В Церкви ли мы?

иеро­мо­нах Инно­кен­тий (Ивлев)

Оглав­ле­ние

 

Мы в насто­я­щее время, по нашей почти все­об­щей холод­но­сти
к святой вере в Гос­пода нашего Иисуса Христа
и по невни­ма­тель­но­сти нашей к дей­ствиям
Его Боже­ствен­ного о нас Про­мысла и обще­нию чело­века с Богом,
до того дошли, что можно ска­зать, почти вовсе уда­ли­лись
от истинно хри­сти­ан­ской жизни…
пре­по­доб­ный Сера­фим Саров­ский

Сейчас у нас почему-то при­нято счи­тать, что сте­пень цер­ков­но­сти или нецер­ков­но­сти чело­века легко можно опре­де­лить по тому, знает ли он или нет, где, когда и кому нужно ста­вить свечи; где можно стоять в храме, а где нет; когда нужно кре­ститься, а когда не нужно. А уж если кто-то кроме всего выше­озна­чен­ного еще и бого­слу­жеб­ный устав «знает», то, оче­видно, достоин наи­выс­ших похвал. Но дей­стви­тельно ли это так? Неужели, для того чтобы стать пра­во­слав­ным хри­сти­а­ни­ном доста­точно всего лишь вызуб­рить цер­ков­ный устав? Неужели пра­во­сла­вие, а значит и про­по­ведь Христа, можно свести к нормам пове­де­ния или набору правил? А может быть, все-таки, знать пра­вила Церкви и быть членом Церкви, быть пра­во­слав­ным хри­сти­а­ни­ном, — разные вещи? Тогда, воз­ни­кает вопрос: «Что значит быть в Церкви?»

Огла­шен­ные или верные?

В древ­но­сти люди, при­хо­див­шие в храм и участ­во­вав­шие в обще­цер­ков­ной молитве, дели­лись на две кате­го­рии — огла­шен­ные и верные. Огла­шен­ные — это некре­ще­ные люди, кото­рые, впро­чем, гото­ви­лись к при­ня­тию этого таин­ства. Как и верные (т. е. кре­ще­ные, дей­стви­тель­ные члены Церкви) они слу­шали Писа­ния, про­по­веди, моли­лись вместе с хри­сти­а­нами, учи­лись хри­сти­ан­ской жизни и бла­го­че­стию, но в опре­де­лен­ный момент бого­слу­же­ния, а именно перед нача­лом Евха­ри­стии (так назы­ва­ется бого­слу­же­ние во время, кото­рого верные при­ча­ща­ются Тела и Крови Хри­сто­вых), эти люди должны были поки­нуть храм. Они знали, как нужно себя вести, знали хри­сти­ан­ские молитвы, Писа­ния, но чле­нами Церкви Хри­сто­вой они не были. Было нечто чего не доста­вало им — они не могли участ­во­вать в таин­ствах Церкви. Как сви­де­тель­ствует апо­стол Павел, Цер­ковь — Тело Хри­стово. И, потому, чтобы стать верным, во-первых, нужно при­нять кре­ще­ние и миро­по­ма­за­ние, т. е. всту­пить в Цер­ковь. А, во-вторых, нужно стать при­част­ни­ком Тела Хри­стова. Ибо Цер­ковь — это бого­че­ло­ве­че­ский орга­низм, и чтобы стать членом Церкви недо­ста­точно слу­шать или знать нечто о Христе. Нужно стать с Ним, с Хри­стом, единым целым. И потому, на вопрос: «В Церкви ли мы?», утвер­ди­тельно можно отве­тить лишь в том случае, если Кровь Хри­стова течет в нас. Вступ­ле­ние в Цер­ковь можно срав­нить с вве­де­нием чело­века в высшее обще­ство. Сна­чала новичка учат тому, как нужно вести себя в этом обще­стве, за столом и пр. И, лишь, когда усвоит он все эти пра­вила и нормы пове­де­ния, его пус­кают к столу. Так и в Церкви, прежде чем допу­стить чело­века к Боже­ствен­ной Тра­пезе его учат тому, как себя за этой тра­пе­зой вести, и, глав­ное, — зачем эта тра­пеза вообще нужна.

Зачем ходить в цер­ковь?

Чтобы полу­чить спа­се­ние? Но как, посред­ством чего, его полу­чают? Про­сить о спа­се­нии в молитве? Но молиться можно в любом месте! Поста­вить свечу, затеп­лить лам­паду? Но и это тоже можно сде­лать дома! Зачем же тогда, каждый вос­крес­ный день верные соби­ра­ются в Цер­ковь? Для того чтобы отве­тить на этот вопрос нужно, прежде всего, поду­мать над тем, зачем, вообще, Хри­стос при­хо­дил на землю, зачем — осно­вал Цер­ковь, зачем — послал апо­сто­лов на про­по­ведь?

Все мы пре­красно знаем, что еще со времен гре­хо­па­де­ния пра­ро­ди­те­лей наших Адама и Евы, род чело­ве­че­ский зара­жен грехом, и болезнь эта пере­да­ется из поко­ле­ния в поко­ле­ние. И, чем дальше, тем больше и больше про­каза греха покры­вает сердца наши, и, нет такого чело­века, кото­рый не был бы болен грехом.

Исце­лить нас пришел Хри­стос. Но каким обра­зом собы­тия, про­ис­хо­див­шие две тысячи лет тому назад, в Пале­стине, могут повли­ять на мою жизнь сего­дня? Каким обра­зом я греш­ный могу полу­чить тот дар, при­нять кото­рый спо­до­би­лись апо­столы Хри­стовы?

Есть в совре­мен­ной меди­цине такая опе­ра­ция: чело­веку пере­ли­вают его же соб­ствен­ную кровь. Ее про­пус­кают через филь­тры, очи­щают от вред­ных веществ насы­щают необ­хо­ди­мыми полез­ными ком­по­нен­тами и снова вли­вают чело­веку. Нечто подоб­ное совер­шает с нами и Хри­стос. Две тысячи лет тому назад Он вопло­тился, принял наше чело­ве­че­ство. Очи­стив его от греха, про­кля­тия и смерти, пре­об­ра­зив, Он подает нам его же в Таин­стве при­ча­ще­ния. И мы, при­ча­ща­ясь, полу­чаем исце­ле­ние. Полу­чаем воз­мож­ность изме­нить, испра­вить свою жизнь. Исце­лить свою чело­ве­че­скую при­роду. И, таким обра­зом, полу­чаем воз­мож­ность спа­стись. Так, в Церкви и совер­ша­ется спа­се­ние, посред­ством пока­ян­ного изме­не­ния сердца чело­ве­че­ского и обще­ния Святых Хри­сто­вых Таин.

Во время при­ча­стия храм пере­стает быть просто зда­нием, он ста­но­вится Небом на земле, а мы попа­даем не на иную, не на новую, а на ту самую тайную вечерю, кото­рую совер­шил Хри­стос со своими уче­ни­ками. Мы входим в ту же сион­скую гор­ницу и ста­но­вимся сопри­част­ни­ками апо­сто­лов. Ибо не иная жертва при­но­сится, не новое дей­ство совер­ша­ется, но к для­щейся в веч­но­сти Евха­ри­стии мы при­со­еди­ня­емся.

Там же, где нет при­ча­стия, нет и Церкви. И где нет Церкви — нет при­ча­стия, а значит и спа­се­ния. Пред­ставьте себе чело­века, у кото­рого туго пере­тя­нут палец, что с ним слу­чится? Сна­чала поси­неет, а потом и ото­мрет. Тоже слу­ча­ется и с теми, кто не при­ча­ща­ется, они посте­пенно пре­вра­ща­ются в ходя­чие трупы. Потому-то и нахо­дятся вне Церкви и не имеют при­ча­стия рас­коль­ники, ере­тики, сек­танты. Даже, когда совер­шают они хле­бо­пре­лом­ле­ние — не при­ча­ща­ются. Цер­ковь — это живой бого­че­ло­ве­че­ский орга­низм, к нему можно при­со­еди­ниться, при­рас­титься, войти в него, но нельзя его создать заново. Точно так же как нельзя потре­бо­вать от Христа, чтобы он вновь пришел на землю, вновь рас­пялся, вновь совер­шил Тайную вечерю. Сек­танты, име­ю­щие осно­ва­те­лями своих обществ не Христа, а людей, и не явля­ются Цер­ко­вью, и не имеют при­ча­стия. Одна­жды ушед­шие из Церкви и лишив­шие себя воз­мож­но­сти при­об­щаться Тела и Крови, не могут осно­вать свою Цер­ковь, ибо как могут дать то, чего сами не имеют, как могут ввести кого-то в Цер­ковь, если сами нахо­дятся вне Ее!? Как могут при­об­щить Телу и Крови Хри­сто­вым, если Телом (Цер­ко­вью) не явля­ются, и, Кровь Хри­стова не течет в них!?

Но хуже всего — когда, неко­то­рые из пра­во­слав­ных, упо­доб­ля­ясь сек­тан­там, отлу­чают себя от при­ча­стия, а, сле­до­ва­тельно, и от обще­ния цер­ков­ного.

Итак, знать наизусть даты цер­ков­ных празд­ни­ков, цер­ков­ные обычаи и тра­ди­ции, пра­вила и уставы и не участ­во­вать в Евха­ри­стии — значит, всего лишь, оста­ваться у цер­ков­ного порога, и быть все же вне Церкви.

Тогда воз­ни­кает вопрос: «Как часто можно при­ча­щаться? Неко­то­рые гово­рят доста­точно раз в год, иные две­на­дцать раз, иные же, гово­рят, что нужно при­ча­щаться каждый день!?»

Апо­столь­ская тра­ди­ция

Во-первых, сразу же можно ска­зать о том, что к еже­днев­ному при­ча­ще­нию подви­гают нас все святые нашей Церкви, к тому же уве­ще­вают нас поста­нов­ле­ния Апо­столь­ские и Собор­ные. Лишь в послед­ние вре­мена, неко­то­рые, вос­про­ти­вив­шись обще­цер­ков­ной прак­тике, и, укло­нив­шись от учения цер­ков­ного, стали учить «о вреде частого при­об­ще­ния», повто­ряя неле­пые бабьи басни.

Святой Иоанн Крон­штадт­ский так писал о при­ча­стии: «Святые Дары заклю­чают в себе вели­кую силу, ибо они суть Тело и Кровь Гос­пода Бога Слова Все­дер­жи­теля Иисуса Христа, пре­су­ществ­лен­ные на литур­гии из хлеба и вина Духом Святым, поэтому они сами исправ­ляют, исце­ляют, освя­щают каж­дого, при­сту­па­ю­щего к вели­кому таин­ству».

«Ты духов­ный отец их, не воз­бра­няй при­об­щаться ска­зы­ваю тебе: потому что бла­го­дать, дару­е­мая нам при­об­ще­нием, так велика, что как бы ни недо­стоин и как бы не грешен был чело­век, но лишь бы в сми­рен­ном токмо созна­нии все­гре­хов­но­сти своей при­сту­пал к Гос­поду, искуп­ля­ю­щему всех нас, хотя бы от головы до ног покры­тых язвами грехов, и будет очи­щаться, батюшка, бла­го­да­тью Хри­сто­вою, все белее и более свет­леть, совсем про­свет­леет и спа­сется. Вот, батюшка, ты им духов­ный отец, и все это я тебе говорю, чтоб ты знал» — гово­рил св. Сера­фим Саров­ский («Все­мир­ный све­тиль­ник пре­по­доб­ный Сера­фим Саров­ский» стр. 43–44).

Только посто­ян­ное пре­бы­ва­ние с Богом, через Тело и Кровь Его, спа­сает душу чело­века. Как невоз­можно телу про­жить без пищи, так и душа поги­бает без посто­ян­ного пита­ния от даров Боже­ствен­ной Евха­ри­стии. Этому учил Гос­подь, «Отче наш… Хлеб наш насущ­ный пода­вай нам на всяк день. С про­ше­нием сов­ме­щено запо­ве­да­ние, воз­ла­га­ю­щее на хри­стиан обя­зан­ность столь ныне упу­щен­ную еже­днев­ного при­об­ще­ния Святым Тайнам. Сказав на всяк день. Гос­подь выра­зил этим, что без сего хлеба мы неспо­собны про­ве­сти ниже одного дня в духов­ной жизни. Сказав днесь, выра­зил этим, что его должно вку­шать еже­дневно, что пре­по­да­ние его в про­тек­ший день недо­ста­точно, если в теку­щий день не будет он пре­по­дан нам снова. Еже­днев­ная нужда в нем тре­бует, чтобы мы уча­щали это про­ше­ние и при­но­сили его на всякое время: нет дня, в кото­рый бы не было необ­хо­димо для нас упо­треб­ле­нием и при­ча­ще­нием его утвер­дить сердце нашего внут­рен­него чело­века» (Св. Игна­тий Брян­ча­ни­нов, т. 4, стр. 248).

Этому же учили Святые Апо­столы Хри­стовы и поэтому первые хри­сти­ане «посто­янно пре­бы­вали в пре­лом­ле­нии хлебов» (Деян.2:42) и когда совер­ша­лось Таин­ство Боже­ствен­ной Евха­ри­стии, то все при­сут­ству­ю­щие на литур­гии, кроме огла­шен­ных, при­об­ща­лись Святых Тайн. В этом есть глу­бо­чай­ший смысл Таин­ства — «чтобы рас­се­ян­ных чад Божьих собрать во едино» (Ин.11:52), — Тело Хри­стово, «…нас же всех, от еди­ного Хлеба и Чаши при­ча­ща­ю­щихся, соеди­нить друг ко другу во еди­ного Духа при­ча­стие…».

Свя­ти­тель Иоанн Зла­то­уст строго пори­цал тех, кто при­сут­ство­вал на Боже­ствен­ной Литур­гии и не при­ча­щался: «И как позван­ный на пир бес­че­стит при­гла­сив­шего, если сядет за тра­пезу и не при­об­щится ее, так и при­сут­ству­ю­щий на литур­гии бес­че­стит Боже­ствен­ную Тра­пезу, уда­ля­ясь от нее». Поэтому «в древ­но­сти не участ­во­вав­ший без при­чины в евха­ри­сти­че­ском собра­нии отлу­чался от Церкви, как сам себя отсек­ший от орга­ни­че­ского един­ства Тела Хри­стова, явля­е­мого в Литур­гии».

Кого же нам «должно слу­шать Бога или чело­ве­ков»? Если Бога, то нам должно жить по Апо­столь­скому учению, иначе как мы можем назы­ваться себя Цер­ко­вью Апо­столь­ской. Если должно слу­шать Бога, то значит и Святых Его.

Св. Васи­лий Вели­кий учит, что «хорошо и при­по­лезно каждый день при­об­щаться и при­ни­мать Св. Тело и Кровь Хри­стову. Ибо кто сомне­ва­ется, что непре­станно быть при­част­ни­ком жизни не что иное значит, как жить мно­го­об­разно? Впро­чем, пусть при­об­ща­ется четыре раза каждую сед­мицу: в день Гос­по­день, в среду, в пят­ницу и в иные дни, если бывает память какого свя­того». (Тво­ре­ния св. Васи­лия Вел., Серг. Лавра. 1901. ч. 6, стр. 186).

«Если наша жизнь в Гос­поде, и Он гово­рит, что в Нем тот, кто вку­шает Тела и Крови Его, то жела­ю­щему жизни, как не часто при­ча­щаться? Вам кто мешает ухит­риться почаще при­сту­пать к Таин­ствам? — Только пустое пове­рье. У нас стали слова: «Со стра­хом Божьим и верою при­сту­пите» — пустой формой. Иерей Божий зовет, а никто не идет… и никто, притом, не заме­чает несо­об­раз­но­сти в сем несо­от­вет­ствии зову Божию… и на вечерю Божию», — писал св. Феофан Затвор­ник.

«И так верно, что непо­сто­янно при­ча­ща­ю­щи­еся, упус­кают все небес­ные и боже­ствен­ные блага. К тому же нару­шают Запо­веди Гос­подни, как мы гово­рили раньше, и пра­вила апо­столь­ские и Собо­ров, и всех святых, к кото­рым мы обра­ща­лись, и повинны, вплоть до отлу­че­ния от Церкви, кото­рое уста­но­вили Боже­ствен­ные Апо­столы и Апо­столь­ский Собор. Они дали сво­боду и место дья­волу, откла­ды­вая При­ча­стие, чтобы он вверг­нул их в раз­лич­ные грехи и другие иску­ше­ния, — гово­рит свя­ти­тель Кирилл Алек­сан­дрий­ский, — уда­ля­ю­щие себя от Церкви и При­ча­стия ста­но­вятся вра­гами Божьими, а демо­нам — дру­зьями».

Почему же веру­ю­щие стали отстра­няться от Вели­чай­шего Таин­ства — того Таин­ства, кото­рым должна жить Цер­ковь?!

В резуль­тате нового «бла­го­че­стия», осно­ван­ного не на свя­то­оте­че­ском учении, а на бабьих баснях про­изо­шло «фак­ти­че­ское отлу­че­ние мирян от при­ча­стия». Неко­то­рыми были внед­рены нов­ше­ства о стро­гой под­го­товке к при­ча­стию, стро­гих испо­ве­дях, деле­ние на «достой­ных» и «недо­стой­ных», все­воз­мож­ные запу­ги­ва­ния мiрян о «недо­стой­но­сти» частого при­ча­ще­ния и т. д. Однако, «мла­до­старцы» так и не заме­чают оче­вид­ного. Чело­век, счи­та­ю­щий себя достой­ным при­ча­стия лишь после дли­тель­ной, а иногда и непо­силь­ной под­го­товки, назна­ча­е­мой «духов­ным» отцом, впа­дает в край­нюю сте­пень гор­до­сти. Потому, что наде­ется не на милость Божию, а на свои «подвиги», кото­рые на деле не при­бли­жают его к Богу, а напро­тив ста­но­вятся стеной, пре­гра­дой на пути чело­века к своему Творцу.

«Ранняя Цер­ковь знала, что никто во всем тво­ре­нии не достоин своими духов­ными подви­гами, своим «досто­ин­ством» при­об­щаться Телу и Крови Хри­сто­вым, и что поэтому при­го­тов­ле­ние состоит не в под­счи­ты­ва­нии и ана­лизе своей «под­го­тов­лен­но­сти», а в ответе любви на любовь» (Прот. Алек­сандр Шмеман).

«Что сде­лали люди с верою истин­ною, кото­рую Хри­стос принес с неба со всем уче­нием Его, с таин­ствами бого­учре­жден­ными? Они иска­зили их до неузна­ва­е­мо­сти, а неко­то­рые отвергли их, а на место Его учения поста­вили свое измыш­ле­ние, как книж­ники и фари­сеи» («Живой колос с духов­ной нивы». Св. Иоанн Крон­штадт­ский, 1909 г. стр. 70).

Поэтому, тот, кто хочет назы­вать себя пра­во­слав­ным хри­сти­а­ни­ном — должен ясно для себя пред­став­лять в Церкви ли он, или все еще блуж­дает около цер­ков­ной ограды, а может быть и того хуже, под­дав­шись пре­ле­сти дья­воль­ской, воз­двиг себя на вер­шину свя­то­сти, на деле даже не пере­сту­пив цер­ков­ного порога? Не застав­ляет ли он голо­дать душу свою неде­лями и меся­цами? Течет ли в нем кровь Хри­стова? При­ча­стен ли он Телу Хри­стову — Церкви? Не отво­ра­чи­ва­ется ли он от Евха­ри­сти­че­ской чаши во время воз­гласа свя­щен­ника: «Со стра­хом Божиим и верою при­сту­пите»? Не отвер­гает ли он тем самым Боже­ствен­ный дар Любви Хри­сто­вой, и не ста­но­вится ли, таким обра­зом, бого­про­тив­ни­ком? Не пре­вра­ща­ется ли его иссле­до­ва­ния соб­ствен­ного недо­сто­ин­ства, в сочи­не­ние на тему «Почему я не в Церкви?» Дей­стви­тельно ли он ста­ра­ется изме­нить свою жизнь и изба­виться от греха, или же, ссы­ла­ясь на соб­ствен­ное недо­сто­ин­ство, зани­ма­ется всего-навсего лишь само­оправ­да­нием?

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки