В поисках удобного времени

иерей Сергий Лепин
кан­ди­дат бого­сло­вия, пре­по­да­ва­тель

Кален­дарь – это инстру­мент, посред­ством кото­рого Цер­ковь решала вопросы не дог­ма­ти­че­ского, а прак­ти­че­ского плана. Если и можно гово­рить о какой-то свя­то­сти кален­даря, то только лишь в том смысле, что он помо­гает нам орга­ни­зо­вы­вать наблю­де­ние времен (помо­гает, а не кон­сти­ту­и­рует!), свя­зан­ных со свя­щен­ными и поучи­тель­ными для вся­кого хри­сти­а­нина собы­ти­ями исто­рии – биб­лей­ской, цер­ков­ной или обще­че­ло­ве­че­ско

Прежде всего, мне бы хоте­лось сде­лать одно важное заме­ча­ние: ника­ких кано­ни­че­ских правил отно­си­тельно кален­даря НЕ СУЩЕ­СТВУЕТ. Цер­ковь изна­чала поль­зо­ва­лась кален­да­рем юли­ан­ским, кото­рый был повсе­местно принят в Рим­ской импе­рии и был просто заим­ство­ван хри­сти­а­нами напо­до­бие того, как сейчас мы заим­ствуем пра­вила дорож­ного дви­же­ния. Посему кален­дарь не явля­ется частью веро- или нра­во­уче­ния Церкви, вопреки мнению край­ней фун­да­мен­та­лист­ской пози­ции, исхо­дя­щей из того, что якобы кален­дарь есть арте­факт свя­то­оте­че­ского Пре­да­ния. Ни одно имя свя­того отца не свя­зано с исто­рией суще­ство­ва­ния юли­ан­ского лето­ис­чис­ле­ния.

Свя­тость кален­даря не в нем самом, а в собы­тиях, кото­рые он фик­си­рует. Жертва освя­щает жерт­вен­ник, а не наобо­рот (Мф.23:15). Святые Дары освя­щают святые сосуды. Свя­тость послед­них, явля­ю­щихся своего рода инстру­мен­том, – исклю­чи­тельно в их назна­че­нии. Поэтому когда мы меняем евха­ри­сти­че­ский набор (напри­мер, по при­чине его вет­хо­сти), мы не пося­гаем на свя­тость Евха­ри­стии, кото­рая, впро­чем, обя­зы­вает нас только соот­вет­ству­ю­щим (идее бла­го­го­ве­ния) обра­зом в случае необ­хо­ди­мо­сти ути­ли­зи­ро­вать его. Ана­ло­гично, меняя или видо­из­ме­няя цер­ков­ный кален­дарь, мы не изме­няем Пра­во­сла­вию и не видо­из­ме­няем его. Хотя, есте­ственно, мы должны взве­ши­вать мотивы пере­мен, изме­рять их Словом Божьим, личным опытом и опытом Церкви – как и все в этой жизни. Итак, если кален­дарь всего лишь инстру­мент, то, чтобы быть «хоро­шим» инстру­мен­том, он должен быть по мень­шей мере УДОБ­НЫМ. В этом, изви­ня­юсь, есть опре­де­лен­ная доля «чело­ве­ко­уго­дия», что соот­вет­ствует идее инстру­мента. Уми­рать ради лопаты не стоит.

Пра­вила суще­ствуют только отно­си­тельно пас­ха­лии: 7‑ое апо­столь­ское и 1‑ое Антио­хий­ского собора; притом Антио­хий­ский собор ссы­ла­ется на несо­хра­нив­ше­еся пра­вило 1‑ого Никей­ского собора, о сути кото­рого мы лишь с боль­шой веро­ят­но­стью можем судить по уста­но­вив­шейся под его вли­я­нием после­ни­кей­ской прак­тике. Пас­ха­лия – своего рода мыс­лен­ная, тео­ре­ти­че­ская икона вели­кой бого­слов­ской идеи: связи Вет­хого и Нового Завета. Здесь изме­не­ния если воз­можны, то только такие, что не только не смогут иска­зить идею Пасхи, но рас­кроют ее более адек­ватно (а иначе – зачем?), сооб­разно изме­нив­шейся куль­турно-исто­ри­че­ской ситу­а­ции.

Пас­ха­лия несо­мненно имеет свя­то­оте­че­ское досто­ин­ство, кото­рое, впро­чем, не стоит одно­боко выпя­чи­вать. Поста­нов­ле­ния Пер­вого Все­лен­ского Собора уста­нав­ли­вали еди­но­об­ра­зие во вре­мени празд­но­ва­ния Пасхи, однако еди­но­об­ра­зие это не было повсе­мест­ным и акту­а­ли­зи­ро­ва­лось прежде всего в «про­блем­ных» реги­о­нах, ини­ци­и­ро­вав­ших поста­новку вопроса пас­ха­лии на соборе. Нет един­ства в этом вопросе и сейчас. Про­блема пас­ха­лии и про­блема кален­даря суть две разные про­блемы. Они, конечно, свя­заны, но их обя­за­тельно нужно раз­ли­чать.

Мы гово­рим о кален­даре. Рабо­чий обслу­жи­вает свой станок – это часть его работы, косец точит косу. Свя­щен­но­слу­жи­тель обязан сле­дить за свя­тыми сосу­дами… Должны ли мы сле­дить за кален­да­рем? Думаю, что да.

Посу­дите сами, взгля­нув на цер­ков­ный кален­дарь в пер­спек­тиве аст­ро­но­ми­че­ских про­цес­сов и в пер­спек­тиве буду­щего нынеш­них кален­дар­ных систем. Сред­не­го­дич­ная раз­ница между старым, юли­ан­ским, и ново­пра­во­слав­ным кален­да­рем (пред­ло­жен­ным в 1923 году) выра­жа­ется цифрой ~0,0077 суток. Сред­не­го­дич­ная раз­ница между юли­ан­ским и гри­го­ри­ан­ским кален­да­рем состав­ляет 0,0075 суток. Это значит, что через две тысячи лет раз­ница между обоими, дей­ству­ю­щими в Пра­во­слав­ной Церкви, сти­лями, соста­вит месяц, а через два­дцать тысяч лет–полгода: в 22.000-ом году раз­ница эта будет дости­гать 169 дней, так что в 22000 году (научно-бого­слов­кая фан­та­стика!) 1‑му января ста­рого стиля будет соот­вет­ство­вать 18‑е июня ново­пра­во­слав­ного кален­даря (и 12-ое июня гри­го­ри­ан­ского). При сохра­не­нии нынеш­него поло­же­ния на неопре­де­ленно долгое время стало бы весьма ощу­ти­мым отста­ва­ние юли­ан­ского кален­даря: через два­дцать тысяч лет празд­ник Рож­де­ства Хри­стова вместе с декабрем меся­цем в этом кален­даре при­хо­ди­лось бы (в Север­ном полу­ша­рии) на лето, а сроки пра­во­слав­ной Пасхи пере­дви­ну­лись бы к тому вре­мени на осень. Вот он, про­гло­чен­ный вер­блюд: при таком поло­же­нии теря­ется всякая связь с никей­ским поста­нов­ле­нием, про­яв­ля­ю­щим столь боль­шую заботу о пра­виль­ном вычис­ле­нии сроков лун­ного нисана и ста­вя­щим дати­ровку Пасхи в тес­ней­шую и вполне опре­де­лен­ную зави­си­мость от момента весен­него рав­но­ден­ствия. Связь между сро­ками Пасхи и момен­том рав­но­ден­ствия, равно как связь между датой Пасхи и фазой пол­но­лу­ния (14‑е нисана), и сейчас уже ослаб­лена в резуль­тате нашего пас­сив­ного отно­ше­ния к став­шим вполне ощу­ти­мыми неточ­но­стям «алек­сан­дрий­ской» пас­ха­лии. В буду­щем эта связь совер­шенно исче­зает, а никей­ское опре­де­ле­ние, кото­рое мы так ста­ра­емся соблю­сти, коварно све­дется к абсурду!

Просто перейти на новый стиль – не выход, ибо со вре­ме­нем уве­ли­чи­ва­ется веро­ят­ность несты­ко­вок между подвиж­ным и непо­движ­ным кален­дар­ными кру­гами. Ново­стиль­ные пра­во­слав­ные церкви, остав­ши­еся вер­ными «юли­ан­ской» пас­ха­лии, столк­нутся в 2515 году с инте­рес­ной про­бле­мой: Пяти­де­сят­ница при­дется на сле­ду­ю­щий день после празд­ника святых апо­сто­лов Петра и Павла! А в 6771 г. – 2 авгу­ста, в 20071 – 13 ноября…

Ныне дей­ству­ю­щий 532-летний пас­халь­ный круг, «Вели­кий индик­тион», чем дальше, тем больше своими индик­ти­он­ными лун­ными пока­за­те­лями отстает от дей­стви­тель­ных фаз луны. При­ба­вим к этому еще оче­вид­ную неточ­ность юли­ан­ской кален­дар­ной системы и, в част­но­сти, про­грес­си­ру­ю­щее отста­ва­ние сохра­ня­ю­щейся в индик­ти­оне преж­ней даты весен­него рав­но­ден­ствия (21 марта ст. ст.) от дей­стви­тель­ного его момента. Вели­кий индик­тион – это только фор­мула, наи­бо­лее удоб­ный СПОСОБ при­ме­не­ния никей­ских поста­нов­ле­ний на прак­тике, осно­ван­ный на кон­крет­ных аст­ро­но­ми­че­ских зна­ниях своей эпохи. Вряд ли стоит наста­и­вать на его неиз­мен­но­сти… Однако изме­нять пас­ха­лию (т.е. вер­нуть ее к дей­стви­тель­ному моменту весен­него рав­но­ден­ствия), не изме­нив кален­дарь, нельзя по тем же при­чи­нам, по кото­рым нельзя менять кален­дарь, не изме­нив пасхалии–нарушится соот­вет­ствие двух кален­дар­ных кругов. Допу­стив подоб­ное изме­не­ние, мы полу­чим при­бли­зи­тельно через 5 тысяч лет Рож­де­ство в Вели­кий пост. Это, конечно, инте­ресно, но…

Юли­ан­ский кален­дарь отстает на 1 сутки за каждые 128 года, Гри­го­ри­ан­ский – за 3300. Поэтому гово­рить о какой-то там точ­но­сти юли­ан­ского исчис­ле­ния – по мень­шей мере, странно. Мы должны пони­мать, что совер­шен­ных кален­да­рей (то есть, неиз­мен­ных) не суще­ствует – это след­ствие объ­ек­тив­ных аст­ро­но­ми­че­ских обсто­я­тельств.

Если акту­аль­ность неточ­но­сти индик­ти­она не так ощу­тима сего­дня, то с Рож­де­ством все слож­нее. Соци­аль­ное зна­че­ние празд­ни­ков – прежде всего, их кон­со­ли­ди­ру­ю­щая функ­ция. Празд­ник – время не празд­но­сти и пьян­ства, а спло­чен­но­сти и лико­ва­ния. Это не дело, когда у каж­дого свое Рож­де­ство. Сего­дня у каж­дого свои празд­ники, а завтра – у каж­дого свой царь…

Пола­гаю, что кон­сер­ва­тив­ный подход «оста­вить все, как есть» не оправ­дан, но и гри­го­ри­ан­ский стиль–не выход. Я бы обра­тил серьез­ное вни­ма­ние на так назы­ва­е­мый ново­пра­во­слав­ный кален­дарь, проект кото­рого появился в 1923 г.

Но! Про­блема кален­даря есть не просто аст­ро­но­ми­че­ская или цер­ковно-прак­ти­че­ская про­блема, но это еще и рели­ги­озно-фило­соф­ская про­блема. Кален­дарь – исчис­ле­ние вре­мени, но что такое само время? Что мы пыта­емся сосчи­тать, если у Гос­пода один день, как тысяча лет, и тысяча лет, как один день (2Пет.3:8)? Может, вся про­блема в этом?

журнал «Сту­пени» №4 (16) 2004 (пуб­ли­ку­ется в сокра­ще­нии).

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки