Новомученик

***

Новому́ченик – хри­сти­а­нин, при­няв­ший муче­ни­че­скую кон­чину за испо­ве­да­ние веры во Христа в срав­ни­тельно недав­нее время. Так Цер­ковь име­нует всех постра­дав­ших за веру в период после­ре­во­лю­ци­он­ных гоне­ний.

novomuchenik - Новомученик

Обще­цер­ков­ное празд­но­ва­ние памяти Собора ново­му­че­ни­ков и испо­вед­ни­ков Рос­сий­ских совер­ша­ется 7 фев­раля нового стиля, если этот день сов­па­дет с вос­крес­ным днем, а если не сов­па­дет – то в бли­жай­шее вос­кре­се­нье после 7 фев­раля.

При­чис­ле­ние к лику ново­му­че­ни­ков не озна­чает кано­ни­за­ции лите­ра­тур­ного, эпи­сто­ляр­ного или дру­гого их насле­дия. Кано­ни­за­ция ново­му­че­ника не значит, что все, что чело­век напи­сал в своей жизни, – это тво­ре­ние свя­того отца. Это кано­ни­за­ция не за жиз­нен­ный подвиг, а за подвиг в смерти, подвиг, кото­рый венчал жизнь чело­века.

***

Конечно же, и к пре­по­доб­ным Сергию и Сера­фиму и другим угод­ни­кам Божиим мы будем всегда при­бе­гать и полу­чать от них про­си­мое. Но ведь никто из нас совер­шить такие подвиги, как пре­по­доб­ный Сера­фим, не может. И как бы мы с вами ни моли­лись и ни пыта­лись тысячу ночей про­сто­ять на камне, в лучшем случае мы попа­даем в сума­сшед­ший дом – если нас вовремя кто-нибудь не оста­но­вит. Потому что у нас нет тех даро­ва­ний.
Но вот ново­му­че­ники были такими же людьми, как и мы!
Мне иногда гово­рят: «Ну, чего такого, ну, служил батя у себя на при­ходе, ну, совер­шал там какие-то требы, кади­лом, пони­ма­ете, махал себе, ну, дети у него какие-то были, вос­пи­ты­вал их, еще неиз­вестно, как – хорошо он вос­пи­ты­вал их или нет! Что он такого совер­шил-то?! Почему он вдруг святой, и мы ему должны молиться и покло­няться?! Всех рас­стре­ли­вает – и его рас­стре­ляли! Где тут свя­тость-то?» Да в том-то все и дело, что он был, как все. Но многие-то взяли и побе­жали, или, наобо­рот, участ­во­вали во всем этом без­за­ко­нии. А этот свя­щен­ник из заху­да­лого села пони­мал, что его долг – ходить в храм и молиться, хотя и знал, что ему за это будет. И он служил, пони­мая, что в любую минуту за ним придут.
cвя­щен­ник Кирилл Каледа

***

О ново­му­че­ни­ках

Цер­ковь, по слову свя­ти­те­лей, стоит на крови муче­ни­ков, и это не только в пере­нос­ном смысле, а и в прямом, бук­валь­ном смысле. Боже­ствен­ная Литур­гия совер­ша­ется на анти­минсе, в кото­рый по уста­но­вив­шейся древ­ней тра­ди­ции заши­вают мощи именно муче­ни­ков. Рус­ская Пра­во­слав­ная Цер­ковь, несмотря на то, что она по зани­ма­е­мому про­стран­ству и коли­че­ству членов больше всех осталь­ных Помест­ных Церк­вей вместе взятых, хотя и срав­ни­тельно моло­дая, на про­тя­же­нии своей исто­рии заим­ство­вала мощи для анти­мин­сов.

Но после кано­ни­за­ции 2000 года у нас появи­лось столько мощей муче­ни­ков для совер­ше­ния Литур­гии, что хватит на все пре­столы вплоть до Вто­рого При­ше­ствия Хри­стова. В 20‑м веке в России про­си­яло в несколько раз больше святых, чем за преды­ду­щие 900 лет суще­ство­ва­ния Рус­ской Церкви.

Однако, ожи­да­е­мого почи­та­ния Ново­му­че­ни­ков в нашей Церкви не про­изо­шло. Мы живем в другую эпоху, кото­рая, хотя и неда­лека от той по вре­мени, но бес­ко­нечно далека по содер­жа­нию окру­жа­ю­щей нас жизни. И потому почи­та­ние Ново­му­че­ни­ков может состо­яться, как и вообще почи­та­ние святых, только через наро­чи­тое изу­че­ние их подвига. Мы плохо осо­знаем зна­че­ние подвига муче­ни­ков и тем самым не являем в себе такой хри­сти­ан­ской доб­ро­де­тели, как бла­го­дар­ность. Мы слепы в том смысле, что не видим опас­но­сти своего суще­ство­ва­ния в насто­я­щем вре­мени.

 По слову Симеона Нового Бого­слова, «не жела­ю­щий с любо­вью через сми­рен­но­муд­рие достичь еди­не­ния с послед­ними из святых, нико­гда не соеди­нится с преж­ними и пред­ше­ству­ю­щими свя­тыми». Ведь если чело­век не узнает и не при­ни­мает свя­тость столь близ­кую к нему, как он может постичь свя­тость далеко от него отсто­я­щую. Наши Ново­му­че­ники, может быть, есть един­ствен­ное без­ого­во­роч­ное наше сози­да­ю­щее досто­я­ние, может быть, и един­ствен­ные послед­него вре­мени наши молит­вен­ники и попе­чи­тели. Пре­да­вая забве­нию их подвиг, мы про­из­вольно лиша­емся их помощи и под­держки.

 Муче­ник в поня­тии Церкви и в пере­воде значит “сви­де­тель”, то есть это чело­век, кото­рый жизнью своей, про­ли­той кровью сви­де­тель­ствует об истине хри­сти­ан­ской веры. К концу не ариф­ме­ти­че­ских, а про­тя­жен­ных, конечно, времен, в Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви, в России насту­пил период  такой же кро­ва­вый, такой же жесто­кий, такой же откро­венно демо­ни­че­ский, как и в начале хри­сти­ан­ства и про­по­веди апо­сто­лов, и кото­рый про­дол­жался несколько деся­ти­ле­тий и явил – Церкви небес­ной сна­чала – может быть тысячи муче­ни­ков, кото­рые пред­стоят Пре­столу Божию и явил и в земной Церкви, воин­ству­ю­щей, после того, как Ново­му­че­ники были про­слав­лены Собо­ром 2000 года. Ново­му­че­ники —  не в том смысле, что их подвиг каче­ственно или как-то по-дру­гому отли­ча­ется от подвига муче­ни­ков первых времен хри­сти­ан­ства, а новые в том смысле, что для нас они новые, они – наши совре­мен­ники, они наши, в каком-то смысле, даже срод­ники – потому что у многих это были дедушки – если у кого были свя­щен­ники или миряне, кото­рые постра­дали.

Время суда, кото­рое насту­пило в 20 веке – для России во всяком случае – в каком-то виде – это время пред­ва­ри­тель­ного суда для тех кон­крет­ных людей, кото­рые тогда жили, — Вер­хов­ного суда. Гос­подь попу­стил слу­чив­ше­муся – злу вторг­нуться – с тем, чтоб вот эти край­ние обсто­я­тель­ства под­толк­нули людей к окон­ча­тель­ному выбору, кото­рый, может быть, был бы иным при более бла­го­при­ят­ных усло­виях. Но тогда – во время гоне­ний – при­шлось выби­рать уже точно между Хри­стом и неве­рием во всяком случае, между добром абсо­лют­ным и злом также абсо­лют­ным.

Глядя на исто­рию России, осо­бенно этого послед­него вре­мени гоне­ний, и срав­ни­вая её с совре­мен­ной сла­бо­стью и каким-то совре­мен­ным мало­ду­шием и рас­слаб­лен­но­стью нашего вре­мени, можно ска­зать, что исто­рия России 20 века – это резуль­тат тыся­че­лет­него бытия её. И  на Соборе – если поль­зо­ваться сло­вами пуш­кин­ской сказки,  эти святые – как трид­цать три бога­тыря – вышли, для многих неожи­данно было, что они вышли, что они вообще суще­ствуют, что в России такое огром­ное коли­че­ство святых.

Здесь подвиг муче­ника вдох­нов­лен только веч­но­стью, только самыми совер­шен­ными иде­а­лами. Его ведь, соб­ственно говоря, ничто не под­дер­жи­вает.  Муче­ники в 20‑м веке, — то-то и пора­зи­тельно, что их смерть была не “на миру” и не в какой-то тор­же­ству­ю­щей обста­новке, как это были смерти в начале хри­сти­ан­ской эпохи – в цирке где-нибудь, когда были десятки хри­стиан и огром­ная толпа зри­те­лей. Здесь не было зри­те­лей, здесь были воз­мож­но­сти огром­ные для лукав­ства, обмана, для сокры­тия, для кри­визны души, мало­ду­шия. И вот то, что это не состо­я­лось, что у нас так мало было в Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви отступ­ни­ков, что у нас так мало было пре­да­те­лей, было так мало людей мало­душ­ных, кото­рые могли просто покри­вить душой – ведь никто бы не прочёл, что там чело­век покри­вил душой, желая как-то облег­чить свою участь – таких людей было мало. И надо ска­зать, что вот за этот 20‑й век у нас полу­чи­лось дей­стви­тельно, то – что назы­ва­ется Русь Святая.

Исто­ри­че­ский опыт Ново­му­че­ни­ков намного больше, чем опыт част­ного чело­века. Ни один чело­век не может выду­мать пре­вос­хо­дя­щих реаль­ность исто­ри­че­ских ситу­а­ций и пере­жи­ва­ний. В этом смысле судьбы Ново­му­че­ни­ков – это само по себе совер­шен­ное худо­же­ствен­ное про­из­ве­де­ние. Более глу­бо­кого духов­ного опыта трудно пред­ста­вить. Это самый боль­шой опыт за всё тыся­че­ле­тие: здесь и пере­жи­ва­ния чело­века, и его паде­ние, и в то же время самые воз­вы­шен­ные и геро­и­че­ские при­меры. Это, можно ска­зать, самое совер­шен­ное и иде­аль­ное, к чему пришел рус­ский чело­век.

Теперь каждый из нас может видеть нетлен­ную славу святых муче­ни­ков, при­об­щиться к их духов­ному опыту, вос­поль­зо­ваться им, обра­щаться к муче­ни­кам с молит­вой, а в случае скорб­ных обсто­я­тельств – уте­шиться их подви­гом. Если мы, конечно, сами хотим уви­деть славу муче­ни­ков, хотим учиться из опыта святых, почти совре­мен­ни­ков наших. Теперь дело про­слав­ле­ния святых муче­ни­ков не за Цер­ко­вью, она про­сла­вила их, а  за цер­ков­ными людьми, кото­рые напо­ми­нают скорее детей, кото­рым пелись пла­чев­ные песни и они не пла­кали, им играли на сви­рели и они не пля­сали. Теперь муче­ники про­слав­лены, и жиз­не­опи­са­ния этих муче­ни­ков в зна­чи­тель­ной сте­пени опуб­ли­ко­ваны, но цер­ков­ные люди так же не знают их, как и раньше, как часто не знают жития свя­того, имя кото­рого носят.

Вос­поль­зу­ется рус­ский народ, мы с вами, воз­мож­но­стью жить наци­о­наль­ной и рели­ги­оз­ной жизнью, тогда муче­ники станут фун­да­мен­том ее воз­рож­де­ния, и кровь про­ли­тая станет для рус­ской нивы живо­тво­ря­щим дождем. Не захо­чет рус­ский народ этим вос­поль­зо­ваться и стать из совет­ского, из рос­сий­ского – пра­во­слав­ным рус­ским наро­дом, муче­ники оста­нутся всего лишь как послед­ний памят­ник ХХ сто­ле­тия нашей рус­ской циви­ли­за­ции, кото­рому разве что поди­вится чуже­стра­нец, идя мимо, что сколь велики были став­шие неве­до­мыми миру россы, и сколь пла­чевна может быть судьба сошед­ших в ад и не познав­ших смысла даро­ван­ного им от Бога бытия.

По мате­ри­а­лам статей, интер­вью, выступ­ле­ний игу­мена Дамас­кина (Орлов­ского), Сек­ре­таря Сино­даль­ной Комис­сии по кано­ни­за­ции святых Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви.
(Соста­ви­тель — Н. К.)

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки