А жизнь – только слово?

С.А. Наумов, к.ф.н.

Жизнь, житие, живот… Как не заплу­тать в этих сло­вес­ных «трех соснах»? И зачем их три – всё равно ведь озна­чают они при­мерно одно и то же? Давайте раз­би­раться.

В каждой сфере своей дея­тель­но­сти чело­век име­нует мате­ри­аль­ные и духов­ные реалии сло­вами. Начало этому поло­жил еще Адам до своего гре­хо­па­де­ния – когда дал назва­ния всей земной твари. Посте­пенно в каждой сфере скла­ды­ва­ется свой в боль­шей или мень­шей сте­пени особый подъ­язык со своей тер­ми­но­ло­гией.

Ника­кую науку, ника­кое дело нельзя изу­чить, не овла­дев их тер­ми­но­ло­гией, их языком. Пута­ешь тепло и теп­лоту – не можешь зани­маться тер­мо­ди­на­ми­кой; сме­ши­ва­ешь аппен­дикс с аппен­ди­ци­том – ты не врач; не знаешь, что такое фонема – ты за пре­де­лами фило­ло­гии. Если ты спе­ци­а­лист, про­фес­си­о­нал в своей сфере, ты вла­де­ешь ее языком. Если не вла­де­ешь – ты или диле­тант, или еще только ученик (в зави­си­мо­сти от вели­чины само­мне­ния и от тяги к знанию).

У рус­ского пра­во­сла­вия тоже есть свой особый язык – цер­ков­но­сла­вян­ский. Язык, так ска­зать, «пра­во­слав­ной спе­ци­аль­но­сти». Кто же мы в пра­во­сла­вии – про­фес­си­о­налы, диле­танты или уче­ники? Апо­столы, напри­мер, созна­вали себя уче­ни­ками Христа, даже явля­ясь по харак­теру своей дея­тель­но­сти учи­те­лями. Пре­воз­но­ситься выше апо­сто­лов, согла­си­тесь, как-то некра­сиво, а счи­тать себя диле­тан­том в пра­во­сла­вии как-то для само­лю­бия непри­вычно. Что же, будем доб­ро­со­вест­ными уче­ни­ками, будем научаться в вере и овла­де­вать ее языком.

А язык этот шли­фо­вался и отта­чи­вался более тысячи лет и достиг мате­ма­ти­че­ской точ­но­сти в выра­же­нии пра­во­слав­ного веро­уче­ния, как ника­кой другой стиль – ни лите­ра­тур­ный язык, ни язык науки, ни язык поэзии и т.п. Потому что здесь любая неточ­ность или дву­смыс­лен­ность – это лазейка для аген­тов новой ереси. Иногда из-за одной буквы ересь воз­ни­кала.

В цер­ков­но­сла­вян­ском-то языке и суще­ствуют эти три слова: жизнь, житіе и животъ, что соот­вет­ствует трем состав­ля­ю­щим чело­века: духу, душе и телу. Для начала срав­ним их в форме при­ла­га­тель­ных в соче­та­нии со словом инте­рес: живот­ный инте­рес, житей­ский инте­рес и жиз­нен­ный инте­рес – чув­ству­ете раз­ницу?

Жизнь телес­ная, жизнь как суще­ство­ва­ние назы­ва­ется словом жив0тъ. Само слово живот про­ис­хо­дит от при­ла­га­тель­ного жив. Пода­тель живота – Гос­подь, Кото­рого мы и назы­ваем Живо­дав­цем. Харак­терно, что именно из этого зна­че­ния слово в лите­ра­тур­ном языке сузи­лось до кон­крет­ного назва­ния части чело­ве­че­ского тела, ответ­ствен­ной за обес­пе­че­ние био­ло­ги­че­ской жизни – брюха, чрева, желудка. Харак­тер­ное при­ла­га­тель­ное – живот­ный. Живот­ный страх – страх за био­ло­ги­че­скую «шкурку». Суще­стви­тель­ное живот­ное пер­во­на­чально обо­зна­чает вообще всё живое. В этом зна­че­нии оно упо­треб­лено в молитве перед при­е­мом пищи – био­ло­ги­че­ским, кстати, про­цес­сом.

Жизнь душев­ная, жизнь как дея­тель­ность, как соци­аль­ное про­яв­ле­ние назы­ва­ется словом житіе. Отсюда жития святых (не животы и не жизни, а именно опи­са­ния их дея­тель­но­сти, поступ­ков), отсюда народно-раз­го­вор­ное житьё-бытьё. Соот­вет­ству­ю­щие при­ла­га­тель­ные житий­ный, житей­ский имеют тот же смысл. Житей­ский опыт – опыт, извле­чен­ный из дея­тель­но­сти. Гос­подь житием чело­века насильно не управ­ляет, это самая зыбкая почва – море житей­ское – в отли­чие от осно­ван­ных на камне веры Божиих даров: живота и жизни. Житие – зона нашей сво­боды и ответ­ствен­но­сти, по итогам исполь­зо­ва­ния кото­рой с нас взы­щется.

Жизнь духов­ная, вечная, Боже­ствен­ная назы­ва­ется словом жизнь. В животе своем (суще­ство­ва­нии) житием своим (дея­тель­но­стью) мы можем рас­по­ло­жить Бога к даро­ва­нию нам вечной жизни. Вечная жизнь – это такой же пода­рок Бога, как и живот (земное бытие). Зара­бо­тать ее невоз­можно, потому что всё, что зара­бо­тано, «нажито непо­силь­ным трудом», не пре­вос­хо­дит рамок жития. А жизнь эти рамки пре­вос­хо­дит.

Живот Гос­подь дает каж­дому живому суще­ству, воз­мож­ность жития предо­став­ляет каж­дому чело­веку, жизнь дарует святым (т.е. нор­маль­ным людям), про­явив­шим себя в своем житии.

Но как же выра­же­ние живот вечный? Разве это не то же, что жизнь вечная? То же. Только слово вечный в этих соче­та­ниях немного по-раз­ному рабо­тает. Как слово серый в соче­та­ниях серый волк и серая лошадка. Волк и без при­ла­га­тель­ного серый – серый. А вот серая лошадка – это уже и не лошадь вовсе, не живот­ное. Выхо­дит, что слово серый волку не добав­ляет ничего, а лошадку пре­вра­щает в неза­мет­ного чело­века! Так же и слово вечный: жизнь так и оста­ется жизнью (в духов­ном смысле), а вот живот уже пере­стает быть спо­со­бом суще­ство­ва­ния бел­ко­вых тел – и ста­но­вится жизнью. Такое сим­во­ли­че­ское упо­треб­ле­ние слов часто встре­ча­ется в цер­ков­но­сла­вян­ских текстах: Царь Небес­ный – это не кесарь (т.е. не Цезарь, от кото­рого и про­изо­шло само слово царь), кра­е­уголь­ный камень – это не стро­и­тель­ный мате­риал, как и камень веры – не мине­рал и море житей­ское – не водоем. При­ме­ров мно­же­ство.

Лите­ра­тур­ный наш язык, менее забо­тясь о бого­слов­ской точ­но­сти, все три зна­че­ния «упа­ко­вал» в одно слово жизнь. И «есть ли жизнь на Марсе» (=живот), и «жизнь заме­ча­тель­ных людей» (=житие), и «жиз­ненно важный» (=жизнь) – везде упо­треб­ля­ется одно и то же слово, один и тот же корень. Хорошо это или плохо?

Как посмот­реть. В бого­слов­ской сфере пута­ница полу­ча­ется несо­мнен­ная, но на то и есть цер­ков­но­сла­вян­ский язык, чтоб рас­став­лять там всё по местам. А если срав­нить с дру­гими сла­вян­скими язы­ками, то обна­ру­жится, что у нас в наи­бо­лее общем зна­че­нии закре­пи­лось слово жизн, у чехов и поля­ков – слово житье, у сербов – живот. То есть основ­ным при­зна­ком жизни для южных славян явля­ется суще­ство­ва­ние, для запад­ных – дея­тель­ность, для рус­ских же – оду­хо­тво­рен­ность (отсюда зна­ме­ни­тый рус­ский дух). С таким отно­ше­нием к жизни наши предки выстро­или самую боль­шую страну из когда-либо суще­ство­вав­ших на земле, с колос­саль­ным запа­сом жиз­нен­ных сил. Весь два­дца­тый век рабо­тал на раз­ру­ше­ние России, но, как в сказке гово­рится: «бил, бил – не разбил». Пооб­бил, правда.

Есть в про­сто­ре­чии еще одно слово – житуха. От кото­рой да изба­вит нас мило­сти­вый Гос­подь!

подроб­нее о тер­ми­нах см.: Коле­сов В.В. Древ­няя Русь: насле­дие в слове. Мир чело­века. – СПб., 2000.

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки