День памяти

Житие

Му­че­ник Рай­ко-Иоанн Бол­гар­ский, Шу­мен­ский[1] (ок. 1784–1802) был весь­ма кра­сив ли­цом, чист ду­шою и всем серд­цем ве­ро­вал во Хри­ста. При­мер­но 18 лет от ро­ду, был юве­ли­ром, жил и ра­бо­тал в го­ро­де Шу­мене Си­ли­стрий­ско­го эяле­та Осман­ской им­пе­рии (ныне в Бол­га­рии). Его ма­стер­ская бы­ла рас­по­ло­же­на в са­мом цен­тре го­ро­да, а на­про­тив был дом неко­е­го тур­ка, чья неза­муж­няя дочь пре­льсти­лась кра­со­той юно­ши и сго­ра­ла от стра­сти. Не имея воз­мож­но­сти до­стиг­нуть сво­ей це­ли иным пу­тем, она ре­ши­ла при­бег­нуть к ко­вар­ству. Од­на­жды она вы­шла из до­му и, отой­дя немно­го от во­рот, по­зва­ла Рай­ко яко­бы для то­го, чтобы снять мер­ку с паль­ца для перст­ня. Ко­гда Рай­ко при­бли­зил­ся, раз­врат­ни­ца схва­ти­ла его изо всех сил и по­пы­та­лась вта­щить в дом. Юно­ша вы­рвал­ся и от­толк­нул ее, так что она упа­ла на спи­ну. То­гда она ста­ла кри­чать и звать на по­мощь, а за­тем окле­ве­та­ла Рай­ко, об­ви­нив его в том, что он по­ку­шал­ся на ее де­ви­че­скую честь.

Разъ­ярен­ные тур­ки схва­ти­ли юно­шу и при­ве­ли к су­дье, ко­то­рый по­ста­но­вил: ли­бо Рай­ко при­мет ис­лам и возь­мет де­вуш­ку в же­ны, ли­бо его бу­дут бить, по­ка он не умрет. Свя­той от­ве­тил, что от­ре­че­нию от Хри­ста пред­по­чи­та­ет смерть. Су­дья и все при­сут­ство­вав­шие уго­ва­ри­ва­ли его со­гла­сить­ся. Отец де­ви­цы обе­щал про­стить Рай­ко, сде­лать его сво­им зя­тем и лю­бить как соб­ствен­но­го сы­на, сде­лав на­след­ни­ком все­го сво­е­го име­ния, лишь бы он при­нял ис­лам. Но свя­той от­ве­чал од­но: "Я хри­сти­а­нин, хри­сти­а­ни­ном и умру". Его би­ли неми­ло­серд­но, но не смог­ли скло­нить к при­ня­тию му­суль­ман­ства. То­гда му­чи­те­ли свя­за­ли и под­ве­си­ли Рай­ко, и так он про­вел оста­ток дня до ве­че­ра. По­том му­че­ни­ка от­вя­за­ли и вновь при­ня­лись убеж­дать то лас­ка­ми, то угро­за­ми, но на­прас­но. По на­ступ­ле­нии ве­че­ра его бро­си­ли в тем­ни­цу и да­ли сро­ку на раз­ду­мье два дня.

Спу­стя два дня Рай­ко вы­ве­ли из тем­ни­цы, и по­сколь­ку он оста­вал­ся непо­ко­ле­би­мым, он был опять под­ве­шен на крю­ках и про­ви­сел так до ве­че­ра, по­сле че­го был бро­шен в за­твор. На сле­ду­ю­щий день всё по­вто­ри­лось сно­ва, но бла­жен­ный не при­нял ни ласк, ни обе­ща­ний и не ис­пу­гал­ся угроз. Един­ствен­ным его от­ве­том бы­ли сло­ва: "Я хри­сти­а­нин! Не по­тур­чусь!"

Его под­ве­си­ли в тре­тий раз, а по­том по­ста­ви­ли под него разо­жжен­ный ман­гал. По­во­ра­чи­вая те­ло му­че­ни­ка, они жгли и коп­ти­ли его, не пе­ре­ста­вая уго­ва­ри­вать. За­тем они при­ве­ли вра­ча, ко­то­рый ска­зал Рай­ко, что по­лу­чен­ные ра­ны мож­но вы­ле­чить. Тур­ки так­же обе­ща­ли ему: "Ска­жи, что по­тур­чишь­ся, и бу­дешь сво­бо­ден, а мы сде­ла­ем те­бя ве­ли­ким агой!" Но му­че­ник был тверд: "Ве­рую во Хри­ста. Я хри­сти­а­нин, им и оста­нусь".

По­срам­лен­ные му­чи­те­ли при­ду­ма­ли еще бо­лее су­ро­вое ис­тя­за­ние: раз­ре­за­ли Рай­ко ко­жу на жи­во­те и вы­ре­за­ли из нее ре­мень, а за­тем - та­кой же ре­мень на спине. По­том они обиль­но по­сы­па­ли его ра­ны со­лью, а по­сле жгли го­ря­щи­ми све­ча­ми. Ко­гда изоб­ре­та­тель­ность му­чи­те­лей ис­сяк­ла, муф­тий рас­по­ря­дил­ся пе­ре­стать ис­тя­зать его и обез­гла­вить. Рай­ко-Иоанн при­нял му­че­ни­че­скую смерть 14 мая 1802 го­да.

Что ста­лось с его мно­го­стра­даль­ным те­лом, све­де­ний не со­хра­ни­лось. Оче­вид­цем все­го это­го был иеро­мо­нах, ко­то­рый и пе­ре­дал рас­сказ о нём. Жи­тие свя­то­го бы­ло на­пи­са­но иеро­мо­на­хом Ни­ки­фо­ром Хиос­ским. Пра­во­слав­ные гре­ки со­хра­ня­ли па­мять о его по­дви­ге. Не су­мев пе­ре­ве­сти его имя на гре­че­ский, они на­зы­ва­ли его Иоан­ном Бол­га­ри­ном, Хри­сох­ским[2].


При­ме­ча­ния

[1] Па­мять 14 ян­ва­ря (греч.), 14 мая (болг., греч.). Не вклю­чён в совре­мен­ный Ме­ся­це­слов Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви.

[2] Хри­со­ху – за­лив на се­ве­ро-за­пад­ном по­бе­ре­жье Ки­п­ра. При­чи­на по­яв­ле­ния та­ко­го про­зви­ща неиз­вест­на.

Случайный тест