Сми­рен­но­сло­вие

***

Смиренносло́вие — 1) фор­маль­ное выка­зы­ва­ние сми­ре­ния внеш­ним обра­зом, на словах; 2) слова, речи, упо­треб­ля­е­мые чело­ве­ком ради созда­ния впе­чат­ле­ния о себе как о сми­рен­ном.

Сми­рен­но­сло­вие по-гре­че­ски ταπεινολογία (тапинологи́а). Это слово имеет нега­тив­ный смысл, озна­чая пустые речи о своем ничто­же­стве, кото­рые ведут к унынию.

***

Может ли сми­рен­но­сло­вие спо­соб­ство­вать фор­ми­ро­ва­нию сми­ре­ния?

Нередко бывает, что выка­зы­ва­е­мое тем или иным чело­ве­ком сми­ре­ние не имеет отно­ше­ния к под­лин­ному хри­сти­ан­скому сми­ре­нию. Более того, доста­точно часто осно­вой подоб­ного рода «сми­ре­ния» явля­ется прямо про­ти­во­по­лож­ное ему по харак­теру состо­я­ние — гор­дыня (мол, посмот­рите на меня, заметьте, какой я сми­рен­ный, какой доб­ро­де­тель­ный, не то, что другие).

В отли­чие от напуск­ного, теат­раль­ного сми­ре­ния под­лин­ное хри­сти­ан­ское сми­ре­ние под­ра­зу­ме­вает сокру­ше­ние сердца, а не языка, долж­ное рас­по­ло­же­ние души по отно­ше­нию к Богу как к Все­дер­жи­телю, а не внеш­нее, показ­ное само­уни­чи­же­ние.
(см. подроб­нее: Хри­сти­ан­ское и псевдо-хри­сти­ан­ское сми­ре­ние).

Однако, это совер­шенно не значит, будто озву­чи­ва­е­мые тем или иным чело­ве­ком сми­рен­ные слова должны апри­ори оце­ни­ваться как ложные и гре­хов­ные.

Свя­щен­ное Писа­ние предо­став­ляет нам мно­же­ство убе­ди­тель­ных при­ме­ров, когда пра­вед­ники, обра­ща­ясь с Богом или людьми, сми­ренно при­ла­гали к себе довольно уни­чи­жи­тель­ные опре­де­ле­ния.

Так, Авраам, обра­ща­ясь ко Гос­поду, назвал себя прахом и пеплом (Быт.18:27), но Бог не упрек­нул его в лице­ме­рии, потому что эти слова соот­вет­ство­вали внут­рен­нему настрою его души, зву­чали из самых глубин его сердца.

Другой случай. Когда Семей дерз­нул зло­сло­вить царя и про­рока Давида, воз­не­го­до­вав­ший Авесса хотел его нака­зать (снять голову), но Давид запре­тил ему, объ­яс­нив запрет тем, что Семей посту­пает так в соот­вет­ствии с Божьей волей. Выра­жа­ясь иначе, царь сми­ренно при­знал, что достоин зло­сло­вий (2Цар.16:7–10).

Нако­нец, Сам Гос­подь Иисус Хри­стос пуб­лично гово­рил о Себе, что смирен серд­цем (Мф.11:29).

Стало быть, суж­де­ние о том, что под­линно сми­рен­ный хри­сти­а­нин должен вся­че­ски избе­гать внеш­него про­яв­ле­ния сми­ре­ния, дабы избе­жать лице­ме­рия и гор­дыни, сле­дует счи­тать край­но­стью. Другое дело, что хри­сти­а­нин не должен делать этого напо­каз.

Уместно доба­вить, что иногда изме­не­ние именно внеш­него пове­де­ния служит нача­лом пре­об­ра­зо­ва­ния внут­рен­него строя души.

Поло­жим, гнев­ли­вому чело­веку для того, чтобы изба­виться от этой гре­хов­ной стра­сти, сле­дует научиться удер­жи­вать язык, то есть не про­яв­лять раз­дра­жи­тель­ность и гнев­ли­вость на людях, вовне. Неужели же его нужно будет обви­нять в лице­ме­рии уже и за то, что он, оста­ва­ясь внут­ренне раз­дра­жи­тель­ным и гнев­ли­вым, внешне станет вести себя рас­су­ди­тельно, сдер­жанно?

Равным обра­зом, изме­не­ние внеш­него харак­тера пове­де­ния (в том числе в словах) может спо­соб­ство­вать внут­рен­нему пре­об­ра­же­нию и в случае пре­одо­ле­ния гор­дыни.

Чаще всего сми­рен­но­сло­вие перед людьми мас­ки­рует тще­сла­вие.

Насколько реже истин­ное сми­ре­ние при­твор­ному (зака­му­фли­ро­ван­ным тще­сла­вию и гор­до­сти), настолько же и истин­ное сми­рен­но­сло­вие гре­хов­ному.

***

…Мы, греш­ные, иногда гово­рим от невни­ма­тель­ной нашей жизни: Я очень греш­ный; даже и на свете нет такого чело­века, как я, но это только пусто­сло­вие и одни голые слова. Если бы гово­рили от чувств сер­деч­ных, тогда не осуж­дали бы других ни в чем, не гор­ди­лись бы и не гне­ва­лись бы и т. д.
прп. Иоанн (Алек­сеев), Вал­лам­ский

Сми­рен­но­муд­рый не должен выска­зы­вать свое сми­ре­ние на словах; сми­ре­ние на словах есть порож­де­ние гор­до­сти и бес­по­ря­дочно рож­дает через них матерь свою тще­сла­вие.
прп. Вар­со­но­фий Вели­кий

«Греш­ная, я самая вели­кая греш­ница…» Если она греш­ница, то должна быть самой вели­кой. «Да, дей­стви­тельно, ты поро­се­нок», — гово­ришь ей на испо­веди. Удив­ля­ется: «Кто, я?..» Только что была «самая вели­кая греш­ница», а когда кон­кретно об этом ска­зали — уже нестер­пи­мая обида, удар по само­лю­бию. Поэтому уко­рять себя надо не на словах, а искренне. Многие из нас уко­ряют себя, но искрен­ность и глу­бина осо­зна­ния своей гре­хов­но­сти есть только у единиц.
архим. Мел­хи­се­дек (Артю­хин)

***

См. СМИ­РЕН­НО­МУД­РИЕ

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки