Исагогика. Учение о творении в шестодневе

свящ. Алек­сандр Мень

§17. Учение о тво­ре­нии в шестод­неве (Быт. 1)

1. Состав и содер­жа­ние Книги Бытия. Первая книга Библии рас­па­да­ется на два нерав­ных по объему раз­дела: мень­ший — Пролог (1,1–11,26) и боль­ший — Исто­рию пат­ри­ар­хов (11,27–50,26). Пролог был необ­хо­дим бого­вдох­но­вен­ному писа­телю, чтобы ука­зать на связь исто­ков Завета со все­лен­скими замыс­лами Творца о мире и чело­веке. Первая часть Бытия, в свою оче­редь, посвя­щена двум глав­ным темам: учению о миро­тво­ре­нии (1–2) и чело­ве­че­ском грехе (3–11).

В исто­рии пат­ри­ар­хов в главах 12–25 гово­рится в основ­ном об Авра­аме, в главах 25–36 — об Исааке и Иакове, а в главах 37–50 — об Иосифе.

В целом же книга учит:

бла­го­сти и все­мо­гу­ще­стве Бога, Творца Все­лен­ной и чело­века,
про­тив­ле­нии людей воле Божией и послед­ствиях греха,
созда­нии народа Божия, очага гря­ду­щего спа­се­ния мира, про­мыс­ли­тель­ном сохра­не­нии пред­ков этого народа среди испы­та­ний.

2. Харак­тер Про­лога Книги Бытия. Одна из глав­ных осо­бен­но­стей Вет­хого Завета в том, что он учит бого­от­кро­вен­ным исти­нам с помо­щью исто­рии. Однако биб­лей­ский Пролог не явля­ется исто­рией в обыч­ном, совре­мен­ном смысле слова. Это скорее духов­ная исто­рия начала мира и чело­ве­че­ства, где собы­тия глу­бо­кой древ­но­сти пере­даны языком обра­зов, сим­во­лов, нагляд­ных картин. Бого­сло­вие Про­лога подобно бого­сло­вию иконы, кото­рая сооб­щает откро­ве­ние выс­шего мира услов­ными зна­ками линий, красок и форм. «Библия — это глу­бина; древ­ней­шие ее части, и прежде всего Книга Бытия, раз­вер­ты­ва­ются по зако­нам той логики, кото­рая не отде­ляет кон­крет­ного от абстракт­ного, образа от идеи, сим­вола от сим­во­ли­зи­ру­е­мой реаль­но­сти. Воз­можно, это логика поэ­ти­че­ская или сакра­мен­таль­ная, но при­ми­тив­ность ее — только кажу­ща­яся. Она про­ни­зана тем Словом, кото­рое при­дает телес­но­сти (не отде­ляя ее от слов и вещей) несрав­нен­ную про­зрач­ность» (В.Н. Лос­ский).

Изучая ткань повест­во­ва­ния Про­лога, нужно сна­чала уяс­нить: какую мысль, какое учение пре­по­дает нам свя­щен­ный автор под покро­вом обра­зов и сим­во­лов. Библия не каса­ется науч­ного, раци­о­нально-пости­жи­мого аспекта миро­тво­ре­ния. Она не руко­вод­ство по аст­ро­но­мии или био­ло­гии. Цель ее: воз­ве­стить людям — любой циви­ли­за­ции и любой эпохи — Откро­ве­ние о Боге. Первую главу Бытия сле­дует рас­смат­ри­вать не в связи с науч­ными дости­же­ни­ями нашего вре­мени, а в связи с рели­ги­озно-фило­соф­скими взгля­дами язы­че­ства, против кото­рого она направ­лена (начало такому под­ходу поло­жил еще Евсе­вий Кеса­рий­ский).

3. Язы­че­ские кос­мо­го­нии. Пред­став­ле­ния языч­ни­ков о миро­тво­ре­нии при всем их мно­го­бра­зии можно свести к несколь­ким основ­ным типам:

  • У мира не было начала. Искон­ная необъ­ят­ная бездна Океана, будучи боже­ствен­ной по при­роде, родила из себя всех богов и все, что напол­няет небо и землю.
  • Хао­ти­че­ская Бездна бога-Океана (или богини) была побеж­дена моло­дыми богами, ею же порож­ден­ными. Именно они внесли поря­док в Хаос, обра­зо­вали и насе­лили землю, создали людей как своих слуг, обре­чен­ных рабо­тать на них.
  • Изна­чала было два боже­ства — Света и Тьмы. Воюя между собой, они создают тот облик мира, какой он имеет сейчас.

В этих веро­ва­ниях, кото­рые испо­ве­до­вали люди повсюду от Индии до Греции, про­смат­ри­ва­ются основ­ные рели­ги­озно-фило­соф­ские воз­зре­ния:

  • учение о нераз­дель­но­сти Бога и при­роды (пан­те­изм);
  • взгляд на при­род­ные явле­ния как на форму дея­тель­но­сти мно­же­ства богов (поли­те­изм);
  • поня­тие о двух искон­ных боже­ствен­ных нача­лах (дуа­лизм);
  • взгляд на бес­ко­неч­ность мира, обра­зу­ю­ще­гося из стихий;
  • пред­став­ле­ние о кос­мо­ге­незе как резуль­тате битвы богов;
  • вера во все­об­щую богиню-Мать (позд­нее образ ее слился с поня­тием о слепой Судьбе и Необ­хо­ди­мо­сти);
  • взгляд на Все­лен­ную как обре­чен­ную оста­ваться неиз­ме­ня­е­мой или дви­гаться по кругу веч­ного воз­вра­ще­ния;
  • убеж­де­ние в воз­мож­но­сти чело­века маги­че­ски (закли­на­ни­ями, риту­а­лами и пр.) воз­дей­ство­вать на боже­ствен­ные силы, чтобы обес­пе­чить себе бла­го­ден­ствие.

Многим из этих воз­зре­ний суж­дена была долгая жизнь, а в эпоху созда­ния Библии они пол­но­стью гос­под­ство­вали среди окру­жав­ших Изра­иль наро­дов. «Хри­сти­ан­ское бого­сло­вие, — пишет С. Тру­бец­кой, — сла­га­лось в борьбе с ере­сями. Еврей­ская рели­ги­оз­ная мысль раз­ви­ва­лась в упор­ной и тяже­лой борьбе с язы­че­ством — ино­зем­ного и оте­че­ствен­ного про­ис­хож­де­ния». Тема этого про­ти­во­сто­я­ния сокро­венно при­сут­ствует уже в первой главе Бытия — в Шестод­неве.

4. Шестод­нев (Быт.1:1–2, 4). Шестод­не­вом при­нято назы­вать кар­тину тво­ре­ния, нари­со­ван­ную в Быт.1:1–2, 4. Она откры­ва­ется вели­че­ствен­ными сло­вами: «В начале сотво­рил Бог небо и землю». Здесь нет ни борьбы богов, ни пред­веч­ной мате­рии, ни богини-Бездны (Океана), из кото­рой обра­зу­ется мир. Все совер­шает волю еди­ного, лич­ност­ного Творца. По Его слову воз­ни­кают свет и тьма, отде­ля­ются воды от суши, заго­ра­ются на небо­склоне све­тила, море и земля порож­дают рас­те­ния и живот­ных. И нако­нец, Бог создает чело­века по Своему образу и подо­бию. Повест­во­ва­ние Шестод­нева кратко, ибо оно есть только вве­де­ние в Св. Исто­рию, через кото­рую позна­ется воля Божия.

Однако деяния Творца пости­га­ются вет­хо­за­вет­ными муд­ре­цами и через созер­ца­ние при­роды. Так Пс. 8 гово­рит о вели­чии миро­зда­ния, в срав­не­нии с кото­рым чело­век кажется таким ничтож­ным; и, однако, по воле Гос­под­ней он постав­лен почти наравне с анге­лами. Пс.103, опи­сы­вая мно­го­об­раз­ные явле­ния при­роды, сви­де­тель­ствует, что твор­че­ство Божие есть про­дол­жа­ю­щийся про­цесс, что Гос­подь посто­янно под­дер­жи­вает бытие мира. Небо и земля, стихии и жизнь самим своим суще­ство­ва­нием про­слав­ляют муд­рость Творца (Пс.148). Эта боже­ствен­ная Пре­муд­рость опре­де­ляет строй­ность зако­нов при­роды (Иов.28). В Ветхом Завете Пре­муд­рость Божия нередко оли­це­тво­ря­ется. В Притч.8:22 сл. она гово­рит: «Гос­подь имел меня нача­лом пути Своего, прежде созда­ний Своих, искони: от века я пома­зана, от начала, прежде бытия земли. Я роди­лась, когда еще не суще­ство­вали бездны». Про­яв­ля­ется Муд­рость в Слове Божием, кото­рое есть сво­бод­ное осу­ществ­ле­ние Выс­шего Разума и Все­мо­гу­ще­ства (Ис.55:10–11; Пс.148:5).

Учение Шестод­нева можно сум­ми­ро­вать в семи поло­же­ниях:

  1. силы при­роды — не боги; Бог один есть Пер­во­при­чина мира (ср. Рим 1);
  2. Он откры­вает Себя как личное Сверх­бы­тие;
  3. Он откры­вает Себя в Своих дея­ниях (ср. Рим.1:20);
  4. Он творит мир Своим Словом (ср. Евр.11:3) и дей­ствует в нем;
  5. Он может дей­ство­вать опо­сре­до­ванно, через стихии (вто­ро­при­чины);
  6. созда­ние мира про­ис­хо­дит не в один миг, а поэтапно: от про­стого к слож­ному, от нежи­вого к живому, от живот­ного — к чело­веку;
  7. Бог сотво­рил чело­века по Своему образу и подо­бию, бла­го­даря чему чело­век ста­но­вится вла­ды­кой над тва­рями.

5. Пояс­не­ния к тексту Шестод­нева:

ВНА­ЧАЛЕ (евр. בראשית береш‘ит). Слово это озна­чает не просто поряд­ко­вое или хро­но­ло­ги­че­ское начало (евр. תחילה техил‘а), а пере­ход от веч­но­сти к вре­мени. До этого таин­ствен­ного начала, по словам бл. Авгу­стина, вре­мени не было, ибо оно было создано вместе с миром (Испо­ведь, ХI, 13). Мысль свя­ти­теля сбли­жа­ется с дан­ными совре­мен­ной науки, что время без мате­рии не суще­ствует. Из Самого Боже­ства рож­да­ется твор­че­ское Слово. Поэтому свт. Ириней срав­ни­вает Быт.1:1 с Ин. 1:1, где Логос пре­бы­вает «в начале» у Бога (отме­тим, что весь пролог Ин тесно связан с Быт; там гово­рится о Слове, через Кото­рое «все начало быть»).

СОТВО­РИЛ (евр. ברא бар‘а). Дословно озна­чает «сделал», «обра­зо­вал» (греч. έποίησευ), сравни Ис. 41:20. Но быто­пи­са­тель не хотел ска­зать, будто Бог «обра­зо­вал» мир из веч­ного веще­ства. Нет ничего совеч­ного Ему — именно так пони­мали Быт.1:1 в вет­хо­за­вет­ное время, о чем гово­рят слова «Все сотво­рил Бог из ничего» (2Макк.7:28).

Тво­ре­ние есть акт абсо­лют­ной и высшей Боже­ствен­ной воли. Свт. Васи­лий Вели­кий отбра­сы­вает как язы­че­скую мысль, будто «Бог был при­чи­ной мира, но при­чи­ной непро­из­воль­ной, как тело бывает при­чи­ной тени… Бог был для мира не сим одним — не при­чи­ною только бытия, но сотво­рил как благой — полез­ное, как пре­муд­рый — пре­крас­ней­шее, как могу­ще­ствен­ный — вели­чай­шее» (Беседы на Шестод­нев, 1).

БОГ (евр. אלהימ Элох‘им). Обыч­ное семит­ское слово «Бог» — это Эль (что значит силь­ный, мощный), вари­анты Эл, ‘Илу, Аллах. Элохим есть мно­же­ствен­ное число от Эло‘ах (упо­треб­ля­ется в Ветхом Завете редко, в основ­ном в поэ­ти­че­ских текстах, напр., в Иове). Здесь нельзя усмат­ри­вать отго­лос­ков мно­го­бо­жия. Мно­же­ствен­ное число озна­чает пол­ноту бытия (ср. евр.שמים шама‘им — небеса). Весь рас­сказ Шестод­нева направ­лен против поли­те­изма. Харак­терно, что семиты иногда назы­вали Боже­ство ил‘ани (т.е. боги), хотя речь шла об одном суще­стве (см. письмо иеру­са­лим­ского царя доиз­ра­иль­ского пери­ода: Б. А. Тураев. ИДВ, т. 1, с. 294). Харак­терно, что в еврей­ском языке нет слова «богиня» (в необ­хо­ди­мых слу­чаях св. писа­тели вынуж­дены были упо­треб­лять слово муж­ского рода).

НЕБО И ЗЕМЛЮ. Сло­во­со­че­та­ние, соот­вет­ству­ю­щее шумер­скому «‘анки», что значит Все­лен­ная. Неко­то­рые тол­ко­ва­тели свя­зы­вают «небо» с ангель­ским миром. Одно пони­ма­ние не про­ти­во­ре­чит дру­гому, так как в Библии бытие и слу­же­ние анге­лов тесно свя­зано с при­род­ными силами (Откр.14:18; Откр.16:5). Выра­жая веру Церкви, Афи­на­гор1 пишет, что анге­лов Бог «через Свое Слово поста­вил и рас­пре­де­лил управ­лять сти­хи­ями, и небе­сами, и миром» (Апо­ло­гия, 10).

Земля же была БЕЗ­ВИДНА И ПУСТА (евр. תהז זבהז т‘оху ва б‘оху). Это редкое в Ветхом Завете выра­же­ние озна­чает хаос (в фини­кий­ской мифо­ло­гии богиня ночи име­ну­ется Баау). Было ли это хао­ти­че­ское состо­я­ние резуль­та­том прямой воли Божией? В Ис. 45:18 (по дослов­ному пере­воду) Бог землю сотво­рил «не пустой» (евр. לא תהז ло т‘оху). Из этого можно заклю­чить, что нечто таин­ствен­ное внесло иска­же­ние уже в изна­чаль­ный твор­че­ский замы­сел. Воз­можно, здесь при­кро­вен­ное ука­за­ние на злую волю, воз­ник­шую в мире твар­ных духов.

ТЬМА (евр. חשך х‘ошех) и БЕЗДНА (евр. תהום те‘хом, множ. תהומות те‘хомот). При­ме­ча­тельно, что Божие одоб­ре­ние полу­чает не тьма Хаоса, а только свет (1,4, ср. 1Ин.1:5: «Бог есть свет, и нет в Нем ника­кой тьмы»). Рус­ский бого­слов В.Н. Ильин заме­чает в связи с этим: «С полной уве­рен­но­стью можно утвер­ждать, что началу тво­ре­ния нашего кос­моса, его «пер­вому дню» пред­ше­ство­вала какая-то домир­ная, мета­ма­те­ри­аль­ная и мета­фи­зи­че­ская тра­ге­дия, страш­ным эпи­ло­гом кото­рой яви­лись тьма и хаос» (Шесть дней тво­ре­ния, Париж, 1930, с. 67). Слово «теом» (бездна) созвучно с именем вави­лон­ской богини Океана Ти‘амат (см. §11, §3). Тиамат изоб­ра­жа­лась в виде дра­кона. Ана­ло­гич­ные чудо­вища Хаоса встре­ча­ются и в мифах других наро­дов (егип­тян, хана­неев, китай­цев). Боги-дра­коны оли­це­тво­ряли водную стихию (см. при­ло­же­ние, а также В. Топо­ров. Хаос. — В кн.: Мифы наро­дов мира. т. 2. М., 1982, с.581–582). Хотя в Шестод­неве «бездна» лишена всяких мифо­ло­ги­че­ских черт, в других частях Вет­хого Завета мы нахо­дим образ вод­ного чудо­вища, или Дра­кона, кото­рое, однако, рас­смат­ри­ва­ется как тварь (Леви­а­фан, Раав, Дракон: Иов 9:13, где имя Раав в синод. пер. заме­нено словом «гор­дыня»; Пс.73:13–14; 88–11; Ис. 51:9–10; ср. Лк.8:31). Это суще­ство вопло­щает в себе сопро­тив­ле­ние боже­ствен­ной воле, кото­рое воз­никло в лоне духов­ного твар­ного мира (паде­ние Сатаны, ср. Ин.8:44; 1Ин.3:8; Откр. 12:9; Откр.20:2). В конце времен эти демо­ни­че­ские силы будут повер­жены (Ис.27:1; ср. Ин.12:31).

ДУХ БОЖИЙ (евр. רוחאלהיס Руах Элохим). Неко­то­рые тол­ко­ва­тели пере­во­дят слово «руах» как ветер. Дей­стви­тельно, это слово может озна­чать и дух и ветер. Но «Руах Элохим» есте­ствен­нее пере­во­дить как Дух Божий. Тем более, что глагол מרחת «мера­хо­фет» (носился) пере­дает мысль о попе­че­нии, заботе, твор­че­ском воз­дей­ствии (ср. Втор.32:11: «как орел… носится над птен­цами своими»).

И СКАЗАЛ БОГ… И УВИДЕЛ БОГ… И НАЗВАЛ БОГ. Такого рода антро­по­мор­физмы в стро­гом ска­за­нии Шестод­нева не слу­чайны. Они имеют целью воз­ве­стить о Боге не как о без­ли­кой Мощи, а как о лич­ност­ном Суще­стве. Глагол «сказал» по смыслу связан с биб­лей­ской идеей тво­ря­щего Слова Гос­подня. «Речь Божия, пояс­няет свт. Гри­го­рий Нис­ский, — не про­из­но­сится не на еврей­ском, ни на другом каком-либо из упо­треб­ля­е­мых между наро­дами языке, но какие ни на есть Божии слова, напи­сан­ные Мои­сеем или про­ро­ками, суть ука­за­ния Боже­ской воли» (Против Евно­мия, 12а; Твор., т. 6, с. 369). Наре­че­ние имен на Востоке озна­чало суве­рен­ную власть, постав­ле­ние на слу­же­ние (4Цар.24:17; ср.Ин 1:42). Тем самым св. писа­тель под­чер­ки­вает, что при­род­ные силы и явле­ния не есть боги (как думали языч­ники), а тварь, под­чи­нен­ная Творцу и при­над­ле­жа­щая Ему.

УТРО, ВЕЧЕР, ДЕНЬ. Счет от вечера соот­вет­ствует древ­ней­шему исчис­ле­нию вре­мени суток, свя­зан­ному с пас­ту­ше­ским обра­зом жизни, когда тру­до­вая жизнь начи­на­лась с захо­дом солнца. Эта тра­ди­ция прочно закре­пи­лась в вет­хо­за­вет­ной Церкви и пере­шла в ново­за­вет­ную (круг суточ­ного бого­слу­же­ния начи­на­ется с вечера). Слово «день» (евр. יוס йом) в данном кон­тек­сте едва ли может озна­чать обыч­ные сутки, так как земных суток, отме­ча­е­мых солн­цем и луной (Быт.1:14) еще не было. Сле­до­ва­тельно, здесь «день» может озна­чать любой период вре­мени. «Перед очами Твоими, — гово­рит псал­мо­пе­вец, — тысяча лет как день вче­раш­ний» (Пс.89:5, ср. 2Петр.3:8). См. также Быт.2:4; Исх.10:6; Лев.7:35–36; Числ.10, Числ.7:84; Втор.9:24; Втор.31:17–18; 32:7, где слово «день» упо­треб­ля­ется в более широ­ком смысле как некий хро­но­ло­ги­че­ский период.

Ком­по­зи­ция ска­за­ния о днях тво­ре­ния. Шестод­нев не пред­ла­гает какой-либо науч­ной теории кос­мо­ге­неза, что под­твер­жда­ется его лите­ра­тур­ным харак­те­ром. По жанру это образ­чик свя­щен­ной поэзии, напо­ми­на­ю­щий литур­ги­че­ский гимн. Быто­пи­са­тель исполь­зует семь рефре­нов (повто­ря­ю­щихся фраз):

  1. «И сказал Бог».
  2. «Да будет».
  3. «И стало так».
  4. Пояс­не­ние. «И увидел Бог».
  5. «И назвал Бог».
  6. «И был вечер…».

Шесть твор­че­ских дней рас­па­да­ются на две триады, в соот­вет­ствии с прин­ци­пом поэ­ти­че­ского парал­ле­лизма Библии (см. § 8, § 4):

1 свет 4 све­тила
2 воды 5 жизнь в водах
3 суша 6 живые суще­ства на суше

Появ­ле­ние рас­те­ний на суше как бы свя­зы­вает между собой обе триады. Семь рефре­нов в опи­са­нии «семи дней» рас­по­ло­жены в виде слож­ного узора, смысл кото­рого еще тре­бует уяс­не­ния:

Дни Коли­че­ство рефре­нов Дни

1‑й день

2‑й день

3‑й день

7‑й день

7 ————— 6

6 ————— 6

5 ————— 5

6 ————— 7

день 4‑й

день 5‑й

день 6‑й

В Вави­лоне (во время плена и раньше) иудеи могли позна­ко­миться с язы­че­ским празд­ни­ком Ак‘иту. Во время этого ново­год­него тор­же­ства дра­ма­ти­че­ски изоб­ра­жа­лась победа бога М‘ардука над Хаосом и чита­лась поэма о сотво­ре­нии мира «Энума элиш». Эти обряды, по веро­ва­нию вави­ло­нян, должны были помочь богу солнца в оче­ред­ной раз одо­леть мрак. Быть может, в про­ти­во­вес этому язы­че­скому празд­нику вет­хо­за­ве­тая Цер­ковь повто­ряла за обще­ствен­ным бого­слу­же­нием исто­рию Шестод­нева, причем ска­за­ние чита­лось (или пелось) анти­фонно. Это должно было закре­пить слож­ную сим­мет­рию текста с его повто­рами и парал­ле­лиз­мом. В целом же обе триады гово­рят о трех важ­ней­ших этапах миро­тво­ре­ния: обра­зо­ва­нии кос­моса, созда­нии усло­вий для жизни и самой жизни и созда­нии высших живот­ных и чело­века. При этом первая триада гово­рит в основ­ном об устро­е­нии и раз­де­ле­нии стихий, а вторая — о напол­не­нии «твар­ного про­стран­ства» све­ти­лами и живыми суще­ствами. Во всем этом содер­жится недву­смыс­лен­ное отри­ца­ние как вави­лон­ского культа светил, так и еги­пет­ского покло­не­ния живот­ным. И те и другие суть только созда­ния Божии.

Для пере­дачи той или иной мысли Писа­ние нередко при­бе­гает к свя­щен­ной чис­ло­вой сим­во­лике Востока, корни кото­рой уходят в глу­бо­кую древ­ность:

Свя­щен­ная чис­ло­вая сим­во­лика Востока

3

совер­шен­ство

3,5

период испы­та­ния

4

четыре страны света, все­лен­скость

7

завер­шен­ная пол­нота

10

закон

12

пол­нота избран­ни­ков

40

срок поко­ле­ния, срок под­го­товки и испы­та­ния

6. Шестод­нев и есте­ство­зна­ние. Говоря о «тверди» как обо­лочке, кото­рая отде­ляет небес­ные воды от вод земных, быто­пи­са­тель имеет в виду древ­не­во­сточ­ное пред­став­ле­ние о Все­лен­ной. Согласно этому пред­став­ле­нию, Земля со всех сторон объ­ем­лется миро­вым Оке­а­ном. Снизу ее под­дер­жи­вают проч­ные «столпы», а сверху ограж­дает «твердь», по кото­рой дви­га­ются све­тила. С того вре­мени как писа­лась Книга Бытия, пред­став­ле­ния о Все­лен­ной меня­лись много раз. Как было уже ска­зано, Откро­ве­ние не дает чело­веку в гото­вом виде то, что он может пости­гать соб­ствен­ным разу­мом. Основы учения о Творце не зави­сят от той или иной науч­ной кос­мо­го­нии. Теория о вра­ще­нии земли, совре­мен­ные гипо­тезы об эво­лю­ции Все­лен­ной и жизни явля­ются обла­стью иссле­до­ва­ния науки. Но сами по себе мно­го­об­раз­ные и слож­ней­шие зако­но­мер­но­сти мира всегда оста­ются вели­ким чудом; и чем более чело­век узнает о при­роде, с тем боль­шим осно­ва­нием он может повто­рять слова псал­мо­певца: «Небеса про­по­ве­дуют славу Божию, и о делах рук Его вещает твердь» (Пс.18:2).

7. Сотво­ре­ние чело­века по Шестод­неву. Если все этапы миро­тво­ре­ния опре­де­ля­ются лишь Боже­ствен­ным пове­ле­нием, то созда­нию чело­века пред­ше­ствует таин­ствен­ный «совет», что под­чер­ки­вает цен­траль­ное зна­че­ние нового суще­ства в замыс­лах Божиих. Только оно созда­ется по образу и подо­бию Божию. В словах «сотво­рим» и «по образу Нашему» иногда без вся­кого осно­ва­ния усмат­ри­вали следы поли­те­изма. Однако текст Шестод­нева, по мнению этих же кри­ти­ков, был создан около VI века, когда еди­но­бо­жие окон­ча­тельно вос­тор­же­ство­вало в созна­нии Изра­иля (ср. Ис.44:6; Ис.45:5–7).

По дру­гому тол­ко­ва­нию, Бог обра­ща­ется к эло­хи­мам, ангель­ским суще­ствам (ср. 3Цар. 22:19; Пс. 81:1). Тем не менее среди св. Отцов пре­об­ла­дает мнение, что в Шестод­неве речь идет о вну­т­ри­бо­же­ствен­ной тайне, о «Тро­ич­ном совете». Этот взгляд согла­су­ется с тем, что в Ветхом Завете частично была уже при­от­крыта тайна Ипо­ста­сей. Хотя тро­ич­ный догмат явлен лишь в Новом Завете, Ветхий — знает о Духе, Пре­муд­ро­сти и Слове и гово­рит о них языком, близ­ким к ипо­стас­ной тер­ми­но­ло­гии (см., напр., Пс.103:29; Ис.31:3; Ис.55:10–11; Иов 28).

8. Образ и подо­бие. Адам. Слова «образ (евр. צלם селем) и подо­бие (евр. רמותдемут)» упо­треб­лены в Шестод­неве как сино­нимы или, во всяком случае, как поня­тия очень близ­кие. Первое слово носит более кон­крет­ный харак­тер, его можно пере­ве­сти как облик, изоб­ра­же­ние (см. Ам.5:26); второе — более абстракт­ное, свя­зан­ное с идеей, замыс­лом, планом (ср. 4Цар.16:10 сл., где слово «демут» имеет зна­че­ние образца). В данном случае перед нами харак­тер­ный биб­лей­ский парал­ле­лизм, кото­рый углуб­лен в свя­то­оте­че­ском тол­ко­ва­нии. Так свт. Гри­го­рий Нис­ский рас­смат­ри­вает «образ» как то, что дано чело­веку от при­роды, а «подо­бие» как тот высший идеал, к кото­рому чело­век должен стре­миться (Об устро­е­нии чело­века, ХVI).

Поскольку Бог есть начало духов­ное (в про­ти­во­по­лож­ность твар­ному и плот­скому: ср. Ис.31:3), то и образ Божий в чело­веке есть его духов­ное свой­ство. По биб­лей­скому ска­за­нию бого­по­до­бие чело­века опре­де­ляет его «вла­ды­че­ство» над прочей тварью (1, 26). Сле­до­ва­тельно, речь идет о лич­ност­ном разуме суще­ства, име­ю­щего сво­бод­ную волю.

Слово «Чело­век» (евр. ארם Адам) св. автор часто упо­треб­ляет в зна­че­нии мно­же­ствен­ном («да вла­ды­че­ствуют они»; ср. Иов.14:1; Пс.33:13; Пс.36:8; Ис.6:12; Иер.32:19, где Адам озна­чает просто чело­век или все чело­ве­че­ство).

В том же смысле пони­мают биб­лей­ский образ Адама и Отцы Церкви. Свт. Гри­го­рий Нис­ский име­нует его все­че­ло­ве­ком (Об устро­е­нии чело­века, ХVI). По словам бл. Авгу­стина, Адам есть «totum genus humanorum», т.е. весь род чело­ве­че­ский. По словам свт. Гри­го­рия Бого­слова, «через пре­ступ­ле­ние пал целый Адам» (Слова таин­ствен­ные, 8). Так же и прп. Мака­рий Еги­пет­ский име­нует «целым Адамом» «все колена земные» (Беседы, 12, 13). Прп. Симеон Новый Бого­слов учит, что Хри­стос пришел в мир «ради Адама» (Слово 1). Точно так же пра­во­слав­ное бого­слу­же­ние гово­рит о спа­се­нии чело­ве­че­ства как Адама. «На землю сшел еси, да спа­сеши Адама» (утреня Вели­кой Суб­боты). В дни Пасхи про­слав­ля­ется Гос­подь, Кото­рый «совос­кре­сил все­род­ного Адама».

«Боже­ствен­ный образ, свой­ствен­ный чело­веку, лич­но­сти Адама, — пишет В. Н. Лос­ский, — отно­сится ко всему чело­ве­че­ству, ко «все­че­ло­веку». Поэтому в роде Адама умно­же­ние лич­но­стей, из кото­рых каждая сооб­разна Богу, можно было бы ска­зать мно­же­ствен­ность образа Божия во мно­же­стве чело­ве­че­ских ипо­ста­сей, совер­шенно не про­ти­во­ре­чит онто­ло­ги­че­скому един­ству при­роды, общей всем людям… Суще­ствует одна при­рода, общая для всех людей» (БТ, в. 8, с.65).

Власть чело­века над живот­ными свт. Васи­лий Вели­кий тол­кует и рас­ши­ри­тельно, как власть над грехом и плотью. Это пони­ма­ние под­твер­жда­ется тем, что в Ветхом Завете живот­ные (осо­бенно водные чудо­вища) нередко сим­во­ли­зи­руют силы зла (ср. Откр.12:3; Откр.13:1). То, что ока­зался не в силах совер­шить «ветхий Адам», осу­ще­ствил новый Адам, Сын Чело­ве­че­ский, Кото­рый изоб­ра­жен в Дан 7 как побе­ди­тель «чудо­вищ и хищных зверей», выхо­дя­щих из моря.

9. Совер­шен­ство мира. Суб­бота. Хотя в Шестод­неве есть при­кро­вен­ные ука­за­ния на эле­менты тво­ре­ния, идущие враз­рез с замыс­лом Божиим (тьма, Хаос), Бог на каждом этапе тво­ре­ния опре­де­ляет его как «хоро­шее», пре­крас­ное (евр. טוכ тов), а в конце ска­зано: «И увидел Бог все, что Он создал, и вот хорошо весьма» (1, 31). Это кажу­ще­еся про­ти­во­ре­чие сни­ма­ется тем, что Созда­тель, будучи альфой и омегой, созер­цает тварь вне вре­мени и в состо­я­нии воз­мож­ного для нее пре­дель­ного совер­шен­ства, кото­рое отцы Церкви назы­вали те‘осисом, обо­же­нием.

В ска­за­нии о суб­бот­нем дне сле­дует раз­ли­чать два аспекта — боже­ствен­ный и чело­ве­че­ский:

  • Если напи­сано, что Бог «почил от дел Своих», это сле­дует пони­мать в пере­нос­ном смысле. Ибо, по словам свт. И. Зла­то­уста, быто­пи­са­тель «снис­хо­дил к обычаю чело­ве­че­скому» (Беседы на Быт. 3:3). «Покой» Божий озна­чает здесь веху, отде­ля­ю­щую вели­кие твор­че­ские деяния (сотво­ре­ние мира, жизни, чело­века) от нового пери­ода, когда стал дей­ство­вать и соучаст­ник замыс­лов Божиих — чело­век. Однако для Про­мысла Божия суб­бот­ний покой нико­гда не насту­пает. «Отец Мой доныне делает, и Я делаю», — гово­рит Хри­стос Спа­си­тель (Ин.5:17).
  • В Шестод­неве конец твор­че­ских актов соеди­ня­ется с запо­ве­дью суб­бот­него дня. Про­ис­хож­де­ние слова «суб­бота» (евр. שכת шаббат) неясно. Его иногда свя­зы­вают с вави­лон­ским шапатту — днем полной луны. Изра­иль­тяне, по-види­мому, справ­ляли суб­боту как тор­же­ствен­ный празд­ник, каким-то обра­зом зави­ся­щий от ново­лу­ния (ср. 4Цар.4:23; Ис.1:13; Ос.2:11; Ам.8:5). Уста­нов­ле­ние суб­боты при­над­ле­жит, несо­мненно, Моисею (Исх.20:8). Свя­зы­вая «день покоя» с исто­рией тво­ре­ния, Шестод­нев окон­ча­тельно отде­лил его от язы­че­ского празд­ника ново­лу­ния. Суб­бота стала един­ствен­ным в древ­нем мире повто­ря­ю­щимся каждую неделю «днем Божиим», когда отды­хали и люди и скот. Она опре­де­лила необ­хо­ди­мый пере­рыв в труде, чтобы осво­бо­дить чело­века для молитвы и мыслей о Боге. В более позд­нюю эпоху суб­боте стали при­да­вать еще боль­шее зна­че­ние (Неем.10:31; Неем.13:15). Счи­та­лось, что чело­век в суб­боту должен отка­зы­ваться от дел, в кото­рых про­яв­ля­ется его власть над при­ро­дой. Это было как бы посто­ян­ным напо­ми­на­нием о высшей власти Творца. В период Вто­рого Храма суб­бота сде­ла­лась одним из отли­чи­тель­ных при­зна­ков иудей­ства. Но посте­пенно слиш­ком страст­ное отно­ше­ние к суб­боте при­вело к обря­до­вому фана­тизму, кото­рый не раз осуж­дался в Еван­ге­лии (Мк.2:27).

Шестод­нев завер­ша­ется тор­же­ствен­ными заклю­чи­тель­ными сло­вами: «Вот про­ис­хож­де­ние (евр. толь­дот) неба и земли при сотво­ре­нии их» (Быт. 2:4а).


При­ме­ча­ние:

1 Афи­на­гор – ран­не­хри­сти­ан­ский апо­ло­гет. «Апо­ло­гия» («Про­ше­ние о хри­сти­а­нах») напи­сана им между 176–180 гг.

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки