Церемония схождения благодатного огня (Статус-кво святых мест)

Оглавление

 

1. Введение^

Схождение Благодатного огня, важнейший обряд Православной Церкви, происходит в Храме Воскресения Христова в полдень Великой Субботы, накануне Пасхи по юлианскому календарю. Неизвестно, когда впервые появился этот обряд, но он без сомнения восходит к традиции и символике ранней Церкви: впервые о нем упоминает монах Бернард в середине IX века, возможно, что возник он во времена Карла Великого, когда паломничества на Святую Землю всячески поощрялись и стали очень популярными.

В сущности, обряд символизирует триумф христианской веры, повторяемый из года в год, в ознаменование первой Победы после Голгофы. Патриарх входит в Кувуклию, расположенную над Гробом, в которой только на это время гасят все свечи и лампады, и происходит Чудо схождения Благодатного огня. Затем Огонь раздается огромному множеству людей, окружающих Храм и разносится по всему миру. До войны, Огонь, тщательно сохраняемый, добирался до самых дальних уголков России.

Турецкое правительство, опасаясь, что фанатизм и возбуждение пасхальной толпы могут привести к массовым беспорядкам, обычно размещало большую воинскую часть внутри Храма и на его территории.

2. Совершение обряда^

Обряд совершает Православный Патриарх. Принимает участие также епископ Армянской апостольской церкви, единственный кто сопровождает Патриарха в Кувуклию, а также представители Коптской и Сирийской церквей, представители Эфиопской церкви не участвуют.

По сути своей обряд является богослужением Православной Церкви, поэтому представители других конфессий предварительно получают разрешение у Православного Патриарха на участие, проходя в православный алтарь для выражения своего почтения.

3. Участники обряда^

Помимо Патриарха и епископа Армянской церкви в богослужении периодически участвуют следующие клирики и миряне: епископ, архимандрит, драгоман и […] Православной и Армянской церквей, мирянин от каждой из этих церквей и по одному представителю священства или мирян от Коптской и Сирийской церквей. От Коптской церкви часто представителем является мирянин, который приобрел привилегию получить Благодатный Огонь.

Хранитель ключей от Храма Воскресения Христова, мусульманин, по традиции опечатывает двери Кувуклии до входа Патриарха, также в течение всего обряда присутствует монах-францисканец.

4. Распределение места в Ротонде^

Во время Схождения Благодатного Огня Храм полностью заполняется множеством взволнованных верующих, и представители разных конфессий должны находится в предназначенных для них местах, которые в свою очередь могут быть поделены между представителями разных городов.

Православной Церкви принадлежит часть площади с дальней от входа стороны Гроба, от передней части Гроба до середины седьмой колонны

Отсюда и до черного креста справа от девятой колонны, на расстоянии приблизительно около метра от центра – часть, принадлежащая Сирийской церкви. Эта граница, как правило, является предметом спора, так как сирийцы считают, что она должна проходить по центру колонны. Но этот вопрос, однако, решен не в их пользу, и граница осталась неизменной.

Эти две границы сходятся в северо-западном углу Кувуклии.

Коптская территория располагается от границы Сирийской церкви до центра колонны 12, по линии, проведенной к юго-западному внешнему углу Кувуклии.

Армянская территория завершает круг до передней части Гроба, но место перед дверями между колоннами 12 и 15 принадлежит Православной церкви.

Следует помнить, что паломники, особенно копты, прибывают в храм за несколько дней до Схождения Благодатного Огня и располагаются там на ночлег. В день самого обряда они должны неукоснительно соблюдать границы своих конфессий. Споры также часто случаются на территории Православной Церкви между верующими из Иерусалима и Яффы.

5. Размещение гостей^

Балкон Православной Церкви с северной стороны от входа в Православный Кафоликон из Ротонды любезно предоставлен Патриархом в распоряжение представителям правительства и вмещает 10 человек, но всего пять или шесть кресел.

Патриарх Армянской церкви обычно предоставляет в распоряжение правительства два окна в южной галерее, у каждого из которых может разместиться семь или восемь человек. Там можно разместить по три кресла, и здесь обычно располагаются женщины. К этому помещению ведет лестница, которая находится слева от главного входа, рядом с армянским приделом.

Другие гости могут расположиться на галерее с видом на православный клирос. Доступ туда возможен через Голгофский придел. Здесь также есть просторная комната, которой можно воспользоваться для лучшего обзора, однако в ней нет мест для сидения.

Если есть возможность, Православный Патриарх также представляет правительству места у маленького окна в верхней части под Ротондой. Там могут стоять шесть человек, а пройти туда можно из здания Патриархата Православной Церкви.

Балкон с другой стороны от входа на православный клирос из Ротонды предоставляется генеральному консулу Греции.

Места прямо под балконами зарезервированы для гостей патриархатов, православного в северной части и армянского в южной, занимать их можно только с согласия драгомана. Здесь не могут быть построены ярусы для сидения, но для удобства присутствующих могут быть поставлены скамьи.

У каждого гостя, получившего место от представителя миссии […], должен быть билет с указанием места […] необходима организация прохода на места непосредственных владельцев билетов. Билеты в Галерею и к окнам предоставляются через заместителя уполномоченного округа […] драгомана Православной Патриархии.

6. Проведение обряда^

Утром, между 8 и 9 часами представители Армянской церкви открывают двери. Должны быть приняты меры для того, чтобы они смогли пройти сквозь большое количество народа, и люди должны держатся на некотором расстоянии от дверей, чтобы предотвратить столпотворение и давку, когда дверь откроется.

Войдя внутрь, православные верующие обходят справа Камень помазания и входят в Ротонду через православный Кафоликон, представители других конфессий обходят Камень слева и входят прямо в Ротонду.

В 10:30 утра крестным ходом прибывает Армянский Патриарх и входит в Ротонду через главный вход. Пройдя перед Гробом, он один раз обходит Ротонду и затем входит в Армянский придел. Армянский Патриарх не принимает фактического участия в богослужении, но по обычаю занимает первое место в Армянской галерее.

В 11 утра вход в Кувуклию запечатывается хранителем-мусульманином в присутствии одного православного и одного армянского архимандрита, стоящих близко к двери, каждый со своей стороны. Дверь закрывают, и по центру накладывают на нее большой кусок воска, удерживающий белую ленту, концы которой проходят через две дверные ручки. Концы ленты держат во время запечатывания два упомянутых выше свидетеля. Клир Православной церкви всегда располагается с северной стороны двери, клир Армянской церкви – с южной.

В полдень Православный Патриарх спускается через Храм Св. Иакова, входит в Храм Воскресения Христова и проходит через южные двери Кафоликона в алтарь. Представители других конфессий выражают свое почтение и получают разрешение принять участие в богослужении.

Затем архимандрит заносит в Кувуклию святую лампаду, печать с двери снимает православный драгоман. Дверь снова не запечатывается, но ленты возвращают на место.

Двух держащих ленты архимандритов сменяют два епископа, за ними два драгомана, а за ними — два пономаря.

Примерно в это время в Ротонду через православный придел входит группа молодых людей, хлопающих в ладоши и поющих обрядовые песнопения. Иногда один или двое из них сидят на плечах у своих товарищей. Как раз сейчас, когда нарастает волнение, и теснота становится все сильнее, и возникают споры, особенно из-за расположения у отверстий в Кувуклии, через которые подается Благодатный Огонь.

Местные служители храма занимают места в северной части возле входа в Кувуклию.

В это время пространство между входом в Кувуклию, включая каменные сидения, и входом в православный придел должно быть совершенно свободным и под охраной полицейских. Они мгновенно открывают проход, когда необходимо пропустить процессию.

Сюда допускаются только официальные лица и клирики. К последним относятся два епископа, архимандриты, драгоманы и пономари, по одному из Православной и Армянской церквей, а также один представитель мирян от каждой конфессии и хранитель-мусульманин. Представители Коптской и Сирийской церквей пока попасть сюда не могут, но остаются за линией границы с южной стороны. Францисканцы находятся возле дверей Кувуклии с северной стороны.

В 12:30 богослужение начинается выходом Патриарха из алтаря православной […]. Впереди процессии несут 13 хоругвей […] представители ведущих православных семей и […] чтобы очистить дорогу в массе людей. Процессия трижды обходит Ротонду. В третий раз дойдя до входа в Кувуклию, люди с хоругвями и все священнослужители, кроме Патриарха, сопровождающих его лиц, а также тех, кто упомянут выше, возвращаются в православную часовню.

Епископ Армянской церкви, сопровождающий Патриарха в Кувуклию, присоединяется здесь к Его Блаженству.

Патриарх разоблачается, и его митру и облачение относят в алтарь православного придела. Затем дверь открывается, и Патриарх входит в Кувуклию в сопровождении епископа Армянской церкви.

Копты и сирийцы теперь проходят вперед и становятся прямо перед дверью, готовые войти, когда она откроется. Другим священникам в это время входить не разрешено, их входу необходимо препятствовать, а также необходимо обеспечить вход коптов и сирийцев и выход Патриарха. Дверь не открывается до тех пор, пока Патриарх не постучит.

Патриарх и представитель Армянской церкви передают Благодатный Огонь паломникам через отверстия в Кувуклии, вначале с северной (православной) стороны. Это событие встречают громкими возгласами, аплодисментами и колокольным звоном. Православный обычай таков, что первым Огонь получает приходской священник, а после него выбранные представители общины. Люди тянутся к Огню пучками из 33 свечей – по числу лет земной жизни Нашего Спасителя – каждый держит такой пучок, и здание вскоре заполняет море огней.

Когда Патриарх готов выйти из Кувуклии и вернуться в православный алтарь, он сообщает об этом стуком в дверь. Дверь открывает православный епископ, сразу входят представители коптов и сирийцев и внутри получают Огонь от Патриарха.  Никто из других священников в это время не входит. Затем Патриарх появляется с горящими факелами в обеих руках, за ним следует епископ Армянской церкви. Представителям коптов и сирийцев нельзя выходить из Кувуклии сразу же после Патриарха. Появление Патриарха обычно служит сигналом для верующих, и они бросаются зажигать свои свечи от факелов Патриарха. Охране нужно сдержать этот поток, офицеры должны помочь Патриарху пройти, очистив ему дорогу. При прохождении к православному приделу должны быть приняты меры предосторожности, чтобы обойти камень, отмечающий центр земли. 

Копт и сириец, выйдя из Кувуклии с Огнем, возвращаются к месту расположения своих конфессий. Здесь также могут быть необходимы меры для освобождения пути и для сохранения Огня. После того как Патриарх и армянский епископ вышли из Кувуклии, входят пономари, сначала православные, и зажигают свои лампады внутри и снаружи Кувуклии. Францисканец также опускает и зажигает лампаду над входом.

Вскоре входят два епископа, и православный епископ снимает лампады и относит их в православный алтарь.

Армянский епископ не сопровождает Патриарха, а идет прямо в армянский монастырь, и для него необходимо освободить проход сквозь скопление людей и позволить священникам и певчим Армянской церкви выйти из монастыря и участвовать в крестном ходе вокруг Ротонды. Коптские и сирийские священники и певчие также выстраиваются и следуют за армянами крестным ходом. Все обходят Ротонду трижды и возвращаются в свои приделы после короткого богослужения каждой конфессии у входа в Кувуклию. Важно ограничить количество участников из священства и певчих в крестных ходах, иначе невозможно будет провести крестные хода и богослужения организованно. Для Армянской церкви максимальное число участников составляет 70 человек, 50 – для Коптской церкви и 40 — для Сирийской. Число участников определяется на основании площади территории, отведенной для каждой общины. При формировании колонны хвост сирийской процессии не должен выходить восточнее линии, проведенной от центра колонны 6 до противоположного угла Кувуклии. Соответствующий интервал должен поддерживаться между головой армянской процессии и хвостом сирийской.

Пока копты и сирийцы ожидают окончания армянской и коптской службы перед Гробом после крестного хода, с южной стороны Кувуклии обычно ставится кресло для служащего священника этих двух общин. Кресло должно быть поставлено на уровне отверстия, через которое подается Благодатный огонь, чтобы не помешать выходу армянской процессии по окончании их службы.

***

Оригинал на английском языке^

1. Introduction

The Holy Fire, the supreme ceremony of the Eastern Churches, takes place at midday on Easter Eve, according to the calendar of Eastern Christen­dom, in the Church of the Holy Sepulchre. Its origin is uncertain, but that it is derived from the ritual and symbolism in usage by the very early Church is undoubted: the ceremony is first mentioned by Bernard the Wise, writing in the middle of the ninth century, and may have originated when during the time of Charlemagne pilgrimages to the Holy Places were much encouraged and had become very popular.

In essence, the ceremony symbolises the triumph of the Christian Faith, renewed year by year in commemoration of the first Victory after Calvary. The Patriarch enters the Edicule over the Tomb, in which for this one occasion all lamps are extinguished, and the » Miracle » of the descent of the Fire occurs. The Fire is then distributed to the crowd that throngs the Church, and is carried away far and wide. Before the War, the Fire was borne by devoted hands to the furthest corners of Russia.

The Turkish Government fearing that the fanaticism and excitement of these Easter crowds might result in an outbreak, were accustomed to station a large body of troops in and around the Church.

2. Conduct of the Ceremony

The ceremony is conducted by the Orthodox Patriarch. There also partici­pate a Bishop of the Armenian Patriarchate, who alone accompanies the Patriarch into the Edicule, and representatives of the Coptic and Jacobite rites, but not of the Abyssinian, take part as well.

The ceremony is, however, essentially the service of the Orthodox Church, and the representatives of the other rites participating previously obtain permission from the Orthodox Patriarch to take part, by proceeding to the Orthodox Altar and doing obeisance.

3. Participants in the Ceremony.

Apart from the Patriarch and the Armenian Bishop, the following olorg and laymen take actual part in the service at periods: — A Bishop, Archimandrite, Dragoman, and <…> of both Orthodox and Armenian rites, a lay represent each of these rites, and one Coptic and one Jacobite  <…> sentative, either a cleric or a layman. The Copt is frequently — layman who has purchased the privilege of receiving the Holy Fire.

The Moslem Guardian of the Holy Sepulchre exercises his traditional privilege of sealing the door of the Tomb previous to the entry of the Patriarch, and a Franciscan monk is present throughout the ceremony.

4. Allocation of Space on the Floor of the Rotunda

At this ceremony the Church becomes entirely filled with a seething excited congregation, and each rite must be confined to its allotted floor space, within which the area may be further divided by towns.

The Orthodox Area is on the side of the Tomb furthest from the entrance, from the front of the Tomb to the middle of the seventh pillar.

The Jacobite Area is from thence to a black cross on the right side of column 9, at a distance of about three feet from the centre. This boundary is generally the matter of dispute, the Jacobites claiming the boundary should be the centre of the column. The question has, however, been definitely decided as above.

These two boundary lines converge on the north-west corner of the Edicule.

The Coptic Area extends from the Jacobite boundary to the centre of column 12, on a line drawn to the south-west outside corner of the Edicule.

The Armenian Area completes the circuit to the front of the Tomb, but the spaces in front of the doors between columns 12-15 are Orthodox.

It must be remembered that the days and nights previous to the day of the ceremony the church becomes filled with pilgrims and others, especially Copts, with bedding, etc., who must on the day of the ceremony be rigorously confined within the limits of their respective areas. Disputes are also likely to occur between the Jerusalem and Jaffa contingents in the Orthodox Area.

5. Accommodation for Visitors

The Orthodox Balcony on the north side of the entrance to the Orthodox Katholikon from the Rotunda is, by courtesy of the Patriarch, accustomed to be put at the disposal of the Government, and will hold ten people, but only five to six chairs.

The Armenian Patriarch is accustomed to put at the disposal of the Govern­ment two windows in the southern gallery, holding seven to eight each. Ladies are usually accommodated here, and there is space in each for three chairs. This is approached by a staircase near the Armenian Vestry on the left of the main entrance.

Other guests can be accommodated in the gallery overlooking the Orthodox Choir. Access is obtained through the Calvary Chapel, and there is ample room, if the view is rather interrupted; there is, however, no seating accom­modation.

The Orthodox Patriarch also puts at the disposal of the Government, if possible, a small window in the upper range under the Rotunda. This holds six people standing, and is reached from the Orthodox Patriarchate.

The Balcony on the other side of the entrance to the Orthodox Choir from the Rotunda is at the disposal of the Greek Consul-General.

The spaces immediately below these balconies are reserved for guests of the Patriarchates, Orthodox on the north, and Armenian on the south, and should not be filled except with the consent of the Dragoman. Tiers of seats may not be constructed in these spaces, but benches may be placed for the con­venience of those present.

Each visitor for whom accommodation is being found by the Deputy  <…> missioner’s Offices should be provided with a ticket showing the place allotted to  <…> arrangements should be made for guides to direct ticket-holders. The tickets for  <…> Gallery and window are supplied through the Deputy District Commissioner  <…> the Dragoman of the Orthodox Patriarchate.

6. Order of the Ceremony

Between 8 and 9 a.m. the doors are opened by the Armenians. Arrange­ments should be made for a passage-way to be kept through the crowd for the Armenian representatives, and the crowd should be kept some distance from the door, to prevent a precipitous crush and overcrowding when the door is opened.

On entering, the Orthodox congregation pass to the right of the Stone of Unction and enter the Rotunda through the Orthodox Katholikon, the other congregations pass to the left and enter the Rotunda direct.

At 10.30 a.m. the Armenian Patriarch arrives in procession, entering the Rotunda by the main entrance. After passing in front of the Sepulchre, he proceeds round the Rotunda once and then enters the Armenian Vestry. The Armenian Patriarch does not take actual part in the service, but is accustomed to occupy the first window in the Armenian Gallery.

At 11 a.m. the door of the Sepulchre is sealed by the Moslem Guardian in the presence of one Archimandrite of the Orthodox and one of the Armenian rites, standing one on each side close to the door. This sealing consists of the closing of the door and the placing of a large piece of wax across the centre of the door, which at the same time holds in place a white ribbon, the ends of which pass through the two door handles. These ends are held during the sealing by the two witnesses mentioned above. The Orthodox clergy are always stationed on the north side of the door, the Armenian on the south.

At 12 noon, the Orthodox Patriarch comes down through the Church of St. James, enters the Holy Sepulchre and proceeds through the south door of the Katholikon to the Altar. The representatives of the other rites then do obeisance and obtain permission to take part in the ceremony.

The Holy Lamp is then taken by an Archimandrite to the Edicule, the door of which is unsealed by the Orthodox Dragoman. The door is not sealed again, but the tapes are replaced.

The two Archimandrites holding the ends of the tapes are now relieved by two Bishops, behind these are two Dragomans, and behind these again two Sextons.

About this time, groups of young men enter the Rotunda through the Orthodox Chapel clapping their hands and singing traditional songs. One or two may be borne on the shoulders of their co-religionists. It is just now when excitement is running high, and the pressure of the throng is very intense, that disputes occur, especially over the line-up from the holes in the Edicule through which the Fire is given.

The District Staff take up a position by the northern seat near the entrance to the Tomb.

Throughout this period, the space between the entrance to the Sepulchre, including the stone seats and the entrance to the Orthodox Chapel, must be kept clear by Police cordons, momentarily opening when required to let processions through.

No individual should be allowed in this space except the officials and clergy concerned. These latter are the two Bishops, Archimandrites, Dragomans, and Sextons, one of each of the Orthodox and of the Armenian rites, as well as a lay representative of each and the Moslem Guardian. The Coptic and Jacobite representatives do not approach until later, but remain adjacent just behind the cordon to the south. The Franciscan takes up a position near the door of the Sepulchre on the north side.

At 12.30 p.m., the actual service commences with  <…>cession of the Patriarch from the Altar of the Orthodox  <…>. The procession is preceded by banners 13 in number  <…> representatives of the leading Orthodox families and asc.» <…> have to be given to clear the way through the

throng. The procession circles the Rotunda three times. On arriving in front of the Sepulchre for the third time, the banners and all the clergy, except the Patriarch, and his immediate attendants, and those previously mentioned, return into the Orthodox Chapel.

The Bishop of the Armenian Church, who is to accompany the Patriarch into the Sepulchre, here joins His Beatitude.

The Patriarch now disrobes, and his mitre and vestments are carried by the attendant clergy to the Altar in the Orthodox Chapel. The door is then opened and the Patriarch enters the Tomb, accompanied by the Armenian Bishop.

The Copt and Jacobite now come forward, and take up their position directly in front of the door, ready to enter as soon as it is opened. The other clergy do not enter at this time, and it is necessary to prevent this, and also to ensure that the Syriac and Copt enter and that the Patriarch is able to come out. The door is not to be opened until the Patriarch knocks.

The Holy Fire is then passed out by the Patriarch and the Armenian repre­sentative to their congregations by the holes on each side of the Edicule, through the northern (Orthodox) side first. This is heralded with frantic cheering and clapping of hands and ringing of bells. The Orthodox custom is that the first to receive the Fire is a Parish Priest, and after him a selected representative of the Community. The crowd presses to light the bunch of 33 candles—the total years of Our Lord’s Life—each holds, and the building is soon a blaze of light.

When the Patriarch is ready to leave the Sepulchre to return to the Orthodox Altar, he intimates his intention by knocking on the door. The door is opened by the Orthodox Bishop, and the Copt and Jacobite immediately enter and receive the Fire inside from the Patriarch. No other of the clergy present enter at this time. The Patriarch then emerges carrying a flaming torch in each hand, and followed by the Bishop of the Armenian Church. The Copt and Jacobite should not come out of the Sepulchre too quickly after the Patriarch. The appearance of the Patriarch is usually the signal for a converging rush of worshippers eager to light the candles from the torches he carries. The cordons must withstand this, and it may be necessary for the Patriarch to receive the assistance of officers in clearing a passage. In passing up the Orthodox Chapel, care must be taken to avoid the stone marking the Centre of the World.

The Copt and Jacobite on coming out of the Tomb with the Fire proceed to their congregations. Assistance in clearing a way and in prevention of the Fire being extinguished may here be necessary as well. After that the Patriarch and Armenian Bishop have left the Sepulchre, the Sextons enter,  he Orthodox first, and light their respective lamps within and without the Tomb. The Franciscan also lowers and lights a lamp over the entrance.

Shortly afterwards, the two Bishops enter and the Orthodox Bishop removes the lamps and bears it to the Orthodox Altar.

The Armenian Bishop does not accompany the Patriarch but goes straight to the Armenian Priory, and it is necessary for a passage-way to be kept to enable him to pass through the crowd, and to allow the Armenian Clergy and Choir to come out of their Priory and proceed in procession round the Rotunda. The Coptic and Jacobite Clergy and Choirs also form up in their respective areas and follow the Armenians in procession in this order. All circle the Rotunda three times and then return to their Chapels, after holding each a short service by the entrance of the Edicule. It is important in the processions to limit the number of Clergy and Choir participating, otherwise it is impossible for the processions and services to be conducted in an orderly manner. A maximum of seventy should be allowed for the Armenians, fifty for the Copts, and forty for the Jacobites, a proportion fixed on the basis of the areas allotted to each Community. In forming up, the end of the Jacobite procession should not be allowed further east than a line drawn from the centre of column 6 to the opposite corner of the Edicule. A sufficient interval should be maintained between the head of the Armenian and the end of the Jacobite processions.

While in turn the Copts and Jacobites are awaiting the termination of the Armenian and Coptic services in front of the Tomb after the procession, it is customary for a chair to be placed for the officiating cleric of these two Communities on the south side of the Edicule. The chairs must be placed on a level with the hole through which the Holy Fire is passed, so as not to obstruct the exit of the Armenian procession at the conclusion of their ceremony.

The status quo in the holy places (Статус-кво святых мест)

Print Friendly, PDF & Email