Сравнение православного учения о спасении с протестантским

свя­щен­ник Нико­лай Ким

Вопрос о спа­се­нии уже по самой фор­му­ли­ровке оче­видно явля­ется глав­ным вопро­сом жизни чело­века. Поэтому рас­хож­де­ния в отно­ше­нии к своему спа­се­нию явля­ются не чем-то вто­ро­сте­пен­ным, а глав­ным пунк­том, по кото­рому не может быть неяс­но­стей.

И именно по этому поводу и более всего рас­хо­дятся пра­во­слав­ное и про­те­стант­ское веро­уче­ние. Не по вопро­сам обря­дов, отно­ше­ния к иконам, кре­ще­нию мла­ден­цев – это уже след­ствия глав­ного – разной пози­ции в обла­сти соте­рио­ло­гии.

Про­те­стант­ские церкви, несмотря на свою пест­роту и раз­но­об­ра­зие, в боль­шин­стве своём едины в неко­то­рых глав­ных пунк­тах впер­вые про­воз­гла­шен­ных Люте­ром. “Учение Лютера содер­жит три основ­ные части:

  1. учение о ради­каль­ном оправ­да­нии чело­века верой,
  2. учение о непо­гре­ши­мо­сти писа­ния, как един­ствен­ного источ­ника истины,
  3. док­трина уни­вер­саль­ного бого­слу­же­ния и нахо­дя­щейся в связи с этим сво­боды само­сто­я­тель­ного тол­ко­ва­ния Писа­ния.

Все тео­ло­ги­че­ские суж­де­ния Лютера про­из­вод­ные от этих принципов.”/1, с.294/.

Впер­вые таким, или почти таким обра­зом сфор­му­ли­ро­вал док­трину спа­се­ния Мартин Лютер в начале 16-го века. Это своего рода символ веры про­те­стан­тизма, на кото­ром стро­ятся все даль­ней­шие про­те­стант­ские ново­вве­де­ния: “Так в про­те­стан­тизме сни­ма­ется дог­ма­ти­че­ское раз­ли­чие между свя­щен­ни­ком и миря­ни­ном, упразд­ня­ется цер­ков­ная иерар­хия. Свя­щен­ник лишен права испо­ве­до­вать и отпус­кать грехи. Упразд­нены многие таин­ства, отверг­нуто учение о бла­го­дати. Была отверг­нута молитва за умер­ших, покло­не­ние святым, почи­та­ние мощей и икон, отка­за­лись от мона­ше­ства. Бого­слу­же­ние пре­дельно упро­щено и све­дено к про­по­веди и пению псалмов.”/2, с.375/.

Глав­ной при­чи­ной Рефор­ма­ции во внеш­нем плане было давно копив­ше­еся недо­воль­ство поряд­ками в като­ли­че­ской церкви. Исто­ри­че­ски появ­ле­нию идей, выра­жа­ю­щих это недо­воль­ство спо­соб­ство­вало гос­под­ству­ю­щее умо­на­стро­е­ние эпохи. В те годы наблю­дался пик Воз­рож­де­ния в Италии, чин­кви­ченто, время тор­же­ства гума­ни­сти­че­ских иде­а­лов и, одно­вре­менно, по непре­лож­ным зако­нам духов­ной жизни – край­нее оску­де­ние истинно хри­сти­ан­ских иде­а­лов в като­ли­че­ской церкви. Оча­ро­ван­ность чело­ве­ком, в чем пафос гума­низма, выли­лась в рас­пу­щен­ность и погоню за зем­ными бла­гами среди слу­жи­те­лей церкви. Оче­вид­ное пре­да­тель­ство иде­а­лов Еван­ге­лия Римом было нетер­пимо для всех хри­стиан, и Лютер стал гени­аль­ным выра­зи­те­лем этого недо­воль­ства. Наи­бо­лее вопи­ю­щим для про­стого чест­ного хри­сти­а­нина было рас­про­стра­не­ние прак­тики про­дажи индуль­ген­ций, и именно против этого Лютер и обру­шил всю мощь своего кри­ти­че­ского слова.

Но для кри­тики индуль­ген­ций Лютеру, как все-таки доб­ро­со­вест­ному мыс­ли­телю, надо было сокру­шить бого­слов­ские тезисы като­ли­цизма, на кото­рых осно­вы­ва­лась сама идея индуль­ген­ций. И, в первую оче­редь, это мнение запад­ной церкви о воз­мож­но­сти чисто юри­ди­че­ского спи­са­ния пре­ступ­ле­ний чело­века против Бога (грехов) за его добрые дела. Такой фор­маль­ный подход к делу спа­се­ния души чело­века, в своём раз­ви­тии в схо­ла­сти­че­ском направ­ле­нии, привел к мысли, что если своих добрых дел не хва­тает, то их можно выку­пить из огром­ного коли­че­ства добрых дел, кото­рые совер­шены свя­тыми. Из их т.н. “сверх­долж­ных заслуг”. Правом на эти заслуги обла­дает цер­ковь, и у церкви же их можно и выку­пить. Чисто схо­ла­сти­че­ская схема. Где вроде все пра­вильно и логично, но вывод – удив­ля­ю­щий своим абсур­дом.

Лютер, высту­пая выра­зи­те­лем обще­ствен­ной кри­тики подоб­ной ситу­а­ции, чтобы подо­рвать док­три­наль­ную основу для индуль­ген­ций, решил пере­смот­реть само учение о зна­че­нии добрых дел в нашем спа­се­нии. В том смысле, что нам вообще не надо ника­ких своих дел. Они, дела, вслед­ствие полной гре­хов­но­сти чело­ве­че­ского есте­ства нас не могут спасти, спа­сает нас жертва Сына Божьего, и спа­сает всех, кто верует в него. Т.о. для нас доста­точно только веры во Христа и веры в то, что мы уже Им спа­сены. У А. Кура­ева по этому поводу есть хоро­шая фор­му­ли­ровка: “Против покупки спа­се­ния обря­до­вым бла­го­че­стием про­те­сто­вал Лютер. Но в конце концов про­те­стан­тизм лишь назна­чил еще более низкую цену в этой тор­говле – “просто вера”./9,с.109/.

Другой инте­рес­ный взгляд на воз­ник­но­ве­ние про­те­стан­тизма как на логи­че­ское про­дол­же­ние като­ли­че­ских заблуж­де­ний, несмотря на их кро­ва­вую вражду, пред­ло­жил архи­манд­рит Ила­рион Тро­иц­кий: “Латин­ство поро­дило вполне закон­ное , хотя и весьма непо­кор­ное чадо в лице про­те­стант­ства. Про­те­стант­ство не было лишь про­те­стом под­лин­ного древ­не­цер­ков­ного хри­сти­ан­ского созна­ния против тех иска­же­ний истины, кото­рые были допу­щены сред­не­ве­ко­вым пап­ством, как это нередко склонны пред­став­лять про­те­стант­ские бого­словы. Нет, про­те­стан­тизм был про­те­стом одной чело­ве­че­ской мысли против другой, он не вос­ста­но­вил древ­него хри­сти­ан­ства, а одно иска­же­ние хри­сти­ан­ства заме­нил другим, и была новая ложь горше первой. Про­те­стан­тизм сказал послед­нее слово папизма, сделал из него конеч­ный логи­че­ский вывод. Истина и спа­се­ние даны любви, то есть Церкви, – таково цер­ков­ное созна­ние. Латин­ство, отпав от Церкви, изме­нило этому созна­нию и про­воз­гла­сило: истина дана отдель­ной лич­но­сти папы, – пусть одного папы, но все же отдель­ной лич­но­сти без Церкви, – и папа заве­дует спа­се­нием всех. Про­те­стан­тизм только воз­ра­зил: почему же истина дана одному лишь папе? – и доба­вил: истина и спа­се­ние открыты всякой лич­но­сти неза­ви­симо от Церкви. Каждый отдель­ный чело­век был про­из­ве­ден в непо­гре­ши­мые папы. Про­те­стан­тизм надел пап­скую триару на каж­дого немец­кого про­фес­сора и со своим бес­чис­лен­ным коли­че­ством пап совер­шенно уни­что­жил идею Церкви, под­ме­нил веру рас­суд­ком отдель­ной лич­но­сти и спа­се­ние в Церкви под­ме­нил меч­та­тель­ной уве­рен­но­стью в спа­се­ние через Христа без Церкви, в себя­лю­би­вой обособ­лен­но­сти от всех.”/8,с.4/. Здесь мы видим, как отступ­ле­ния в эккле­зио­ло­гии при­во­дят неми­ну­емо к заблуж­де­ниям в соте­рио­ло­гии.

Дока­за­тель­ство своего основ­ного поло­же­ния о спа­се­нии только верой Лютер строил исходя из биб­лей­ской исто­рии тво­ре­ния и гре­хо­па­де­ния людей. Во-первых, люди сотво­рены из ничего и, поэтому в глазах Бога мы – ничто. Во-вторых, после гре­хо­па­де­ния Адама чело­век обед­нел настолько, что он уже не только ничто, но и не может ничего. Сле­до­ва­тельно, спа­се­ние чело­века цели­ком зави­сит не от него самого, а от Бога. Нам оста­ется только верить в то, что мы спа­сены.

Лютер, отвер­гая учение о индуль­ген­циях, свою теорию построил на про­ти­во­по­став­ле­нии като­ли­че­ству на его же поле – юри­ди­че­ском взгляде на грех и спа­се­ние. Тем самым отно­ше­ния чело­века к Богу оста­ются теми же что и в кри­ти­ку­е­мом им като­ли­че­стве – отно­ше­ни­ями амни­сти­ро­ван­ного пре­ступ­ника к судье, а не отно­ше­ния блуд­ного сына к любя­щему отцу. Т.е. мы не выхо­дим за рамки фор­маль­ных отно­ше­ний с Богом.

Пра­во­слав­ный же взгляд совер­шенно иной. “Пра­во­слав­ная Цер­ковь учит: спа­се­ние совер­ша­ется Богом, но не без чело­века, от кото­рого тре­бу­ется правая вера и доб­ро­де­тель­ная жизнь по воле Божией, кото­рая и есть спа­се­ние. Спа­се­ние состоит в том, что чело­век через личную веру полу­чает доступ к спа­си­тель­ной бла­го­дати, пода­ва­е­мой в таин­ствах, с помо­щью кото­рой, при посто­ян­ном понуж­де­нии себя, ста­но­вится воз­мож­ным тво­ре­ние истинно добрых дел.”/7,с.79/.

Иначе говоря, пра­во­слав­ная дог­ма­тика не при­знает подоб­ного запад­ного фор­ма­лизма в отно­ше­нии Бога и чело­века, т.е. чисто юри­ди­че­ский взгляд на наше спа­се­ние. “Запад­ное хри­сти­ан­ство склонно опи­сы­вать драму гре­хо­па­де­ния и искуп­ле­ния в тер­ми­нах юри­ди­че­ских, восточ­ное хри­сти­ан­ство – в тер­ми­нах орга­ни­че­ских. Для пра­во­сла­вия грех не столько вина, сколько болезнь. ”Грех делает нас более несчаст­ными, чем винов­ными”, – гово­рит пре­по­доб­ный Иоанн Кас­сиан. В юри­ди­че­ской теории Бог, при­емля жертву Христа, за нее про­щает людей. Но пра­во­слав­ной мистике мало про­ще­ния. Жестко сказав про­те­стант­ским бого­сло­вам, что вместо Бога они ищут без­на­ка­зан­но­сти, пат­ри­арх Сергий обра­щал вни­ма­ние на то, что амни­стия про­воз­гла­шает пра­вед­ным, но не делает пра­вед­ным. Чело­век уве­дом­ля­ется о своём спа­се­нии, но не участ­вует в нем. Заслуга Христа – собы­тие посто­рон­нее, с моим внут­рен­ним бытием у про­те­стан­тов связи не име­ю­щее. Поэтому и след­ствием этого акта может быть только пере­мена отно­ше­ний между Богом и чело­ве­ком, сам же чело­век не меня­ется. Запад­ные бого­словы ищут обя­зать Бога даро­вать мне живот вечный. Но душа чело­ве­че­ская хочет не только чис­литься в Цар­стве Божием, но и дей­стви­тельно жить в нем.”/9,с.100/.

Таким обра­зом для пра­во­сла­вия харак­те­рен не юри­ди­че­ский, а орга­ни­че­ский взгляд на отно­ше­ния чело­века с Богом. И кон­фликт като­ли­че­ской и про­те­стант­ской точек зрения оста­ется в юри­ди­че­ской плос­ко­сти, над кото­рой под­ни­ма­ется истин­ное бого­ве­де­ние. Спа­се­ние как воз­вра­ще­ние бого­по­до­бия, как осво­бож­де­ние от власти греха, смерти. “Иисус Хри­стос иску­пил грехи всего мира, осво­бо­дил чело­века от закона греха и смерти (Рим. 8:12), но значит ли это, что иску­пи­тель­ная жертва Христа раз и навсе­гда оправ­дала чело­века? Нет, вера в Христа явля­ется лишь необ­хо­ди­мым усло­вием для спа­се­ния, ибо дает доступ бла­го­дати Божией к чело­ве­че­ской душе, под ее дей­ствием может и должно совер­шиться обнов­ле­ние, духов­ное воз­рож­де­ние человека.”/4,с.50/.

Упро­щен­ный взгляд на отно­ше­ния чело­века с Богом заве­домо ложен, нельзя прямо пере­но­сить пра­вила отно­ше­ний между людьми, отно­ше­ний про­ис­хо­дя­щих сугубо в этом мире, на отно­ше­ния с трас­цен­дент­ным миру Богом. Это каче­ственно иной уро­вень и зача­стую на этом уровне все совер­шенно иначе. Земные законы доль­него мира не при­ме­нимы к духов­ной жизни мира гор­него. “Лютер пра­вильно под­ме­тил непо­сле­до­ва­тель­ность римо-като­ли­че­ского учения о оправ­да­нии: если Крови Хри­сто­вой доста­точно для удо­вле­тво­ре­ния за грехи всего мира, нело­гично тре­бо­вать от людей какого-то допол­ни­тель­ного удо­вле­тво­ре­ния. Но Лютер не заме­тил глав­ного недо­статка этого учения, кото­рый состоит в слиш­ком сво­бод­ном опе­ри­ро­ва­нии в соте­рио­ло­гии ана­ло­ги­ями с такими чело­ве­че­скими поня­ти­ями как гнев оскорб­лен­ного, необ­хо­ди­мость удо­вле­тво­ре­ния и т.п. Спра­вед­ли­вость Божия – это вовсе не то, что наша чело­ве­че­ская спра­вед­ли­вость, обес­пе­чи­ва­ю­щая чело­ве­че­ские инте­ресы. Она исхо­дит из иных кри­те­риев – нрав­ствен­ных. Не отец уда­ля­ется от сына – это сын уходит на страну далече. Не Бог враж­дует с греш­ни­ком – это греш­ник враж­дует с Богом. “Вот стою у дверей и стучу…” Чело­век сам должен открыть дверь. Пере­мена должна про­изойти в чело­веке, а не в абстракт­ной сфере юри­ди­че­ских вза­и­мо­от­но­ше­ний. Хри­стос пришел к нам, чтобы соеди­ниться с нами. Мы не в сто­роне от Креста Его, мы не пас­сив­ные наблю­да­тели своего спа­се­ния. Крест Хри­стов входит в жизнь хри­сти­а­нина и вместе с ним закваска иной жизни.”/11,с.140/.

Т.о. вера – залог спа­се­ния, необ­хо­ди­мое усло­вие. Но у чело­века оста­ется выбор. Бог бере­жет нашу сво­боду, кото­рая и есть образ Божий в нас. И эту сво­боду мы должны обра­тить к Богу, а не наобо­рот, как сделал наш пра­ро­ди­тель. Поэтому для спа­се­ния тре­бу­ется личный подвиг. Бла­го­дать дается нам даром, а подвиг воли мы совер­шаем сами. Без этого подвига наша вера без­жиз­ненна, не пре­об­ра­жает внут­рен­него чело­века.

Поэтому с уче­нием о спа­се­нии напря­мую связан вопрос – сохра­нил ли чело­век после гре­хо­па­де­ния свою сво­бод­ную волю, т.е. образ Божий? Нет – отве­чает Лютер, он поте­рял его с гре­хо­па­де­нием. “Паде­ние, учит люте­ран­ство, при­вело к глу­бо­чай­шему извра­ще­нию всей при­роды чело­века, к пол­ному уни­что­же­нию всех сил души: ум чело­века стал слепым в позна­нии Бога и им сотво­рен­ного мира, сердце стало злым и раз­вра­щен­ным, нена­ви­дя­щим добро и избе­га­ю­щим Бога, уте­ряла сво­боду и воля, впав­шая в раб­ство греху. Иначе говоря, паде­ние пра­ро­ди­те­лей при­вело не только к потере подо­бия (как учит римо-като­ли­че­ская цер­ковь), но и к потере образа Божия.”/5,с.62/.

Пра­во­слав­ная цер­ковь же учит, что чело­век сохра­нил свою сво­боду, т.е. образ Божий, и цель жизни чело­века – вер­нуть утра­чен­ное бого­по­до­бие. Т.о. взгляд про­те­стан­тизма на чело­века пес­си­ми­сти­че­ский. Чело­век пас­сивно при­ни­мает спа­се­ние свое Богом. И полу­ча­ется логи­че­ская нераз­рыв­ная связь учения о спа­се­нии только верой с детер­ми­низ­мом Лютера. Отсут­ствие сво­боды чело­века – одно из глав­ных усло­вий спа­се­ния только верой, иначе бы, если счи­тать, что сво­бода у нас все же оста­ется, то сразу при­хо­дится при­знать, что и все наши дела, вся жизнь имеют важ­ней­шее зна­че­ние, ибо все это есть реа­ли­за­ция нашей сво­боды. При этом ста­но­вится понят­ным, почему Лютер с такой горяч­но­стью про­те­сто­вал против своего быв­шего друга Эразма Рот­тер­дам­ского, именно по поводу сво­боды воли, т.к. при­зна­ние за чело­ве­ком этой сво­боды сводит на нет все его постро­е­ния, и учение Лютера теряет всю свою логи­че­скую строй­ность, ста­но­вясь не уче­нием, а просто набо­ром нра­во­учи­тель­ных фраз. В откры­том письме Эразму по поводу его работы “о сво­боде воли” Лютер пишет: “Стоит неодо­лимо мой Павел – истре­би­тель сво­бод­ной воли и раз­би­вает одним словом оба войска. Потому что если мы оправ­ды­ва­емся без дел, то все дела про­кляты – малые или вели­кие, ведь он ничто не исклю­чает, но равно испе­пе­ляет и то и другое. И посмотри, как все наши зевают! Что тут изме­ниться, если кто-то будет опи­раться на древ­них отцов, утвер­жде­ния кото­рых одоб­ря­лись веками? Ведь все они были оди­на­ково слепы и пре­не­брегли ясней­шими и понят­ней­шими сло­вами Павла! Закли­наю тебя, можно ли ска­зать в защиту бла­го­дати и против сво­бод­ной воли яснее и понят­нее, если слова Павла неясны и непонятны?”/3,с.363/. Лютер кате­го­рично и весьма дерзко отвер­гает тыся­че­лет­нюю муд­рость Церкви, учение святых отцов. Но если бы он был лучше знаком с пра­во­слав­ной пат­ри­сти­кой, вряд ли бы осме­лился на такие опро­мет­чи­вые заяв­ле­ния.

Посмот­рим, что гово­рит о спа­се­ние пра­во­слав­ная дог­ма­тика. Возь­мем такой важный в дог­ма­ти­че­ском отно­ше­нии доку­мент, как окруж­ное посла­ние восточ­ных пат­ри­ар­хов 1723 года. “Веру­ю­щий спа­са­ется верою и делами своими, и вместе с тем пред­став­ляет Бога един­ствен­ным винов­ни­ком нашего спа­се­ния, поелику, то есть, Он пред­ва­ри­тельно подает про­све­ща­ю­щую бла­го­дать, кото­рая достав­ляет чело­веку позна­ние Боже­ствен­ныя истины и учит его сооб­ра­зо­ваться с нею, (если он ей не про­ти­вится) и делать добро, угод­ное Богу, дабы полу­чить спа­се­ние, не уни­что­жая сво­бод­ной воли чело­века, но предо­став­ляя ей пови­но­ваться или не пови­но­ваться ея действию.”/10,с.150/.

Итак, одно отступ­ле­ние – утвер­жде­ние о спа­се­нии только верой, с необ­хо­ди­мо­стью тре­бует под­твер­жде­ния детер­ми­низ­мом, а при­ня­тие детер­ми­низма настолько далеко от учения Церкви, что само уже тре­бует отбро­сить все свя­то­оте­че­ское насле­дие. Т.о. про­те­стан­тизм ока­зы­ва­ется повя­зан соб­ствен­ными заблуж­де­ни­ями, кото­рые под­твер­ждают друг друга, но вместе взятые только отда­ляют веро­уче­ние от тра­ди­ци­он­ного.

Рас­смот­рим теперь биб­лей­ские осно­ва­ния, на кото­рых Лютер строил свое учение и созву­чен ли его взгляд на Библию с под­лин­ным духом бла­го­ве­стия Хри­стова. Сам Лютер пишет: ”Истин­ная вера во Христа – это несрав­нен­ное богат­ство, кото­рое при­но­сит с собой полное спа­се­ние и избав­ляет чело­века от вся­че­ского зла, как гово­рит Хри­стос в Послед­ней главе Еван­ге­лия от Марка “Кто веро­вать и кре­ститься будет, тот спасен будет, а кто не будет веро­вать, осуж­ден будет” (Мк. 16:16). Исаия пред­вку­шает это сокро­вище и про­ро­че­ствует о нем в 10‑й главе: ”Гос­подь пошлет малень­кое и все­по­гло­ща­ю­щее слово на землю и земля будет изоби­ло­вать пра­вед­но­стью”. Он как бы гово­рит: ”Вера, кото­рая явля­ется легким и совер­шен­ным испол­не­нием закона, напол­нит сердца веру­ю­щих столь вели­кой пра­вед­но­стью, что они не будут более нуж­даться ни в чем для того, чтобы стать пра­вед­ными”. Так Павел гово­рит в Посла­нии к Рим­ля­нам: “Потому что серд­цем веруют к пра­вед­но­сти” (Рим. 10:10). Если вы хотите спро­сить, – как это может быть, что лишь вера оправ­ды­вает и пред­ла­гает нам такое мно­же­ство вели­ких благ, без дел, и при этом столь многие дела, цере­мо­нии и пра­вила пред­пи­саны нам в Библии, я отве­чаю: прежде всего, помните, что было ска­зано, а именно, что одна лишь вера, без дел, оправ­ды­вает, осво­бож­дает и спасает.”/3,с.28/.

Здесь, как и в боль­шин­стве ересей глав­ная при­чина в непо­ни­ма­нии слож­но­сти и мно­го­знач­но­сти Писа­ния. Поиск про­стых объ­яс­не­ний, зача­стую идущих враз­рез с общим смыс­лом того или иного посла­ния. Тот самый случай, когда про­стота хуже воров­ства. “Лютер принял отдель­ные слова апо­стола Павла бук­вально, вне связи с тек­стом и общей мыслью апо­стола: ”Чело­век оправ­ды­ва­ется верой неза­ви­симо от дел закона”, ”чело­век оправ­ды­ва­ется не делами закона, а только верою в Иисуса Христа”(Послание к Гала­там). Апо­стол Павел этими сло­вами высту­пал не против добрых дел, а против ложной само­на­де­ян­но­сти иудей­ских учи­те­лей, пола­гав­ших, что спа­се­ние заслу­жи­ва­ется внеш­ними делами закона Мои­се­ева: обре­за­нием, соблю­де­нием суб­боты, омо­ве­нием рук и пр. Тот же апо­стол Павел в посла­нии к Рим­ля­нам пишет, что Гос­подь в день пра­вед­ного суда Своего воз­даст каж­дому по делам его.”/6,с.31/.

При­ве­дем еще ряд мест из Свя­щен­ного Писа­ния, кото­рые пре­дельно ясно гово­рят о цен­но­сти нашей жизни и дел пред Богом. “Вера, если не имеет дел, мертва сама по себе” (Иак. 2:17). “Видите ли, что чело­век оправ­ды­ва­ется делами, а не верою только?” (Иак. 2:24). “Так да светит свет ваш перед людьми, чтобы они видели ваши добрые дела и про­сла­вили Отца вашего Небес­ного.” (Мф. 5:16). “Ибо мы Его тво­ре­ние, созданы во Христе Иисусе на добрые дела, кото­рые Бог пред­на­зна­чил нам испол­нять” (Еф. 2:10). Можно ли ска­зать яснее? И подоб­ные при­меры рас­сы­паны по всей Библии.

Надо упо­мя­нуть и при­чи­нах, спо­соб­ство­вав­ших успеху про­те­стан­тизма. Здесь оче­видны исто­ри­че­ские и пси­хо­ло­ги­че­ские при­чины. В исто­ри­че­ском плане появ­ле­ние Лютера на поли­ти­че­ской сцене того вре­мени было на руку очень многим вли­я­тель­ным силам. В первую оче­редь гер­ман­ским кур­фюр­стам, давно тяго­тив­шимся вла­стью Рима над зна­чи­тель­ной частью их вла­де­ний. И, разу­ме­ется, воз­мож­ность поде­лить цер­ков­ные земли в свою пользу они не могли упу­стить. Отсюда мощная под­держка Лютера самыми силь­ными немец­кими ари­сто­кра­тами, без кото­рой он раз­де­лил бы судьбу многих ере­ти­ков, бывших до него. Так, обще­из­вестно, что в самый кри­ти­че­ский момент своей жизни, когда импе­ра­тор Карл V объ­явил Лютера вне закона, его спас кур­фюрст сак­сон­ский Фри­дрих, предо­ста­вив­ший Лютеру убе­жище в своём замке.

В пси­хо­ло­ги­че­ском плане самым лучшим объ­яс­не­нием успеха нового учения явля­ется исто­рия самого Лютера. Известно его личное отча­я­ние в спа­се­нии и облег­че­ние, при­шед­шее с реше­нием, что он спасен уже одной своей верой. “Укажем на слож­ные спле­те­ния пси­хо­ло­ги­че­ского и экзи­стен­ци­аль­ного планов, инте­ре­су­ю­щие нас постольку, поскольку здесь пре­ва­ли­руют док­три­наль­ные мотивы. Сам Лютер долго испы­ты­вал без­ре­зуль­тат­ность и невоз­мож­ность заслу­жить спа­се­ние посред­ством соб­ствен­ных деяний, кото­рые ему всегда каза­лись неадек­ват­ными, и про­блема веч­ного спа­се­ния непре­рывно при­чи­няла ему бес­по­кой­ство и муче­ния. И реше­ние, утвер­жда­ю­щее, что для спа­се­ния доста­точно только веры, при­несло ему ради­каль­ное избав­ле­ние от тревог”/1,с.295/.

Для души любого чело­века вполне под­хо­дит такое реше­ние, оно дает ему полный пси­хо­ло­ги­че­ский ком­форт в любой момент жизни. “Про­те­стан­тизм при­шелся по сердцу чело­ве­че­скому себя­лю­бию и свое­во­лию всех родов. Себя­лю­бие и свое­во­лие полу­чили в про­те­стан­тизме как бы неко­то­рое бла­го­сло­ве­ние и освя­ще­ние, что ска­за­лось и ныне обна­ру­жи­ва­ется в бес­ко­неч­ном деле­нии и дроб­ле­нии прежде всего самого про­те­стан­тизма. Именно про­те­стан­тизм открыто про­воз­гла­сил эту вели­чай­шую ложь: можно быть хри­сти­а­ни­ном, не при­зна­вая ника­кой Церкви. Свя­зы­вая же, однако, своих членов неко­то­рыми обя­за­тель­ными авто­ри­те­тами и цер­ков­ными пра­ви­лами, про­те­стан­тизм тем самым запу­ты­ва­ется в без­вы­ход­ном про­ти­во­ре­чии: сам же осво­бо­дил лич­ность от Церкви и сам же ставит неко­то­рые гра­ницы этой свободе.”/8,с.5/.

Впро­чем, пси­хо­ло­гия или в пере­воде на рус­ский язык душе­ве­де­ние – это совре­мен­ное назва­ние аске­тики – сокро­вищ­ницы пра­во­слав­ной мысли. И если гово­рить в тер­ми­нах под­линно духов­ной жизни, то состо­я­ния про­те­станта можно назвать коротко: состо­я­ние духов­ной пре­ле­сти, т.е. тонкой, неза­мет­ной пора­бо­щен­но­сти соб­ствен­ному тще­сла­вию и гор­дыне. “Сек­танты обычно с пора­зи­тель­ной само­на­де­ян­но­стью назы­вают себя спа­сен­ными, ибо утвер­ждают, что не делают грехов к смерти. Но всякий грех мерзок перед Богом, и разве гор­дость не есть самый боль­шой – диа­воль­ский грех? Сатана был низ­вер­жен из-за гор­до­сти. Сек­танты же гор­де­ливо и бес­пре­дельно уве­рены в своём спасении”./7,с.83/. Это состо­я­ние духов­ной пре­ле­сти обна­ру­жи­ва­ется и “в нездо­ро­вом мисти­цизме, экзаль­ти­ро­ван­но­сти про­те­стант­ских собра­ний, в пре­тен­зии на воль­ное бого­об­ще­ние, осо­бенно у таких сект как пятидесятники”/6,с.33/. Про­те­станту не нужен посто­ян­ный страх божий, про­яв­ле­ние сми­ре­ния, тер­пе­ние, памя­то­ва­ние о смерти. Насколько это отли­ча­ется от того, чем живет пра­во­слав­ный хри­сти­а­нин. Так раз­ли­чие в соте­рио­ло­гии неиз­бежно при­во­дит к раз­ли­чию и в самой жизни чело­века. “Держи ум твой во аде и не отча­и­вайся” – учат пра­во­слав­ные подвиж­ники. Лютер не смог не отча­и­ваться . Это тяжкий крест для любого чело­века и очень хочется его сбро­сить. И Лютер его сбра­сы­вает, и за ним весь про­те­стант­ский мир. Всем ста­но­виться гораздо легче идти к Богу, но только крест­ный ли это путь?

***

Список исполь­зо­ван­ной лите­ра­туры:

  1. Джо­ванни Реале и Дарио Анти­сери. Запад­ная фило­со­фия от исто­ков до наших дней. СПб.1995,т.2.
  2. Хри­сти­ан­ство. Сло­варь. Под ред. Л.Н.Митрохина. М.1994.
  3. Мартин Лютер. Избран­ные про­из­ве­де­ния. СПб.1994.
  4. Архи­манд­рит Амвро­сий Юрасов. Пра­во­сла­вие и про­те­стан­тизм. Ива­ново, 1994.
  5. Про­то­и­е­рей Мит­ро­фан Зноско-Боров­ский. Пра­во­сла­вие, римо-като­ли­че­ство, про­те­стан­тизм и сек­тант­ство. М.1991.
  6. Пра­во­слав­ная Цер­ковь, като­ли­цизм, про­те­стан­тизм, совре­мен­ные ереси и секты в России. Под ред. мит­ро­по­лита С‑Петербургского и Ладож­ского Иоанна. СПб. 1994.
  7. Свя­щен­ник Игорь Ефимов. Совре­мен­ное хариз­ма­ти­че­ское дви­же­ние сек­тант­ства. М.1995.
  8. Архи­манд­рит Ила­рион Тро­иц­кий. Хри­сти­ан­ства нет без Церкви. М.1995.
  9. Диакон Андрей Кураев. Все ли равно как верить? Клин, 1994.
  10. Дог­ма­ти­че­ские посла­ния пра­во­слав­ных иерар­хов о пра­во­слав­ной вере. М.1900.
  11. Д.П. Огиц­кий, свя­щен­ник Максим Козлов. Пра­во­сла­вие и запад­ное хри­сти­ан­ство. М.1995.

http://onkim.orthodoxy.ru/

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки