Беседа с началь­ни­ком Рус­ской Духов­ной Миссии в Иеру­са­лиме архим. Иси­до­ром о Бла­го­дат­ном Огне

архи­манд­рит Исидор (Минаев)

– Отец Исидор, часто вопросы, кото­рые задают палом­ники, при­ез­жа­ю­щие на Святую Землю, свя­заны с про­ис­хо­дя­щими здесь чуде­сами. Среди них самое глав­ное – это чудо схож­де­ния Бла­го­дат­ного огня, поэтому многие спе­ци­ально стре­мятся сюда на Пасху, чтобы при­сут­ство­вать в Вели­кую Суб­боту в храме Гроба Гос­подня. Вот, одна палом­ница пишет: «Мы с дочкой при­е­хали на Пасху, чтобы уви­деть Бла­го­дат­ный огонь, но, к нашему глу­бо­кому разо­ча­ро­ва­нию, на схож­де­ние огня попасть так и не уда­лось. Мы пришли в храм Гроба Гос­подня еще в Вели­кую Пят­ницу, заняли место и почти целые сутки про­были там. А под утро изра­иль­ские сол­даты силой вытолк­нули нас не только из храма, но и из Ста­рого Города. Лишив­шись воз­мож­но­сти при­об­щиться бла­го­дати Свя­того огня, мы ни с чем вер­ну­лись домой. Отец Исидор, посо­ве­туйте, как нам попасть на огонь в сле­ду­ю­щий раз?» Это одно­вре­менно и вопрос, и разо­ча­ро­ва­ние, и пре­тен­зии.

– Я бы отве­тил на это так: сейчас, после деся­ти­ле­тий подав­ле­ния веры в России, духов­ная жизнь поне­многу начала воз­рож­даться, стала доступ­ной всем, но у многих веру­ю­щих нет цер­ков­ной куль­туры. Понятно, что нужно стре­миться к свя­тыне, нужно стре­миться в храм, при­хо­дить туда на празд­ники, совер­шать палом­ни­че­ство – все это пра­вильно. Но не име­ю­щие цер­ков­ной куль­туры люди многое путают: напри­мер, в пре­столь­ные празд­ники при­хо­дят испо­ве­до­ваться, что недо­пу­стимо. В пре­столь­ный празд­ник надо совер­шать кра­си­вое бого­слу­же­ние, при­об­щаться Святых Хри­сто­вых Таин, при­ни­мать гостей, общаться с палом­ни­ками, с прес­сой, но уж никак не испо­ве­до­вать толпы при­хо­жан. Люди этого просто не пони­мают, и это явный при­знак отсут­ствия духов­ной куль­туры. Никто в день сва­дьбы сына не сти­рает белье и не пере­кле­и­вает обои. У ново­на­чаль­ных хри­стиан немало стран­ных, экзаль­ти­ро­ван­ных жела­ний и заблуж­де­ний, напри­мер, «вен­чаться хорошо бы в Иеру­са­лиме, а кре­ститься лучше в самом Иор­дане» – но это назы­ва­ется духов­ной без­вку­си­цей. Вен­чаться и кре­ститься надо в своем при­ход­ском храме, как это было до рево­лю­ции. Вен­ча­ние в те вре­мена про­хо­дило только в храме жениха или неве­сты, к кото­рому они были при­пи­саны. Так же и празд­ники Рож­де­ства и Пасхи – их надо встре­чать у себя, ведь здесь есть люди, кото­рые нуж­да­ются в нашей заботе: ста­рики, дети, заклю­чен­ные, боль­ные. К тому же, это празд­ники тихие, спо­кой­ные, они не должны быть пере­гру­жены ника­кими путе­ше­стви­ями, палом­ни­че­ством или тяже­лыми хозяй­ствен­ными делами. Как раз в своем при­ход­ском храме мы имеем наи­боль­шую воз­мож­ность спо­койно помо­литься и не стал­ки­ваться с огор­чи­тель­ными сюр­при­зами, кото­рые таит в себе путе­ше­ствие. А это – совре­мен­ное псев­до­цер­ков­ное убеж­де­ние, что в эти празд­ники надо куда-то поехать – в самую толпу, в самую гущу собы­тий. Понятно, что всех тех, кто на это решится, ждет разо­ча­ро­ва­ние.

Совре­мен­ные транс­порт­ные сред­ства поз­во­ляют нам быстро и сво­бодно пере­дви­гаться по миру, но надо быть рас­су­ди­тель­ными, о чем нас и просят святые отцы Церкви. Радость пас­халь­ная – прежде всего тихая. В тихо­сти Вели­кой Суб­боты – наше вос­по­ми­на­ние о Христе, лежа­щем во Гробе. В этот день мы поем на Литур­гии: «Да молчит всяка плоть чело­веча и да стоит со стра­хом и тре­пе­том, и ничтоже земное в себе да помыш­ляет». Вот это мы должны иметь в виду. А взять и под Пасху куда-то ринуться, в другую страну, где нас ждут таможни, гости­ницы, авто­бусы, изме­не­ние кли­мата и вре­мени, толпы таких же жаж­ду­щих?…

Храм Гроба Гос­подня не такой уж и боль­шой (в неко­то­рых про­вин­ци­аль­ных горо­дах России кафед­раль­ные соборы гораздо больше), а все хотят попасть внутрь: греки, арабы, армяне, гру­зины, палом­ники со всей России, Укра­ины, Бела­руси, Мол­довы, из Аме­рики – все едут, но войти может лишь опре­де­лен­ное коли­че­ство чело­век. Напри­мер, в про­шлом году Рус­ской Духов­ной Миссии выде­лили около 200 про­пус­ков и их надо было рас­пре­де­лить между послан­ни­ками разных епар­хий, при­быв­ших за Бла­го­дат­ным огнем, сотруд­ни­ками Миссии, дипло­ма­ти­че­скими работ­ни­ками, бла­го­тво­ри­те­лями, архи­ере­ями, свя­щен­ни­ками, зани­ма­ю­щими ответ­ствен­ные цер­ков­ные долж­но­сти, пред­ста­ви­те­лями прессы. Понятно, что для наших про­стых палом­ни­ков про­пус­ков не оста­лось. Я считаю, что в празд­нич­ные дни не нужно за особой бла­го­да­тью ехать за три­де­вять земель. Пасху надо встре­чать у себя. А покло­ниться свя­ты­ням Святой Земли можно в более спо­кой­ные дни – и иску­ше­ний меньше, и раз­лич­ного рода огра­ни­че­ний. Кроме того, это пре­крас­ный способ про­длить для себя празд­ник Свет­лого Хри­стова Вос­кре­се­ния. Ведь пред­стоя Живо­нос­ному Гробу Гос­подню мы в любой день года поем «Хри­стос Вос­кресе!»

– Отец Исидор, но ведь Бла­го­дат­ный огонь сходит только раз в году, и именно на пра­во­слав­ную Пасху, поэтому многие при­ез­жают в Иеру­са­лим как раз в эти дни, чтобы уви­деть чудо. Что может быть при­вле­ка­тель­нее для палом­ни­ков, чем Бла­го­дат­ный огонь?

– Это, дей­стви­тельно, при­вле­кает и обыч­ного палом­ника, и палом­ника экзаль­ти­ро­ван­ного. Но в то же время, наши вели­кие святые Сергий Радо­неж­ский, Сера­фим Саров­ский и не помыш­ляли ни о каком Бла­го­дат­ном огне, слу­жили у себя в скиту или в мона­стыре службу, поло­жен­ную цер­ков­ным уста­вом. Нужно пони­мать, что цель жизни хри­сти­а­нина и радость Церкви хри­сти­ан­ской, пра­во­слав­ной – прежде всего в том, чтобы соеди­ниться с Богом. А это воз­можно через добрый посту­пок, через про­ще­ние обид, через жертву, кото­рую чело­век принес в храм или отдал бед­ному, через любое доброе дело, молитву, цер­ков­ное таин­ство. Поэтому и храм у нас может быть в любой пещере, в дре­му­чем лесу, в пустыне, в мега­по­лисе, в Антарк­тиде и молиться мы можем в любом месте. Почему у людей появ­ля­ется потреб­ность в такие напря­жен­ные и в физи­че­ском, и в духов­ном смысле дни лезть именно в самую гущу? Я не очень пони­маю, почему хри­сти­а­нин непре­менно должен при­сут­ство­вать на чине схож­де­ния Бла­го­дат­ного огня, или, как назы­вают его в гре­че­ской тра­ди­ции, чине Свя­того Света. У меня, напри­мер, раньше даже и меч­та­ний таких не было, но теперь я по долж­но­сти обязан при­сут­ство­вать.

Но уверяю Вас, что если бы не необ­хо­ди­мость, мне нико­гда бы и в голову не пришла мысль, что надо в Пасху бро­сить свой родной приход или мона­стырь и ехать куда-то за сугу­бой бла­го­да­тью… А потом, ведь чудеса про­ис­хо­дят в Церкви очень часто. В храме утром совер­ша­ется Евха­ри­стия – это таин­ство, когда освя­ща­ются хлеб и вино и по молитве веру­ю­щих и свя­щен­но­дей­ствию свя­щен­ника пре­ла­га­ются в Тело и Кровь Хри­стовы. И мы при­ча­ща­емся этих Боже­ствен­ных Таин. Что может быть выше этого Чуда и что нас может ближе при­об­щить к Боже­ству, как не При­ча­стие, ведь ска­зано: «Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь пре­бы­вает во Мне, и Я в нем» (Ин. 6:56). Посе­тить Иеру­са­лим и храм Гроба Гос­подня в Вели­кую Суб­боту, когда совер­ша­ется бого­слу­же­ние Свя­того Света, не явля­ется обя­за­тель­ным усло­вием для спа­се­ния чело­века. Для многих это некое духов­ное раз­вле­че­ние, а порой и нездо­ро­вое любо­пыт­ство. Если обра­титься к бого­сло­вам древ­но­сти и наших дней, то выяс­ня­ется, что иска­ние чуда есть полное заблуж­де­ние в духов­ной жизни. Надо искать чистоты сердца, надо искать, прежде всего, пока­я­ния, пра­виль­ной и искрен­ней молитвы, надо искать, кому я могу и должен помочь из тех, кто рядом, из тех, кому живется хуже, чем мне. А искать чуда – это из обла­сти фокус­ни­че­ства. Все святые отцы и подвиж­ники пре­ду­пре­ждали, что надо бегать чудес, т.е. избе­гать их. И только чело­век духовно негра­мот­ный может бегать за чуде­сами.

Посмот­рите: когда пре­по­доб­ному Сергию Радо­неж­скому яви­лась Божия Матерь, он пал лицом в землю и не смот­рел на Нее, думал, что это бесов­ское нава­жде­ние, бесов­ское иску­ше­ние; считал, что он послед­ний греш­ник и недо­стоин явле­ния Пре­чи­стой. Все святые убе­гали от чудес, потому что если нет истин­ного сми­ре­ния, от них можно духовно повре­диться и погиб­нуть. Один отшель­ник жил где-то в горах, и вдруг ему при­ви­де­лась дорожка на небо, соткан­ная из лун­ного или сол­неч­ного света. Ему бы поду­мать: «Разве я пра­вед­ник? Мне в ад должна явиться дорожка, а не в рай». Но подвиж­ник, не имея под­лин­ного сми­ре­ния, пошел по этой ложной дорожке, упал со скалы и раз­бился. Это было бесов­ское нава­жде­ние. Такими исто­ри­ями изоби­луют свя­то­оте­че­ские Пате­рики.

Поэтому при нашей гор­до­сти иска­ние чуда – это дурной тон, это, опять же, духов­ная невос­пи­тан­ность или просто празд­ное любо­пыт­ство, кото­рое ведет чело­века ложным путем.

– Вы знаете, что в Вели­кую Суб­боту всегда идет прямая транс­ля­ция из храма Гроба Гос­подня и все ее смот­рят. Вокруг этого собы­тия бывает боль­шой ажи­о­таж. 2009 год ярко пока­зал, что чудо схож­де­ния огня вызы­вает ожив­лен­ные дис­кус­сии в обще­стве. Была масса сен­са­ци­он­ных и апо­ло­ге­ти­че­ских статей по поводу Бла­го­дат­ного огня. И всегда вопрос ста­вился ребром: огонь – это под­лин­ное чудо или есте­ствен­ное и руко­твор­ное явле­ние? Как Вы дума­ете, пра­вильно ли постав­лен вопрос?

– Я считаю, что этот вопрос некор­ректно кому-либо зада­вать. Знаю, что неод­но­кратно спра­ши­вали и Свя­тей­шего Пат­ри­арха Кирилла, и Бла­жен­ней­шего Пат­ри­арха Иеру­са­лим­ского Фео­фила. Помните, в Еван­ге­лии Хри­стос обли­чает фари­сеев, искав­ших зна­ме­ния? Не этого нужно искать – нужно радо­ваться о Христе Вос­крес­шем.

Вели­кое чудо – Евха­ри­стия. Но тоже некор­рект­ный вопрос: «Каким обра­зом во время Евха­ри­стии хлеб ста­но­вится Телом Хри­сто­вым? А почему он не пре­вра­ща­ется в насто­я­щую плоть, а вино – в явную кровь? Ведь Святые Дары так и оста­ются под видом хлеба и вина».

Здесь, на Святой Земле, по вопросу Бла­го­дат­ного огня суще­ствует очень много фактов и иссле­до­ва­ний, кото­рые раз­нятся между собой. Одни гово­рят о том, что это сверхъ­есте­ствен­ное чудо, кото­рое про­ис­хо­дит по нашему обыч­ному цер­ков­ному кален­дарю, и что именно факт схож­де­ния огня под­твер­ждает истин­ность Пра­во­сла­вия (а я‑то думал, что нали­чие любви под­твер­ждает истин­ность уче­ни­ков Хри­сто­вых: «По тому узнают все, что вы Мои уче­ники, если будете иметь любовь между собою» (Ин. 13:35)). Другие же гово­рят, что в Бла­го­дат­ном огне нет ничего осо­бен­ного, что это бого­слу­жеб­ный чин, во время кото­рого чита­ются особые молитвы и воз­жи­га­ется огонь. Опи­са­ние этого чина можно найти на сайте Иеру­са­лим­ской Пат­ри­ар­хии – он входит в состав вечер­него бого­слу­же­ния Вели­кой Суб­боты. Одно время он совер­шался непо­сред­ственно перед нача­лом пас­халь­ной заут­рени. Сейчас совер­ша­ется в два часа дня в Вели­кую Суб­боту, потому что про­во­дить его в Пас­халь­ную ночь сочли неудоб­ным: при­хо­дит много людей, кругом крики, тол­котня, так что невоз­можно бла­го­го­вейно совер­шить пас­халь­ное бого­слу­же­ние. Кроме того, люди долгое время ожи­дают в храме, есте­ственно, очень устают, а впе­реди еще боль­шая празд­нич­ная ночная служба.

Мое мнение ней­траль­ное. Меня вопросы таких чудес не инте­ре­суют совер­шенно. Хотя инте­ре­суют и потря­сают чудеса дру­гого рода: вот Россия, напри­мер, была стра­ной ате­и­сти­че­ской, и непо­нятно, что про­изо­шло, но люди стали вос­ста­нав­ли­вать храмы, мона­стыри, молиться Богу, кре­стить детей, при­хо­дить на вос­крес­ные службы, читать, изда­вать цер­ков­ную лите­ра­туру – для меня это насто­я­щее чудо. Опять же, вели­кое чудо – Евха­ри­стия, кото­рая совер­ша­ется каждый день в наших храмах и соеди­няет нас с Самим Хри­стом. Или чело­век, кото­рого оскор­били, обо­лгали, окле­ве­тали, а он не стал мстить и про­стил своим обид­чи­кам – это для меня тоже вели­кое чудо, но подоб­ного рода чудеса почему-то не заме­ча­ются.

Так что послед­нюю точку я поста­вить не могу. Это вопрос к Иеру­са­лим­скому Пат­ри­арху, он захо­дит в Куву­к­лию, но, опять же, вопрос некор­рект­ный. Для меня этот огонь в любом случае свя­щен­ный. Я два раза при­сут­ство­вал на этом чине, видел, как Пат­ри­арх оста­нав­ли­ва­ется перед Куву­к­лией, сни­мает саккос и омофор, его весьма сим­во­ли­че­ски обыс­ки­вают и он захо­дит внутрь. Видны вспышки фото­ап­па­ра­тов, кто-то кричит, что это вспо­лохи огня, кто-то что-то видит, кто-то гал­лю­ци­ни­рует, а потом Пат­ри­арх выно­сит свечи – вот то, что я вижу.

И мне все равно, как появ­ля­ется этот огонь. Я не зада­юсь вопро­сом, кто возжег свечи: Бог, Ангел или Пат­ри­арх. Я полу­чаю мно­же­ство сви­де­тельств от палом­ни­ков, что и в обыч­ные дни они видят огнен­ные зар­ницы в храме Гроба Гос­подня. И это не вызы­вает у меня недо­ве­рия. Храм Вос­кре­се­ния – это место, где в духов­ном плане посто­янно «искрит». Моему сердцу близка одна под­лин­ная исто­рия об араб­ском маль­чике, у кото­рого во время молитвы Пат­ри­арха сами собой заго­ре­лись свечи в руках (а стоял он на лесах, воз­ве­ден­ных вокруг Куву­к­лии). И этот ребе­нок пога­сил свечи, потому что Пат­ри­арх еще не вынес огонь. В его поступке я вижу такую духов­ную про­стоту и высоту, такое послу­ша­ние Богу и Церкви, кото­рое могут иметь только вели­кие святые. И даже если в эту святую минуту в этом свя­тей­шем месте огонь воз­жи­га­ется чело­ве­че­скими руками, он от этого не ста­но­вится для меня менее свя­щен­ным, чем если бы он спу­стился с небес. Я не хочу под­жи­гать себе бороду, испы­ты­вая чудес­ные свой­ства огня. Для меня этот огонь – свя­тыня.

И нико­гда я не решусь задать вопрос Его Бла­жен­ству Пат­ри­арху Иеру­са­лим­скому о про­ис­хож­де­нии огня в Вели­кую Суб­боту, потому что это просто невеж­ливо. Могу лишь поде­литься извест­ным мне мне­нием одного иерарха Иеру­са­лим­ской Церкви. В 2001 году Место­блю­сти­тель Пат­ри­ар­шего пре­стола Иеру­са­лим­ской Церкви мит­ро­по­лит Петр­ский Кор­ни­лий в интер­вью про­грамме «GКРIZES ZONES» на гре­че­ском теле­ка­нале «MEGA» напом­нил о том, что «всякое тво­ре­ние Божие хорошо, потому что освя­ща­ется словом Божиим и молит­вою» (1Тим. 4:4–5). По его словам, в случае с Бла­го­дат­ным огнем, или как его назы­вают по-гре­че­ски – Святым Светом, «речь идет о есте­ствен­ном, при­род­ном свете, но молитвы, кото­рые читают Пат­ри­арх или иной, заме­ща­ю­щий его архи­ерей, освя­щают этот есте­ствен­ный свет, и вслед­ствие этого он имеет бла­го­дать Свя­того Света. Это есте­ствен­ный свет, кото­рый зажи­гают от Неуга­си­мой Лам­пады, хра­ня­щейся в риз­нице храма Вос­кре­се­ния. Но молитвы имеют силу освя­щать есте­ствен­ный свет, и он ста­но­вится и сверхъ­есте­ствен­ным светом. Чудо – в эпи­клезе, в молитве архи­ерея; ею освя­ща­ется этот свет»

Я, конечно же, с бла­го­го­ве­нием отно­шусь к этому собы­тию. И, конечно, очень не люблю кли­ку­ше­ства, из каких бы авто­ри­тет­ных уст оно не про­ис­хо­дило. Еще хочу ска­зать, что мы в Рус­ской Духов­ной Миссии стали иссле­до­вать текст Чин Свя­того Света. В этом чино­по­сле­до­ва­нии речь идет о том, что «Хри­стос есть Свет Истин­ный», что «Свет Хри­стов про­све­щает всех». Когда про­изо­шло Вос­кре­се­ние Хри­стово, то было видно све­че­ние. Понятно, что Свет Хри­стов или Фавор­ский свет не есть соб­ственно пламя, это именно Боже­ствен­ный Свет. Но мы, люди, все время пыта­емся живого Бога заме­нить Его обра­зом, Его иконой – нам удоб­нее так молиться, иначе мы не можем вме­стить Его в свое огра­ни­чен­ное созна­ние. У нас – Тело и Кровь Хри­стовы под видом хлеба и вина, поэтому и Боже­ствен­ный Свет пре­под­но­сится в виде огня, кото­рый мы можем реально уви­деть, кото­рый мы можем даже сами воз­жечь.

Кроме того, через этот огонь освя­ща­ются наша душа и тело, и про­ис­хо­дит это через нашу чело­ве­че­скую спо­соб­ность ося­зать. Гос­подь устроил так, чтобы мы полу­чали спа­си­тель­ную бла­го­дать и про­све­щали свои телес­ные и душев­ные чув­ства через веще­ствен­ные реалии, кото­рые сим­во­ли­зи­руют духов­ное. Вот поэтому мы при­ка­са­емся к этому огню, держим в руках свечи – чтобы полу­чить освя­ще­ние через Огонь, кото­рый освя­ща­ется бла­го­да­тью Живо­нос­ного Гроба Гос­подня и молит­вой Церкви.

– Отец Исидор, вот стал­ки­ва­ешься с тем, что если гово­ришь палом­ни­кам, что воз­можно Пат­ри­арх Иеру­са­лим­ский воз­жи­гает огонь от лам­пады, – это их сильно разо­ча­ро­вы­вает. Неко­то­рые люди счи­тают, что если этот огонь от Бога – это истин­ное чудо, а если он зажи­га­ется, пусть даже дей­ствием литур­ги­че­ским, то это не от Бога. Я боюсь, что если все же это правда, то люди до такой сте­пени разо­ча­ру­ются, что пере­ста­нут ходить в Цер­ковь и даже верить в Бога.

– А разве они не знают, что Пат­ри­арх Иеру­са­лим­ский от Бога?! Как и любая власть от Бога, осо­бенно цер­ков­ная. Если эти люди – огне­по­клон­ники, то они поте­ряют смысл своей веры – это точно. Но наш Символ веры гово­рит четко: «Верую … в Света от Света, Бога Истинна от Бога Истинна». Под Светом име­ется в виду не огонь, не пламя, а Свет Боже­ствен­ный, Свет Истины, Бог. И не напи­сано «огня от огня». Просто свет нам пре­по­да­ется в виде огня в данном случае. Я думаю, что люди не пере­ста­нут ходить в Цер­ковь. Просто нужно людей про­све­щать. Люди при­слу­ши­ва­ются к словам свя­щен­ника. Когда свя­щен­ник освя­щает воду погру­же­нием Креста, разве люди не счи­тают ее потом святой, т.е. освя­щен­ной Боже­ствен­ной бла­го­да­тью?

У нас в России тоже есть похо­жая тра­ди­ция. На утрени Вели­кого Пятка чита­ются 12 Еван­ге­лий Святых Стра­стей Гос­пода нашего Иисуса Христа. При­хо­жане поку­пают самую тол­стую свечу, потому что она должна гореть всю службу – около трех-четы­рех часов, пока чита­ются Еван­ге­лия. Свя­щен­ники дают людям зажи­гать свечи от своих, и те после окон­ча­ния службы бережно несут ого­не­чек домой. Этим новым огонь­ком воз­жи­гают в доме все лам­пады, кото­рые перед служ­бой обычно гасят. На Руси давно знали о Бла­го­дат­ном огне, и когда не могли за ним при­е­хать, вот так при­но­сили в дом огонь Две­на­дцати Еван­ге­лий. Для меня это тоже свя­тыня, в той мере, в какой мате­ри­аль­ное про­яв­ле­ние явля­ется свя­ты­ней по отно­ше­нию к Боже­ству, к Духу. Это отра­же­ние Славы Божией, Бла­го­дати Божией. Это бла­го­че­сти­вый обряд. Поэтому, я думаю, что люди пра­вильно должны пони­мать, что глав­ное в хри­сти­ан­ской Церкви – это любовь, а не огонь. А сколько пре­ступ­ле­ний против любви совер­ша­ется в храме Гроба Гос­подня в те часы, когда совер­ша­ется чин Свя­того Света?! Люди врут, чтобы обма­нуть охрану и про­ник­нуть в храм любыми прав­дами и неправ­дами, кричат, тол­ка­ются, оскорб­ляют друг друга, даже дерутся, ропщут, разо­ча­ро­вы­ва­ются, теряют молитву, теряют мир в душе. Этого ли хочет от нас Гос­подь в вели­кий день покоя?

В Цер­ковь, конечно же, про­ни­кают язы­че­ские мотивы, раз­ного рода гада­ния: «Когда дуб Мам­врий­ский засох­нет, когда огонь на Гробе не сойдет, тогда и будет конец света». Но в Свя­щен­ном Писа­нии ска­зано, что о часе том не знает никто, даже ангелы. Да и чего пло­хого в конце света, я не пони­маю. Ведь книга Апо­ка­лип­сиса даже закан­чи­ва­ется сло­вами: «Ей, гряди, Гос­поди Иисусе!» (Откр. 22:20), т.е. ска­зать проще – «Приди, ждем Тебя!». И это ска­зано именно о Втором при­ше­ствии Спа­си­теля. Это сек­танты пугают, гадают, пред­ска­зы­вают, но хри­сти­а­нам подо­бает быть в трез­вом уме и пони­мать, что суть нашей веры – в любви к Богу и людям, а не в гада­ниях.

– Отец Исидор, немало палом­ни­ков при­ез­жает на Бла­го­дат­ный огонь неод­но­кратно, напри­мер, Фонд свя­того Андрея Пер­во­зван­ного, и увозит огонь в Россию. Многие, нахо­дясь в храме, перед схож­де­нием Бла­го­дат­ного огня пере­пол­ня­ются необъ­яс­ни­мым чув­ством духов­ной радо­сти. Я цити­рую: «Из храма они выхо­дили как бы заново родив­ши­мися, духовно очи­стив­ши­мися и про­зрев­шими». Если чин схож­де­ния Бла­го­дат­ного огня вызы­вает такие чув­ства, то, может быть, ради этого стоит при­ез­жать?

– Фонд свя­того Андрея Пер­во­зван­ного задолго до Пасхи тща­тель­ным обра­зом гото­вит свой визит. Про­стые же палом­ники этого сде­лать не могут. И причем тут мистика? Люди при­е­хали в Иеру­са­лим, уви­дели Иеру­са­лим­ского Пат­ри­арха, он их бла­го­сло­вил – это вызы­вает закон­ную радость. Но такие дни это сов­ме­щено с очень боль­шими труд­но­стями, с долгим ожи­да­нием, и прак­ти­че­ски все, кто идет на Бла­го­дат­ный огонь, про­пус­кают Литур­гию Вели­кой Суб­боты, кото­рая слу­жится в Миссии, а многие даже не в состо­я­нии потом прийти на ночную Пас­халь­ную службу – для них уже все про­изо­шло, у них уже просто не оста­ется физи­че­ских сил. А ведь все еще только будет.

Про­ис­хо­дит сме­ще­ние акцен­тов. Как чело­век, вос­пи­тан­ный в рус­ской тра­ди­ции, хочу ска­зать, что у нас при­выкли по-дру­гому отме­чать Вели­кую Суб­боту: бого­слу­же­ние тихое, спо­кой­ное, в этот день даже не дер­зают никого поми­нать на Вели­ком Входе – бла­го­го­вейно с Чашей выхо­дят и молча захо­дят в алтарь, потому что «Да молчит всяка плоть чело­веча…». У нас все тихонько под­хо­дят к Пла­ща­нице, плачут, молятся. А ночью уже будет кра­си­вое, радост­ное, тор­же­ствен­ное «Хри­стос Вос­кресе!». Здесь же бывает много разо­ча­ро­ва­ний, наши люди не могут вос­при­нять восточ­ный мен­та­ли­тет: крики, свист, тол­котню, беготню. Я слышал немало слов разо­ча­ро­ва­ния от тех, кто побы­вал в Вели­кую Суб­боту на Гробе Гос­под­нем.

И не надо осуж­дать поли­цию и спец­наз – они просто выпол­няют свою работу, следят за тем, чтобы люди просто не зада­вили друг друга, чтобы не было наци­о­наль­ных и меж­кон­фес­си­о­наль­ных кон­флик­тов. Все это не сов­ме­ща­ется с моим пони­ма­нием Вели­кой Суб­боты. Если нужно ехать за три­де­вять земель для того, чтобы не молиться, а что-то пре­тер­петь – значит, люди этого хотят. Если кому-то надо срав­нить и воз­ра­до­ваться, что у нас в России тихо и молит­венно, если кому-то надо для утвер­жде­ния в вере – пусть при­ез­жают: каж­дому нужно свое. Един­ствен­ное, на чем я наста­и­ваю: вопрос Бла­го­дат­ного огня нельзя дог­ма­ти­зи­ро­вать. Если бы это было необ­хо­димо, то в дея­ниях семи Все­лен­ских Собо­ров об этом было бы напи­сано. Но там этот вопрос вообще нико­гда не рас­смат­ри­вался.

– Значит, схож­де­ние Бла­го­дат­ного огня – это не цер­ков­ное Таин­ство – мы ведь знаем семь Таинств. Можно ли назвать его литур­ги­че­ским чином или тра­ди­цией?

– Его назва­ние так и пере­во­дится с гре­че­ского языка – «чин Свя­того Света». У нас есть чин освя­ще­ния колес­ницы, чин освя­ще­ния колодца, чин о Пана­гии. Это чино­по­сле­до­ва­ние, кото­рое напе­ча­тано на бумаге. На нашем сайте будет опуб­ли­ко­вана та молитва, кото­рую Пат­ри­арх читает в Куву­к­лии. Из ее текста сразу все ста­но­вится ясно.

Там нет ни слова о конце света, там нет ни слова о том, обжи­гает огонь или нет. Там гово­рится о Боге как о Свете и гово­рится, что «мы совер­шаем све­то­яв­ле­ние», иными сло­вами чин Свя­того Света, точнее и ска­зать нельзя. Так что нужно только молиться и некор­рект­ных вопро­сов не зада­вать. И вос­пи­ты­вать в себе духов­ное пони­ма­ние вся­кого вопроса, в том числе и этого.

бесе­до­вал Роман Гуль­тяев

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки