Архиерейское богослужение

М.С. Желтов

Архи­ерей­ское бого­слу­же­ние [греч. αρχιερατική λειτουργία, лат. liturgia pontificalis], в визант. обряде — бого­слу­же­ние, совер­ша­е­мое архи­ереем (лицом в епи­скоп­ском сане).

По апо­столь­скому цер­ков­ному устрой­ству епи­скоп явля­ется главой своей цер­ков­ной обла­сти, сим­во­ли­зи­руя Христа — Главу всей Церкви: «Где будет епи­скоп, там должен быть и народ, так же, как где Иисус Хри­стос, там и кафо­ли­че­ская Цер­ковь» (Игна­тий Бого­но­сец, сщмч. Посла­ние к Смир­ня­нам. Гл. 8); поэтому и в бого­слу­жеб­ном собра­нии епи­скоп зани­мает то же место, какое зани­мал Хри­стос среди Своих уче­ни­ков. В связи с этим архи­ерею при­над­ле­жит право (а в древ­но­сти — зача­стую и обя­зан­ность) пред­сто­я­тель­ство­вать за всяким бого­слу­же­нием в своей епар­хии; викар­ными епи­ско­пами и свя­щен­ни­ками службы совер­ша­ются постольку, поскольку им поз­во­ля­ется это епар­хи­аль­ным архи­ереем: «Только та Евха­ри­стия должна почи­таться истин­ною, кото­рая совер­ша­ется епи­ско­пом или тем, кому он сам предо­ста­вит это» (Там же). Согласно древним опи­са­ниям хри­сти­ан­ского бого­слу­же­ния — «Апо­столь­скому пре­да­нию» (III в.), «Апо­столь­ским поста­нов­ле­ниям» (ок. 380), «О цер­ков­ной иерар­хии» (одному из трак­та­тов «Аре­о­паги­тик», кон. V — нач. VI в.) и др.,— епи­скоп воз­глав­лял сонм свя­щен­но­слу­жи­те­лей при совер­ше­нии не только таинств Евха­ри­стии и Свя­щен­ства, но и Кре­ще­ния, Мvро­по­ма­за­ния, Пока­я­ния. Следы этого есть и в более позд­них бого­слу­жеб­ных книгах: в РНБ. О. п. I. 14. Л. 48 об. 68 об., XIV в., и во мн. др. руко­пи­сях гово­рится об архи­ерее, совер­ша­ю­щем Кре­ще­ние и Мvро­по­ма­за­ние; при­ня­тый ныне в греч. Церк­вах Архи­ера­ти­кон содер­жит особый чин обру­че­ния и вен­ча­ния, совер­ша­е­мый архи­ереем (за Боже­ствен­ной литур­гией или отдельно — Άρχιερατικόν. Σ. 126—139); чины отпе­ва­ний по совр. печат­ным Треб­ни­кам счи­тают обыч­ным уча­стие архи­ерея (Треб­ник Боль­шой. Л. 104 об., 126) и т. д. Т. о., всякое бого­слу­же­ние может быть архи­ерей­ским.

В ходе исто­рии в Церкви уста­но­ви­лась при­ход­ская система, так что основ­ными совер­ши­те­лями бого­слу­же­ний в каждом при­ходе стали свя­щен­ники. Тем не менее литур­ги­че­ская жизнь при­хода все­цело зави­сит от пра­вя­щего архи­ерея: «Ни один свя­щен­ник не может свя­щен­но­дей­ство­вать… если не имеет руко­по­ло­же­ния, руко­по­ло­же­ние же — от архи­ерея; сле­до­ва­тельно, чрез него (свя­щен­ника) дей­ствует бла­го­дать архи­ерей­ская. Далее, свя­щен­ник не совер­шает таинств без пре­стола, пре­стол же освя­ща­ется мvром, а мvро освя­ща­ется одним архи­ереем… Еще: никто не кре­стит, если не имеет руко­по­ло­же­ния… И также не может кре­стить без мvра… Сле­до­ва­тельно, архи­ерей­ство совер­шает все боже­ствен­ные таин­ства… И без него не будет ни пре­стола, ни руко­по­ло­же­ния, ни св. мvра, ни Кре­ще­ния, ни, сле­до­ва­тельно, хри­стиан» (Симеон Солун­ский. О свя­щен­ном пома­за­нии. Гл. 77 (в рус. изд. (45)). Идея связи епи­скопа и при­хода посто­янно под­чер­ки­ва­ется: имя пра­вя­щего архи­ерея воз­гла­ша­ется почти за всяким бого­слу­же­нием; Евха­ри­стия совер­ша­ется на анти­минсе, под­пи­сан­ном архи­ереем.

Несмотря на то что каж­дому свя­щен­нику вве­рено совер­ше­ние Евха­ри­стии и проч. служб в своем при­ходе, он не обла­дает пол­но­той апо­столь­ского дара, почи­ва­ю­щей на епи­скопе,— таин­ство Свя­щен­ства и неко­то­рые свя­щен­но­дей­ствия могут быть совер­шены только епи­ско­пом: «Боже­ствен­ное зако­но­да­тель­ство уде­лило посвя­ще­ние иерар­хи­че­ских чинов, освя­ще­ние боже­ствен­ного мvра и свя­щен­ное совер­шен­но­дей­ствие жерт­вен­ника (т. е. освя­ще­ние пре­стола. — Ред.) един­ственно совер­шен­но­дей­ству­ю­щим силам бого­вдох­но­вен­ных иерар­хов» (Агеор. ЕН. 5. 5). Кроме того, поря­док Боже­ствен­ной литур­гии и отча­сти служб суточ­ного круга может доста­точно сильно изме­няться, если епи­скоп воз­глав­ляет бого­слу­же­ние (или даже просто при­сут­ствует в храме), поэтому А. б. при­нято назы­вать именно ука­зан­ные таин­ство и свя­щен­но­дей­ствия, а также те осо­бен­но­сти в чино­по­сле­до­ва­ниях литур­гии и др. служб, кото­рые свя­заны с уча­стием в них архи­ерея.

Свя­щен­но­дей­ствия, совер­ша­е­мые только архи­ереем. В визант. обряде, при­ня­том ныне в пра­восл. Церкви, только епи­ско­пом могут быть совер­шены сле­ду­ю­щие свя­щен­но­дей­ствия: руко­по­ло­же­ния во епи­скопа (в отли­чие от проч. руко­по­ло­же­ний совер­ша­ется при обя­за­тель­ном уча­стии неск. епи­ско­пов), пре­сви­тера, диа­кона; хиро­те­сии во ипо­ди­а­кона, чтеца, пев­чего, све­ще­носца (с сер. XVII в. этот чин в РПЦ, как пра­вило, не отде­ля­ется от хиро­те­сии чтеца; в греч. Церк­вах эти чины раз­де­лены — Άρχιερατικόν. Σ. 99–100); хиро­те­сии во архии­про­то­ди­а­кона, про­то­и­е­рея и про­то­пре­сви­тера, игу­мена и архи­манд­рита (а также в цер­ков­ные чины ико­нома и др.); награж­де­ния кли­ри­ков за Боже­ствен­ной литур­гией награ­дами цер­ков­ными; чины освя­ще­ния храма (кроме архи­ерей­ского в РПЦ иногда прак­ти­ку­ется сокра­щен­ный иерей­ский чин, т. н. малое освя­ще­ние — см. в ст. «Освя­ще­ние храма») и анти­минса; чин освя­ще­ния мvра (может совер­шаться только Главой авто­ке­фаль­ной Церкви или по его пору­че­нию); чин вен­ча­ния на цар­ство (совер­ша­ется только Пред­сто­я­те­лем Церкви в монар­хи­че­ском гос-ве); боль­шин­ство действ литур­ги­че­ских (чины шествия на осляти, пещ­ного дей­ства и др.) пред­по­ла­гают обя­за­тель­ное уча­стие архи­ерея. Боль­шой Треб­ник (со ссыл­кой на Дио­ни­сия Аре­о­па­гита — см. Areop. EH. 5. 5) вкратце ука­зы­вает: «Три убо дей­ства суть, от нихже ни един­наго свя­щенннкъ кроме самаго точию архи­ерея совер­шати может. Первое, мvра свящ­ние. Второе, жерт­вен­ника, и храма свя­ще­ние. Третие, руко­по­ло­же­ние свя­щен­ства» (гл. 109. Л. 26). Поря­док всех пере­чис­лен­ных свя­щен­но­дей­ствий см. в соот­вет­ству­ю­щих ста­тьях.

Осо­бен­но­сти в порядке др. свя­щен­но­дей­ствий при уча­стии в них архи­ерея. Устав­ное А. б. тре­бует уча­стия боль­шого числа кли­ри­ков: про­то­ди­а­кона, неск. пре­сви­те­ров и диа­ко­нов, ипо­ди­а­ко­нов — два подают архи­ерею дики­рий и три­ки­рий (они же обычно пости­лают для архи­ерея орлецы), двум (или четы­рем) вру­ча­ются рипиды, один (т. н. кни­го­дер­жец) держит перед архи­ереем бого­слу­жеб­ные книги, один (т. н. посош­ник) носит архи­ерей­ский жезл, одному (при совер­ше­нии службы пра­вя­щим архи­ереем в своей епар­хии) вру­ча­ется при­ми­ки­рий вынос­ная свеча; за Пат­ри­ар­шими бого­слу­же­ни­ями еще один ипо­ди­а­кон держит во время бого­слу­же­ния вынос­ной Пат­ри­ар­ший крест. За совр. греч. А. б., как пра­вило, функ­ции ипо­ди­а­ко­нов испол­няют диа­коны.

Архи­ерей обла­ча­ется осо­бен­ным обра­зом, что сим­во­ли­зи­рует пол­ноту почи­ва­ю­щей на нем бла­го­дати. Одно из древ­ней­ших сви­де­тельств обла­че­ния архи­ерея в одежды, отли­ча­ю­щи­еся от одежд проч. кли­ри­ков, содер­жится в «Апо­столь­ских поста­нов­ле­ниях» (VIII 12. 4). В вост. тра­ди­ции глав­ным знаком отли­чия епи­скопа от пре­сви­те­ров служит омофор, упо­ми­на­е­мый как обыч­ное архи­ерей­ское обла­че­ние уже преп. Иси­до­ром Пелу­сио­том (1‑я пол. V в.) (Κούρκουλα. Σ. 63–65). Вплоть до XI–XII вв. омофор был един­ствен­ным знаком отли­чия архи­ереев и наде­вался поверх пол­ного свя­щен­ни­че­ского обла­че­ния, но со вре­ме­нем к архи­ерей­ским обла­че­ниям доба­ви­лись и др., так что с XVIII в. полный ком­плект архи­ерей­ских обла­че­ний в пра­восл. тра­ди­ции вклю­чает архи­ерей­ский ками­сий (т. н. под­сак­кос­ник), епи­тра­хиль, пояс, поручи, палицу, саккос (может заме­няться фело­нью), 2 омо­фора (боль­шой и малый, из коих 1‑й наде­ва­ется во время про­цес­сий, 2‑й — во время соб­ственно тай­но­дей­ствий), пана­гию (архи­ерей за бого­слу­же­нием также носит крест и вторую пана­гию, если он награж­ден ею), митру; как архи­пас­тырь архи­ерей имеет архи­пас­тыр­ский жезл (в рус. тра­ди­ции укра­ша­ется сулком; в позд­ней греч. прак­тике сулком укра­шают свои жезлы пред­сто­я­тели Помест­ных Церк­вей; в РПЦ Пат­ри­арх, как пра­вило, служит с особым жезлом без сулка); как монах архи­ерей обла­ча­ется также в мона­ше­ские одежды, из них бого­слу­жеб­ное зна­че­ние имеют архи­ерей­ская мантия, клобук или куколь, у Пат­ри­арха — второй пара­ман (Дмит­ри­ев­ский. Став­лен­ник. С. 265—329). В греч. прак­тике дики­рий и три­ки­рий укра­ша­ются лен­тами и эмбле­мой с выши­тыми на ней сим­во­лом Христа и бук­вами альфа и омега. См. в ст. «Обла­че­ния цер­ков­ные».

Для А. б. в России при­нято устра­и­вать в центре храма воз­вы­ше­ние — т. н. архи­ерей­ский амвон (др. назва­ния — рундук, обла­чаль­ное место; в Чинов­нике изд. 1982–1983 непра­вильно назван кафед­рой), на к‑ром стоит архи­ерей, когда нахо­дится не в алтаре, а в храме, и с к‑рого чита­ется Еван­ге­лие. Соору­же­ние высо­ких амво­нов (метр и более высо­той) в центре храма в Визан­тии и на Руси было обыч­ным явле­нием, не свя­зан­ным исклю­чи­тельно с А. б.,— с амвона чита­лось Свящ. Писа­ние, пелись важ­ней­шие пес­но­пе­ния, про­из­но­си­лись екте­нии. В греч. прак­тике уже с XIV в. архи­ерей­ский амвон часто не устра­и­ва­ется.

За рус. А. б. нередко звучат остав­лен­ные непе­ре­ве­ден­ными греч. тексты: «Εις πολλά έτη, δέσποτα» (На многая лета, вла­дыко — см. Ис полла эти, дэс­пота); «Τον δεσπότην και αρχιερέα ημών, Κύριε, φύλαττε» (Вла­дыку и архи­ерея нашего, Гос­поди, сохрани), «‘’Αξιος» (Достоин — см. Аксиос), «Κύριε, έλέησον» (Гос­поди, поми­луй) и др.; в конце Пат­ри­ар­шей службы поется поли­хро­нион. Это след того, что РПЦ в тече­ние дол­гого вре­мени воз­глав­ляли греч. иерархи (Голуб­цов. С. 115–120).

В Визан­тии книгой, содер­жав­шей чино­по­сле­до­ва­ния А. б., был Евхо­ло­гий; на Руси руко­писи Евхо­ло­гия (в слав, тра­ди­ции раз­де­ля­ется на Слу­жеб­ник и Треб­ник), при­спо­соб­лен­ные для А. б., обычно назы­вали «свя­ти­тель­скими Слу­жеб­ни­ками». С сер. XVII в. за епи­скоп­ской редак­цией Евхо­ло­гия закре­пи­лось назва­ние Чинов­ник архи­ерей­ский (в слав. Церк­вах) или Архи­ера­ти­кон (в греч. Церк­вах). Первые печат­ные изда­ния: слав. — Вене­ция, 1538–1540; Москва, 1600, 1610, 1668, 1677, 1688, 1721, 1722, 1760, 1798; греч.— Вене­ция, 1714 (пере­из­дан в 1773, 1777, 1778); К‑поль, 1820. Первые печат­ные уни­ат­ские изда­ния: Суп­расль, 1716 (под назва­нием: «Пон­ти­фи­кал, си есть Слу­жеб­ник свя­ти­тель­ский»); Унев, 1740; Суп­расль, 1793. В 1910 г. в Москве с бла­го­сло­ве­ния Свя­тей­шего Синода был напе­ча­тан еди­но­вер­че­ский Чинов­ник (тексты в нем ско­пи­ро­ваны из руко­пи­сей ГИМ. Син. № 909 и 680, XVI в.). Основ­ными бого­слу­жеб­ными кни­гами, регла­мен­ти­ру­ю­щими совер­ше­ние А. б. в наст, время, явля­ются: в РПЦ — Чинов­ник архи­ерей­ского свя­щен­но­слу­же­ния (М., 1982–1983, 2 т.); в греч. Церк­вах — Άρχιερατικόν. (Αθήναι, 1999).

Боже­ствен­ная литур­гия. Из-за ску­до­сти данных трудно судить о том, отли­чался ли архи­ерей­ский чин Боже­ствен­ной литур­гии от иерей­ского в I–IV вв., однако общая про­стота древ­них чино­по­сле­до­ва­ний, а также то, что орди­нар­ным совер­ши­те­лем Евха­ри­стии был епи­скоп, поз­во­ляют утвер­ждать, что свя­щен­ни­че­ский чин литур­гии в ран­не­христ. эпоху был про­стым повто­ре­нием епи­скоп­ского.

Осо­бен­но­сти архи­ерей­ской литур­гии визант. обряда сло­жи­лись не сразу. Поскольку древ­ней­шие сохра­нив­ши­еся списки к‑польских литур­гий свт. Иоанна Зла­то­уста и свт. Васи­лия Вели­кого дати­ру­ются кон. VIII в. (Vat. Barber, gr. 336 — Parenti, Velkovska. Eucologio), источ­ни­ками, поз­во­ля­ю­щими судить о раз­ви­тии к‑польского евха­ри­сти­че­ского чина в V–VIII вв., явля­ются литур­ги­че­ские ком­мен­та­рии (в первую оче­редь трак­тат «О цер­ков­ной иерар­хии» (кон. V — нач. VI в.) и «Цер­ков­ная исто­рия» свт. Гер­мана I К‑польского († 733)), а также кос­вен­ные сви­де­тель­ства святых отцов и цер­ков­ных писа­те­лей (см. клас­си­фи­ка­цию источ­ни­ков в кн.: Taft. Great Entrance. P. XVII–XLII, источ­ники по исто­рии архи­ерей­ского чина литур­гии: idem. The Pontifical Liturgy. Pt. 2. P. 89–97). Из тво­ре­ний свт. Иоанна Зла­то­уста († 407) можно заклю­чить, что в нач. V в. только архи­ерей мог вос­се­дать на горнем месте в отли­чие от пре­сви­те­ров, садив­шихся по сто­ро­нам от него (Paverd F. van de. P. 417–428). Это отли­чие до сих пор сохра­ня­ется за А. б. Вторым древ­ней­шим и важ­ней­шим отли­чием архи­ерей­ской литур­гии сле­дует счи­тать воз­мож­ность вклю­че­ния в нее чино­по­сле­до­ва­ний хиро­то­ний: епи­скоп­ской — после Три­свя­того, т. е. до начала литур­гии, кото­рая во вре­мена свт. Иоанна Зла­то­уста начи­на­лась с воз­гласа «Ειρήνη πάσι» (Мир всем); пре­сви­тер­ской — после вели­кого входа; диа­кон­ской — после ана­форы.

Место хиро­то­нии в службе соот­вет­ствует месту, зани­ма­е­мому в евха­ри­сти­че­ском собра­нии епи­ско­пом (воз­глав­лять литур­гию), пре­сви­те­ром (участ­во­вать в совер­ше­нии таин­ства Евха­ри­стии или совер­шать его само­сто­я­тельно), диа­ко­ном (помо­гать епи­скопу и пре­сви­теру). При нали­чии пре­сви­тер­ской хиро­то­нии чин литур­гии услож­ня­ется вру­че­нием ново­ру­ко­по­ло­жен­ному т. н. Залога, части св. Агнца, во время ана­форы (а при диа­кон­ской — допол­ни­тель­ным осе­не­нием дики­рием и три­ки­рием после ана­форы и хиро­то­нии).

Прп. Исидор Пелу­сиот сви­де­тель­ствует о нали­чии в V в. прак­тики сни­мать за литур­гией омофор во время чтения Еван­ге­лия: «Омофор епи­скопа, сде­лан­ный из шерсти, а не из льна, озна­чает кожу заблуд­шей овцы, кото­рую Гос­подь, взыс­кав, вос­при­нял на рамена Свои… Когда при­хо­дит при откры­ва­нии досто­по­кла­ня­е­мого Еван­ге­лия Сам истин­ный Пас­тырь, тогда и епи­скоп вос­стает и сла­гает с себя упо­доб­ля­ю­щий его Христу образ, давая тем знать, что пред­стоит Сам Гос­подь, Вождь пас­ты­рей, Боги Вла­дыка» (Письмо 136). В трак­тате «О цер­ков­ной иерар­хии» (Areop. EH. 3. intr.) отме­чено совер­ша­е­мое епи­ско­пом каж­де­ние после входа в цер­ковь, т. е. каж­де­ние после малого входа, поскольку литур­гия в то время начи­на­лась с этого.

В V–VIII вв. воз­ни­кает целый ряд харак­тер­ных момен­тов в к‑польской литур­гии, свя­зан­ных в т. ч. и с осо­бен­но­стями цер­ков­ной архи­тек­туры К‑поля (см. об этом: Mathews.P. 105—176). Впо­след­ствии неко­то­рые из обря­дов, сопря­жен­ных с пер­выми, исчезли из иерей­ского чина Евха­ри­стии, но следы их сохра­ни­лись в архи­ерей­ском и стали ассо­ци­и­ро­ваться только с А. б. (хотя и не были изна­чально спе­ци­фи­че­ски епи­скоп­скими). Среди таких момен­тов: исполь­зо­ва­ние Три­свя­того в каче­стве вход­ного пес­но­пе­ния; при­бав­ле­ние к литур­гии в VII–VIII вв. энарк­сиса (3 началь­ных анти­фо­нов литур­гии), еще долго после этого счи­тав­ше­гося необя­за­тель­ным; совер­ше­ние про­те­сиса (т. е. про­ско­ми­дии) в отдель­ном от храма здании — ске­во­фи­ла­ки­оне (сосу­до­хра­ни­тель­нице), откуда при­го­тов­лен­ные для Евха­ри­стии хлеб и вино при­но­сили диа­коны во время вели­кого входа (т. о., пред­сто­я­тель не участ­во­вал в про­цес­сии с Дарами), умо­ве­ние рук после вели­кого входа всеми епи­ско­пами и свя­щен­ни­ками, чтение пред­сто­я­те­лем и сослу­жа­щими диа­лога accessus ad altare, во время кото­рого сослу­жа­щие гово­рили пред­сто­я­телю (как епи­скопу, так и свя­щен­нику) слова: «Дух святый найдет на тя и сила выш­него осияет тя» (Лк 1, 35), что в евха­ри­сти­че­ском кон­тек­сте выра­жает пра­восл. взгляд на уча­стие Св. Духа в освя­ще­нии Даров.

Древ­ней­шие руко­писи визант. Евхо­ло­гия VIII–Х вв., как пра­вило, вовсе не содер­жат рубрик (при­ме­ча­ний устав­ного и обря­до­вого харак­тера), поэтому с доста­точ­ной сте­пе­нью подроб­но­сти визант. А. б. известны, начи­ная с появ­ле­ния в X в. уста­вов литур­гии (Jacob. La concelebration. P. 249–252). Поря­док Пат­ри­ар­шей литур­гии в К‑поле X в. изве­стен из опуб­ли­ко­ван­ной в XVII в. Ж. Гоаром руко­писи, откры­той диак. Иси­до­ром Пиро­ма­ли­сом на о‑ве Патмос (Goar. Euchologion. P. 180–184; ркп. ныне утра­чена), а также по опуб­ли­ко­ван­ному еще в XVI в. лат. пере­воду Пат­ри­ар­шего чина литур­гии (ркп., ныне также утра­чен­ная, хра­ни­лась в мон-ре Йохан­нис­берг в Гер­ма­нии — Cochlaeus. P. 119–132).

Осо­бен­но­сти чина этого вре­мени:

  1. архи­ерей обла­ча­ется в ске­во­фи­ла­ки­оне, здесь же он, если хочет, при­ни­мает уча­стие в про­ско­ми­дии;
  2. архи­ерей не входит в храм во время энарк­сиса, к‑рый совер­ша­ется без его уча­стия;
  3. во время сугу­бой екте­ний архи­ерей бла­го­слов­ляет народ;
  4. архи­ерей не участ­вует в пере­не­се­нии Даров из ске­во­фи­ла­ки­она в храм, умы­вает руки до вели­кого входа, в диа­логе accessus ad altare слова Еван­ге­лия от Луки (1, 35) обра­щены к пред­сто­я­телю (т. о., роли в диа­логе рас­пре­де­лены пра­вильно).

Соб­ственно архи­ерей­скими осо­бен­но­стями здесь явля­ются только № 2 и 3 (хотя из лат. пере­вода литур­гии свт. Иоанна Зла­то­уста, сде­лан­ного Львом Тос­ка­ном ок. 1173–1178 гг., сле­дует, что и № 3 не был исклю­чи­тель­ной осо­бен­но­стью А. б. — Jacob. La traduction. P. 147).

Сле­ду­ю­щий этап раз­ви­тия визант. архи­ерей­ского чина Боже­ствен­ной литур­гии отра­жен в памят­ни­ках XI–XII вв.: Hieros. S. Crucis. 109, XI в.; Lond. Brit. Lib. Add. 34060. Fol. 511–515 (неск. пер­га­мен­ных листов XII в., встав­лен­ных в ркп. XV в.); араб. пере­воде архи­ерей­ской литур­гии свт. Иоанна Зла­то­уста (С. Bacha); литур­ги­че­ских тол­ко­ва­ниях: «Про­тео­рии» Нико­лая и Фео­дора Андиды (XI в.) и «Литур­ги­че­ском ком­мен­та­рии» (XII в.), нося­щем имя Пат­ри­арха Иеру­са­лим­ского Софро­ния (VII в.).

Согласно этим источ­ни­кам, архи­ерей­ская литур­гия имеет сле­ду­ю­щие отли­чия:

  1. епи­скоп не участ­вует в энарк­сисе, нахо­дясь в это время в нар­тексе (при­творе);
  2. «Δεΰτε προσκυνήσωμεν…» (При­и­дите, покло­нимся…) поется пооче­редно пев­цами и наро­дом (согласно «Литур­ги­че­скому ком­мен­та­рию»);
  3. во время пения Три­свя­того епи­скоп, держа в руке свечу и кла­ня­ясь, трижды тихо про­из­но­сит стихи, явля­ю­щи­еся пара­фра­зом Пс. 79:15–16 (Гоc­поди Боже сил, призри с небесе, и виждь, и посети вино­град сей, и утверди и, егоже насади дес­ница Твоя; в источ­ни­ках текст несколько варьи­ру­ется), в 3‑й раз он осе­няет свечой св. пре­стол (X. Матеос пола­гает, что этот стих явля­ется следом древ­него испол­не­ния Три­свя­того как вход­ного анти­фона — Р. 107–110);
  4. в конце Три­свя­того архи­ерей трижды бла­го­слов­ляет (по одним источ­ни­кам — свя­щен­ни­ков, по др. — народ) и вос­хо­дит на горнее место;
  5. архи­ерей сни­мает омофор во время чтения Еван­ге­лия (эта осо­бен­ность уже отме­ча­лась выше);
  6. во время сугу­бой екте­ний архи­ерей трижды бла­го­слов­ляет народ;
  7. архи­ерей не участ­вует в пере­не­се­нии Даров из ске­во­фи­ла­ки­она в храм, после (согласно нек-рым источ­ни­кам, до) вели­кого входа совер­шает умо­ве­ние рук, в диа­логе accessus ad altare пра­виль­ное рас­пре­де­ле­ние ролей.

Чин греч. А. б. XIV–XVI вв. изве­стен по боль­шому числу памят­ни­ков. Это в первую оче­редь уставы архи­ерей­ской литур­гии — напи­сан­ный диа­ко­ном, про­то­но­та­рием Вели­кой ц. Димит­рием Геми­сто­сом (Hieros. Patr. 362 (607), XIV в.; Alexandr. Patr. 371, 1407 г.; Ath. Laur.A. 80,1541. — Дмит­ри­ев­ский. Опи­са­ние. Т.  2. С.  301–319; Hubert. P.  1–304), Диа­так­сис Фео­дора Агал­ли­ана (Χριστόπουλος. Σ.  48–51), XV в., и чин, опуб­ли­ко­ван­ный А.  А.  Дмит­ри­ев­ским по руко­писи XV в. из б‑ки Андрея an. скита на Афоне (Дмит­ри­ев­ский. Опи­са­ние. Т.  1. С.  164–172; он же. Совре­мен­ное бого­слу­же­ние. С.  44–54). Кроме того, сохра­ни­лись мно­го­чис­лен­ные греч. архи­ерей­ские Евхо­ло­гии того вре­мени (см. также в ст. «Чинов­ник архи­ерей­ский»). Нако­нец, ценные све­де­ния содер­жатся в литур­ги­че­ских трак­та­тах Нико­лая Кава­силы († ок.  1391) и Симеона, архиеп. Фес­са­ло­ни­кий­ского († 1429).

Греч. архи­ерей­ский чин литур­гии XIV–XVI вв. имеет сле­ду­ю­щие осо­бен­но­сти:

  1. архи­ерей обла­ча­ется в храме, стоя в своей ста­си­дии (стихи на обла­че­ние он читает сам);
  2. энарк­сис совер­ша­ется без уча­стия архи­ерея, кото­рый тем не менее нахо­дится в храме и про­чи­ты­вает сам молитвы анти­фо­нов;
  3. во время малого входа, когда apxи­ерей шествует в алтарь, ему мно­го­кратно воз­гла­шают: «Εις πολλά έτη, δέσποτα»;
  4. сразу после малого входа архи­ерей совер­шает каж­де­ние;
  5. перед Три­свя­тым епи­скоп трижды осе­няет дики­рием Еван­ге­лие (или св. пре­стол) с чте­нием пара­фраза Пс. 79:15–16;
  6. Три­свя­тое пооче­редно поют певчие и свя­щен­но­слу­жи­тели;
  7. во время Три­свя­того епи­скоп трижды осе­няет три­ки­рием Еванге лие с чте­нием тех же стихов, что и перед Три­свя­тым;
  8. в конце Три­свя­того архи­ерей вос­хо­дит на горнее место и оттуда трижды бла­го­слов­ляет народ три­ки­рием;
  9. перед конда­ком, пою­щимся на Слава, воз­гла­ша­ется похвала (мно­го­ле­тия царям Пат­ри­арху и проч.);
  10. перед чте­нием Еван­ге­лия архи­ерей сни­мает омофор (к‑рый далее наде­ва­ется только при совер­ше­нии пре­сви­тер­ской или диа­кон­ской хиро­то­нии а также перед воз­гла­сом «Святая святым»);
  11. во время про­ше­ния сугу­бой екте­нии о царях епи­скоп трижды бла­го­слов­ляет народ три­ки­рием;
  12. архи­ерей не участ­вует в пере­не­се­нии Даров из жерт­вен­ника в алтарь, умы­вает руки до вели­кого входа, в диа­логе accessus ad altare пра­виль­ное рас­пре­де­ле­ние ролей;
  13. после пения херу­вим­ской песни епи­скоп трижды осе­няет народ три­ки­рием;
  14. перед Сим­во­лом веры архи­ерей с сослу­жа­щими трижды воз­де­вают воздух, читая Три­свя­тое;
  15. во время intercessio ана­форы диакон про­из­но­сит диптихи (эта осо­бен­ность не явля­ется строго архи­ерей­ской в древ­но­сти диптихи могли про­из­но­ситься и за иерей­ской служ­бой — так, напр., в ркп. Ath. Dionys. 105 XIII в.).

Памят­ники, опи­сы­ва­ю­щие совер­ше­ние архи­ерей­ской литур­гии на Руси в X–XIV вв., неиз­вестны (древ­ней­ший рус. Чинов­ник РНБ. Соф. No 1056, 2‑я пол. XIV в., не содер­жит литур­гии), однако можно утвер­ждать, что и пре­сви­теры, и епи­скопы исполь­зо­вали единый литур­ги­че­ский фор­му­ляр (ком­плекс бого­слу­жеб­ных тек­стов). Осо­бен­но­сти А. б. — осе­не­ние све­чами и проч.— фик­си­ро­ва­лись, по-види­мому, устной тра­ди­цией. Это пред­по­ло­же­ние под­твер­жда­ется сле­ду­ю­щим: а) зафик­си­ро­вано исполь­зо­ва­ние архи­ере­ями иерей­ских Слу­жеб­ни­ков, напр. Вар­ла­ама Хутын­ского Слу­жеб­ника, где при­сут­ствуют позд­ней­шие пометки, отно­ся­щи­еся к А. б. (ГИМ. Син. № 604, нач. XIII в. Л. 11 об., 16 об.—17 об.), свт. Кипри­ана Слу­жеб­ника (ГИМ. Син. 601, кон. XIV — нач. XV в.); б) в свя­ти­тель­ских Слу­жеб­ни­ках часто выпи­сан иерей­ский фор­му­ляр литур­гии (напр., РГБ. Рогож. No 679, XIX в. (копия ркп. 1416 г.; ср. с РГИА. Ф. 834. Он. 3. No 4026)).

По архи­ерей­скому Слу­жеб­нику (ГИМ. Син. № 600, 1400 г.) осо­бен­но­сти литур­гии, совер­ша­е­мой епи­ско­пом, огра­ни­чи­ва­ются тем, что он осе­няет све­чами после малого входа, читает стихи Пс. 79, 15–16 во время Три­свя­того и совер­шает особое бла­го­сло­ве­ние иереев во время чтения Апо­стола.

Доста­точно боль­шое число рус. архи­ерей­ских Слу­жеб­ни­ков XV — 1‑й пол. XVII в. содер­жит чин литур­гии, близ­кий к греч. чину XIV–XVI вв. (ГИМ. Син. № 310 (нач. XVI в.), 680 и 909, XVI в.; БАН. Новг. No 918 (21. 4. 13), XVI в. и др.; ср. со сла­вян­ско-лат. ркп. сер. XVII в., хра­ня­щейся в бело­рус. б‑ке Фран­циска Ско­рины в Лон­доне (фак­си­миль­ное изд.: The Pontifical Liturgy. P. 9–112), со слав. ркп. из Боснии (Lond. Brit. Lib. Add. 16373, Л. 2—148 об. 1706 г.) и с др. южно­рус. и южно­слав. памят­ни­ками XVII — нач. XVIII в.). Спе­ци­фи­че­скими для рус. редак­ции этого чина явля­ются:

а) слож­ный поря­док встречи архи­ерея у дома (начи­на­ется со слов Пс. 112:1-2: «Хва­лите отроцы Гос­пода, хва­лите имя Гос­подне» — «Буди имя Гос­подне бла­го­сло­вено от ныне и до века»), шествия его в храм (сле­дует отме­тить, что иерей­ский фор­му­ляр литур­гии содер­жал при­мерно те же пред­ва­ря­ю­щие вход в храм молитвы («идуще в цер­ковь», «егда звонят» и т. п.), что и архи­ерей­ский; конечно, свя­щен­ника не сопро­вож­дали, как епи­скопа, све­ще­носцы и певчие) и встречи архи­ерея в храме (Голуб­цов. С. 150–161);
б) то, что прежде обла­че­ния, к‑рое бывает в храме, архи­ерей входит на нек-рое время в алтарь»(для чтения пред­ва­ря­ю­щих литур­гию молитв («за вхо­дя­щия в цер­ковь» и др.));
в) кроме молитвы Три­свя­того архи­ерей читает молитву 1‑го часа («Христе, [Боже наш], Свете истин­ный») во время осе­не­ния све­чами (после каж­де­ния, если оно ука­зано), затем еще одну крат­кую фор­мулу («Отца и Сына и Свя­таго Духа. Вкупе бла­го­сло­вено в трех собь­ствех и соста­вех едино Боже­ство и едино Суще­ство»);
г) бла­го­сло­ве­ние во время чтения Апо­стола под­хо­дя­щих к епи­скопу иереев (к Пат­ри­арху — архи­ереев: ГИМ. Син. 690, сер. XVII в.);
д) вло­же­ние самим архи­ереем фимиама в кадило при каж­де­нии перед Еван­ге­лием.

В ходе под­го­товки реформы рус. бого­слу­же­ния в сер. XVII в. встает вопрос о несо­от­вет­ствиях между греч. и рус. тра­ди­ци­ями совер­ше­ния архи­ерей­ской литур­гии, подробно опи­сан­ных Арсе­нием (Суха­но­вым) (Ива­нов­ский. С. 249–279) и, сле­до­ва­тельно, о новом пере­воде греч. чина (греч. чин, запи­сан­ный по наблю­де­ниям Арсе­ния, напр., в ГИМ. Син. No 698. Л. 165–199, XVII в.). В 1653 г. по просьбе царя Алек­сея Михай­ло­вича и Пат­ри­арха Никона нахо­див­шийся в Москве Пат­ри­арх К‑польский Афа­на­сий III Пател­ла­рий запи­сы­вает поря­док архи­ерей­ской литур­гии (греч. ори­ги­нал, напи­сан­ный рукой Афа­на­сия — ГИМ. Син. греч. No 245). Рус. пере­вод этого чина был поло­жен в основу нового изд. Чинов­ника архи­ерей­ского свя­щен­но­слу­же­ния 1668 г. (сохра­нился кавыч­ный экзем­пляр этого Чинов­ника, где видно, что именно было исправ­лено в чине, предо­став­лен­ном Пат­ри­ар­хом Афа­на­сием — РНБ. СПбДА. А I. 331/1–2) и опре­де­лил тот поря­док архи­ерей­ской литур­гии, к‑рый суще­ствует в РПЦ до наст. вре­мени. Вряд ли можно гово­рить о том, что чин Пат­ри­арха Афа­на­сия отра­жал повсе­мест­ную прак­тику греч. Церк­вей в XVII в., напр., уже в слав. ркп., создан­ной в Боснии в 1706 г. (Lond. Brit. Lib. Add. 16373), содер­жатся осо­бен­но­сти, харак­тер­ные частично для рус. тра­ди­ции XVI в., частично для позд­ней греч. прак­тики, но не для чина Пат­ри­арха Афа­на­сия.

Архи­ерей­ская литур­гия в совре­мен­ной рус­ской прак­тике (фор­му­ляр: Чинов­ник. Т. 1. С. 49–118; устав­ные ука­за­ния: Чинов­ник: Прил. С. 28–47; НКС. Т. 1. С. 292–309; Руко­вод­ство. С. 3–90) вклю­чает в себя сле­ду­ю­щие отли­чия от иерей­ской (опу­щены ука­за­ния о снятии/надевании митры):

  1. особый поря­док шествия архи­ерея из дома в храм для совер­ше­ния литур­гии (на прак­тике часто опус­ка­ется);
  2. чин встречи архи­ерея (обла­чен­ного в мантию и клобук) всем духо­вен­ством с изне­се­нием напре­столь­ного креста (при этом поются: «От востока солнца до запад хвально имя Гос­подне. Буди имя Гос­подне бла­го­сло­венно от ныне и до века» (Пс. 112, 3, 2; ср. с дони­ко­нов­ским чином встречи) и «Достойно есть» или задо­стой­ник; встреча архи­ерея сопро­вож­да­ется звоном в коло­кола);
  3. епи­скоп не входит в алтарь до малого входа (т. о., он не участ­вует в про­ско­ми­дии и энарк­сисе);
  4. бла­го­сло­ве­ние народа на 3 сто­роны после про­чте­ния вход­ных молитв (хор поет: «Τον δεσπότην και αρχιερέα ημών, Κύριε, φύλαττε» и трижды «Εις πολλά έτη, δέσποτα»);
  5. при Пат­ри­ар­шей службе (часто и за всяким А. б.) во время шествия архи­ерея на обла­чаль­ное место хор поет ирмос 5‑й песни канона Недели ваий: «На гору Сион взыди, вла­го­вест­вуй» (ср.: Ис. 40, 9; архи­ерей­ский амвон срав­ни­ва­ется с горой Сион);
  6. обла­че­ние архи­ерея в центре храма, на архи­ерей­ском амвоне (про­то­ди­а­кон и диакон, держа в руках кадила, кадят архи­ерея, воз­гла­шая обыч­ные стихи на каждый пред­мет обла­че­ния; обла­чаться архи­ерею помо­гают ипо­ди­а­коны, они же изно­сят из алтаря пред­меты обла­че­ния; при Пат­ри­ар­шей службе пред­меты обла­че­ния изно­сят цар­скими вра­тами иереи; хор поет стихи на обла­че­ние («Да воз­ра­ду­ется душа твоя о Гос­поде» и т. д.; на Рож­де­ство Хри­стово и в Вели­кую суб­боту стихи заме­ня­ются ирмо­сами канона празд­ника, на Пасху сти­хи­рами Пасхи)); при упро­щен­ном А. б. обла­че­ние в храме опус­ка­ется и архи­ерей обла­ча­ется в алтаре;
  7. в конце обла­че­ния епи­скоп берет в руки дики­рий и три­ки­рий, про­то­ди­а­кон воз­гла­шает: «Тако да про­све­тится светь твой пред чело­веки, яко да видят добрая дела твоя и про­слав­ляют Отца нашего, Иже есть на небе­сех, всегда, ныне и присно, и во веки веков, Аминь» (пара­фраз Мф. 5:16), архи­ерей осе­няет духо­вен­ство и народ на 4 сто­роны све­чами (хор поет: «Τον δεσπότην και αρχιερέα ημών, Κύριε, φύλαττε» и трижды «Εις πολλά έτη, δέσποτα»);
  8. по окон­ча­нии обла­че­ния, как пра­вило, уже в начале литур­гии, архи­ерей умы­вает руки (вне­сено в архи­ерей­ский чин из иерей­ского; в иерей­ский чин в свою оче­редь умо­ве­ние рук пере­не­сено из обря­дов accessus ad altare — Taft. Great Entrance. P. 163–177);
  9. цар­ские врата не затво­ря­ются вплоть до воз­гласа: «Святая святым» (до реформ XVII в. раз­ницы в порядке затво­ре­ния святых дверей между архи­ерей­ской и иерей­ской служ­бами, видимо, не было);
  10. всю литур­гию, за исклю­че­нием малого и вели­кого входов и вре­мени При­ча­ще­ния, у цар­ских врат стоят посош­ник с архи­ерей­ским жезлом и (если службу совер­шает пра­вя­щий архи­ерей) ипо­ди­а­кон с при­ми­ки­рием;
  11. во время энарк­сиса епи­скоп сидит на кафедре, спе­ци­ально постав­ля­е­мой на архи­ерей­ском амвоне, встает для чтения молитв анти­фо­нов;
  12. малый вход начи­на­ется с цело­ва­ния иерар­хом Еван­ге­лия и осе­не­ния народа на 4 сто­роны три­ки­рием и дики­рием и пения духо­вен­ством в 1‑й раз: «При­и­дите, покло­нимся…»; затем архи­ерей под­ни­ма­ется на солею, осе­няет лики на 2 сто­роны три­ки­рием и дики­рием, «При­и­дите, покло­нимся…» поет хор во 2‑й раз; при пении духо­вен­ством «При­и­дите, покло­нимся…» в 3‑й раз епи­скоп, держа в левой руке дики­рий (Пат­ри­арх держит вместо дики­рия жезл), кадит алтарь, перед епи­ско­пом пред­хо­дит про­то­ди­а­кон с три­ки­рием; во время каж­де­ния солеи, ико­но­стаса, хора и народа и в алтаре, и пев­цами пооче­редно поется «Εις πολλά έτη, δέσποτα»;
  13. при Пат­ри­ар­шей службе перед послед­ним конда­ком после пения стиха «Гос­поди, спаси бла­го­че­сти­выя…» воз­гла­ша­ется т. н. вели­кая похвала (поми­но­ве­ние Глав 15 авто­ке­фаль­ных Церк­вей, вла­стей и всех пра­во­слав­ных); малая похвала (про­из­но­сив­ша­яся до нико­нов­ских реформ и доныне суще­ству­ю­щая в греч. прак­тике), пред­на­зна­чен­ная для обыч­ного (не Пат­ри­ар­шего) А. б., в совр. рус. прак­тике, как пра­вило, опус­ка­ется;
  14. пение послед­него кондака в алтаре;
  15. Три­свя­тое поется не 4 с поло­ви­ной, а 7 с поло­ви­ной раз пооче­редно хором и свя­щен­но­слу­жи­те­лями; во время пения во 2‑й раз епи­скоп осе­няет дики­рием Еван­ге­лие на пре­столе; после пения в 3‑й раз архи­ерей, держа в руках крест и дики­рий, выхо­дит на солею и про­из­но­сит стих: «Призри с небесе, Боже, и виждь, и посети вино­градъ сей, и утверди и, егоже насади дес­ница твоя», после чего осе­няет народ на 3 сто­роны и духо­вен­ство в алтаре; во время шествия на горнее место архи­ерей осе­няет св. пре­стол и горнее место дики­рием (при этом про­то­ди­а­кон читает тро­парь 8‑й песни 1‑го канона Бого­яв­ле­ния «Троицы явле­ние…» и подает епи­скопу три­ки­рий); при пении в 6‑й раз архи­ерей с гор­него места осе­няет три­ки­рием всех сослу­жа­щих;
  16. вло­же­ние самим епи­ско­пом ладана в кадило при диа­кон­ском каж­де­нии перед Еван­ге­лием;
  17. иерарх сидит на горнем месте, а не на «сопре­сто­лии»;
  18. чтение Еван­ге­лия диа­ко­ном с архи­ерей­ского амвона;
  19. пред­не­се­ние архи­ерей­ского омо­фора перед чита­ю­щим Еван­ге­лие диа­ко­ном (по сооб­ще­нию Арсе­ния Суха­нова, в XVII в. на Востоке обыч­ным было воз­ло­же­ние омо­фора на плечо чита­ю­щему; это символ того, что через Еван­ге­лие гово­рит Вер­хов­ный Пас­тырь Хри­стос);
  20. бла­го­сло­ве­ние народа дики­рием и три­ки­рием после Еван­ге­лия (неко­гда совер­шав­ше­еся во время сугу­бой екте­ний) при пении «Εις πολλά έτη, δέσποτα»;
  21. пение и свя­щен­но­слу­жи­те­лями, и хором трое­крат­ного «Гос­поди, поми­луй» при воз­гла­ше­нии про­ше­ния о епи­скопе на сугу­бой екте­ний;
  22. умо­ве­ние архи­ереем рук перед вели­ким входом с чте­нием молитвы на освя­ще­ние воды: «Гос­поди Боже наш, освя­ти­вый струю иор­дан­ская»;
  23. обла­че­ние в малый омофор и «вторая» епи­скоп­ская про­ско­ми­дия перед вели­ким входом (древ­ние чины ничего не гово­рят об изъ­я­тии частиц из просфор и вообще о к.-л. архи­ерей­ском про­ско­ми­са­нии перед вели­ким входом; это позд­ний греч. обычай);
  24. особый поря­док вели­кого входа, с пред­не­се­нием Дарам воз­духа (его несет на главе став­лен­ник во пре­сви­теры; если пре­сви­тер­ской хиро­то­нии нет, воздух воз­ла­га­ется на плечо одного из диа­ко­нов), митры и омо­фора, при­ми­ки­рия, жезла, кадил, три­ки­рия, дики­рия, рипид; епи­скоп встре­чает Дары в цар­ских вратах и, пока­див и про­из­неся обыч­ные фор­мулы поми­но­ве­ния (Пат­ри­арх поми­нает на вели­ком входе Глав Помест­ных Церк­вей), постав­ляет пооче­редно дискос и потир на св. пре­стол;
  25. роли в диа­логе accessus ad altare рас­пре­де­лены пра­вильно;
  26. осе­не­ние народа дики­рием и три­ки­рием после вели­кого входа при пении «Εις πολλά έτη, δέσποτα»;
  27. цело­ва­ние епи­ско­пом дис­коса, потира, воз­духа и пре­стола с чте­нием Три­свя­того после воз­гласа «Воз­лю­бимъ другь друга» (в совр. иерей­ском фор­му­ляре ука­за­ние на это дей­ствие отсут­ствует, но на прак­тике оно совер­ша­ется);
  28. веяние воз­ду­хом над голо­вой епи­скопа (этот обряд сим­во­ли­зи­рует веяние Духа Свя­того; обряд, веро­ятно, появился в связи с тем, что древ­ние воз­духи, имев­шие огром­ные раз­меры (до 2 м в длину), можно было убрать с пре­стола, только пере­неся их через голову пред­сто­я­теля — Taft. Great Entrance. P. 424–425);
  29. трое­крат­ное осе­не­ние епи­ско­пом народа дики­рием и три­ки­рием непо­сред­ственно перед ана­фо­рой, при про­из­не­се­нии им воз­гла­сов «Блго­дать Гос­пода», «Γоре имеим сердца», «Бла­го­да­рим Гос­пода» (обычай осе­не­ния све­чами во время всту­пи­тель­ного диа­лога ана­форы появ­ля­ется на Руси только вместе с чином Пат­ри­арха Афа­на­сия);
  30. наде­ва­ние архи­ереем важ­ней­шего пред­мета архи­ерей­ского обла­че­ния — омо­фора — при чтении ана­форы только во время уста­но­ви­телъ­ных слов, ана­мне­сиса и эпи­клезы (появ­ле­ние этого обычая во 2‑й пол. XVII в. свя­зано с про­ник­но­ве­нием в пра­восл. бого­сло­вие зап. идеи тай­но­со­вер­ши­телъ­ных формул; на прак­тике ука­за­ния Чинов­ника в этом месте не всегда соблю­да­ются бук­вально);
  31. поми­но­ве­ние архи­ереем Пат­ри­арха и сослу­жа­щих епи­ско­пов, стар­шим пре­сви­те­ром — самого архи­ерея;
  32. про­из­не­се­ние диа­ко­ном дипти­хов («выклички») в конце ана­форы;
  33. обла­че­ние в малый омофор перед воз­гла­сом «Святая святым», раз­дроб­ле­нием Св. Хлеба и При­ча­ще­нием;
  34. осе­не­ние народа дики­рием и три­ки­рием после При­ча­ще­ния, со сло­вами: «Спаси, Боже, люди Твоя…» и пение в ответ: «Εις πολλά έτη, δέσποτα»;
  35. архи­ерей в отли­чие от иерея не участ­вует в пере­не­се­нии святых Даров после При­ча­ще­ния на жерт­вен­ник (что соот­вет­ствует древ­ней прак­тике, когда святые Дары отно­си­лись в ске­во­фи­ла­кион диа­ко­нами и пре­сви­те­рами);
  36. обо­зна­че­ние в Чинов­нике молитвы «Испол­не­ние закона и про­ро­ков» как «конеч­ной», а не как молитвы «внегда потре­бити Святая» (что больше соот­вет­ствует древ­нему назва­нию: «молитва в сосу­до­хра­ни­тель­нице», она чита­лась кли­ри­ками в ске­во­фи­ла­ки­оне, где они раз­об­ла­ча­лись после службы);
  37. отпуст с осе­не­нием дики­рием и три­ки­рием и пением «Εις πολλά έτη, δέσποτα»;
  38. особый чин снятия обла­че­ний с архи­ерея: «Ныне отпу­ща­еши» и т. д. (при­сут­ству­ю­щий и в иерей­ском Слу­жеб­нике (С. 173–175), но без ука­за­ний на раз­об­ла­че­ние; на прак­тике при иерей­ском слу­же­нии обычно не свя­зы­ва­ется со сня­тием обла­че­ний, а вклю­ча­ется в состав молитв после При­ча­ще­ния);
  39. исход иерарха, обла­чен­ного в мантию и клобук, из храма при пении «Τον δεσπότην και αρχιερέα ημών, Κύριε, φύλαττε».

Сле­дует отме­тить, что епи­скоп может совер­шать службу т. н. иерей­ским чином, т. е. по иерей­скому фор­му­ляру, от осо­бен­но­стей А. б. сохра­ня­ется только то, что епи­скоп служит в архи­ерей­ском обла­че­нии, не снимая малый омофор; ему пости­лают орлецы, он вос­се­дает на горнем месте и сам вла­гает фимиам в кадило при каж­де­нии перед Еван­ге­лием, не выхо­дит из алтаря на малый и вели­кий входы (если, конечно, в службе также участ­вует хотя бы один свя­щен­ник). Такую службу при­нято совер­шать в день хиро­то­нии.

Архи­ерей­ская литур­гия в совре­мен­ной гре­че­ской прак­тике (см: Άρχιερατικόν. Σ. 24–55; [Χριστόδουλος (Παρασκευαΐδης), άρχιεπ.]. Σ. 39–64) в основ­ном сов­па­дает с рус., однако имеет целый ряд харак­тер­ных отли­чий:

  1. поскольку в прак­тике греч. Церк­вей утреня почти всегда совер­ша­ется утром, а также из-за того, что по при­ня­тому в при­ход­ской прак­тике Вио­ла­киса Типи­кону часы обычно опус­ка­ются и литур­гия начи­на­ется сразу после утрени, обла­че­ние архи­ерея к литур­гии совер­ша­ется во время заклю­чи­тель­ной части утрени (см. ниже);
  2. в зави­си­мо­сти от жела­ния архи­ерея обла­че­ние может про­ис­хо­дить как в алтаре, так и в храме:
    а) если архи­ерей решает обла­чаться в алтаре, то свя­щен­ные обла­че­ния зара­нее воз­ла­га­ются на пре­стол, затем, когда архи­ерей войдет в алтарь и снимет мантию, диа­коны наде­вают обла­че­ния на архи­ерея, воз­гла­шая пса­лом­ские стихи, далее епи­скоп умы­вает руки, под­хо­дит к жерт­вен­нику и сам завер­шает про­те­сис, нако­нец, архи­ерей и свя­щен­но­слу­жи­тели исхо­дят в храм во время пения Вели­кого сла­во­сло­вия;
    б) если архи­ерей решает обла­чаться в храме, то обла­че­ние начи­на­ется с мно­го­крат­ных воз­гла­ше­ний диа­ко­нов: «Εξέλθετε, ιερείς·Ιερείς εξέλθετε» (Иереи, изы­дите! Изы­дите, иереи!), в это время иереи исхо­дят из алтаря через цар­ские врата, вынося на под­но­сах свя­щен­ные обла­че­ния епи­скопа; далее обла­че­ние совер­ша­ется так же, как и в рус. прак­тике, однако обла­чают архи­ерея не ипо­ди­а­коны, а иереи и диакон, а хор поет не слова пса­лом­ских стихов, а бого­ро­ди­чен «тяж­кого» (7‑го) гласа «Ανωθεν οι προφήται» (Свыше про­роцы);
  3. при про­из­не­се­нии на вели­кой екте­ний про­ше­ния о епи­скопе, помимо того что про­то­ди­а­кон и иерей кла­ня­ются архи­ерею (как и в рус. прак­тике), хор негромко поет «Εις πολλά έτη, δέσποτα»;
  4. на малом входе, после цело­ва­ния епи­ско­пом Еван­ге­лия, он вместе с сослу­жа­щими поет «Δεΰτε προσκυνήσωμεν» (При­и­дите, покло­нимся; в дву­на­де­ся­тые Гос­под­ские празд­ники и на Пасху заме­ня­ется вход­ным стихом), осеняя в это время дики­рием и три­ки­рием на 4 сто­роны, хор отве­чает: «Εις πολλά έτη, δέσποτα» и «Σώσον ημάς Υιέ θεού» (Спаси ны, Сыне Божий…);
  5. сразу после малого входа архи­ерей со свя­щен­ни­ками поют в алтаре 1‑й из тро­па­рей; архи­ерей, имея в левой руке жезл, совер­шает каж­де­ние (пред архи­ереем пред­хо­дят диа­коны с дики­рием и три­ки­рием); хор поет осталь­ные тро­пари («Εις πολλά έτη, δέσποτα» не поется); кондак празд­ника опять поется в алтаре;
  6. Три­свя­тое поется 7 с поло­ви­ной раз пооче­редно хорами и свя­щен­но­слу­жи­те­лями; архи­ерей про­чи­ты­вает вслух всех сто­я­щих в алтаре молитву Три­свя­того, во время 3‑го Три­свя­того (поется в алтаре) осе­няет напре­столь­ное Еван­ге­лие дики­рием, во время 5‑го (опять поется в алтаре) — три­ки­рием; послед­нее раз­де­ля­ется на 4 части (А’: “Αγιος ό θεός, Β’: “Αγιος ισχυρός, Γ’: “Αγιος αθάνατος, Δ’: Έλέησον ημάς) и поется свя­щен­ни­ками, в то время как архи­ерей после каждой из первых трех частей Три­свя­того, стоя в цар­ских вратах, про­из­но­сит: «Κύριε, Κύριε, έπίβλεψον εξ ουρανού» (Гос­поди, Гос­поди, призри с небесе) и осе­няет народ дики­рием и три­ки­рием (хор отве­чает: «Εις πολλά έτη, δέσποτα»);
  7. после Три­свя­того епи­скоп вос­хо­дит на горнее место, а диакон, имея в руке три­ки­рий и обра­тив­шись лицом к народу, трижды воз­гла­шает: «Κύριε, σώσον τους ευσεβείς» (Гос­поди, спаси бла­го­че­сти­выя; в 3‑й раз вместо «ευσεβείς» (бла­го­че­сти­вых) может про­из­но­ситься «βασιλείς» (царей)), первое воз­гла­ше­ние повто­ря­ется с пением свя­щен­но­слу­жи­те­лями, др. два — хорами; нако­нец, диакон воз­гла­шает: «Και έπάκουσον ημών» (И услыши ны), что повто­ряют с пением свя­щен­но­слу­жи­тели;
  8. вслед за этим воз­гла­ша­ется малая похвала (при слу­же­нии вся­кого архи­ерея), архи­ерей бла­го­слов­ляет народ 2 руками;
  9. Апо­стол вру­чает чтецу сам архи­ерей, обычай пода­вать архи­ерею фимиам для вло­же­ния в кадило не наблю­да­ется;
  10. к чтению Еван­ге­лия архи­ерей, сняв омофор, выхо­дит в цар­ские врата; после пре­по­да­ния епи­ско­пом мира перед Еван­ге­лием хор поет «Είς πολλά έτη, δέσποτα» (в Архи­ера­ти­коне ука­за­ние об этом отсут­ствует); во все время чтения Еван­ге­лия епи­скоп стоит в цар­ских вратах лицом к народу; после про­чте­ния Еван­ге­лия архи­ерей осе­няет народ дики­рием (хор: «Εις πολλά έτη, δέσποτα»); когда диакон, читав­ший Еван­ге­лие, подаст его архи­ерею, епи­скоп осе­няет им народ и входит в алтарь;
  11. архи­ерей обла­ча­ется в малый омофор уже во время сугу­бой екте­ний;
  12. Херу­вим­ская песнь чита­ется архи­ереем еди­но­жды (осталь­ные 2 раза ее читают 1‑й и 2‑й свя­щен­ники), затем архи­ерей, имея в левой руке жезл, совер­шает каж­де­ние (пред архи­ереем пред­хо­дят диа­коны с дики­рием, три­ки­рием и напре­столь­ным кре­стом);
  13. архи­ерей изы­мает частицы из просфор во время пения Херу­вим­ской только в том случае, если он обла­чался не в алтаре;
  14. вели­кий вход совер­ша­ется в том же порядке, что и в рус. А. б. (причем изно­си­мый на вход омофор воз­ла­гают епи­скопу на плечи уже в цар­ских вратах), однако отли­ча­ются фор­мулы поми­но­ве­ния: согласно общей греч. прак­тике, над дис­ко­сом архи­ерей поми­нает живых, а над поти­ром — усоп­ших; при слу­же­нии Пред­сто­я­теля Помест­ной Церкви др. Пред­сто­я­тели Помест­ных Церк­вей не поми­на­ются на вели­ком входе (их имена про­чи­ты­ва­ются во время дипти­хов в ана­форе);
  15. роли в диа­логе accessus ad altare в греч. Архи­ера­ти­коне под вли­я­нием про­ник­шего в иерей­ский фор­му­ляр литур­гии иска­же­ния рас­пре­де­лены непра­вильно;
  16. после про­чте­ния диа­лога и окон­ча­ния пения Херу­вим­ской архи­ерей осе­няет народ три­ки­рием (хор: «Εις πολλά έτη, δέσποτα»);
  17. лоб­за­ние мира совер­ша­ется так же, как и в рус. храмах, греч. осо­бен­но­стью явля­ется то, что диа­коны исхо­дят для лоб­за­ния друг друга на солею;
  18. как и за рус. А. б., в греч. Церк­вах свя­щен­ники во время Сим­вола веры веют воз­ду­хом над голо­вой архи­ерея, однако прежде этого епи­скоп сам про­чи­ты­вает Символ веры, осеняя пре­стол кре­сто­об­разно дис­ко­сом и поти­ром;
  19. во время началь­ного диа­лога ана­форы не бывает осе­не­ния народа дики­рием и три­ки­рием, к‑рое плохо согла­су­ется с содер­жа­нием воз­гла­сов (в Архи­ера­ти­коне, отра­жа­ю­щем обычаи К‑польской Церкви, пред­пи­сы­ва­ется бла­го­слов­лять народ напре­столь­ным кре­стом только при про­из­не­се­нии слов: «Ή χάρις του Κυρίου» (Блго­дать Гос­пода) — Σ. 42; в уставе архиеп. Афин­ского Хри­сто­дула крест не упо­ми­на­ется: Σ. 57);
  20. ана­фора чита­ется архи­ереем вслух всех сто­я­щих в алтаре;
  21. среди воз­гла­ша­е­мых диа­ко­ном дипти­хов за литур­гией, совер­ша­е­мой Пред­сто­я­те­лем Помест­ной Церкви, а также вообще за всякой особо тор­же­ствен­ной архи­ерей­ской литур­гией воз­но­сятся имена Глав Помест­ных Церк­вей (то, что поми­но­ве­ние совер­ша­ется именно во время дипти­хов, точно соот­вет­ствует обы­чаям древ­ней Церкви);
  22. после ана­форы архи­ерей бла­го­слов­ляет народ дики­рием (согласно Архи­ера­ти­кону — напре­столь­ным кре­стом) со сло­вами: «Και εσται τα ελέη» (И да будут мило­сти), хор поет «Εις πολλά έτη, δέσποτα» (об этом Архи­ера­ти­кон умал­чи­вает), далее сле­дуют свя­щен­но­дей­ствия перед При­ча­ще­нием и само При­ча­ще­ние;
  23. бла­го­дар­ствен­ную молитву после При­ча­ще­ния «Εύχαριστοΰμέν σοι, Δέσποτα, φιλάνθρωπε, εύεργέτα των ψυχών ημών» (Бла­год­дрим Тя, Вла­дыко чело­ве­ко­любче, бла­го­де­телю душъ наших…) архи­ерей читает во время екте­ний «‘Ορθοί. Μεταλαβόντες» (Прости при­имше…) вслух всех сто­я­щих в алтаре;
  24. «конеч­ную» молитву епи­скоп читает перед жерт­вен­ни­ком;
  25. во время воз­гласа «Ευλογία Κυρίου» (Бла­го­сло­ве­ние Гос­подне…) архи­ерей бла­го­слов­ляет народ напре­столь­ным кре­стом (согласно Архи­ера­ти­кону — рукой);
  26. после отпу­ста, во время пения «Τον δεσπότην και αρχιερέα ημών, Κύριε, φύλαττε. Εις πολλά έτη, δέσποτα», архи­ерей бла­го­слов­ляет народ три­ки­рием;
  27. после литур­гии епи­скоп раз­дает анти­дор со сло­вами: «Ευλογία Κυρίου και έλεος ελθοι εφ’ υμάς τη αύτοΰ θεία χάριτι και φιλανθρωπία» (Бла­го­сло­ве­ние Гос­подне и милость да при­и­дут на вас того Боже­ствен­ною бла­го­да­тию и чело­ве­ко­лю­бием).

При сослу­же­нии неск. архи­ереев воз­глав­лять службу должен или Пред­сто­я­тель авто­ке­фаль­ной Церкви, или мест­ный пра­вя­щий епи­скоп (когда они при­сут­ствуют), т. к. «Евха­ри­стия совер­ша­ется от имени мест­ного епи­скопа» (Άρχιερατικόν. Σ. 13); А. б. в чужой епар­хии совер­ша­ется только с бла­го­сло­ве­ния мест­ного пра­вя­щего архи­ерея, имя к‑рого обя­за­тельно воз­но­сится за литур­гией (Ibidem). В рус. прак­тике при сослу­же­нии архи­ереев честь пред­сто­я­тель­ства за служ­бой может быть пере­дана пра­вя­щим епи­ско­пом архи­ерею, стар­шему по хиро­то­нии или по титулу. За Пат­ри­ар­шей литур­гией Пат­ри­арх обла­ча­ется в храме, сослу­жа­щие архи­ереи — в алтаре; воз­глав­ля­ю­щий службу наде­вает боль­шой омофор, осталь­ные, как пра­вило, малый. Сослу­жа­щие архи­ереи исхо­дят в центр храма к началу литур­гии, в греч. прак­тике это сопро­вож­да­ется воз­гла­ше­ни­ями диа­ко­нов: «Εξέλθετε, αρχιερείς» (Изы­дите, архи­ереи).

Литур­гия пре­ждео­свя­щен­ных Даров. При совер­ше­нии архи­ереем литур­гии пре­ждео­свя­щен­ных Даров (Чинов­ник. Т. 1. С. 173–200) встреча и началь­ные обряды совер­ша­ются так же, как и на полной литур­гии, однако не чита­ются обыч­ные стихи на обла­че­ние (сохра­ня­ется лишь стих «Тако да про­све­тится» перед осе­не­нием све­чами), хор в это время поет «Свыше про­роцы» или ирмосы Вели­кого канона прп. Андрея Крит­ского. Всю часть службы до вечер­него входа архи­ерей нахо­дится на архи­ерей­ском амвоне; в это время цар­ские врата закрыты и отво­ря­ются на все екте­ний. Вечер­ний и вели­кий входы совер­ша­ются так же, как на полной литур­гии, только на вечер­нем входе вместо «При­и­дите, покло­нимся» поется «Свете тихий» (с повто­ре­нием окон­ча­ния пев­цами), на вели­ком входе и дискос (с пре­ждео­свя­щен­ным Хлебом), и чашу несут пре­сви­теры. Далее литур­гия совер­ша­ется с теми же осо­бен­но­стями, что и полная (после ана­форы). За литур­гией пре­ждео­свя­щен­ных Даров может совер­шаться руко­по­ло­же­ние только во диа­коны.

Вечерня и утреня. Согласно при­ня­тому ныне в пра­восл. Церкви Иеру­са­лим­скому уставу, чины вечерни и утрени (и их празд­нич­ное соеди­не­ние — все­нощ­ное бдение)имеют мона­стыр­ское (а не кафед­раль­ное в отли­чие, напр., от песен­ного после­до­ва­ния) про­ис­хож­де­ние: совер­ши­те­лями их по Типи­кону (гл. 2, 9) явля­ются черед­ные свя­щен­ник и диакон, в то время как общую молитву воз­глав­ляет игумен мон-ря, вос­се­да­ю­щий (без свя­щен­ных обла­че­ний) на особом троне в храме и чита­ю­щий оттуда наи­бо­лее важные псалмы и молит­во­сло­вия. При­сут­ству­ю­щему за вечер­ней или утре­ней епи­скопу сред­не­век. прак­тика усва­и­вала роль игу­мена: епи­скоп (не обла­чав­шийся в свя­щен­ные одежды) всю службу вос­се­дал на троне у пра­вого перед­него столпа храма (Голуб­цов. С. 124–150).

Эта прак­тика в общем сохра­ня­ется и в совр. греч. тра­ди­ции (Άρχιερατικόν. Σ. 12–25; [Χριστόδουλος (Παρασκευαϊ’δης), άρχιεπ.]. Σ. 5–38):

  1. архи­ерей в мантии (на служ­бах в сед­мич­ные дни Вели­кого поста и в первые 3 дня Страст­ной сед­мицы — без мантии) и с жезлом при­хо­дит к вечерне (к началу) или к утрене (во время кондака и икоса, прежде пения ката­ва­сий, к‑рые в греч. при­ход­ской прак­тике поют не после каждой из песен канона, а подряд после 8‑й), бла­го­слов­ляет рукой народ при пении «Εις πολλά έτη, δέσποτα» и садится на трон, сто­я­щий у пра­вого хора;
  2. во время службы архи­ерей читает: пред­на­чи­на­тель­ный псалом (Пс. 103, к к‑рому могут при­пе­ваться аник­сан­да­рии), «Свете Тихий» (при слу­же­нии мн. иереев это пес­но­пе­ние поют свя­щен­ники), пари­мии (если есть), «Спо­доби, Гос­поди», «Ныне отпу­ща­еши» (на вечерне),«Вос­кре­се­ние Хри­стово видевше» (на вос­крес­ной утрене; сразу после цело­ва­ния архи­ереем Еван­ге­лия, во время пения Пс. 50, один из хоров негромко поет «Εις πολλά έτη, δέσποτα»); если желает — поет на утрене послед­нюю ката­ва­сию (9‑ю; может также петь (пооче­редно с хором) осталь­ные ката­ва­сии, песнь Бого­ро­дицы, экса­по­сти­ла­рии);
  3. в начале всех свя­щен­но­дей­ствий кли­рики кла­ня­ются архи­ерею, в начале пения стихир на Гос­поди воз­звах и хва­лит­ных кано­нархи испра­ши­вают у него бла­го­сло­ве­ние, воз­гла­шая: «Κέλευσον, Δέσποτα άγιε, ήχος Ν» (Бла­го­слови, Вла­дыко, глас Ν);
  4. нахо­дясь на троне, епи­скоп бла­го­слов­ляет вечер­ний вход и читает на вечерне гла­во­пре­клон­ную молитву;
  5. если на вечерне совер­ша­ется бла­го­сло­ве­ние хлебов, то в начале литии епи­скоп, не сходя с трона, обла­ча­ется в малый омофор, а когда при­хо­дит время бла­го­слов­лять хлебы, читает поло­жен­ную молитву и бла­го­слов­ляет под­но­си­мый ему свя­щен­ни­ком хлеб;
  6. для про­из­не­се­ния екте­ний и совер­ше­ния каж­де­ний диа­коны, как пра­вило, исхо­дят из алтаря цар­скими вра­тами, держа в руках дики­рий или три­ки­рий;
  7. вечерня может окан­чи­ваться по-раз­ному:
    а) если было бла­го­сло­ве­ние хлебов, 1‑й диакон воз­гла­шает: «Του Κυρίου δεηθώμεν» (Гос­поду помо­лимся), архи­ерей бла­го­слов­ляет народ напре­столь­ным кре­стом, говоря: «Ευλογία Κυρίου και έλεος» (Бла­го­сло­ве­ние Гос­подне и милость), сле­дует отпуст;
    б) если бла­го­сло­ве­ния хлебов не было, диакон воз­гла­шает: «Σοφία» (Пре­муд­рость), иерей: «Ό ων εύλογητός» (Сый бла­го­сло­вен), архи­ерей читает: «Στερεώσαι Κύριος ό θεός» (Утверди Гос­поди Боже), сле­дует отпуст;
  8. утреня также может окан­чи­ваться по-раз­ному:
    а) если архи­ерей не соби­ра­ется слу­жить литур­гию, то во время пения стиха хва­лит­ных псал­мов «Αινείτε αυτόν πάντες οι άγγελοι» (Хва­лите его вси ангели) архи­ерей выхо­дит на сере­дину храма и бла­го­слов­ляет народ рукой при пении «Εις πολλά έτη, δέσποτα»;
    б) если архи­ерей соби­ра­ется слу­жить литур­гию и хочет обла­читься в алтаре, то во время пения того же стиха он выхо­дит на сере­дину храма, диакон и епи­скоп читают вход­ные молитвы (хор мед­ленно поет «Τον δεσπότην και αρχιερέα ημών, Κύριε, φύλαττε»), в конце к‑рых епи­скоп бла­го­слов­ляет народ три­ки­рием при пении «Εις πολλά έτη, δέσποτα», сле­дуют хва­лит­ные псалмы и сти­хиры, во время к‑рых епи­скоп в алтаре обла­ча­ется; на Вели­кое сла­во­сло­вие и окон­ча­ние утрени архи­ерей в полном обла­че­нии исхо­дит в храм;
    в) если епи­скоп соби­ра­ется слу­жить литур­гию и хочет обла­чаться в храме, то он выхо­дит в сере­дину храма сразу после пения Вели­кого сла­во­сло­вия, диакон и епи­скоп читают вход­ные молитвы (хор мед­ленно поет «Τον δεσπότην και αρχιερέα ημών, Κύριε, φύλαττε»), далее сле­дуют обла­че­ние архи­ерея (хор поет «Ανωθεν οί προφήται» (Свыше про­роцы)), бла­го­сло­ве­ние све­чами (хор «Εις πολλά έτη, δέσποτα»), пение отпу­сти­тель­ного тро­паря, сразу начи­на­ется Боже­ствен­ная литур­гия.

В совре­мен­ной рус­ской прак­тике (см: НКС. Т. 1. С. 312; Чинов­ник архи­ерей­ского свя­щен­но­слу­же­ния: Прил. С. 50) во время вечерни и утрени архи­ерей, как пра­вило, нахо­дится в алтаре, здесь он про­чи­ты­вает све­тиль­нич­ные и утрен­ние молитвы; в начале всех свя­щен­но­дей­ствий кли­рики кла­ня­ются епи­скопу; со своего места епи­скоп бла­го­слов­ляет вечер­ний вход. Со времен Пат­ри­арха Никона в России под вли­я­нием греч. прак­тики того вре­мени при­нято, чтобы при совер­ше­нии литии на вечерне епи­скоп, обла­чив­шись в епи­тра­хиль, поручи, мантию, малый омофор и клобук, исхо­дил в при­твор вместе со свя­щен­ни­ками, диа­ко­нами и ипо­ди­а­ко­нами с дики­рием и три­ки­рием, а в конце вечерни сам бла­го­слов­лял хлебы, пше­ницу, вино и елей. В рус. тра­ди­ции при совер­ше­нии празд­нич­ной утрени епи­скоп в полном обла­че­нии исхо­дит в центр храма (в сопро­вож­де­нии ипо­ди­а­ко­нов с рипи­дами, дики­рием и три­ки­рием) во время пения поли­е­лея, кадит, сам читает Еван­ге­лие; совер­шив пома­за­ние елеем, уда­ля­ется в алтарь. Осо­бен­но­сти архи­ерей­ских вечерни и утрени, близ­кие к опи­сан­ным, отме­ча­ются в руко­писи ГИМ. Син. 690, сер. XVII в. Утрени празд­ни­ков — Рож­де­ства Хри­стова, Вели­кой пят­ницы, Пасхи — и вечерни вече­ром в эти дни, как пра­вило, от начала и до конца воз­глав­ля­ются архи­ереем, сто­я­щим в полном обла­че­нии в центре храма.

Бла­го­сло­ве­ния и отпу­сты. Обла­дая пол­но­той свя­щен­ни­че­ских даров, архи­ерей может пре­по­да­вать пас­тыр­ское бла­го­сло­ве­ние не одной, а двумя руками. При этом в при­сут­ствии архи­ерея свя­щен­ники вовсе не пре­по­дают бла­го­сло­ве­ния; исклю­че­ние дела­ется только для ново­ру­ко­по­ло­жен­ного иерея (если совер­ша­лась хиро­то­ния). За бого­слу­же­нием в при­сут­ствии архи­ерея (даже и не слу­жа­щего) иерей не осе­няет народ рукой. Особое почте­ние к епи­скоп­скому сану под­чер­ки­ва­ется тем, что в начале каж­де­ния диакон кадит архи­ерея не просто трижды, а трижды по трижды (НКС. Т. 1. С. 312–313; Чинов­ник: Прил. С. 50–51; [Χριστόδουλος (Παρασκευαΐδης), άρχιεπ.]. Σ. 18). За А. б. (а также в кафед­раль­ных собо­рах и на архи­ерей­ских подво­рьях) обыч­ная фор­мула испра­ши­ва­ния бла­го­сло­ве­ния на малых часах «Име­немъ Гос­под­ним бла­го­слови, отче» заме­ня­ется на «Име­немъ Гос­под­ним, Прео­свя­щен­ней­ший [или Высо­ко­прео­свя­щен­ней­ший, Свя­тей­ший — в зави­си­мо­сти от титула архи­ерея] вла­дыко, бла­го­слови», а ответ­ный воз­глас «Молит­вами святых отецъ наших» — на «Молит­вами свя­таго Вла­дыки нашего» (это свя­зано с тем, что под упо­ми­на­е­мыми в воз­гласе «свя­тыми отцами» пре­по­доб­ные соста­ви­тели Типи­кона и Часо­слова имели в виду не почив­ших святых, а своих духов­ни­ков и, шире, всех здрав­ству­ю­щих мона­ше­ству­ю­щих). «Бла­го­слови» перед отпу­стом заме­ня­ется на «Прео­свя­щен­ней­ший [или Высо­ко­прео­свя­щен­ней­ший, Свя­тей­ший Вла­дыко, бла­го­слови». Кроме того, после отпу­ста при­бав­ля­ется «Εις πολλά έτη, δέσποτα», а на мно­го­ле­тии поми­на­ется слу­жа­щий архи­ерей. В греч. прак­тике после отпу­ста за А. б. всегда поется: «Τον δεσπότην και αρχιερέα ημών, Κύριε, φύλαττε. Εις πολλά έτη, δέσποτα», архи­ерей воз­гла­шает: «Δι’ ευχών των αγίων πατέρων ημών» (Молит­вами святых отец наших), иерей отве­чает «Δι’ ευχών των αγίου Δεσπότου ημών» (Молит­вами Свя­таго Вла­дыки Нашего)

Источ­ники:

литур­ги­че­ские:

  1. Parenti, Velkovska. Eucologio;
  2. Mateos. Typicon;
  3. Goar. Euchologion;
  4. Cochlaeus J. Speculum antiquae deuotionis circa missam… Mainz, 1549;
  5. APXIEPATIKON… P., 1643, 1726;
  6. Hertford, 1970;
  7. Τρεμπέλας. Τρεις Λειτουργίαι;
  8. idem. Μικρόν Εύχολόγιον;
  9. Дмит­ри­ев­ский. Опи­са­ние. Т. 1. С. 164–172; Т. 2. С. 301–319;
  10. Χριστόπουλος Μ. Τυπική διάταξις της βασιλείου τάξεως τη κυριακή της σταυροπρσκυνήσεως // ΕΕΒΣ. 1935. N’H. Σ. 48–51;
  11. Εύχολόγιον το Μέγαν Άρχιερατικόν;
  12. Гор­ский, Невоструев. Опи­са­ние. Т. 3. Ч. 1. С. 91–224; Ч. 2. С. 511–513;
  13. Ива­нов­ский Н. И. Проски­ни­та­рий Арсе­ния Суха­нова, 1649–1653 гг. // ППС. 1899. No 7. Вып. 3. С. 249–279;
  14. Чинов­ник; Bacha С. Notions generales sur les versions arabes de la liturgie de S. Jean Chrysostome suivies d’une ancienne version inedite // Χρυσοστομικά: Studi e ricerche intorno a S. Giovanni Crisostomo / A cura del comitato per il XV” centenario della sua morte. R., 1908. P. 405–471;
  15. Кеке­лидзе. Литур­ги­че­ские груз, памят­ники; он же. Древ­не­гру­зин­ский Архи­ера­ти­кон. Тби­лиси, 1912;
  16. The Pontifical Liturgy of St. John Chrysostom: A Manuscript of the 17th Century in the Slavonic Text and Latin Translation / Ed. C. Sipovic. L., 1978;

пат­ри­о­ти­че­ские:

  1. Апост. пред.;
  2. Апост. поста­новл. Isidon Pelousiotae Epist. 136 // PG. 78. Col. 272 (рус. пер.: Исидор Пелу­сиот, npn. Письма. Μ., 2000. Т. 1. С. 66–67);
  3. Агеор. ЕН;
  4. Герман, свт. Ска­за­ние;
  5. Про­тео­рия;
  6. pseudo-Sophronii Patnarchae Hierosolumitani Commentarius liturgicus // PG. 87γ. Col. 3981–4001. Лит.: Дмит­ри­ев­ский А. А. Совре­мен­ное бого­слу­же­ние на пра­во­слав­ном Востоке. К., 1891. Вып. \\ онже. Став­лен­ник. К., 1904;
  7. Голуб­цов А. П. Собор­ные Чинов­ники и осо­бен­но­сти службы по ним. М., 1907;
  8. Руко­вод­ство для свя­щен­но­цер­ков­но­слу­жи­те­лей при архи­ерей­ском слу­же­нии литур­гии св. Иоанна Зла­то­устого. Пермь, 1915. Н. Новг., 1997;
  9. Korolevskij С. Le Pontifical dans le rite byzantin // OCP. 1944. Vol. 10. P. 202–215;
  10. Κούρκουλα Κ. Τα ιερατικά άμφια και ό συμβολισμός αυτών εν τη όρθοδόξω ελληνική Εκκλησία. Αθήναι, 1960, 1991;
  11. Bornert. Commentaires; Мару­син М. Чини Свя­ти­тель­ских Служб в Киiв­скому Евхо­ло­гiю з початку XVI ст. R., 1966. (Видання Укр. Като­ли­ць­кого ун-ту ΪΜ. св. Кли­мен­тiя папи; 27);
  12. Jacob. La traduction de la liturgie de saint Jean Chrysostome par Leon Toscan // OCP. 1966. Vol. 32. P. 111–162;
  13. idem. Formulaire; idem. La concelebration de l’anaphoren Byzance d’apres le temoignage de Leon Toscan //OCP. 1969. Vol. 35. P. 249–252;
  14. Mateos. Celebration;
  15. Paverd F. ran de. Zur Geschichte der Messliturgie in Antiocheia und Konstantinopel gegen Ende des 4. Jh.: Analyse der Quellen bei Johannes Chrysostomos. R., 1970. (OCA; 187);
  16. Mathews. Early Churches of Constantinople;
  17. Taft. Great Entrance; idem. The Pontifical Liturgy of the Great Church according to a 12th Century Diataxis in Codex British Museum Add. 34060 // OCP. 1979. Vol. 45. P. 279–307; 1980. Vol. 46. P. 89–124;
  18. idem. The Diptychs. R., 1992. (OCA; 238);
  19. idem. Precommunion; Н КС. Т. 1. С. 292–315; Т. 4. С. 105–109, 142–148;
  20. Чинов­ник архи­ерей­ского свя­щен­но­слу­же­ния: Прил. М., 1982;
  21. [Χριστόδονλος (Παρασκευαιδης), άρχιεπ.] Τάξις του Μεγάλου και Πανηγυρικού Εσπερινού και του Ορθρου των Κυριακών, χοροστατοϋντος Άρχιερέως, ως καί της θείας Λειτουργίας. Αθήναι, 2000.

«Пра­во­слав­ная энцик­ло­пе­дия», т. II.

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки