас? На каникулах где-то отдыхают. Посмотрите, что они привезут вам, какую матерщину, какие мысли, какое поведение в этом коллективе, в котором они отдыхают. Подумайте. Сядьте и объясните, которым 13-16 лет, а она матом ругается на мать: «ах ты меня не пускаешь в 16 лет на дискотеку, с подругой не пускаешь, уехать не пускаешь, все равно уйду». Вот это страшно.

А ждать хорошего в жизни нечего — пока не будем верить, пока не будем молиться, пока не будем твердо стоять в своих желаниях — я — христианка. И не давать сдачи трехэтажным, пятиэтажным, как будто помогает это. Я вам напомню, как надо жить, как надо идти за Богом, как надо служить Богу и служить нашей Отчизне. Хватить поганить Мать Россию!

«Скажи только слово и исцелеет отрок мой» (Ев. от Матфея)

Проповедь, сказанная прот. Василием Ермаковым 12 июля 2003 г. в храме прп. Серафима Саровского. Серафимовское кладбище. Санкт-Петербург. День памяти славных и всехвальных первоверховных апостолов Петра и Павла

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

«Скажи только слово и исцелеет отрок мой». Так в скорбях обратился, как говорит Евангелие на сегодня от Матфея, скорбящий человек, еще не знающий Бога, но слышавший о тех чудесах, которые совершал Спаситель. «Скажи только слово, и я верю, что по твоему Божественному слову он исцелеет». Далее Евангелие раскрывает события этого обращения. «Ибо сам я человек под властью» — он был крупный военноначальник. «Я скажу своему воину: иди — он идет, скажу рабу своему: сделай то — он делает. Все, что я по-человечески, как имеющий власть и силу скажу людям — они исполняют. Но я-то сам недостоин напрямую обратиться к Богу». Что нам говорит Евангелие? Что по слову обращенному на расстоянии ко Христу, Господь даровал исцеление этому отроку. По вере иди — и да будет тебе, и исцелился этот болящий отрок.

И невольно от этого далекого по времени, но близкого по содержанию, особенно на сегодня, слова Божественной правды, обратимся к нашему времени, к нашим дням, к нашим и скорбям. Мы любим чинопочитание. Когда нам надо к кому-то обратиться за получением даже простой справки, мы так себя прихорошим, мы так себя настроим, мы так себя приукрасим, чтобы человек немного стоящий над нами обратил на нас внимание и исполнил наше просимое. А когда мы идем к Богу, мы идем расхлябанные, мы идем разболтанные, мы идем, неверующие в то, что Бог нам поможет. Мне, как священнику на сегодня приходится очень часто, ежедневно, много раз встречаться с такими скорбящими обращениями людей далеко стоящих от Бога. Но когда горе толкнуло, когда горе заставило обращаются со словами: «он болеет у меня, в семье непорядки, кто-то потерялся, кто-то куда-то ушел, что мне делать?» А человек по своей распущенной воле, забыв дорогу к храму, не желая всмотреться в этот мир окружающий, что Бог-то есть, и что к Богу-то надо обращаться, к Богу напрямую — говорит: «А я не хочу, я не верю, чтоб не мои обязанности отцовские, материнские, семейные были обращены к Богу, а так, кто-то, не трудясь, мне помог». Так в жизни не бывает, так в жизни не получается, так в жизни мы ничего и не получим.

Мы любим чинопочитание, очень любим, и оно закрывает от нас ту сторону жизни, когда чинопочитание нам не поможет, когда чинопочитание нас не поддержит. А что мешает на сегодня, когда мы видим много страшных, много трагических событий в жизни, самому человеку, кто сам все это себе заработал своим безверием, своим неверием, своим распутством, своим пренебрежением, своей человеческой жизнью, своими разбоями, убийством и прочими грехами жизни — обратиться к Богу? Потому что я не верю, что Бог мне поможет, потому что я не могу понять, как это совершится, как это получится, как это произойдет. И вот, начинается ковыряние в мозгах, в сознании данных личностей, не желающих всмотреться, оглянуться, присмотреться вокруг, а как же, есть еще, Слава Богу, на сегодня прослойка людей русских, которые идут в Храм Божий, которые молятся, которые твои же сверстники нашли Бога. «Приди и виждь», всмотрись в их подвиг веры, вглядись, а чем же ты умнее, могущественнее, толковее нас с вами. А чем? Да ни чем. Своей пустотой, своей жестокостью, своим упованием на силу кулака, что сегодня совершается в нашей жизни российской. Убить человека ничего не стоит. Заказать убийство ничего не стоит, человека ограбить ничего не стоит, человека оболгать, обесчестить ничего не стоит. Человека толкнуть на путь преступления — ничего не стоит. И они-то, люди, князи мира сего, как животные, кувыркающиеся в своей грязной жизни, они стараются все больше и больше привлечь на свою сторону в эту грязь жизни подобных себе молодых людей. И отдаемся, и идем, улица выше оказывается (временно!!) той святости жизни нашей, той крепости, того могущества, чем живет на сегодня наша Мать Россия.

Нас стремятся именно унизить, именно затоптать, именно всеми силами увлечь от Бога, хотя за плечами у нас на сегодня кровавый двадцатый век. Надо почаще смотреть в прошлое, что же было с нашим народом в 20-м веке, когда наши прадеды, обманутые лозунгами «свобода, равенство и братство» рванули, забыв Бога, уничтожая направо и налево всю культурную нацию россиян, исполняя то наставление, тот урок страшный жизни Запада, ведь коммунизм к нам пришел из Женевы, когда сидел Ленин в Женеве, изучая «Капитал» Карла Маркса. Вот это надо проявить. Я в войну спрашивал немцев, почему же вы не жили по-коммунистически? Ведь у них все завершилось в 18-м году. Роза Люксембург — сразу с петлей на шею, сразу к стенке — они задавили эту гадину. А нам они дали Ленина, они понимали — да это у нас будет. Забывая о том, что на 13-й год мы были впереди планеты всей — и по хлебу, и по мясу, по всему. Вот это пугало Запад, потому что по столыпинской реформе мы бы всех их, на 13-й год — от Запада бы ничего бы не осталось. Вот заслали нам. Тогда еще и верили, и было много угодников Божьих, предупреждали — не делайте, не совершайте, русский народ очень страшно будет наказан Богом за свое богоотступничество. Получили по полной программе, и когда мы сегодня вступили в 21-й век — мы видим, как сегодня зло изобильно разлилось по лицу России. МЫ видим — наркомания растет. Мы видим, как наши дети 13-15-17 лет — бутылка в руках, сигарета в зубах, видишь утром идет на службу, качаясь. Зачем? Где ж мамка? Куда она смотрит? Где родители, куда они глядят? Что они думают? — Ешь, пей, веселись. Так зачем же искать ваших уворованных детей детьми Кавказа где-то в лесу и плакать: «где моя дочь». Вы знали, что делали. Что вы не понимали? Ведь вас предупреждали, а вы обольщенные улицей, считаете, что с нами не случится, с нами ничего не произойдет — ну и получите. По всей программе. ВЫ никогда не будете жить, как вы считаете, строя планы на свое благополучие, не будете. Поймите меня, бывалого человека жизни — не будете. Потому что надо нам иметь твердость веры, нам надо понимать, что к Богу надо идти, Богу надо молиться, Закон Божий, правду христианской жизни надо исполнять. Надо верить, верить не грязи жизни, верить не тем сектантам, не той катакомбной церкви, которой никогда и не было, не тем, которые как поганки растут на теле русского народа. А верят, идут за ними, не спросив бывалых. Что мы жизни не знаем и не понимаем? Мы прекрасно понимаем все. Зачем? Зачем еще раз унижать Мать Россию, зачем мы сами на себя навлекаем гнев Божий. Зачем? Или мы не знаем, или мы за 1000 лет — непросвещенные светом Православия, или мы не знаем Бога, не знаем своих святых угодников Божьих? А вот гордость, гордость: «я не хочу, это не надо». Мы с вами — дураки с большой буквы, мы безумные, а вот они, молодецкие жестокие люди, и силой кулака, силой грязи стремятся нас унизить. Не выйдет, ребята, не получится.

И вот сегодня, когда нам трудно, и с каждым днем труднее (там рвануло, там собирается рвануть) — еще строят планы. Страшно. Так не пускайте детей, подумайте, враг не дремлет, враг не спит, и они смотрят, как бы еще более нас запугать. А урок для родителей — куда посылать детей: НЕ НА ТАНЦУЛЬКИ, не на безумный рок западной сатанистской музыки, а объяснить — есть много интересных вещей помимо этого. Опять их манит толпа: Катя, Маня, пошли за мной, Лиза. А куда пошли? Ни одна мамка не скажет: «зачем, доченька, ты идешь». Боится. А та рвет и мечет: «я хочу, как же он идет, я не пойду». Ты что понимаешь? Материнское сердце — это вещунья, она предостерегает не ходить, а мы лезем, и винить никого не надо, только самих себя.

И вспоминаю сегодня, 60 лет моей Орловской битвы, вот сегодня уже бомбили меня полную ночь без перерыва — я жив — здоров, я молился Богу. В шестнадцать меня уже угнали, Бог сохранил, я шел с Богом, и никакие силы ада не уничтожат нас с вами, если мы пойдем за Богом. А учителей, наставников нашей веры — хоть отбавляй. В храм Божий — надо молиться. И если Спаситель помог этому военоначальнику, смирившемуся перед Богом своей властью, с просьбой об исцелении его отрока — неужели нам русским, славным, православным христианам Бог не поможет? Так думать — это кощунство. А вот приди, попроси, помолись. Это ваш долг. Нельзя же так жить — вы детей не учите молитве. Не давайте детям отдыхать от Бога, научите, поднимете, поставьте маленьких перед иконой. А вы сами — далеко стоящие от Бога. Надо — значит надо. И поэтому, чтобы не плакать, чтобы не рвать кофту на своей груди, чтобы не проклинать тот час, когда вы отпустили детей — думайте, думайте, думайте крепко. Думайте основательно, заботиться надо о детях молитвою Веры, заботиться надо их духовно наполнить, чтобы они, глядя на вас, на вашу Веру сказали, что я такой Веры нигде не видел, как у нас православных, как в нашем с вами храме, чтоб они учились познавать Бога, чтоб они осознали — вот так надо молиться Богу, чтоб они пришли к Богу, как вы пришли — и тогда, поймите, скорбей не будет, как их не было (были другого характера) в моей жизни, но Бог сохранил.

Вот так, родные, надо верить, так надо молиться, так надо обращаться к Богу и тогда мы получим Благодать Божью. А не так — «ты молись, а я ничего не буду делать, никаких предпринимать со своей стороны усилий помощи страдающим, жаждущим, требующим — не буду». И никто из вас не скажет: «я не знала, нас не учили». Вы скажите правду — это вам не надо, как не надо тем, которые (вы сами видите), приходят и сразу к Чаше, как-будто это таблетка. Отойди, встань туда, помолись с нашими прихожанами, в моей семье, это моя семья — вот тогда мы вас пустим к Чаше Жизни, а не «на ура». Вот так надо верить, так надо искать Бога, так надо обращаться к Богу и просить, чтобы и за нас помолились, когда нам трудно, когда нам горестно, когда нам печально, когда так необходима помощь Божья. Господь нам да поможет в нашей жизни.

Аминь!

Слово на Всенощном бдении праздника явления иконы Казанской Божией Матери во граде Казани в 1579 году

Проповедь, сказанная прот. Василием Ермаковым 20 июля 2003 г. в храме прп. Серафима Саровского. Серафимовское кладбище. Санкт-Петербург

Я вам самым настоящим образом, по-человечески, в наше трудное злое время лжи, обмана, насилия, предательства — завидую, потому что вы имеете прекрасную возможность помолиться от души в нашем святом храме, получить тот заряд бодрости, крепости, здоровья, радости и сознательного отношения к нашей православной Вере. Слава Богу, в ваших головках нет тех ненужных легендарных обманов, которые сегодня царствуют в нашей Церкви. Именно — появилось очень много икон Спасительниц России и другие, то есть все кому не лень, все кому в голову бред придет — пишут иконы, выставляют, пишут непутевые акафисты. Где вы бываете, идут нехорошие разговоры о нашей церковной духовной жизни и, к сожалению, все ожидают только гибели — нашей погибели. Никто не напомнит вам о спасении России, хотя её спасать и не надо, она сама спасена давно, потому что является Домом Пречистой Богоматери. Она, наша Заступница, нас хранит, нас охраняет, а мы, по-человечески, своим ненужным фантастическим умом, лезем поправлять Её духовные дела, в то, что нам дала Пречистая. Лезем.

Вот я побывал за эти четыре дня, посмотрел, и мне стало очень горько, очень больно за то, что видел, находясь в Курске. Побыл у стен храма, с которого упал Преподобный Серафим Саровский — престольный праздник Сергия Радонежского, стоят кому за 60, таких вот молодых нет, исповедь совершается за «Отче наш», то есть не ведется никакой духовной работы в деле просвещения россиян, вас. Они там бросаются от стенки к стенке, желая получить хоть маленький кусочек наставления, маленький кусочек правды, чтобы поделиться со священником, получить совет, направление, наставление — увы. И я всегда, где бы не находился, вспоминал, а у нас-то! Наша школа, наше воспитание, наше серьезное отношение ко всему Святому, и особенно к Причащению, когда я вам говорю о том, что Причащение — не таблетка, а там как таблетка. Что-то там плохо безбожнику сыну, кричит: «Надо его причащать!» Да ты погоди, как причащать-то? Он понимает, что это такое? Надо ли ему? Может быть, обойдется без этого, Святого? Он — не понимает. Вот я смотрю — идут безо всякого трепета, нет ни радости на душе, нет ни спокойствия в сердце, а идет обыкновенно, скорее запить — такое холодище, такой холод, такое равнодушие, такая форма.

И я вам скажу сегодня откровенно — пока еще не на что нам надеяться, на хорошее, доброе возрождение России. Я только верю в вас, я только всецело надеюсь на вас и думаю, верю, что вы уже с этого пути не сойдете. Сейчас наступает праздник — 100-летие Серафима Саровского, Дивеево шумит, готовится к этой встрече, и сколько там будет проходимцев, прохиндеев, лже-священников и всякой, всякой всячины. И будут там талдычить о конце света, о том, что мы не так молимся, что вы не так понимаете. Церковь какая-то катакомбная, которой никогда не было, а вот пришло им в голову, что якобы они молились с 30-х годов — да их и духа-то не было, не только тела. Говорят, забывая то жестокое возмездие — НКВД, ту слежку, когда за каждым человеком следило 100 глаз. И слушая этот бред сумасшедших — да, действительно мы с вами не так молимся, а вот они, герои нашего времени, не спросят у вас, бывалых-то, как надо им все совершать, как надо им все делать — нет, идут, потому что нет духовного окормления на сегодня в наших храмах России. Вот она едет причащаться, паломник из Москвы, а правило? «Мы читаем в дороге, в автобусе». Ребята! Ведь надо встать пред Богом, не сидя молиться Богу-то. Потом я говорю всем вам — кроме нашего храма причащаться не следует. Я сам молюсь, нигде не служу. Пришел — у нас вся благодать своя, личная, намоленная, просвещенная, которую вы знаете, нам чужого не надо, ничего. И приедет оттуда: «вот, там какой-то монах наложил епитимию». А он имел право? А чтоб не терзать себя духовно-то — вы не лезьте, вы не ходите, не ездите — благодати вы не получите никакой. Не то, что её нет — она есть, только не знают, как её преподать в вашу душу скорбящую. Будут рассуждать — откуда ты приехала, что ты во сне видела, какие твои домашние дела, начинают резать по-живому ваше сердце, практически — резать по-живому. А это им не надо, это не их дело. Вот, почему приятнее, роднее, когда есть свое — свой приход, свой священник, свой храм, свои молитвенники, когда вы все здесь одной душой, одним телом молитесь Богу, одно тело — вы есть. Вот, почему говорят, что когда придешь в наш храм-то — совсем иная благодать, иная тишина, и даже стены отдают этой теплой благодатью веры, потому что храм-то намоленный вашими молитвами, вашими страданиями, вашим живым обращением к Богу, вашей надеждой на помощь Божию — всё это ваше, благодаря тому, что я вас учу твердой рукой мне данною.

И я передаю личный опыт веры, молитвы, терпения, надежды и ожидания мира — не чуда, а милости Божией. А там — подавай всё сразу, всё давай и сейчас. Поэтому, когда вы куда-то поедете, вы должны всегда сравнивать, как у нас идет молитва, как наши стоят богомольцы, как вы молитесь. Подумайте, задумайтесь. Как говорится: от добра нашего — добра не ищут. Не ищут. Почему я всегда смотрю внимательно и думаю: «Господи, ну как же так получается, и вроде священник …» Молодежь, к сожалению, — ну, спроси нас, бывалых, как мы думаем. Нет, «вот мы начитались, мы знаем, что это такое и нас учить не надо». И ломают ваши души, ломают ваши семьи, ломают ваше духовное состояние — телесное и семейное. Это не делай, это не совершай, это, так сказать, не думай, домой не ходи, телевизор не смотри, это исчадие ада, техника. А как сами, головотяпы, как сами, проповедники на машинах в монастырях? Не в лаптях, горит электричество, кипятят не на лучине, не в котле — а все электрическое, да еще получше, евростандарт, и у каждого монаха сотовый телефон — напрямую с Богом. А учат вас: «не делай, не смотри». Везде плохое есть — и в этом сотовом телефоне, и в этой гармонии, во всем плохое есть. Но там много и хорошего — можно записать, послушать, получить духовное утешение, посмотреть, где какое событие совершается, где кого подорвали, где кого убили, где кого затопили и прочее — надо знать. МЫ не будем смотреть ту грязь, которой полно льется — это не наше дело. И не надо, не зная жизни, защищать вас от того, чего они сами не знают. Горько, конечно, — не вина этих людей. Вы для нас материал, который надо обрабатывать, а для этого требуется очень много сил, здоровья, знания, опыта, чтобы вас вдохновить, чтобы вас направить, надо понимать. А когда проживешь жизнь-то, а не прошагаешь, узнаешь, что такое семья, дети и время советской власти, с которой они не жили, время школьного воспитания детей — вот когда узнаешь, тогда да.

Негде сегодня помолиться, некуда ехать, не к кому обратиться, не к кому. МЫ же едем в обитель помолиться и телесно отдохнуть. Я пришла, денежку заплатила, я отдохнуть хочу, помолиться Богородице, Богу, а они — послушание. МЫ итак изнеможденные, мы итак — больные и по духу, и по телу. А такая жара, поползай по земле — послушание… А Нилус приезжал в Оптину не работать, а беседовать со старцами, работать над историей Русской Церкви, над прихожанами… А кормить вас там не будут, всегда берите с собой, чтобы свои харчи были, своя вода и все остальное. На чужой каравай — рот не разевай. Монахи они кормить не умеют, я пошел в Жировицах, и хоть был пост, но я в этой траве ничего не разжевал. Это ладно, мое дело привычное. Так что так, мои родные, я счастлив, что я вместе с вами, что и вы со мной, и то, что всем вам нравится мое наставление и наставления наших священников. Смотрите, как я воспитываю зарвавшихся, пришедших сюда.

— А где ж ты была?

— На Карповке молилась…

— Когда?

— Да не помню…

— Ну ладно, попомни… А ты где была?

— В блокадном храме…

— Чему там тебя научили?

— Не знаю…

— Я тоже не знаю. А что такое Причастие?

— Да вот…. да вот…

— Что — да вот? Ты скажи, что — вот? Таблетка, что ль?

— Наверное…

Вот какое горе, горе серьезное, горе очень трагическое, то, что сатана по-своему добился права унижения церкви, и мы в этом деле помогаем, даже в смысле Причастия. «Вот я хочу» — а ты как понимаешь Причастие? «А мне сказали». Ну, иди, где сказали. И что говорят, я прекрасно знаю. Не поддайтесь. Мы даже не поем каждый день Христос Воскресе, есть определенное время года богослужения, так и Причащение — есть определенное время.

От Казанской до Успения — на дачу, и если куда-то поедете, чтоб вы знали, как птицы перелетные, и слетались сюда к Успению. Вот будет хорошо. Вот, родные, так держитесь, не поддайтесь, кто к вам обращается, научите, скажите: «вот бы вам придти к нам, в церковь жизни, и здесь бы вы познали, что такое истинное православное дело, что такое дело нашего времени, а не какого-то далекого прошлого, потому что нас, детей послевоенного времени, учат так, как надо». Так им и скажите, чтобы они в душу вашу не лезли, а мы — в душу. «Нет, ты послушай меня и сделай соответствующий вывод». Объясните, как вы пришли к Богу в послевоенное время, как вы пришли в перестроечное время. Спасибо, что нашли нашу тихую пристань. Ее надо беречь, молиться и получать ту благодать, которую вы изобильно получаете.

Пусть Матерь Божия хранит нас своим Покровом. С Богом!

«Никогда не гоните Бога во временных трудностях жизни — Бог всегда с нами»!

Проповедь, сказанная прот. Василием Ермаковым 20 июля 2003 г. в храме прп. Серафима Саровского на Серафимовском кладбище. Санкт-Петербург. День памяти Влахернской иконы Божией Матери (принесена в Россию в 1654 году)

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

В жизни человеческой, особенно в мире на сегодня, особенно в прошлом, кровавом 20-м веке, когда люди сами сознательно отошли от Бога, когда пришла беда, пришла война, пришли послевоенные страдания — тогда россиян почесал затылок рукой и решил обратиться к Богу. Но к Богу, не так как вы пришли, а именно умом, душой и сердцем, а чисто экономически. А именно — если мне Бог даст выиграть займ, получить квартиру, замуж хорошо выйти, найти хорошего помощника и прочее житейское — вот тогда я буду верить в Бога.

То есть начало положено торговли с Богом. Как будто Бог — это земная коррупция, земная распродажа желаний и отдача того, что просят. Забывая о том, что к Богу надо идти душой и телом, понимая, сознавая, что Бог есть, и если кто-то после войны из нас остался жив-здоров, кто-то вернулся с поля брани ни раненный, ни контуженный, то значит — не случай, не случайно он остался на этой земле, а чтобы дальше жить в Вере в Бога.

Но нет, понеслось, поехало и пошло — человек занялся своим телоуслаждением. Ешь, пьянствуй, пей, веселись, пока медленно они не докатились до Валаамских сторон, где был инвалидный дом участников Великой Отечественной войны. Я еще сам застал и видел. «Не сочтите оскорблением, но дайте мне на кружку пива». Я русский, я сам застал войну: «ну ладно, брат, возьми». И жалко было — то есть в жизни люди никак не могут разобраться, где же Бог и где находится человеческое желание. И после страшных переживаний тех дней войны, почему люди, мое поколение, не вернулось к Богу? Почему оно не стало верить в Бога? Почему после войны было сложно увидеть, почти невозможно, фронтовика, почему в день Победы в нашем храме я не вижу, чтоб пришел и помолился со мной этот фронтовик? А только: «Где ставится свечка за упокой?» — качаясь на фронтовых 100 грамм. А чего ты хочешь? «Где поставить свечку, а дальше я пошел».

Сегодня, вспоминая 60-летие страшной Курской битвы, посмотрите, как они празднуют. Нет души, нет духовности. Вот так и сегодня живут фронтовики, которые много пережили, которые много видели, а когда смерть стояла перед их взором — не видели Бога. И когда сегодня фальшиво, надуто, говорят о том, что «мы видели икону во время Курской битвы» — что-то, ребята, я там был, я видел всполохи, я видел небо с самолетами, я видел танки, а чтобы икона? А как явилась-то, если там страшное всё вспоминалось, всё кроме Бога. Вот, это вам назидание. Вам, верующим, я говорю, что человек может свободно прийти к Богу, может подойти сознательно к Богу, но не надо Бога подминать под свои желания.

Как об этом сегодня ясно, наглядно читалось Евангелие от Матфея — исцеление бесноватых. Люди боялись мимо них пройти, пока те не обратились к Богу: «Иисусе, сыне Давидов, помилуй нас». Он их исцелил по вере их. И как же к этому чуду явному, которое совершил Спаситель перед взором этих жителей страны Гергесинской, как они отнеслись? Они отнеслись к Богу, как и мы, относимся на сегодня: «Отойди от нас, Господи! Ты нам не нужен, нам с Тобой делать нечего, Ты не тот, кому я хочу верить». Потому что они потеряли стадо свиное. Оно утонуло в Генисаретском озере, потеряли доход, потеряли цель своей жизни. Свиньи, свинячий образ жизни, свинячий страх: «Отойди от нас!»

Вот так и на сегодня: «Отойди от нас, нам Бог не нужен». Человек совершает грех, грех наркомании, грех распутства: «Отойди от нас, Господи», грех убийства людей близких ради каких-то кровавых денег: «Отойди от нас, Господи, Ты нам не нужен, мы без Тебя будем жить, нам очень хорошо». Нам нужен Бог, который исполняет человеческие наши желания, страстные, жестокие, которые щекочут нервы человеческие: «Ах, как хорошо жить без Бога»! И вам об этом говорят: «Вот мы хорошо живем, а ты молишься, ты ходишь в церковь, носишь крест не для формы, совершаешь молитвенное правило, делаешь, что положено и должно, а почему же ты живешь хуже нас?» Да мы живем, жили, и будем жить хуже них и поэтому Господь и дарует нам долгожительство, спокойствие, исцеление, радость того, что я жив и здоров, и мы безвременно не уходим из этого мира, и мы знаем, что нам сегодня трудно, а завтра будет все хорошо. Вот только верь! Потому что человек, как и они, забывшие Бога, получив услаждение жизни, трепещет, что отойдет сегодня этот ломоть хлеба, отойдет, уведут, возьмут, прибьют. Как они трепещут, вооружаясь, думая о том, что будут вечно царями на земле. Не вышло, не получится, Бог не даст того, что они просят у Него. И Наглядное пособие — мы жили без Бога в 20-м веке и получили по полной программе. Слава Богу, вас не было, а ваши бабушки, дедушки хорошо получили — гражданская война, раскулачивание, голодовка 30-х годов, война, трудности послевоенного времени. И вот я сегодня встречаю людей рожденных в 46-м году, послевоенного времени:

— Ты мне объясни, как ты жила, с 50-х годов после войны, как все?

— Как все….

НУ и получила — лицо, как печеное яблоко. Как жила — то и получи на своем личике. И кричит: «Вот Бог-то мне не дает, Бог меня не слышит». А что вы сделали для Бога? Что принесли Богу, что сказали нашей Отчизне о Боге, людям окружающим? В те послевоенные школьные года, что вам говорили ваши учителя?

«Бога нет» — в хрущевское время, «Бог не нужен, долой храмы, долой иконы, и все это вам не надо. Вот другое дело — комсомольцы, пионеры, а вы что?» Вот она, ваша жизнь. И они, даже на фоне этого разбойничьего уничижения России, не осознали, почему получилось не так, как они хотели, как обещали, как предсказывали, как насильно толкали — идите, делайте все. Почему за нами не пошли тогда? За верующими? Почему? Что они не видели нас, детей России, верующих в то же трудное время в Бога, призывающих к Богу, твердо стоящих на своем уповании. Почему же? А потому что материального Бог тогда не давал. Нас он укреплял в крестоношении, нас укреплял в вере, нас укреплял в той радости взгляда на будущее, что наступит время-то, не вечно будут царствовать коммунисты, наступит время Православия, чистых исповедников, мучеников за веру Православную, кто не поклонился, кто не возжег бесовский фимиам земле мавзолея, кто остался твердым. В Храме Божьем были ваши верующие родители. Вот я встречаю блокадников:

— Тётя, ты как жила в блокаду, ты хоть дорогу к Богу знала?

А ей 85 лет:

— Да не…

— А чего тебе мешало?

— А зачем мне надо было?

Ну, Господь может еще таких выродков общества оставит для покаяния. Ругая всю власть, ругая своих внуков, детей, что не помогают, знай — как ты молилась, то и получи. Как молишься — так и подают. Вот та страшная картина жизни каждого из нас, когда мы гоним Бога из своего сознания, из своего сердца, из своего поведения, из своей обязанности верить и молиться, когда мы совершаемый необходимый, любвеобильный радостный грех своей жизни. Мы легко грех совершаем, не думая, раз — и пошла. Напился, накололся, накурился, натанцевался, домой не пришел — и ладно. А когда уже начинается плата, то обвиняют, что вот сидит там, пожизненно осужденный пес, а он не виновен.

Вы поймите меня правильно — без вины сегодня не толкают, значит, кому-то помогал, кому-то что-то делал, за его помощь кому-то — люди страдали, людей убивали, люди гибли. Пришло время и его схватили, как хватают всех. Вы знаете олигархов и наших миллиардеров которые начинают обижаться — закон нарушается, свобода личности нарушается… А что вы думали раньше-то? Ведь копейка-то народная, а не его. А то, что он кого-то обманул, вот и пришел черный день. Вот то, что он просил — богатство, Бог дал, но за это богатство — оё-ёй, придется платить. Вы живете, вы будете жить, и вот мне хотелось бы вам сказать о том, чтобы на будущее просили у Бога здоровья, милости, крепости, семейного благополучия, чтобы не отходили от Бога, чтоб Бога не гнали от себя своими страстями, своими человеческими желаниями: «Я хочу», чтобы вы никогда не поддались тому обману временного взгляда на жизнь, чтобы у вас не кружилась голова от временных успехов — благополучие в жизни Бог вам послал, а не мои ручки, мое сознание. Потому что: Бог дал — Бог и взял. Бог, когда берет, мы начинаем сопротивляться и орать: «Зачем? Это мое!» А ты пойми, какими путями ты это заполучил? Так что, мои дорогие, вы будете жить, повторяю, вам надо жить и вам вместе с тем надо учить непутевых мира сего, чтобы они от Бога не отказывались, чтобы они от Бога не отходили, чтобы они ценили дар Божий — то, что мы верим в Бога, что Бог нам помогает, вот тогда и будет счастье и благополучие в мировом масштабе, а в России тем более.

Вы сами видите, сейчас мое поколение блокады кричит: «даешь, что было! Давайте мы опять, мы не те, которые были 70 лет назад». Все осталось прежним, только говорильня по-другому теперь, другие фразы нашли и другие лже-обещания: «Мы вас стрелять не будем, вешать вас не будем». А то, что — «программу школьную, грязную будем внедрять»? А то, что — «не дадим вам основы православной культуры»? А то, что — «мы заставим церковь опять на нас работать и прочее?» Всё тоже самое осталось, только подчас вам этого не видно. Исподтишка. Не случайно, а сознательно, продуманно, обоснованно. И поэтому дай Бог вам иметь твердейшую веру! Господь призвал вас, Господь вам все даровал — и здоровье, и здесь временные страдания, чтобы вы не зарывались, а знали Бога и помнили, что мой сыновний, дочерний путь — к Богу, помолиться. И Господь нам дарует исцеление, дарует нам то, что знает про нас прежде нашего прошения. Вот так надо жить, надеясь, полагаясь, обращаясь к Богу. Но никогда не гоните Бога во временных трудностях своей жизни — Бог всегда с нами.

Аминь!

Поучение на евангельское чтение притчи о сеятеле (Ев. от Луки)

Проповедь прот. Василия Ермакова 26 июля 2003 года в храме прп. Серафима Саровского. Серафимовское кладбище
Санкт-Петербург. День памяти Собора Архангела Гавриила

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Если бы в наше злое, жестокое, безумное время русский человек вошел в Храм Божий, огляделся, осмотрелся, остановился, прислушался, что же здесь совершается в этом Храме, когда на него смотрит столько глаз, наших икон, столько разносится прекрасных духовных песнопений. Смотришь и видишь, как молятся пришедшие, такие же русские люди, как и он, далеко стоящие от Бога, бьющие себя в грудь: «Я не верю, я не признаю Бога, это мне не надо». Это самообольщение, самоубийство. Человек, который в своем гордом опьянении думает, что он является лицом времени, забывая о том, что в Храме Божьем совершается всё великое, божественное действо Благодати Божией, то есть здесь воистину Небо на земле. Он прекрасно нас, Отец Небесный, знает: кому, что — человеку, венцу Творения — надо в жизни, Он и ниспосылает. И чтобы доходчивее, чтобы яснее было понятно каждому человеку, что есть Благовестие Неба на земле, нам со всей ясностью говорит Евангелие, а Евангелие — цель нашей жизни.

Без Евангелия человек не проживет, без Слова Божия человек не осознает — зачем живет, что ему надо в этой жизни и куда он идет по своей кончине. Нам, говорит сегодня об этом устами Апостола Евангелиста Луки притча о сеятеле, который доброе семя сеял, и по разному эти его труды упали — на каменистую, на засушливую, на топкую землю, а когда пало его семя на добрую почву — оно произросло свой злак, дало колосище. Как и в нашей жизни — перед тем, чтобы у нас летом что-то выросло, были плоды наших трудов — мы удобряем, заботимся, поливаем и смотрим, как это все растет, так и в нашей земной духовной жизни, так же Господь зовет нас, чтобы каждый пришел в Храм Божий и получил то, что ему надо в его жизни. Потому что семя есть Слово Божие. И Слово Неба, оно раздается в наших храмах через чтение Евангелия, через Священное Писание, песнопения, молитвы, которые, вы сами знаете, проникновенно касаются внутренних струн нашей души. И по-разному Бог нас к себе зовет, постом — печальные песнопения, пасхальные — радость Неба на земле, по-другому, то есть, чтобы каждый вошедший здесь прочувствовал, что есть вера и что дает вера каждому человеку, пришедшему в этот храм молитвы.

Не надо заниматься самоуспокоением, что мы не знаем Бога, что мы Бога не видели, что мы Бога не слышали, что нас не учили и мы далеки от Бога. Встает яркий вопрос: «А вы, говорящие в самооправдание своего невежества, а вы — хотели внутренним своим миром прочувствовать, увидеть Бога здесь на Земле?» А чтобы Бога видеть — надо его прочувствовать по закону нашей христианской веры, по закону Христа. Не так, чтобы, не вникая в прошлое, пришел, головкой повертел, ничего не увидел и ушел. А потом кричит: «Мне Бог ничего не дал». А ты ему молился? Ты вошел в радость молитвы? Храмовой, народной, православной. Ты вошел? Мне непонятно, то есть понятно, когда человек русский, предавший православие, идет к сектантам, где под «Коробочку», под «Светит месяц» они молятся, сидя на скамьях, и кричат: «Вот здесь я чувствую Бога». Но как ты чувствуешь, под «Коробочку»-то? Под «Светит месяц»? И довольны: «Как мы здесь чувствуем Бога!», долдонят нам: «Вот здесь мы молимся, здесь нам ясна Библия!» Евангелие они мало трогают, потому что этот предмет для них непостижим, а тем более послания Апостола Павла, их трудно усваивать. «Вот, мы видим Бога». А как же вы видите Бога-то? Как вам с Ним хорошо, да? А почему вы не прошли ту трудную школу жизни в вере православной, почему вы не пришли в Храм Божий, почему вы не молились с такими же, как вы, русскими людьми, которые торопливо идут в Дом Божий помолиться, услышать Слово Божие.

И с каждым разом посещения Храма человеку открывается все более и более — тайны Неба, все более он познает Бога, он более сознательно чувствует Бога на земле — с каждым разом посещения Храма Молитвы, вслушиваясь, в то, что поется, к чему призывает Матерь Церковь каждого своего сына и дочь православной веры. Каждого! А дальше зависит от личного — кто, зачем в Храм идет. Вы сами знаете.

Вот, слава Богу, вы намоленные, я за вами внимательно смотрю, мне из алтаря все видно, вы пришли, в ваше сердце пало доброе семя веры, молитвы, любви к Православию, сознания цели на земле. Видно и другие как идут, по лицу чувствуешь человека, чем наполнен его духовный мир — вот прется, толкая, идет, не желая понять, что здесь происходит, какая тайна призыва Благодати Божией совершается в каждом храме. Он не желаем сам, а кричит: «Я не понимаю христианского богослужения». А ты врасти, походи, возделай свой ум, возделай свое сердце для принятия Благодати Божией, удобри покаянием, молитвой своё распущенное, разболтанное, грязное сердце, удобри, как мы с вами-то. А это трудное действие, это трудная борьба — быть чистым, быть хорошим, быть примером для окружающих, это очень трудный подвиг, потому что он ведет к вечности и к блаженной жизни. А так — прийти, войти и убежать… всё. Ведь никто не учит быть грязными, разболтанными, быть преступниками жизни — никто не учит. Мы сами бросаемся в толпу подобных, таких же людей, друзей, товарищей, которые нас быстро научат воровству, преступности, грабежу, пьянству и прочему. Зачем бросаться в этот мир зла, зная, понимая наглядным образом, что за все надо платить, платить здоровьем, платить страданиями, платить предательством семейный уз наших, за все надо платить. Так почему же эта грязь улицы, преступление тюрем? Почему никак человек не желает отстать от своей порчи, от своей жизни здесь на земле, почему? Потому что врос, преступления не сразу совершаются, а постепенно, не сразу, а потихонечку. Сегодня деньги не отдал, завтра не пришел, послезавтра обманул и еще что-то, это вошло в привычку, уже семя зла выросло в этой душе.

Сегодня в недвижимости сколько обманывают, трижды по трижды продается квартира, сидит человек, самодовольно руки потирает — обманул, навар какой-то сделал, а кто платить будет? Почему человек привык, что брал деньги в долг и не отдает? Всё: « нет, так совершается, что нет». — Так не бери, не можешь — не надо. А то свое благополучие построим, а ты страдай, как хочешь, а у меня есть свои взгляды на эту маленькую сэкономленную копеечку. Опять семя зла упало на эту голову, это сердце — все дозволено, все обойдется. А почему по-христиански не проявить любовь, почему по-христиански не оглянуться вокруг и не подумать — а могу ли я? Почему по-христиански не понять страдания человека, которого я заставил, страдать по моей вине? Потому что — не на то сердце, не на то сознание, не на тот ум пало семя Благодати. А ведь Церковь нас учит быть благодатными, быть сынами Божьими здесь на земле, проявлять все то, о чем говорит нам Спаситель в Святом Евангелии. И оглянувшись, присмотреться, а как же люди живут. Люди, предавшие Бога, живущие по закону жестокой, грязной жизни земной. Или же, как мы, христиане, терпеливо несем свой крест. Крест унижения, крест лжи, крест обмана, крест и убийства.

Мы, идя за Богом, чувствуя Бога, молясь Богу, чувствуем, что действительно Бог нам помогает. И поэтому всем кричащим, орущим, плачущим, проклинающим веру и нас, православных: «Что вы молитесь?» мне бы хотелось вместе с вами сказать, чтобы Господь послал великую силу, силу своей Милости, чтобы каждый, кто войдет в Храм Божий, получил Благодать, и доброе семя веры, молитвы, радости, благополучия, стойкости пало на добрую почву нашего сердца и нашей христианской жизни. Аминь!

«Идите твердой дорогой веры»!

Проповедь, сказанная прот. Василием Ермаковым 27 июля 2003 г. в храме прп. Серафима Саровского на Серафимовском кладбище. Санкт-Петербург. День памяти свв. отцов шести Вселенских соборов

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Мы привыкли сегодня, в наше время, в наш 21-ый век, когда нам очень тяжело становится, когда жизнь нас бьет по-настоящему своим всемогущим нокаутом, так чтобы вы не поднялись — стонать: «Ах, как мне больно! Ах, в моей жизни наступила черная полоса! Ах, за что меня наказывает время, я вроде ничего плохого не сделал». Вроде. И если бы данный стонущий человек, россиянин, это к нам относится, почаще думал бы о Боге, думал о своем земном назначении, зачем он пришел, для чего он пришел в этот мир и что ему надо делать в этом мире, чтобы не стонать, чтобы радостно, спокойно, ровно, тихо, здоровеньким пройти в этой жизни, а не скорбеть, не проявлять отчаяния. А для этого надо не грешить, как об этом говорит сегодняшнее Евангелие от Матфея, повествующее о расслабленном, которого люди привели к Богу. Он так, наверное, доигрался в жизни, что уж не мог и ползать. Что и у нас бывает в жизни. И нашлись сердобольные друзья-приятели, привели к Богу-то. Господь, видя веру их, послал исцеление расслабленному со словами: «Иди и не греши, чтобы с тобой не приключилось еще большее». Иди и живи по-человечески, не греши.

Вот с таким словом: «Не греши!» мне и хотелось обратиться ко всем, кто живет во грехе, кто наслаждается страстью греха, кто думает о том, как бы лучше, греховно насладиться, забывая о том, что за все надо платить. Платить своим здоровьем, своей жизнью, своим долголетним страданием, вызывая у окружающих сострадание, осуждение, размышление: «За что он страдает?». Но никто не скажет правду в глаза человеку — за что он страдает. За грех. Возьмите сегодня страшные грехи наркомании. Они приходят и сегодня были у меня, ну куда годится, человек не хочет избавляться от этого греха, страдает мать, страдает жена, страдают дети, а он не хочет. Почему? Что нет силы воли? От человека требуется одно — умственно сказать: «Грех. Не буду. Нельзя». Нет, из больницы, друзья-приятели налетели, ну давай-ка, опять укольчик сделаем тебе — и поехало и пошло. Пьяницы зашиваются, кодируются, верят не в силу Божию, а в ту железку, которую вшили им. А почему не проявить силу своего человеческого «я»? — Не буду. Нельзя. Грех. Ведь человек, он не сразу попадает в объятия болячек, а постепенно — «Ну, прими укольчик. Ну, нюхни. Ну, курни! Ну, возьми стопочку-то» — всё, а он не знает своих сил-то духовных — и пошло, и понеслось. Первая затяжка, первая рюмка, первый укол — губит человека, а он должен подумать, сегодня у нас много наглядных пособий.

Куда идет наша российская молодежь на сегодня? И в школах юные неокрепшие сердца не желают, не стараются понять, откуда к нам это плывет. С Запада. Зачем? Убить россиянина. Ни 9 граммов в лоб, а постепенно он гниет и разлагается. И когда он кричит: «У меня нет силы воли», так надо пахать физически и надо головкой думать — зачем, для чего. Грех матерщины, вы знаете, как сегодня пуляют, особенно женщины, не стесняясь мужчин, не считают зазорным, не задумываются: «Что я делаю? В кого пуляю? Зачем это надо?» А потом обижаются: «Ах, у меня неудачи в жизни! А я ничего плохого не делала!». Вела хорошо, а слова? Ведь, словом можно убить человека. Словом можно раздавить человека, слово — не нож, а до ножа доводит. Это надо твердо знать. И сколько других грехов в нашей жизни. А от чего? От нежелания человека подумать и поработать со своим гордым «я», «я хочу, это мне нравится, я буду делать, что мне говорит этот мир». Не модно сегодня не курить, не колоться, не модно сегодня. Наши детишки, ребятишки, дети, внуки идут — бутылка пива, цигарка справа — всё, человек обречен на несчастья жизни. Мода! Кому кланяешься — там и лечись. Зачем? А это модно на Западе. Вот насмотрелись неокрепшие сердца-то наших внуков и детей, модно — они и идут ко греху полной шеренгой. А плата? Не думают они об этом. И почему вы, родители, об этом не скажете? Твердым родительским словом. Дочь, сын — не надо, горько тебе будет, мир тебе не поможет, друзья-приятели над тобой посмеются, и будешь ты валяться в больнице, и будешь ты, как мое поколение, которому сейчас 80, разлагаться в домах хроников, куда загнали наши дети нас, стариков — за наши грехи. 60 лет назад — они были молоды, родители ваши, они о вас не думали, они думали о себе. Не думали, какой пример жизни они дают своим детям, не думали, что самое страшное — дорога в Храм у них была закрыта, они не ходили, дома икон не имели. Я ходил в то время по домам, причащая умирающих. Где-то в шкафу пылится: «А мне сказал сын или дочь (им тогда лет по 18 было, в 50-ые года) — Мать, убери иконы, чтобы ничего не было, ко мне друзья ходят». Вот детишки-ребятишки, под зад коленом, иди, разлагайся.

И плачут они, старики-то, никто не придет, никто не навестит, а сами воспитали, сами забыли Бога, сами закрыли Бога в сердцах детей наших, сами предали Бога. Как и сегодня — вы в Бога не хотите правильно верить, а бросаетесь в трудные минуты к колдунам, экстрасенсам, бабкам, старухам, в сектантские разные сборища, а здесь очень много сегодня у нас-то церквей, кроме православных. А почему к одной церкви не прийти? Что мы не так молимся, что мы не так верим, что мы не так идем? Ложь, обман, неправда вокруг, потому что мы получили пресловутую свободу. Свободой управлять мы не умеем, поэтому сами в церковь не пришли, сами Бога не узнали, так решили создать свою церковь. Это как партию собрать накануне выборов, каких только нет — и народная, и мировая и прочее и прочее — кому не лень, тот партию собирает и нам сует лист — подпиши, за кого. Так и в Церкви, люди сами не пришли, сами в грехе валяются, сами же гниют духовно и вас толкают.

И поэтому долг на сегодня православного русского человека, как христианина, так и христианки — только идти прямой дорогой жизни, к храмам нашим православным, не слушая, не соблазняясь, не утешая себя. И подумай: «А зачем я к нему иду? Кто он такой, а почему он не с нами? Почему он не чтит наше родное Православие»? И когда нас больно жизнь стегает, больно жизнь учит нас, больно жизнь вразумляет нас, подумайте — куда вы идете. А о том, что вы не знаете как жить — ложь, неправда. «Я не хочу, я не желаю, я буду жить по своей самости» — так живут грешники нашей Матери России, все дельцы наркомании и все олигархи. Бог есть, Бог не Тимошка, все видит, но и попадет крепко. Вы сами видите, то у нас тепло, а потом вдруг ветерок не туда подул, не так солнце зашло — думайте об этом, думайте, каждый из нас, русских, кто болеет за Россию — Мать, переживаем за ее духовное уничтожение. Подумайте и о своей жизни — как мы живем, что мы делаем, что мы творим — потому что в своей жизни мы испрашиваем гнев мира сего, физического, на нашу головку. Не дай Бог, что-то оторвется откуда-нибудь и шлепнется на Землю-то, или какая-нибудь зараза прилетит откуда-нибудь — поэтому надо думать, поэтому надо и молиться, надо и просить, и помнить — за все надо платить дорогой ценой, как платил расслабленный. Он получил по полной программе, говоря сегодняшним языком, как получают на сегодня наркоманы — по полной программе. Они не взывают к обществу: «Помогите!» Они не хотят быть здоровыми. И я вам говорю из своей жизни, меня учили и курить в войну, и шнапс немецкий пить, а я говорил: «Я, ребята, нет… Пошли вы вон». Сила воли. И иметь страх Божий, он был у меня с 1942-го года, поэтому Бог мне даровал все, что есть на сегодня. Поэтому я вам желаю — бежать от греха, не собираться в тех компаниях, где вас соблазняют, где кричат: «Ну, что ты, ну как ты, может быть?» Лучше противопоставить твердость в вере, твердости страха Божия, и тогда ничего с нами не случится, и никто нас не потащит ни больницу, ни в поликлинику, никто не сдаст в дом хроников, а тихо, спокойно мы отойдем в лоно Отца Небесного. Так помните, так знайте, сохраните это в своем сердце — Не грешите! Не увлекайтесь Западом и его грязными подачками, а идите твердой дорогой веры, веры православной, веры российской, поднимая нашу многострадальную Россию, к светлому будущему нашей России.

Аминь!

«По вере вашей да будет вам»!

Проповедь, сказанная прот. Василием Ермаковым в храме прп. Серафима Саровского на Серафимовском кладбище 3 августа 2003 г. Санкт-Петербург

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Как бы ты, человек, не стремился уйти, убежать, скрыться от горя, которое тебя посещает, и посетило, и будет посещать в твоей греховной, разгульной жизни — ты от Бога никуда не спрячешься. Никакие парапсихологи, психологи, колдуны, нетрадиционные лечения болячек духовных и телесных (они лезут и в духовное) — никогда вам не помогут. Хотя вы и тратите свои последние копеечки, последние сбережения, забывая, уходя, убегая от Бога, думая своей затемненной головой, что люди мне помогут. Кто к ним обращался? Мне хотелось бы их видеть, спросить: «А помогли тебе те рекламных духовные помощники в вашей скорбной жизни? Помогли ли?». Была у нас тут бабка Нюра, один себя именовал — протоиерей Степанов, и прочие нечисти. Да и сейчас их очень много. Очень много рекламных трюков, обманщиков. И глядишь, и смотришь, понимаешь и думаешь: куда вы двигаетесь? Что у вас нет других целителей? Что нет иных наставников? Что нет у вас иных помощников? А помощь-то — вечная, безмерная стоит рядом с нами, и с каждым из нас. Это — БОГ, которому мы молимся в Храмах Божьих, Бог — Спаситель Мира, который жил вместе с нами, нам оставил свои вечные Словеса Божественной Правды, к кому мы обязаны, должны бегом прибегать за помощью. Так пришли к нему те двое слепцов, которые услышали о Христе Спасителе. Наверное, знали, что Он помогает. И вот, когда Он находился в их городе, они пришли к Нему, прося помощи об исцелении. Он к ним обратился: «Верите ли вы, что Я вам смогу помочь?» Они ответили: «Ей, Господи. Да, Господи». Он сказал: «По вере вашей да будет вам». Также Он исцелил страдающего немого, беснующегося — так явно проявляя, показывая, как в прошлом, так и сегодня нашему миру человеческому зла, скорбей, печали: вот к кому надо обращаться, вот где надо искать благодатный промысл, вот к кому надо прибегать — к БОГУ. А не искать грешному человеку, ушедшему от Бога и случайно, формально приходящему в Церковь, (формально — подчеркиваю) и думая, что Бог поможет. А слова: «Верите ли вы, что вам Бог поможет?».

Возьмите, спросите на улице — вам ответят: «Не знаю». Спросите в нашем Храме Божьем на сегодня, я вас прекрасно вижу, три четверти скажут мне и вам: «Не знаю, наверно, нет». А вот пришла, формально отметилась, формально постояла, но и — пошла. Почему я вам об этом говорю? Я, поймите меня правильно, я — старик, я много пережил, много выстрадал, и с вами молясь полсотни лет, я кое-чего в ваших взглядах, в ваших словах — разбираю. И я вас останавливаю, чтобы вы, самое главное, не совершали формальный подход. Что проявляется в исповеди? «Я хочу причаститься». Глянешь чуть-чуть, немного, взором в сердце души человека — Бог? Как там Он далеко. Там нет того места, где бы поселился Христос, живущий в наших сердцах. «Нет, я хочу». И каждая исповедь нами совершаемая, она так и происходит: «Я хочу, это мне надо». И мы превратили Святое Святых в таблетку. Что дать таблетку — то и здесь. Форма. Нет ни Страха Божия, нет веры, нет веры: «Господи, исповедую, яко Ты воистину Христос, Сын Бога Живаго». Нет. Это ФОРМА! Вот почему, страшно сказать, мы не получаем той помощи земной (в большинстве, конечно). Как Господь спросил у слепых: «вы верите»?

Как мы далеки в это время зла от Бога, далеки и не желаем быть с Богом. Мы только требуем одно — пришла: «Ты мне, Бог, давай, а то я Тебе молиться не буду. Ты мне не помогаешь, Ты мне ничего не даешь, что я хочу своим словом греховным человеческим». А сердце? Ведь Бог спрашивает у нас в нашем сердце. А сердце — оно далеко от Бога, сердце — оно закрыто для Бога, сердце — куда мы сами не пускаем Благодать Божию за свое неверие, за свое равнодушие, за свое нежелание быть с Богом. Мы слышим призыв Христа Спасителя. На сегодня Бог нас не оставил без своей Божественной, Небесной помощи. Она есть. Он указал нам дорогу, путь, как ее получить — легкодоступно, легковозможно каждому человеку, если он пожелает проникнуться благодатью нашей веры, Бог поможет. Но, к сожалению, все мы — умом разболтанные, а сердцем — далеки от Бога. Нас совесть зовет ко Христу, а нам некогда, нам не прийти, мы все ищем оправдания — как получится и что произойдет. А почему? Ведь вас никто не учит грязной, телоубийственной, душеубийственной жизни. Не пить пива, не курить, не ругаться матерщиной, не воровать, не убивать, не завидовать. Все приставка «НЕ». А мы ее отбросили и царствует — «Я хочу», «Это мне надо», «Я так считаю». Я, своим гордым «я» — к Богу не надо подходить.

Мы в этом мире — ничтожества. Мы — маленькие люди, но нам, людям дано право иметь веру, обратиться к Богу, идти за Христом. Нам это ярко открывает наша тысячелетняя история веры и Православия. Мы предали Бога в 1920-м году, мы разрушили Россию-Мать, мы отдали себя на растерзание. Послушали немецкого богоубийцу, что он по книге «Капитал» научит жить Россию. И мы по всей программе получили. Отчего мы даже сегодня не можем подняться. Хотя время нам напоминает об этом, природа напоминает, трагедии нашей жизни. Моздок — он должен нас, россиян, поднять. Наша разболтанность российская: «Ладно, пройдет, ладно сойдет», рот поразевали — и получили. А где голова была? А чего вы смотрели? Куда должны были смотреть вышепоставленные? Всё, солнце пригрело — и позабыто, позаброшено. Нет, россияне, дело так не пойдет. Нам надо гайки завинчивать. И крепко завинчивать, чтобы мы одумались, оглянулись, подумали о наших собратьях и спустя рукава не шли.. Время, нам говорят, очень злое, время очень нехорошее… Пора подниматься — от пьянки, пора — от дедовщины отходить, пора — от наркомании отходить, пора — от лозунгов отходить, пора — ото всего, что мы видим. И подумать. Вложить в свое сердце — «я русский, я Православный. Где бы, я не находился, я обязан защищать Отчизну».

Я не знаю, послужит ли это уроком нашего нравственного пробуждения или еще ожидать вразумления через руки террористов, или еще мы будем: «Ладно, обойдется». Или еще мы будем помогать им, чтобы нас убивали, над нами смеялись, над нами издевались, или мы будем держаться опять за нашу халатность: « ладно, сойдет». Уже пора подумать. Уже ваше поколение — подумайте. И все, что говорится — нужно к исполнению! Наблюдательность, внимание личное, не пьяный разгул, как вчера мерзость ВДВ ходила, яко всё ей дозволено в ее полосатой тельняшке. А что они сделали доброго для России? А ничего. Водку хлестать научились? Показывать свой героизм? Это — не героизм. А когда бы один на поле брани — это другое дело…

И пора нам подумать — что в нашем сердце, когда мы верим, когда к нам обращается Евангелие? И услышав Слово Христа Спасителя: «Веруете ли вы, что Я могу сотворить?» — мы должны в порыве своего верующего православного сердца сказать: «Да, мы веруем!». Тогда, вы меня поймите правильно, трагедий не будет. Тогда Господь нас защитит, тогда Господь помилует. Этих ненужных жертв у нас не будет, потому что Бог — с нами. И мы веруем, что Бог нас сохранит. Мы веруем — Бог нас защитит. Мы веруем, что Бог нас помилует. Так давайте же, идя за Христом, быть не на словах, а в деле — верующими, православными, русскими, христианами. У нас нет тайн — как верить, как молиться, как обращаться к Богу. Но не допустим, не позволим, в частности я, идти «шаляй-валяй» к Богу, смотря на таинства, как на форму, на таблетку, когда в вашей душе не горит яркий огонь веры. Подумайте, подумайте. Постойте, помолитесь, оглянитесь. Если есть еще в голове сознание, совесть и понятие долга пред Родиной и пред Богом. И надо нам чаще вспоминать о том, что мы не Иваны, не знающие своего родства, а мы могучие, умные, но беспутные, безвольные, не хотящие идти за Богом и долбят нас те, кто далеко от Храма, те, кто далеко от Бога, те, кто над нами смеются, те кто, бросая Отчизну, нас продают сектантам. Они не научились у трагедии наших дней. Что Бог— то у нас, Бог-то с нами. И Бог жестоко вразумит тех, кто поднял свою руку и мысль на наше унижение. Россия была, есть, она будет — вот только надо верить, только надо молиться, не быть формалистами, бездумными, бездушными людьми. Подальше от греха! И на страницах святого Евангельского Благовестия — слепые страдальцы подошли к Богу, и Господь их исцелил, спросив «Веруете ли вы»? И вот каждый из нас, русский человек, он обязан всегда, где бы он не находился это помнить.

Верую, Господи, и помоги, Господи в нашей многотрудной жизни на сегодня. Аминь!

Наставление родителям как воспитывать детей

Наставление, сказанное прот. Василием Ермаковым 30 августа 2003 г. в храме прп. Серафима Саровского на Серафимовском кладбище. Всенощное бдение

Кто из вас, взрослых людей, не может сказать мне, как священнослужителю, и своей непутевой распущенной совести, что вы не знаете церковного порядка нашей быстротекущей и бегущей жизни на земле? Каждому из нас положено, должно и обязано все посты причащаться, ходить в церковь. Уже подходит осень, вы уже на работе, в субботу и воскресенье должны быть в Храме Божьем! В этом является исповедничество каждого русского православного христианина, в этом заключается счастье жизни, благополучие, ваше здоровье практически, и особенно здоровье ваших детей. Вы на себе рвете платье, кофту, волосы, когда ваших несовершеннолетних дочерей с дискотеки увозят в неизвестном направлении, а зачем вы пускали? Зачем вы разрешали? Какое там «счастье» в этом злачном, страшном, распутном заведении? Вы пускаете, так чего же вам орать? Чего же впадать в истерику? Чего орать себе: «Я жить не хочу, дочь пропала».

Положено — строго, обязательно, в течение всей своей жизни, идет первое сентября — (школа разболтанная, школа тяжелая, мы видим как горят в школах дети) детей надо обязательно причастить, благословить материнской рукой — взрослых и маленьких, окропить святой водой и в течение периода учебного года они должны причащаться — в ноябрьские каникулы, в новогодние каникулы до 14-го, далее третья четверть напряженная — Великий Пост, опять их к Богу надо привести. Кончили школу, на отдых — их опять надо с Богом отпустить в эту жизнь. Потому что на сегодня мы многих не досчитаемся, пропавших детей — кто-то утонул, кто-то заболел, кто-то еще потерялся. Это ваш недосмотр, потому что вы не даете Бога, чтобы они были охраняемы Божественною Силою и Ангелом-Хранителем. И не говорите, что мы не знали.

Я вам говорю по личному, практическому опыту своей довоенной жизни, у меня тогда храма не было, мама благословляла с отцом рукой родительской. Я не причащался до 42-го года — не моя вина, храмов не было. Далее — всех своих детей (им сейчас уже по 50 лет) благословлял в учебный год молебном и родительским благословением. Вы забыли и по своей жестокости не желаете понять, что молитва матери, она нас спасает, она со дна моря достанет. Нужно, чтобы у вас была эта благодать, чтобы у вас были силы, хорошие силы, а не аура — аура — это значит грязь. Потому что когда их не благословляете — грязь остается в их сердцах, оттуда идет и наркомания, оттуда идет непослушание детей нам, родителям, оттуда идет привычка улицы — пиво в зубы, цигарка в зубы, матерщина и гульбища. Так чего ж реветь? Что посеешь, то и пожнешь. У вас у всех есть силы их одеть, их накормить, их приласкать, их встретить, а по своей распущенности вы бросаете их на улицу, на друзей окружающих, забывая о том, что «эта улица дала мне кличку вора и я не знаю, как с преступностью порвать». Что такое улица я испытал в довоенные года, и теперь вижу, как они сидят… Вижу как детям, брошенным вами, вашим вниманием — как им скучно, а их быстренько подберут дяди, быстренько подберут, чуть-чуть подкормят, а потом укол и прочее.

Так что вы обязаны, родители, детям дать благодать, детям дать силу, детям дать крепость, чтобы с Богом они пошли в школу, с Богом они и жили и далее пошли с Богом в этот страшный мир улицы, зла и преступности. А когда Бог есть в сердца, родители дали мне Бога в сердце до войны — я прошел и войну, и всё, что я испытал. Я учу вас практически. Я с неба звезд не хватаю, я их и не хватал, а то, что сам прожил, то, что испытал, то, что я осознал — то вам и даю. Где-то в 1939-й — 1940-й год ваши умные-то мамы давали вам Бога, — вот вы-то и выросли со внутренним ощущением потребности Бога в своем сердце, так и теперь — больше любви детям, больше внимания, больше заботы. Они очень впечатлительные сейчас, маленькие, важно как на них смотришь, не только говоришь, как их кормишь, как их благословляешь, как их за ручку берешь.

Вот так в наше жестокое, смутное, душеубийственное время надо идти за Богом, надо, чтобы у вас была сила и крепость, самим во все посты причащаться, чтобы вы жили-то с Богом, а не убегали от Бога, не отдыхали от Бога. Если есть Вера — то вы придете к Богу. Вас в злачные места никто не толкает, а вы бежите наперегонки, как кросс какой-то сдаете — где напиться, где проболтаться, где не прийти, потеряться, где-то скрыться, а от совести никуда не скроешься. Надо детишек-ребятишек воспитывать, их любить, оберегать вашей любовью, вашей молитвой детей от улицы. Это наш общий российский, священный долг. Идет страшная битва — преподавать Закон Божий или нет. Один кричит в Новой газете: «А зачем преподавать религию в школе, все равно, так сказать, она не влияет на душу человека»? Да что ж ты пишешь, глупый ты человек? Если бы не влияла, я, советский человек, здесь (на амвоне) никогда бы не стоял. На меня не повлияли за мои 60 лет наставления, учения, воспитание советчины. Дети, когда они берут от вас все-таки правду Веры — вот на них-то и влияет благодать. А он, тупоумный, еще какой-то доктор педагогических наук, пишет… Все силы прилагают, чтобы не пустить детей к Богу. Но мы прорвемся, мы пробьемся, только, чтобы вы мне помогали, и мы воспитаем новую, святую, могущественную, благодатную… Русь, русских детей. Только давайте общим порывом веры, молитвы, думая о Родине, думая о Боге — чтобы они не попадали, еще труднее им будет, в лапы тех обманщиков, тех сектантов, тех, кто хочет нас задавить своей ложью, своим лживым учением. Вот я вам напомнил, вернее наставил. На меня не обижайтесь на то, что я сегодня не пустил. Идите, думайте, любите. С Богом! Детей благословите 1-го сентября!

День памяти Воздвижения Честного Животворящего Креста Господня

Проповедь, сказанная прот. Василием Ермаковым 27 сентября в храме прп. Серафима Саровского на Серафимовском кладбище

Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа!

Бог нам даровал, людям, великую силу защиты, покрова, помощи и поддержки в нашей трудной, многомятежной земной жизни. Он нам даровал Святый Животворящий Крест Господень, освященный Пречистыми Страданиями Господа нашего Иисуса Христа, Пречистой Божественной Кровью нашего Спасителя мира. Крест по внешнему виду из себя, казалось бы, ничего не представляет, древо есть древо. Но по — разному к деревьям относятся люди. Через древо райское Адам лишился первородства, вкусив от древа познания добра и зла. Древо Господь нам освятил, и не только освятил, но и даровал великую силу, от которой сознательно, кощунственно, цинично, грязно люди отказываются, особенно наши россияне.

Мы, русские люди, давайте сегодня посмотрим, как мы якобы веруем: далеко стоим от Церкви, далеко стоим от правды Божией, далеко стоим от Храма Божьего, но одеваем двухпудовые золотые кресты на шею. Вопрос стоит — а зачем это надо? Ради страха бритоголовых, ради страха того, что смотри — какая силища у меня есть, или же, чтобы, молясь Кресту Животворящему он защитил от зла? Нет, мы в 20-м веке очень ожесточенно, очень жестоко, кощунственно отнеслись к Кресту России — мы с храмов сбрасывали кресты, мы своей циничной жизнью, безбожием распинали Россию на кресте. Распинали, показывая миру — смотрите, радуйтесь, торжествуйте, мы распинаем Мать свою родную, Святую Русь. Крест мы опоганили, Крест мы сняли, Крест выбросили, а уж как ругается русский народ, его никто не трогает, но он вспоминает Крест, мать и прочее, что было очень страшно в прошедшую войну. Те, кто стремится еще стать вместе с нами в ряд верующих православных христиан — а что в войну творили? Когда посылали на кинжальный огонь немцев русских солдат (Слава Богу, вы не слышали) внуки расстрелянных коммунистами наших прадедов, и все это творилось с поганым ругательством русского человека, с Крестом.

Гонение на крест, оно и по сей день осталось — в словах, в сердце и во внешнем виде так называемых людей с крестами. А что проявляется: при крещении крест одевается на грудь нового христианина, кощунственные руки родителей срывают крест с младенца, кощунственные руки бросают его в грязь, кощунственные руки боятся его одеть. А почему? Ну, пусть маленький кусочек древа, чем он тебе мешает? А чего ты боишься-то, если ты такой смелый, такой гордый, такой сильный, что он тебе мешает-то? Так не тронь ты его. Зачем сегодня Крест нацепляют на грудь свою и какой-то знак зодиака, какую-то еще ерунду? Как вы можете? Какое вы имеете право рядом с Крестом вешать кощунственную вещичку, когда вы родились, что она вам поможет? Опять борьба с Крестом, опять вам говорят все те, кто борются с Крестом — «Креста не надо, а вот железку-то надень».

Вы сами видите больше меня, все что есть — где нету блага, с Запада — мы вешаем, а что родное, тысячелетнее, православное, Святыня нашего времени, наших дней — убегаем, кощунственно к ней относимся. И стоит человеку наших дней, нашего времени задуматься об этом. Стоит подумать и тем, кто борется сегодня против Креста — как-то: русские сатанисты. ВЫ о них слышали? Са-та-нис-ты. То есть не зная православия, не зная мощи России, не зная душу русского человека, внимая Западу (а это пришло с Америки еще в 19-м веке) они организовали поклонение не Христу, а антихристу. И все их беззакония совершаются на Кресте Господнем, в темных местах. Крест лежит — и там всё совершается, страшные дела. А крест, зачем трогать? Ну, он тебе не нравится, ну он тебе не нужен — зачем бороться против креста?

Мы уже это проходили, мы уже проходили, желторотые сатанисты нашего времени, мы уже жили и прекрасно понимаем — чем кончается поругание Креста для этих отщепенцев, предателей Матери России. Чем кончается? А никто не узнает, где могилка их. Да, трудно видеть на сегодня крестоубийственное отношение россиян, я не буду брать общее положение мира, вы сами знаете. Пусть Запад сам разбирается в своих делах семейных. Ну а мы-то, россияне, с Крестом мы родились, с Крестом и умрем. Слава Богу, на сегодня нет пятиконечной звезды на могилах усопших, которые и были крещены, а вот наглядевшись: «Нет, мне Креста не надо, давай пятиконечную, даешь»… Что ж ты делаешь? Опять борьба с Крестом, опять битва против Креста. Так неужели тех отщепенцев наших дней, нашего времени, жизнь не научила — бороться с Крестом без-по-лез-но. У вас силенок не хватит, головка не так сработает, язык замолчит, если вы поднимаете руку на Святыню Матери России. А чтобы понять всю святость Креста Господня — «иди и виждь», в Храме Божием, приди и посмотри на Храм Господень, увенчанный Крестом Господнем. «Приди и виждь», когда православный христианин идет в Дом Божий, молится, себя осеняя Крестом Господним. О чем говорит эта внешняя сторона? О том, что мы, поколение, пережившие прошлое, кто на деле, как я, кто по книгам, как вы — вы понимаете святость Креста.

Вы понимаете, что Крестом Господь хранит Россию. Вы поймите — каждый раз, уходя в дорогу жизни, перекреститесь, помолитесь, отходя на сон грядущий свой Крест телесный поцелуйте, перекрестите рукой родительской своих детей, чтобы они были живы-здоровы. Чтобы, находясь в интересном положении, будущая мама себя осеняла крестом. Нет… А потом начинается, почему же дети плохие. А вы-то — хорошие? Вы, мамы — прекрасные? Вы, мамы кощунники, вы мамы — безбожники, вы, мамы — любо стоящие для себя, вы — для себя это, житейская форма. Ну, получите, когда есть защита, есть помощь, есть могущественная сила, которая помогает, чтобы Россия и наши детишки были очень хорошими. Но мамка-то, к сожалению, об этом не думает, она считает физика важнее всего, физика — это все в жизни, а дальше ничего. Так уж не проклинайте время, не кляните жизнь, не обвиняйте природу, когда, как я вам говорю, есть Всемогущая Сила. А почему вы ей не пользуетесь? Безбожники! Не хотите понять на горьких ошибках 20-ко века, не хотите взглянуть, что было, и какой результат с теми крестобогоборцами нашего времени.

Посмотрите их участь, вот и вам стоит подумать, вам стоит и осознать, вам стоит проникнуться тем, чтобы понимали и не говорили, что вас не учили, как идти к Богу, что вам не говорили, как надо чтить Святыни Российские, что вас не предупреждал: «Не ходи, не лезь, отойди, за все надо платить». Нет, ручкой помахали… Это слово правды для окружающих людей, безумствующих. Правда есть, правда остается, правда останется, а кривда — она проявляется в вашей многострадальной, греховной, безбожной жизни. С нами ничего не случится, с нами ничего не произойдет практически, если мы будем молиться и идти за Богом, вспоминая, что было в 20 веке с нашей Родиной. И то, что сегодня обещают — вопрос неосуществимый. А когда с Богом, когда с Крестом — вот тогда все будет хорошо. Не вешайте помимо Креста побрякушек, не выставляйте на показ свои кофточки — вот кофточка, да еще вдобавок и крест у меня. Подумайте, поймите, осознайте, что это есть Святость.

Для человека — это есть Святыня, которой надо гордиться, от которой не надо закрываться, от которой не надо бегать, от которой не надо скрываться. Вы скрываетесь, а Бог-то везде достанет. Какие бы средства вы не предпринимали, как бы вы не думали. И поэтому сегодняшний праздник Воздвижения Креста Господня говорит нам, нашему верующему сердцу, что в наше трудное время для России — во-первых, нужно терпеливо нести Крест, понимая, что мы повинны в том, что такая трудная жизнь, не распоясываться в кощунственных криках: «А почему? А для чего? Кто виноват?», а лично подумать следует каждому православному россиянину о Кресте, и тогда пелена с глаз ниспадет, и мы тогда увидим явным образом Силу Благодати Божией, которая сокрыта в Кресте Животворящем Господнем. Так что, россияне, терпения в крестоношении, отойдите от зла! Трудно? Надо молиться Богу, себя, осеняя Крестом Господним, и Господь нас помилует, нам дарует эту силу, но только не отходи от Бога и от Креста Господня.

Аминь!

Слово на Дмитриевскую родительскую субботу

Проповедь, сказанная прот. Василием Ермаковым 7 ноября 2003 г. в храме прп. Серафима Саровского на Серафимовском кладбище. Санкт-Петербург

Самое главное, что мы сегодня помянули наших усопших отец и братьев наших. Тех, кто не так давно был вместе с нами. Но пришло время, время, когда надо уходить из этого мира и давать жить другому поколению, другим людям. А жизнь она продолжается — в наших молитвах, в нашем живом обращении к Богу, и не только в родительские субботы. И это наш долг поминать. Каждый, (есть время) в воскресенье пришел, помолился, вспомнил наших отец и братьев наших. И как бы они были нам, кому-нибудь может быть ненавистны — важно то, что они нас учили правде Божьей; то, что они учили нас правде жизни, говорили правду жизни, предупреждали — не ходить, не делать, не совершать, а по жизни стоять ближе к Богу чистой, хорошей, праведной жизнью, чтобы не вызывать страдания, слезы, скорби, отчаяние.

Мы видим сегодня тех, кто нам много принес зла, сидящих в «Крестах» (название тюрьмы), в тюрьмах. А ведь совершая преступления, что они не знали, что нас убивать не надо? Нас не надо грабить, к нам не надо проявлять насилие. Бог есть, Бог видит и Бог наказывает. И когда мы получаем от них тюремные записки, романы тюремные, встает вопрос: «А что они думали, когда совершали преступления, лишив жизни близкого, русского человека, христианина, труженика, где-то что-то он закупил, где-то что-то у него было? Зачем?» — «Ах, я хочу». Ну, получи по полной программе. За это зло очень дорого придется платить, и платить не только тем, кто совершал, но и тому, кто поощрял. И кровь на них и на чадах их. Поэтому сегодня, поминая ваши записочки, видишь убиенного такого-то, убиенной такой-то, думаешь: «А за что? А почему он не дожил?». Если был в Чечне — значит одна причина. А если его подкараулили, присмотрели с этажа здания, исполняя чью-то волю, волю того, кто им заплатил, и они убили — страшно будет.

Именно поэтому сейчас, из-за того, что совершается кровавая битва, пир кровавый на русской земле, мы никак не можем подняться от этого зла к хорошей, ровной, спокойной, благочестивой, благородной, тихой жизни. Ведь не пойдешь домой вечером-то. Ведь наши отпрыски-то стоят и караулят, накурившись, наколовшись, натанцевавшись «хали-гали». И всё это страшно. И как будто они не знают о том, что зло-то не надо творить, не надо через зло идти к благополучию, не надо исполнять прихоти своих страстей? Потому, что люди забыли Бога. Вот и получили. Поэтому, когда вы ко мне приходите: «Где моя дочь? Где мой зять? Где мой муженек?» — я не знаю, мне не дано понять. Я только думаю: «Куда-то пошел неправильно. Кто-то, злой разбойник его подкараулил. Может быть, и сам пошел, куда не надо, зачем не надо и для чего не надо».

Потому что всегда в жизни надо думать, отправляясь в далекий рейс или куда-то уходя, молиться, просить благословения, (как было всегда в русской жизни), домашних, родных, отца и матери, жены, детей. А у нас этого нет. Пошёл: «Я поехал». И всё. И это причина наших страданий, причина того, что, позабыв Бога, мы будем рвать глотку друг друга и пить кровь человеческую. И пусть за молитвой нашей сегодня родительской субботы те, о ком я говорил — образумятся, а кто отошел, насильственно оставил этот мир зла, насилия — пусть они радуются в Вечных Обителях Отца Небесного, а наш долг — молиться, молиться и молиться, чтобы нас они сохранили от этого злого человеческого поползновения, от тех, кто хочет нас лишить жизни. Вечная память нашим поминаемым, а нам всем доброго здоровья!

«Не бойся, отныне ты будешь ловить человеков»!

Проповедь, сказанная прот. Василием Ермаковым в храме прп. Серафима Саровского на Серафимовском кладбище 5 октября 2003 г.

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

«Не бойся, отныне ты будешь ловить человеков», — вот слова Господа нашего Иисуса Христа, сказанные апостолу Петру после чудесного лова рыбы на Тевириадском озере, когда он увидел чудо улова и смутился по-человечески — ему Господь и сказал эти великие слова, слова бодрости, слова мужества, слова вечной Правды Божьей, говоря в его лице и всем нам, верующим, чтобы мы безбоязненно говорили всем слово о Христе. Человеку, который к нам обращается за словом — услышать правду о Боге, о Вере, значении Храма в жизни человека, откуда Евангелие, что дает молитва — мы должны и обязаны безбоязненно, твердо говорить о Боге, о Христе Спасителе, всё то, что мы знаем, к чему пришли в своей многотрудной скорбной жизни нашего земного бытия.

«Не бойся!». Мы в 20-м веке пережили страшное время богобоязненности. А в чем оно заключалось? Мы боялись перекреститься, мы боялись сказать о том, что мы верим в Бога, мы боялись, (как еще ныне остались ошметки общества) носить крест, мы боялись, (и ныне еще есть отпрыски прошлого) ходить в храм Божий, мы боялись в праздники, в субботу, воскресенье прийти Богу, чтобы здесь в молитве получить великое подкрепление наших немощей, наших болячек, наших страданий в этой жизни, потому что сами знаете — кто кроме Бога может помочь человеку в его состоянии. Депрессия — то есть полное незнание, растерянность в человеке, наступает тогда, когда он напрямую сталкивается с трудными вопросами земного бытия — смерть близких, трагедии страшные, убийства, обман близких друзей и прочее, и прочее, ( всё что мы видим).

И вместо того, чтобы обратиться к Богу, просить его Благодатной Помощи, подкрепления наших телесных сил и умственных, мы попадаем в депрессию, мы начинаем глушить водку, думая в этом стакане граненном погасить свои страсти, а ведь можно идти другим путем — не психологического воздействия на тело человека. Сейчас идут, обращаются к психологам, чтобы они помогли, читают газету — это целительница, это помощница, это наставница, это помогающая ото всех духовных недугов. Братцы мои, милые, какая же белиберда идет с этих газет. Если бы помогали — не было бы пьяниц, не было бы тех депрессий, не было бы тех самоубийств, не было бы тех болячек. Они только говорят. А мы, оставляя Бога, бросаемся в объятия этих лжецелителей, не пройдя трудной дорогой веры, молитвы, не придя к Богу в Храм Божий, не пообщаясь с вами, верующими людьми, от которых исходит благодать, чтобы вы их наставили в вере и указали правильный, праведный путь веры и молитвы.

Нет, им Бог не нужен. Нет — «горе тяжелое, никто не поможет, и зачем я нужен Богу, — думают они, — в этой жизни». А ведь легко поднять головку-то от земли, легко оторваться от этих невзгод, легко присмотреться к тем, (но только придти сюда в церковь) нашим богомольцам, взглянуть на вас, увидеть себя в вашем зеркале молитвы. Смотрите, мои сродники, мои ровесники, мои, (с кем я встречался в жизни)! А что их привело? Что им легко жилось? Что им легко было прийти к Богу? Что их наставило, что они пришли? Так спросите нас, а не тех зазывал, которые вас зазывают газетами, звонками, книжками: «почитайте о том, что мы Бога не знаем». И идут наши россияне к этим богопредателям, идут, не спросив у нас с вами, русских людей в послевоенное советское время пришедших к Богу на основании своего личного переживания, личных страданий, личных невзгод. Так спросите — мы вам ответим, что нас привело к Богу.

У нас нет тайн, но вы от нас отпихиваетесь, вы от нас бежите, вы считаете, запад нам поможет, американский проповедник вас наставит, он исцелит вас. Так почему же вы шарахаетесь в эту левую грязную сторону? Почему? Что вас заставляет? Заставляет то, что вы не знаете, не хотите понять в свете христианской нашей веры, в свете того, что мы пережили в трудный кровавый двадцатый век, не хотите научиться нашей истории, что нас привело к Богу и какой ценой — то страшное время революции, коммунистического издевательства и сегодня — лжи.

Когда мы сегодня отмечаем трагедию 3 октября и то говорят, не так-то надо было нас бить, и так они все ворочают, извращают, все ложь, обман по телевизору. Как будто мы не видали? Вы не видали — я-то видел, там совсем была не та правда — вести нас русских в гражданскую войну. А во имя чего? Во имя безбожия. Во имя того, чтобы мы опять с вами жили в том же хомуте коммунизма, в который нас они хотели впрячь, в эту трудную тройку колхозных лошадей. Мы это проходили. И вот льется с экрана вся ложь и неправда, считая нас за болванов, болванов, которых можно охмурить, можно сбить с пути истинного. Когда московский хулиган, разбушевавшись 10 лет назад, избивал дубиной своей россиян — это о чем-то говорит. И вот смотришь на эти лица — страшные — а где же Бог в их сердце? Почему они сегодня кричат: «мы тоже за Христа, мы тоже за православие, мы уже не такие-то сякие-то». И вот в рупор вещают. А мы верим, с ними соглашаются сегодня россияне, с ними соглашаются наши дети, внуки сегодняшние, вместо того, чтобы правдиво посмотреть на жизнь — они смотрят на все через темную призму событий прошлого. Опять Бога нет. Опять кулак российского разбушевавшегося хулигана бьет, опять орет матерщиной Макашов, нагло смотрит на российские лица, опять Саша зовет бомбить Кремль: «давай раздолбаем». А он строил его? Он-то его восстанавливал? Зачем? «Вот, что нам надо». А прошло тогда три года еще новой российской власти. Не поняли, не отозвались на призыв Святейшего Патриарха нашей церкви Русской, ничего. Потому что — гордое «Я», «я сам знаю, я сам понимаю, я сам делаю, знаю, что я хочу». А когда все это накрылось, когда надо отчет давать о своем преступлении — люди завертелись, замолкли.

Забыли о Боге, забыли, кто мы такие, забыли наше призвание, забыли о том, что мы не вечные жители под Луной. Наступит время, придется давать отчет Богу. Так и сегодня в свете Евангельского Благовестия, в свете призыва Спасителя обращенного к апостолу Петру: «Не бойся». Это нам говорит Евангелие. Не бойся, не стыдись, не смущайся, иди твердой дорогой веры к Богу. В твоем сознании должна ярко светиться мысль: «я русский, я православный, я защитник веры — не в кулаке, а на словах». Указывая на себя: « ведь я такой же был, как и ты, но я нашел дорогу к Храму — так иди и ты».

И на сегодня наш долг в этом двадцать первом веке наступившем — именно слово проповеди, слово молитвы, слово обращения к брату во Христе русскому, заблудшему и к тем, кто ищет Бога в это время, не психологический ответ, а слово веры: «приди и виждь, сходи в Церковь, посмотри, ты увидишь Бога в нашей молитве, ты ощутишь великую благодать веры и благодатной помощи, ты прочувствуешь (как мы чувствуем) великую силу благодати Божией, которую нам дает святая Матерь-Церковь.

Много можно еще сказать о тех теневых трагических сторонах нашей жизни. Это сегодня — наркота, это — убийства, это — грабеж, эти крутые, собирающие группировки. Ребята, Бог есть! Но он долго ждет, и запомните, что Он и больно бьет. Я тут почитал в газете, ( немножко отвлекусь) «Моя семья» была заметка, последний номер — водитель на глазах матери сбил детишек малолетних. Но пришел, откупился, большой был, женился, родился ребеночек, прошло три года, заболевает страшной болезнью — раком, сверху донизу. Встречая ту скорбящую мать, он становится пред ней на колени — и говорит: «прости меня, Бог меня наказал». Дальше я не буду говорить. Поэтому бойтесь. Бойтесь жить без Бога. Бойтесь творить зло, потому что за все надо платить. Платить нежданно-негаданно, а дорогой ценой, ценой не только своей, но близких и родных. И особенно своими детьми. Вот почаще бы слушали Слово Божие, слушали Евангелие, думали: «это к нам обращено Слово Спасителя» — меньше было бы трагедий в нашей жизни.

И наш святой долг на сегодня православного россиянина, православной христианки безбоязненно говорить о Боге. Не слушать тех злопыхателей, которые стремятся нас очернить, нас убить словом, убить нас генетически. И напоминайте почаще тем, кто сегодня прибывает «в радости жизни без Бога» — до времени, до момента, чтобы потом не плакать, не рвать волосы и рубаху на себе. Надо думать, что мы живем — не случайные люди на земле, а люди, которых Бог призвал нести Свет Христов в этот мир зла, личным примером жизни говорить о Боге, а когда вы встречаетесь на работе, в труде — всегда говорите безбоязненно: « я православный». А кто кощунственно будет нам говорить: «А что вы там нашли в церкви? Там нет православия и благодати» — «приди и виждь», — как некогда сказал Нафанаил апостолу Андрею. Приди и виждь, мы нашли Христа Спасителя. Так что, родные, ближе ко Христу, ближе к Богу и вы имеете все великую благодать — так скажите правду о Боге. Помните — ваше слово дойдет до сердца, оно коснется тех сторон духовной жизни, и мы будем сеять вечное, разумное благодатное на сырую почву нашу российскую. И подумайте, пока Господь нас еще терпит, но уже алтарь трясется, кора ломается, озеро образуется — опять о чем-то, (это) говорит. Подумайте и сами скажите правду о Боге тем, кто к вам обращается. Аминь! Я вас поздравляю. Не бойся — только верь!

О Таинстве причащения

Проповедь, сказанная прот. Василием Ермаковым 11 октября 2003 г. в храме прп. Серафима Саровского на Серафимовском кладбище г. Санкт-Петербурга. День памяти прп. Харитона Исповедника (ок. 350 г.)

Где бы вы не были, куда бы вы не уезжали, куда бы вас не отправляла паломническая служба, с кем бы вы не общались — вы всегда сравнивайте наш храм, нашу молитву, наше к вам отношение. И присмотритесь, что предлагают в тех храмах, где вы бываете для вашего духовного утверждения, для вашей духовной крепости. Я, Слава Богу, побыл, посмотрел, за это время летнее посетил 8 монастырей. Я поглядел, как они там спасаются, и храмы посмотрел, пообщался с верующими. Мне было очень интересно посмотреть, как там, в Гродненском монастыре молятся, как в Гродно молятся, как молятся в Смоленске (в самом городе я был 7 сентября, зашел в собор, мне было очень интересно, я давно мечтал).

И везде смотрю и сравниваю — как мы с вами духовно живем, как мы с вами духовно общаемся, как мы прекрасно понимаем друг друга, и алтарь, и вы — богомольцы, а там я этого не ощутил, там я этого не заметил. Постоял — люди молятся. Во-первых, хор звучит там очень бездуховно, служба совершается бездуховно, и я не мог настроиться (там начало было в 9, в Смоленске) так, чтобы ощутить благодать веры и молитвы. И я чувствовал, а у нас-то, дома-то сейчас Марина наверно звенит, народу, наверно, много. А там — так в Смоленске, было — посмотрел — народ подходит, одна женщина и говорит: « Я хочу сюда». А куда сюда-то? Я был не в форме, так сказать. «А сюда, куда они идут». Я говорю: А зачем вам туда, куда они идут, причастники, для чего они идут..? «А я тоже хочу». А вы понимаете, причастие — что это такое? «Нет». А почему не спросить, почему не поинтересоваться, почему не заострить свое внимание — что это такое? Ну, пока я трактовал, там группа народу собралась, и прихожан смоленских. Ну что ж вы так ходите? — «Нас не учат».

Мне стало больно, горько. Я увидел, какая жажда духовной пищи, она сегодня необходима для каждого человека, христианина, кто пришел в храм Божий помолиться. И там сразу чувствуется — кто намоленный, кто воцерковленный, кто уже знает весь порядок богослужения и кто только, как слепой во тьме ищет, как подойти к Богу, как подойти к богослужению, как пообщаться. И очень важно было бы так, как у нас с вами — вы на меня бросаетесь, я вам что-то отвечаю. И у нас получается гармоничная дружба, отношения, и каждый из вас отходит довольный.

Не только там (в Смоленске), везде сегодня по России — горькие, печальные отношения прихожан к нам и нас к вам. Смотрю причащение идет — как таблетка. Вот у нее написано на лице: она не понимает всей этой святости, она не понимает, что и как надо идти. И кричат, и говорят, и талдычат, сбивая вас с пути, с пути сбивают истинного, — то, что надо причащаться. И когда ко мне приходят здесь из других храмов, вы сами слышите, я к ним обращаюсь: «Вы когда причащались?». «Вчера». «А что вам дает частое причащение?» «А вот надо». Толкают ко мне неверующего наркомана — надо ему причаститься. Так что ж ты думаешь? Это святое святых. Забывая о том, что читается нами молитва: «да не в суд и не в осуждение будет мне причащение Святых Твоих Тайн, Господи». Не в суд и не в осуждение — проверь себя, свою совесть, христианин, идущий сюда. Этого не чувствуется. Вот это самое страшное — отношение ко всему везде — по радио один батюшка выступает, что сегодня можно и надо причащать всех в брюках идущих, это мода.

Так, ребята, до чего же я дойду-то? Тогда я встану перед вами, одену маленький кусок черной тряпки — зачем подрясник, зачем моя форма-то, зачем? Кто-то кричит насчет ИНН, и прочее, и прочее, а самое главное, самое главное — изучить правила, что же надо сегодня вам, дети послевоенного времени, идущие к Богу, что надо делать. Научить. А мы вас еще сбиваем, отодвигаем еще дальше, заставляем по-мирски, по—земному относиться к великому ТАИНСТВУ Неба на земле. По-земному: «вот я пришла, я хочу». А надо ли? Понимаешь ли? Сознаешь ли? Ощущаешь ли? И чувствуешь ли — это надо или нет? Это страшная, печальная, болезненная сторона наших дней и нашего времени. Но скажу прямо — это даром не кончится, наше духовное отношение и равнодушие на сегодня. Бог долго ждет, но больно бьет. Мы, знаете, уже пострадали в 20 веке в 17-м году, когда Россия была переполнена монастырями, храмами, нами, священниками. И, несмотря на то, что это было — множество по галочке, причащались только, напомню, раз в году. Православный христианин причащался раз в году, для галочки, чтобы в Синод отправить, что он православный. И тогда отец Иоанн Кронштадский, тогда Амвросий Оптинский, тогда Серафим Саровский — предлагали часто причащаться. А на вопрос, как часто причащаться — они бросают слово тогда в народ (это в 19-ом веке, в начале 20-го), чтобы не один раз, а почаще. Понимая то, что священники того времени и монастырей, и храмов — они не научат. Не научат.

Увы, не получилось, не вышло, произошла революция. Потому что тогда еще русский народ не вкусил всей духовной святости, духовной сладости, духовной мощи того, как надо себя в этой земной жизни вести, как идти к Богу. И сколько было литературы, но когда после 13-го года стали об этом писать, увы, как говорится, поезд уже ушел. Революция пошла, поехала, и понеслось все. И мы за это дело и пострадали. Так и сегодня. То есть это — вина наша. Если мы не будет вас так твердо учить, как свято, как благоговейно, как благопристойно относиться к Святыне, Бог об этом напомнит. Напомнит чем? — я не знаю. Почему мы сегодня бросаемся в разные секты, разные оккультные науки? Ведь надо чем-то душу заполнить, и головенку тоже, а как? Человек не знает. А быстро нас подхватят, когда мы пустые умом, пустые сердцем, мы ищем Бога. И какая-то наша русская предательница попадется на нашей дороге жизни — в ее объятия. Из моей практики.

Ко мне приходят тогда, когда жизнь задавила человека — по боли, по страданиям, по горю, по всему. Читают газеты — целительница, так сказать, помощница порчу снимает, все там проклятия, дает семейное счастье. Ко мне, была такая, подошла на родине, и говорит: «вот я могу полечить». Полечи. А у тебя какие дела домашние? «А у меня брат пьет». Так вот ты, когда исцелишь его от пьянки-то, вот я тогда посмотрю, как ты помогаешь людям. Поняли? Начинать с себя надо. Самим надо исцеляться, на личном своем опыте, а потом на других переходить. А вот этого — нет, вот этого — не видать. Вот это — все отсутствует. Потому что и читая книги-то, книги-то написаны для людей 18-19 века, вам все кричат, что надо причащаться часто, один кричит, что нужно причащаться, как в древней Церкви — каждое воскресенье. Это была древняя церковь, это было не у нас в России.

Вы поймите, Россия — особая страна. Мы, русские — особые люди. И к нам требуется и особый подход. Особый, очень тонкий, потому что у нас особая миссия, Богом данная — здесь, на земле. И с вами надо обращаться очень тонко, а не механически, когда кричат: «вот надо». А ты понимаешь, что это дает людям? Ты знаешь? То есть бросил фразу, и поехало и поплыло, и идут, и ко мне приходят: «я причащаюсь часто, что здесь страшного? Ничего». Еще более болячки сильные, еще более удар сильный по этой семье, по человеку. Он никак не обратится, никак не поймет: «А я хожу в церковь — мне еще хуже становиться, я причащаюсь, а никто мне не помогает». Тетя милая, а как ты делаешь-то? С каким чувством, с каким сознанием? С каким переживанием встречи человека с Богом? С каким? Вы сами видите. Я здесь не от радости, чтобы враг не прошел. Не от радости. И поэтому, когда я для своего назидания хочу с вами поделиться теми печальными, скорбными, горькими примерами нашей жизни на сегодня — я вас всегда вспоминаю, а вот у нас дома…

Это дом веры, дом молитвы, дом благодати, дом радости, где воистину вы получаете полнейшее исцеление и полнейшую радость духа. Почему нам и говорят: «приду в церковь нашу, а чего у вас хорошего-то, я не понимаю, но уходить не хочется». Мы-то понимаем с вами. А я говорю: «походи, посмотри на сверстников, они такие же, как и вы — молодые, не знали Бога, пришли, стали молиться, стали приходить в храм Божий, они получили все, что дает Небо, все, а поначалу — ничего не положено». Вот это печаль, вот это — и радость, чем я хотел чуть-чуть немного поделиться — какое богатство души, богатство веры мы с вами имеем в нашем храме. Чего нет — я объехал пол-России, я объехал другие города, (спасибо, что меня никто не знает, и я стою, мне все прекрасно видно).

Я думаю, братцы мои милые, разве так можно людей поставить на ноги, дать утешение? Так что храните радость нашей молитвы общей, радость того духа веры, духа благодати, которой нам Бог дает практически на сегодня, радость того, что вы можете придти всегда, найти помощь не только у меня, но и у наших священников. Мы вас ждем, а в других храмах священника не видать. Где батюшка? Да не знаю — где-то находится. Так что я делюсь с вами радостью, что я с вами, а вы — со мной. Опечаленные, обездоленные, какие сироты наших дней, нашего времени есть на сегодня в нашей Матери России. А чтобы поднять ее духовно, надо иметь личный взгляд на жизнь. Не надо кричать, что телевизор не нужен, паспорта не нужны, ничего не нужно, всё, что дает жизнь — не надо, а сами с сотовым телефоном ходят. В лаптях я никого не видал. Как жили раньше? Полу-пальтишко, в зипуне своем ходил — да и ладно. МЫ, так сказать, идущие вперед. Технику и обстановку берете для жизни, а для души — вы не понимаете, что надо. Время диктует, что на сегодня надо. Каждый из нас понимает — порнуху смотреть не надо, незачем, не для чего, нам надо — последние известия, нам надо посмотреть, что там, чего и понимать.

Я счастлив и благодарен, что я вас нашел, что вы ко мне идете, я вместе с вами. Так давайте же, чтобы к нам приезжали, чтоб они ощущали эту радость, этот дом молитвы, здесь умеют молиться, здесь знают, как молятся, здесь ждут. Дай Бог нам также идти в нашей жизни! С праздником!

Ближе к Богу, ближе к Храму Божиему!

Поучение, сказанное прот. Василием Ермаковым 12 октября 2003 г. в храме прп. Серафима Саровского. Серафимовское кладбище. Санкт-Петербург

Ежедневное исповедничество каждого православного христианина, кто идет всем своим существом, всеми своими ногами, сердцем, телом, за Господом. День-то прожитый — он очень был сложный, очень бывает напряженный, очень бывает греховный, он бывает ожесточенный, он бывает нехороший. И это долг каждого из нас — стоять перед Богом, и перед тем как уже идти на отдых, на сон — почитать правило, это надо. Там все сказано, какие бывают грехи, и в мыслях, и в наших делах, а все это происходит исключительно от того, что мы самолюбивые, самонадеянные, самоуверенные. А уж планы мы строим — дальше не куда. Даже до неба. «Это я все сделаю, это я все получу» — и мы своим гордым «я», опьяненные ложными, никогда не осуществимыми желаниями, мы прём по трупам людей близких, забывая — «а доживешь ли ты?», забывая о том, что происходит с человеком в одно мгновение, в одну минуту, в одну секунду. Это лишний раз напоминает нам о том, какие мы ничтожные люди, какие мы никчемные. А почему никчемные? Потому что нет в сознании Света Божественной Правды, Света Боговодительства, Света Богобоязни, Света того сознания, что нами управляет наш Бог, Спаситель мира, что наш долг ему молиться, к нему обращаться и всегда надо поддерживать в своей душе, в своем сознании глубокую, твердую веру.

Надо воцерковляться, то есть ходить в Церковь. Я же знаю, что бренное тело не оторвать от кровати. А далее, когда сегодня не помолился, завтра не пришел в церковь, послезавтра подумал: «да ладно», глядишь — и привык не молиться, привык не ходить, привык не обращаться. А потом лаптем затылок почесал: «пойду причащусь». А готов ли ты? Понимаешь ли, свой шаг жизни? Ведь читается нам молитва: «да не в суд или в осуждение будет мне причащение»… Потому что привыкли вы прийти по зову не моего наставления, а когда вы бываете в других храмах, когда вы находитесь в другой молитве. А как вас там учат, я прекрасно знаю — пришел, нагнулся к Евангелию, и пошел. И идет самодовольно: «Да, я был на причастии». И вы превратили Святыню в таблетку, вы превратили Святое Святых в обыкновенное человеческое отношение. И там вам не скажут — помолиться, почитать каноны, не спросят — как вы молитесь, не поинтересуются — какое внутреннее «я» вас привело к Богу. Так это, — «идите, пришла, ну и ладно».

Вот почему у нас на сегодня такое страшное бедственное положение, и природа нам напоминает, и природа нам говорит — что смотрите, люди, вы же ничтожества. Подул ветерок — все, ничего не остается, как только вздыхать, как только проклинать, как только ожесточаться на весь мир голодных и рабов. Что ты сделал? Что ты совершил для того, чтобы этого не было, потому что ты, как человек взрослый — ты обязан исполнять свой долг в этой жизни на земле. Жить в Боге, вере, молитве, Страхе Божием и воспитывать себя в беспредельной любви к Богу, а также близких.

Вы никак не можете научиться, что мы верим в Бога, молимся Богу и где-то там, в тайнике души его и почитаем, а как дойдет до дела — так проявление гордого «я». Особенно это проявляется в семейном бытии. Никто не хочет уступать друг другу, были молодыми — «ах, ох…», а когда надо строить семью, когда надо не оставлять сиротами детей, без живого отца сиротами, когда он кричит, прожив 20 лет: «ты не нужна, я нашел другую», и наоборот: «ах, я влюбилась» — любви как таковой нет, есть гордый дух. Есть обязанность, есть понятие боли человека — как больно будет человеку, если что-то совершить. Но, к сожалению, мы не хотим понять боль ближнего, страдания ближнего, скорби ближнего. А пока я в силе телесной — мне все дозволено. Ребята, законом вседозволенности жить нельзя. Понаблюдайте вокруг — почему живут плохо — нет Страха Божия, нет и Веры. «Я хочу, это мне надо, я считаю, я получу, это получится, так как я хочу» — и прочее яканье в нашей жизни наших дней.

Ты видишь — какие школьники. Жестокие, пиво, цигарка, матерщина, опять в толпу, а в толпе — хорошо. И учителя относятся жестоко к нашим детям и внукам, особенно первоклассникам. Он не нравится ей, начинает учительница над ним издеваться и убивает сознательно духовные прекрасные зачатки радости жизни. Как это понять? Далеко от Бога, далеко от Истины, далеко от Православия. А когда серденько пустое — я бросаюсь в крайности. Дискотеки, куда вы пускаете своих детей, или еще крайность—секта Муна, сектантам начинаете продавать свою веру, начинаете отдавать на поругание. «А я хочу!» А с Богом шутить не надо, а Богу надо молиться. Вот откуда все страдания. А бить нас будут крепко — не только общими, природой, а частными личными переживаниями. Мы — люди взрослые, неужели вам нельзя понять приставку НЕ— не отбрасывай, не говори, не оскорбляй, не унижай, не требуй, не кричи, не уходи, не говори — все НЕ. Надо иметь совесть, а позабудешь Бога — потеряешь весь свой стыд. И сегодня будут потери, как у вас, у ваших родных, жены, мужа, матери, детей, так и в нашем обществе — пока мы не обратимся, пока не поймем.

И мне не говорите, что вас не учили, что мы не знаем, что мы не понимаем — не надо калякать. Поймите ту простую, доступную истину для каждого человека: «если я не хочу, если мне этого не надо, если я без этого обойдусь» — идите и думайте, и смотрите на окружающих наших богомольцев, как они молятся, ваши сверстники, ваши одногодки, ваши воспитанники. Вы учились в одних и тех же школах, в одних и тех же заведениях — так научитесь верить Богу, молиться Богу, любить Бога, и бегом, бегом — идти в Храм Божий. А не надо потакать своему сердцу — хочу пойду — хочу не пойду, хочу молюсь — хочу не молюсь, хочу ругаюсь — хочу не ругаюсь. Слава Богу, что у нас каждый раз становится все меньше и меньше этих прохиндеев, проходимцев не знающих, куда они приходят. Хорошо, приветствуется шаг к Богу, но надо идти обдуманно, ясно, понятно, отточено, с просвещенным сознанием веры. Свой шаг в жизни — всегда надо думать. «Я верю, я исполняю» — и никаких оправданий не может быть. Вы можете не ругаться, можете не пить водку, можете не бежать от семьи. А когда думаете можно — переможно, думаете, ладно мне вроде удобно будет — все, никаких удобств не будет. Поэтому, когда ко мне обращаются: «Что делать, если к Богу не ходит, что мне делать — муж бросил, что мне делать — я ухожу»,— я отвечаю одно: «Бойтесь Бога и имейте совесть». А чтобы она была — ходите в церковь. А что неясно — лишний раз спросите. Найдем время, ответим каждому на вопрос его.

Поймите нужно чувствовать сердцем шаг своей жизни—во всех отношениях, не только в храме, но и особенно дома. Вот думайте, размышляйте, полистайте страницы своей жизни, посмотрите, что плохого было, начиная с возраста юного. Заставьте себя молиться, а есть все условия на сегодня быть хорошими, быть добрыми, быть христианами. Не на словах, а на деле. А дело таково — утренняя и вечерняя молитва, Храм Божий в воскресенье, и немножко понимать, заставлять себя идти к Богу, а это трудно. Вот он сидит и ищет причины, люди дошли до безумия — муж не пускает жену молиться, это какой-то ужас. Какое он имеет право? Не только телом, но и душой руководит ещё. Это что за мужик? «А я не хочу, чтобы она шла, а это мне не надо, а я не пойду пока сам не пойму, что есть Бог». Не жди, пока принесут…

Вот что надо делать — ближе к Богу, ближе к Храму Божьему. Ближе к Благодати Божией, но не ходите механически на Причастие. А к Богу идти очень сложно, очень трудно. Требуется колоссальное напряжение, и когда идете в наш храм впервые — подумайте. На то и я не дремлю, чтобы видеть, кто ходит, зачем и для чего. Цените миг своей жизни, что можете прийти к Богу и помолиться. И другим сообщите — идут в наш храм, на меня не обижайтесь, я боюсь Бога, мне надо будет отвечать Отцу — «что ты делал? Я тебя поставил». Вот я сказал — властью мне данной буду искоренять ваше невнимание, ваше нерадение, ваше безверие. Это мое право. Нравится вам, не нравится, кричите — не кричите, стоните — не стоните, ваш долг подчиниться слову Пастыря, а чтобы это знать — надо походить. Пусть Господь простит наше неверие, еще жестокость к нашим ближним, которую мы совершали и никто не скажет — мы не знали…

Откуда берется зло?

Проповедь, сказанная прот. Василием Ермаковым 12 октября 2003 г. в храме прп. Серафима Саровского. Серафимовское кладбище. Санкт-Петербург. День памяти прп. Кириака отшельника

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Подумайте, заострите, осознайте своим внутренним чувством, чувством человека — откуда зло на земле? Вроде получается в жизни, нас учат добру, учат нас порядочности, учат нас состраданию. Много книг, много фильмов, много видишь иногда добрых, хороших людей, но вместе с тем, какие глыбы зла всплывают на фоне нашей жизни человеческой и сколько льется крови, сколько льется слез, сколько мы видим трагедий в этой жизни. А вопрос: «А почему все совершается? Кто повинен в этой трагедии нашего земного бытия»? А мы сами в этом повинны. Если бы человек стремился подумать, (а сегодня почти никто не думает) как жить на земле, чтобы вокруг со мной стоящим людям было тепло, радостно и спокойно, чтобы от человека рядом стоящего со мной жизнь излучала благодать радости, утешения, поддержки и помощи.

По своей гордости человек не желает вслушаться, всмотреться в мир человеческий, который живет с одной стороны по законам силы кулака и зла ненависти, но с другой стороны — любви, сострадания и всепрощения, это мы с вами, кто знает Евангелие, кто обязан знать Слово Божие. Внимательно, хотя бы раз прочитав Священные Страницы Слова Божия, найдете очень много прекрасных ответов на все вопросы своего земного бытия. Так и сегодня нам говорит Евангелист Лука, (легкодоступно и ответ на вопрос, откуда зло) — «Как хотите, чтобы с вами поступали люди — так и вы с ними поступайте». Вот что надо делать, что надо исполнять, как надо жить на сегодня человеку.

Но мы видим на страницах истории нашего русского государства, мы так не жили, мы жили по закону — «если враг не сдается, то его уничтожают», по закону — «бей первого попавшегося», «кто не с нами — тот против нас», так нас учил 20-й век идеологии коммунизма. Вопрос о всепрощении, вопрос о сострадании, вопрос о понятии, как больно тому человеку, кому я наношу боль жизни, боль раны, боль уничтожения, боль оскорбления, боль грабежа, боль насилия. Вот эти насильники земли — они получили все для себя по полной программе житейского бытия. 20-й век — он был кровавый, он был тяжелый, он был почти трагическим для нашей Родины. А за что посетило горе нашу Россию? А за то, что мы, внимая слову зла человеческого, внимая силе кулака, что мне все дозволено, я все могу — мы получили все зло по полнейшей программе. Мы, начиная с революции, уничтожали все святое, все доброе, все хорошее, чему учили детей России, наших родителей.

Им сказали: «зло не держите, не совершайте злодеяний, не поддайтесь — говорили же им тогда — обману коммунизма». Нет, всё, что говорилось святое, всё, что говорилось доброе, о чем предупреждалось явным, ясным, могучим словом нашими добрыми, далеко смотрящими, русскими людьми, грамотными, духовно просвещенными, предупреждающими: «смотрите, не делайте зла, проявите милосердие, проявите сострадание, проявите любовь к ближнему» — нет. И пошло, и поехало. Началась революция, и понеслось.

Уничтожение офицеров, уничтожение умных людей, когда в начале гражданской войны у Аничкова моста стоял городовой (это мне отец рассказывал, по личному наблюдению), подходят разнузданные солдаты русские: «Ах такой-сякой, в Фонтанку его», и булыжниками убивали. Идет офицер, подходит пьяный, кто разграбил Елисеевские склады: «ах, ты, офицерская шкура», камень, туда его, в Фонтанку. Так и понеслось, так и поехало. А когда стали стрелять всех у Александровской станции (как едешь на Сиверскую): приехал поезд с дезертирами, полных 60 вагонов, они бросили фронт под Псковом, пустили немцев под Псков. Подъезжают, на платформе были матросы, 50 пулеметов, они говорят: «выходите», вышли толпой, тысячи, и каждого второго расстреляли. Тогда и подумали: «вот она — советская власть». А вас предупреждали (это маленький пример) — не делайте, проявите милосердие, послушание, надо, значит надо. Нет, вот так, дорогой ценой, платил россиянин, когда бросил фронт. Дорогой ценой, мы платили в 1941-1945-е годы, там еще было чище. Приказ 227, впереди немцы, сзади СМЕРШ, посмотрите кинохронику, где будем искать безвестно пропавших наших дедов, расстрелянных нашими руками.

Это немного я вспомнил о тех злодеяниях 20-го века, что залило Мать Россию кровью русского человека. Ведь мы всегда отличались милосердием, мы всегда отличались любовью к ближним, мы всегда отличались и будем отличаться состраданием к тем, кто страдает. Как нам, (вернусь к войне) не говорил, как нас не учили: «идет пленный немец, фашист, убей его», а ведь русские женщины, мы — кормили пленных немцев, мы их поддерживали, жалость нашего сердца говорила о том, что он такой же рабочий, он такой же человек, он такой же подневольный, которого послали, куда не надо в необъятные пределы России.

Им не надо было воевать, мы им помогали. Вот та сторона теневая, ярко проявленная в те страшные дни войны. Вот облик русского человека, который на сегодня должен вдохновлять, должен очищать наше сознание, наше сердце, наши мысли. Не убивай, не грабь, не проявляй насилие. Мы, сегодня слышим отголоски той трагедии, забывая о том — а платить, кто будет? Платить вы будете, ваши дети за то злодеяние. И перед тем как совершить зло надо подумать — а кому это надо, чью волю я исполняю, что даст это мне. Это надо понять в свете Евангельской правды, в свете Слова Божия, учесть, всматриваясь, вглядываясь — что было в то, кровавое, страшное время.

Но, несмотря на трагедию Матери Родины до 90-х годов все-таки были в нашей жизни, и существовали, да они и доныне остались — те добродетельные, милосердные, любвеобильные русские люди, кто боится обидеть, кто боится оскорбить, кто боится нанести зло, раны на сердце человеку. У нас, русских, это осталось. Если бы не было в нашем сердце Богом заложенная добродетель всепрощения, добродетель сострадания, добродетель милосердия, мы бы с вами, и вы бы здесь не стояли. Но, к сожалению, половина россиян больше думает о зле, думает о том, как бы показать силы кулака, силу удара, какой я мощный, какой я сильный. Вот почему, когда зло коснется данного злодея земли, злодея жизни, террориста, когда оденут его в железные рукавицы и пошлют туда, где очень живется плохо (в Крестах) — зачем же скорбеть, зачем проклинать нас с вами, и кричать: «как мне плохо».

А подумали ли они, что они совершали на свободе жизни? Ах, мало было — ешь, пей, веселись. Ну, они и получили. Вы ко мне обращаетесь: «помогите, помолитесь, чтобы он вышел из Крестов». А кто его посылал туда? Он сам пошел добровольно. Но вы, матери, вы, жены, предупреждали об этом, и друзья говорили: «не делай, не надо торговать наркотиками, не надо ходить на дискотеку, не надо общаться с этими крутыми, не надо, подставят вас, бросят». А мы: « ладно, пусть».

Вот мой ответ краткий на вопрос: «откуда зло?». «Бог всей премудростью сотворил еси». А мы сами не хотим быть добрыми, мы сами не хотим учиться на трагедии прошлого нашего бытия, мы не хотим быть добрыми, хорошими, милосердными, кроткими, не хотим понять, что наше слово в гневе сказанное женой мужу или мужем жене — не нож, а до ножа доводит. Почему боль вы потеряли, откуда гордость, откуда надменность, почему нет сострадания? А ведь получите по полной программе. За все надо платить. За все надо платить — вам говорю, с этого Святого места, — и дорогой ценой. Откуда болячки? От греха. Откуда потери близких? От греха. Откуда тюрьмы, лагеря? От греха. А ведь дает нам Слово Божие назидание — не делай, не совершай. Бог насильно не заставляет нас делать зло, а — как хотите. Подумайте, поразмыслите, осознайте, ощутите и поставьте вопрос: «Зачем? Для чего?» И больно мне, когда нас унижают, больно тому, кого мы унижаем, кого мы давим, оскорбляем. И Господь сказал — будем милосердными, как Отец наш Небесный.

Сегодня ощущаешь напоминания Божия — наводнения, снег в Германии, у нас ветерок проскочил, но еще милосердие Божие с нами находится, требуя от нас милосердия к близким. А если мы будем милосердны, если мы будем сострадательны, если мы будем чуткими к ближнему, в семье, поймите, так легко, так радостно будет нам жить. Но, к сожалению, на сегодня тех, кому надо это знать, тех, кому надо слушать — их нет среди нас. Мне сегодня жалуются, как учителя относятся к школьникам, относятся к первоклассникам — нет любви учительской. Но придется за все дать ответ. Христиане, имеющие Благодать Божию, имеющие крепкую силу Божию здесь на земле — так в наших силах, в наших возможностях, в наших желаниях — быть милосердными. Так давайте же будем теми, кем мы являемся — христианами, милосердными, добродетельными, добропорядочными, терпеливыми, не будем воздавать зло за зло. Бойтесь, подумайте, осознайте, почувствуйте, что за все надо платить.

У нас есть сила, противоядие этому злу — молитва, молитва Храмовая, в храме мы получаем великую духовную помощь, помощь Благодати Божией. Вот ответ — откуда зло, кто его породил. Бог не породил, мы сами его порождаем нашими безумными желаниями, стремлениями, стараясь как-то избавиться от мысли, напоминающей нам о добре, напоминающей нам о том, что надо любить окружающих. И сострадание начинается в семье, надо его хранить и исполнять. И не кричите: «ах, как это трудно». Трудно нести закон возмездия, а покопаться в прошлом, откуда что пришло — нет у нас желания. Так мои дорогие, начнем с нас с вами, мы все знаем, мы молимся, мы все понимаем. Бог нам поможет быть теми милосердными, теми настоящими, русскими, православными христианами в нашей злой жизни на сегодня.

Аминь! Вот вам ответ.

Пресвятая Богородица, спаси нас!

Проповедь, сказанная прот. Василием Ермаковым в храме прп. Серафима Саровского 14 октября 2003 г. на праздник Покрова Пресвятой Владычицы нашей Богородицы и Приснодевы Марии

«Пресвятая Богородица, спаси нас» — так, наверное, почти семь или восемь веков назад, греки, видя армаду лодок, идущих к ним с могучей силой вооруженных славян, видя свою беду — они, наверное, так молились. Господь за безобразия, за беззакония призвал их, чтобы они подумали о жизни и вернулись на дорогу своей Веры. И видя опасность, плывущую к ним, они пошли в Храм, взяли пояс Пречистой Владычицы Богородицы, распростерли его над морем — и желание наших славян взять Константинополь не осуществилось. Так чудо милости Божией совершилось по Вере этих жителей, когда обратились они к Богу.

И невольно мне хочется обратить взор ваш на то, что Матерь Божия, она никогда не оставляет мир человеческий, особенно она любит Матерь нашу — Россию. Надо вам знать историю нашего трудного бытия. Как мы жили и до чего дожили, куда шли и к чему подошли. Слава Богу, жили во все века прошлого, до века 21-го, когда убивали Бога в своих сердцах. Когда интеллигенция отучила на грани революции простой русский народ от Бога и он, обездушенный этой писаниной нашей страдающей русской интеллигенции, совершил кровавую революцию, когда мы по сей день еще не можем одуматься и отойти.

И сейчас, в нашей жизни вместо того, чтобы оглянуться в прошлое нашего российского бытия, мы все вспоминаем, особенно мое поколение 20-х годов, проявляем тоску по идеалу прошлого — коммунизму. Вы сами слышите о том, что «как мы хорошо жили, когда правили нами товарищи, как нам легко было купить колбасу, она была 2.20, водка тоже», и прочее, и прочее. Мы делали вид и работы, делали вид и получки. Но когда жизнь согнула, когда заставила ваше поколение по иному взглянуть уже на наши дела, слава Богу, вы увидели ту бездуховность, тот страшный мир без Бога, к чему зовут те, кто еще плачет, те, кто еще скорбит о тех ушедших в вечность кровавых временах, позабыв Бога. Но Бога забывать не надо. Во всех скорбях на сегодня надо обращаться к Богу, и Бог никогда нас не оставляет своей милостью. Это очень ярко показала прошедшая война 1941-45 гг.

Эта легенда ненужная о том, что икону Казанскую носили. «На какой участок фронта?» — спрашиваю. «Не знаем». А полистай их документы, архивы — ничего не было. «В каком году?» — «Не знаем». Якобы с ней на самолете облетали вокруг Москвы, якобы ее поднимали над Сталинградом. А что такое война в то время, когда была ожесточенная схватка с немцами — быть или не быть России? И поймите глубоко, правильно своей головушкой, коммунист — это человек, для которого святое святых — борьба с религией. И нам никто не позволил бы, не позволял, чтобы мы взяли икону, и пошли на фронт: «Вы что, ребята? Вы что — не понимаете, что Бога-то нет, Бог нам не нужен, об иконах забудьте».

В страшное время гражданской войны 3 октября 1993-го года, когда засевшие в Белом доме кричали: «давай бомби наш дорогой Кремль! Ребята, давайте, долбите!» — нам только разрешили взять из Третьяковской галереи икону Владимирскую на один молебен с Патриархом. И никто тогда дальше не пошел к Богу из больших людей, не пошел вместе с нами на молитву, остались на своих позициях — добивать, вернуть право коммунистов нами управлять, над нами владычествовать, нас гнать, куда они не пожелают. А Бога-то забыли? И поэтому все эти легенды, ненужные на сегодня нам и вам, детям послевоенного времени — их слушать не надо. И не надо соглашаться с тем, когда вам сегодня говорят: «я с Божьей Матерью говорю напрямую», особенно монашествующие, я знаю, а вы не знаете, как они нас околпачивают, особенно в тех местах, где мы молимся — Дивеево и прочее. Опять ложь, опять обман.

Но я вам расскажу практическую, живую быль, быль моей личной человеческой жизни. Я стою перед вами — живой свидетель той войны и того чуда милости Божией, когда за Веру мою, за Веру моих родителей меня на Покров, ровно 60 лет назад освободили из лагеря, он находился за Таллинном. И я был отпущен из лагеря за наши молитвы. И когда нам дали одну маленькую комнатенку, (какие там были вещи? да ничего), когда я прошел 500 километров под пулями, бомбежкой — я пошел в Храм на Покров, он был рядом. И вот я и по сей час, ощущаю чудо великой Милости Божией за то, что я молился (я с 1942-го пришел к Богу). В трудное время войны — я молился и меня практически безо всяких легенд, безо всяких говорилен, я только молился — Заступница Усердная сохранила в то страшное время, а уже было все готово ехать в Германию. И вот — один шаг в вагон — пришло распоряжение коменданта: «остаетесь». Вот это чудо, чудо той далекой давности, об этом чуде я говорю, как живой свидетель Милости Божией.

И я призываю, чтобы в наше жестокое, трудное время, время также и духовной битвы, вы как идёте — так и должны идти путем Веры, молитвы и обращения к Божьей Матери, чтобы не было того равнодушия, не было того невнимания, не было того нежелания. А вы ищете в эти скорбные дни нашей жизни помощи у экстрасенсов, всякой колдовской силы, всяких астральных явлений. Вам вбивают в голову: «Приходи ко мне, я все сделаю». Человек ничего не сделает из того, что он хотел сделать, пытаясь помочь в ваших горях (не горе, а горях). Ты иди сюда, в Храм Божий, Церковь Божию, встань на молитву, всегда это было в русской жизни, всегда скорбящая русская христианка, мать, жена искала помощи у Божьей Матери. Есть много об этом картин, репродукций, как русская женщина молится Пречистой.

И вот смотря в прошлое, видишь — какая была великая сила Благодати Божьей. Немцы меня угнали, на Тихвинскую икону Божьей матери 9 июля 1943-го года и на Покров я был освобожден. И далее я всегда чувствовал помощь Пречистой Божьей Матери. Вот чудо, настоящее чудо. Вам только нужно немного прислушаться и понять, когда стоят два автоматчика, офицер вызывает и не знаешь, что будет дальше — один шаг. И вот здесь, я воистину ощутил со своими спутниками, Великий Покров Пречистой, в своей тогда страшной жизни. Я не думал, я не знал — буду ли я тогда жить, куда меня еще Господь пошлет, где я буду находиться? Подумайте, матери, я потерял родных на два года, живы — не живы, не знаю, а лет мне было 16 и сердце сыновнее скорбело: Как они там? Где? Что? Чего? Тогда шли уличные бои в моем городе, а это всё — беспощадно. И вот Заступница сохранила меня, сохранила моих родных, тех, с кем я находился. Я и сейчас живу под Покровом Божьей Матери, почему я всегда с любовью, с сыновней любовью чту этот праздник, праздник Покрова. Я чувствую, что в этот великий день, день Покрова с нами Покров Божьей Матери! Я ощущая его реально, а словами это чудо, чудо милости, чудо радости в душе — я не могу выразить, у меня нет слов! Я чувствую реально. И поэтому, чем больше у нас скорбей (а они будут еще), чем труднее мы будем жить — надо искать эту дорогу жизни, Храм Божий, под Покровом Пречистой!

Все есть условия, все есть возможности, а не так — бросить детей на произвол судьбы, отдать их на дискотеку, а их там утащат, увезут, потом кричите мне: «где их искать?» А куда посылали? Надо детей-то к Храму Божию, к Богу поближе-то, а не от Бога, а вы мне говорите: «Молодость, пусть пока помолодится». А платить, а кто платить-то будет? Вы бросили на преступление своих ребятишек, отходя от Бога, а потом кричите: «я молюсь Богу». А сколько ты молишься? «Да вот, уж хожу полгода, Бог мне не помогает». Надо глубоко выстрадать личной жизнью, глубоко понять личной жизнью и осознать — где надо искать помощи. Ни людской, а помощи Божественной, помощи Неба на земле. Всё у нас есть, но мы — тупоумные, мы — безумцы жизни, не хотящие немножко приоткрыть головку, чтобы в нашем сером веществе и в душе был взгляд ни на то, что творится вокруг нас, а на то, что надо делать каждому из нас, к чему зовет нас Православная Вера, о чем говорит наша история — как жила Мать Россия. И что ещё продолжают нас сегодня давить, нас отгонять, нас отвлекать, нас обманывать, чтобы мы были как все. Вот в этом и заключается подвиг нашей Веры, русских православных христиан, христианок, особенно матерей, вот тут-то и надо искать помощи. Это есть в вашем сердце, в вашем сознании, Бог вам даровал прямо получить помощь Божию, а вы к Богу не хотите идти, вы не желаете по-матерински здесь, на Земле обратиться к Пречистой.

Это я вам говорю слова жестокой правды: вы не хотите, а когда немного с вами поговоришь, то и увидишь, почему не хотите — гордость женская, и здесь колебания, потом наслушаетесь вокруг всей той ненужной говорильни и решаете. Вы должны всегда идти ровной, прямой, святой, светлой дорогой жизни. И понимать, вы — люди взрослые, хотя уже послевоенного времени, — храм, молитва, личная и духовная собранность. И вот тогда мы получим то, что получала Мать Россия, что я сам получил 60 лет назад. Жить надо под Покровом Пречистой. Никакие силы ада нас не собьют, если я буду верить и молиться. Верить и молиться. Слава Богу, что вы есть, что вы со мною и я с вами. Вот эту практическую сторону нашей Веры вы и расскажите. Чтобы вам не долбили — «летали, носили, молебен служили священники под Сталинградом», а мы все в лагерях были, то поколение, никто не отпускал. Кому это надо на сегодня? Опять нас обманывают, опять нас отвлекают от святой правды. И если бы была бы это правда, поймите меня глубоко, мы бы видели парад 1945-го года 24 июня — не бросание знамен, а молебен, служил бы Патриарх Алексий I. Если бы была Вера у тех правителей в то время — вот это была бы благодарность русского народа, молебен на Красной Площади, а не кричать: «За великий народ, русский». Нам это не надо — крик, когда отняли Бога. Они отняли победу у наших воинов, да им, наверно, и не нужно было все это, им только: «Да здравствует!» и прочее, и прочее.

Так вот, мои дорогие, что надо вам сегодня, живущим в 21-м веке знать — как надо жить, к кому надо обращаться практически, у кого искать помощи и кто нам поможет. Подальше от толпы, подальше от безбожников, а идти твердой дорогой жизни в храм. Молиться Пречистой Божьей Матери, Она — Заступница усердная, Она — наша Хранительница, потому что мать Россия — это Дом Богородицы, знайте об этом и гордитесь. Сколько у нас храмов, столько и икон чудотворных, это ясно говорит, что мы здесь не одни. Вот так надо верить, так надо молиться, а Заступница Усердная матери России всегда будет с нами и поможет нам перенести все, что будет еще на нашей дороге жизни.

Аминь!

С праздником вас поздравляю! Молодежь, слухайте меня, я испытал горькую, святую, трудную правду жизни — и не верьте, ничего не носилось в войну, ничего не кричалось, ничего не молилось, только под запретом молились в храмах, только под запретом.

«Не плачьте! Бог всегда с вами»!

Проповедь, сказанная прот. Василием Ермаковым 19 октября 2003 г. в храме прп. Серафима Саровского на Серафимовском кладбище. Санкт-Петербург. День памяти Св. Апостола Фомы

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

«Не плачи!» — так Господь наш Иисус Христос сказал убивающейся о смерти своего единственного сына, вдове Наинской, которая провожала бренные останки своего сына в земельный покой. И вот, где больше скорби, где больше горя, где больше страданий — надо нам на сегодня матерям особенно знать — там ближе Бог. Он сказал ей: «Не плачи!», и воскресил от мертвых её, как говорит Евангелие, единородного, единственного сына. Наверное, сынок был такой хороший, что Господь обратил свой взор спасительный к этой скорбящей матери. Наверное, он не чета нашим детям на сегодня, посещал храм ветхозаветный, то есть в его душе была благодать веры. И когда постигло это несчастье бедную вдову, Господь сам к ней подошел и сказал: «Не плачи!».

И невольно от этого скорбного печального Евангельского Благовестия мне хочется перебросить мост веры, надежды и радости на ваше скорбящее материнское сердце. Сколько сегодня проливается страшных слез материнских, сколько видят наши глаза, как беспутно, как по-молодецки, как, прожигая молодость, гибнут наши дети, надежда, утешение, помощь в старости нам, родителям, особенно матерям. Сегодня, как никогда, смотря на те события жизни нашего общества, мы видим — как жестоко, цинично расправляются с вами, матерями, ваши сыновья, ваши дети. Давай деньги на модные одежды, давай деньги на игральные автоматы, давай деньги на наркотики, давай мне жилье — безвременно женился, все давай, давай, давай и давай. Я знаю, в это страшное время насилия над матерью, сколько она проливает слез, сколько раз в ее сердце возносился вопль ее слов: «За что, Господи? Почему так это случилось, ведь мы»… Надеялась она, проводя бессонные ночи у кроватки болящего своего сына, она верила, что он вырастет. Я видел, как священник, часто и вижу с какими воплями, с какими слезами провожают 15-18-12 летнего своего сына на круг сия земли, сколько видно отчаяния, сколько видно неверия, сколько проклятий за то, что он умер. И мне говорят о том, что — какой он был хороший, какой он был пригожий, что думала я, что он будет мне утешением, помощь в старости.

— Думала…? А почему она не оглянулась вокруг, на нашу современную жизнь, как гибнут матери под напором своих же, таких же молодых детей, сыновей, как они гибнут? И грабят, и выгоняют, почему не видит она трагедии людей окружающих, таких же матерей, как и она? Они носят не временные страдания от зла своих детей, а вечные — пока Господь не призовет их к себе. Не учатся. Мы не учимся на ошибках окружающих, мы не всматриваемся в ту жизнь, которая совершается вокруг нас. Мы, уткнувшись в свое личное горе, не видим горя людей окружающих. Поймите правильно — вот вам пример. Сыну за 30 лет, он заболел, болеет, я спрашиваю:

— Мама, ты как к Богу-то относишься? В церковь-то ходишь?

— Захожу.

— Ну, а сынок-то твой больной он заходил в церковь?

— Заходил.

— А как заходил-то?

Ну, как и все сегодня, наша российская молодежь, пришел, посмотрел раз в году на Пасху и пошел дальше. Заходил… И когда Господь посещает этот дом своей скорбью, чтобы они обратились к Богу, осознали, поняли, что без Бога нельзя жить, тем более в это злое, жестокое время нашего человекоубийства, нельзя, поймите правильно, нельзя жить без Бога — начинаются оправдания: «Ну, понимаете. Ну, знаете. То времени не было, то не собраться». Но с Богом не торгуются. И вы не хотите ловить миг того счастья житейского, что ценой своих страданий, вы обязаны привести своих детей к Богу, к Богу. Не потакать их страстям, не потакать их желаниям, тому, что «я хочу, ты обязана, ты должна меня содержать» — великовозрастных своих сыновей и дочерей. А они не думают о том, есть ли возможность? Есть ли условия и здоровье этим матерям, пережившим, Слава Богу, не ту войну, а послевоенное бытие?

Сегодня в нашей жизни все не складывается так, как хотелось бы. Нет работы, близкие предают, семья под натиском страстей рушится, потому что никто не хочет уступать, никто не хочет потесниться своим гордым «я» во имя детей. С какой радостью, с каким самодовольством, прожив 30 лет в семье, он уходит, и нашел новое счастье, новую жизнь, новую жену. А дети? Как они страдают? Забыл о том, что, идя на чужих детей, а своего распинаешь, своего предаешь? Во имя чего? Есть временное благополучие, временное — ой, как Бог грохнет, ой, как счастье рухнет и придавит тех, кто предал семью. И невольно, я знаю, это горе большое, жена бывшая его не пошла в церковь, не пошла к Богу, а бегом от Него в бутылку, и — « я заливаю свое горе». Забывая о том, что русским женщинам все спиртное противопоказано, убиваются все добрые качества, все клетки, бактерии, молекулы, которые находятся в теле человека, а точнее убивается душа. Так почему же вам, матери, не прийти к Богу? Что вам мешает быть с Богом? Почему вы, оглянувшись вокруг, не желаете спросить, обратиться и поучиться у нас, христиан? У христианских русских матерей много скорби — и она всегда искала утешение в Храме, пред образом Спасителя, перед иконами, а не в водке, не в гульбищах. Почему не прийти? Что, не знает в это время кому нести печаль свою? Где ее положить, у каких Ног? А потом начинаются проклятия, «а мне Бог не помог, я была с Богом». Я спрашиваю: «А как же ты была?» А как все-свечку воткнули, я бегу, бегу, не знаю почему, не знаю от кого. Почему вы не видите, как я у Чаши Жизни говорю: «подумайте, сходите»? Почему нет яркой жизни во Христе? Почему нет яркого ощущения обращения к Богу? Почему вы ищете утопить свою скорбь, когда Бог рядом с нами? Зачем? Что до нас матери русские так не жили? У них были свои скорби, были свои переживания, свои страдания были, почему же они нам указали пример — вот путь к Храму, дорога к Храму, дорога к молитве.

Бог всегда поможет, всегда поддержит ту скорбящую просьбу православной христианки, когда она идет к Богу. Не нам судить о том, что бывает с нашими малыми детьми, мы не имеем права требовать у Бога, как я хочу, как я считаю, как я понимаю, должно вырасти мое дитё. Планы ваши человеческие — они не осуществимы в этой жизни. Потому что нет у вас мужской силы воли, крепости, мы своим слабым материнским сердцем — прощаем, разрешаем и даем жить по законам вседозволенности. Мне говорят на сегодня: « Пусть сходит на дискотеку, пусть развлечется». Ну и пошла в вертеп, хали-гали. А потом обращаются: «У меня пропала дочь, сын». А чем он занимался? А тем — «ешь, пей, веселись». А там быстро дети Кавказа подберут, машин много, посадят… Вы сами толкаете детей на преступление. Вы сами сознательно, большинство сегодня русских матерей, не даете Бога в их сердце.

Сейчас идет страшная борьба за то, что — а надо ли в школах преподавать основы православной культуры? Идет директриса и орет, выступают учителя: «не надо нам», родители орут: «нечего Бога моим детям, мы атеисты, мы не хотим, у нас есть еще другие конфессии, магометане, буддисты, сектанты, мы не хотим, чтобы в этой школе, в этом классе они слышали православное наставление». Не надо — уходи, не хочешь — беги из класса. Ваше право. А нет, они за нас думают, они за нас решают, как лучше воспитать. А они отвечают за тот беспредел разгула наших детей? Они не отвечают, только жалуются на то, какие плохие дети. А что вам дается? Дома родители не молятся, матери далеки от Бога, храм они проклинают, не знают дорогу. Так что ж вы хотите? Что посеешь, то и пожнешь.

Но нам, скорбящим матерям надо знать, нас мало, твердо стоящих на дороге веры, нам надо знать о том, что нам Бог даровал практически — Он не может не ответить на молитвы ваши матерински, не может. Это надо знать, а вы-то не хотите, не желаете к Богу-то обратиться, Богу-то помолиться, Богу принести свое дите — вы не хотите. Спасибо у нас есть, много ходят детишек, а остальные? Растут безбожниками, растут страшными разбойниками будущего поколения нашей жизни. Запомните, что печальна в будущем жизнь ваших детей, если вы, находясь у колыбели, с любовью не смотрели на этот маленький кусочек новой жизни, не с любовью, а с жестокостью — так уж получите. Что вы хотели — то и получите. Запомните, Бог не сопротивляется вашему желанию. Желаете, хотите —получите. Но и научитесь, каким ярким, страшным крестом аукнется это в жизни подобных матерей.

И в это наше злое время, в это время жестокое, подумайте, вы еще молоды, подумайте, когда вы вступаете в новую жизнь, осознайте — как я буду воспитывать своих детей. У вас всё есть — примеры, Божьи примеры — только нет желания, желания, чтобы дети были с Богом, чтобы дети вам приносили радость, а не скорби, чтобы вас они не убивали, не грабили, не унижали, не оскорбляли в вашей жизни. А то, что совершается вокруг нас, смотрите, — пример жестокости, ненависти материнской по отношению к своим детям. Я вам сказал горькую, более того, страшную правду жизни и научил, что надо делать в своей жизни, чтобы не плакать, не рвать на себе кофту, не рвать волосы и не кричат: «Ах, какой он хороший был бы». В какой момент, в какой миг он был бы? А вы не знаете, когда они портятся.

Вот то назидание скорбящей матери, вот та поддержка вашей души, вашего сердца, чтобы вы знали, что делать, чтобы дети приносили нам счастье. Основное — надо молиться, надо верить и знать, что Бог рядом с вами стоит. Бог — не Тимошка, всё видит. А вы там маскируетесь, вы отходите от Бога — не пойдет! И если будете знать, будете молиться, будете просить — то и будете спать спокойно, за то, что вы детям дали Бога с молоком материнским, что дали Бога, перекрестя рукой материнской, за то, что вы дали им Бога, когда они причащаются, вы дали им Бога, когда они вступают на новый путь жизни. И знайте, что Бог всегда рядом с вами, только сами не отходите от Бога, не предавайте Бога, не бегите от Бога — и тогда вы не будете реветь и плакать. И Господь сказал вам на примере Наинской вдовы: «Не плачьте!». Бог всегда рядом с вами.

Аминь!

Поучение перед исповедью

Поучение, сказанное прот. Василием Ермаковым 2 ноября 2003 г. в храме прп. Серафима Саровского на Серафимовском кладбище. Санкт-Петербург

Начинать все надо с молитвы. Встал, приоделся, подтянулся, зубы-то чистишь? (не маленький-то)! Тогда дело пойдет. Весь день, всю жизнь оставшуюся. Но, к сожалению, к сожалению, наш рабочий класс — что делает?.. Поднялся, побрился, включил музычку для поднятия тона рабочего дня. А Ты, Господи — тут мне не нужен. Мы без Тебя как-нибудь обойдемся. Мы знаем как жить… А когда оглянёшься, когда посмотришь — тогда увидишь, что же получается из этого: шаляй-валяй, день проходит непутево, а кому-то трагически. Трагически — в полном смысле этого слова. Потому что — несобранные, рассеянные, всё бежим, бежим, бежим — куда не надо. Зачем? Куда и почему? Теряется внимание, теряется наблюдение. Все мысли забиты — о том, как совершить свой план жизни, свое желание ускорить действие. И получается… Кого ищем, кого принесут, кого-то не найдут, а кого-то еще и поймают.

Потому что нет защиты от злых действий людских, потому что не просим Ангела-Хранителя, не просим у Бога помощи, не обращаемся к Небу за помощью, а только к себе. Вот отсюда все беды, все страдания, всё горе наше. Потому что: «Я не хочу идти той исторической дорогой жизни», «Я не хочу». Потому что в то послевоенное время, когда вы на свет появились, ваши мамки к Богу вас не принесли, Бога от вас закрыли сознательно, да и выросли по школьной программе жизни, далеко отстояли от нравственности, от порядочности, от взглядов на свою жизнь — зачем она, для чего? И вот, когда уже подошли к пятому десятку, или подходит — вы видите, что получилось из вашего молодецкого желания.

Болячки, неустроенность, зло, ненависть, неприязнь. А разобраться в этих запутанных сетях жизни вы не можете. Советчиков много, а советы, которые они говорят, не подходят. Потому что: каждый по-своему советчик, он смотрит на жизнь со своей колокольни, а не с общежитейской. А бывалых, опытных, грамотных в духовной жизни людей сегодня почти и нет. Почти даже в нашем мире и не найдешь. А «младосвяты» вас так толкают на то деланье, на то духовное действо, что даже мне не разобраться, что она хочет и куда она идет. Мне не разобраться… Потому что нет опыта жизни, нет переживаний тех страшных ударов жизни, потому что вы не встретили на дороги бытия умного, толкового, порядочного, понимающего, что такое жизнь. А коль встретили — так сердце-то откройте. И жить надо так, как учит добрый человек, как вы пришли после исповеди, а не быть более злыми, более распущенными, более несобранными, более ожесточенными, зверьми в образе человеческом. Не надо забывать о том, что постояли — да ушли. Почему я вас — кругом? А ты оглянись, помолись. Потом придёте — потому что не созрели.

Это не моя прихоть. У меня нет прихотей. Есть положенное право учителя научить грамотно, построить свою жизнь, грамотно. Чтоб не страдать самим, чтоб мамаши не страдали, чтоб дети были получше, чтобы они были более послушными. Вот они, ребятишки, сначала игрушки делили, а потом уже силу проявляют, а потом подросли и подумали: «А ведь не та дорога жизни». Так и взрослые, так и во взрослом бытии — «всё моё». Забывая о том, что — кому это надо?.. Зачем это надо? Почему мы не хотим и не желаем быть хорошими, добрыми, ровными, спокойными? Зная, что христианин не имеет права курить — женщины полезли туда. Права не имеет пить пива — нет она стоит. Не имеет права ходить, смотреть в злачные места, грязные — нет лезут. А почему вы, имея голову на плечах, разрешаете себе дозволиться сунуться, глянуть, посмотреть и совершить, почему? А потому что — без Бога, потому что по форме, как таблетку постояли на причастии и пошли. А вложить сюда (в сердце)? Полная перестройка своей жизни должна быть, полностью. «А я — не хочу». А потом кричите: «Бес попутал, искушения!». Потому что: так как надо, как надо действовать, как надо жить — вы не хотите. И не оправдывайтесь потом, что вот вас не учили, что вы не знали, как жить, что вы были далеки от Бога, от порядочной жизни — так вы не хотели.

Так и сегодня — время спокойное, время огромное, время пока еще благодатное, так надо быть нам христианами, а не формально стоящими в храмах, куда вы приходите. Не формально. (Кого там? Не толкай, тетенька! Стой на месте.) Потому что каждый раз, когда износят Чашу Жизни будут говорить: «Со страхом Божьим и верою приступите!». Есть еще Страх Божий, поверьте мне, есть вера!

Вот она — идет механически, идет несобранно, не отдирая в своем внутреннем «я» пласты грязи, того накопления нехорошего, того плохого, всего чего вы берете в жизни. Вас не учат делать то, что вы сознательно делаете и где-то самоуспокоительно говорите: «Ладно, искушения… Ладно, Бог простит». Уж Бог допростился. Нам хватило революции, войны, нам сейчас хватает бандитов, убийц, нам хватает. Люди-то с ногами, с головой и во имя, какого благополучия? Во имя чего это они совершают преступление? Не желая понять как будто, прости Господи, бритоголовые всякие им помогут. Забывая, что Бог-то есть, придет и крепко стукнет. Тогда не надо трещать, не надо кричать: « За что?». А полистать, почему вы совершили это преступление, почему вы забыли Бога, почему потеряли любовь к ближнему, почему потеряли чистоту жизни, почему? Поглядите строго, внимательно. С дома нужно начинать. А то — пошел в школу: «Учиться не хочу, слушать мать с отцом не хочу, хочу гулять, там братки ждут». То футбол, то еще чего, а там и водочка. Курили? еще нет? А ты на компьютере играешь? В 17 лет—он, (как это называется?) хакер. А куда мамка смотрела? Куда родители смотрят? Вот вам — воспитание. Всё дозволено. А потом плачут: «Откуда? Чего они теряются?». Откуда лагеря пополняются?… Опять Бога нет, и вы сами видите…

И мне хотелось бы, чтобы каждое присутствие вас в живом храме, для вас явилось той лечебницей, тем здоровьем, тем обновлением, той крепостью. И быть другими. Не теми, которыми вы пришли сюда, а другими. И не пищите мне, не говорите: «Ах, плохо». Нет сил? — вот туда! Я буду ковать правду. Чтоб поумнели, осознали, прочувствовали и увидели, что есть покаяние. Не такое присутствие — постояли и ушли, ничего не вложив туда (в сердце). Я не впервые служу. Слава Богу, уже 50 лет — битва. Страшная, духовная — за каждого человека. Вот опыт этой битвы я и передаю вам. Вот таким вот чудакам, такому вот невнимательному. А вы, родители, должны быть примером, чтобы дети видели, как молятся и никогда не решались — лаптем затылок почесал, пойду причащусь, может оно полегче будет. Я учу вас не таблеткам. И готовиться надо строго, отточено, внимательно, как вы бились за отметки в школе, хотели получить пять — и собирались, и готовились. Так и у меня. Чтоб были все готовы! Все пороки жизни оставьте на пороге в храм, и не стоните. Из-за всех эти ласкательств вас — мы получили революцию 1917 года и получили весь кровавый двадцатый век. Нужно думать и делать! Есть авторитет, есть учитель, есть практик жизни, есть наставник. И думать!.. Ведь сознаюсь, сегодня очень трудно сердиться на вас, потому что приходят с чужих храмов. Всё — поток, конвейер, идите, проходите.

Наступает пост рождественский в конце ноября, за декабрь должны раза два — три причаститься. Не откладывая на посленовогоднее время. А то там — расходитесь, разгуляетесь, растанцуетесь и тогда придете ко мне. Это дело не пойдет, я знаю, чем это кончается.

Я указал на веру — что у нас нет веры в Бога, крепкой, хотя бы такой школьной, отточенной, внимательной, то, что урок веры молитвами не исполняем. Надо положенное правило молитвословия — пять шесть молитв прочитать утром и вечером. Для полноты своей жизни надо ходить в церковь. В ЦЕРКОВЬ ХОДИТЬ НАДО! В субботу и воскресенье православный христианин должен быть в Храме. Храм Божий — училище благочестия и благородства. Мы здесь черпаем духовные силы. «А мы не хотим!» — то свадьба, то гости, то еще чего. Положено — должно. Тогда вас никакие силы ада не извергнут. В своей жестокости, ненависти, неприятности к окружающим, близким — помолчите. Не кричите, не доказывайте ложную правду. Не заставляйте страдать людей, чтобы они страдали ни за что, незаслуженно. И еще жестокость наших дней — то, что читаю в письмах — этого много. Никогда вы — то, что вы получаете, деньги — не отдаете. Ребята, что вы делаете? Ведь Бог «шельму метит» и крепко метит. На чужом несчастье в Царство Божие не въедешь.

Трудно от близких, жестоких людей, «человеческих собак» в образе человека — отойдите, и помните: слово — не нож, а до ножа доводит. Помните это — это наш долг, долг христианина.

Вот все, что мною сказано, что я вам напомнил. Особенно тем, кто умом пришел — чтоб изнесли из храма благодать, радость, и понятие своего шага жизни — зачем, для чего, и во имя чего я сегодня пришел. Вы — взрослые и пора жить — как взрослому человеку. Пора! Надо быть христианами, кем мы являемся — русскими, православными, и жить по-православному. Чтобы правоверные люди видели, что мы такими же остаемся — стойкими детьми России, а не шаляй-валяй, И нам нет оправдания, что мы не можем. Мы не хотим — это другое дело. А мы — обязаны.

«Вот, как надо идти к Богу»!

Проповедь, сказанная прот. Василием Ермаковым, на Всенощном бдении, накануне праздника Казанской иконы Божией Матери. Храм преп. Серафима Саровского. 3 ноября 2003 г.

Если бы ныне вы, дети послевоенного времени, почаще смотрели в прошлое нашей Родины, почаще вглядывались бы, вслушивались в те страшные события 20-го века — вы бы сегодня не лезли в наркоманы, ни убивали, ни воровали, ни грабили, не подкарауливали бы пенсионеров, идущих за своей крохотной пенсией. Зачем? Распустилось поколение 90-х годов, кто вступил в 21-й век уже около 18-ти лет,16-ти лет,13-ти, то есть желторотые юнцы, не знающие, не понимающие, живущие лирикой: «Ах, как хорошо иметь молодость, как хорошо иметь силу» — как хорошо жить в этой поганой яме грязи, где всё для своего удовольствия. А когда наступит время отдачи за твои проделки, за твои деяния, за твой подвиг жизни на земле? Когда «Кресты» плачут, лагеря стонут, когда косит туберкулез, когда сплошь и рядом посещают болячки? «За что?»

— Чего вы кричите? Чего вы стоните? Чего вы орете: «А что я плохого сделал, сделала? А что я сотворила, сотворил? За что мне такая доля?» И более того, свой проклятый вопрос: «За что?» уже мое поколение выносит на ваше суждение. Плакаты, демонстрации, крики, напоминания о том, что «вот, как мы жили в прошлом хорошо», а ведь не жили же они, они только влачили рабское состояние ига коммунизма.

Вот мы здесь праздновали 85 лет комсомола. Вы не посмотрели телевизор? А? Ведь интересно. Мне-то ладно, я все видел. Такая особенность — выступают, поют. Кто сидит? Обалдевшие, откормленные, сегодняшние бывшие комсомольцы, построившие капитализм в своей жизни. Стоят, какие там жены красивые, нет печали, танцует, развлекает их артистическая молодежь 21-го века, идет пионерия: «Зиг Хайль» — поднимает руку, всё там, кинокадры — «как хорошо!». Поймите глубоко, ведь вот они сейчас не знают, зачем молодежь загоняли в стройотряды. Затем, чтобы в этой коммуне, в этом котле вы не думали — почему мы живем плохо, почему у мамки с папкой такая маленькая зарплата, почему одеться не во что.

Как у гитлерюгенда было — форма, иди работай, строй социализм и вперед по дороге к коммунизму. Главное, чтобы вы не думали, обалдевшие от труда, обалдевшие от песен под гитару — так сказать, романтика всё это. Как умно, как тонко загоняли в то послевоенное время (в 60-ые, 70-ые годы) вас, кто был в стройотрядах. Там была своя романтика, но были и свои грехи, были и преступления. Вам не давали одуматься, а кому это надо, для кого мы трудимся. Я надрываю здоровье — а всё обещания, обещания, обещания несбывшихся мечтаний фанатиков-коммунистов в кощеевом царстве, всё обещания.

И вот вы стоите на этом перепутье, вы видите, кто-то ходил в эти отряды (тогда надо было ходить,…наверное), к чему подошли? К тому, что сказал — болячки. И дети родились, не знающие Бога, они уже в 15-20 лет всё…— кувыркаются, у этой молодежи пьянка, «хали-гали», разбег в никуда, тоска по идеалу. А с кого брать пример? С Киркорова? С «На-На»? Фальшь, это фальшиво. Здесь совершалось душе — и телоубийство — сознательное, вдумчивое, очень целеустремленное, направленное на уничтожение будущего россиянина. Вот почему вас и не допускали до 90-х, до развала Союза — ходить в Церковь. Насмешки, издевательства, учительница из кожи вон лезла, чтобы только не ходили в Церковь, из кожи вон лезли комсомольские работники: не дай Бог, Пасха или Рождество, зашел какой-то школьник — не пущать его, отвлечь, потому что вдруг он подумает, оглянется, увидит и западет в его серденько, в юное еще, мысль о вере, вдруг западет…Это была борьба.

Вспоминая чуть-чуть это страшное время, я хочу обратиться к вам, вы — мои внуки послевоенного времени, я сегодня вместе с вами молитвенно справляю юбилей. Мне Бог судил 50 лет с послевоенного времени — быть молодым юношей и видеть то поколение, о котором я вам говорил. Когда я пришел к Богу, я звал тогда ваших родителей: «Смотрите, вы мне орете, что Бога нет, Бога не существует, нас так учили (и сегодня есть отщепенцы, также орут, что Бога нет). Смотрите, я — житель страшного раскулачивания, довоенной голодовки, видел, как мы готовили немецкий вермахт к войне, а когда война наступила, как мы были брошены коммунистами, 80 миллионов в оккупации, все они пожгли, отступая, под маркой лжи и обмана, чтобы немцам не досталась ни соль, ни сухари, ни мука. Как же так? А мы-то остаемся-то? А что мы будем есть? «Что будете? Дохнете! Дохнете на наших глазах». А потом кричат: «мы заботились о народе». Почему было не отдать народу брошенные вами продукты? Когда немцы подошли к Москве в ноябре 1941-го года, то проявилось все безобразие, все преступление коммунистов. Когда они бросали города, а на железнодорожных станциях оставленные муку, сухари, песок, соль — все это они сжигали. В Москве началось мародерство. Тех, кто грабил магазины, склады — их на месте расстреливали. Хорошо, они стреляли нас, они сдали бы Москву, а кто кормил бы нас? Кто кормил бы? А вы подумайте… Муж на фронте, у нее мал-мала ребятишек, да стариков двое еще, кто кормить будет? И еще не бери…

Вот так, капельку, я напоминаю об этих страшных событиях прошлого, чтобы вы знали об этом. Я с 1942-года в Церкви, и по сей день — считайте, почти 55 лет, служу Богу и русскому народу. И сегодня у орущих: «Где ваш Бог?» спрашиваю: «Почему я, находясь от фронта 20 километров, ежедневные бомбежки, еще и ночью отдыха не было, самолет летит, куда он бросит свою бомбу, остался жив? — Бог миловал. А столько погибло? Наступление, немцев гнали, я мог вполне бы попасть под этот обстрел, заразиться тифом, пить нигде ничего не было — я прошел. Я молился Богу, и Бог меня спас от всего нехорошего, от болячек, от ранений, от убийства. Бог! Вот как в наше время надо идти к Богу! Не копаться! Где Его грязной мозгой увидишь? А надо сердцем. И посмотреть на стариков, как они идут за Богом. Почему учиться грязи можно у друзей-приятелей, а хорошей, чистой, порядочной, мужественной, крепкой жизни вы не хотите учиться?

Храм Божий — училище благочестия. Мы для вас, священники, — учителя. Говоря языком жизни, я обязан вас научить, как верить, как молиться, как вести себя в Храме Божьем, как стойко держать свое Православие. Потому что я это сам практически прошел. Книг у меня не было до 90-х годов, я жизнь учил не по книгам, а то, что я видел умных стариков, старушек, у них я учился. А сегодня начинают — вот это я вас не так учил, вот это я вам не так напоминал, я не то говорил. Ребята, а вы жили в мое время? Сегодняшняя, случайная наука, для тех, кто приходит на исповедь, это самое страшное душеубийство. Это ваше дело. Но вы учите людей, не понимая, что им надо и зачем они пришли в Храм Божий. Что они пришли — посмотреть на нас? Они пришли научиться верить, молиться. Я, как только стал священником, видел, как было в Никольском соборе, идут они — «размахай», руки для благословения не сложили, я взял их: «ну-ка, сложите руки, чего так идете»? А там стоят в конце, смотрят: «О, какой попался батюшка молодой! А чего это он требует от нас»? И они все, ваши бабушки, потянулись. Я сказал: «Не пойдете! Как положено — так и давайте». Этот самотек прошлого я пережил. Там много было интересных событий.

Мне прислал Геннадий Андреевич Зюганов книжку, я вам пожалуюсь — как он там разъяснил: «Мы тоже верим, за нами тоже партия большая верующих…» Подождите … Верующих на 100 процентов? Надо понимать — одно, когда я вас всех вижу, когда я вас всех знаю в лицо, когда я знаю ваши переживания, ваши души — это другое дело. Чтоб он крестился, чтоб он молился — вот это называется верующий, церковный, русский православный христианин. А так это… «я тоже верю….». Ты, человек, приди и посмотри, где собирается наша братия, где мы молимся, будь в нашей семье, почему вас нет? — Ах, я не верю нам, мы все у них дураки, мы безумцы. «Вот я пришел к кришнаитам, я пришел к коммунистам, я пошел туда-сюда». А чего к нам не пришел? «Мы плохие, мы тупоумные».

А чего тогда к нам лезть? Чего случись, опять к нам — «помоги!», опять — «помолитесь!», опять — «скажите!», опять — к нам. А без нас? И не туды и не сюды? Потому что у нас радость жизни, спокойствие, тишина, молитва, терпение скорби, когда нас посещает болячки, мы не орем: «Как плохо!» А надо — значит надо. А мы страдаем не за себя, а за мир голодных и рабов, обманутых, мы за них страдаем-то, а у нас, Слава Богу, все хорошо. И вот я всегда об этом говорю, и сам учу: «Посмотрите, я никаких сил, никакой защиты, способностей без Бога не имел». Хотите верить? Научим.

Я на советскую власть ни минуты не работал, с 1945-го года, вот как Бог управил — ни минуты. И мне кричали: «Пенсии ты получать не будешь, твоим детям не дадим учиться». Всё пришло, посмеялись, ребята, а все пришло. Потому что Бог знает — кому подавать, что подавать, зачем и как. Вот так, глядя на меня, надо молиться, верить, надеяться беспредельно. А то, что на нас лают — мы как баре едем, не обращая ни на кого внимания, «ай, моська, знать она сильна», и нас никто не тронет.

С праздником!

Наше дело — молиться Богу, верить в Бога и трудиться во славу России!

Наставление, сказанное прот. Василием Ермаковым на ранней Литургии 4 ноября 2003 г., в день памяти Казанской иконы Божией Матери

Есть люди, которые живут как угодно, творят что угодно — это не наше дело. Наше дело — молиться Богу, верить в Бога и трудиться во славу России, своих домашних и своего благополучия. Вам Бог всё даст, всё… Но не то, что вы просите, а то, что надо в трудные минуты жизни. Когда будет очень трудно, когда будет очень сложно — Бог нам всё пошлет. Я сам испытал.

Вы не можете быть злыми, вы не можете быть нехорошими, если вы будете жить с Богом, во имя Бога, если вы будете черпать силы, получая их в Церкви, в Храме. Не так, как приходят к нам, зараженные нашей благодатью, смотря на вас, вот вчера помазывал человека, и он сказал: «как у вас хорошо». А чего у нас хорошо? «Как у вас люди по-особому молятся». Сегодня все это брошено на произвол судьбы, кроме нас с вами. Не понимая вас, не понимая русскую душу, не понимая детей послевоенного времени, что надо вам. Наши «младосвяты», они совсем забили ваши головы и паспортами, и ИНН каким-то, и прочим, забывая что — ребята, это не ваше дело. Это дело каждого из нас — что делать, брать — не брать…

Никогда не пойте с чужого голоса, как говорится. То есть никого не слушайте. Надо — документ или справку? Надо брать! И вы предаете Бога во имя какого-то словоблудного свидетельства этих монахов. Я их знаю, да привлекательно, да хорошо, вроде он уже во святые влез, на небо желает. А подвиг? А подвига нет никакого — ни послушания, ни уважения, ни смирения, ни кротости, ни терпения, ни молчания, как с огнемета в войну — одна гордость, тщеславие: «вот, мы — монахи».

У нас есть всё, всё есть — кем надо быть, и не пищать, не кричать, не проявлять стона: «ах, я не знала», не искать своих пропавших мужей, сыновей, дочерей. Вы должны знать — куда вы их пускаете, туда они уходят, и вы им разрешаете свободу действий. Дискотека, гульбища, еще есть чего-то такое в мире, что Господь даровал на прожигание жизни. Ну и получите. Вопрос очень просто отвечается — «что ищете, то и получите». А с Богом, с жизнью шутить нельзя ни под каким видом. Нужно думать, потому что мы верующие, не так как кричит мне опять Зюганов Геннадий Андреевич, он мне письмо написал, потом почитаете. Ты покажи, что ты верующий. Ты был бы с нами сегодня здесь? Стоял бы здесь, молился, я бы еще затылок почесал и сказал: «годится — нет», попробовал бы его нутро — чем он дышит, зачем он пришел, для какой пропаганды. Не надо нас обманывать, мы это уже проходили, не надо опять по старой памяти бросать, что они за нас с вами. Как давили, так и будут они убивать. Это, так сказать, приближаются выборы, для размышления. Увидев, что госдумовцы сделали нам за эти 4 года, подумайте и не повторяйте. Наш долг — верить в Бога, наш долг идти за Богом, наш долг быть с Богом, наш долг быть со Христом и самое главное в зимнее время быть в церкви, летом — можно ехать куда надо на 3 месяца, не так как учат те, что не знают жизни, у которых нет опыта.

И пусть вы, глядя на меня, были бы мужественными, крепкими, беспредельно преданными Православию и Матери России. Чтобы не были отщепенцами, предателями и не стонали о том, как трудно жить, ничего не сделав доброго для России, для укрепления Веры. Когда мы будем крепко стоять, ни один из наших не убежит ни в сектанты, ни в коммунисты, ни в социалисты, я молюсь, а Господь нами управляет, Господь нас Сам воспитывает, Он является Главой нашей Святой Руси. И нам это надо молитвою поддерживать и крепко-крепко молиться. У нас всё есть, повторяю, всё есть.

Кайтесь, что мы отходим от Бога, что мы не стремимся в своем безбожии давать Бога в своей жизни, то, что не хотите молиться по утрам и по вечерам — есть такие еще отщепенцы, не хотите в Храм Божий ходить, не желаете быть с Богом, когда положено, когда должно быть каждому из нас. Откуда это идет? От неверия. Будьте милосердны, кротки, терпеливы, молчаливы, собранны, гнева чтобы не было никогда, не было слова проклятия. Потом самое страшное — матерщина, и женская матерщина есть, распустили родители, вы знаете, все это окружает, ничего мимо не проходит, все остается.

Плохо мы детей воспитываем — нужно в строгости, не распускать, положено уроки — пришли, разделись, подкормили, никаких улиц. Потом будете искать, в каком люке их бросили, куда они пошли, кого они убили, у кого чего они подобрали. В этих грехах кайтесь. Господи, Ты все знаешь, то, что мы совершили, каждый из нас. Чистота молитвы, чистота желаний, вы понимаете, все это — физическое здоровье. Когда всё будет чисто в мыслях — вы никогда болеть не будете, болячки к вам не пристанут, ничего не случиться практически. А если будете гулять, пужать, стрелять, шуметь и прочее — так получите по заслугам. Вот откуда болячки, откуда грех, откуда преступления, откуда горе наших дней — что мы забыли Бога, а Бога забывать не надо. Вы — взрослые, вы понимаете, смотрите на жизнь в светлую призму, а не в закопченную, не надо в грязи валяться, нужно быть христианами.

Все условия — молитва, Храм, мы, наставники, и только одно — желание, скажите: «я пришла, примите меня». Найдем время, примем каждого. А не присылайте ко мне — пришла: «плохо мне, нужно причастие»… Причастие — не таблетка. Причастие — это надо подвигом идти, и знать, что это, зачем и для чего. Гоните их! «Наркоманы — надо причащаться, горе какое-то — причащаться» — что удумали? Нет, это у нас не пройдет, этого не надо делать. Надо? Горе? Пусть она придет, я с ней потолкую. Вот так надо учить тех, кто отходит от Бога.

Празднование 50-летия Пастырского служения протоиерея Василия Ермакова

Праздник Казанской иконы Божией Матери (в память избавления Москвы и России от поляков в 1612 г.) Храм прп. Серафима Саровского. 4 ноября 2003 г.

Отец Николай Коньков: Дорогой наш настоятель, дорогой наш отец Василий, сегодня когда вся Русская Православная Церковь торжественно прославляет икону Божьей Матери «Казанская», Вы отмечаете, молитвенно отмечаете Ваш юбилей — 50 лет со дня вашего рукоположения во священники. Ровно 50 лет тому назад 4 ноября 1953 года Высокопреосвященнейшим митрополитом Григорием Вы были рукоположены в сан священника в Свято-Владимирском Соборе города Ленинграда и затем были назначены штатным священником в Кафедральный Богоявленский Никольский Собор…

Дорогой отец Николай, дорогие отцы, я вам сердечно благодарен за то, что вы сегодня в этот праздник всероссийский — явления чудесной помощи Заступницы Усердной нашей Отчизне почти 300 лет назад — пришли разделить со мной то мое радостное торжество. То торжество священника, которому Бог за молитвы Пречистой даровал полвека служить Богу и людям, ясно возвещая своим примером молитвы веры и подвига пастырства — как надо идти за Богом, как надо Ему молиться, как искать Его благодатной помощи. Меня жизнь никогда не баловала своим вниманием, своим отношением, я продирался к Богу тернистым путем, путем зла человеческого, вам не представить, что такое школа довоенная, что такое война, что такое оккупация, что такое ежедневные бомбежки советских самолетов, что такое трудное время 1943-го года — под палящим солнцем и под обстрелом наших войск идти на запад, пробыть в лагерях. Ну ладно, это было страдание народа.

Когда же по воле Божьей я попал в наши духовные школы, когда, не понимая, когда, не зная, что будет со мною, куда меня Господь направит, но был внутренний зов сердца — надо идти учиться, значит зачем-то надо, значит для чего-то надо. И вот, движимый внутренним сердцем молодого человека, мне еще 18-ти не было, я пришел учиться. Я прошел хорошую школу, школу подвига в вере. Когда я учился, были прекрасные преподаватели, которые не сломались в трудное время гонений на православие, особенно у нас в Ленинграде. Я прошел трудную школу воспитания у таких заслуженных, горящих верой протоиереев — отца Александра Медведцкого, отца Константина Костылевского, отца Михаила Ипатова, который в блокаду охранял Владимирский собор и как-то после бомбежки, в развалинах одного дома нашел Евангелие на греческом языке, и сам его — греческий язык выучил, а ему было уже за 40 с чем-то лет. И мы, когда узнали, что он выучил язык, удивлялись — как это могло быть, для нас это было дико, а потом мы только узнали какой, был подвиг, таких как он верующих христиан православных.

Я всегда, став священником, искал помощи у ваших прабабушек-блокадниц, мне было интересно знать, как они сохранили свою жизнь в блокадное время, когда они были брошены на растерзание немцев нашими советскими командирами, нашими правителями в Смольном. Умирали здесь сотнями, тысячами от голода, а они (правители) получали продпаек, вы можете почитать об этом в книгах, это не секрет на сегодня. Вся система была направлена на то, чтобы как можно больше уничтожить советских людей. Они были сознательно умерщвлены и убиты этой системой безбожия. Перепись довоенная дала наглядное пособие, когда в графе «веришь ты или нет» писали — «верую», и всё — лагерь обеспечен.

Но наши русские не сдавались. Это первая сторона. Другая сторона, когда в оккупации стали открываться храмы — народ пошел валом, и они исчислялись тысячами после насилия, уничтожения коммунистами нашей русской христианской веры и говоря более того — России-Матери. Потому что мы тогда были не русскими, а советскими людьми. Не было России, а был «советский союз». И результат этой советчины мы сегодня видим — наши братья по вере и братья по оружию строят сегодня против нас окопы, собирают свои силы — за что? Почему? Страдания прошлого нас не сблизило по вере, а кажется, только еще больше разделило. Другая сторона: став священником, я ощутил полное давление, телоубийство. Райком давал запрет ходить по домам, причащать ваших умирающих родных, отчет за проповеди — что ты говоришь, куда ты направляешь, они были и слушали. В институте Герцена была кафедра атеизма, Гордиенко присылал в Никольский собор своих студентов, чтобы они слушали наши проповеди и давали свое резюме.

Когда хрущевское время наступило, нам говорили: «ну что ты, отойди — уйди, не надо, мы с Богом дали вам поговорить, а теперь давайте-ка мы вас забьем». И вот варясь в этом страшном котле безбожия, неверия, насмешек, издевательств (а было тяжело не только мне — и всем мои домашним) — я жил в терпении, и самое главное в Вере, что Господь мне поможет. Господь мне помог своей Благодатью, и я говорю об этом тем, кто не знает, как надо в Бога верить. Приди и посмотри на нас, на мою жизнь, на мои переживания, на мои страдания, вот ты тогда и поймешь — есть Бог, и как надо ему молиться.

И поэтому я сегодня счастлив, что дожил до этого дня. Полвека стоять у престола Божия — это великая сила, сила Неба на земле, и с каждой службой Божественной я чувствую не угасающие силы старческие, а приток сил Божественных. Слава Богу, головка работает и силы есть, несмотря на те маленькие немощи, но это не так важно. Важно, как будешь ревностно служить Богу, как будешь ревностно Его хвалить, как будешь ревностно заботиться о вас, детях нашего времени, вас, россиянах, детях послевоенного времени. Вам надо привить в сердца плод веры, плод молитвы и самое главное — любовь к нашей многострадальной России.

Но, к сожалению, большинство из молодых людей вашего поколения, ваших сверстников не желают понять того, что требуется в жизни. Для них: «ешь, пей, веселись», легко — изменять вере своих отцов, издеваться над нашей Верой, убивать нас, стариков, когда идем за пенсией и прочее, и прочее. Страшные грехи нашего времени, забывая о том, что за все придется платить, дорогой ценой, придется платить. «Кровь на нас и на чадах наших». Вот ответ вам, тем, кто вопрошает: «За что? За что страдаю я? За что страдают мои дети»? А что вы сделали для Бога? Что вы сделали для России, для Православия?

А вспоминать старое очень трудно. Поэтому я с великой благодарностью Богу, что Господь меня призвал в те страшные времена, дал пройти практически это время крестоношения, время насмешек и сегодня я в радости разделяю вместе с вами эту радость — что Бог мне помогал, что Бог меня поддерживал, что Бог всегда был со мною. Это не понять, а надо пережить по законам нашей веры — тогда поймешь. А не так как говорят: «я в душе…». А я в душе тоже в школу хожу — а мне аттестат никто не дает. Так и здесь. Научит Храм Божий — училище благочестия. Поэтому, дорогие мои братья, я вас сердечно благодарю за эту радость сегодняшнюю. Я думаю, Господь мне еще даст по молитвам Пречистой Богородицы, еще также, не отдыхая от Бога, а для Бога, служить, вам служить, служить нашей Матери — России, нашему Православию и нашему храму Серафима Саровского. Не напрасно Он призвал меня сюда, потому что впервые это святое имя я услышал в 1941-м году в лагере. Спасибо вам дорогие мои, дай нам Бог также ревностно подвизаться во славу нашей многострадальной Родины. Господь нас да сохранит на многие лета!!!

Спасибо вам, как я к вам обращаюсь — дети послевоенного времени, (да вы действительно дети мои), потому что вы росли и не видели той духовной жизни. В послевоенные годы родные ваши заботились о куске хлеба, заботились, как вас поднять, научить, дать образование, направить по дороге жизни. И вот я смотрю на вас: «А что же вас толкнуло, далеко стоящих от Бога, молодых людей в храм? Что толкнуло?» Я прекрасно понимаю, у каждого есть свой путь, а путь самое главное в жизни. Что-то в душе шевельнулось, что-то стало прискорбно, где-то какое-то горе коснулось моего внутреннего «я», а кто-то сказал: «зайди, какой храм красивый, как хорошо поют, есть священник, говорит — и прочее, и прочее». То есть, слово — оно дошло до ваших сердец, когда вы еще не знали, как сегодня, твердой дороги к Церкви.

Молитвы ваших родных, вернее ваших бабушек даром не пропали, потому что в послевоенное время таких, как вот эти — детишек-ребятишек не было, не разрешено было вам приводить и мне с ними общаться, но они все-таки ходили. Это была маленькая общинка верующих детей, а молитва детей — она сразу до Бога доходит, вы должны знать об этом, трудно вам, он встанет на молитву, помолиться, молитва сразу дойдет — я сам испытал. Вот вы и пришли. И мне очень радостно, что я живу, что как в прошлом, они — ваши родители, бабушки писали о здравии и молились за меня, так и вы молитесь. Частицу своей любви, частицу своей доброты, частицу своего сыновнего внимания, как отцу полагаете в своих записочках. Мне очень радостно, мне очень приятно, я чувствую, что я не один и значит я кому-то нужен, для чего-то нужен.

И я тогда думаю, нужно поусерднее передать вам ту крепость духовную, ту Веру во имя спасения России и то, чтобы вы всегда были русскими, православными, верующими христианами. Пусть на нас равняется сегодня общество молодых людей, вашего возраста — пусть они не упиваются своими временными возможностями, не думают о том, что это навечно моё, за все придется платить. Они и платят дорогой ценой. Мы жили, нас хотели уничтожить — а мы живем, и мы будем жить, пока есть мы, ваши учителя, пока есть вы с нами. Молитесь в Храме Господнем, и пусть Пречистая Владычица Богородица, триста лет назад сохранившая Москву, спасет Россию, там такое же было смутное время как сейчас, все одинаково, такие же были бандиты, такие же были разбойники, такие же бояре были, грабители, всю Русь растащили. И только патриарх Гермоген и Троице-Сергиева Лавра — они защитили от литовцев, поляков, украинцев нашу тогда еще разобщенную Русь. Так у нас и теперь получается. Но мы объединяемся, мы объединимся, и мы скажем свое гордое, крепкое, могучее, русское: «Да, мы живем, с нами Православная Вера и поэтому считайте нас могучей нацией, талантливой, умной, понимающей в жизни». Не надо нам говорить, что они сильнее нас. Почему нам и посылают всю грязь в наши сердца, чтобы нам и показать, что мы, русские, не такие. А мы были, есть, будем и останемся, и Россия будет сохранена, поднимется вашими молитвами, вашей Верой и целеустремленным служением Богу, людям и нашей Отчизне. И не слушайте тех, кто орет, что «вот, у нас нет ничего» — у нас есть всё. А что разлагается, некоторые детали нашей жизни — так виновато само общество, само оно хочет, чтобы вы разлагались. И только самое главное — не поддайтесь обману того, что совершается вокруг нас. Слава Богу, что вы есть, я вместе с вами и мои труды даром не пропали. Не зря вас учу, не зря вас направляю твердой рукой, как капитан, по курсу правильно направляю — куда надо плыть, обходя те скалы, те айсберги в жизни, которых очень много.

Пусть Пречистая нас хранит! Спасибо вам за всё!!!

Вера в Бога

Наставление, сказанное прот. Василием Ермаковым 9 ноября 2003 г.

В конце ноября — пост Рождественский, подготовимся. Посмотрю на вас — чем вы дышите. А дышать надо не отравленным грязным воздухом греха, а очищенным воздухом благодати, Веры, чистым озоном в храме Божьем. В молитве, в вере, в благочестии. Поэтому, будьте добры, всю жизнь вашу оставшуюся надо посвятить Богу. В чем? В молитве. В чем? В Храм Божий ходить надо. Сегодня, как никогда, отгоняют, угоняют, уходят — бежите от благодати Божьей. Боитесь Того, Кого не надо бояться. Боитесь Того, Кто нам дает жизнь, Кто нас поддерживает, Кто нас укрепляет. И вам надо обязательно врасти, я вот посмотрел 7 ноября в Казанском Соборе, праздник, праздник трагедии, идут какие-то разболтанные исповедницы, не понимают, что это такое, зачем надо и для чего. Эта благодать дается человеку Веры, человеку молитвы, человеку благодати Божией. Тому, кто понимает, кто осознает, кто чувствует, что это надо. А чтобы более глубоко, более основательно, более твердо пройти всю жизнь, (так уж, как положено тысячу лет в России Матери надо и совершать) — нужна вера в Бога, домашняя молитва, Храм Божий, где мы черпаем свои силы. Мы видим: куда пришел, то и получил.

Я иногда глазом одним гляну с ужасом, как сатанизм развивается в молодых силах, когда играют футбольный матч — кого ломать, кого бить, кого калечить. А чего ты не понял? Вот, пожалуйста, маленький пример зверства, пример ожесточения, пример безумия, пример жестокости. За что? Почему? Ах, поиграли… Люди, далеко отстоящие от Бога, это полное сумасшествие во всем, полное сумасшествие — во всем. Забывая о том, что мы люди, забывая о том, что мы Русские, забывая о том, что православные, забывая о том, что во имя чего брату брата бить? Во имя чего? Потому что разухабистые наши внуки, разухабистые наши дети, силёнок-то деть некуда, вот она и пошла, русская удаль, забывая о последствиях, о том, что может случиться, о том, что может произойти. Поэтому затемненный грязный ум в грязной головешке, черной, обгоревшей не хочет понять: куда иду и что там совершится. Как ваши дискотеки, как ваши все соблазны кругом — а потом кричит где искать мне сына, сына, где искать? А ты посылал куда? Зачем посылал? Потому что нет духовной движущей силы, которая в молитве, в храме нас удерживает ото всего нехорошего, ото всего зла. А там, как пошли туда — и поехало, и понеслось. Стыд потерян, совесть потеряна, потому что нет просвета в сердце, сознании, а только одно гордое «я хочу», «я хочу, я буду». И не надо стонать о том, что время такое, время злое — время всегда было, есть и после нас будет злое время. Только надо тормознуться, надо остановиться, надо удержаться, надо не делать. Это в наших силах

Я скажу от своего поколения. Трудно было жить, во грехе довоенного послевоенного времени, но спасала молитва не в храме, вы можете и не понять, храмов тогда не было, а дома, Слава Богу, все сохранилось. И поэтому желаете, чтобы все было спокойно в вашей жизни, в вашей работе, в вашей службе, в вашем здоровье — поближе к Храму. Надо учить ребятишек, чтобы они были ближе к Богу, а помойку всегда найдет. Была бы свинья — грязь найдется. Животные страсти есть и у нас, их надо выжигать каленым железом веры и молитвы, а не так пришли — ладно пойду. Причащение — это не таблетка. Тех наркоманов, которых упустили, тех болящих ваших внуков, которых упустили — иди, причастись, будешь здоровой. Не пойдет дело, ребята. Во исцелении души дается, когда есть Страх Божий, когда есть Вера. А нет — ни одного, ни другого.

Мы не хотим сегодня над собой работать, над собою трудиться, и сломать свое гордое «Я» во имя Веры в Бога, во имя своего духовного и телесного здоровья. А дается причащение во исцеление души и тела. Душа будет чистая, сердце будет чистое и здоровье. Потому что за наши грехи, за наши болячки мы и страдаем. Накололся — страдает душа, глядишь и тело заболело, одно с другим тесно связано, одно с другим тесно взаимодействует. Грех черный зарождается в головке — «дай попробуем, там стоят ребята, которые грязь возят в Россию Мать, все россияне колются». А он: «так уж получилось»… Как получилось? А где сила воли? Стыдно пред толпой? А вы — давайте их поднимать, давайте их лечить. Зачем? Он сам не хочет, он сам не хочет. Кто хочет — он туда не ходит. А кто не хочет — тот получает по полной программе. Сами видите, идет — цигарка в зубах, пиво в руке, в угоду кому? — толпе, горе кого? — родителя, вы им денежку даете на это дело. А власть родительская данная? «Копейка дорого достается — нет, не пойдешь». А вы боитесь их оскорбить, а он за глотку берет: «давай, мать, мне— все у нас в классе ходят в брюках, все у нас ходят на дискотеку, все курят, все ругаются матом — я тоже такое же хочу». А как трудно, так к кому? К мамке обращаться, не к толпе. Вот если бы одна удержалась, другая бы удержалась, третья бы удержалась — глядишь, и не так бы всё было. Потому что: «Бога не боюсь, долой стыд и совесть», все к этому и ведется генетически Россия Мать, и школьная программа помогает.

Надо же думать, как я вас учу, и крепко думать, и основательно думать, и твердо думать, а чтоб головенка не закоптилась, чтоб головенка не загрязнилась — надо ходить в церковь и молиться. Есть время — в субботу, в воскресенья, в праздники — здесь и порядок будет. Будьте добры, в жизни твердо стоять на христианской дороге жизни, она только приведет к счастью и благополучию. На пост Рождественский — и будете молиться с ноября — ущучили? Поняли? И спасибо, что меня послушали — урок нравственного возрождения, урок благочестия, урок благородства. И того, кто пришел впервые — тоже пусть оглянется, и колхозным лаптем щи хлебать не будет, чтоб он понимал, что у нас высший университет твердости в вере, молитве в вере, стойкости в вере. Чтобы не было жестокости, ненависти, неприязни, всей той грязи, что вы молодые находите, а вы, родители, чтоб не пускали в ту грязь, о которой я сказал, чтобы не потакали страстям: «Я хочу, это мне надо». Школьные годы я прекрасно знаю, и в современных такая же картина. Надо прислушаться, и помочь друг другу — идти к чистой, спокойной прекрасной жизни. Помочь надо. Потому что — коль Господь соединил нас вместе, так уж и давайте идти твердой дорогой жизни. Вот немного вам напомнил, время есть до поста, поразмыслите над своей жизнью, подумайте о том, что я сказал, подумайте о том, как надо себя вести.

Об исцелении гадаринского бесноватого

Проповедь, сказанная прот. Василием Ермаковым 9 ноября 2003 г. в день памяти мч. Нестора Солунского. Храм прп. Серафима Саровского на Серафимовском кладбище. Санкт-Петербург

Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа!

«Дай чудо мне, Господи, яви мне милость Твою, сохрани меня под кровом Твоим» — стонет, кричит, требует, возмущается человек, как в прошлом было, так и в наши дни. И кричат они, безумцы жизни, требуя от Бога, чтобы Господь показал явным образом свое чудодейственное воздействие на человека. Но когда Бог дарует человеку просимое, когда Бог сохраняет человека в труднейших обстоятельствах его земного бытия — он сразу забывает тот крик своей души, вопль своего сердца. И отвечает: «Ну, это случайно, ну это так должно быть, ну так это происходит в нашей жизни». Не знаю, как вы понимаете чудо, чудо, которое совершилось пред вашим взором, чудо, когда Господь явил нам свою небесную помощь, а именно развал системы коммунизма.

Мы никогда не думали, чтобы безбожная, человекоубийственная система когда-нибудь рухнула, и строили планы о том, что доживем до 2017 года, и мы скажем миру с гордостью: «смотрите, вот эта наша система». Рухнуло. А что же люди, в прошлом обманутые советской властью? Они пришли к Богу? Они вернулись ко Христу? Они осознали трагедию прошлого, когда в течение почти 80 лет уничтожался великий русский человек. А осознали ли, нет? Сегодня? Только позавчера, 7-го — с красным знаменем вперед обалделый прёт народ. Идут по Невскому, а какие лозунги страшные, какие надменные крики, какая жестокая поступь демонического человека. Что, чудо 91-го года научило ли, что Бог-то есть? Бог даровал нам свободу молиться, Бог даровал нам свободу трудиться, Бог даровал нам свободу мыслить, свободно творчески делать то, к чему мы призваны в своей жизни. Почему вернулись? И нас с вами обвиняют сегодня в том, что мы их не поддерживаем, эту страшную бандитскую систему человекоубийства. И лезут в нашу душу, обещая, что мы дадим вам хорошую, золотую, прекрасную жизнь — вы только за нас проголосуйте, в нашем блоке есть и верующие.

Но я к вам с этого святого места обращаюсь — вы хоть видели одного коммуниста, пришедшего в церковь, чтоб вместе с нами молился, вместе с нами крестился, вместе с нами подошел к Богу, ну вы хоть видели кого-то за эти 12 лет новой жизни? Я знаю, как вы, так и я. Я никого не видал. Только видел и слышал их лжеобманчивые речи: «идите к нам, мы уже не такие стали». А то, что мы переживали страшное время трагедии; то, что они сознательно уничтожали русский народ, полный геноцид — они в этом не каются, они об этом не говорят. Так как человек воспринимает это чудо? И не напрасно я к вам сегодня обращаюсь с этим словом наших дней, нашего времени.

Так об этом нам говорит Евангелие от Луки — как Спаситель исцелил бесноватого, которого люди боялись. Он цепи рвал на себе. И когда он получил исцеление и пред лицом гадаринских жителей явился здоровым, исцеленным, как люди приняли это чудо? Чудо, что их сродник, он исцелился, он жив-здоров, как? А сказали так: «Отойди от нас, Господи». То есть Бога они изгнали из своей среды. Так и мы сегодня, я сравниваю это событие с нашим временем, так и сегодня мы изгоняем Бога из нашей среды, гоним Бога, Бог нам не нужен. Куда мы гоним Его? Куда от Бога бежим, который обличает нашу совесть, нас обличает. Куда уходим от Бога? В рябь жизни, дискотеки, наркоманы, игры крутые, клубы и прочие и прочие. Только не к Богу.

Явным образом, только мозгами пошевелить немного своими, понятно, что произошло — и бросить из своего сердца эту грязь гордости. Не думать о том, что это случайно, а обратиться к истории жизни, к Евангелию — и там увидеть, как было 2 тысячи лет назад, и что происходит и произошло с нашей российской жизнью. Чудо не всегда является причиной веры человека. А вот как вы по свободной воле пришли к Богу? Вас никто не агитировал, вас никто не звал, я думаю и чуда из вас никто не видал. Но где-то в тайнике своего сердца вы ощутили внутренний голос зовущий: «иди ко мне». Вы ощутили Бога в своем сердце, вы пришли в Храм Божий, увидели как стены Храма Господня смотрят на вас Святыми Угодниками Божьими, как они говорят о том, что: «смотри, мы также жили на Земле, мы также были вместе с вами в то далекое прошлое, но пришли ко Христу». И я верю в чудо вашего возрождения. Чудо само — что вы нашли Бога.

Чудо в том, что вы от Бога не отошли, а пришли. Не так как те, кто сегодня болтаются, кто сегодня орет, кто кричит, соблазняя нас никогда не осуществившимся счастьем на земле. Нам они предлагали: «мы наш, мы новый мир построим». Они предлагали: «вы только давайте, мы этот коммунизм построим, мы будем жить в коммунизме». Поймите глубоко, они уже жили при коммунизме-то. Все продукты, все вкусные вещи они получали бесплатно, вы должны это знать. У них был такой распределитель строгий, все фермеры, рабочие им доставляли продукты бесплатно, они уже коммунизм построили для себя, мы были их рабы, рабочая сила. Платили, вы знаете, вашим матерям и бабушкам очень мало, что надо не давали, где надо — обманывали.

И сейчас вот молодежь, когда она вместо того, чтобы, увидев чудо, что Россия пойдет, идет по новому пути — прийти туда, где вы находитесь, здесь увидеть Бога, принести благодарение Богу — нет, пошли опять заниматься предательством, заниматься человекоубийством, заниматься лозунгами, кричать пойдемте к нам, и прочие, и прочие безумные слова жизни человеческой. Забывая о том, что мы это проходили, что мы видели кровавую сущность этой системы, испытали во всей мощности на русском теле, потеряв 100 миллионов за время их правления, за 75 лет — с 17-го года по 90-е годы. Лагеря, тюрьмы, расстрелы. Мы только вспоминаем. У нас есть Левашовская пустынь, там 40 тысяч было расстреляно в течение трех лет до войны, и никто не знал, все боялись сказать, только слышали: «А мы ищем, где мой дядя, где мой дедушка, где моя бабушка». Вот лежат тут. В страшный день 7 ноября (Слава Богу, что он сегодня является для нашего города временем примирения и молитвы за новомучеников, исповедников Российских) мы служили в Казанском соборе, слава Богу, помянули их. А остальная братия? — Опять по Невскому. Куда они идут? Идут на так называемую Дворцовую площадь, которую осквернили, в 17-м году залили кровью того женского батальона смерти Богачевой, юнкера маленькие,16-17-летние мальчишки, а там пьяные матросы, анархисты. Зато они и получили по полной программе. Шли громить царский режим. Этого мало было.

И вот когда к нам обращаются, ко мне довольно часто: «где Ваш Бог?» Я говорю — полистай страницы жизни, подумай, как мы жили при советской власти, каков был наш быт — и ты увидишь Бога. А если желаешь более глубоко, более основательно — приди помолись со своими сверстниками, которые как и ты — они искали и пришли к Богу. Так и ты. Надо сюда идти, в храм Божий, на этот островок любви, на остров святости — вот тогда и поймешь, вот тогда и узнаешь, тогда почувствуешь, что есть Бог и как он касается наших сторон, нашего сердца, жизни. Бог все дает, даст человеку, если он не будет забывать Бога, если он не будет искать грязи в жизни, не будет обращаться на помойку истории, а пойдет в поисках исцеления. Господь сказал исцеленному гадаринскому бесноватому: «Иди и возвести твоим окружающим, (городу этому, в котором Христа выгнали), что с тобою сотворил Господь».

Вот и вы всегда говорите: — смотрите, мы с Богом, что с нами сотворил Господь, что мы узнали Бога, что мы живем с Богом, что мы видим нашу коммунистами униженную, затоптанную, залитую кровью Россию-Мать новой Россией, мы видим новый, обновленный, окропленный кровью мучеников новый русский народ. Но чтобы он не исполнял диктатуры запада, чтобы он был русским народом — и в вере, и в молитве, а не в тех разных безумных плясках жизни, чтобы он не наполнял грязью свое поведение, туда, куда они рвутся. А чудо? — вот я вам сказал пример коммунистов. И как у них был план большой, была сверхдержава, и никто бы ее не уничтожил, если бы не будь на то Господня воля, никто бы не сломал. А то кричат: «вот виноват этот, виноват тот, виноват другой, третий».

Мы видим, как наши братские страны — пожалуйста, Мать Украина чуть на нас с пулеметами не пошла, с танками, братья белорусы — тоже самое, как будто мы не дети одного народа России, как будто мы дети не одной Веры. Опять забыли Бога, опять сильная власть хочет нас задавить. А ведь без России-то и не туды и не сюды. Дай нам свет — на, пожалуйста. Нефть, бензин. Дайте нам есть, а там сливают и продают. Братья тоже называются. Вы должны об этом знать. Посмотрите политическую дискуссию, чтобы вы были просвещенными, чтобы голова ваша работала во благо России. А то глядите — что не надо и зачем не надо.

Вот такова жизнь мира, такова жизнь на сегодня каждого из нас. Но очень печально то, что на трагедии моего поколения 20-х годов мы не учимся. Я сам испытал чудо милости Божией за свою долгую жизнь, я увидел, как эта вавилонская башня рухнула, колосс на глиняных ногах рухнул. Вот посмотрите, если бы не было воли Божией, если Бог бы нас не любил — давно бы нас раздавили в 1812 году французы (Наполеон), и уж в 1941 — точно. Почитайте историю, почему они не взяли Москву, Ленинград? Почему? Там все написано, сейчас выходит литература. Так Господь любит Россию, что мощнейшая армия мира не могла нас сокрушить. Разве это не чудо? Разве это случайность? Мне очень больно слушать слова, что не будь коммунистов — то немцы нас уничтожили бы. А не будь коммунистов и немцев, то не было бы революции.

А ведь немцы стояли у Москвы, 20 километров, всё — утром было тепло, потом ветерок подул сильный, дождик пошел, подледенело, и всё — сели. Вот так их гордость была наказана. Но они поумнели немножко, даже репарацию выполняют несовершеннолетним узникам нашим, а наши банки эти деньги вертят. Опять грабят, забывая Бога. Ну ладно, это дело будущего. Бог есть, Бог видит прекрасно их души, и вот я к вам не напрасно обращаюсь. Дорогие мои, ближе к Богу, вам жить в 21-м веке, вам жить с Богом, вам нести счастья домашним, вам защищать Мать — Россию. И думайте всегда, верьте, что Бог с нами, что Пречистая Владычица Богородица — Покровительница Святой Руси, Она нас охраняет. НЕ БУДЬ ПОМОЩИ ЕЕ БЛАГОДАТНОЙ — мы давно были бы уничтожены всеми злыми людьми Запада, которые на нас громадами ползут. Вот чудо. Не забывайте, как решилось в одно мгновение в 90-х годах, так и сегодня. Молитесь, верьте, Бог сохранит нас и нашу святую Мать Россию. Только не падайте духом и никогда не гоните Бога из своего сердца. Знайте, когда вам трудно — вы всегда найдете пример в окружающей жизни, всегда найдете поддержку у близких людей. Поддержите, друг друга под локоточек, чтоб тепло благодати верующего человека из вашего сердца мы ощущали. Вот мои родные, Русские люди, дети 21-го века, послевоенного времени — храните Веру Православную и Бог нас никогда не оставит в нашей жизни.

Аминь.

Воскресное евангельское чтение об исцелении дочери Иаира

Проповедь прот. Василия Ермакова, сказанная 16 ноября 2003 г. в храме во имя прп. Серафима Саровского. Серафимовское кладбище. Санкт-Петербург

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Кому на сегодня из нас, верующим православным людям, не приходилось слышать тех жестоких слов, душеубийственных, телоубийственных, жизненоубийственных слов. «Зачем мы живем? Что вы хотите получить от Бога? Я не вижу, как Бог помогает тебе, Своим присутствием. Зачем? Для чего?» Вот такие слова людские, в выгоде стремящихся убить ещё неокрепшую веру в сердцах русских людей нам говорят друзья, приятели, родные, жены, близкие: «Зачем ходите в Церковь? Зачем молитесь? Что тебе даст Бог?» И вот эти слова были сказаны роду человеческому ещё во времена земной жизни Господа нашего Иисуса Христа, когда к Нему обратился за помощью Иаир — отец дочери, чтобы Он её исцелил — от одра болезни. Он пришел ко Христу. А пока Спаситель шел к дому, Он исцелил по пути обращающуюся к нему болящую женщину. И вот Иаир подходит к дому, то некто, Евангелие не говорит нам кто такой. «Некто» говорит ему: «Зачем ты утруждаешь учителя? Зачем ты обращаешься к Спасителю»? Нет более жестоких слов, сказанных злым человеком в нашу душу, в наше сознание, когда мы идем к Богу. На что отвечает Спаситель ему и нам: «Не бойся! Только веруй и спасен будешь сам и дочь твоя»! «Не бойся»! С таким, словом я обращаюсь к вам. Те, кто вас бьет словами — близкие, родные, окружающие. Кричат: «зачем идешь Богу»?

«Не бойся»! Нам не надо проявлять маловерие, нам не надо проявлять слабоверие, мы не имеем право соглашаться с теми, кто не знает Христа и не идет ко Христу. Их жестокие слова: «Зачем вы молитесь Богу»!

Нам надо быть безбоязненными исповедниками нашей Православной Христианской Веры. Как было в нашей истории Православия. Не буду далеко ходить, возьмем революцию. 75 лет нас терзали наши безбожные советские люди. Система нас уничтожала. Чем мы ответили на зло? Мы безбоязненно исповедовали нашу христианскую веру. Мы её запечатлели в наших страданиях, в мучениях в лагерях, расстрелами. Почитайте, поинтересуйтесь, кто далек от Православия книгу Новомучеников Российских, почитайте. Вы увидите, как стойко, как крепко, как твердо стояли за Веру наши исповедники. Они безбоязненно исповедовали нашу Христианскую Веру. Они безбоязненно защищали наше Православие. Они понимали, если сказал Господь в Святом Евангелии: «Не бойся! Иди и веруй»! Да, можно сказать и сослаться на то, что их расстреляли. А как мы их прославили? Новомученики за Православную Веру. А те, кто убивал нас, кто над нами издевался, кто нас топил, кто нас бросал в болото. Они прокляты историей. История поставила точку над их жизнью. Она рассудила, где правда, а где жестокость. И это никогда не отменится и не в чем никогда не исчезнет в сознании народа, когда человек живет правильной, праведной жизнью.

Ведь мы христиане, мы тысячу лет верим в Христа Спасителя. Мы правильно славим Бога. Мы Богозванный народ, а не избранный. Подчеркиваю! Бог нас призвал, нам Дал Веру Православную, нам Дал богатство недр, озер, лесов. И сегодня, нашими беспутными безумцами жизни расхищаются, но ничего. Бог всё видит. Вместо Бога они поклонились «зеленому тельцу», «мы сами можем». Но ничего Бог вам не простит. И не надо кричать о том, что какая у нас несчастная жизнь. Я все имела, имею, а ничего нет. А Веры то не было. Забыли слова Евангельские, забыли о том, что страна наша Россия — дом Пресвятой Богородицы. Ведь сколько Храмов, сколько икон, сколько чудодейственной силы Бог нам дал, мы забыли. Я вам напоминаю, что мы не одни в этом мире, а Богом хранимые. Потому, что в революцию не просто, когда мы запечатлели веру, ценой своих страданий. Безбоязненно говоря о том — «я верую». Не стесняясь, не боясь, как и сегодня. Вот надо тем, кто вам шепчет, кто вам говорит: «что же дает вам Бог»? Кто идет в поганое место, где совершаются самые злачное дела. Зачем? Для чего? Что ты Бога подменяешь грязью жизни. Услаждают свое тело, а душа? Вот когда мы получаем известия подчас трагические, а ко мне часто обращаются: «где мой муж, где моя дочь или жена?» А куда вы их посылали? Куда вы их толкали? Что вы им разрешали? Почему не удержали? А потом иди. Твори. Сделай что-нибудь. Вы сами знали, что совершаете, а думали пошутить с Богом. Бог всё видит, и как Он сказал этому отцу Иаиру: «Не бойся». И сказали люди: «Она умерла». И плач был вокруг. Смерть есть смерть. Скорбь есть скорбь. И еще некто сказал: «никаких просьб, не утруждай Христа, она умерла, с нами её нет не по плоти, не по духу».

И вот нам бы на сегодня, когда нас бьют всё живее, когда нам кричат, что Бог нам ничего не дает. Это ложь человеческого обмана, человеческого невнимания. Человек жестокости, он привык в грязи валяться, и думает, всё что видит — всё это правда. А почему они не видят нас верующих? Почему они не идут в храм Божий, видя, как мы духовно пробуждаемся. Как мы пришли к Богу, ведь нас никто не принуждал. Мы дети послевоенного времени. Вам было золотое время оглянуться, присмотреться. Вам обещали золотые горы в лице коммунистической идеологии и лозунгов в лице государства. Вы осознали, вы уразумели тот истинный путь жизни — вот куда мне надо идти. Вот где мне надо искать дорогу. Хорошую, прямую, человеческую, не униженную, не оскорбленную. Она приведет к счастью, к радости. Только надо идти и не слушать тех обалдевших от низости, от грязи людей: «зачем мы идем к Богу»? Приди и виждь! Посмотрите на нас. Это ваши сверстники. Почему они пришли? Почему они хотят идти? А вам нравится в грязи валяться? Нравится, кувыркайся, но нас-то не трогай. Это не ваше дело. Ты спроси, как я пришел. Какой дорогой трудной мы нашли Бога. И вы хотите мне сказать, что Бога нет, что Бог умер? Вот в том-то и благополучие, что в примере развала советского союза и идеологии коммунистов, народ ведь поддержал Россию. Рухнул «колос на глиняных ногах», потому что фальшь, ложь, обман и мерзость. Народ не поддержал. Так и сегодня нам обещают золотые горы — только за нас голосуй. Не надо, мы проходили, мы испытали это на своей шкуре. В школе и в войну, после войны. Не надо обещать. Как они говорят с экрана «и у нас есть верующие». Да только какие они верующие. Мы с вами верующие. Поэтому мои дорогие верующие 21-го века — молодые православные Россияне! Для своего убеждения, для своей совести помните этот пример исцеления дочери Иаира — «не бойся, только верь». Никого не слушать, ни с кем не соглашаться. Идти за Христом. И Бог нам дарует душевное исцеление, а также телесное здравие и мы ощутим великую радость духовную, которую мы получаем в нашей Православной Вере!

Аминь!

Не подайся обману российский молодой человек!

Новогоднее обращение прот. Василия Ермакова к своему приходу 31 декабря 2003 г.

Храм прп. Серафима Саровского. Санкт-Петербург

Новый год — это время рассуждений того, что еще один год прожит. Но никто не обращает своего внимания человеческого, каким он был для каждого из нас, каким он был в общечеловеческом масштабе мирового бытия. Каким? Сегодня много нам будут кричать: «С новым годом, с новым счастьем, с новым здоровьем». Вернемся к прошлому, уже ушедшему 2003 году. Каким он был? Как говорят не по православному, а по восточному календарю — год овцы. И все стремились, все радовались и везде пропагандировали эту скромную овечку. Но овечка нам показала. Что произошло в мире? Где не было снега — пошел снег. Где не было дождей — наводнения. Пошли неожиданные ливни, морозы. Европа поехала, Европа поскользнулась. Многие из нас россиян, забыв свой край, всё рвутся отдыхать за границу. Нам Анталия показала. Турция — вода, хуже быть не может, и всё, что там было хорошее для отдыхающих — все смыло, размылось, повалилось, грохнуло.

Далее — в нашей Отчизне. Россия. Мы начинали, слава Богу, зима была довольно сносная. Наступила весна, настало лето, жарко было, вздыхали: «И когда только кончится это палящее солнце». Наступило — пошли дожди, все поехало, урожай было трудно собрать. (Хотя грибов было много… Всех сортов, каких нравится). Опять нам напомнило об этом. Ну а ты, человек, ты не мог рассмотреть для своей жизни, что происходит? Один ответ — «Ну, это случайно. Так должно быть — природные катаклизмы, и прочее, и прочее». Разговоры бессильного, тупоумного человека, кто не привык следить за событиями мировой жизни и рассуждает как ему удобно. Ну и появились новые болячки. Тут уже опять с востока принесло. Сколько умирало с пришедшей с Китая болячки. Слава Богу, до нас не дошло. Грипп, предупреждающий… Вот смотрите в кратком взгляде на прошлый год и увидите, что это не случайно все происходит. Не от случая, природа, конечно, на нас обиделась. Природа о себе напомнила, и показала то, что с природой не надо обращаться — хуже быть не может, плевать, обижать ее, проклинать. А в этом повинен сам человек.

Таков был 2003 год. И невольно встает вопрос: «За что?». А за то. Уж очень сильно человек сегодняшнего мира провинился перед Богом. Мы видим — Бога нет, от Бога отходят, творя страшные дела беззакония, смертоубийства во имя денег. Кто не нравится из политических лидеров — заказное убийство совершается, совершается почти поголовный грабеж нас, людей маленьких. Вы сами знаете, карман, вырезают сумки, зачем, кому надо? — «А я хочу повеселиться, поднапиться и пожрать». Поголовная наркомания, бегство на дискотеки, порнуха так и прет с телевизора. А ты, человек, все впитываешь, забывая о том, что это — грех, а за грех надо платить дорогущей, не дорогой ценой. Вот так за грехи нами злесодеянные Господь нас предупреждает, говорит, удерживая — «Нельзя, не надо». Богом не забыт человек земли. Нет — «я хочу». Ну, получай.

Мы и получили по полной программе, мы лишились даже того, что не могли в гордости человеческой посадить на Марс какую-то научную штуковину. Голову ломали, рассчитали, направили, ну и просчитались. Я думаю — там есть ребята, которые сказали: «Вам рано лезть в эту атмосферу. Вам рано знать, вы хоть здесь на земле разберитесь, что вот вы представляете в своей жизни. Здесь наведите порядок, а туда лезть не надо». Так оно было. Сегодня мы вздыхаем и думаем: «От чего?». Но знайте, помните, трагедию Содома и Гоморры. Господь послал Ангела, троих, предупреждая жителей содомлян: «Ребята, чего вы там делаете?». Почитайте Библию. Тогда только Авраам стал спорить с Богом — «Господи, Ты не наказывай этот город-то. Не все виновны в этом грехе». Они проторговались и даже четырех не нашлось, кроме семьи Лота. Многие получили по заслугам. Предупреждали в христианское время также праведники — гибель Помпеи, говорили:

«Везувий взорвется, все затопит». Нет ничего. Нас предупреждали наши святые старцы — отец Иоанн Кронштадский, Серафим Саровский, да и ныне благоразумные наши отцы предупреждают, призывая россиян: «Не делайте грехов, не занимайтесь самодовольством, самомнением, самостремлением, вы ничего не получите, не надо, посмотрите. «Нет, нет, я буду». Получили. Вот такая картина, мягко говоря, нашей жизни мировой, а там и жизни российской. Наступает новолетие, наступает еще ядовитее. Уж что такое обезьяна — вы знаете. Это такая животная, она беспощадная, и будет она проявлять свой норов в природе. И опять восток нас зовет — купите, опять повиснет на вас, и забавляйтесь обезьяной. Нам она «очень нужна».

Так давайте помолимся семейной молитвой, чтобы Господь нам даровал в том же составе, с теми же людьми также помолиться, испросить, чтобы Господь отвратил от нас свой гнев, праведно на нас движимый. Чтобы нам даровал и солнце не горячее, дожди плодородные, ветерок спокойный, ровный, не тот страшный, который валит все направо и налево, чтобы Нева наша не поднималась, чтобы нас не затопило. А это все в наших силах. Мы можем и имеем право здесь на земле пред Богом, умолить милосердие Господне, чтобы с нами это не приключилось, чтобы Он нас сохранил, помиловал, не вспомнил наших грехов прошлого. Ради нас, ради милосердия, детей наших. Но чтобы мы были яркими христианами наших дней и нашего времени. Чтобы мы не повторяли тех грехов, которые так изобильно совершаются в нашей России. Чтобы мы не кричали, не расшатывали наше основание — матери России. Что, ах, как трудно, что надо к Западу обращаться, пусть они нам помогут. У нас есть всё свое. Всё. Мы — Святая Русь, мы — Богом званный народ, мы — за нашу тысячелетнюю историю видим практическое проявление, что Бог нас не оставляет.

Была революция, была война, была голодовка — за нашу веру мы вышли победителями в этой жестокой схватке — «быть или не быть». МЫ вышли крепкими духовно, верующими людьми. Когда после войны победоносной народ начал уничтожаться нашими же русскими людьми, коммунистами, которые сказали в лице Никиты Сергеевича: «последнего попа я вам покажу в 80-м году». Вот безумие человека, вот отношение той власти безбожных народов. Мы были для них рабочим материалом, для удовольствия их страсти. Это была не забота о том, как бы поднять Россию. И мы после войны могли бы далеко шагнуть. Они убивали нашу душу, убивали наше тело, как и сегодня, стремятся телесно нас убить и духовно с Запада.

Поэтому Бог нас не оставляет ни на минуту, всем скажите в лицо — Бог, смотрите, нас хранит. А что вы хотите своей распущенностью, своей греховной жизнью, что вы хотите жить как вам удобно, на нашем горбу въезжая в Царствие Небесное? Не пойдет. И напоминать — о том, что мы русские должны хранить веру православную и надо заботиться о благосостоянии нашей отчизны, очищать ее не физически, а молитвами от всей той нечисти, от того греха, которого мы так много накопили, и почему-то стремимся сделать грех, а не добро. Никто не учит вас быть наркоманами, пьяницами, гулящими. Нет — «я хочу, я буду». Так нечего кричать — как там Бог.

Поэтому, мои дорогие, я начну с нашего прихода, вы у меня — мужественные, вы у меня — крепко подкованные, в деле благочестия, вы любите, как я, Мать — Россию, россиян. Вы понимаете, что это боль России, боль русского тела, и пусть Господь нам дарует в нашей молитве на сегодня — крепости, здравия и укрепления в вере, и пусть не будет наказывать нас, русских во зле нами содеянном, а по милосердию своему, по любви Отцовской, заступницы нашей усердной покровом хранит нашу Россию и дарует нам всем пройти легко, свободно этот год «обезьяны» с Богом, с Христом и дойти также до следующего года. Крепости, благополучия.

Аминь.

Сейчас мы дадим вам крест, а вы, дорогие мои, подчеркиваю дорогие хозяюшки, это самое родное слово для хозяйки дома, пойдете, стол накройте. Слава Богу, чтобы было, есть что поставить, кого-то любимого сердцу пригласить. Но по Солженицыну, как сказала его Наташа, супруга — в 85 лет к нему пришли все отметить, она сказала открытым текстом — у нас пост Рождественский, ограничимся рыбой. Так и мы, у нас пост Рождественский, мы христиане верующие — только рыбу, никаких мясных яств не надо.

Потому что кто-то пойдет из вас — идите, но не предавайте.. Не надо угождать тем, кто так ехидно, так ядовито на нас смотрит — как они христиане. А лучше на будущее вообще не ходить — это семейный праздник детей не отправляйте великовозрастных. В какую-то компанию они пойдут. Поймите, я очень боюсь в это злое время — стрельнут, бросят, скажут, насыпят… Горе рядом стоит за этими столиками, где собираются сегодня наше молодые, неокрепшие в вере. Поберегите, чтобы потом вам не оплакивать своими материнскими слезами и отцовскими — что произошло. А вы сами знаете… Хулиганства очень много.

Проповедь в праздник Светлого Христова Воскресения 1 мая 2005 г.

Как я вам по-человечески, по-настоящему завидую, видя вас, как вы спокойно, как вы собранно, как вы духовно встречаете наступившую Святую заутреню, наступившую Пасху. А было другое время, да и сегодня оно осталось в сердцах большинства россиян. Нам было запрещено праздновать Пасху, нам нельзя было говорить, что Христос Воскрес, нам нельзя было ходить в церковь, нам нельзя было вспоминать о Боге — в страшное время советской власти. В ХХ веке, в довоенные годы, было запрещено читать русскую классику: Пушкина, Достоевского, Толстого… Были безбожные пятилетки. Были разрушены храмы. Было уничтожение священников — совести нашего народа. И хотели физически устранить, убить Бога в нашем сердце. Не вышло, не получилось.

Запомните, дети послевоенного времени, в 45 году, а это были Пасхальные торжества, Пасха была 6 мая, — ни один военачальник нам не сказал «Христос Воскресе», не поздравили русских людей с Пасхой. А ведь солдаты, рожденные в конце XIX — начале XX веков, они были крещеные, они были православные. Провожая на фронт, каждая мать говорила своему сыну: «Вот тебе крестик, где-то в гимнастерке зашей его. Вот тебе записочка с псалмом “Живый в помощи Вышнего…”. Мы это все находили на убитых. Мы и тогда еще веровали. Так почему же в победный день, когда в Кремле собрались все военачальники, в кремлевском зале был пир горой, когда «великий учитель всех народов и всего мира» товарищ Сталин сказал про великий русский народ, не прозвучало «Христос Воскресе»? Потому что так боялись коммунисты этих слов — «Христос Воскресе»! Так почему же сегодня говорят о том, что коммунистыбыли такие верующие, хранящие веру русского народа, что всегда они молились с нами? Обман. Кто же, когда же, в какой же год, месяц и день носил Казанскую икону, Владимирскую, на какой участок фронта? Чтобы коммунисты нам разрешили в страшное время войны идти на передовую к немцам, когда за то, что мы были в плену, нас «СМЕРШ» лупил, как только можно, до потери сознания. Тогда власти думали так: «Мы победили. Уж народишко, оставшийся в живых, мы сломаем». Нас и ломали. Я стал священником. В Никольском соборе в 58—60-е годы идешь освящать куличи блокадников, хлебушек там, еще кое-чего немножко, потом идет Крестный ход, а вокруг страшнейший мат, пьяные девицы орут. Причт идет, а навстречу с баяном парень и кричит: «Ну, мы сейчас этим попам дадим, они будут знать Пасху!» Там были ребята по два метра росту, они были специально направлены сорвать в Никольском соборе христианскую службу. Вот как нас били-то! Вот как стремились добить верующих людей после войны. А сегодня говорят о том, что нам легко и спокойно тогда давали молиться. Ложь!

А вот горе наших дней. На Пасху в храм идут толпой причащаться некрещеные, не постившиеся, не молившиеся. Распустились, разболтались, развинтились. Воспринимают Таинство как таблетку. Это гордость — «я хочу», «я решила». Равнодушие, безразличие, непонимание того, что это Святая Святых, Святыня, так уж, будьте добры, к святости надо готовиться. У меня есть свой опыт, полсотни лет, есть опыт до войны, есть опыт встречи со священниками того времени, и тогда никто не шумел, никто не возражал, все были напоены благодатью. Время сейчас сложное, время очень трудное, время, когда все больше и больше нас стремятся изничтожить духовно. И поэтому, я вас прошу на будущее, вот эту мощь духовную, нами получаемую в храме, сохраните как драгоценную святыню в своей жизни. Мои дорогие, дай Бог вам хранить Веру Православную, хранить нашу традицию, а всех непутевых, кто вас будет сбивать, соблазнять «ах, почему», «ах, я», — не слушайте, не подчиняйтесь их безумию. Сегодня мы все причастники Пасхальной радости. Врата открыты. И в это сегодняшнее и грядущее время сохраните радость Пасхи. Она нам помогает нести скорби, испытания, жестокость, ненависть людскую. Она нам помогает быть верными русскими православными христианами. А наш долг помнить завет: «Русь Святая, храни Веру Православную!»

Проповедь в Пасхальную заутреню 23 апреля 2006 г.

Христос Воскресе!

Мы обращаемся сегодня с таким радостным приветствием к миру зла, ненависти. Мы от них слышим: Бога нет! Христос Воскресе! Мы к ним обращаемся, а они кричат нам: разрушим храмы, долой кресты, долой иконы, священников в лагеря.

Христос Воскресе! Они нам отвечают: нет Бога! Даешь наркоманию, даешь танцульки, даешь распутство. Бога нет!

Христос Воскресе! Убьём всю сознательную духовную жизнь Матери-России.

Так, кратко говоря, сегодняшние люди зла, ненависти жестоко относятся к величайшей радости всего мира — благовестию о воскресшем Спасителе.

В послевоенное время наши советские люди, рожденные в 35-40-х годах, много поиздевались над нами, тогда ещё молодыми священниками. Совершается Крестный ход, и тут же идет страшная матерщина, пьяные девки, их подбрасывают наверх — это было в Никольском соборе. И всякое зло было обрушено за нашу проповедь о воскресшем Спасителе. Они безумствовали, они считали себя могучей ордой, за ними была сверхдержава, и они думали, что вовеки они являются могущественной силой, которая свободно, легко нас изничтожит. Время показало безумство их желания, их бессилие убить Бога в наших сердцах. И сегодня мы видим тех кощунников, которые ядовито над нами смеялись, — сидят они, брошенные сегодня детьми, друзьями, приятелями в «дом хроников», и думают, что
же они получили. Они получили полное воздая ние за то, что сами желали, к чему стремились, о чём говорили. Всё получили. Практически. Все, кто желает бороться с Богом, все, кто желает нарушать закон Божий, все, кто над нами смеется, издевается, — они получат, и уже получили по полной программе.

Мы вступили в XXI век, и сегодня есть вся возможность для каждого русского человека веру иметь, молиться Богу, не предавать, как сегодня: у нас Пасха, а они пошли на дискотеку. Ой, как они получат! Не надо над Богом смеяться. И вас ожидают страшные болезни. Тряхнёт, подует, что-либо ещё придёт. Я не пророк, я — практик. Кощунство над Богом даром не проходит. И все мужья-безбожники, жены-безбожницы получат по полной программе. Ни врачебная практика, ни те лекарства, которые они стремятся заполучить по дорогой цене, не помогут. А будут они гнить заживо.

Я вам говорю на примере XX века. Мы от Бога отказались в революцию: «Бог нам не нужен». И за то предательство отцов последующее поколение было почти всё изничтожено. За правление коммунистов мы отдали миллионы хороших жизней. 40 миллионов — на войне и 60 — в лагерях, в тех страшных мучениях, которые они получили, наши отцы,
за предательство Бога. Что, мало нам науки? Что, мало нам разъяснений? Что, вы ещё хотите получить, смеясь над нами, издеваясь над нами? Не надо кричать, бросать вызов Богу: «Бог меня наказывает!». Ты сам нашёл наказание. Бог здесь не при чем. «Раз нет Его» — ты Его не трогай, нашего Бога. «Нет» — не надо, отойди, отвали, брось, Его нет! Зачем ты к нему обращаешься? Ах, горько стало? Страшно стало? Стала, подумала: «А вдруг Он есть! Вдруг Он поможет»? Нет, ребята, так дело в жизни не пойдёт. Верить, так всей душой. Идти за Богом — так всей своей мыслию, всем своим сердцем. Так, как вы идёте, как вы пришли, как вы храните завет наших отцов, православных русских людей. Надо молиться — надо. Надо идти в церковь — надо! Надо пост исполнять — надо! Вопросов нет. Потому что я — русский, я — православный, я верю в Бога. А не так, как приходят: дай-ка, заодно, отметиться пред Богом, какой-то пост был, надо мне отметиться. Вот что сегодня происходит, это печально, но факт.

Мне праздник дорого достался. Я помню 43-й год, 25 апреля была Пасха, и бомбёжка была страшная. Вот так благодарили меня в оккупации наши советские соколы. Каждый
раз в день Пасхи вспоминаем. Мы передали тогда по «сарафанному радио» — сто человек погибло. Но тогда война была. А теперь мщение идёт уже нравственное. Убивают нас нравственно, потому что мы предаём Бога. Пусть это с вами не случится.

А сегодня скажу помолившимся со мной: спасибо вам, что вы есть. В радости, в одном порыве мы сегодня совершили Пасхальную службу. В радости, в утешении. Я вижу ваши лица радости, спокойствия, и так эту радость никому не отдавайте. Чтоб у вас никто не взял ее, не соглашайтесь с теми, кто кричит, о том, что это «не надо», «не за чем, Бога нет!». Вы его сюда приведите, чтоб он поумнел бы
вместе с нами!

А вас, родные, всех с праздником. Христос Воскресе! Воистину Христос Воскресе! Так отвечает русский человек, только мы, православные, отмечаем истинное Воскресение
Господа Нашего Иисуса Христа.

«Во имя спасения России» — СПб, Русская классика, 2009 г.

Хочу видеть Бога

5 февраля 2006 г., храм прп. Серафима Саровского на Серофимовском кладбище г. Санкт-Петербурга

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Почти двадцать веков назад житель города Иерихона, его звали Закхей, слыша о Христе Спасителе, захотел Его увидеть. Увидеть Сына Божия. Наверное, он знал о Его чудесах, но ему не пришлось близко видеть Богочеловека. Как говорит Евангелие от Луки, Закхей был маленького роста и влез на дерево, думая: вот пойдет Спаситель, и я Его увижу.

И вот желание души человека исполнилось. Господь прошел и сказал ему: Закхее, сойди с дерева, я буду у тебя дома, сойди.

Он увидел Спасителя и переродился, всю свою жизнь переоценил в свете той благодати Божьей, которая исходила от Спасителя. Он сказал: я человек грешный, кого обидел, воздам четверицею, и прочее. Увидев Сына Божия, он сразу переродился духовно, и телесно, и по-житейски.

«Хочу видеть Бога!» — кричит и наша тысячелетняя история матери-России, кричит русский человек с того момента, как только нас Господь призвал к вере в Бога, показал веру православную, указал цель, путь земной и исторический путь матери-России. И наши русские умные люди отозвались, как только увидели, ощутили благодать Божию. Чем они занялись? Перестройкой своей жизни. Из язычников мы превратились в христиан, собрали могущественную мать-Россию, перед которой в XVIII—XIX веках дрожала вся Европа. Под могучую руку российского царя собирались, обращались, искали защиты и помощи, как это было с матерью-Украиной в лице Богдана Хмельницкого, который сказал, булавой показывая на Россию: «Навеки вместе»; как это было с грузинскими царями — все к нам шли, ясно понимая нашу великую, не только духовную, но и физическую мощь. Мы видели Бога. История для нас запечат лела путь духовного и могущественного возрождения нашей русской нации. Но время шло, и мы стали отходить от истинного пути веры, как и сегодня, пошли под руку с Западом. Поехали в Голландию учиться, как гайки винтить; во Францию — как управлять государством, учиться у Вольтера и Дидро; как строить технику — стали обращаться к немцам, которые у нас в 17-м году отняли пальму победы в Первой мировой войне империалистической.

Потому что эта частица людей разболтанных, потерявшихся, сознательно отказавшихся от Бога, она стремилась под влиянием Запада убить мать-Россию. Они-то, поймите, революцию именно они строили, они все были люди крещеные, они знали православие, а почему они восстали на веру отцов своих? Почему предали нас? Зачем в XX веке, и начиная с XVII, убивали Бога в сознании, в душе, в уме каждого русского человека. Писатели, такие как Лев Толстой, и прочие: «Бога нет». Ладно, Бога они не увидели в нашей жизни, хотя Он был рядом, но это их личное дело, а зачем писать-то, народ смущать? Как и сегодня — не верят в Бога, и мы видим возрождение шаманизма, колдунов, грабовых, кашпировских. Им надо — ну и пусть занимаются, но чего нам-то об этом говорить, зачем нам это возвещать, зачем нас к этому призывать-то? Что, у нас нет головы своей? Что, мы не знаем историю?

В их действиях заложена страшная демоническая сила, желающая убить мать-Россию, убить человека. Самое страшное — убить его духовные силы. И когда он теряет свои духовные силы, он становится слабовольным, им начинают руководить злые силы, он становится им подвластен, им двигают желания: убить близких, убить родных, убить всю нашу культуру. Не напрасно сегодня вспоминаются новомученики России XX века. Революция, на— чало терроризма 1905 года. С Запада пришли и стали убивать, убили Столыпина и многих людей русских, кто честно хранил завет святых отцов. Они совершили революцию, но прекрасно понимали то, что власть-то они взяли, а надо теперь людей как-то перестроить, отодвинуть от их взглядов честность, порядочность, мужество, надо загнать их в бутылку, как джинна. Убивать. Сначала царей, дальше пошли — дворян, дальше — военных, дошли до крестьян.

Раскулачивать! А за что? Чем были плохи наши прадеды? Они поднимали мать-Россию, были первыми в мире по хлебу, по уму, по технике, по могуществу. Западу это не нравилось. Как и сегодня не нравится, что мать-Россия поднимается, забеспокоились: она будет нам угрожать, как ее раздавить? Физически, ребята, нас не возьмешь. Мы показали себя и в 1812 году, и в 1941-м. Нас не трогай, и мы не тронем. Коротко и ясно, точно и определенно.

А вот когда из нашей души русской вынут духовное сердце мужества, преданности, веры, молитвы, сознание того, что «я обязана», «обязан» хранить мать-Россию — тогда все, конец. И Бог от нас, как тогда в ХХ веке, отойдет. Он дал нам право, россиянам: хотите жить без Бога — живите. Ваше право. И полилась кровь рекой. Беспощадно Гражданская война крушила направо и налево, как вы знаете по книгам и по истории: брат на брата, отец на сына, сын на отца, и пошло оно, и поехало. Получили. Не остановилось, не затормозилось. «Я так хочу». Головка-то без Бога не работала. «Я хочу», «мне обещали», «это мне нравится». Как и сегодня говорят: это мне нравится, убивать Россию. Чем? Наркотой. Чем? Гульбищем. Чем? Распутством. Чем? Музыкой Запада. Вы поймите, русские, что мы делаем? Никто из вас не скажет: зачем мне нужна пища Запада грязная? Зачем я питаюсь помоями Запада? Зачем это мне надо?

Бог нам даровал большую страну, все у нас есть свое. Подумайте головой, ведь нас убивают СМИ статьями в газетах, телепрограммами. В результате мы вообще забыли, что мы русские, мы даже в паспорте не писали, что мы русские, а так, прочерк и больше ничего.

И во всех беспорядках, которые сейчас совершаются в мире, виновата не власть наша, не надо тыкать пальцем — вот виновата Москва, и прочее. А сами мы что делаем? Мы поддерживаем, мы подкармливаем западные теории, западный образ жизни сегодня. Вот ведь ваши дети, наши внуки: 13 лет — цигарка во рту; холодно — без шапки. Какие они будут, россияне? Вот в больнице — смотрю, они ходят косолапые, косоротые все. Получили.

А потом кричат: ах, природа виновата, ах, врачи не лечат. Мы сами ищем всю эту грязь, мы сами ищем болячки, они нам посылаются за наши действия. Вот мы, верующие. Справа поставить — мы всем довольны, мы не ропщем, не кричим, мы не возмущаемся; налево — ах, плохо жить, ах, цены дорогие, ах, погода плохая, ах, одеться не во что, ах, ох, ух, и поехали. Потому что цель жизни видим не в душе, а в тряпках. Как бы ни стремились люди изобретать лекарства, поймите меня правильно, ничего не поможет. Еще какая-нибудь болячка придет, в этом году «собака» нам принесет на хвосте, будете чесаться, кусаться, ослепляться, что-то у нас будет еще, потому что отошли от Бога. Почему практически не увидеть жизнь в Боге? Бога не увидели в нашей молитве? Ведь вы-то не бестолковые. Что, мы Бога не видим? Я не сказал бы. Вот как я видел, как я пришел, как я нашел по сердцу дорогу к храму. Я пришел к Богу. И каждый из нас, пришедший в Церковь, обязан идти этой дорогой, не сворачивая, не уклоняясь, не слушая, не поддерживая тех, кто кричит: «Что вам дал ваш Бог?» А что дал? Поживи, пострадай с нами, подумай с нами, всмотрись в правду истории прошлого. Без Бога нас бы с вами не было. Без Бога, без нашей молитвы верующих русских людей моего поколения 20-х годов сегодня и России бы не было.

Нас было очень мало, на наших глазах все рушилось, все уничтожалось: храмы, святыни, мощи, люди, история. На веру было наложено табу, вера была под запретом. Мы выжили, мы умолили Бога.

Господь 80 лет терпел, гонял нас по страданиям при советской власти, войной испытывал, раскулачиванием, голодовкой. Гонял, пока мы не образумились под страданиями, пока не осознали, что надо к Богу-то идти нам, а не ждать милости от советской власти.

И мы пришли к Богу, молились, Бог нас спас. Сегодня, в это сложное время, нас «щиплют» братья по вере, соседи с зарубежья ближнего. Во всем виноваты мы с вами. Газ не дали — виноваты, взорвалось — виноваты. Что-то все мы виноваты. Мы — народ долготерпеливый, но есть пределы терпению, и это о чем-то говорит.

Поэтому Бога не надо искать, Бог давно к нам пришел, две тысячи лет назад, Бог давно вместе с нами, но мы сами Его убиваем, мы сами Его гоним, мы сами от Него убегаем: не надо, не нужен, ни к чему, незачем и прочее. Мы сами бежим своей грязной жизнью, своим нежеланием разобраться, что есть вера. Но нельзя же идти пустому человеку к исповеди, не понимая, что это такое, нельзя грязным умом оскорблять Таинство причащения, Таинство покаяния. Нельзя, а они прутся. Не знаешь — научим, спроси, но не надо «на ура!» ходить к нам, не надо топтать нашу веру. Мы уже это переживали, мы уже это проходили, мы уже прекрасно знаем, как идти твердо, как идти ясно, как идти определенно, не сворачивая, не уклоняясь, не убегая. А то видишь, нашлись умные: даешь возрождение язычества. А ведь уже столько лет, тысячу, Россия — православная. Даешь шаманство! Ладно, люди там были эскимосы, чукчи там, ладно, мы до них еще не дошли. Давайте кланяться, давайте кланяться! Богу нельзя, а Ленину было можно. Как это понять? Человекообожение? Вот мы и получили. И за это потеряли все свои духовные, все свои физические ценности природы, богатства, особенно красоту русского человека, его мужество, его душу, его цепкость за жизнь. Мы потеряли это, потому что сами влезли в эту грязь. Хотя нас предупрежда ли, нам говорили: «Не лезть, не ходить, не надо, не слушать», — практически указывая, что было в нашей истории на примере страданий наших праотцов. Всё было, а мы не хотим слушать. Как и сегодня учишь молодежь: не ходи по кабакам, не ходи на дискотеку, не веселись с кем не надо, не колись, не слушай кого не надо. Ведь уничтожается генетический код русской нации. А они идут, забывая, что они пришли в этот мир не веселиться, а сохранять нацию, поднимать нацию, принести счастье нашему великому русскому народу. А виноваты папка с мамкой, разрешаете все, «ладно, идет».

Маленький пример: пока я в больнице был, смотрю — лежит маленький ребеночек, 10 лет, у него в сердце стимулятор поставили, позвали, я посмотрел. Поймите, счастливы дети ваши не будут. Несчастна жизнь тех детей, на которых с любовью в колыбели не смотрели глаза родительские. Развелись. То папка с другой семьей, то мамка. А бабушка даже «Отче наш» не знает. Ну что хотите? Я сказал: что посеешь, то и пожнешь. Бог здесь ни при чем. А вот ясное наглядное пособие, какой ждет результат человека, ушедшего от Бога, поймите меня правильно, старика, — что посеешь, то и пожнешь. Молишься, идешь за Богом, обращаешься — Бог все даст, и никакие силы ада нас не уничтожат, потому что меня Бог хранит, я увидел Бога, я нашел Бога.

А то, что мы наглядно предаем, насмехаемся, отвергаем, позволяем миру Запада над нами глумиться, над нашей историей?

Дошли уже до безумства, говоря, что не мы немцев победили, а американцы своей тушенкой. А мы ничего. Вот до чего дошли.

И поэтому сегодня мало нас, крепко стоящих на ногах, мало нас, крепко верующих и любящих мать-Россию, нам еще нравится ползать по греху, но помните: наказание ждет каждого из тех, кто предаст Бога, кто предаст мать-Россию. Нам трудно — не надо роптать, за все надо платить дорогой ценой. Ценой страданий, ценой болячек, мы их сами собираем. А когда вернемся к Богу, когда мы переродимся во взглядах жизни, и особенно будем проявлять любовь к ближним, матери-России, — ничего не случится. Пусть как бы нам ни грозили, как бы нас ни стращали, как бы нам ни обещали: «мы, мы, мы», — но мы всегда точку поставим. А вот над своей душой надо поработать, как Закхей, который переродился, как только увидел Спасителя. И поэтому каждый шаг нашей жизни в храме, нашей жизни в молитве домашней, каждый наш шаг в чтении хороших духовных книг, в слышании наглядно страшных песен, говорящих о лагерях, тюрьмах, куда загнали родители своих детей, стоит продумать.

И самим поставить вопрос: почему? Кто в этом повинен? Своя распущенная воля. А если мы ее не завинтим, если мы ее не укрепим, если мы не будем бояться Бога — Россия, ты сойдешь со сцены мировой истории, и это будет наша вина. Чему так и радуется, чего и ожидает на сегодня мир Запада.

Надо ходить в храм, молиться и не отвлекаться на грязные призывы этого мира.

Не повторяйте ошибок XX века.

Русь Святая, храни веру православную!

Мы — званный Христом народ

Проповедь в храме прп. Серафима Саровского 24 января 2006 г.

Во имя Отца и Сына и Святого Духа

«Не верю!», «не хочу!», «не пойду!», «незачем!», «что мне делать?», «а кто об этом сказал?» и прочие безумные глаголы раздаются на земном шаре от лица всего человечества, когда говоришь о Боге, о вере, когда напоминаешь правильный путь, дорогу к вечности, — «не верю». И человек находит всевозможные оправдания: «а кто оттуда пришел?», «кто там был?», «никто об этом мне еще не сказал», «я сам не видел».

Безумная тварь! Кто ты такой? Ничтожная пылинка в безбрежном океане мира. Как можешь говорить такое своему Творцу и Создателю? Когда мы попадаем под власть сильных мира сего, мы не рассуждаем, и все словоблудие их мы принимаем за истину, за правду, и верим всему тому, что они говорят для нашего оболгания, как это было в прошлом кровавом столетии нашей русской национальной жизни.

Господь нас предупреждал, Он нам говорил, напоминал: «Не отходите от Бога», — но мы предали, оправдываясь перед своей грязной совестью и затемненным умом такими словами: «А кто сказал?», забывая тысячелетнюю историю нашей Святой Руси.

Сколько было дано ярких примеров того, что Бог хранит землю Русскую! А мы — дети греха, предавшие свое сознание и жизнь дьяволу, привыкли копаться в своем ничтожестве, как об этом накануне праздника Рождества Христова говорит Святое Евангелие.

Это рассказ о том, как один человек позвал к себе гостей. Один сказал: «Не поийду» — у него хозяийство, у другого дела семейные, у третьего еще какие-то. Так и мы оправдываемся. Надо идти в церковь? «Ах, я устал». Надо идти в храм Божий? «Ну, потом». Надо помолиться, совершить свой святой долг покаяния, причащения, чтобы с очищенной совестью встретить величайший праздник — Рождество Спасителя? Мы говорим: «Потом, успеем». А время пролетело.

Вот так безумно, вот так цинично, вот так предательски по своей распущенной необузданной воле человек живет на земле. И за это он получает все те страдания, все те невзгоды, все те скорби, которые им сознательно заработаны. Мы знаем, и обязаны знать — надо стараться не совершать греха, чтобы за этот грех не понести заслуженное вразумление, наказание. А мы хотим так: «Я хочу колоться, я хочу на дискотеку, я хочу радоваться земной жизнью, любыми средствами вседозволенностью греха на земле я буду наслаждаться». Ну и что ж? Просишь? Получи. Но когда наступает расплата, мы тогда бросаем вызов Богу и Небу: «За что?»

Никто из людей не скажет: «А что я делал? Что я творил? Что я совершал?» Или ты, взрослый человек, не знал, что за все платить надо, и платить дорогой ценой? Платить страданиями, скорбями, болячками. Их происхождение всегда одно — наши грехи. Никто ваших внуков, никто ваших детей не посылает в «Кресты». Они сами рвутся и кричат: «Дай, я хочу! Ты мне обязана, чего не пускаешь? Там приятели, а то, что ты мне говоришь о Боге, — это не то. Вот, смотри, мои товарищи, друзья так радостно живут, так живут обильно, ух, как хорошо».

И никто не видит, что за плечами стоит старуха с косой, за плечами гремят ключи тюрьмы, за плечами стоят искалеченные жизни. Не думают, не размышляют и не желают посмотреть на прошлую жизнь нашего земного бытия. Ведь это уже было, это мы уже проходили, когда отказывались от Бога и получили желаемое. Так почему же на примере горьких страданий, горьких болезней человек не научится быть послушным сыном и дочерью нашей православной веры? Почему? Он забыл о том, что он — русский. А русский — значит православный, а русский — значит молитвенник храма Божьего, русский — это сын Святой Руси и дочь. Забыл. И когда мы об этом напоминаем, зовем, разъясняя на примере прошлых трагедий нашей россиийской жизни, то в ответ видим, что люди начинают искать виноватых: «А, это темные силы». Да, они, но мы-то им поклонились.

Виноваты-то люди. Мы добровольно, сознательно уходим от Бога, оправдываясь своим гордым «я», раскрывая свое невежество, свой тупизм, свое нежелание научиться жить по закону Божьему достойно и праведно.

Потому что гордость превыше всего, гордость. И забываем, что за отказ от Бога — есть и наказание. Какое наказание получили мы в XX веке, когда людей заставляли отказаться от Бога, от родителей, от России? вы знаете, обязаны знать: лагеря, тюрьмы были полны нашими русскими людьми, расстрелы гремели каждый день, люди умирали тысячами. То есть, был геноцид русского народа в то правление коммунистического бытия. Отказались от Бога и получили кровавых правителей. Неужели трагизм прошлого сегодня нам не напоминает, что так безумно нельзя жить? Нельзя так проводить короткий отрезок жизни. Нельзя отказываться от Бога, жить без Бога, потому что выбор прост: или благодать, или страдания.

Поэтому Церковь нас и призывает на примере праотцев, на примере нашей русской национальной жизни к тому, что мы должны быть ближе к Богу, ближе к храму, совершая Богом указанный путь земного бытия. Обязаны, должны, не оправдываясь тем словоблудием, которое мы слышим: «А кто сказал? Кто там был?»

А история русской жизни? А история нашего народа? А ваша история частная, маленькая? Что вас заставило прийти к Богу? Вас кнутом и пряником не гнали в Церковь, вас не загоняли. А просто сердце русского человека, оно отозвалось на внутренний зов, и вы пришли к Богу. Поэтому, мои дорогие, верующие наших дней, вы знаете, каким путем Бог вас призвал, каким путем вы пришли к Богу, как сохранять в себе эту благодать. Так поделитесь с этими безумцами, которые нам цинично говорят: «Кто видел Бога?»

Помните о том, что мы — Богом званный народ. Не забывайте эту фразу. Он нас призвал более тысячи лет назад, дал богатую территорию, которую стремится от нас оттяпать мир Запада капиталистического, говоря: «Все, чем богата — лесами, нефтью, углем — ваша Россия богатейшая, это является достоянием мирового капитала». И они имеют право копаться у нас? Не допустим. Не дадим. Мы сами умеем работать. Вот когда немножко очухается русский брат и сестра, осознает, что он патриот России, тогда мы и будем тем, Богом званным народом, которому Бог уготовал совсем иной путь. Не путь капитализма, не путь коммунизма, не путь демократии. Это не наш путь, у нас другой путь. Это надо нам знать, надо об этом помнить, но, увы, сегодня этому в школах не учат, в институтах не говорят, они боятся сказать правду, кто мы такие. Да и большинство из нас не готово услышать эту правду.

Потому что у них сознание такое: «гуляй, рванина, веселись», разрушая Отчизну. Но хотя и эта теневая сторона совершается в нашей жизни, я верю, что вы увидите Россию могущественной, когда наше поколение 20—30-х годов уйдет с этой сцены жизни. Но только помните: мы — званные. Вот это призвание надо беречь. Надо гордиться, что нас зовут Святой Русью. Эту святость надо беречь. Не каких-то там американцев, японцев, китайцев и всех прочих. А то: «Леса отдай Китаю, рыбу отдай Японии, все отдай». А нам-то что останется? Обрезки, да? Нет, обрезки нам не нужны, не нужны нам клешни от крабов! Так что, мои дорогие, Бог зовет, Бог призвал, Бог нам указывает путь жизни. Так храни же, русский народ, дети России, православную веру. Не поддайтесь обману. Не стоните о том, что нам плохо жить. Жить хорошо — храмы есть, хлеба хватает, соли тоже. А только станьте ближе к Богу, совершая путь своего призвания — служения миру яркой православной верой. Аминь.

Что ты хочешь от Бога?

Проповедь в храме прп. Серафима Саровского, январь 2007

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

«Что ты хочешь?» — две тысячи лет назад обратился Господь наш Иисус Христос к слепому, сидящему у дороги, ведущей в город Иерихон. Этот слепой нищий услышал, что идёт Сын Давидов, Спаситель мира, что идёт особый Человек, и стал кричать: «Иисус, Сын Давидов! Помилуй меня!» Его хотели оттолкнуть, отодвинуть, но он продолжал кричать, и когда Господь подошёл к нему и спросил: «Чего ты хочешь от Меня?», он сказал великие слова, которые его, слепого, скорбящего, привели к Богу: «Да прозрею». Он ничего не хотел другого, и голос совести ему подсказал: надо прозреть, чтобы иметь веру. Его слова, обращенные к Спасителю, не были пустыми, не были данью моды того времени. На слова слепого, обращенные к Спасителю, Он сказал: «Прозрей, вера твоя спасла тебя».

Вот если бы сегодня обратиться к вам, к россиянам, идущим в церковь, и спросить: чего ты хочешь? Вот ты пришёл в церковь: что ты хочешь в данный момент твоего пребывания в храме Божьем? Ты хочешь понаблюдать, присмотреться, поставить свечу или переродиться благодатью Божьей? Потому обо всём, что ты совершал нехорошего, плохого, грешного, надо подумать, идя на встречу к Богу. Ведь Господь стучится в сердце каждого из нас скорбями, болячками, горестями. «Что ты хочешь?» И на этот зов Божий как отзываются люди? — «Я хочу от Бога счастья, богатства, благополучия, здоровья, житейской мощи, всего, но только не веры в Бога».

Я вам говорю слова той жестокой правды, с которой я встречаюсь пятьдесят с лишним лет. Я на исповеди спрашиваю: что ты хочешь, мужик? Вижу бегающие глаза, слышу какое-то лопотание. Я говорю: что ты хочешь, скажи, что ты хочешь? Я тебе отвечу, что тебе надо. А он не понимает, что он хочет. Просто его толкнули, сказали: «Иди, у тебя такие-то болячки, иди». Страшнее всего, когда сразу толкают на причастие. Это чёрные доски, это гнилой пень. Куда ж вы его толкаете? Ему не понять святость, духовную мощь, ту духовную силу, которую Бог даёт тому, кто с верою к Нему обращается. Это люди, забывшие Бога; попав под пресс жестокой жизни нашего времени, они «рванули в храм», именно «рванули», а не пришли. Просто им кто-то подсказал: «Иди, может быть, Бог тебе и поможет», забывая о том, что без веры здесь человеку делать нечего. Пустое пребывание. В сердце не появится сила благодати Божьей. Благодать Божья не осветит закоулки души. Вот если бы он захотел услышать в скорби голос Божий, Его призыв, если бы он осознал, вращаясь в этом мире зла, страданий, телоубийства, душеубийства, что такое вера…

Когда людей, живущих так: «Ах, у меня всё есть, я сильнее всех на свете», по телу, по злому сатанинскому умыслу «я всё могу», посещают скорби, они в горестях своих идут в церковь. Но, увы, придя в церковь, не по-лучив желаемого, они начинают орать: «А что мне дала ваша Церковь, что мне дала молитва? Да ничего!» Как мне говорят: «Я и свечи ставлю, я хожу в церковь, а мне Бог не помогает». «Как вы хо-дите? — я их спрашиваю. — Ах, ногами? А сердце?» Сердце далеко.

Надо идти к Богу и жаждать веры. Тогда и получишь то прозрение, которое получил слепой капернаумский житель. Бог насильно никого к Себе не зовёт. Вы поймёте, обязаны осознать, что без Бога мы жить не можем, без Бога не может жить Россия, потому что она уже жила в XX веке без Бога, и мы уже за это по-лучили сполна. Тогда вера будет в сердцах россиян, и мы поднимем страну нашу. И не надо стонать: «виновато правительство», «виновата губернатор», «все виноваты, кроме меня». Ну а ты что сделал, россиянин? Мужик, что ты сделал для России? Что ты сделал? Да ничего. Работать не хотят праведно, достойно. Хотят грабить, пить, гулять. Полное раздолье. Так и получаете. А чаще заглядывать надо в Евангелие — это учебник нашей жизни: как жить с Богом, как жить в Боге, как найти благополучие земного бытия. Посмотрели бы на нашу жизнь, какой тернистой дорогой мы пришли к Богу, что нас, людей советских, заставило обратиться к Богу? Что ж вы думали, мы с неба свалились и пошли в храм? Это была страшная битва — или ты с Богом, или против Бога. Или я верю и иду к Нему в храм Божий, или я изредка «захожу» к Богу какими-то своими путями. Это выбор и право каждого. Или горит в твоём сердце дух веры, мужества русского человека, есть стремление бороться со злом, с грехом, или ты будешь оскорблять Бога разными западными веяниями — той мерзостью, о которой пишут в газетах, показывают на телевидении, чем живут ваши дети, внуки сегодня.

А те, кто отойдёт, получат по полной программе. Бог здесь ни при чём, потому что они сами открыли свои сердца, свой ум для принятия злого веяния, в которое они верят. В них непослушание церковному закону; не-желание прийти помолиться в храм Божий, нежелание спросить: «А как ты пришел к Богу, зачем, что тебя привело?». Им бы надо учиться, присматриваться. И ведь есть у кого поучиться, храм Божий — училище благочестия. Поэтому не надо ругать Бога, не надо плевать в православие, не надо ругать нашу Отчизну, её уже отругали. Ещё Господь, несмотря на наши грехи, жалеет нас: есть и вода, и еда, всё есть у нас. Поэтому, идя в храм Божий, каждый из нас должен перед собой поставить вопрос: что ты хочешь? Помолиться? Так молись всей душой. Хочешь испросить у Бога помощи в своих скорбях? Проси. Не сиюминутно, не сей час Бог тебе даст. Но Он даст то, что ты желаешь. Только надо уметь молиться, только верить надо, чего сегодня, к сожалению, недостаёт в нашей русской национальной жизни. Мы кричим: «Мы верим!» А дела?.. Вы сами знаете. Вот путь на сегодня русского православного христианина, вот дорога жизни к счастью, к могуществу нашей Родины. И если каждый россиянин об этом подумает, будет хранить веру, молиться Богу, терпеливо переносить свои страдания, Бог нам поможет. Практически. Мы сумели защитить мать-Россию от немцев, от разрушающих действий коммунистов, Бог нам даровал свободу, так верьте, что и теперь нам поможет. Русские люди, идите к Богу, не будьте теми слепорождёнными котятами, которые имеют глаза, но Бога не видят. Это ваш долг, ваша обязанность, ваш священный подвиг — в вере, молитве возродить мать-Россию.

«Без Бога, без молитвы, без храма Божьего Россию не построишь»

Из проповеди отца Василия на праздник св. прп. Серафима Саровского 15 января 2007 г.

«…Я есмь пастырь: пастырь добрый полагает жизнь свою за овец» (Ин.10:11-15)

«…Русская Православная церковь совершает жертвенное служение на Алтаре Господнем, Россия будет спасена, Россия ещё скажет своё слово мощи, веры и радости миру. Не напрасно сегодня запад старается всеми силами как-то нас унизить, чтобы мы забыли, кто есть, кто и зачем мы призваны на 1/6 богатейшую часть земного шара. Не случайно Бог нас избрал, но мы, как люди непутёвые, иногда забываем заветы своего Отца Небесного, и ещё чего-то ищем на развалинах прошлого. Хотя прошлое показывает, в чём заключается сила русской души — в вере, молитве и любви к храму Божьему. Об этом сегодня нам говорит присутствие в церкви наших богомольцев, всех тех россиян, которые, движимые чувством веры, идут помолиться, попросить благодатной помощи у отца нашего Серафима Саровского, печальника русской земли, который нас хранил в трудные годы прошлого и сегодня, и мы являемся свидетелями второго обретения его мощей. Они не затерялись в битве безбожной, они остались, потому что нашёлся русский человек, который от грязных безбожников скрыл боготочивые мощи. Они находятся в Сарове, и многие из нас посещают это место, черпают духовные силы для борьбы со своими грехами, чтобы и самим укрепиться в вере, и чтобы Мать-Отчизна, Россия-Мать всегда была в нашем сознании, в нашем сердце и в нашем житейском подвиге.

Несмотря на тяжёлое время XX века и года перестройки, когда ещё Россия-Матерь была продаваема в угоду западу, мы сегодня живём и не забыли корни нашей истории, которая заключается в любви к Богу и храму Божьему. Да, прошедший XX век был очень трудный, когда наши прапраотцы ринулись, обманутые западом: “мы наш, мы новый мир построим”, “никто не даст вам избавления, ни царь, ни Бог и ни герой”. Это пелось, училось, преподносилось, говорилось каждому тогда ещё, как и мне, советскому человеку. Для меня было слышать эти слова оскорблением. Как же так, мы подходим к тысячелетней истории нашей веры, и вдруг нашлись умники, которые — в чьё угождение? западу? — кричат, поют эти кощунственные слова. И вот мы напели Великую страшную войну Отечественную, где было положено много умных людей. Мы получили всё то, что хотели. Бог от нас тогда отвернулся, и мы остались, по слову Пушкина, у разбитого корыта. Мы сейчас не можем одуматься, омыться от того страшного прошлого; сейчас ищем выходы из создавшегося положения на сегодня, как надо благоустроить Россию. Без Бога, без молитвы, без храма Божьего Россию не построишь. Хотя они в чёрном ящике об этом говорят, что “мы построим”. До того момента, пока русский человек сознательно не придет к Богу, не придет ко Христу, ими забытому, ими гонимому, он не получит той благодатной помощи Неба на земле. А когда не только в общих чертах, но и в жизни каждого из нас происходят благие перемены, когда мы обратимся к Богу, когда мы найдем дорогу в храм Божий, когда мы найдем забытого нами Христа и угодников Божьих, вот тогда Господь нас благословит.

Так что в добрый час, так сказать. Вы — дети послевоенного времени, вы — дети родителей войны. Как они войну проходили — это дело их совести, но я-то знаю, пусть они вам сами расскажут, где они были в войну и чем они занимались, но кто в то страшное время нашёл Бога, кто пришел ко Христу, кто одел крест на свое тело, кто стал молиться, он ощутил по-настоящему великую силу Божию, которую Бог нам даровал. Иначе нам было бы не понять победу, послевоенное устройство, голодовку, перестройку нашего времени, нам бы не понять, если бы мы не одели крест и не одумались, не осознали в свете православия, за что нам страдания, за что прошлые испытания, за что сегодня Бог испытывает несчастьями, теми событиями и трагедиями.

Поэтому наш долг российский, кто носит имя — я русский, еще более глубже — я православный, — он должен всегда думать о Матери-России. Она наша мать, она нас воспитала, она нам сохранила материнскую веру в Бога, она нас сохранила от полного уничтожения от тех нашествий, которые были в жизни России-Матери. А сегодня, когда мы подвергаемся нашествию духовному, когда все, кому не лень, стремятся у нас вновь украсть Христа Спасителя, вновь нас обезглавить, чтобы мы были придатком запада, а не свободной могущественной Россией — об этом надо помнить.

И поэтому, дорогие мои, я вас поздравляю, как человек прошлого, с праздником Серафима Саровского. Праздник русский наш, национальный, потому что, угодник Божий российский, он дал нам наставления, как жить, жить очень просто: во всех скорбях, страданиях не отчаиваться. Он говорил нам: “Что ты скорбишь, ведь Христос Воскресе, радость моя”. То есть неси крест свой терпеливо, Христос воскрес, поэтому и наше будет воскресение, будет наша радость жизни, только терпение, именно с радостью переносить те испытания житейские. Вот чему учил наш великий угодник российский, от которого стремились в XX веке мы избавиться. Бог не допустил этого кощунственного отношения, поэтому, родные мои, дай Бог в этот час нашей общей молитвы, праздника нашего престольного вам духовной силы, крепости, чтоб вы достойно и праведно несли имя — я русский, я православный христианин. Где бы ни находились, где бы вы ни были, всегда помните об этом. Чтоб пред нами, россиянами, мир запада всё-таки снимал шапку. Поэтому с Божьей помощью совершайте путь своего доброделания во славу нашей России. С праздником вас, мои дорогие.

Не надо соглашаться с теми, которые кричат, во имя подчас своего благополучия, а более того — чтобы развалить Мать-Россию. Бог нами управляет, запомните раз и навсегда, русские люди, наша страна Богом отмеченная. Бог нами управляет. Поэтому, чтобы мы не думали, мы в XX веке забыли Бога — Бог отошел от нас, мы в войну Бога вспомнили — Бог к нам вернулся, и мы победили. Сейчас мы также вспомнили Бога. Вот вы, дети послевоенного времени, вы здесь находитесь, продолжаете великое дело, дело поднятия России-Матери и пусть эта сила, мощь России-Матери в вашем лице возродит нашу былую славу. Потому что вы понимаете, сами, как и я, все, кого мы кормили, кого мы поили, кого мы одевали, они на нас голос поднимают. А не надо, мы сами разберемся в нашем российском доме. Поэтому, родные, дай вам Бог здоровья, и той же мощи русского человека”.

Не проклинайте мужей

Придешь домой из трудного похода — дверь закрыта. Потом тебя встречает злобное выражение, крик: зачем, мол, пришел, вот тебе бумага на развод, и прочие, и прочие удары жестокого женского сердца в сердце мужа. И он,
находясь на службе, исполняя долг защиты Родины, занимаясь сложной стрельбой, думает эту свою тяжелую думу — и рука-то уже по-другому идет… И эта картина повторяется каждый раз, когда женщины отправляют нас, своих мужей, с проклятьем. Это было и тогда, когда потонул теплоход «Тарасов», и когда ряд других катастроф имел место — много я имею свидетельств подобных трагедий…

Забываем мы о том, как сильно слово, сказанное в гневе, с желанием возмездия, чтобы человек был уничтожен: всё по этому слову и совершается. Я вам уже не раз говорил, все время учу и напоминаю о том, что ваше женское слово — оно сразу до Бога доходит. Сразу! Хорошие, молитвенные слова — тоже, и особенно — молитвенные. Но мы не чувствуем, не хотим понять, как Бог нам помогает за наши молитвы, особенно когда мы молимся в скорбях за детей, когда мы переносим их страдания…

Молитесь — Господь всё вам воздаст. Пусть не сразу, но всё получите, что вы хотите, к чему стремитесь, что ищете в жизни. Так неужели нельзя остепениться, неужели нельзя удержать в себе раздражение? Ведь это человек любимый — вспомните, что вы все вышли замуж по любви, и вы любили друг друга. Но как наступило время житейского недостатка — то квартиры не давали им нигде, то не платили зарплаты, то ряд других неурядиц возникал —
так сразу: ты виноват! А где-то пожалеть, утешить, приласкать, сказать: “Да ладно, всё придет в своё время” — этого нет…

Я за вами много, почти 50 лет смотрю, и знаю, откуда идут корни этого зла — женского неверия и жестокости. Это происходит, когда женщина теряет веру, когда жена теряет любовь, которую надо сохранить — любовь не плотскую, а одухотворённую! Да, величайшим подвигом в семье является забота — о муже, о детях, о доме. И вы можете этот подвиг совершить — в ваших силах всё есть!

Но вы не хотите и не желаете, это вам не надо. А нужны оправдания: мол, вы не знали что он такой дурной, хотя раньше казался умным человеком. Ну, а чем же он виноват-то? Пока ходил в женихах — был хороший, а наступило время испытаний — стал плохим. Чем плохой? Да ничем. Всё — то же самое, но жена смотрит по сторонам: посмотри, как живут соседи, у них всё есть. Ах, какая машина, какая дача, как она одевается, где они пропадают-гуляют, и прочее, и прочее. А зачем это надо? В одно мгновенье это может рухнуть, в одно мгновенье уничтожится…

А потом начинают плакать: “Ах, мои милые, ах, мои дорогие, как же вы там мучились…», рвать на себе волосы… Кончились ахи, кончились вздохи. Вы получили то, что, не желая, не отдавая себе отчета, сами на себя навлекли. Получили так, как заслужили.

Выпархивает она за погонами — ах, какие они красивые, когда заканчивают морское училище: погоны блестят, рубахи белые, кортик сбоку, фуражка… — ух! Поневоле хочется броситься за таким. Но вот бросилась, и уже надо, засучив рукава, и посуду мыть, и всяким другим хозяйством заниматься, а там детишки-ребятишки пошли. И начинается: а вот я не думала, что всё так будет… И бросают на произвол судьбы мужей. Тут поневоле и запьёшь — я по-мужицки говорю, — поневоле начнешь спотыкаться, ведь дома никто не ждет.

Но чтобы жить нормально, надо понимать, что мужу военному, особенно пограничнику, когда он приходит домой, нужно дать отдых обоснованный — и моральный, и духовный. Но на это надо иметь беспредельную любовь к мужу и к его подвигу. Потому всегда и прославляются жены христианские, которые делят все невзгоды походной жизни своих мужей. Эти жены — то, что надо… Но теперь вы, молодые мамы, чаще всего детей-то, дочерей своих не готовите к тяжелой жизни. Спокойно отпускаете их в дискотеку в эту, да в платьице покороче, и в пятнадцать, даже в тринадцать лет — уже курит вовсю эта дочь, или — смотреть страшно — идет полупьяная. Ну что, ну куда она годится-то — бросить её на улицу, а потом обижается, что в двадцать лет — уже «на пенсии»… Вот еще свежий пример. Шел к машине человек, всего 36 лет, и умер. А чего он умер-то — наверное, разболтался? Да, разболтался водитель, и собирался на развод подать. Ну и подал — вот привезли в катафалке. Не пожелаем такого никому, и напомним, что вас нельзя трогать, вас нельзя унижать, с вами нельзя, как с какой-то тряпкой, обращаться, нельзя! Есть великая сила — Бог всегда за вас, Бог вас хранит, защищает, и будет защищать, только вы-то станьте ближе к Богу. Трудно? — Трудно! А утешение — в Боге, в молитве, в радости и благополучии.

Вот к чему я говорю вам о том, чтобы вы, христианки мои, прихожане, в твердости веры стояли. Вы должны иметь крепкую веру и демонстрировать беспредельную любовь. Но любовь не к улице, не к зависти, что кто-то лучше одет, а любовь к вере, к молитве, к сострадающим. Слово матери исполняется, и жены также, если она будет молиться. Если бы с 1943 года не молились моя мама и сестра, я бы здесь не стоял. Я практически ощущал приток силы Божьей по их молитвам: «Заступи и сохрани!» Время очень трудное у нас, очень жестокое, очень циничное. Все нас расшатывают, все мешают идти к вере. Но это самое главное — веровать, молиться, воспитывать детей — чтоб они знали школу, Церковь, дом и мать! Трудно, да, трудно это, но нужно и по рукам давать. И вы их не балуйте.

Господь всё дарует нам — всё, что надо для жизни, для радости, для утешения, и особенно будущим матерям и мужьям. Идти — твёрдо, но с Богом, с молитвою. Не слушая, не прося совета у друзей, у приятелей. И не бросая семью, ища всевозможных развлечений. А то будет поздно, поздно плакать. Помните, Бог везде с нами, и «ляпать» ничего не надо — в спину, в адрес своих близких, родных, особенно мужей. Трудно? Да, трудно всем. Но надо терпеливо переносить испытание, которое есть у каждого из нас. Все мы несем грех жизни, и только в вере отмаливаем его — молимся, просим, чтобы Господь даровал нам терпеливо все перенести. Так держать, и других научить — бестолковых, которые этого не понимают: «Как ты живешь? — Очень просто: верю, да и молюсь. И не ругаю мужа. А детей — учу вере…»
Аминь.

Публикуется с сокращениями по изданию: прот. Василий Ермаков. Проповеди. СПб, 2007 г.

Метки 1 19 391
Оставить комментарий » 1 Комментарий
Добавить GravatarОставить комментарий

Имя: *

Email Адрес: *

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разделы
Виньетка
nohome norefs Благовещение Пресвятой Богородицы Введение во храм Пресвятой Богородицы Великий пост Воздвижение Креста Господня Вознесение Господне Вход Господень в Иерусалим День Святого Духа Зачатие Пресвятой Богородицы Изнесение честных древ Креста Господня Крещение Господне Мариино стояние Начало индикта Новый год Обрезание Господне Пасха Покров Пресвятой Богородицы Положение честного пояса Пресвятой Богородицы Пособия по гомилетике Преображение Господне Пятидесятница Радоница Рождественский пост Рождество Иоанна Предтечи Рождество Пресвятой Богородицы Рождество Св. Иоанна Предтечи Рождество Христово Святые Славных и всехвальных первоверховных Апостолов Петра и Павла Собор новомучеников и исповедников Российских Сретение Господне Страстная седмица Усекновение главы Иоанна Предтечи Успение Божией Матери Успенский пост
Самое популярное (читателей)