В небесах торжественно и чудно

Вла­ди­мир Коваль­джи

Оглав­ле­ние


К вели­кому сожа­ле­нию, есть про­стые вопросы, на кото­рые прин­ци­пи­ально невоз­можно отве­тить столь же просто. Одним из них явля­ется вопрос, кото­рый задают очень часто – о новом и старом «стилях». В част­но­сти, все спра­ши­вают: почему между Пас­хами по разным стилям в одном году может быть целых пять недель, а в другом они сов­па­дают? Увы, любой корот­кий ответ будет просто неправ­дой…

Под «корот­кими» я имею ввиду два рас­про­стра­нен­ных резких ответа: 1) новый стиль аст­ро­но­ми­че­ски точнее, а кто защи­щает старый – обску­рант и ретро­град, и 2) старый стиль соот­вет­ствует уста­вам Церкви, а новый – латын­ская ересь, тьфу на него.

И то, и другое – неправда.

Что же делать? Один список лите­ра­туры, содер­жа­щей про­ти­во­по­лож­ные выводы при, каза­лось бы, «желез­ных» дово­дах, займет целую газет­ную полосу, а про необ­хо­ди­мое для более или менее точ­ного объ­яс­не­ния про­блемы коли­че­ство чисел и дробей даже гово­рить не буду – оно просто непри­лично. Оста­ется, навер­ное, по при­меру авто­ров древ­них житий, посвя­тить первую стра­ницу пока­я­нию в своем недо­сто­ин­стве вообще браться за перо. Эко­но­мии ради, будем счи­тать, что уже посвя­тил… А теперь попро­бую все же уме­стить в рамки газет­ной статьи некое подо­бие ответа – причем, по воз­мож­но­сти без цифр и формул.

Начнем от печки

Глав­ное наше све­тило – солнце. Ночью, пусть и отра­жен­ным светом, светит луна. Еще видны звезды и пла­неты (света от них на грош, но кра­сота какая!). Все эти объ­екты ходят по небу раз­ными замыс­ло­ва­тыми путями. Наи­бо­лее оче­видны и удобны для кален­дар­ного исполь­зо­ва­ния три цикла: смена дня и ночи, фазы луны и «фазы» солнца (изме­не­ние соот­но­ше­ния дня и ночи). Они – т.е. сутки, месяц (лунный) и год – и явля­лись всегда осно­вой разных кален­дар­ных систем.

Беда же в том, что эти циклы (кото­рые уже с древ­них времен вычис­ля­ются с при­лич­ной точ­но­стью) очень плохо «сты­ку­ются»: солнце и луна не укла­ды­ва­ются в целое число суток, да и между собой у них та еще дробь выхо­дит… Поэтому разных систем мно­же­ство, а «иде­аль­ного» кален­даря просто не может быть – любой кален­дарь явля­ется тем или иным ком­про­мис­сом между удоб­ством и точ­но­стью. И это важно понять и запом­нить, прежде, чем идти дальше.

Зна­ко­миться с ситу­а­цией в обла­сти кален­да­рей в Рим­ской импе­рии до I века до н. э. я вам не сове­тую – в жизни доста­точно других пово­дов для огор­че­ния. Скажу просто: пута­ница была ужас­ная. Заслуга уста­нов­ле­ния отно­си­тель­ного порядка при­над­ле­жит Гаю Юлию Цезарю, кото­рый с помо­щью алек­сан­дрий­ского уче­ного Сози­гена ввел в Импе­рии весьма про­стой и удоб­ный вари­ант еги­пет­ского сол­неч­ного кален­даря. Он всем знаком: 365 дней в году плюс допол­ни­тель­ный день раз в четыре года. Это, соб­ственно, и есть юли­ан­ский кален­дарь.

Точ­ность его вполне при­ем­лема – ошибка в сутки накап­ли­ва­ется за 128 лет, что пре­вы­шает срок жизни чело­века, а значит, не очень-то и заметно. А глав­ное, введя более или менее при­лич­ное соот­но­ше­ние годо­вого и суточ­ного циклов, Юлий Цезарь реши­тельно отка­зался от попы­ток согла­со­вы­вать кален­дарь еще и с луной. «Месяцы» юли­ан­ского кален­даря стали уже с ней не свя­зан­ными (лунный месяц – это при­мерно 29,5 суток), хотя само слово «месяц» гово­рит о том, что ранее такая связь была акту­альна. 12 меся­цев сде­лали рит­мично чере­ду­ю­щи­мися – шесть по 31 дню и шесть по 30. Итого 366, поэтому в неви­со­кос­ные года послед­ний месяц – фев­раль (март был первым) – бывает короче, т.е. 29 дней.

Удив­лены, что теперь не так? Дело в том, что после Юлия Цезаря жрецы, ответ­ствен­ные за кален­дарь, стали по разным при­чи­нам хал­ту­рить и назна­чать висо­кос раз в три, а не в четыре года. Поря­док вос­ста­но­вил Август (это про­изо­шло при­мерно тогда, когда родился Иисус Хри­стос), и его именем тогда же решили назвать сле­ду­ю­щий за июлем (назван­ным в честь Юлия) месяц. Но он ведь на день короче – неудобно как-то перед импе­ра­то­ром… Поэтому пере­кро­или так, чтоб было оди­на­ково с июлем. С этого вре­мени и уста­но­вился нынеш­ний поря­док: семь меся­цев по 31 дню, пять по 30, а несчаст­ный фев­раль уре­зали еще больше.

Впро­чем, все это не имеет отно­ше­ния к вопросу о Пасхах.

Дей­стви­тельно, мы при­выкли исклю­чи­тельно к сол­неч­ному кален­дарю, а в этом случае вопрос о «стилях» довольно прост: юли­ан­ская сисема в XVI веке была уточ­нена папой Гри­го­рием XIII с помо­щью вве­де­ния «висо­кос­ных» веков в допол­не­ние к висо­кос­ным годам (в конце сто­ле­тий фев­раль удли­ня­ется только в том случае, если номер века делится на 4 – напри­мер, 2000‑м годом закон­чился ХХ век, 20 делится на 4, значит все оста­ется по-преж­нему, а если не делится – висо­кос отме­ня­ется). Этим была достиг­нута на поря­док лучшая точ­ность, ошибка в сутки набе­гает за три с лишним тысячи лет. Изящ­ное реше­ние! Но…

«Но» – это луна

Да, она самая. Та, кото­рую вывел из кален­дар­ной игры Юлий Цезарь. Когда, говоря о цер­ковно-кален­дар­ной про­блеме, мы упо­треб­ляем термин «юли­ан­ский кален­дарь», мы допус­каем боль­шую неточ­ность. Про­блема-то как раз упи­ра­ется в то, что к нему не имеет отно­ше­ния, а было добав­лено позже по цер­ков­ным сооб­ра­же­ниям.

В пер­во­хри­сти­ан­ские вре­мена имел место раз­но­бой в опре­де­ле­нии дня глав­ного хри­сти­ан­ского празд­ника – ново­за­вет­ной Пасхи, т.е. Вос­кре­се­ния Хри­стова. Одни строго при­дер­жи­ва­лись даты по иудей­скому кален­дарю (кото­рый был в основе своей лунным), другие так или иначе соот­но­сили ее с сол­неч­ным кален­да­рем с учетом дня недели и т.д. Еди­но­об­ра­зие в этом вопросе уста­но­вил (точнее, поже­лал уста­но­вить) Первый Все­лен­ский Собор в 325 году. Было реко­мен­до­вано соче­тать лунный и сол­неч­ный кален­дари таким обра­зом, чтобы празд­но­вать Вос­кре­се­ние Хри­стово в первый день недели (т.е. вос­кре­се­нье) после пер­вого весен­него пол­но­лу­ния (пас­халь­ного по иудей­скому счис­ле­нию).

Впро­чем, еди­но­об­ра­зие было достиг­нуто не сразу, потому что в Риме счи­тали рав­но­ден­ствием (т.е. нача­лом весны – или пас­халь­ной гра­ни­цей) 18 марта, а на востоке аст­ро­но­ми­че­ски более точно – 21 марта. Обще­при­ня­тый (на Востоке) поря­док вычис­ле­ния Пасхи был уста­нов­лен ближе к концу IV века тру­дами ученых алек­сан­дрий­ской Церкви при пат­ри­ар­хах Фео­филе и Кирилле. С начала VI века, когда пас­ха­лию для Рим­ской церкви соста­вил Дио­ни­сий Малый в соот­вет­ствии с восточ­ной, насту­пил период пол­ного един­ства.

Пас­ха­лию рас­пи­сы­вали не «навечно», а в сред­нем на век вперед – и именно потому, что отцам Никей­ского Собора, а уж тем более алек­сан­дрий­ским аст­ро­но­мам, была хорошо известна погреш­ность юли­ан­ского кален­даря. С другой сто­роны менять саму кален­дар­ную основу не имело смысла: во-первых, юлин­ская система проста и удобна (вспом­ните, что любой кален­дарь – ком­про­мисс); во-вторых, для этой системы суще­ствует весьма удоб­ный т.н. лунный цикл Метона, поз­во­ля­ю­щий с неболь­шой «колеб­лю­щейся» ошиб­кой опре­де­лять пол­но­лу­ния (а линей­ная ошибка в сутки набе­гает за 310 лет); в‑третьих, когда через неко­то­рое время рав­но­ден­ствие «спол­зет», то разве трудно учи­ты­вать его новую реаль­ную дату при состав­ле­нии пас­ха­лии еще на век? Так же нетрудно и кор­рек­ти­ро­вать изредка начало мето­но­вых циклов. Конечно, нетрудно! Но исто­рия, увы, пошла иначе…

От руко­вод­ства к дей­ствию – к догме

К сожа­ле­нию, именно такой исто­ри­че­ский путь прошли пас­хально-кален­дар­ные уста­нов­ле­ния отцов «золо­того» IV века.

В VII–IХ веках Цер­ковь (и Визан­тий­ская импе­рия в целом) пере­жили серьез­ный кризис, из кото­рого вышли уже далеко не теми, чем были ранее. Силь­ней­шее куль­турно-поли­ти­че­ское дав­ле­ние моло­дого ислама при­вело к сдвигу от всего антич­ного, «эллин­ского» к восточ­ному – в музыке, в живо­писи, в науке… Это отдель­ная и очень непро­стая тема; не считаю себя ком­пе­тент­ным в нее углуб­ляться, – оста­немся только в рамках нашей темы. В бого­слов­ской, дог­ма­ти­че­ской обла­сти Пра­во­сла­вие после тяже­лей­шей и очень дли­тель­ной ико­но­бор­че­ской смуты в конце концов одер­жало победу, за что слава Богу. Но у всего этого был побоч­ный эффект: к концу пер­вого – началу вто­рого тыся­че­ле­тия в раз­ряде «догм» стало чис­литься гораздо больше, чем тре­бу­ется (и на Западе – тоже: там были свои «темные века», при­вед­шие во многом к ана­ло­гич­ному). Завер­ше­ние эпохи Все­лен­ских Собо­ров со вре­ме­нем стало вос­при­ни­маться, как конец какого-либо цер­ков­ного раз­ви­тия – бого­слов­ского, кано­ни­че­ского, бого­слу­жеб­ного и, в том числе, кален­дар­ного.

В «Алфа­вит­ной син­тагме» Матфея Вла­старя (ХIV в.) содер­жится ука­за­ние на время послед­него (оче­ред­ного) состав­ле­ния пас­ха­лии – при­мерно во вре­мена VII Все­лен­ского Собора или чуть ранее (за основу был взят цикл наблю­де­ний луны в 725–743 гг.). Причем, для Вла­старя это одно­значно явля­ется вре­ме­нем «святых отец», и у него нередко сосед­ствуют бук­вально в одной фразе уста­нов­ле­ния IV и VIII веков, что весьма харак­терно (на этом осно­ва­нии неко­то­рые «фомен­ковцы» с радо­стью объ­яв­ляют, что Первый и Седь­мой Соборы – одно и тоже; очень смешно…). Кроме того, исходя из «Син­тагмы», как раз к концу VIII века и про­изо­шла «дог­ма­ти­за­ция» неко­то­рых момен­тов, свя­зан­ных с пас­ха­лией: рав­но­ден­ствие посчи­тали 21 марта, что уже было не так (эта дата, как мы увидим ниже, сыг­рала роко­вую роль и в гри­го­ри­ан­ской реформе), а также кано­ни­че­ски закре­пили воз­ник­шее гораздо позже IV века пра­вило о несов­па­де­нии с пасхой иудей­ской (в IVVI веках сов­па­де­ния бывали, никто в этом беды не видел; потом же они пре­кра­ти­лись из-за накоп­ле­ния погреш­но­стей сол­неч­ного и лун­ного циклов, из коего de facto вывели новое de jure).

С тех пор восточ­ная пас­ха­лия ока­за­лась закон­сер­ви­ро­ван­ной, и посте­пенно «разо­шлась с небом» (про­фес­сор С. С. Гла­го­лев, доклад на Соборе 1917–18 гг.): с солн­цем – на 13 дней (юли­ан­ская погреш­ность) и с луной – на 4–5 (ошибка мето­нова цикла). А вот это уже никак не укла­ды­ва­ется в рамки разум­ного ком­про­мисса удобства/точности, ибо рас­хож­де­ние явно наблю­да­емо, – через две недели после рав­но­ден­ствия обна­ру­жить при­рост дня легко с помо­щью обыч­ных часов, а пяти­днев­ный ущерб луны визу­ально с пол­но­лу­нием не спу­та­ешь.

Гри­го­ри­ан­ская реформа

Итак, про­блема давно назрела. На Западе в XVI в. она активно обсуж­да­лась, пред­ла­га­лись разные вари­анты, и, нако­нец, Папа Гри­го­рий XIII в 1582 г. издал буллу «Inter gravissimas» («Среди важ­ней­шего»), кото­рая про­воз­гла­сила кален­дар­ную реформу.

Ее целью было, как ска­зано в булле, «…уста­но­вить способ и пра­вила, кото­рыми будет достиг­нуто, чтобы в буду­щем рав­но­ден­ствие и 14‑я луна (пас­халь­ное пол­но­лу­ние – В. К.) со своих мест нико­гда не сдви­га­лись». В самой этой фор­му­ли­ровке содер­жится невер­ное пони­ма­ние задачи: ника­кого «нико­гда» в рамках неиз­бежно ком­про­мисс­ной кален­дар­ной системы не может быть! Напри­мер, тем же гри­го­ри­ан­ским кален­да­рем преду­смот­рен период в 200 лет (в том числе, как раз наши XXXXI вв.) без кор­рек­ти­ровки даты рав­но­ден­ствия, – а ведь ошибка за это время соста­вит более полу­тора суток. С луной дела обстоят ничуть не лучше, а даже наобо­рот, поверьте на слово (я же обещал без формул, а объ­яс­нить т.н. лунную «эпакту» без них невоз­можно).

Лучше и яснее всего опре­де­лил суть про­блемы выше­упо­мя­ну­тый про­фес­сор Гла­го­лев: «при срав­ни­тель­ной оценке стилей нужно иметь в виду точки зрения: аст­ро­но­ми­че­скую, прак­ти­че­скую и исто­ри­че­скую. Аст­ро­но­ми­че­ски оба кален­даря негодны, ибо для аст­ро­но­мии тре­бу­ется несрав­ненно боль­шая точ­ность…»

Оста­но­вимся – это важно! Про­стите, если уже надоел, но повторю: любая, при­год­ная для обще­ствен­ного исполь­зо­ва­ния кален­дар­ная система – это копро­мисс между удоб­ством и точ­но­стью. Мифо­ло­ги­че­ская фраза типа «новый стиль аст­ро­но­ми­че­ски точнее» озна­чает только то, что ком­про­мисс достиг­нут в другой точке – удоб­ства стало чуть меньше, точ­но­сти чуть больше (т.е., неточ­но­сти меньше). Аст­ро­но­мия тут не при чем, ибо поня­тие, напри­мер, «висо­кос­ного года» явля­ется для нее абсур­дом – что, земля раз в четыре года ско­рость меняет? Нет, конечно. Аст­ро­ном вычис­лит любое собы­тие, скажем, в секун­дах, а только потом пере­не­сет резуль­тат на любую кален­дар­ную шкалу, хоть китай­скую.

Далее, по проф. Гла­го­леву: «…прак­ти­че­ски оба кален­даря совер­шенно доста­точны…» Уточ­ним: в обыч­ном житей­ском смысле – да. А вот с пас­ха­лией, как мы уже видели, слож­нее. И, нако­нец, «…исто­ри­че­ски гри­го­ри­ан­ский кален­дарь вреден». Почему?

Вспом­ним, в чем соб­ственно заклю­ча­лась реформа. Она состо­яла из двух основ­ных момен­тов: уточ­не­ние кален­даря на буду­щее (с помо­щью «висо­кос­ных» веков) и при­ве­де­ние теку­щей аст­ро­но­ми­че­ской дати­ровки к состо­я­нию на начало IV века (для чего было одно­ра­зово выбро­шено 10 дней).

Первое – вполне объ­яс­нимо и даже полезно. Эта поправка за счет доста­точно неболь­шого услож­не­ния дости­гает при­лич­ного выиг­рыша в точ­но­сти, т.е. явля­ется хоть и необя­за­тель­ным (и не един­ствен­ным), но непло­хим реше­нием.

Второе – исто­ри­че­ски непро­сти­тельно.

Многие люди искренне верят, что поправка на 10 дней была при­звана «испра­вить ошибку юли­ан­ского кален­даря». Однако, стоит спро­сить – какую? – нач­нутся затруд­не­ния. Чаще всего пола­гают, что была ском­пен­си­ро­вана погреш­ность либо со вре­мени вве­де­ния юли­ан­ского кален­даря, либо от Рож­де­ства Хри­стова. Это логично, конечно, но не имеет отно­ше­ния к дей­стви­тель­но­сти. Папа Гри­го­рий не столько исправ­лял ошибку, сколько пытался воз­вра­тить даты аст­ро­но­ми­че­ских вех, важных для пас­ха­лии, к некоей отправ­ной точке – но не к Рож­де­ству, и не к началу юли­ан­ского счис­ле­ния вре­мени, а ко вре­мени Пер­вого Собора (325 г.), потому что именно тогда были выра­бо­таны кон­крет­ные реко­мен­да­ции по пас­ха­лии, вос­при­ни­ма­е­мые к тому же спустя более тысячи лет уже во многом мифо­ло­ги­зи­ро­ванно-дог­ма­ти­зи­ро­ванно.

В общем, пре­сло­ву­тое «рав­но­ден­ствие 21 марта», закреп­лять кото­рое навечно и в мыслях не было у осно­ва­те­лей хри­сти­ан­ской пас­ха­лии, стало в равной сте­пени камнем пре­ткно­ве­ния и для Востока, и для Запада. Первый оста­ется верен сему фан­тому, невзи­рая на небо; второй ради него же поко­ре­жил кален­дарь…

Понятно, что в боль­шин­стве своем мы теперь, спустя четыре века, столь же рав­но­душны к изъ­я­тию декады из кален­даря в XVI веке, как и к подоб­ным кол­ли­зиям времен Юлия Цезаря. Но исто­ри­че­ски такое авто­ри­тар­ное и весьма сомни­тельно обос­но­ван­ное дей­ствие под­бро­сило немало хво­ро­сту в костер меж­цер­ков­ной вражды.

Правда, про­те­стант­ские страны, заявив­шие сперва, что «лучше разой­тись с Солн­цем, чем сой­тись с Римом», все же при­няли новый стиль в разное время в тече­ние XVIIXIX вв. Боль­шая часть пра­во­слав­ных – только в начале ХХ века, но с сохра­не­нием старой пас­ха­лии, что только создало допол­ни­тель­ные устав­ные про­блемы (напри­мер, Петров пост иногда просто исче­зает и т.п.). В насто­я­щее время в пра­во­слав­ном мире дей­ствуют три вари­анта цер­ков­ного кален­даря: цели­ком гри­го­ри­ан­ский (Фин­лянд­ская Цер­ковь), в боль­шин­стве помест­ных Церк­вей – сов­ме­щен­ный со старой пас­ха­лией (ново­юли­ан­ский, или, как я его назы­ваю – «гри­гу­ли­ан­ский») и «старо»-юлианский (Рус­ская, Гру­зин­ская, Иеру­са­лим­ская и Серб­ская Церкви).

Ну, и?

Труд­ный вопрос.

Во-первых, необ­хо­димо осо­знать вто­ро­сте­пен­ность про­блемы в целом. Не «стили» раз­де­ляют Церкви, и это отлично видно из того, что есть «раз­но­стиль­ные» пра­во­слав­ные в полном кано­ни­че­ском обще­нии между собой, а есть, напри­мер, укра­ин­ские греко-като­лики, отно­ше­ния с кото­рыми у нас не ста­но­вятся лучше от общей «ста­ро­стиль­но­сти»…

Во-вторых, «сол­неч­ная» часть гри­го­ри­ан­ской системы, при­ня­тая как все­мир­ный граж­дан­ский кален­дарь, совер­шенно ней­тральна с цер­ков­ной точки зрения – какая раз­ница, как назвать тот или иной день? Спро­сите любого пра­во­слав­ного: когда нынче Пасха? Ответ – 5 мая. Редкий «под­ко­ван­ный» отве­тит по ста­рому стилю – 22 апреля. Но на пас­халь­ную заут­реню все прий­дут одно­вре­менно, ибо не в назва­ниях дело. И в том же IV веке Цер­ковь не рас­суж­дая при­няла теку­щий граж­дан­ский кален­дарь, каким бы он ни был, доба­вив и при­спо­со­бив к нему нечто свое – зави­ся­щую еще и от луны пас­ха­лию (что под­чер­ки­вает ее, как Нового Изра­иля, пре­ем­ствен­ность от Изра­иля вет­хо­за­вет­ного). И, конечно же, сакраль­ной частью цер­ков­ного кален­даря явля­ется только пас­ха­лия; а то, что Юлий Цезарь был языч­ни­ком (или Папа Гри­го­рий ХIII – като­ли­ком) не имеет зна­че­ния (даже лето­ис­чис­ле­ние долгое время было «эры Дио­кле­ти­ана», и ничего).

Сле­до­ва­тельно, извест­ная всем раз­ница в «стилях» (13 дней) сама по себе несу­ще­ственна и без­бо­лез­ненно пре­одо­лима с случае общей пас­ха­лии – дело только в ней. И здесь, по моему убеж­де­нию, надо просто вер­нуться к пони­ма­нию свя­то­оте­че­ских уста­нов­ле­ний как прин­ци­пи­аль­ного руко­вод­ства, а не псевдо-аст­ро­но­ми­че­ско­гой догмы. Якобы «вечные» пас­халь­ные таб­лицы, довед­шие нас до явного рас­хож­де­ния с небом (гри­го­ри­ан­ские намного точнее, но тоже выдают регу­ляр­ную аст­ро­но­ми­че­скую ошибку, поэтому нет смысла менять шило на мыло), были хороши пол­торы тысячи лет назад, но сейчас смот­рятся просто ана­хро­низ­мом: любой совре­мен­ный чело­век может загля­нуть в копе­еч­ный отрыв­ной кален­дарь, чтобы убе­диться в этом. Мы уже давно имеем воз­мож­ность опре­де­лять рав­но­ден­ствия и пол­но­лу­ния с высо­кой точ­но­стью на любое время вперед без всяких таблиц, и, мне кажется, грешно этим не поль­зо­ваться!

Конечно, это вопрос не столько цер­ковно-науч­ный, сколько, увы, цер­ковно-поли­ти­че­ский и идео­ло­ги­че­ский. Но это совсем другая, гораздо более тяже­лая и груст­ная тема…

Необ­хо­ди­мые допол­не­ния

Если кто-то захо­чет поглубже вник­нуть в данный вопрос и что-то почи­тать, то навер­няка встре­тится с неко­то­рыми мифо­ло­ги­че­скими дово­дами. Упо­мяну неко­то­рые из них.

«Юли­ан­ский кален­дарь дает лучшее при­бли­же­ние не к тро­пи­че­скому, а к звезд­ному году». Чистая правда. И сколь чистая, столь бес­по­лез­ная. Дей­стви­тельно, кроме «тро­пи­че­ского» года (от рав­но­ден­ствия до рав­но­ден­ствия, – именно он соот­вет­ствует реаль­ным вре­ме­нам года и потому реально нас инте­ре­сует) есть еще и «звезд­ный» (полный круг солнца отно­си­тельно т.н. «непо­движ­ных звезд»). Раз­ность между ними неве­лика, и это дает повод для спе­ку­ля­ций. Их легко раз­об­ла­чить с помо­щью ана­ло­гии с луной – у нее месяц от пол­но­лу­ния до пол­но­лу­ния очень сильно отли­ча­ется от цикла «отно­си­тельно непо­движ­ных звезд», но никому в голову не при­хо­дило исполь­зо­вать это в кален­дар­ной прак­тике. Фазы луны знают все, а второе известно только аст­ро­но­мам.

«Сов­па­де­ние с иудей­ской пасхой запре­щено кано­нами». О том, что подоб­ные сов­па­де­ния имели место долгое время после I Собора, я уже упо­ми­нал. Тогда, какие же каноны име­ются в виду? Ссы­ла­ются на 7‑е апо­столь­ское пра­вило: «Аще кто … святый день Пасхи прежде весен­няго рав­но­ден­ствия с иуде­ями празд­но­вати будет…» Кано­ни­че­ские ком­мен­та­рии, сде­лан­ные в начале вто­рого тыся­че­ле­тия делают акцент на «с иуде­ями», но из самого текста пра­вила сле­дует не совсем это, а все вместе – прежде рав­но­ден­ствия с иуде­ями. А если после? Поскольку явного ответа здесь не обре­та­ется, то сле­ду­ю­щей будет ссылка на 1‑е пра­вило Антио­хий­ского Собора (IV в.): «Аще кто дерз­нет … осо­би­тися и со иуде­ями празд­но­вать Пасху…» Здесь име­ется ввиду, что на Никей­ском Соборе уже уста­нов­лены свои, хри­сти­ан­ские пра­вила о Пасхе, им и надо сле­до­вать. А кто будет упор­ство­вать, «осо­би­тися» от всей Церкви и при­дер­жи­ваться иудей­ского кален­даря, тот ставит себя все ее ограды. Сов­па­де­ния тут не при чем.

«Сов­па­де­ние с иудей­ской пасхой иска­жает хро­но­ло­гию еван­гель­ских собы­тий». Да, согласно Еван­ге­ли­стам, Хри­стос вос­крес на сле­ду­ю­щий день. Но, про­стите, а пол­тора месяца раз­ницы не иска­жает хро­но­ло­гию?? Этот довод просто нецер­ко­вен. Цер­ковь ново­за­вет­ная уже не зави­сит и не может зави­сить от вет­хо­за­вет­ного кален­даря, поскольку имеет свой (см. цити­ро­ван­ное Антио­хий­ское пра­вило). И хро­но­ло­гию еван­гель­ских собы­тий мы выстра­и­ваем внутри своего кален­даря (Вход Гос­по­день – Страст­ная Сед­мица – Вос­кре­се­ние Хри­стово). Да и то, кстати, это дела­ется только в эти важ­ней­шие дни, а вообще четкое сле­до­ва­ние хро­но­ло­гии цер­ков­ному кален­дарю не свой­ственно: напри­мер, Пре­об­ра­же­ние, бывшее при­мерно за 40 дней до Пасхи, празд­ну­ется нами в авгу­сте и т.п.

Это, конечно, еще далеко не все. Однако, хочу наде­яться, что сумел дать хотя бы неко­то­рое пред­став­ле­ние о про­блеме и о воз­мож­ных «ключах» к ее реше­нию в буду­щем.

Стра­ница Вла­ди­мира Коваль­джи

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки