Главная » Алфавитный раздел » Н » Новомученик

Новомученик

(17 голосов: 4.76 из 5)

 

Новому́ченик – христианин, принявший мученическую кончину за исповедание веры во Христа в сравнительно недавнее время. Так Церковь именует всех пострадавших за веру в период послереволюционных гонений.

Общецерковное празднование памяти Собора новомучеников и исповедников Российских совершается 7 февраля нового стиля, если этот день совпадет с воскресным днем, а если не совпадет – то в ближайшее воскресенье после 7 февраля.

Причисление к лику новомучеников не означает канонизации литературного, эпистолярного или другого их наследия. Канонизация новомученика не значит, что все, что человек написал в своей жизни, – это творение святого отца. Это канонизация не за жизненный подвиг, а за подвиг в смерти, подвиг, который венчал жизнь человека.

***

Конечно же, и к преподобным Сергию и Серафиму и другим угодникам Божиим мы будем всегда прибегать и получать от них просимое. Но ведь никто из нас совершить такие подвиги, как преподобный Серафим, не может. И как бы мы с вами ни молились и ни пытались тысячу ночей простоять на камне, в лучшем случае мы попадаем в сумасшедший дом – если нас вовремя кто-нибудь не остановит. Потому что у нас нет тех дарований.
Но вот новомученики были такими же людьми, как и мы!
Мне иногда говорят: «Ну, чего такого, ну, служил батя у себя на приходе, ну, совершал там какие-то требы, кадилом, понимаете, махал себе, ну, дети у него какие-то были, воспитывал их, еще неизвестно, как – хорошо он воспитывал их или нет! Что он такого совершил-то?! Почему он вдруг святой, и мы ему должны молиться и поклоняться?! Всех расстреливает – и его расстреляли! Где тут святость-то?» Да в том-то все и дело, что он был, как все. Но многие-то взяли и побежали, или, наоборот, участвовали во всем этом беззаконии. А этот священник из захудалого села понимал, что его долг – ходить в храм и молиться, хотя и знал, что ему за это будет. И он служил, понимая, что в любую минуту за ним придут.

cвященник Кирилл Каледа

***

О новомучениках

Церковь, по слову святителей, стоит на крови мучеников, и это не только в переносном смысле, а и в прямом, буквальном смысле. Божественная Литургия совершается на антиминсе, в который по установившейся древней традиции зашивают мощи именно мучеников. Русская Православная Церковь, несмотря на то, что она по занимаемому пространству и количеству членов больше всех остальных Поместных Церквей вместе взятых, хотя и сравнительно молодая, на протяжении своей истории заимствовала мощи для антиминсов.

Но после канонизации 2000 года у нас появилось столько мощей мучеников для совершения Литургии, что хватит на все престолы вплоть до Второго Пришествия Христова. В 20-м веке в России просияло в несколько раз больше святых, чем за предыдущие 900 лет существования Русской Церкви.

Однако, ожидаемого почитания Новомучеников в нашей Церкви не произошло. Мы живем в другую эпоху, которая, хотя и недалека от той по времени, но бесконечно далека по содержанию окружающей нас жизни. И потому почитание Новомучеников может состояться, как и вообще почитание святых, только через нарочитое изучение их подвига. Мы плохо осознаем значение подвига мучеников и тем самым не являем в себе такой христианской добродетели, как благодарность. Мы слепы в том смысле, что не видим опасности своего существования в настоящем времени.

 По слову Симеона Нового Богослова, «не желающий с любовью через смиренномудрие достичь единения с последними из святых, никогда не соединится с прежними и предшествующими святыми». Ведь если человек не узнает и не принимает святость столь близкую к нему, как он может постичь святость далеко от него отстоящую. Наши Новомученики, может быть, есть единственное безоговорочное наше созидающее достояние, может быть, и единственные последнего времени наши молитвенники и попечители. Предавая забвению их подвиг, мы произвольно лишаемся их помощи и поддержки.

 Мученик в понятии Церкви и в переводе значит «свидетель», то есть это человек, который жизнью своей, пролитой кровью свидетельствует об истине христианской веры. К концу не арифметических, а протяженных, конечно, времен, в Русской Православной Церкви, в России наступил период  такой же кровавый, такой же жестокий, такой же откровенно демонический, как и в начале христианства и проповеди апостолов, и который продолжался несколько десятилетий и явил – Церкви небесной сначала – может быть тысячи мучеников, которые предстоят Престолу Божию и явил и в земной Церкви, воинствующей, после того, как Новомученики были прославлены Собором 2000 года. Новомученики —  не в том смысле, что их подвиг качественно или как-то по-другому отличается от подвига мучеников первых времен христианства, а новые в том смысле, что для нас они новые, они – наши современники, они наши, в каком-то смысле, даже сродники – потому что у многих это были дедушки – если у кого были священники или миряне, которые пострадали.

Время суда, которое наступило в 20 веке – для России во всяком случае – в каком-то виде – это время предварительного суда для тех конкретных людей, которые тогда жили, — Верховного суда. Господь попустил случившемуся – злу вторгнуться – с тем, чтоб вот эти крайние обстоятельства подтолкнули людей к окончательному выбору, который, может быть, был бы иным при более благоприятных условиях. Но тогда – во время гонений – пришлось выбирать уже точно между Христом и неверием во всяком случае, между добром абсолютным и злом также абсолютным.

Глядя на историю России, особенно этого последнего времени гонений, и сравнивая её с современной слабостью и каким-то современным малодушием и расслабленностью нашего времени, можно сказать, что история России 20 века – это результат тысячелетнего бытия её. И  на Соборе – если пользоваться словами пушкинской сказки,  эти святые – как тридцать три богатыря – вышли, для многих неожиданно было, что они вышли, что они вообще существуют, что в России такое огромное количество святых.

Здесь подвиг мученика вдохновлен только вечностью, только самыми совершенными идеалами. Его ведь, собственно говоря, ничто не поддерживает.  Мученики в 20-м веке, — то-то и поразительно, что их смерть была не «на миру» и не в какой-то торжествующей обстановке, как это были смерти в начале христианской эпохи – в цирке где-нибудь, когда были десятки христиан и огромная толпа зрителей. Здесь не было зрителей, здесь были возможности огромные для лукавства, обмана, для сокрытия, для кривизны души, малодушия. И вот то, что это не состоялось, что у нас так мало было в Русской Православной Церкви отступников, что у нас так мало было предателей, было так мало людей малодушных, которые могли просто покривить душой – ведь никто бы не прочёл, что там человек покривил душой, желая как-то облегчить свою участь – таких людей было мало. И надо сказать, что вот за этот 20-й век у нас получилось действительно, то – что называется Русь Святая.

Исторический опыт Новомучеников намного больше, чем опыт частного человека. Ни один человек не может выдумать превосходящих реальность исторических ситуаций и переживаний. В этом смысле судьбы Новомучеников – это само по себе совершенное художественное произведение. Более глубокого духовного опыта трудно представить. Это самый большой опыт за всё тысячелетие: здесь и переживания человека, и его падение, и в то же время самые возвышенные и героические примеры. Это, можно сказать, самое совершенное и идеальное, к чему пришел русский человек.

Теперь каждый из нас может видеть нетленную славу святых мучеников, приобщиться к их духовному опыту, воспользоваться им, обращаться к мученикам с молитвой, а в случае скорбных обстоятельств – утешиться их подвигом. Если мы, конечно, сами хотим увидеть славу мучеников, хотим учиться из опыта святых, почти современников наших. Теперь дело прославления святых мучеников не за Церковью, она прославила их, а  за церковными людьми, которые напоминают скорее детей, которым пелись плачевные песни и они не плакали, им играли на свирели и они не плясали. Теперь мученики прославлены, и жизнеописания этих мучеников в значительной степени опубликованы, но церковные люди так же не знают их, как и раньше, как часто не знают жития святого, имя которого носят.

Воспользуется русский народ, мы с вами, возможностью жить национальной и религиозной жизнью, тогда мученики станут фундаментом ее возрождения, и кровь пролитая станет для русской нивы животворящим дождем. Не захочет русский народ этим воспользоваться и стать из советского, из российского – православным русским народом, мученики останутся всего лишь как последний памятник ХХ столетия нашей русской цивилизации, которому разве что подивится чужестранец, идя мимо, что сколь велики были ставшие неведомыми миру россы, и сколь плачевна может быть судьба сошедших в ад и не познавших смысла дарованного им от Бога бытия.

По материалам статей, интервью, выступлений игумена Дамаскина (Орловского), Секретаря Синодальной Комиссии по канонизации святых Русской Православной Церкви.

(Составитель — Н. К.)

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Рейтинг@Mail.ru