Богословская оценка современных исследований околосмертного опыта

Алек­сандр Мои­се­ен­ков

Оглав­ле­ние


В послед­ние деся­ти­ле­тия возрос инте­рес людей к тем фено­ме­нам, кото­рые выво­дят нас за рамки мате­ри­аль­ного мира. В этом кон­тек­сте иссле­до­ва­ния, свя­зан­ные с воз­мож­ным науч­ным дока­за­тель­ством суще­ство­ва­ния бес­смерт­ной души, при­об­рели боль­шую попу­ляр­ность. Появи­лись пуб­ли­ка­ции о пере­жи­том посмерт­ном опыте, кото­рые вызвали широ­кий резо­нанс. Алек­сандр Мои­се­енко в данной статье при­во­дит пра­во­слав­ную оценку этой обла­сти науч­ного поиска, осу­ществ­лен­ную неко­то­рыми пра­во­слав­ными отцами, в том числе свя­ти­те­лем Фео­фа­ном Затвор­ни­ком и иеро­мо­на­хом Сера­фи­мом (Роузом).

Бес­смер­тие души — неиз­мен­ная вера Церкви, под­твер­жден­ная ее мно­го­ве­ко­вым опытом и не нуж­да­ю­ща­яся в сто­рон­них дока­за­тель­ствах. Тем не менее, бурное раз­ви­тие иссле­до­ва­ний, свя­зан­ных с воз­мож­ным науч­ным дока­за­тель­ством суще­ство­ва­ния бес­смерт­ной души1 2 3 4, их необык­но­вен­ная попу­ляр­ность не могли пройти неза­ме­чен­ными для Пра­во­слав­ной Церкви и остаться без вни­ма­ния бого­сло­вов. Обо­зна­чен­ные иссле­до­ва­ния нача­лись и про­дол­жа­ются прежде всего в США и в Запад­ной Европе, где Пра­во­сла­вие рас­про­стра­нено слабо. В России и стра­нах с пре­иму­ще­ственно пра­во­слав­ным насе­ле­нием ана­ло­гич­ные работы неиз­вестны. Зару­беж­ные пере­воды выпол­ня­ются весьма редко и с боль­шим запоз­да­нием. Видимо, поэтому серьез­ных бого­слов­ских оценок иссле­до­ва­ний фено­мена око­лосмерт­ного опыта насчи­ты­ва­ется совсем немного, и тон среди них задают, как и сле­до­вало ожи­дать, зару­беж­ные пра­во­слав­ные бого­словы.

Иеро­мо­нах Сера­фим (Роуз)

Пио­не­ром отклика на дея­тель­ность ученых по иссле­до­ва­нию пред­смерт­ных пере­жи­ва­ний явился извест­ный аме­ри­кан­ский пра­во­слав­ный бого­слов, писа­тель и аскет иеро­мо­нах Сера­фим (Роуз). Тема смерти всегда была очень важна для него5. Озна­ко­мив­шись с книгой док­тора Моуди «Жизнь после жизни» вскоре после ее выхода в свет в 1975 году, а также с откли­ками на нее про­те­стант­ских и неком­пе­тент­ных пра­во­слав­ных бого­сло­вов, отец Сера­фим был воз­му­щен отсут­ствием адек­ват­ной пра­во­слав­ной оценки этой обла­сти науч­ного поиска, а также отсут­ствием крат­кого изло­же­ния пра­во­слав­ного учения о жизни души после смерти. Он поста­вил себе задачу вос­пол­нить эти недо­статки, и в крат­чай­шие сроки выпол­нил ее, напи­сав книгу «Душа после смерти», кото­рая была опуб­ли­ко­вана неза­долго до кон­чины автора, в 1980 году. Книга эта была вос­при­нята пра­во­слав­ными чита­те­лями с боль­шим энту­зи­аз­мом, как за рубе­жом, так и в России, и по сей день явля­ется одно­вре­менно попу­ляр­ным и авто­ри­тет­ным трудом, осно­ван­ным на тво­ре­ниях Святых Отцов и личном опыте совре­мен­ного подвиж­ника.

Соб­ственно ана­лизу око­лосмерт­ных иссле­до­ва­ний и их резуль­та­тов иеро­мо­нах Сера­фим посвя­щает лишь неболь­шую часть книги. Основ­ной же ее объем посвя­щен глав­ной цели автора — рас­кры­тию пра­во­слав­ного учения о том, что про­ис­хо­дит с душой чело­века после смерти тела. Он под­твер­ждает, что откры­тия, сде­лан­ные уче­ными, сняли табу с темы смерти, взбу­до­ра­жили умы мил­ли­о­нов, но глав­ной про­бле­мой счи­тает то, как все это пре­под­но­сится, и к чему ведет6. Отец Сера­фим кри­ти­кует работу Моуди за то, что в ней осве­ща­ются лишь фраг­менты из пред­смерт­ных опытов разных людей, что ученый свел воедино опыты и кли­ни­че­ской смерти, и просто опас­ных ситу­а­ций, более же всего за то, что автор пыта­ется объ­яс­нить фено­мен с личных пози­ций, а также при­вле­кает раз­но­об­раз­ную оккульт­ную лите­ра­туру. Далее иеро­мо­нах Сера­фим рас­смат­ри­вает отдель­ные эле­менты око­лосмерт­ного опыта.

О вне­те­лес­ном опыте он гово­рит, что для хри­стиан в нем нет ничего уди­ви­тель­ного, ибо это то, что хорошо им известно с древ­но­сти, и может удив­лять лишь ате­и­стов. В каче­стве иллю­стра­ции автор при­во­дит широко извест­ный и, по его словам, при­знан­ный Цер­ко­вью случай, про­изо­шед­ший в России в начале XX века с чело­ве­ком по имени Кон­стан­тин Икскуль, кото­рый был мертв 36 часов, и в резуль­тате про­изо­шед­шего стал мона­хом. Опи­сан­ный задолго до начала иссле­до­ва­ний фено­мена око­лосмерт­ного опыта, он вклю­чает в себя почти все его эле­менты (по Моуди)7. В ран­не­хри­сти­ан­ской лите­ра­туре, пишет о. Сера­фим, подроб­но­стей вне­те­лес­ного опыта не встре­ча­ется, так как там дела­ется упор не на том, что про­ис­хо­дит в началь­ные минуты после смерти, а на том, что позже. Инте­рес к пер­вому явля­ется зна­ме­нием вре­мени, вре­мени такого рас­про­стра­не­ния ате­изма и мате­ри­а­лизма, когда чело­век настолько отож­деств­ляет себя со своим телом, что не может пове­рить, что смерть — это не конец. Иеро­мо­нах Сера­фим утвер­ждает, что во вне­те­лес­ном опыте нет ничего, что про­ти­во­ре­чило бы пра­во­слав­ному веро­уче­нию. Отдельно он рас­смат­ри­вает такой эле­мент пер­вого, как явле­ния умер­ших, ссы­ла­ясь и на работу док­то­ров Осиса и Харальд­сона8. И в этом уди­ви­тель­ном для совре­мен­ных без­ве­ру­ю­щих явле­нии свя­щен­ник не видит ничего необыч­ного для пра­во­слав­ного миро­со­зер­ца­ния. Он при­во­дит несколько цитат свя­ти­теля Гри­го­рия Вели­кого о том, что в пред­смерт­ный час чело­веку явля­ются те, с кем ему пред­стоит делить небес­ные оби­тели9, однако, при­зы­вает делать раз­ли­чие между бла­го­дат­ными явле­ни­ями святым и общим пред­смерт­ным опытом людей. Отец Сера­фим при­зы­вает с боль­шой осто­рож­но­стью отно­ситься к подоб­ным явле­ниям, при­во­дит слова блаж. Авгу­стина о том, что лишь святые имеют сво­боду являться людям, а про­стые греш­ники не обла­дают ею, а потому, «род­ствен­ни­ков», явля­ю­щихся уми­ра­ю­щим в США, «инду­ист­ских богов» — уми­ра­ю­щим в Индии, могут изоб­ра­жать как и ангелы, с доб­рыми целями, так и бесы, жела­ю­щие создать ложное пред­став­ле­ние о загроб­ной жизни10. Встречи с «дру­гими», по мысли аме­ри­кан­ского бого­слова, несо­мненно, не явля­ются гал­лю­ци­на­ци­ями, но есте­ствен­ным откро­ве­нием уми­ра­ю­щему о новом мире. Однако в особую кате­го­рию автор выде­ляет сооб­ще­ния о явле­нии «све­тя­ще­гося суще­ства». Для того чтобы понять их при­роду, он подробно рас­смат­ри­вает пра­во­слав­ное учение об анге­лах, и, исходя из него, делает вывод, что нельзя утвер­ждать, что это суще­ство, при­ни­ма­е­мое неко­то­рыми за Ангела или даже за Христа, явля­ется ангель­ским. Оно не имеет опре­де­лен­ного вида, не назы­вает себя, не выпол­няет дей­ствий, к кото­рым при­званы ангелы — сопро­вож­дать и защи­щать душу. Подвиж­ник напо­ми­нает нам апо­столь­ские слова: «Сам сатана при­ни­мает вид Ангела света»11, и при­во­дит здесь ответ док­тора Моуди на подоб­ные пред­по­ло­же­ния12. Он нахо­дит этот ответ неком­пе­тент­ным с пра­во­слав­ной точки зрения, поскольку доктор наивно пред­по­ла­гает, что дьявол всегда вну­шает лишь отри­ца­тель­ные чув­ства, не допус­кая извест­ный пра­во­слав­ным факт, что гораздо чаще он дей­ствует, при­кры­ва­ясь добром. Также глу­боко аргу­мен­ти­ро­ванно иеро­мо­нах Сера­фим дока­зы­вает, что совре­мен­ные опыты пре­бы­ва­ния «на небе», «в раю» — обман­чивы, поскольку обык­но­вен­ные греш­ники не могут сразу, без мытарств и част­ного суда попасть в рай, и все их виде­ния кра­си­вых горо­дов, пей­за­жей и т. п. — это виде­ния в пре­де­лах «цар­ства князя воз­душ­ного», обла­сти падших духов. Он счи­тает невоз­мож­ным отож­деств­лять воз­ни­ка­ю­щие в посмерт­ном опыте кар­тины про­шлого, «обрат­ные кадры», взы­ва­ю­щие к сове­сти, с мытар­ствами или част­ным судом, при­водя свя­то­оте­че­ские сви­де­тель­ства об этих этапах пути души после смерти. Мытар­ства, по мнению отца Сера­фима, — «проб­ный камень» совре­мен­ных пред­смерт­ных опытов. О них, в отли­чие от древ­них и неко­то­рых совре­мен­ных пра­во­слав­ных (напри­мер, опыт К. Икс­куля) сви­де­тельств, не сооб­щает никто из пере­жив­ших этот опыт аме­ри­кан­цев.

Таким обра­зом, взгляд иеро­мо­наха Сера­фима (Роуза) на око­лосмерт­ный опыт крайне осто­рож­ный и скеп­ти­че­ский — в плане откры­ва­ю­щихся поту­сто­рон­них виде­ний. Един­ствен­ное, что первый, по его мнению, дока­зы­вает — это суще­ство­ва­ние души, ее жизнь после смерти тела, суще­ство­ва­ние нема­те­ри­аль­ного мира (а точнее — мира падших духов). Ника­кой досто­вер­ной инфор­ма­ции о том, что про­ис­хо­дит после несколь­ких минут смерти, ника­кого пред­став­ле­ния об истин­ных рае и аде иссле­до­ва­ния совре­мен­ных меди­ков, по мнению отца Сера­фима, не дают13. Соот­вет­ственно, он кри­ти­кует опти­мизм и эзо­те­ри­че­скую настро­ен­ность Моуди, Кюблер-Росс и прочих иссле­до­ва­те­лей, срав­ни­вая их умо­на­стро­е­ние с веро­ва­ни­ями шама­нов и меди­у­мов. Автор при­зы­вает к край­ней осто­рож­но­сти и духов­ной трез­во­сти при оценке иссле­ду­е­мого фено­мена, дабы не ока­заться жерт­вой бесов­ских козней. Повы­шен­ный инте­рес к этой теме он счи­тает зна­ме­нием вре­мени, когда устав­ший от мате­ри­а­лизма чело­век тянется к духов­ному миру, но не через хри­сти­ан­ство, — таким обра­зом, про­ис­хо­дит всплеск инте­реса к око­лосмерт­ному опыту, меди­у­мизму, НЛО и т. п. Все это сви­де­тель­ствует, по мнению автора, о при­бли­жа­ю­щемся конце света. Отец Сера­фим при­во­дит цитату из свя­ти­теля Гри­го­рия Двое­слова, кото­рый более тысячи трех­сот лет назад в сле­ду­ю­щих словах выра­жал при­знаки «конца времен»: «По мере при­бли­же­ния конца этого мира, начи­нает выри­со­вы­ваться мир веч­но­сти. Конец мира сли­ва­ется с нача­лом вечной жизни. Духов­ный мир при­бли­жа­ется к нам, про­яв­ляя себя в виде­ниях и откро­ве­ниях. Конец суще­ство­ва­ния этого мира начи­на­ется с при­ше­ствия Христа, и чув­стви­тель­ные души всегда видят, как другой мир „вла­мы­ва­ется“ в этот мир раньше вре­мени, ука­зы­вая на свое суще­ство­ва­ние»14.

Епи­скоп Алек­сандр (Миле­ант)

Другим извест­ным пра­во­слав­ным ком­мен­та­то­ром нашей темы явился также аме­ри­кан­ский мис­си­о­нер, а в послед­ние годы жизни епи­скоп Буэнос-Айрес­ский и Южно­аме­ри­кан­ский (РПЦЗ) Алек­сандр (Миле­ант). В 1996 году вышла его бро­шюра «На пороге жизни и смерти», повест­ву­ю­щая о совре­мен­ных иссле­до­ва­ниях око­лосмерт­ного опыта — не только Моуди, но и Сабома15, Ринга16, Морза17. В ней он обна­ру­жи­вает гораздо менее скеп­ти­че­ский взгляд, чем у иеро­мо­наха Сера­фима (Роуза). «Дьявол не имеет власти обо­льщать вся­кого, когда он хочет и как он хочет: его дей­ствия огра­ни­чены Богом…, — пишет вла­дыка Алек­сандр. — Что им (реани­ми­ро­ван­ным — А.М.) дано было уви­деть, оче­видно, было делом мило­сти Божией, чтобы они стали серьез­нее отно­ситься к своей жизни. Трудно согла­ситься с мыслью, что Гос­подь допус­кал сатане обо­льщать этих стра­даль­цев, неис­ку­шен­ных в духов­ной жизни»18. Автор ссы­ла­ется на иссле­до­ва­ния М. Морза, сви­де­тель­ству­ю­щего что «яркий свет» (при­ни­ма­е­мый за Ангела или Христа) видели и невин­ные дети, кото­рые, по мнению пер­вого, не могут быть обо­льщены. Также он наста­и­вает на том, что только Боже­ствен­ный Свет вну­шает чув­ства радо­сти и любви, а дья­воль­ский, обман­чи­вый — чув­ства бес­по­кой­ства, пре­вос­ход­ства и т. п. Как и иеро­мо­нах Сера­фим, епи­скоп Алек­сандр счи­тает, что совре­мен­ные уми­ра­ю­щие еще не дости­гали стадии мытарств, а их виде­ния рая и ада (в том числе пред­при­няв­шими попытку само­убий­ства) не явля­ются под­лин­ными, но могут быть рас­смот­рены как пред­вку­ше­ния оных, посы­ла­е­мые Богом для вра­зум­ле­ния. Кар­тины жизни, пока­зы­ва­е­мые «светом», — счи­тает вла­дыка, — не могут быть бесов­ским нава­жде­нием, поскольку при­но­сят реаль­ные плоды пока­я­ния, и «не может… дерево худое при­но­сить плоды добрые»19. «Эта фаза, — выска­зы­вает он смелое пред­по­ло­же­ние, — имеет нечто общее с „част­ным судом“, или с при­го­тов­ле­нием к нему»20. Однако автор предо­сте­ре­гает от без­дум­ного дове­рия совре­мен­ным духов­ным опытам, а экс­пе­ри­менты в этой обла­сти при­знает иду­щими враз­рез с Волей Божией, поскольку они непре­менно будут свя­заны со втор­же­нием в область падших духов. Автор при­во­дит в своей бро­шюре сле­ду­ю­щую цитату иеро­мо­наха Сера­фима (Роуза): «Многие совре­мен­ные иссле­до­ва­тели при­знают или по край­ней мере с сим­па­тией отно­сятся к оккульт­ному учению в обла­сти вне­те­лес­ных состо­я­ний по той един­ствен­ной при­чине, что оно осно­вано на экс­пе­ри­менте, кото­рый также лежит в основе науки. Но экс­пе­ри­мен­ти­ро­ва­ние в мате­ри­аль­ном мире суще­ственно отли­ча­ется от „экс­пе­ри­мен­ти­ро­ва­ния“ в обла­сти вне­те­лес­ных состо­я­ний. В мате­ри­аль­ном мире изу­ча­е­мые пред­меты и законы при­роды явля­ются морально ней­траль­ными и потому могут быть объ­ек­тивно иссле­до­ваны и про­ве­рены дру­гими. Но в данном случае изу­ча­е­мые объ­екты скрыты от людей, очень трудно уло­вимы и часто обна­ру­жи­вают соб­ствен­ную волю с целью обма­нуть наблю­да­теля»21. Жерт­вами бесов­ского обмана, втя­ну­тыми в сети оккуль­тизма, вла­дыка Алек­сандр счи­тает док­то­ров Моуди и Кюблер-Росс.

«Далеко не все заклю­че­ния врачей-реани­ма­то­ров сле­дует при­ни­мать за чистую монету. Иногда они выска­зы­вают мнения, осно­ван­ные на непол­ных, а иногда и на непра­виль­ных све­де­ниях. Хри­сти­а­нину надо все, отно­ся­ще­еся к духов­ному миру, обя­за­тельно про­ве­рять уче­нием Свя­щен­ного Писа­ния, чтобы не запу­таться в сетях фило­соф­ских постро­е­ний и личных мнений авто­ров книг, кото­рые пишут на эту тему, — заклю­чает вла­дыка Алек­сандр. — Глав­ная цен­ность совре­мен­ных изыс­ка­ний в вопро­сах жизни после смерти состоит в том, что они неза­ви­си­мым и науч­ным путем под­твер­ждают истину бытия души и загроб­ной жизни. Кроме того, они могут помочь веру­ю­щему чело­веку лучше понять и под­го­то­виться к тому, что он увидит непо­сред­ственно после своей смерти»22.

Мит­ро­по­лит Иеро­фей (Влахос)

Иеро­фей (Влахос) — архи­ерей Эллад­ской Пра­во­слав­ной Церкви, мит­ро­по­лит Нав­пакта и св. Власия. Извест­ный мис­си­о­нер, бого­слов и пло­до­ви­тый писа­тель. Тема посмерт­ной жизни, как особо акту­аль­ная в наше время, инте­ре­со­вала его еще с начала 90‑х годов про­шлого века. Именно тогда он начал писать свою книгу «Жизнь после смерти». Одна из ее глав посвя­щена цер­ков­ному осмыс­ле­нию совре­мен­ных око­лосмерт­ных опытов. Автор уде­ляет этому вопросу совсем немного вни­ма­ния, так как счи­тает его неак­ту­аль­ным для хри­стиан, у кото­рых «есть Моисей и про­роки», а прочие — «если бы кто и из мерт­вых вос­крес, не пове­рят»23. Он при­во­дит несколько личных уди­ви­тель­ных сви­де­тельств, согла­су­ю­щихся со ска­зан­ным выше, но не скло­нен рас­смат­ри­вать все око­лосмерт­ные опыты, как сугубо духов­ные, и не исклю­чает воз­мож­но­сти гал­лю­ци­на­ций (что услож­няет трак­товку виде­ний). В своем ана­лизе гре­че­ский бого­слов опи­ра­ется на ука­зан­ный выше труд о. Сера­фима (Роуза) и при­зы­вает, подобно ему, к «сере­дин­ному пути» в тол­ко­ва­нии пред­смерт­ных опытов — не дове­рять, но и не отвер­гать. «Собран­ные Моуди и дру­гими иссле­до­ва­те­лями данные дока­зы­вают, что чело­век, при­бли­жа­ю­щийся к смерти, ощу­щает иную дей­стви­тель­ность, духов­ный мир (выде­лено мной — А.М.) — под­чер­ки­вает автор, — и утвер­ждают бытие чего-то иного кроме того мира, кото­рый мы вос­при­ни­маем чув­ствами»24. Вла­дыка Иеро­фей счи­тает необ­хо­ди­мым оце­ни­вать каждый кон­крет­ный опыт по его плодам, и убеж­ден, что во многих слу­чаях эти опыты посы­ла­ются людям Гос­по­дом для пока­я­ния. Так, он повест­вует об уди­ви­тель­ном посмерт­ном опыте своего духов­ного отца, мит­ро­по­лита Эдес­ского Кал­ли­ника, кото­рый будучи в коме, видел все про­ис­хо­дя­щее со сто­роны, сам по себе совер­шил, нахо­дясь в духов­ном мире, заупо­кой­ную литию. А когда пришел в себя, сказал, что если Бог сде­лает его здо­ро­вым и он снова спо­до­бится литур­ги­сать, то уже не будет про­по­ве­до­вать, а будет вос­хо­дить на кафедру и вместо про­по­веди воз­гла­шать: «Боже, мило­стив буди мне греш­ному» (Лк.18:13)25.

Свя­ти­тель Феофан Затвор­ник

Свя­ти­тель Феофан, Затвор­ник Вышен­ский, жил задолго до того, как наука заня­лась иссле­до­ва­нием око­лосмерт­ных пере­жи­ва­ний, и даже до того, как были опуб­ли­ко­ваны отдель­ные сооб­ще­ния о «жизни после смерти», а потому не мог дать им бого­слов­скую оценку. Однако из его част­ных писем, причем до сих пор не опуб­ли­ко­ван­ных в собра­нии сочи­не­ний свя­ти­теля, изве­стен ряд заме­ча­тель­ных цитат, кото­рые можно рас­смат­ри­вать как точное под­твер­жде­ние фено­мена пред­смерт­ных опытов. Они были най­дены и исполь­зо­ваны о. Сера­фи­мом (Роузом) и П. Кали­нов­ским в своих трудах. При­ве­дем их ниже.

«Внутри или в глу­бине мира нам види­мого скрыт другой мир, столь же реаль­ный, как этот, либо духов­ный, либо тонко мате­ри­аль­ный — Бог знает, но известно, что в нём живут святые и ангелы. Душа стре­мится вверх, но только до той сте­пени, какую допус­кают её духов­ные силы. Вокруг души теперь всё новое. Она вне при­выч­ных про­стран­ства и вре­мени. Она может мгно­венно пере­но­ситься, куда захо­чет, может про­хо­дить сквозь стены, двери, сквозь всё мате­ри­аль­ное»26.

«Прощай, сестра! Гос­подь да бла­го­сло­вит исход твой и путь твой по твоём исходе. Ведь ты не умрёшь. Тело умрёт, а ты перей­дёшь в иной мир, живая, себя пом­ня­щая и весь мир узна­ю­щая, Там встре­тят тебя батюшка и матушка, братья и сестры. Покло­нись им, и наши им пере­дай при­веты, и попроси попе­щись о нас. даруй же тебе, Гос­поди, мирный исход! День-другой, и мы с тобою. Потому не тужи об оста­ю­щихся. Прощай, Гос­подь с тобою»27.

«Ведь сестра-то сама не умрет; тело уми­рает, а лице уми­ра­ю­щего оста­ется. Пере­хо­дит только в другие порядки жизни. В теле, лежа­щем под свя­тыми и потом выно­си­мом, ее нет, и в могилу ее не прячут. Она в другом месте. Так же жива, как теперь. В первые часы и дни она будет около вас. И только не про­го­во­рит, — да уви­деть ее нельзя, а то тут… Поимейте сие в мысли. Мы, оста­ю­щи­еся, плачем об отшед­ших, а им сразу легче: то состо­я­ние отрад­ное. Те, кои обми­рали и потом вво­димы были в тело, нахо­дили его очень неудоб­ным жильем. То же будет чув­ство­вать и сестра. Ей там лучше, а мы уби­ва­емся, будто с нею беда какая слу­чи­лась. Она смот­рит и, верно, дивится тому»28.

В заклю­че­ние, хочется при­ве­сти слова пре­по­доб­но­ис­по­вед­ника Сергия (Сереб­рян­ского), кото­рый, по сви­де­тель­ству матушки Н. Н. Соко­ло­вой, в 1947‑м году про­ро­че­ство­вал, что «наука достиг­нет такого момента, когда дока­жет людям суще­ство­ва­ние иного — духов­ного — мира, и люди убе­дятся тогда в суще­ство­ва­нии Бога, пове­рят в бес­смер­тие душ. Все народы, Тобою сотво­рен­ные, придут и покло­нятся пред Тобою, Гос­поди, и про­сла­вят имя Твое (Пс.85:9). Но нена­долго будет этот рай на земле. Испор­чен­ному тыся­че­ле­ти­ями греш­ному чело­веку надо­ест и нев­тер­пеж станет чув­ство­вать над собой Вла­дыку и поко­ряться Ему. Тогда люди взбун­ту­ются на Бога, открыто объ­явят Ему войну… Тогда и придет конец. Не раньше погу­бит Бог.


При­ме­ча­ния:

1 Р. Моуди. Жизнь после жизни. — Перев. с англ. // М.: София, 2005.

2 Э. Кюблер-Росс. Жизнь, смерть и жизнь после смерти. Что нам известно? — Перев. с англ. // СПб: Весь, 2012.

3 П. Кали­нов­ский. Пере­ход, послед­няя болезнь, смерть и после // М.: Кре­сто­воз­дви­жен­ское пра­во­слав­ное брат­ство, 2010.

4 Parnia et al. «AWARE—AWAreness during REsuscitation—A prospective study» // Resuscitation, 2014.

5 Отец Сера­фим (Роуз). Душа после смерти. Совре­мен­ные «посмерт­ные» опыты в свете учения Пра­во­слав­ной Церкви // М.: Рус­ский Палом­ник, 2007. — С. 7.

6 Там же. — С. 21.

7 К. Икскуль. Неве­ро­ят­ное для многих, но истин­ное про­ис­ше­ствие // Тро­иц­кий цветок, 1910. — N. 58. — С. 16−21.

8 K. Osis, E.Haraldsson. At the Hour of Death: A New Look at Evidence for Life After Death // Hastings House, 1997.

9 Отец Сера­фим (Роуз). Душа после смерти. Совре­мен­ные «посмерт­ные» опыты в свете учения Пра­во­слав­ной Церкви // М.: Рус­ский Палом­ник, 2007. — С. 37.

10 Там же. — С. 41−42.

11 2Кор.11:14.

12 Р. Моуди. Жизнь после жизни. — Перев. с англ. // М.: София, 2005. — С. 192.

13 Отец Сера­фим (Роуз). Душа после смерти. Совре­мен­ные «посмерт­ные» опыты в свете учения Пра­во­слав­ной Церкви // М.: Рус­ский Палом­ник, 2007. — С. 213.

14 Сера­фим Роуз. При­но­ше­ние пра­во­слав­ного аме­ри­канца // М.: Рос­сий­ское отде­ле­ние Вала­ам­ского Обще­ства Аме­рики, 2003. — С. 210.

15 Sabom M. Light and death: one doctors fascinating account of near-death experiences // Michigan: Zondervan Publishing House, 1998.

16 K. Ring. Life at Death: a scientific investigation of the near-death experience // Coward, McCann & Geoghegan, 1980.

17 Melvin L. Morse. Near Death Experiences and Death-Related Visions in Children: Implications for the Clinician // Current Problems in Pediatrics, 1994.

18 Епи­скоп Алек­сандр (Миле­ант). На пороге жизни и смерти // М.: АНО «Раз­ви­тие духов­но­сти, куль­туры и науки», 2004. — С. 31.

19 Мф.7:18.

20 Епи­скоп Алек­сандр (Миле­ант). Жизнь после смерти // М.: АНО «Раз­ви­тие духов­но­сти, куль­туры и науки», 2004. — С. 41.

21 Hieromonk Seraphim Rose, The Soul After Death // Saint Herman of Alaska Brotherhood, Platina, CA., 1980. — p. 127−128.

22 Епи­скоп Алек­сандр (Миле­ант). Жизнь после смерти // М.: АНО «Раз­ви­тие духов­но­сти, куль­туры и науки», 2004. — С. 59.

23 Лк.16:29−31.

24 Там же. — С. 87.

25 Митр. Иеро­фей (Влахос). Посмерт­ный опыт. — Пер. иерея Васи­лия Пет­рова // М.: Даръ, 2013. — С. 95−96.

26 П. Кали­нов­ский. Пере­ход // М.: Кре­сто­воз­дви­жен­ское пра­во­слав­ное брат­ство, 2010. — С. 139.

27 Там же. — С. 131.

28 Сера­фим Роуз. При­но­ше­ние пра­во­слав­ного аме­ри­канца.

журнал “Бого­слов”

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки