Духовная зрелость

Андрей Лоргус

Оглав­ле­ние


В пра­во­слав­ной тра­ди­ции поня­тие лич­ност­ной зре­ло­сти свя­зано с духов­ными цен­но­стями. На первом месте здесь сле­дует ска­зать о гра­ни­цах чело­ве­че­ского богос­по­до­бия, о связях с Богом, рас­кры­ва­ю­щи­мися в откро­ве­нии и обо­же­нии, об ответ­ствен­но­сти и жерт­вен­но­сти, о твор­че­стве и любви.

Само поня­тие лич­ность в пра­во­слав­ной тер­ми­но­ло­гии пони­ма­ется как «несво­ди­мая к при­роде, сво­бод­ная, откры­тая, твор­че­ская, уни­каль­ная, целост­ная в смысле как неде­ли­мо­сти, так и неру­ши­мой иден­тич­но­сти, непо­зна­ва­е­мая ана­ли­ти­че­скими объ­ек­ти­ви­ру­ю­щими мето­дами онто­ло­ги­че­ская основа чело­века, опре­де­ля­ю­щая образ бытия его инди­ви­ду­а­ли­зи­ро­ван­ной при­роды» (Сергей Чур­са­нов (2005) — http://www.fapsyrou.ru/z16_chursanov.php.) Такое совре­мен­ное поня­тие, осно­ван­ное на свя­то­оте­че­ском пони­ма­нии не явля­ется окон­ча­тель­ным и без­упреч­ным. Однако луч­шаго совре­мен­ная пра­во­слав­ная мысль пока не имеет.

Совре­мен­ное пси­хо­ло­ги­че­ское пони­ма­ние жизни лич­но­сти, раз­ви­ва­е­мое нашим уни­вер­си­те­том, при­знает, что лич­ность имеет как задан­ность, в пер­спек­тиве инди­ви­ду­аль­ной жизни чело­века, и не дана с рож­де­нием. Вместе с тем, мы пони­маем воз­ник­но­ве­ние каж­дого чело­века, то есть зача­тие его, как явле­ние в мир новой бого­по­доб­ной лич­но­сти. Кроме того, есть и иная анти­но­мич­ность теории лич­но­сти в пра­во­слав­ной пси­хо­ло­гии: мы пони­маем, что лич­ность ребенка и под­ростка, лич­ность нев­ро­тика или инфан­тиль­ного чело­века, лишь отча­сти соот­вет­ствует пони­ма­нию лич­но­сти в полном и бого­по­доб­ном образе. В этом смысле мы гово­рим о «вре­мен­ной» или, что хуже «ложной» лич­но­сти, тогда как в кон­тек­сте нашего сим­по­зи­ума можно гово­рить о «зрелой» или «под­лин­ной» Лич­но­сти.

Не входя в подроб­но­сти изло­же­ния, отмечу лишь назы­вая, черты под­лин­ной лич­но­сти, с нашей точки зрения: обра­щен­ность к Богу, опора лич­но­сти на внут­рен­ние, бытий­ные и экзи­стен­ци­аль­ные силы и воз­мож­но­сти, сво­бода, запре­дель­ность смыс­лов и целей, трез­ве­ние, то есть собран­ность, само­кон­троль, осо­знан­ность, уче­ни­че­ство, твор­че­ство, бла­го­бы­тие, то есть обра­щен­ность к спа­се­нию, добру, миру и людям.

1. Откры­тость и уче­ни­че­ство

Чело­век венец Боже­ствен­ного тво­ре­ния, он изна­чала пре­кра­сен, он наде­лен муд­ро­стью, он творец. Его жизнь полна смысла, как в личном, как в исто­ри­че­ском, так и онто­ло­ги­че­ском плане. Чело­век осу­ществ­ляет свою жизнь сам, дви­га­ясь по пути. И это дви­же­ние есть его соб­ствен­ный смысл и смыл Боже­ствен­ного про­мысла. Соче­тая свой путь с замыс­лом Бога чело­век учится, причем учится не только в куль­туре, в семье, в соци­уме, но также учится у Бога и у себя, рас­кры­вая в себе самом черты боже­ствен­но­сти. Для этого чело­век необ­хо­димо откры­ва­ется новому опыту, знанию, при­зва­нию, откро­ве­нию, сове­там и голосу соб­ствен­ной сове­сти. Все это делает его уче­ни­ком, для кото­рого жизнь, духов­ный путь, есть всегда и урок и экза­мен.

В каж­до­днев­ной суете жизни, мы подчас забы­ваем, что все мы уче­ники Гос­пода, и это закры­вает для нас цен­ность нового опыта и знания. Потеря кри­тич­но­сти, само­до­воль­ство, успо­ко­ен­ность, уве­рен­ность в соб­ствен­ном уровне опыт­но­сти и знания, — все это ведет к потере кри­тич­но­сти, к потери уче­ни­че­ства. «Ложная» лич­ность – «закры­тое» само­со­зна­ние, гор­дость и слепая самость.

2. Твор­че­ство и само­быт­ность

Пере­ход чело­века от «ложной» к «под­лин­ной» лич­но­сти озна­чает в том числе пере­ход от адап­та­ции, как прин­ципу жизни, или при­спо­соб­ле­нию, к фор­ми­ро­ва­нию самой лич­но­сти, как само­сто­я­тель­ному твор­че­скому про­цессу. Это пере­ходы:

  • от неосо­зна­ва­е­мого к осо­зна­ва­е­мому;
  • от зави­си­мо­сти к неза­ви­си­мо­сти;
  • от ори­ен­та­ции на другом к ори­ен­та­ции на внут­рен­нем;
  • от борьбы к миру, уми­ро­тво­рен­но­сти;
  • от вражды и сопро­тив­ле­ния к при­ня­тию и при­ми­ре­нию;
  • от инди­ви­ду­а­лизма к ипо­стас­но­сти.

Так или иначе, эти воз­рас­та­ния, пере­ходы, мета­мор­фозы, озна­чают твор­че­ский поиск, готов­ность отказа от ста­рого и при­ня­тия нового. Лабиль­ная лич­ность — лич­но­сти рас­ту­щая и раз­ви­ва­ю­ща­яся.

3. Гра­ницы и пре­делы лич­но­сти

Чело­век суще­ство «гра­нич­ное», то есть живу­щее на гра­нице. Гра­ницы чело­ве­че­ского бытия не даны нам, как область нашего знания и область суще­ство­ва­ния. При­бли­жа­ясь к гра­ни­цам позна­ва­е­мого, к гра­ни­цам воз­мож­ного, чело­век всту­пает в «Боже­ствен­ный мрак» (по словам преп. Мак­сима Испо­вед­ника). Чело­век всту­пает в неве­до­мое, кото­рое не только не оттал­ки­вает его но и при­вле­кает. Подви­жик-монах, живу­щий в грани воз­мож­ного, муче­ник за веру, мать Тереза Какль­кут­ская, доктор Гааз, преп. Сера­фим Саров­ский – все эти люди пре­взо­шли меру обы­ден­но­сти и воз­мож­но­сти, совер­шив невоз­мож­ное. Они подвиж­ники.

Так каждый чело­век пости­га­ю­щий себя ответ­ственно и сво­бодно, при­ходя в «меру воз­раста Хри­стова», при­бли­жа­ется неми­ну­емо и дерз­но­венно, к гра­ни­цам своего бытия, за пре­де­лами кото­рого область Таин­ствен­ного и Боже­ствен­ного. Там и совер­ша­ется встреча с Богом. Но эта встреча не может состо­ятся без любви.

4. Любовь

Только зре­лость спо­собна на под­лин­ную любовь. Зре­лость и насту­пает тогда, когда любовь воца­ря­ется в душе.

Любовь это пре­дель­ная откры­тость миру. Любовь, кото­рая по слову ап. Павла «не ищет своего», откры­вает «дру­гому» себя, рискуя полу­чить боль или удар. Любить значит рис­ко­вать, как гово­рит WernerMay. Риск любви в одно­сто­рон­нем выходе за пре­делы без­опас­ной и про­зрач­ной зоны лич­но­сти. Любя­щий дове­ряет себя «дру­гому» не «зная» точно, что он полу­чит в ответ.

Любовь пол­нота жизни. Любовь соеди­няет в лич­но­сти земное и небес­ное, тело и дух, дан­ность и задан­ность. Любовь напол­няет душу радо­стью, дарами при­роды и бла­го­дати. В любви нет раз­де­ле­ния, нет вре­мени. Любовь побеж­дает суету, спешку, страх, тре­вогу, неуве­рен­ность. Любовь пре­одо­ле­вает ком­плексы и защиты. Любовь откры­вает чело­веку кра­соту и пол­ноту его соб­ствен­ной при­роды и вели­чие его пути, жизни и подвига. Любовь не нуж­да­ется в тер­пе­нии, стра­да­ниях и муках. Любовь не знает боли. Боль раз­ли­ва­ется там, где страх зани­мает место любви.

Любовь исце­ляет болезнь, зале­чи­вает раны души,

5. При­зва­ние и ответ Богу

Бог при­зы­вает каж­дого чело­века стать сыном. Не рабом, не вещью, не соци­аль­ным «вин­ти­ком в машине», но сво­бодно и радостно испол­нить свою меру и свой талант. Это при­зва­ние. Бог при­зы­вает чело­века, при­зы­вает с любо­вью, тер­пе­нием, ува­же­нием и дове­рием.

Кто посмеет не отклик­нутся на Божье при­зва­ние? Бун­тарь? Глупец?

Ответ чело­века Богу – вся его сво­бод­ная жизнь, полная любви и твор­че­ства.

6. Цель­ность и трез­ве­ние

Чело­век есть не часть мира, не кор­ре­ля­тив мира, но целый мир – космос. Поскольку чело­век есть образ и подо­бие Божие, и поскольку Бог пре­вос­хо­дит весь космос, как Творец его, то и чело­век по при­зва­нию своему пре­вос­хо­дит мир и стре­мится к пол­ноте и цель­но­сти.

Всякая раз­дроб­лен­ность, всякое «раз­ди­ра­ние», всякое раз­дво­е­ние созна­ние или лич­но­сти мучи­тельны для чело­века. Про­ти­во­ре­чия между цен­но­стями и реаль­но­стью, между верой и праг­ма­тиз­мом, между умом и серд­цем, между духом и плотью – все это мучи­тель­ные состо­я­ния чело­века. Лич­ность стре­миться соеди­нить, при­ве­сти в гар­мо­нию, сде­лать цель­ным то, что ока­зы­ва­ется эмпи­ри­че­ски раз­де­лен­ным. Отсюда стрем­ле­ние к гар­мо­нии, к совер­шен­ству, к мона­ше­ству, к Богу!

Цель­ность ведет к трез­ве­нию – это пси­хо­ло­ги­че­ский путь соби­ра­ния себя, своих раз­роз­нен­ных черт, функ­ций, состо­я­ний, спо­соб­но­стей, дея­тель­но­стей в лич­ност­ном един­стве. Само соби­ра­ние – есть труд и подвиг. Подвиг само­со­зна­ния, само­кон­троля, пока­я­ния и изме­не­ния. Трез­ве­ние – жизнь в еди­не­нии эмо­ци­о­наль­ного и мен­таль­ного, воле­вого и радост­ного, стра­да­ния и сча­стья!

Выводы:

  1. Пси­хо­те­ра­пия может направ­лять лич­ность к осо­зна­нию своих про­блем и своего пред­на­зна­че­ния.
  2. Лич­ность есть при­ня­тие и любовь к своей при­роде, как духов­ной, так и физи­че­ской.
  3. Зре­лость есть пол­нота мен­таль­ного и эмо­ци­о­наль­ного.
  4. К духов­ной зре­ло­сти ведет путь через пости­же­ние своего места в мире, в семье, перед Богом – путь сми­ре­ния и любви.

Москва — Вар­шава, фев­раль 2007.

lorgus.net

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки