• Цвет полей:

• Цвет фона:


• Шрифт: Book Antiqua Arial Times
• Размер: 14pt 12pt 11pt 10pt
• Выравнивание: по левому краю по ширине
 
Проповеди протоиерея Андрея Ткачева Андрей Ткачев, протоиерей

Проповеди протоиерея Андрея Ткачева

 
Рейтинг публикации:
(57 голосов: 4.4 из 5)

Христос Воскресе! Церковь празднует Пасху 52 раза в год – ровно столько воскресных дней есть в году, и Пасха празднуется каждое воскресенье, поэтому мы, не согрешая, ничего не отменяя, ничего не нарушая, можем приветствоваться пасхальными словами в день малой Пасхи – в воскресный день.

Оглавление

Мы с вами святые по призванию

Проповедь протоиерея Андрея Ткачева в день Всех Святых, 15 июня, в храме мученицы Татианы в Москве

Христос Воскресе! Церковь празднует Пасху 52 раза в год – ровно столько воскресных дней есть в году, и Пасха празднуется каждое воскресенье, поэтому мы, не согрешая, ничего не отменяя, ничего не нарушая, можем приветствоваться пасхальными словами в день малой Пасхи – в воскресный день.

Сегодня мы совершаем с вами память Всех Святых, от века Богу угодивших, ведомых и неведомых. Думаю, что неведомых больше, чем ведомых. Этот праздник логически вытекает из предыдущего воскресенья, которое было воскресеньем сошествия Святого Духа на апостолов.

Дух Святой сошел на Господа Иисуса на Иордане в виде голубя, а до этого голубь участвовал, настоящий голубь, не Дух в виде голубине, а настоящая птица – голубь – участвовала в истории мира при потопе всемирном.

Я бы хотел вам сказать о том, что Дух Святой ведет себя примерно так с человеком, как вел себя голубь, выпускаемый Ноем из ковчега. Как вы помните, вода шла очень долго, горы размокли, и темные тяжелые воды, насыщенные трупами людей и животных, били о стенки ковчега. Потом вода перестала, а все было покрыто этой водной стихией, и чтобы найти сухое место, Ной выпускал из ковчега птиц.

Сначала ворона, потом голубя. Голубь летал и прилетал. Ной вынимал руку из ковчега… Кстати, голубь возвращался обратно, потому что не было для ног его места покоя. Потом однажды он улетел и прилетел с маленькой добычей – с масличным листиком во рту. А потом улетел – и уже не возвращался, что означало, что он нашел для себя место покоя, и уже вода начала сбывать, уходить с земли.

Вот точно так же ведет себя Господь, Дух Святой, Дух Животворящий, с человеческой душой. Он летает и прилетает, он приходит и уходит, он ищет себе место покоя. Не находит его. Приходит к человеку и уходит от человека. Опять приходит и опять уходит. Много раз на дню Дух Святой посещает человека и отходит от него, не находя для себя места покоя, потому что человек словно покрыт грязной водой потопа – грехами всякими.

В некоторых душах Господь находит маленькую жатву – некий масличный листочек во рту приносит с собою. Это значит, кто-то что-то доброе сделал. То, что доброе человек сделал, это от Духа Божьего. Апостол Павел говорит, что мы не можем не только сделать, но и помыслить ничего доброго от себя, но всё — дарование от Господа.

Человек говорит: «Простил врага» и считает это великой жертвой. Или смилостивился над стариком, больным, нищим, беглецом, пришельцем и так далее – это великая жертва. Человек хотел сказать гадость и прикусил язык – это великая жертва. Человек заработал сумму Х и Х разделил на 10, отдал в руки неимущему – это великая жертва. Все это масличные листочки во рту у Духа Святого, в клюве у Великого Голубя. А вот если он уже прилетел и не улетает, нашел место покоя и никуда не уходит, то это уже святость. Дивен Бог во святых своих, это Бог Израилев. Святость – это когда Бог живет в человеке. Святость не зависит от человеческих трудов, святость есть дар Божий. И к святости призваны все люди.

Вот мы с вами являемся святыми по призванию. Когда священник в алтаре служит службу, он говорит: «Святая святым». «Святая – это двойственное число. Это имеется в виду Кровь Господня и Тело Господа. Святая – святым. Кому? Вам.

А как бы перепугавшись этого призвания, люди говорят: «Что вы! Что вы! Един свят! Един Господь! Иисус Христос во славу Бога Отца». То есть не я святой, Господь свят. А мы святы по причастию. Господь свят по природе, а мы святы по причастности к нему. Кто с Богом, тот свят.

Что мы можем сказать о святости, христиане? Во-первых, скажу, что святость парадоксальна. Святость неузнаваема при близком рассмотрении, в упор. Святого и грешника очень легко перепутать. На примере самого святого – Господа Иисуса. Мы видим, что Его святость была непонятна и отвергнута, то есть святых не понимают. Мы думаем о святых что-то, а святые – это другие, они совершенно иные, они совершенно не такие, какими мы себе хотим их представить.

Порядочность – это не святость. Святость больше. Праведность – это не святость. Святость больше. Святость удивительна и парадоксальна. Есть святые, которые святы от чрева мамы. Например, Иоанн Предтеча. Он знал Господа, когда еще был во чреве. Господь был во чреве девы Марии, Предтеча был во чреве Елизаветы, и Предтеча уже игрался во чреве, потому что радовался о Христе в темноте утробы.

Человек живет в материнской утробе в воде и головой вниз, в темноте и ест через пупок, а рот, нос и уши закрыты – это самое фантастическое состояние человечества. То есть не нужно фантастику читать, нужно просто почитать, как пребывает ребёнок во чреве мамы. Предтеча был свят еще во чреве. Большинство святых святы святостью, приобретенной во взрослом возрасте. Например, мученик Вонифатий был грешником, потом отправился и кровь за Христа пролил. Большинство святых – это люди, которые пережили опыт греха, и болезненно, с тяжестью, с мукой этот опыт греха во Христе преодолели. Таких святых большинство.

Меньшинство, гораздо меньше – это такие, как преподобный Сергий Радонежский, которые с детства в среду и пятницу грудь не брали и постились с самого маленького возраста, и пошли-пошли-пошли наверх. Но таких очень мало. Большинство святых – это люди, которые пережили опыт греха, и потом изблевали этого змия из себя и перемучались борьбой со своим собственным опытом греха.

Что еще можем сказать о святости? Скажем о ней, что она тяжело приобретается и легко теряется. Приобретается святость десятилетиями, теряется за полминуты. Одно лишнее слово, один ненужный взгляд, одно движение гнева – пропали труда десятилетий. Давид, сколько святой был человек, один взгляд на купающуюся женщину – и совершил прелюбодеяние, убийство, ребенок, рожденный от блуда, умер, и пошли кошмары дальше. Один взгляд святого человека может перечеркнуть всю святость прошедшей жизни. Вы это знаете по себе, как тяжело мы добываем добродетели и как легко их теряем и по прошествии многих лет мы наблюдаем, что мы ничего толком не приобрели.

Однако, дорогие христиане, сегодня у нас должно зажечься желание опять стать святыми. Мы должны, во-первых, назвать для себя своих врагов. Какие наши грехи? Наши домашние. Враги человеку – домашние его. Самые родные наши грехи, самые любимые наши безобразия, самые родные наши мозоли – это наши грехи. Пожалуйста, сегодня вспомните, какие грехи вами наиболее любимы, какими грехами вы более всего грешите, и от чего вы не собираетесь избавляться, и начинайте избавляться от них сегодня, потому что грехи есть главный наш враг. Когда мы умрем – это они нас в рай не пустят. «Рада бы душа в рай, но грехи не пускают». Поэтому сегодня пересмотрим свою жизнь и постараемся, постараемся опять начать войну с тем, с чем мы воевать не хотим.

Потом вспомним, кого из святых мы знаем. Мы знаем много святых, скажем Николая Чудотворца, Серафима Саровского, царственных страстотерпцев, но вы спросите себя сегодня – кого из святых я чувствую? Потому что есть святые, которых я не чувствую, а есть святые, которых я чувствую, как родных.

Случилось так в моей жизни, что я служил в храме великомученика Георгия 12 лет и каждый день читал ему акафист, но я его абсолютно не чувствовал. А потом, спустя пять лет после того, как я покинул тот храм, где я служил, храм святого Георгия, однажды на праздник великомученика ко мне пришло чувство, что я его люблю. Я познал Георгия через 17 лет, после того как я был священником, минуя 12 лет ежедневных ему молитв, то есть я его не чувствовал.

Есть святые, которых чувствует человек, например, Ксению Блаженную или Иоанна Кронштадтского или Великомученицу Варвару, или святую Татьяну. Спросите себя, каких святых не просто чтите, а чувствуете, любите, потому что мы – родственники с ними. Если человек переезжает в другой город, ему нужно там кого-то знать, ну, хоть кого-то, хоть пару номеров телефонов, чтоб было, где кости бросить, чтобы было, у кого хлеба попросить. Когда мы переселимся в другую жизнь, нам нужно будет знать тех, кто там живет. Кто там живет? Филарет Московский там живет, Татьяна Великомученица там живет, те, которые лежат в Успенском соборе Кремля – Алексий, Петр – митрополиты московские, они там живут, мы должны их знать. Мы должны знать тех, кто уже сегодня живет в Царстве Небесном. Это родные нам люди, мы их узнаем.

Закончу сегодня тем, что читал у одного афонского монаха, он сказал так: «Если я попаду в рай, если такое удивительное событие совершится, и таки я попаду в рай, я удивлюсь там трем вещам: первое, что я в раю, неужели я в раю; второе, я удивлюсь, что я увижу там тех, кого никак не ожидал там увидеть; и третье, я удивлюсь тому, что я не увижу там тех, кого 100 % ожидал увидеть».

Вот такой он, рай, удивительный, непонятный, превосходящий всякое разумение, в котором мы с вами должны жить не за наши заслуги, а за заслуги Господа Иисуса, за его воплощение от Девы Марии, за его смиренную жизнь на земле, за его великую проповедь, явленную в чудесах и знамениях, за его кровь, пролитую на Голгофе, за его святое Воскресение. В день Страшного суда мы должны будем не только бояться, но и радоваться, потому что мы узнаем его, любимого нами, и кровь его, и плоть его в нас сегодня, мы причастились. Мы узнаем святых, которых мы любим, призываем на молитву. Мы многое узнаем, и радостей наших никто не возьмет от нас. Поэтому, призвав вас к святости, желаю вам рано или поздно войти в рай.

Вот сегодняшнее евхаристическое собрание – это рай пред раем, это на пороге рая маленький рай. Поэтому каждое воскресение будем собираться в храмах здесь или в другом месте, будем насыщаться Евхаристией, будем стремиться к тому, чтобы быть святыми, ибо воля Божия – есть святость наша, чтобы мы воздерживались от всякого греха. Будем стремиться туда, где Татьяна, Филарет, Иоанн Кронштадтский, царственные страстотерпцы, Николай Чудотворец, Серафим Саровский, чтобы мы были с ними вместе у их ног, как говорится в одной древней молитве: «Собери нас, Господи, под ноги святых твоих когда хочешь и как хочешь, только без стыда».

Аминь. Христос Воскресе!

Дух Святой и дело Христово

Иисус Христос привязал к Себе сердца ближайших учеников. Именно ближайших, потому что некоторые слова и дела Спасителя приводили к тому, что многие из учеников Его отошли от Него и уже не ходили с Ним (Ин 6:66). Видя многих отходящих, Христос спрашивал у двенадцати: «Не хотите ли и вы отойти?», на что Петр от лица всех отвечал: «К кому нам идти? Ты имеешь глаголы вечной жизни» (Ин 6:67-68).

Итак, тесный ученический круг остался с Христом, познав в Нем Сына Божия (Ин 6:69), а остальные должны были уйти. Они, возможно, были из тех, чьи сердца подобны неглубокой и каменистой земле. На этой земле семя быстро всходит, но так же быстро и увядает, не имея глубины. Этих остальных привлекла во Христе слава чудес, ожидание всенародного почета или что-то еще земное, человеческое. Это могли быть также сребролюбцы, авантюристы, искатели духовных приключений — те, кого так много было в последующей христианской истории и от кого постоянно страдает Церковь. И хотя двенадцать тоже не были свободны от страстей (они спорили о первенстве, просили ближайших мест и проч.), они не остались бы с Христом, если бы человеческие мотивы в их сердцах превозмогли. Любовь ко Христу, привязанность к Нему как к неявленному до времени Царю Израиля должна была быть больше.

Три стремительно протекших года, которые были прожиты вместе в проповеди, служении, путешествиях, были бездонны по содержанию. Эти чудные годы были школой любви ко Христу и школой теснейшего связывания с Ним апостольских сердец. Поэтому, когда схватили Его, и унизили Его, и прилюдно оскорбили Его, и, наконец, убили Его, страху и отчаянию апостолов не было предела. Смысл жизни умер для них вместе с умершим на Кресте Христом, и будущее для них окуталось тем же мраком, в какой погрузился гроб Спасов после закрытия входа в него камнем. Еще во время последней беседы, когда Христос говорил о необходимости уйти, слова Его печалью исполнили сердца их.

(Ин 16:6). Теперь они вполне ощутили ту же печаль, только многократно умноженную. Непонятными только оставались слова: Лучше для вас, чтобы Я пошел; ибо если Я не пойду, Утешитель не придет к вам; а если пойду, то пошлю Его к вам (Ин 16:7).

Христос совершил «Свое дело», о котором говорил в молитве Отцу: Я прославил Тебя на земле, совершил дело, которое Ты поручил Мне исполнить (Ин 17:4). Но это еще не был конец Божиих дел. В историю уже искупленного Сыном мира еще надлежало вступить полноправно и ипостасно Третьей Божественной ипостаси – Духу. Дух ничего не начинал сначала, но должен был продолжить дело Христово. Он должен был напомнить ученикам все слова Спасителя, наставить их на всякую истину (Ин 16:13). Обладая вместе с Сыном и Отцом общим для всех Трех богатством Божества, Дух должен будет действовать не во имя Свое, но во имя воскресшего из мертвых Христа, как и Христос действовал не в Свое имя, но во имя Пославшего Его Отца. Так Божественным Лицам свойственно славить не Себя, но Другого. Он прославит Меня, потому что от Моего возьмет и возвестит вам (Ин 16:14).

Да и что успели ученики Христовы во главе с Ним во время земной жизни Христа? Много чудес, обилие знамений, толпы народа. Все это было. Но была ли вера? И возможна ли была всемирная проповедь покаяния, не уйди Христос и не пошли вместо Себя Иного? Именно приход Утешителя рождает Церковь и делает возможным глубокую перемену человеческой жизни. Дух Святой делает возможным само познание Христа, поскольку никто не может назвать Иисуса Господом, если не даст этого человеку Утешитель. По мере удаления от времен Голгофы и Воскресения Церкви предстоит все глубже и глубже осознавать справедливость ранее сказанных слов: Лучше для вас, чтобы Я пошел; ибо если Я не пойду, Утешитель не придет к вам; а если пойду, то пошлю Его к вам.

Ему предстоит отныне быть в Церкви не безликой силой или энергией, но живой и действующей Личностью. Настолько живой, что собранные на первый апостольский собор братья называли Духа первым в своих решениях, прежде всех людей: Угодно Святому Духу и нам… (Деян 15:28). Дух повелевает: Отделите Мне Варнаву и Савла на дело, к которому Я призвал их (Деян 13:2). Посылая апостолов в одну страну, Он же и запрещает им идти в другую, как не допустил их проповедовать в Асии (Деян 16:6). Он, одним словом, живет в Церкви так же лично, как и Христос во время оно посреди учеников. Только Дух, являя могущество, не являет Своего Лица, чем подчеркивает Свою единосущность с кротким и смиренным воплотившимся Сыном Божиим. Тот явил Себя, но явил во смирении и унижении. Тот уничижил Себя Самого, приняв образ раба (Фил 2:7). А Дух скрывает Лицо Свое, сообщая верующим силу, мудрость, разумную кротость и прочие добродетели, которыми обладает.

Многие люди пытаются вести духовную жизнь. Вообще-то словосочетание «духовная жизнь» затаскано так же, как святейшее слово «любовь», и применяется часто в отношении явлений земных, душевных, на Небо не ведущих. Надо, действительно надо возвращать словам подлинное значение и употребление, чтобы не рухнул мир. Но даже там, где есть религиозное воодушевление, и старания, и аскетические труды, то есть то, что многими понимается под «духовной жизнью», нужно понимать, что без действия Духа Святого человеческие усилия останутся всего лишь человеческими усилиями. Апостол говорит просто и резко: Кто Духа Христова не имеет, тот и не Его (Рим 8:9). И в этом отношении несколько событий книги Деяний кажутся особо значимыми.

Первое касается обращения евнуха царицы Эфиопской. Тот был на поклонении в Иерусалиме и, возвращаясь домой, читал в колеснице Исайю. Дух Святой велел Филиппу пристать к колеснице, после чего апостол наставил евнуха о смысле читаемого и крестил его. Это событие описывается в 8-й главе Деяний. Второе событие произошло в Ефесе, где Павел нашел учеников, крещенных крещением Иоанновым. Этих он спросил, приняли ли они Святого Духа, а те ответили, что даже и не слыхали, есть ли Дух Святый (Деян 19:2). Павел наставил их, и крестил, и возложил затем руки, после чего они исполнились Духа Святого. К этим двум событиям примыкает и третье, совершившееся через Петра. Тому Дух велел идти в дом сотника Корнилия и там благовествовать. Корнилий не был евреем, но веровал в Единого Бога, молился и творил много добрых дел. Он был таким же прозелитом, или пришельцем, как и эфиопский евнух, то есть человеком, не принадлежащим по плоти к Израилю, но имеющим веру. Там в доме Корнилия после проповеди Петра на язычников излился Дух Святый, и Петр счел, что нельзя отказать в крещении водою тем, кто получил Духа. Корнилий и его домашние приняли крещение от апостола, который более других сторонился общения с неевреями.

Все эти три крещения были совершены Филиппом, Павлом и Петром по внушению и под прямым действием Святого Духа. Но не только это их роднит. Они все совершены над людьми, которые уже вели религиозную жизнь, но еще не приняли Духа. Евнух читает Исайю, Корнилий молится и творит милостыни, ученики в Ефесе исповедуют покаяние Иоанново. Не видим ли мы в этих новозаветных рассказах три живые иллюстрации к словам, сказанным Серафимом Саровским. Тот учил, что ни милостыня, ни молитва, ни хранение чистоты, ни иное что, творимое с верою, не имеет само в себе цены, но есть лишь путь и средство к стяжанию Духа Святого, к вхождению в глубокое общение с Ним. Сказанное касается всех нас, именуемых христианами. Многие из нас молятся, многие совершают паломничества, многие исследуют Писание. Но далеко не так много из нас тех, кто всего себя предоставил Богу в жертву живую, святую благоугодную, для разумного служения (Рим 12:1). И бесплодны мы бываем часто потому, что делам нашим не содействует Утешитель. Надеясь на себя самих, бываем мы часто подобны детям, говорящим «я сам» и ничего не могущим сделать правильно.

Не кому-то и где-то, каким-то далеким неверующим людям, а нам самим нужно исполняться Духом. Все остальное – средства. Но венцом всего будут не наши усилия, а милостивое посещение Утешителя, Который прежде должен достаточно испытать нас и найти нас достойными Своего пришествия. Именно об этом пришествии мы и молим, говоря: «Прииди и вселися в ны, и очисти ны от всякия скверны, и спаси, Блаже, души наши».

Молитесь Господину жатвы…

Люди часто ругают Церковь. В этом нет ничего странного.

Ругают люди Церковь чаще всего в лице ее служителей. Извиняя себя, если не во всем, то во многом, люди склонны искать в священниках очевидной и безусловной святости, а уж коль не обретут ее (или просто не заметят), тогда только держись. Один момент в этом вопросе меня сильно интересует. А именно – критика в духе сострадания. Только такая критика нужна. Все остальное похоже на безразличную матерщину пьяного человека. Шел мимо, повстречался взглядом с тем, что не понравилось, отрыгнул ругательство, гадкое и безразличное, и побрел дальше походкой уставшего человека. Подобной словесной реакцией на окружающую действительность полны и форумы, и блоги, и некоторые печатные издания.

Чтобы не становиться в строй многочисленной армии безразличных хулителей и злых насмешников, церковную действительность нужно критиковать именно в духе сострадания. А сей самый дух вначале нужно приобрести.

Евангелие содержит один прямой призыв, который, по мере исполнения на практике, способен дать человеку и живое ощущение причастности к истории Церкви, и право критиковать Церковь и ее служителей, не впадая при этом в богоборчество или злую Хамову радость при виде чужой наготы.

Этот призыв произнесен Господом Иисусом Христом при виде толп народа, которые были изнурены и рассеяны, как овцы без пастыря. (См. Мф. 9:36) Тогда Он сказал ученикам: «Жатвы много, а делателей мало; итак молите Господина жатвы, чтобы выслал делателей на жатву Свою» (Мф. 9:37-38).

Будучи Альфой и Омегой, то есть началом и концом мировой истории, будучи тем, о Ком сказано, что «все от Него, им и к Нему», Господь тем не менее дает людям право влиять на проповедь Евангелия и на нравственное состояние мира. Он не выводит делателей на жатву Сам, но заповедует об этом молиться.
Таким образом, как говорил Паскаль, молитва дает человеку право стать причиной. Мы уже не просто звенья в цепях от нас не зависящих причинно-следственных связей, но мы можем рвать эти цепи и сами становиться причиной благих изменений. Можем, благодаря молитве веры.

Многое из сказанного апостолам нужно расслышать как сказанное тебе лично. Например, так нужно слухом сердца услышать слова: «Примите, ядите, Сие есть Тело Мое». И точно также нужно отнестись к повелению молиться о выведении делателей на созревшие нивы. Нивы эти таковы, что сколько бы ни было на них работников с засученными рукавами, слишком много их никогда не будет. Даже если представить, что наш дезориентированный и в трех соснах запутавшийся народ в достатке получит пастырей, умеющих любить, жалеть, терпеть и молиться, нужно будет и тогда продолжать просить. Продолжать, поскольку Православие не есть вера только русского народа, а Вселенская Истина, и другие народы точно так же, как мы, нуждаются в подобных делателях. Но не будем забегать вперед и мечтать. Мечты нужно приземлять и дергать за ноги, точь-в-точь как новоначального подвижника, возносящегося на небо. Вопрос в данном случае похож не на то, как победить ожирение, а на то, как не умереть от истощения. Молиться Отцу Господа Иисуса Христа об упомянутых духовных нуждах нужно всем, кто любит Бога и Церковь. Но наипаче тем, кто не прочь позлословить в адрес священства и церковной жизни.

Они должны это делать для того, чтобы иметь право на критические высказывания. Чтобы, когда в очередной раз они забурчат глухо и раздраженно, что «хотели, как лучше, а получилось, как всегда», и когда в ответ они услышат: «А вы молились хоть раз за Церковь, чтобы вот так ее критиковать?», они смогли ответить: «Да, молился».

Я бы очень хотел, чтобы в подобных словесных перепалках критики Церкви были способны сказать еще больше. Например: «Я много раз по ночам, иногда всю ночь напролет, молился со слезами и болью о том, чтобы Бог дал нашему народу, нашему городу, нашему приходу достойных пастырей и проповедников. Я давал зароки и обеты, я бросал вредные привычки, делал тайные пожертвования и совершал паломничества, лишь бы Господь принял мои просьбы. Я не молился один, но звал с собой на молитву о тех же нуждах братьев и сестер по вере. Я делал все, что мог, и буду продолжать это делать. Я имею право горевать о наших церковных язвах и высказываться об этом вслух». О, как хочется услыхать подобные речи! Страшно подумать и сладко представить, какие качественно иные слова зазвучат из уст не просто критика, но молящегося критика. Быть может, человек, плачущий на молитве о судьбе Церкви, и вовсе не способен на критику. Быть может, ему по душе больше молчание, как написано: «Поэтому разумный безмолвствует в это время, ибо злое это время» (Ам. 5:13). И действительно, в самые тяжкие времена умен не тот, кто громко говорит, а тот, кто молчит и молится. Но если этот небезразличный и молящийся человек все же способен на критику, то это должна быть по необходимости именно та критика, которой мы хотим. Ведь мы не хотим (надеюсь) всегдашнего «одобрямса» и сладко-приторных речей о том, что у нас все хорошо. До самого момента вхождения в Царство Небесное ни у человека, ни у общества не может быть все хорошо. Поэтому нужен анализ, и трезвое осмысление, и чуткое предупреждение. Нужен творческий подход к бытию с его тайнами и завязанными узлами. Это и есть критика в своем классическом истолковании, критика в режиме сострадания, в духе любви к Церкви и признания за ней достоинства Матери. Осторожное, взвешенное слово, рожденное не кончиком языка, а верующим сердцем, что может быть лучше? Мы слишком много слышим слов, имеющих целью уколоть, ударить, обсмеять, проклясть, унизить, забить гвоздь в крышку гроба, плюнуть, брызнуть не то слюной, не то ядом. И как у Некрасова «этот стон у нас песней зовется», так и у нас подобное отношение к слову признано плодом свободы слова. С такими плодами немудрено отучиться пользоваться словом как-то иначе. Немудрено отучиться словом созидать, благословлять, лечить, указывать путь и снимать боль. От проблемы пользования словом вообще вернемся к узкой проблеме, поднятой в начале.

Градус осуждения понижается ровно в ту меру, насколько человек признает себя самого виновным в происходящих негативных событиях.

Если мы недовольны священством, его поведением, качеством его служения, уровнем его образования, то следует спросить себя самого: «Молился ли я хоть раз о том, чтобы Господь вывел на жатву добрых тружеников?» Если ответ будет отрицательным, если я никогда не то, что не молился, а даже и не думал об этом, то, во-первых, часть вины, несомненно, лежит и на моих плечах, а во-вторых, никакого права на осуждение у меня нет, как у человека вполне чуждого Церкви с ее болями и радостями. Если же я начну – хотя бы изредка и пока без слез – молиться вообще и в частности о священстве, то перемены наступят странные и неожиданные. Во-первых, желание поязвить и побурчать уступит место желанию помолчать и пожалеть. А во-вторых, невесть откуда в Церкви начнет со временем увеличиваться число пастырей ревностных, сердечных, искренних, и мы не сможем этого не заметить.

Критерий нашей церковности

У любого предмета и явления должны быть характерные черты, для того чтобы узнавать его и выделять из числа остальных. Это также касается религиозной жизни. Бывает такой образ жизни или такие поступки, которые позволяют религиозному обществу сказать о человеке «он не наш», «он безбожен» и тому подобное.

Для евреев главными критериями являются родство с Авраамом, закон о пище (кашрут), обрезание и суббота. Именно на основании специфического понимания этих законов они осуждали Христа: не от Бога Этот Человек, потому что не хранит субботы (Ин. 9, 16). Есть основные положения ислама, которых следует придерживаться: молитва, милостыня, пост в месяце Рамадан, хадж в Мекку.

А что у нас? Что является критерием принадлежности к Христовой Церкви?

Наибольшая опасность, подстерегающая нас при желании ответить на этот вопрос, — это возможность спутать общее и частное, всегдашнее и сиюминутное, обязательное и случайное. Марину Мнишек московиты в смутные годы не признали своей потому, что она не мылась в бане по субботам и не соблюдала посты. Этого было достаточно, чтобы на человека легло клеймо изменника или шпиона. И слава Богу, но — для тех времен. Для нашей эпохи эти критерии недостаточны. В сказке «Конёк-Горбунок» есть такие строки:

…что он с бесом хлеб-соль водит,
В церковь Божию не ходит,
Католицкий держит крест
И постами мясо ест.

Как видим, налицо строгая оценочная система. Следуя многовековой традиции в различении своих и чужих, наши сегодняшние христиане нередко склонны к упрощённым подходам. Даже в первый раз идущему на причастие человеку они норовят дать полное правило, состоящее из трёх канонов и последования. Невдомёк им, что это неподъёмный труд для человека, лишь начавшего воцерковление, плохо знакомого со славянским текстом и ещё не умеющего молиться подолгу. Такая же категоричность бывает в отношении среды и пятницы, брюк и юбок, косметики и табака…

Для христиан всегда и везде существенным отличием является неопустительное участие в воскресной литургии, частое причащение Христовых Тайн, понимание богослужения и любовь к нему, т.е. евхаристическое измерение жизни. Природа Церкви евхаристична и литургична, и вот это — то, что должно быть у всех, везде и всегда.

«Они собираются в день солнца вместе и поют песни своему Христу как Богу», — говорили в донесениях о «секте» христиан римские чиновники.

Мы собираемся в первый день недели в храмы и празднуем малую Пасху, воспеваем Воскресшего Христа и насыщаемся Святыми Тайнами — можем сказать о себе так. Это главное.

В литургии мы живо ощущаем своё братство. Братства нет там, где нет общего Отца. А Христос именно как Первородный между братьями приводит нас к Отцу и делает нас семьёй. Это чувство семейности — также вечный спутник истинной Церкви. Если в храме совершаются различные таинства, то за пределами храма также совершается одно, а именно «таинство брата». Так называется умение смотреть на человека как на близкого родственника и способность к жертвенной любви по отношению к этому человеку. Добродетельная жизнь, жизнь по заповедям, всё многообразие которых вместилось в заповедь о любви, составляет второй критерий истинного христианина.

Было время, когда в храмах не пели женщины. Было время, когда крестились двумя перстами. Было время, когда всенощное бдение соответствовало своему имени, потому что служилось ночью. Было время, когда не было электричества, и храм освещался только свечами и лампадами. Этих различий тысячи, так же как тысячи их при сравнении маленького ребёнка с ним же по прошествии тридцати лет. Но главное неизменно. Человек — ребёнок он или старик — тот же. И Церковь живёт ощущением внутреннего единства. Она та же не потому, что у неё незыблемы обряды и неизменны внешние формы. Она та же потому, что в недрах её таинственно созерцается воскресший Христос — вчера и днесь Той же, и во веки (Евр. 13, 8).

Господь запрещает нам судить и осуждать, но не запрещает думать. Суждение или вынесение оценки есть неизбежное свойство мышления. Разбираясь в пестроте и спутанности окружающей действительности, думая о Церкви и судьбе её, боясь ошибиться в вопросах, связанных с истиной, нам и следует руководствоваться главными критериями. Христова правда (она же — правда Церкви) евхаристична и добродетельна.

Ревность

Как-то незаметно проникла к нам в сознание и прочно укрепилась там мысль, что проповедь Евангелия должна рождать одни сплошные сладкие плоды: умиление, умиротворение, слезные восторги и мягкую пушистость. Между тем Павел спрашивает коринфян: «Чего вы хотите? с жезлом придти к вам, или с любовью и духом кротости?» (1 Кор. 4: 21). То есть жезл (палка, если угодно) предполагается. Иначе зачем и у епископа посох? Да и как может не предполагаться, если Сам Христос, будучи Пастырем добрым, не только сладко играет на проповеднической свирели, но и носит в руках жезл. Им Он пасет народы, защищает Своих овец и сокрушает некоторых врагов, как горшки глиняные, о чем говорят много и псалмы, и Откровение.

Трудно об этом слушать и читать современному человеку. Сладострастным он стал, и всё Евангелие для него скукожилось только до одних сладеньких и далеких, как сказка, слов. А всё перченое, всё пресное и горькое, как те хлебы и травы, с которыми положено Израилю Пасху есть, отдалилось от современника. Обнищал он внутри, снаружи обогатившись. Оттого трудно понять еще, что побочными целями проповеди апостола Павла могло быть, к примеру, желание возбудить в людях ревность. «Ревнуйте, – говорит, – дарований больших», – и зовет верных к подвигам любви, которые выше мученичества и говорения на языках. Или еще: «Как Апостол язычников, я прославлю служение мое. Не возбужу ли ревность в сродниках моих по плоти и не спасу ли некоторых из них?» (Рим. 11: 13–14). Речь не о том, что мы ассоциируем с «ревностью» в делах амурных, в вопросах семейной верности и проч. Речь о другом. Сам Бог есть Бог Ревнитель. «Или вы думаете, что напрасно говорит Писание: “до ревности любит дух, живущий в нас”?» (Иак. 4: 5).

И вот Павел проповедует, чтобы возревновали люди, подобно Илии. Он словно говорит о том, что вот ты был поставлен высоко и позван еще выше, но пренебрег призванием, поленился, расслабился. А поскольку святое место не бывает пустым, иные заняли место твое, иные, следовательно, и награду твою получат. Представляешь, какой позор – потерять первородство, как когда-то Исав! Быть позванным – и не пойти. Но пойти и с вернуться с полдороги – еще хуже.

Для апостола Павла это один из источников непрекращающейся боли. «Истину говорю во Христе, не лгу, свидетельствует мне совесть моя в Духе Святом, что великая для меня печаль и непрестанное мечение сердцу моему: я желал бы сам быть отлученным от Христа за братьев моих, родных мне по плоти, то есть израильтян» (Рим. 9: 1–4). В этой печали, в мучении сердца и согласии быть отлученным от Христа ради братьев Павел подобен Моисею, который соглашался погибнуть сам, лишь бы народ сохранился и не был бы уничтожен за отступление. И почему Павел мучается? Потому что без ножа режет его контраст между тем, кем должны быть иудеи, и тем, кем они по факту являются. Ведь, пишет далее он, им «принадлежат усыновление и слава, и заветы, и законоположение, и богослужение, и обетование; их и отцы, и от них Христос по плоти, сущий над всем Бог, благословенный вовеки, аминь» (Рим. 9: 4–5). И вот для того, чтобы возбудить в сродниках ревность, разжечь в них желание устремиться ко Христу, он неутомимо проповедует язычникам.

Представьте себе, что некий греческий проповедник, видя (Бог да не допустит) полное духовное обнищание своего собственного народа, уходит в бедные африканские деревни и там благовествует, крестит, служит Литургию, изменяет нравы. Он имеет право сказать сродникам: «Греки! Как низко вы пали! На вашем и моем языке написано Евангелие, на наших землях проповедовали апостолы, от нас вышли самые известные и великие отцы Церкви, богослужение во всей красоте своей сформировалось у нас. Мощи лежат в храмах, иконы с грустью смотрят на вас. Богословие прежде текло у нас реками, а теперь едва сочится малым ручьем! Что же это? Видя вас полумертвыми, не желающими воскреснуть через покаяние, я проповедую далеким народам и чужим людям. Не только для того, чтобы они спаслись (это необходимо и обязательно), но и для того, чтобы вы проснулись. Не стыдно ли вам? Другие получают ваши венцы. Возревнуйте о прежней славе и исправьтесь!» Вот именно так обращался святой Павел к евреям, не терпя видеть своими глазами, как первые становятся последними. Точно так же потом он говорил и новорожденным в Духе христианам: «Не знаете ли, что бегущие на ристалище бегут все, но один получает награду? Так бегите, чтобы получить» (1 Кор. 9: 24). Не спите, бегите. Даже со спортсменов берите пример (ристалища – аналог легкоатлетического стадиона). Те потеют, изнуряются ради суетной похвалы, а вы как войдете в Небесное Царство с ленью и без борьбы? Невыносимо ведь будет потом, как вы, гордившиеся заслугами предков или иной благодатью, явленной в веках, увидите себя обойденными или даже изгоняемыми вон. Таков смысл. В том же духе говорил и Христос, удивившись вере капернаумского сотника: «Говорю же вам, что многие придут с востока и запада и возлягут с Авраамом, Исааком и Иаковом в Царстве Небесном; а сыны царства извержены будут во тьму внешнюю: там будет плач и скрежет зубов» (Мф. 8: 11–12).

Русских это касается или одних только евреев и греков? Касается. Нас тоже должен без ножа резать контраст между тем, к чему мы призваны, и тем, как по факту живем. К нам напрямую относятся многие слова Откровения. Например: «Вспомни, откуда ты ниспал, и покайся, и твори прежние дела; а если не так, скоро приду к тебе, и сдвину светильник твой с места его, если не покаешься» (Откр. 2: 5). Помни Суворова, но и сам закаляйся. Чти Сергия Радонежского, но упражняться в пениях, бдениях и пощениях тоже не ленись. Удивляйся мудрости святителей, но сам приобретать мудрость чтением и размышлением не отказывайся. Гляди, корейцы читают Евангелие и африканцы поют псалмы, вон в той части света усыновляют брошенных детей, а в другой – отказываются от мяса. А ну как эти аскеты, человеколюбцы и молитвенники далеко нас всех обгонят – со стыда не сгорим ли, в хвосте оказавшись? Ты наследник великих предков, но если сам не пополнил общую копилку, а только брал из нее и хвалился чужой славой, то куда пойдешь на Суде – направо или налево? Посмотрите, какие огромные просторы обжили и освоили прежние поколения, какие храмы построили, какие книги написали, каких врагов разбили наголову! Посмотрите в глаза крестьян на старых фотографиях! Ведь сегодня не на каждом профессорском лице столько же спокойного ума и подлинного благородства. Теперь посмотрим на нас сегодняшних. Сил уже не всегда хватает не то что развивать прежние труды и осваивать новое, но даже удерживать то, что есть.

Почему? От духа расслабленности, проникшего в плоть и кость. Нужно проснуться и потрудиться. Теплым быть нельзя. Теплый противен, как растаявшее мороженое. Нужно быть крутым кипятком, чтобы чай заварить, либо до ломоты холодным, чтобы освежиться и взбодриться. Об этом тоже Откровение говорит: «Знаю твои дела; ты ни холоден, ни горяч; о, если бы ты был холоден, или горяч! Но, как ты тепл, не горяч и не холоден, то извергну тебя из уст Моих» (Откр. 3: 15–16). Коммунист был холодным к Богу, но холодный, говорит Господь, лучше теплого, потому-то в те годы и в космос полетели, и БАМ построили, и фашисту хребет сломали. Теплый того не сдюжит.

Людей нужно бодрить, а не убаюкивать. Это апостольский дух – «Не возбужу ли ревность?» Людям, конечно, часто хочется, чтобы чесали их, как котенка, за ушком. И это всем понятно, так как все мы «одним миром мазаны». Каждый на суду совести скажет: и я такой. Но у Бога иные суды, иные мысли и намерения. Он говорит: «Посему Я поражал через пророков и бил их словами уст Моих» (Ос. 6: 5). Вот как – Он бьет и поражает, а мы, даже слыша такие слова о Боге, весьма удивляемся.

Не удивляйтесь. Лучше проснитесь и возревнуйте о Господе Вседержителе и славе Его, поищите прежде всех прочих поисков Царства Божия и правды его. Бойтесь тех, кто льстит и ласкательствует, а к предупреждающему звуку трубы прислушайтесь. Главное ведь, чтобы никто не похитил венцов наших, никто не съел на наших глазах того, над чем трудились наши руки. И для этого нужны бодрость духовная и духовная ревность – истинные плоды настоящей проповеди Евангелия.

Метки
  • Нет Меток
6 35 467
Оставить комментарий » 6 комментариев
  • Оксана, 04.08.2014

    Ясные проповеди, затрагивающие очень важные темы. После прочтения «Молитесь Господину жатвы…» более осознанно буду произносить: «Помяни, Господи, плодоносящих и доброделающих во святых Твоих церквах…»

    Ответить »
  • Елена, 27.11.2014

    Почитайте то, что этот священник пишет на своем персональном сайте, как себя всячески восхваляет. Похоже, что «отец» давно в прелести по поводу своей самим признанной «святости». И еще много сайтов, на которых чуть ли не главным делом в этой жизни является формирование библиотеки с его проповедями и обязательное знакомство с ними всех и вся. Не представляю, чтобы так поступал, например, Иоанн Крестьянкин.

    Ответить »
    • раиса, 07.07.2016

      отец Андрей не щадит нашу самовлюбленность и успокоенность, желание быть хорошими в своих глазах, он их открывает и даёт понять глубину православия. Спасибо ему за это.

      Ответить »
  • Ольга, 08.12.2014

    Елена, удивительно, что у Вас сложилось такое мнение. Никогда не замечала, чтобы отец Андрей себя восхвалял… Наоборот, он никогда не отвечает на вопросы о себе и не хвалится.
    Только что посмотрела его проповедь для прихожан храма при МГУ http://st-tatiana.ru/2014/06/29/video-propoved-prot-andreya-tkachyova-na-voskresnoe-evangelskoe-chtenie-29-iyunya-2014-goda/
    Действительно, человек видит вокруг то, что есть в нем самом!!!

    Ответить »
  • Анастасия, 14.01.2018

    Самое смешное, что сам он не ведет никаких блогов и сайтов. Его ученики, те, кто его уважает создают подобные ресурсы. Нигде он себя не хвалит. Да и вообще, не нравится — читайте других! Выбор большой. Мне один дьякон нравился, а аот сейчас я с ним не согласна, так я просто перестала его читать. Может он прав, а я нет? Пусть Бог судит батюшек, это не наше дело. Тем более, вы не разобравшись обвинили. А так как я была в Киеве, встречалась с отцом Андреем в Харькове и знаю кое что о нем и его участии в интернет-ресурсах, то могу сказать, что вы его оклеветали, ув. к Елене.

    Ответить »
  • Оксана, 08.03.2018

    Мерзость какая. Как человек, пусть даже, нет, тем более будучи священником, может уничижать достоинство женщин, и тут же считать себя имеющим право,что-то кому-то проповедовать….православный мир сошел с ума? Окститесь,люди, ведь у каждого есть матери и дочери,неушто никого не смущает что ОН проповедует?  Какую правду вы ищите в словах садиста? Потому он и говорит «бабье» и»дуры», а вы, женщины пишите восторженные комментарии?!

    Ответить »
Добавить GravatarОставить комментарий

Имя: *

Email Адрес: *

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Разделы
Виньетка
nohome norefs Благовещение Пресвятой Богородицы Введение во храм Пресвятой Богородицы Великий пост Воздвижение Креста Господня Вознесение Господне Вход Господень в Иерусалим День Святого Духа Зачатие Пресвятой Богородицы Изнесение честных древ Креста Господня Крещение Господне Мариино стояние Начало индикта Новый год Обрезание Господне Пасха Покров Пресвятой Богородицы Положение честного пояса Пресвятой Богородицы Пособия по гомилетике Преображение Господне Пятидесятница Радоница Рождественский пост Рождество Иоанна Предтечи Рождество Пресвятой Богородицы Рождество Св. Иоанна Предтечи Рождество Христово Святые Славных и всехвальных первоверховных Апостолов Петра и Павла Собор новомучеников и исповедников Российских Сретение Господне Страстная седмица Усекновение главы Иоанна Предтечи Успение Божией Матери Успенский пост
Самое популярное (читателей)