Домовая церковь

Домо́вая цер­ковь – пра­во­слав­ный храм, устро­ен­ный и освя­щен­ный в (при) част­ном жилище или в каком-либо учре­жде­нии. В послед­нем случае исполь­зу­ется  особый (в отли­чие от тра­ди­ци­он­ного для при­ход­ских храмов тер­ри­то­ри­аль­ного) прин­цип фор­ми­ро­ва­ния общины: напри­мер, по месту работы (завод­ской храм), учебы (школь­ный, уни­вер­си­тет­ский храм), лече­ния (боль­нич­ный храм), заклю­че­ния (тюрем­ный храм) и пр. Также к домо­вым храмам отно­сятся т. н. кре­сто­вые церкви при архи­ерей­ском доме (рези­ден­ции епи­скопа). Воз­можны разные вари­анты раз­ме­ще­ния домо­вого храма: как в поме­ще­нии внутри дома или здания, так и отдельно. Сте­пень доступ­но­сти таких храмов для посе­ще­ния зави­сит от поже­ла­ний вла­дельца дома, от руко­во­ди­те­лей и осо­бен­но­стей учре­жде­ний, при кото­рых они дей­ствуют.

domovaja cerkov - Домовая церковь

Появ­ле­ние домо­вых храмов

Исто­рия домо­вых храмов вос­хо­дит ко вре­мени воз­ник­но­ве­ния хри­сти­ан­ских храмов вообще (в том числе как поме­ще­ний (или зданий), спе­ци­ально пред­на­зна­чен­ных для совер­ше­ния бого­слу­же­ний).

Пер­во­на­чально в каче­стве места собра­ния хри­сти­ан­ских общин слу­жили, как пра­вило, част­ные дома. При этом, согласно целому ряду ново­за­вет­ных сви­де­тельств, во время таких собра­ний совер­ша­лось и таин­ство Евха­ри­стии. Устро­е­ние спе­ци­аль­ных поме­ще­ний для бого­слу­же­ния стало зако­но­мер­ным шагом, а рас­по­ло­же­ние их внутри дома до неко­то­рой сте­пени обес­пе­чи­вало без­опас­ность в усло­виях неле­галь­ного суще­ство­ва­ния общины в эпоху гоне­ний  вплоть до 313 г. (изда­ние Милан­ского эдикта), пока хри­сти­ан­ство оста­ва­лось в Рим­ской импе­рии вне закона.

Среди наи­бо­лее извест­ных ран­не­хри­сти­ан­ских архео­ло­ги­че­ских памят­ни­ков можно отме­тить Домо­вую цер­ковь, обна­ру­жен­ную архео­ло­гами при рас­коп­ках г. Дура-Евро­пос и устро­ен­ную, по-види­мому, в доме одного из бога­тых жите­лей города. Струк­тура дома тра­ди­ци­онно рим­ская: поме­ще­ния рас­по­ло­жены вокруг откры­того колон­ного атри­ума, в центре кото­рого – оваль­ный имплю­вий (бас­сейн) со сту­пен­ча­тым спус­ком по пери­метру. Напро­тив входа – таб­ли­нум (поме­ще­ние, непо­сред­ственно выхо­дя­щее в атриум) со столом в центре, где соби­ра­лась семья и совер­ша­лись раз­лич­ные цере­мо­нии. Сохра­нив­ши­еся фрески дати­ру­ются 232–256 гг. и пред­став­ляют собой древ­ней­ший из извест­ных живо­пис­ных циклов, отно­ся­щихся к образ­цам хри­сти­ан­ского искус­ства, деко­ри­ру­ю­щий поме­ще­ние для бого­слу­же­ний и име­ю­щий единую ико­но­гра­фи­че­скую про­грамму.

В Риме от этого пери­ода также сохра­ни­лись раз­ва­лины домов (и неболь­ших терм), пере­стро­ен­ных в церкви (остатки кото­рых най­дены под более позд­ними зда­ни­ями храмов Св. Кли­мента, Св. Ана­ста­сии и др.). В первом этаже у них как пра­вило рас­по­ла­га­лись таберны, а второй был при­спо­соб­лен для собра­ний общин. Весьма близко к церкви в Дура-Евро­посе устрой­ство церкви III века в Риме (близ совре­мен­ной церкви Сан Мар­тино аи Монти).

Тра­ди­ция устрой­ства домо­вых храмов не пре­рва­лась и по окон­ча­нии эпохи гоне­ний, хотя и пре­тер­пела неко­то­рые изме­не­ния.

Кано­ни­че­ские нормы, отно­ся­щи­еся к домо­вым храмам

Кано­ни­че­ские пра­вила опре­де­ляют совер­ше­ние бого­слу­же­ний в домо­вых храмах. При­чина появ­ле­ния кано­ни­че­ских уста­нов­ле­ний такого рода – стрем­ле­ние сохра­нить инсти­ту­ци­о­наль­ное един­ство Церкви (запрет на цер­ков­ную дея­тель­ность без ведома и согла­сия кано­ни­че­ского пра­во­слав­ного епи­скопа). Согласно 31 апо­столь­скому пра­вилу, «Аще кото­рый пре­сви­тер, пре­зрев соб­ствен­наго епи­скопа, отдельно собра­ния тво­рити будет, и олтарь иный водру­зит… да будет извер­жен, яко любо­на­чаль­ный». Ряд Помест­ных Собо­ров IV века — запре­тили миря­нам и кли­ри­кам состав­лять собра­ния, пре­зи­рая Цер­ковь (Ган­гр­ский, пра­вило 6), или епи­скопа (Антио­хий­ский, пра­вило 5), а 58‑е пра­вило Лаоди­кий­ского собора гласит: «Не подо­бает епи­ско­пам, или пре­сви­те­рам, совер­шати при­но­ше­ния в домах». Хотя тексты ука­зан­ных правил не обя­за­тельно пони­мать как запреты, направ­лен­ные против спе­ци­ально устро­ен­ных домо­вых храмахов в прин­ципе.

Ко вре­мени Шестого Все­лен­ского Собора (681 г.) сло­жи­лась устой­чи­вая прак­тика обу­стра­и­вать в домах «молит­вен­ные хра­мины» или «молит­вен­ницы», в связи с чем Собор уста­но­вил: «Опре­де­ляем чтобы свя­щен­но­слу­жи­тели, свя­щен­но­дей­ству­ю­щие, или кре­ща­ю­щие в молит­вен­ных хра­ми­нах, нахо­дя­щихся внутри домов, тво­рили сие не иначе как по изво­ле­нию мест­ного епи­скопа…» (31‑е пра­вило).

Среди правил 7 Все­лен­ского собора можно ука­зать 10‑е, регу­ли­ру­ю­щее слу­же­ние в домо­вых храмах сле­ду­ю­щим обра­зом: «Поелику неко­то­рые из клира, укло­ня­ясь от силы суще­ству­ю­щего в пра­ви­лах поста­нов­ле­ния, оста­вив свой приход, отбе­гают во иные при­ходы, наи­паче же в сем Бого­спа­са­е­мом и цар­ству­ю­щем граде, и у мир­ских началь­ни­ков водво­ря­ются, отправ­ляя Бого­слу­же­ния в их молит­вен­ни­цах: то сих, без воли своего и Кон­стан­ти­но­поль­ского епи­скопа не поз­во­ля­ется при­ни­мать, в каком бы то ни было доме, или церкви. Если же кто сие сотво­рит, и в том упорен будет: да будет извер­жен. А тем, кото­рые с согла­сия выше­ре­чен­ных свя­щен­но­на­чаль­ни­ков сие творят, не над­ле­жит при­ни­мать на себя мир­ских и житей­ских попе­че­ний, якоже Боже­ствен­ными пра­ви­лами воз­бра­нено сие тво­рить. Если же кто обря­щется, зани­ма­ю­щий мир­скую долж­ность у гла­го­ле­мых вель­мож или да оста­вит оную, или да будет извер­жен. Лучше же да идет учить отро­ков и домо­чад­цев, читая им Боже­ствен­ное писа­ние: ибо для сего и свя­щен­ство полу­чил».

Также Дву­крат­ный Собор (861 г.) напо­ми­нает: «Святый и все­лен­ский шестый собор под­вер­гает извер­же­нию тех из клира, кото­рое без соиз­во­ле­ния епи­скопа, литур­ги­сают, или кре­щают в молит­вен­ных хра­ми­нах, внутри дома нахо­дя­щихся (Шестой вселен. собор, прав. 31); согласно с сим и мы опре­де­ляем. Ибо тогда, как святая Цер­ковь право правит слово истины, и оное пре­по­дает и защи­щает, и соблю­дает чест­ность жития, и поучает оной, не при­лично и пре­ступно было бы попу­стити живу­щим в без­на­ча­лии и нена­ка­зан­но­сти поны­ряти в домы, и раз­ру­шати бла­го­чи­ние церкви, и испол­няти оную многим сму­ще­нием и соблаз­нами. Того ради насто­я­щий свя­щен­ный и Бого­со­дей­ству­е­мый собор, согласно со святым Все­лен­ским Шестым Собо­ром, опре­де­лил: да будут назна­ча­емы литур­ги­са­ю­щие в молит­вен­ных хра­ми­нах, в доме нахо­дя­щихся, явно же есть, яко назна­че­ние сие дается им от епи­скопа того места. Аще же кто кроме сих, без соиз­во­ле­ния епи­скопа, втор­гая­ясь в домы дерз­нет кос­ну­тися совер­ше­ния литур­гии: тако­вый да извер­жется, а бывшие с ним в обще­нии да под­верг­нутся отлу­че­нию Собо­ром (12 пра­вило).

Домо­вые храмы в Рус­ской Церкви

Прак­тика устро­е­ния домо­вых храмов была вос­при­нята и Рус­ской Цер­ко­вью. Так, в прямом смысле домо­выми могут счи­таться кня­же­ские храмы. Один из самых извест­ных – Дмит­ри­ев­ский собор г. Вла­ди­мира, исполь­зо­вав­шийся в каче­стве домо­вого при вели­ком князе Все­во­лоде Боль­шое Гнездо. Другим при­ме­ром служит Бла­го­ве­щен­ский собор Мос­ков­ского кремля, кото­рый вплоть до XVIII века являлся домо­вой цер­ко­вью Мос­ков­ских госу­да­рей. В опи­са­ниях Бла­го­ве­щен­ского собора XIX века опуб­ли­ко­вано пре­да­ние о стро­и­тель­стве дере­вян­ной церкви Бла­го­ве­ще­ния в 1291 г. князем Андреем Алек­сан­дро­ви­чем, сыном Алек­сандра Нев­ского в связи с тем, что в Москве в это время суще­ство­вал кня­же­ский двор, на кото­ром обя­за­тельно должен был быть храм.

Другим клас­си­че­ским для допет­ров­ского вре­мени при­ме­ром явля­ется ком­плекс терем­ных церк­вей Мос­ков­ского Кремля. Еще один извест­ный пример: особый храм для царицы Марии Ильи­ничны Мило­слав­ской, кото­рый был устроен рядом с ее двор­цом в Сав­вино-Сто­ро­жев­ском мона­стыре в под­мос­ков­ном Зве­ни­го­роде (Тро­иц­кая цер­ковь).

При Петре I устрой­ство домо­вых церк­вей (в узком смысле слова, в домах част­ных лиц) было пона­чалу пол­но­стью запре­щено. Затем в 1722 и 1723 гг. Свя­тей­ший Синод, по Высо­чай­шему пове­ле­нию, доз­во­лил «знат­ным и пре­ста­ре­лым пер­со­нам в край­них слу­чаях иметь в своих домо­вых пала­тах подвиж­ные анти­минсы, с потреб­ным к свя­щен­но­дей­ствию убран­ством, но без особых при­чтов», а в 1762 г. было раз­ре­шено иметь домо­вые церкви (Церкви домо­вые. Энцик­ло­пе­ди­че­ский сло­варь Брок­гауза и Эфрона).  

До 1917 г. домо­вые церкви устра­и­ва­лись по бла­го­сло­ве­нию епар­хи­аль­ного архи­ерея (в Москве и Санкт-Петер­бурге – с раз­ре­ше­ния Свя­тей­шего Синода) для заслу­жен­ных част­ных лиц, кото­рые в силу воз­раста или болезни испы­ты­вали затруд­не­ния с посе­ще­нием при­ход­ского храма. Домо­вый храм (в узком смысле) рас­смат­ри­вался как некое исклю­че­ние, как пра­вило был при­пис­ным и после кон­чины устро­и­теля авто­ма­ти­че­ское насле­до­ва­ние не пред­по­ла­га­лось: обык­но­вен­ным поряд­ком домо­вая цер­ковь под­ле­жала упразд­не­нию, а утварь – пере­даче в соб­ствен­ность того при­ход­ского храма, к кото­рому домо­вый был при­пи­сан. В случае нужды, о раз­ре­ше­нии на про­дол­же­ние суще­ство­ва­ния домо­вой церкви было необ­хо­димо отдельно хло­по­тать (Домо­вая цер­ковь // Пра­во­слав­ная энцик­ло­пе­дия. – М., 2007. Т. 15. С. 640–641).

Помимо част­ных домов, домо­вые церкви в более широ­ком смысле устра­и­ва­лись также при боль­ни­цах, воен­ных частях, госу­дар­ствен­ных учре­жде­ниях.

Через два года после осно­ва­ния Мос­ков­ского уни­вер­си­тета, в июле 1757 года, его дирек­тор И. И. Мелис­сино обра­тился в Свя­тей­ший Синод с про­ше­нием о пере­даче Уни­вер­си­тету сто­я­щих побли­зо­сти Вос­кре­сен­ской церкви и церкви Парас­кевы Пят­ницы. В 1791 г. была освя­щена цер­ковь во имя св. мц. Тати­аны. В ныне суще­ству­ю­щем здании храм был освя­щен свт. Фила­ре­том Мос­ков­ским в 1837 году.

Стро­и­тель­ство Голи­цын­ской (ныне 1‑й Град­ской) боль­ницы осу­ществ­ля­лось вместе с воз­ве­де­нием храма Свя­того Бла­го­вер­ного царе­вича Димит­рия, на освя­ще­нии кото­рого в 1801 г. при­сут­ство­вал импе­ра­тор Алек­сандр I. Через год боль­ница при­няла первых паци­ен­тов.

Об устро­е­нии тюрем­ных церк­вей речь не захо­дила, по всей веро­ят­но­сти, до откры­тия Попе­чи­тель­ного Обще­ства о тюрь­мах (Обще­ства Попе­чи­тель­ного о тюрь­мах) в 1819 г. Импе­ра­тор Алек­сандр I утвер­дил «Пра­вила» дан­ного обще­ства, 11‑е из кото­рых гласит: «Если най­дется сред­ство, при кото­рой тюрьме устро­ить и цер­ковь, то сие есть пре­вос­ход­ным учре­жде­нием для душев­ной пользы содер­жа­щихся». При­ме­ча­тельно, что до 1826 года вход в тюрем­ные церкви Петер­бурга был открыт для всех людей, но из-за недо­статка над­зора за обще­нием “воль­ных” и аре­сто­ван­ных, сво­бод­ный вход был в итоге все-таки запре­щен.

К домо­вым можно также отне­сти и неко­то­рые воен­ные храмы. К числу первых таких храмов можно отне­сти цер­ковь Спаса Неру­ко­твор­ного Образа, устро­ен­ную в Спас­ской башне Казан­ского Кремля по пове­ле­нию царя Ивана Гроз­ного. В Сино­даль­ный период были устро­ены храмы в Мор­ском кадет­ском и Паже­ском кор­пу­сах, Собор всей артил­ле­рии, цер­ковь Глав­ного штаба, ряда полков лейб-гвар­дии и каза­чьих частей. Суще­ство­вали и суще­ствуют посто­ян­ные и поход­ные воин­ские храмы. Посто­ян­ные могли пред­став­лять как само­сто­я­тель­ную постройку, так и быть вклю­чен­ными в какое-либо здание, напри­мер здание пол­ко­вой казармы, штаба или даже манежа – что фак­ти­че­ски делало такие храмы домо­выми. Воин­ские домо­вые храмы в частях чаще всего посвя­ща­лись святым или празд­ни­кам, в дни кото­рых были одер­жаны особо зна­чи­мые для дан­ного под­раз­де­ле­ния победы.

Поход­ные церкви устра­и­ва­лись, помимо про­чего, на воен­ных судах. Импе­ра­тор Петр I, запре­щав­ший устро­е­ние домо­вых храмов, тем не менее в 1721 г. изъ­явил жела­ние иметь на корабле «Фри­дрик-Штат» поход­ную цер­ковь. Однако Свя­тей­ший Синод реши­тельно выска­зался против совер­ше­ния Литур­гии на кораб­лях: «Понеже на корабле, во время мор­ского вол­не­ния, бывает не малое … раз­ли­ва­ю­щимся вещем коле­ба­ние, от чего иногда и про­ли­тие слу­ча­ется, каково и Пре­чи­стым Тайнам, в Литур­гии совер­ша­е­мым, слу­читься может».

В отли­чие от домо­вых храмов при жили­щах част­ных лиц, домо­вые храмы при раз­ного рода учре­жде­ниях не рас­смат­ри­ва­лись как вре­мен­ное исклю­че­ние. Так, в доре­во­лю­ци­он­ной России домо­вые храмы име­лись при всех высших учеб­ных заве­де­ниях (и при мно­же­стве сред­них). Общину состав­ляли про­фес­сора, пре­по­да­ва­тели, сту­денты. В таких храмах часто кре­стили детей членов кор­по­ра­ции, совер­ша­лись сту­ден­че­ские вен­ча­ния, отпе­вали усоп­ших. Был даже период, когда для допуска сту­дента к весен­ней сессии тре­бо­ва­лась справка о про­хож­де­нии испо­веди в уни­вер­си­тет­ском домо­вом храме.

Только в одной Москве перед рево­лю­цией 1917 года насчи­ты­ва­лось не менее 230 домо­вых церк­вей (Т. Игна­то­вич. Дом Божий и рево­лю­ция // Татья­нин день, интер­нет-изда­ние). Всего на рубеже XIX-XX вв. в России, по неко­то­рым данным, насчи­ты­ва­лось порядка 2200 домо­вых храмов, что состав­ляло порядка 5% от общего числа. В сто­лице доля домо­вых храмов дости­гала 50% от общего числа порядка 500 (120 – при боль­ни­цах, бога­дель­нях и гос­пи­та­лях, 75 – в учеб­ных заве­де­ниях, 25 – в гос­учре­жде­ниях, 20 – во двор­цах, 10 – при тюрь­мах, 10 – при фаб­ри­ках и заво­дах).

Уни­что­же­ние домо­вых храмов в Совет­ский период

Гоне­ние на Цер­ковь со сто­роны боль­ше­ви­ков нача­лось непо­сред­ственно с момента их при­хода к власти. При этом одно­вре­менно исполь­зо­вали юри­ди­че­ские сред­ства, про­па­ганду, лик­ви­да­цию мест­ных цер­ков­ных учре­жде­ний, а также прямой террор. Нача­лом соб­ственно зако­но­да­тель­ного при­тес­не­ния Церкви можно счи­тать выпу­щен­ный 26 октября (ст. ст.) 1917 г. «Декрет о земле», в кото­ром про­воз­гла­ша­лось, что вся земля, в том числе мона­стыр­ская и цер­ков­ная, «отчуж­да­ется без­воз­мездно» и «все земли удель­ные, мона­стыр­ские, цер­ков­ные, со всем их живым и мерт­вым инвен­та­рем, уса­деб­ными построй­ками и всеми при­над­леж­но­стями, пере­хо­дят в рас­по­ря­же­ние Волост­ных Земель­ных Коми­те­тов, Уезд­ных Сове­тов Кре­стьян­ских Депу­та­тов, впредь до раз­ре­ше­ния Учре­ди­тель­ным Собра­нием вопроса о земле». Об отчуж­де­нии всего цер­ков­ного иму­ще­ства было, тем самым, заяв­лено без­от­ла­га­тельно, хотя ука­за­ние об этом носило пока лишь общий харак­тер. Во всту­пив­шем в силу 23 января / 5 фев­раля 1918 г. декрете об отде­ле­нии Церкви от госу­дар­ства и школы от Церкви среди про­чего ука­зы­ва­лось: «Ника­кие цер­ков­ные рели­ги­оз­ные обще­ства не имеют права вла­деть соб­ствен­но­стью. Прав юри­ди­че­ского лица они не имеют. Все иму­ще­ства суще­ству­ю­щих в России цер­ков­ных и рели­ги­оз­ных обществ объ­яв­ля­ются народ­ным досто­я­нием. Здания и пред­меты, пред­на­зна­чен­ные спе­ци­ально для бого­слу­жеб­ных целей, по особым поста­нов­ле­ниям мест­ной или цен­траль­ной госу­дар­ствен­ной власти, [пере­да­ются] в бес­плат­ное поль­зо­ва­ние соот­вет­ствен­ных рели­ги­оз­ных обществ». Это озна­чало, что ни епар­хи­аль­ное, ни тем более цен­траль­ное цер­ков­ное управ­ле­ние новая власть юри­ди­че­ски не при­зна­вала, согла­ша­ясь иметь дело только с при­ход­скими общи­нами. К домо­вым храмам, нахо­дя­щимся в част­ной соб­ствен­но­сти или в веде­нии учре­жде­ний, сам по себе декрет доступ не откры­вал. Иму­ще­ство домо­вых храмов, при­над­ле­жав­шее ранее не Церкви, а част­ному лицу или учре­жде­нию, бла­го­даря этому не под­па­дало под дей­ствие декрета. Клю­че­вую роль в вопросе лик­ви­да­ции домо­вых храмов сыг­рало Поста­нов­ле­ние Нар­ко­мата Юсти­ции «О порядке про­ве­де­ния в жизнь декрета “Об отде­ле­нии церкви от госу­дар­ства и школы от церкви”» — т. н. Инструк­ция. Ею пред­пи­сы­ва­лось: «В госу­дар­ствен­ных и в иных пуб­лично-пра­во­вых обще­ствен­ных поме­ще­ниях без­условно не допус­ка­ется: а) совер­ше­ние рели­ги­оз­ных обря­дов и цере­мо­ний (молеб­нов, пани­хид и проч.); б) поме­ще­ние каких-либо рели­ги­оз­ных изоб­ра­же­ний (икон, картин, статуй рели­ги­оз­ного харак­тера и проч.). 24 авгу­ста 1918 г.». Также в авгу­сте 1918 г. была выпу­щена инструк­ция Нар­ком­проса, преду­смат­ри­ва­ю­щая обя­за­тель­ное закры­тие домо­вых церк­вей при учеб­ных заве­де­ниях». Доля тако­вых домо­вых храмов от общего их числа состав­ляла, по данным на 1920 г., порядка 20%, однако на деле обе ука­зан­ные инструк­ции при­ме­ня­лись и к другим видам домо­вых храмов, вклю­чая боль­нич­ные и даже те, что дей­ство­вали при бога­дель­нях, в т. ч. для душев­но­боль­ных и глу­хо­не­мых. Таким обра­зом, домо­вые храмы закры­ва­лись боль­ше­ви­ками очень активно, хотя и не настолько опе­ра­тивно, как пла­ни­ро­ва­лось (к сен­тябрю 1918 г.). За 1918 г. в Москве были закрыты 3 домо­вых храма, в 1919 г. – 7, в 1920 г. – 13, а завер­шить эту кам­па­нию вла­стям уда­лось лишь к 1923 г. Выхо­дом для общины домо­вого храма могла стать пере­мена ста­туса – тео­ре­ти­че­ски можно было офор­мить бывший домо­вый храм как при­ход­ской. Власти, однако, допус­кали это лишь в исклю­чи­тель­ных слу­чаях.

Домо­вые церкви в России в насто­я­щее время

В насто­я­щее время тра­ди­ция созда­ния домо­вых церк­вей, осо­бенно при учре­жде­ниях, воз­об­нов­лена.

Напри­мер, 22 ноября 1990 г. Свя­тей­ший Пат­ри­арх Мос­ков­ский и всея Руси Алек­сий II освя­тил воз­вра­щен­ный Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви храм свя­того бла­го­вер­ного царе­вича Димит­рия при Первой град­ской боль­нице Москвы. 25 января 1991 г. в здании быв­шего домо­вого храма МГУ Свя­тей­ший Пат­ри­арх отслу­жил моле­бен с ака­фи­стом св. муче­нице Тати­ане – это собы­тие поло­жило начало воз­вра­ще­нию храма Церкви, состо­яв­ше­муся 22 января 1995 г.

Дей­ству­ю­щий в России с 1997 г. закон «О сво­боде сове­сти и о рели­ги­оз­ных объ­еди­не­ниях» пред­по­ла­гает воз­мож­ность устро­е­ния домо­вых храмов: в ст. 16 ука­зы­ва­ется, что рели­ги­оз­ные орга­ни­за­ции вправе про­во­дить обряды в лечебно-про­фи­лак­ти­че­ских учре­жде­ниях, в местах лише­ния сво­боды и т.д. в поме­ще­ниях, спе­ци­ально выде­ля­е­мых адми­ни­стра­цией для этих целей. Отно­си­тельно воин­ских частей в той же статье ска­зано, что коман­до­ва­ние (с учетом тре­бо­ва­ний воин­ских уста­вов) не пре­пят­ствует уча­стию воен­но­слу­жа­щих в бого­слу­же­ниях.

В «Осно­вах соци­аль­ной кон­цеп­ции Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви», отме­чены направ­ле­ния дея­тель­но­сти Церкви в лечеб­ных заве­де­ниях, учре­жде­ниях системы испол­не­ния нака­за­ний, осо­бен­но­сти пас­тыр­ского слу­же­ния в вой­сках (Основы соци­аль­ной кон­цеп­ции Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви: VIII.4, IX.3, XI.2).

Число домо­вых храмов в России про­дол­жает расти, однако отдель­ные ста­ти­сти­че­ские данные, отно­ся­щи­еся к разным храмам и раз­ному вре­мени, свести воедино довольно затруд­ни­тельно. Тем не менее, ряд фактов о домо­вых храмах можно при­ве­сти.

В рос­сий­ской системе испол­не­ния нака­за­ний уже к концу 2010 г. насчи­ты­ва­лось около 500 храмов и 700 молит­вен­ных комнат (т. е. прак­ти­че­ски в каждом пени­тен­ци­ар­ном учре­жде­нии име­ется хотя бы молит­вен­ная ком­ната).

Общее число храмов при вузах достигло 70, что соот­вет­ствует абсо­лют­ному доре­во­лю­ци­он­ному пока­за­телю, но не отно­си­тель­ному, т.к. коли­че­ство вузов уве­ли­чи­лось с тех пор мно­го­кратно.

Боль­нич­ных храмов в Москве в 2021 г. насчи­ты­ва­лось порядка 110 (в доре­во­лю­ци­он­ном Пет­ро­граде было 70, правда, боль­ниц стало зна­чи­тельно больше, чем до рево­лю­ции).

На сего­дняш­ний день домо­вые храмы име­ются во всех сило­вых мини­стер­ствах: Мини­стер­ство внут­рен­них дел, Мини­стер­ство обо­роны, Феде­раль­ная служба без­опас­но­сти и др., а также многие отно­ся­щи­еся к ним учеб­ные заве­де­ния и ведом­ствен­ные струк­туры.

Домо­вый храм есть и в Гене­раль­ной про­ку­ра­туре.

Созданы домо­вые храмы в Счет­ной палате (в отдель­ном холле, где обу­строен алтарь), на 15‑м этаже гости­ницы «Уни­вер­си­тет­ская», на кровле здания театра «Школа дра­ма­ти­че­ского искус­ства», в под­вале МИФИ, в Звезд­ном городке, на кос­мо­дроме Бай­ко­нур, в здании теле­цен­тра Остан­кино.

С точки зрения кано­ни­че­ского ста­туса,  домо­вая цер­ковь может быть или при­пи­сана к одному их бли­жай­ших при­ход­ских храмов или пред­став­лять собой само­сто­я­тель­ный приход. В послед­нем случае, однако, храму часто усва­и­ва­ется иной статус, отлич­ный от ста­туса обыч­ного при­хода: напри­мер, в Москве подоб­ные храмы могут иметь статус Пат­ри­ар­ших под­во­рий, что поз­во­ляет не обра­зо­вы­вать в этих при­хо­дах таких орга­нов управ­ле­ния, как при­ход­ское собра­ние и при­ход­ской совет.

Комментировать

*

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки