Тунеядство

Тунея́дство (от слав. глагола «ясти» — есть, кушать, употреблять пищу и наречия «туне» — напрасно, даром) — в узком смысле слова разновидность социального паразитизма, жизнь за чужой (общественный или личный) счет, связанная с бездельем или имитацией трудовой деятельности. В широком смысле слова (в частности в публицистике) часто используется как ругательство, подчеркивающее бесполезность для общественного блага и паразитичность существования той или иной личности, группы лиц. Человек, проявляющий признаки состояния тунеядства, — тунеядец. Синонимами слова «тунеядство» могут служить: дармоедство, безделье, иждивенчество, лентяйство, паразитизм (социальный паразитизм), трутничество, чужеядство, оглоедство.

Краткая история понятия

Понятие «тунеядство», как правило, рассматривается одновременно с экономической и морально-нравственной/аксиологической (ценностной) точек зрения. Традицию такому рассмотрению положил Аристотель. В своем труде «Политика» он критикует хрематистику (др.-греч. χρηματιστική «обогащение» от χρήματα «деньги») — особенную науку и тип поведения человека, и хрематистов, людей, которые ведут себя таким образом. Хрематистика у Аристотеля — это не просто искусство накопления и не просто поклонение прибыли. Хрематистика у Аристотеля противопоставляется экономике как типу поведения людей, которые умеренны в удовлетворении своих естественных потребностей и в рамках своей жизнедеятельности создают блага, полезные не только им, но и всему обществу. В основе хрематистики лежит идея эксплуатации — как прямой, так и скрытой — одних людей другими через манипуляции деньгами (в частности через ростовщичество)1, привилегированным социальным положением, определенным набором прав, отличных от прав основной массы людей. С точки зрения Аристотеля хрематист получает необходимые ему блага для жизни, паразитируя на тех членах общества, которые производят общественно полезные блага, благодаря своему труду. Идея общественно полезного (для античного полиса как большой общины/коммуны людей) труда становится ключевой для политэкономии Аристотеля и, как следствие, практически для всего античного мышления, а затем становится базисом европейского понимания экономики и политики как таковых.

Несколько позже эта же идея встречается в крылатом выражении святого апостола Павла: «ибо когда мы были у вас, то завещевали вам сие: если кто не хочет трудиться, тот и не ешь» (2Фес.3:10). Таким образом, негативное отношение к тунеядству исповедано и в христианстве. При этом следует отметить, что порицание тунеядства является одной из универсальных норм для большинства развитых культур. Например,  в  средневековом японском сборнике «101 история Дзен» за авторством Мудзю (1227–1312) мы встречаем притчу №83 «Кто не работает — не ест», излагающую принцип вполне аналогичный тому, который выражен апостолом Павлом.

Тем не менее, в средневековой Европе некоторые формы поведения, кои могли восприниматься их критиками как тунеядство, носили религиозный характер и проявлялись в бродяжничестве, странничестве и юродстве и, таким образом, не осуждались обществом в целом. В частности на Руси бродяг и нищих, т. н. «калик перехожих», считали Божьими людьми, им давали подаяния, на которые они и жили. На рубеже XVI–XVII веков отношение к бродяжничеству и странничеству начинает меняться, с одной стороны, в силу увеличения количества такого рода людей, а с другой, в силу ужесточения крепостного права. Стоглавый собор 1551 года определял правила милостыни и «нищепитательства», выделяя собственно нищих и убогих, и «скоморохов» и «глумцов», которые лишь притворяются нищими и убогими, живя на подаяния2. Определения Стоглавого собора инициировали централизацию выдачи подаяний и милостыни для борьбы с такого рода тунеядством. Тенденция к централизации милостыни и нищепитательства продолжилась и в XVII веке.

С окончанием периода Средневековья тунеядство как модель поведения начинает усложняться: появляется множество новых её форм, помимо попрошайничества и жизни на подаяния. Этот процесс продолжается вплоть до настоящего времени (см. напр.: Торстейн Бунд Веблен «Теория праздного класса»).

В Российской империи слово «тунеядец» присутствовало в законодательных актах (в частности в «Табели о рангах» императора Петра I). Тунеядство не было нарушением закона, но порицалось (например, в той же «Табели о рангах»). В XIX веке понятие «бездельник» активно употребляется в качестве синонима понятия «тунеядец». В светском обществе бездельничество в целом не осуждалось, хотя и не приветствовалось. В XIX веке данный тип поведения резко осуждался среди социалистически настроенной российской общественности, что оказало влияние на понимание тунеядства и отношение к нему в СССР.

В XX веке происходит разделение понятий: попрошайничество, тунеядство и праздношатание (бродяжничество). Несмотря на частичную синонимичность, подчас смешиваясь в правовом поле, они тем не менее означают разные явления и в разных странах по-разному регулируются государственным законодательством.

Также в XX веке происходит окончательный раскол в левой мысли, где отношение к тунеядству ранее было двойственным. Радикально левое крыло левой мысли (французские ультралевые (Échanges et Mouvement), автономы, такие как Антонио Негры, Марио Трости, операисты, а также Поль Лафарг, Боб Блэк и пост-левые анархисты), выдвигали идею об отказе от труда как о форме протеста против капиталистической системы и, таким образом, форме подрыва капиталистических государств изнутри. В свою очередь как ленинизм, так и государственный коммунизм в его разнообразных формах (Маоизм в Китае, «Чучхе» в Северной Корее), наоборот, отстаивали идею о запрете на жизнь без общественно полезного труда. Благодаря первой группе течений сперва в послевоенной континентальной Европе, а затем и по всему миру возникает многоликое движение за отказ от труда (как наемного, так и в принципе от труда). Определенного рода следствием такого движения становится «Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах», принятый ООН 16 декабря 1966 года, закрепивший право НЕ трудиться и, как следствие, жить не на трудовые доходы.

Борьба с наемным трудом и отказ от труда как международное движение

Впервые идея о том, что наемный труд не отличим от рабства и, соответственно, не отличается от него в рамках социального устройства общества, был высказан римским философом Цицероном3. Впоследствии эту же мысль повторяли Прудон, Маркс и мн. др. В рамках марксизма и социализма данная идея закрепляется как обоснование для борьбы не только с рабством как принудительным трудом, но и с наемным трудом, как облегченной формой принудительного труда, то есть облегченной формой рабства.

Впервые идея борьбы с наемным трудом была формализована в работе французского марксиста Поля Лафарга «Право на леность» в 1883 году. В этой же работе автор впервые поставил под сомнение идею о «праве на труд», указав на догматизм в этом вопросе у некоторых марксистов.

Вплоть до начала XX века, борьба за улучшение условий трудовой деятельности наемных работников, служащих и пр., проходила по линии борьбы трудовых коллективов (синдикатов, артелей, цеховых объединений и кооперативов) с владельцами средств производства (предпринимателями, владельцами производств, лендлордами и пр.). Однако впоследствии, во второй половине XX века — начале XXI века, после краха профсоюзного движения, исчезновения «классического» пролетариата и возникновения института непостоянной континуальной занятости, а также после появления парарелигиозной корпоративной этики, акцент стал ставиться на борьбу индивида и корпорации.

Теоретиками нового подхода в этой борьбе стали бельгийский писатель и философ Рауль Вангейм, как один из авторов Ситуационистского Интернационала и активный участник молодежных выступлений во Франции в мае 1968 году, и итальянские авторы-автономисты 1960‑х годов — Антонио Негри, Марио Тронти, Паоло Вирно. В своей работе «Книга удовольствий» Вангейм противопоставляет состояние удовольствия от жизни и состояние самой жизни состоянию труда, которое жизнью не является. Вангейм одним из первых применяет метафору вампиризма для описания отношений начальника/владельца предприятия и рабочего/подчиненного.

В конце XX века — начале XXI века движение за отказ от работы/от труда приобретает колоссальные масштабы, которые в частности выражаются в таких явлениях, как «Великая отставка» или «Большой уход» (англ. Great Resignation; англ. Big Quit) в США, то есть в массовом увольнении сотрудников и их уходе в менее структурированные и более примитивные отрасли экономики, с элементами ремесленничества или промысла, или в явлении «высиживания оклада», «пристройстве» в современной России (данное явление, в частности, описывается в работе «Сбои и поломки. Этнографическое исследование труда фабричных рабочих» отечественного социолога Ольги Пинчук).

Формы тунеядства в современной России

Тунеядство в современной России в значительной степени является частью обширного общемирового движения отказа от наемного труда и труда как такового. Оно представлено значительным количеством разнообразных течений: «социал-тутовизм», «соцпар» (т. е. социальный паразитизм), РНН (аббр. Работа Не Нужна) и мн. др. 

Теоретики современных «тунеядческих» движений предлагают альтернативные наемному труду способы получения дохода, вне жесткой корпоративной и/или государственной системы учета  трудовой деятельности:

  1. Ремесленничество и промысловая деятельность;
  2. Рента;
  3. «Инфоцыганство», коучинг, гуруизм, консалтинг;
  4. Блогерство;
  5. Азартные игры;
  6. Жизнь на подаяния/донаты;
  7. Альфонство, содержанство;
  8. Криминальная и/или паракриминальная деятельность.

В некоторых случаях теория и практика тунеядства выходит далеко за пределы простого отказа от работы. В частности отечественные авторы теории социального паразитизма указывают на онтологический характер паразитической деятельности. С их точки зрения любая трудовая деятельность, да и в принципе жизнедеятельность человека, — это паразитизм на бытии и его формах (обществе, государстве, планете и пр.). Выводом из этой установки становится стремление оптимизировать жизнедеятельность индивида таким образом, чтобы он получал от общества/коллектива больше, чем общество/коллектив от индивида. Данный тезис авторов теории соцпара является переработкой политэкономического высказывания американского экономиста и лауреата Нобелевской премии по экономике Милтона Фридмана: «Бесплатных завтраков не бывает». Данная идея, впервые высказанная в 1975 году, сводится к тому, что не существует ничего бесплатного — все блага, так или иначе, оплачиваются в скрытой или прямой форме самим благополучателем и/или третьими лицами.

Оценка тунеядства в христианстве

В Ветхом Завете человек призывается к труду сразу же после сотворения Богом: «И взял Господь Бог человека, [которого создал,] и поселил его в саду Едемском, чтобы возделывать его и хранить его» (Быт. 2:15). Однако после грехопадения труд, оставаясь для человека обязательным, становится тяжким, приобретая значение дополнительного наказания за нарушение Божьей заповеди: «за то, что ты послушал голоса жены твоей и ел от дерева, о котором Я заповедал тебе, сказав: не ешь от него, проклята земля за тебя; со скорбью будешь питаться от нее во все дни жизни твоей, терния и волчцы произрастит она тебе; и будешь питаться полевою травою; в поте лица твоего будешь есть хлеб, доколе не возвратишься в землю, из которой ты взят, ибо прах ты и в прах возвратишься» (Быт. 3:17-19).

В Моисеевом законе сформулирован целый ряд норм, применение которых должно было в частности предотвратить чрезмерное социальное расслоение в израильском народе и, таким образом, предотвратить чрезмерную эксплуатацию одних членов народа другими (напр.: ограничение сроков владения рабами (Лев.25:39-55, Исх.21:2, 26, 27), юбилейные годы, в которые требовалось прощение долгов (Втор.15:1-2) и др. подобные нормы). Христианство побуждало относиться к ближним с любовью, что, в общем, подразумевало и соответствующее отношение человека к человеку. Злостный тунеядец мог восприниматься христианами как уклонист от исполнения воли Божьей.

При этом богоугодным трудом мог считаться не только физический труд, или труд, связанный с производственно-хозяйственной деятельностью. Тот же апостол Павел, который сформулировал знаменитую норму «если кто не хочет трудиться, тот и не ешь» (2Фес.3:10), одновременно указывал на то, что апостолы, трудящиеся для распространения христианской проповеди, имели право получать содержание от христианских общин: «Какой воин служит когда-либо на своём содержании? Кто, насадив виноград, не ест плодов его? Кто, пася стадо, не ест молока от стада?» (1Кор.9:7). В качестве примера того, что члены христианских общин, всецело занятые собственно религиозной деятельностью, вправе получать от общины содержание, не участвуя в производстве, он приводит норму, касавшуюся ветхозаветного священства: «Разве не знаете, что священнодействующие питаются от святилища? что служащие жертвеннику берут долю от жертвенника?» (1Кор.9:13). В дальнейшем этот принцип распространялся на миссионеров («апостолов» в широком смысле слова: см. «Дидахе»), а позднее на христианское духовенство, труд которого считался общественно полезным.

Питаться даром в православной традиции имели право лишь люди, физически неспособные к этому, — больные, инвалиды, престарелые, неспособные к труду дети и пр. Последовательное тунеядство в православной традиции является грехом и страстью.


Примечания:

1 Анохов И. В. Хрематистика и экономика.

2 Стоглав. Собор 1551 года.

3 Марк Туллий Цицерон. Философские трактаты. об обязанностях. Книга I.

Цитаты о тунеядстве

«Всякий, приходящий во имя Господне, да будет принят, а потом, уже испытав его, вы узнаете (как поступить), ибо вы будете иметь разумение правого и ложного. Если приходящий – странник, помогите ему, сколько можете, но он не должен оставаться у вас более двух или трех дней, и то если бы нужда оказалась. Если же он желает поселиться у вас, то, если он ремесленник, пусть трудится и ест. А если он не знает ремесла, то вы по своему усмотрению позаботьтесь (о нем, но) так, чтобы христианин не жил среди вас праздным. Если же он не желает так поступать, то он христопродавец. Остерегайтесь таковых!»
Дидахе

Комментировать

*

Размер шрифта: A- 15 A+
Тёмная тема:
Цвета
Цвет фона:
Цвет текста:
Цвет ссылок:
Цвет акцентов
Цвет полей
Фон подложек
Заголовки:
Текст:
Выравнивание:
Боковая панель:
Сбросить настройки