Время

( Время 13 голосов: 4.77 из 5 )

 

Вре́мя – течение, длительность и последовательность событий, присущее сотворенному Богом миру.

Время есть неотъемлемое условие существования конечных вещей и творится Богом вместе с миром. Бог есть «Творец не только вещей, но и самого времени и века, в который вещи получали бытие» (Прав. Испов. ч. 1, отв. на вопр. 33). Время как часть творения упразднится в конце мира.

преподобный Иустин (Попович):
Для чего существует время? Каков смысл времени? Воплотить вечность воплощением Бога в человеке и через Богочеловека совершить обо́жение человека, а через человека – обожение времени и пространства – мира (Рим.8Еф.1 и Еф.4; Кол.2:1-10).

Протоиерей Кирилл Копейкин (кандидат физико-математических наук, кандидат богословия):
Приборов для измерения времени нет. Часы меряют не время, а угол поворота стрелки или количество колебаний кварцевых кристаллов. Мы интуитивно понимаем, что и угол поворота, и количество колебаний как-то со временем связаны. Мы условно это называем временем; но что такое само по себе время, наука не знает.

Протоиерей Николай Малиновский:
Бог, как существо неизменяемое, не зависит от условий времени, как формы всего изменчивого бытия, или вечен. Время не есть что-либо само по себе существующее; оно есть лишь форма бытия конечного, так как в нем происходят постоянные изменения в вещах, вследствие которых они то появляются, то исчезают, переходя из одного состояния в другое и в каждое определенное мгновение являются не тем, чем они были прежде. Этими-то изменениями и определяется в преемственном бытии конечном прежде и после, начало и конец, настоящее, прошедшее и будущее. Если бы в бытии конечном не происходило таких постоянных изменений, а было бы оно всегда одинаково равным самому себе, тогда не было бы измерения продолжительности бытия, не было бы места и для времени. Таково именно и есть бытие неизменяемого существа Божия. Оно всецело и всегда одинаково владеет своим бытием, без всякого возрастания или уменьшения, без всякой преемственности или перемены, а потому для Него нет ни начала, ни конца, ни прошедшего, ни будущего, а есть только всегда одинаковое, присносущное или вечное бытие. С отрицательной стороны вечность Божия, таким образом, состоит в том, что для Бога нет тех измерений времени, какие прилагаются к бытию конечному (прежде, после, теперь), с положительной — в том, что в каждое предположенное время Он есть то же, всегда равное Себе Самому.

Митрополит Макарий (Булгаков):
Бог сотворил мир не от вечности, а во времени, или вместе со временем.
Если мир создан из ничего, значит, он некогда не существовал; значит, он имел начало, и создан не от вечности, но во времени, или точнее, вместе со временем. Ибо время есть не что иное, как преемственность вещей, как необходимая форма бытия существ и предметов ограниченных, подлежащих переменам. Потому оно не могло иметь места прежде этих существ, а могло явиться только вместе с ними, – так что начало мира есть вместе начало времени, и когда сотворен первый, тогда же сотворено и последнее. Православная Церковь действительно и учит, что Бог есть «Творец не только вещей, но и самого времени и века, в который вещи получали бытие» (Прав. Испов. ч. 1, отв. на вопр. 33), что «предведение и предопределение были в Боге прежде бытия всех вещей» (там же отв. на вопр. 30), и Он «знал все прежде сотворения мира» (там же отв. на вопр. 26). Священное Писание также подтверждает:
а) что некогда мир не существовал. Мысль эта выражается в словах Псалмопевца, обращенных к Богу: прежде нежели родились горы, и Ты образовал землю и вселенную, и от века и до века Ты – Бог (Пс.89:3); в словах самого Бога: и ныне прославь Меня Ты, Отче, у Тебя Самого славою, которую Я имел у Тебя прежде бытия мира (Ин.17:5), и в словах апостола Павла:благословен Бог и Отец Господа нашего Иисуса Христа…, так как Он избрал нас в Нем прежде создания мира, чтобы мы были святы и непорочны пред Ним в любви (Еф.1:3-4. См. также Кол.1:17; Сир.23:29; Притч.8:23).
б) что мир имел свое начало. в начале же создания, Бог мужчину и женщину сотворил их (Мк.10:6). Тоже самое можно видеть в текстах: в начале сотворил Бог небо и землю (Быт.1:1); в начале Ты, [Господи,] основал землю, и небеса – дело Твоих рук (Пс.101:26), хотя иногда выражение: в начале имеет в Священном Писании и другой смысл, и именно значит: прежде всего, прежде бытия мира, от вечности (Ин.1:1; Притч.8:23).
в) наконец, что и самое время, подобно миру, некогда не существовало и сотворено Богом. От века я помазана, говорит Ипостасная Премудрость Божия, от начала, прежде бытия земли. Я родилась, когда еще не существовали бездны, когда еще не было источников, обильных водою. Я родилась прежде, нежели водружены были горы, прежде холмов (Притч.8:23-25). А святой Апостол присовокупляет, что этой-то Ипостасной Премудростью Бог Отец и веки сотвори (Евр.1:2).
Раскрывая и защищая эту истину, Святые Отцы и учители употребляли преимущественно следующие рассуждения:
а) если мир создан Богом, то создан не от вечности, ибо причине производящей необходимо существовать прежде того, что от нее происходит;
б) если мир создан из ничего, то создан не от вечности, ибо некогда не существовал;
в) мир подлежит изменяемости и существует во времени, следовательно, создан не от вечности, потому что изменяемость и время, как бы далеко мы ни простирали их к началу, не могут быть представлены без начала. Вместе с тем защитники истины не оставляли без разрешения и недоумений, какие предлагаемы были относительно ее в то время.
Утверждать, что мир создан Богом не от вечности, а во времени, – говорили некоторые, – значит утверждать, что и сама мысль о мире, само намерение создать мир в Боге не вечны, а возникли только с известного времени, и следовательно, значит допускать в Боге изменяемость. Против этого блаж. Августин замечал, что вечное намерение Божие создать мир и создание мира только во времени не находятся в противоречии; Бог от вечности имел мысль о мире, от вечности определил создать его, но создать с известного времени; следовательно нет основания предполагать, будто Бог как либо изменился, когда действительно произвел мир.
Другие останавливались на понятии о Боге, как существе высочайше-деятельном, и спрашивали: что делал Бог прежде сотворения мира, если мир создан не от вечности? «На это мог бы отвечать только сам Бог, говорил святой Ириней, а нам Священное Писание ничего о том не открыло.» «Я не скажу, писал блаж. Августин, как сказал некто, решая этот вопрос, что Бог готовил тогда геенну для покушающихся постигнуть непостижимое, а охотнее скажу: не знаю, не знаю.» И несколько далее: «так как прежде сотворения неба и земли не было еще никакого времени, то зачем спрашивать, что делал тогда Бог? Не было и тогда, где не было времени.» У святого Григория Богослова читаем касательно этого предмета следующее: «Спрашиваю: если Богу нельзя приписать бездеятельности и несовершенства, то чем занята была Божия мысль прежде, нежели Всевышний, царствуя в пустоте веков, создал вселенную и украсил формами? – Она созерцала Вожделенную светлость Своей доброты, равную и равно совершенную светозарность трисиянного Божества, как известно сие единому Божеству, и кому открыл то Бог. Мирородный ум рассматривал также в великих Своих умопредставлениях Им же составленные образы мира, который произведет впоследствии, но для Бога и тогда был настоящим. У Бога все перед очами, и что будет, и что было и что есть теперь. Для меня такой раздел положен временем, что одно впереди, другое позади; а для Бога все сливается в одно, и все держится в мышцах великого Божества.»
Еще некоторые говорили, что так как Бог от века есть Господь и Владыка, то от вечности надлежало существовать и миру, над которым Он владычествует; или умствовали, что если Бог от века обладает всемогуществом, то Ему необходимо было от вечности создать и мир. На первое мнение, высказанное первоначально еще Гермогеном, отвечал Тертуллиан, – что названия – Господь и Владыка (Dominus) выражают в Боге не существо Его и не какое либо внутреннее Его свойство, а только внешнее отношение к миру, потому что Господом и Владыкой Он соделался только во времени, с тех пор, как явился мир. Необоснованность же второго умствования, принадлежащего Оригену, ясно показал святой Мефодий, заметив, что этим умствованием предполагается, будто Бог не был бы всемогущим, если бы не создал вселенной, и следовательно, будто Он всемогущ и вообще всесовершен не сам по себе, не по своей природе, а в зависимости от вещей, Им сотворенных.

«Творец времени бережет время, а мы его расточаем. Он спешит делать наше спасение, а мы откладываем. Утром говорим: «Начну в полдень. В полдень — отложу до вечера. Вечером — это еще не последний час». В юности отлагаем спасение свое до зрелого возраста, в зрелом возрасте отлагаем до старости; в старости — до последней болезни. После этого нет ничего невероятного, что нощь смертная, когда никто не может делати, застанет нас совершенно не готовыми стать на суд.
И не говорите о милосердии Божием, лучше вспомните Его правосудие. Не указывайте на разбойника, — кто знает, будем ли мы пред смертью в состоянии хоть слово сказать к Господу? И тогда куда денутся надежды человека, откладывающего день ото дня спасение свое? Притом, когда этот день наступит? Не знаем мы дня, когда придет к нам Господь. Не знаем, когда и мы сами придем к Господу. День земной всегда оканчивается вечером, а день нашей жизни, увы, оканчивается часто в полдень, и ранее того: и тогда с чем предстанем на суд Божий? Наконец, сама возможность делать добро разве не может исчезнуть? Вот теперь ярко светит над нами солнце, день нашего благополучия в полном разгаре, мы здоровы, средства есть. Милость Божия очевидна, и за ней льются на нас и милости человеческие: самое благоприятное время для делания добра. Но, случается, среди ясного дня вдруг раздается гром и сокрушает могучие дубы, внезапно разразившаяся буря разбивает самые крепкие корабли, разрушает самые прочные здания. Кто знает, не разразится ли и над нами буря бед и напастей? Кто из нас может быть уверен в прочности своего земного счастья?».
«Будем же делать добро, пока день есть. Будем молить Бога, чтобы день нашего земного благополучия не сменился нощию бед и напастей,— увы, от них никто из людей не застрахован. И прежде всего, чтобы нощь смертная не застала нас неготовыми войти в радость и небесный чертог божественной славы Господа нашего Иисуса Христа, Ему же честь и слава во веки веков. Аминь».
Лаврентий еп. Курский.

Многие думают, что придёт время, а время только уходит…

 

См. ВЕЧНОСТЬ, НОВЫЙ ГОД, СУТКИ ЦЕРКОВНЫЕ

 

Византийские часы и церковные службы суточного круга
(см. Богослужебные круги)

vremya_vizchasy

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru