Главная » Чем отличаются религии » Католицизм » Заключения о вселенском главенстве пап
Распечатать Система Orphus

Заключения о вселенском главенстве пап

( Заключения о вселенском главенстве пап 1 голос: 4 из 5 )

Игнатий Деллингер

(Из «Соображений для епископов Собора по вопросу о папской непогрешимости», Игнатий Деллингер, октябрь 1869 г.)

 

Чтобы понять, что представляло из себя папское первенство в первые века христианства и уяснить себе причины, переродившие его в средние века, нам кажется целесообразным указать следующее.

1. Папы не принимали никакого участия в созвании Вселенских Соборов. Все эти Соборы, на которых присутствовали епископы из разных стран, были созываемы императорами, которые никогда не обращались к папам с предварительным спросом. Если папы считали Собор необходимым, то должны были обращаться со своими представлениями и просьбами к императорскому двору (как это сделали Иннокентий в деле ев. Иоанна Златоуста и Лев после Собора 449 г.). Но и в этом случае они не всегда успевали в своем желании, как то и случилось с упомянутыми папами.

2. Председательство на Соборах не всегда предоставлялось Риму, хотя почетного первенства папы никто в Церкви не оспаривал.

В Никее и на обоих Ефесских Соборах 431 и 439 г. председательствовали другие; точно так же на V Вселенском Соборе в 553 г.» в Халкидоне в 451 г. и в Константинополе в 680 г. папские легаты не председательствовали.

А то, что и сами папы никогда не заявляли притязаний на исключительное право председательства, видно из поступка Льва I, который послал своего делегата на Ефесский Собор, хотя знал, что председательствовать на нем будет епископ Александрийский.

3. Соборные определения, касались ли они догматов или церковной жизни, не нуждались в утверждении их папами. Сила и власть этих определений заключалась в единодушном признании их церковным согласием (консенсус), проявляющимся на Соборах отцами оных.

Так как этот принцип соборности противоречил позже выдуманной римской теории, то придумали, будто решения I Вселенского Собора были утверждены папой Сильвестром I (314—335) (см. гл. III, §1).

4. В первом тысячелетии Церкви не было ни одного случая, чтобы папы издали какое-нибудь догматическое определение, касающееся всей Церкви. Их догматические заявления, когда нужно было осудить какую-нибудь ересь, являлись ответами на вопросы епископов и становились правилом веры лишь тогда, когда были прочитаны, рассмотрены и приняты Собором.

5. Папы не имели ни законодательной, ни правительственной, ни судебной власти над другими патриархами. Только поместный Собор Сардикийский (347) дал им повод претендовать на последнюю. На этом Соборе было определено (впрочем, это определение относилось только к личному праву папы Юлия), что папа имеет право при посредстве римского уполномоченного созывать суд над епископами и, в случае вторичной апелляции, произносить последний приговор. Это решение не было принято ни Восточной, ни Африканской Церквами: первая никогда его не соблюдала, а вторая –  всегда отвергала и, вообще, до появления «Исидоровых Декреталий» (см. гл. III, § 1), это правило никогда и нигде не имело силы. «Мы решили, – писали африканские епископы в 419 г. папе Вонифатию I, – не допускать такого притязания» («Non sumusjam istum ivphum passuri») («Epist. Pontil…» ed. Constant, p. 1013).

Папы никогда не делали никакой попытки исполнять власть законодательную. По их собственному свидетельству, долгое время имели силу на Западе только правила I Никейского Собора, на Востоке же, кроме того, решения восточных Соборов. Заявления и распоряжения пап не считались церковными  законами, так как они были известны только некоторым епископам и церквам. С IV в., вместе с появлением Дионисиевского Сборника стала распространяться мысль, что некоторым папским посланиям принадлежит власть законодательная; но эту власть приписывали лишь тем папским посланиям, которые изданы были от имени римских Соборов и касались частных церквей. Если бы папы стали добиваться формального управления всей Церковью, это оказалось бы невозможным: через случайно созываемые Соборы управлять было нельзя, а другого органа управления не было.

О духовных судах, конгрегациях, куриях и пр. не было еще ничего слышно. Римский клир был устроен, как и всякий другой, и выполнять тогда обязанности, лежащие теперь на курии, не было ни повода, ни нужды.

6. Никто не думал приобретать себе у пап освобождения от выполнения церковных законов. Предписывать законы, от исполнения которых мог бы освободиться тот, кто заплатил деньги, считалось бы позорным и глупым. Право «вязать и решить», по всеобщему мнению, принадлежало Римскому епископу наравне со всеми другими.

7. Папы не имели права исключать кого-либо из церковного общения. Правда, они могли отказывать некоторым епископам и церквам в своем общении и признании (что они и делали часто), но это не имело никаких последствий для непризнанных в отношении их к другим епископам и церквам. Так было, например, при антиохийском разделении (361 – 413). И, наоборот, папы могли принимать в свое общение тех, которые были исключены из других церквей, но не могли принятым ими в свое общение доставить также общение и остальных церквей.

8. Долго не знали в Риме ничего об особых правах, якобы унаследованных папами от св. Петра. Знали только об обязанности пап заботиться о благе Церкви, быть стражами Дома Божьего и хранить постановления Соборов. Только после названного выше Сардикийского Собора (поместного), стали утверждать, что папам принадлежит право верховного суда. Однако же сам Иннокентий I (402 – 417), который правилу Сардикийского Собора старался придать самое широкое значение и на его основании присваивал себе суд во всех важнейших вопросах Церкви, ссылался только на Собор и отцов. Преемник его Зосима (417 – 418) также утверждал, что это были отцы, которые даровали Римскому престолу то преимущество, по которому папский суд должен считаться последним и решающим.

Но когда Халкидонский Собор в своем 28-м правиле пояснил, что отцы, по причинам политического значения Рима, предоставили этой Церкви преимущество первенства, то папа Лев I не осмелился возражать, хотя он сильно противился возвышению Константинопольского престола и предоставлению ему равных прав с Римским. Не принижение папского престола, а только притязательность восточных патриархов и нарушение 6-го правила Никейского Собора (предоставляющее Александрии и Антиохии в их областях те же права, что и Риму в области Итальянской Церкви) явились причиной отказа Льва I утвердить Халкидонский Собор. Несколько лет перед этим тот же папа внушил императору Валентину III издать эдикт, который подчинил всех епископов Западной Церкви (практически только Италии и Галлии) папскому престолу. В императорском указе, вместе с правилами Сардикийского Собора и величанием Рима, указывалось и на заслуги св. Петра как на первое основание той обширной власти пап, которой все епископы должны подчиняться.

Однако в своих сношениях с Византией и Востоком, Лев I не осмеливался приводить это основание, могущее уничтожить ненавистное Риму 28-е правило Халкидонского Собора, и он предпочитал ссылаться на 6-е правило Никейское. Остались бесплодны и возражения его преемников.

Определение Халкидонского Собора вошло в полную силу и определило с тех пор положение Восточной Церкви и ее взгляд на преимущества Рима.

9. Теория, которую позже назвали папской, была с отвращением отвергнута св. Григорием Великим, этим лучшим и величайшим папой. По этой теории один лишь папа имеет полноту власти в Церкви, все же другие епископы являются лишь его слугами и помощниками; всякая власть происходит от папы и всякий епископ только помогает ему в управлении епархией.

10. Существовали поместные церкви, которые никогда не были в зависимости от Рима, никогда не имели с ним сношений, однако это не считалось недостатком и не препятствовало церковному с ними общению. Таковой была Церковь Армянская, в которой достоинство примаса долгое время сохранялось в потомстве местного ап. Григория Просветителя. Свободной от всякого влияния Рима была и великая Сирийско-Персидская Церковь в Месопотамии и в западных землях царства Сассанидов. То же можно сказать и об Эфиопской, или Абиссийской, Церкви, которая была в единении с Церковью Александрийской.

На Западе в течение целых веков сохраняли самостоятельность Церкви Ирландская и Старо-Британская.

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru