Как провести Успенский пост

По бла­го­сло­ве­нию Свя­тей­шего Пат­ри­арха Мос­ков­ского и всея Руси Алек­сия II

Оглав­ле­ние

Виньетка

 

Как был уста­нов­лен Успен­ский пост

Успен­ский пост насту­пает через месяц после Пет­рова поста. Этот пост уста­нов­лен перед вели­кими празд­ни­ками Пре­об­ра­же­ния Гос­подня и Успе­ния Божией Матери и про­дол­жа­ется две недели от 14 по 27 авгу­ста (вклю­чи­тельно).

Успен­ский пост дошел до нас с древ­них времен хри­сти­ан­ства.

В беседе Льва Вели­кого, про­из­не­сен­ной им около 450 года, мы нахо­дим ясное ука­за­ние на Успен­ский пост: «Цер­ков­ные посты рас­по­ло­жены в году так, что для каж­дого вре­мени пред­пи­сан свой особый закон воз­дер­жа­ния. Так для весны весен­ний пост – в Четы­ре­де­сят­ницу, для лета летний – в Пяти­де­сят­ницу (Петров пост – ред.), для осени осен­ний – в седь­мом месяце (Успен­ский – ред.), для зимы – зимний (Рож­де­ствен­ский – ред.)».

Св. Симеон Солун­ский пишет, что «Пост в авгу­сте (Успен­ский) учре­жден в честь Матери Божия Слова, Кото­рая, узнавши Свое пре­став­ле­ние, как всегда под­ви­за­лась и пости­лась за нас, хотя, будучи святой и непо­роч­ной, и не имела нужды в посте; так осо­бенно Она моли­лась о нас, когда наме­ре­ва­лась перейти от здеш­ней жизни к буду­щей, и когда Ее бла­жен­ная душа имела чрез Боже­ствен­ного духа соеди­ниться с Ее сыном. А потому и мы должны поститься и вос­пе­вать Ее, под­ра­жая житию Ее и про­буж­дая Ее тем к молитве за нас. Неко­то­рые, впро­чем, гово­рят, что этот пост учре­жден по случаю двух празд­ни­ков, то есть Пре­об­ра­же­ния и Успе­ния. И я также считаю необ­хо­ди­мым вос­по­ми­на­ния этих двух празд­ни­ков, одного – как пода­ю­щего нам освя­ще­ние, а дру­гого – уми­ло­стив­ле­ние и хода­тай­ство за нас».

Окон­ча­тель­ное уста­нов­ле­ние Успен­ского поста про­изо­шло на Кон­стан­ти­но­поль­ском Соборе 1166 года, про­хо­див­шем под пред­се­да­тель­ством пат­ри­арха Луки. Здесь было под­твер­ждено, что все пра­во­слав­ные хри­сти­ане согласно с древними уста­вами должны соблю­дать Бого­ро­дич­ный пост с 1 по 15 авгу­ста. Валь­са­мон об этом Соборе пишет: «Тогда сомне­ва­лись неко­то­рые о коли­че­стве дней поста Успен­ского и Рож­де­ствен­ского. Поэтому сам свя­тей­ший пат­ри­арх под­твер­дил, что хотя дни этих постов пись­менно нигде не обо­зна­чены, понуж­да­емся, однако, после­до­вать непи­са­ному цер­ков­ному пре­да­нию и должны поститься от пер­вого дня авгу­ста и от четыр­на­дца­того дня ноября».

Как прошли послед­ние годы земной жизни Божией Матери

После Воз­не­се­ния Гос­пода Матерь Божия оста­ва­лась на попе­че­нии апо­стола Иоанна Бого­слова, а в его отсут­ствие жила в доме его роди­те­лей близ горы Еле­он­ской.

Для апо­сто­лов и всех веру­ю­щих Она была уте­ше­нием и нази­да­нием. Бесе­дуя с ними, Матерь Божия пове­дала о чудес­ных собы­тиях Бла­го­ве­ще­ния, бес­се­мен­ного зача­тия и нетлен­ного от Нее рож­де­ния Христа, Его мла­ден­че­ства и всей земной жизни.

Подобно апо­сто­лам, Она насаж­дала и утвер­ждала Хри­сти­ан­скую Цер­ковь Своим при­сут­ствием, словом и молит­вами. По при­я­тии Свя­того Духа в зна­ме­на­тель­ный день Пяти­де­сят­ницы они пре­бы­вали в Иеру­са­лиме около десяти лет, служа спа­се­нию иудеев и желая чаще видеть и слы­шать от Нее Боже­ствен­ные слова.

Многие из ново­про­све­щен­ных верой даже при­хо­дили из даль­них стран в Иеру­са­лим, чтобы видеть и слы­шать Пре­чи­стую Бого­ро­дицу.

Сохра­ни­лось посла­ние, напи­сан­ное св. Игна­тием Бого­носцем из Антио­хии к апо­столу Иоанну Бого­слову:

«Многие жены у нас желают посе­тить Пре­чи­стую Деву, кос­нуться персей, питав­ших Гос­пода Иисуса, и услы­шать от Нее о многих таин­ствах. У нас про­нес­лась о Ней слава, что эта Дева и Матерь Божия испол­нена бла­го­дати и всех доб­ро­де­те­лей. Рас­ска­зы­вают, что Она в гоне­ниях и бедах всегда весела; в нуждах и нищете не огор­ча­ется; на оскорб­ля­ю­щих Ее не только не гне­ва­ется, но даже делает им добро; в бла­го­по­лу­чии кротка; к бедным мило­стива и помо­гает им, как и чем может; крепко стоит за веру против врагов ее, и нашему еще юному бла­го­че­стию есть Настав­ница и Учи­тель­ница всем верным на всякое доброе дело; более всего любит сми­рен­ных, потому что Сама испол­нена сми­ре­ния. Много похвал воз­дают Ей видев­шие Ее. Неис­то­щимо Ее тер­пе­ние, когда насме­ха­ются над Нею учи­тели иудей­ские и фари­сеи. О ней рас­ска­зы­вали нам люди, достой­ные вся­кого дове­рия, что по Ее свя­то­сти видно, как в Ней соеди­ни­лось есте­ство Ангель­ское с чело­ве­че­ским. Все это воз­бу­дило в нас без­мер­ное жела­ние уви­деть это небес­ное чудо и столь изу­ми­тель­ную свя­тость».

В другом посла­нии св. Игна­тий Бого­но­сец пишет апо­столу Иоанну Бого­слову:

«Если только буду иметь воз­мож­ность, то приду к тебе уви­деться со всеми вер­ными свя­тыми, у тебя собран­ными, а более всего желаю уви­деть Матерь Иисуса, о Кото­рой гово­рят, что Она у всех вызы­вает удив­ле­ние, почте­ние и любовь, и все горят жела­нием Ее уви­деть. И как не желать уви­деть Пре­свя­тую Бого­ро­дицу, побе­се­до­вать с Той, Кото­рая родила истин­ного Бога!»

Во время гоне­ния, воз­двиг­ну­того Иродом на юную Цер­ковь Хри­стову (Деян. 12:1–3), Пре­свя­тая Дева Мария вместе с апо­сто­лом Иоан­ном Бого­сло­вом в 43 году уда­ли­лась в Ефес, в кото­ром апо­столу Иоанну Бого­слову выпал жребий про­по­ве­до­вать Еван­ге­лие.

Пре­свя­тая Бого­ро­дица посе­щала хри­стиан и в других горо­дах – напри­мер, она была в Антио­хии, у Игна­тия Бого­носца, кото­рому писала: «Приду с Иоан­ном, и тебя с твоими увижу».

Она была также на Кипре у свя­того Лазаря Чет­ве­ро­днев­ного, там епи­скоп­ство­вав­шего, и на Святой Горе Афон­ской, о кото­рой, как гово­рит святой Стефан Свя­то­го­рец, Матерь Божия про­ро­че­ски ска­зала: «Это место будет Мне в жребий, данный Мне от Сына и Бога Моего. Я буду Заступ­ница месту этому и Богу о нем Хода­та­ица».

Что мы знаем о внеш­нем облике Бого­ро­дицы

По пре­да­нию, осно­ван­ному на словах свя­щен­но­му­че­ни­ков Дио­ни­сия Аре­о­па­гита и Игна­тия Бого­носца, свя­ти­тель Амвро­сий Медио­лан­ский в тво­ре­нии «О дев­ствен­ни­цах» писал о Матери Божией:

«Она была Девою не телом только, но и душою, сми­ренна серд­цем, осмот­ри­тельна в словах, бла­го­ра­зумна, немно­го­ре­чива, люби­тель­ница чтения, тру­до­лю­бива, цело­муд­ренна в речи. Пра­ви­лом Ее было – никого не оскорб­лять, всем бла­го­же­лать, почи­тать стар­ших, не зави­до­вать равным, избе­гать хва­стов­ства, быть здра­во­мыс­лен­ной, любить доб­ро­де­тель. Когда Она хоть бы выра­же­нием лица оби­дела роди­те­лей, когда была в несо­гла­сии с род­ными? Когда погор­ди­лась пред чело­ве­ком скром­ным, посме­я­лась над слабым, укло­ни­лась от неиму­щего? У Нее не было ничего суро­вого в очах, ничего неосмот­ри­тель­ного в словах, ничего непри­лич­ного в дей­ствиях: тело­дви­же­ния скром­ные, поступь тихая, голос ровный; так что телес­ный вид Ее был выра­же­нием души, оли­це­тво­ре­нием чистоты. Все дни Свои Она обра­тила в пост: сну пре­да­ва­лась только по тре­бо­ва­нию нужды, но и тогда, как тело Ее поко­и­лось, духом Она бодр­ство­вала, повто­ряя во сне читан­ное, или раз­мыш­ляя о при­ве­де­нии в испол­не­ние пред­по­ло­жен­ных наме­ре­ний, или пред­на­чер­ты­вая новые. Из дома выхо­дила только в цер­ковь, и то в сопут­ствии родных. Впро­чем, Она хотя и явля­лась вне дома Своего в сопро­вож­де­нии других, но лучшим стра­жем для Себя была Она Сама; другие охра­няли только тело Ее, а нравы Свои Она блюла Сама».

По пре­да­нию, сохра­нен­ному цер­ков­ным исто­ри­ком Ники­фо­ром Кал­ли­стом, Матерь Божия «была роста сред­него или, как иные гово­рят, несколько более сред­него; волосы зла­то­вид­ные; глаза быст­рые, со зрач­ками как бы цвета маслин; брови дуго­об­раз­ные и уме­ренно-черные, нос про­дол­го­ва­тый, уста цве­ту­щие, испол­нен­ные слад­ких речей; лицо не круг­лое и не острое, но несколько про­дол­го­ва­тое; кисти рук и пальцы длин­ные… Она в беседе с дру­гими сохра­няла бла­го­при­ли­чие, не сме­я­лась, не воз­му­ща­лась, осо­бенно же не гне­ва­лась; совер­шенно безыс­кус­ствен­ная, про­стая. Она нимало о Себе не думала и, дале­кая от изне­жен­но­сти, отли­ча­лась полным сми­ре­нием. Отно­си­тельно одежд, кото­рые носила, Она доволь­ство­ва­лась их есте­ствен­ным цветом, что еще и теперь дока­зы­вает Ее свя­щен­ный голов­ной покров. Коротко ска­зать, во всех Ее дей­ствиях обна­ру­жи­ва­лась особая бла­го­дать».

В днев­нике свя­того пра­вед­ного Иоанна Крон­штадт­ского есть запись о явле­нии ему Божией Матери:

«На 15 авгу­ста, в день Успе­ния Бого­ма­тери 1898 года, я имел сча­стие в первый раз видеть во сне явственно лицом к лицу Царицу Небес­ную и слы­шать Ее слад­чай­ший, бла­жен­ный, обод­ри­тель­ный глас: милей­шие вы чада Отца Небес­ного, – тогда как я, созна­вая свое ока­ян­ство, взирал на пре­чи­стый лик Ее с тре­пе­том и с мыслию: не отри­нет ли меня от Себя с гневом Царица Небес­ная! О лик пре­свя­тый и пре­б­ла­гий! О очи голу­бые и голу­би­ные, добрые, сми­рен­ные, спо­кой­ные, вели­че­ствен­ные, небес­ные, боже­ствен­ные! Не забуду я вас, дивные очи! Минуту про­дол­жа­лось это явле­ние; потом Она ушла нето­роп­ливо, пере­шаг­нула за неболь­шой овраг – и скры­лась. Я видел сзади шествие Небес­ной Посе­ти­тель­ницы. Сна­чала я видел Ее как бы на иконе, ясно, – а потом Она отде­ли­лась от нее, сошла и подвиглась в путь».

Почему кон­чину Божией Матери Цер­ковь назы­вает Успе­нием

Слово «успе­ние» озна­чает погру­же­ние в сон, мирную кон­чину, подоб­ную сну. Кон­чину Божией Матери Цер­ковь назы­вает Успе­нием, потому что Она «как бы сном на малое время уснула и, как от сна, вос­пря­нула».

Дивна была жизнь Пре­чи­стой Девы, дивно и Успе­ние Ее, как вос­пе­вает Святая Цер­ковь: «Бог все­лен­ной пока­зует на Тебе, Царица, чудеса, пре­вы­ша­ю­щие законы при­роды. И во время Рож­де­ния Он сохра­нил Твое дев­ство, и во гробе соблюл от истле­ния тело Твое» (канон 1, песнь 6, тро­парь 1). В Пре­свя­той Деве побеж­дены законы при­роды: смерть, воз­вра­ща­ю­щая в землю тело из земли, такая смерть не кос­ну­лась Ее тела; в рож­де­нии сохра­нила Она дев­ство, в Успе­нии соеди­нила жизнь. По рож­де­нии Она пре­бы­вает Девою, и после смерти пре­бы­вает живой. Она уснула, чтобы про­бу­диться для жизни веч­ного бла­жен­ства. Она пре­ста­ви­лась к Животу, к Источ­нику жизни, чтобы избав­лять от смерти души Своими молит­вами. Празд­ник Успе­ния назы­ва­ется вели­ким, дву­на­де­ся­тым, потому что в этот день «Спа­си­тель всех во всей славе Своей сретил и вселил Матерь Свою с Собою».

Как про­ис­хо­дило Успе­ние Божией Матери

Обсто­я­тель­ства Успе­ния Божией Матери известны в Пра­во­слав­ной Церкви от времен апо­столь­ских.

В I веке об Успе­нии Ее писал свя­щен­но­му­че­ник Дио­ни­сий Аре­о­па­гит. Во II веке ска­за­ние о телес­ном пере­се­ле­нии Пре­свя­той Девы Марии на Небо нахо­дится в сочи­не­ниях Мели­тона, епи­скопа Сар­дий­ского.

В IV веке на пре­да­ние об Успе­нии Матери Божией ука­зы­вает свя­ти­тель Епи­фа­ний Кипр­ский.

В V веке свя­ти­тель Юве­на­лий, Пат­ри­арх Иеру­са­лим­ский, гово­рил святой бла­го­вер­ной гре­че­ской царице Пуль­хе­рии: «Хотя в Свя­щен­ном Писа­нии нет повест­во­ва­ния об обсто­я­тель­ствах кон­чины Ее, впро­чем мы знаем о них из древ­ней­шего и вер­ней­шего пре­да­ния».

Это пре­да­ние с подроб­но­стью собрано и изло­жено в цер­ков­ной исто­рии Ники­фора Кал­ли­ста в XIV веке.

Ко вре­мени Своего бла­жен­ного Успе­ния Пре­свя­тая Дева Мария опять при­была в Иеру­са­лим. Слава Ее как Матери Божией уже рас­про­стра­ни­лась по земле и многих завист­ли­вых и гордых воору­жила против, кото­рые поку­ша­лись на Ее жизнь; но Бог хранил Ее от врагов.

Дни и ночи Она про­во­дила в молитве. Нередко Пре­свя­тая Бого­ро­дица при­хо­дила ко Свя­тому Гробу Гос­подню, вос­ку­ряла здесь фимиам и пре­кло­няла колена. Не раз поку­ша­лись враги Спа­си­теля пре­пят­ство­вать посе­щать Ей святое место и выпро­сили у пер­во­свя­щен­ни­ков стражу для охраны Гроба Спа­си­теля. Но Святая Дева, никем не зримая, про­дол­жала молиться пред ним.

В одно из таких посе­ще­ний Гол­гофы пред Нею пред­стал Архан­гел Гав­риил и воз­ве­стил о Ее скором пере­се­ле­нии из этой жизни в жизнь Небес­ную, вечно бла­жен­ную. В залог Архан­гел вручил Ей паль­мо­вую ветвь.

С Небес­ной вестью воз­вра­ти­лась Божия Матерь в Виф­леем с тремя Ей при­слу­жи­вав­шими девами (Сеп­фо­рой, Еви­геей и Зоилой). Затем Она вызвала пра­вед­ного Иосифа из Ари­ма­феи и уче­ни­ков Гос­пода, кото­рым воз­ве­стила о Своем скором Успе­нии.

Пре­свя­тая Дева моли­лась, чтобы Гос­подь послал к Ней апо­стола Иоанна. И Дух Святой вос­хи­тил его из Ефеса, поста­вив рядом с тем местом, где воз­ле­жала Матерь Божия.

После молитвы Пре­свя­тая Дева вос­ку­рила фимиам, и Иоанн услы­шал голос с Небес, заклю­чав­ший Ее молитву словом «Аминь». Божия Матерь заме­тила, что этот голос озна­чает скорое при­бы­тие апо­сто­лов и Святых Сил Бес­плот­ных.

Святой Иоанн Дамас­кин гово­рит, что апо­столы, число кото­рых и исчис­лить нельзя, сле­те­лись, подобно обла­кам и орлам, чтобы послу­жить Матери Божией.

Увидев друг друга, апо­столы радо­ва­лись, но в недо­уме­нии спра­ши­вали: для чего Гос­подь собрал их в одно место? Святой Иоанн Бого­слов, с радост­ными сле­зами при­вет­ствуя их, сказал, что для Божией Матери настало время отойти ко Гос­поду.

Войдя к Матери Божией, они уви­дели Ее бла­го­лепно седя­щей на ложе, испол­нен­ную духов­ного весе­лия. Апо­столы при­вет­ство­вали Ее, а затем пове­дали о их чудес­ном вос­хи­ще­нии с места про­по­веди. Пре­свя­тая Дева про­слав­ляла Бога, что Он услы­шал Ее молитву и испол­нил жела­ние Ее сердца, и начала беседу о пред­сто­я­щей Ее кон­чине. Во время этой беседы также чудес­ным обра­зом пред­стал и апо­стол Павел с уче­ни­ками своими: Дио­ни­сием Аре­о­па­ги­том, дивным Иеро­феем, Боже­ствен­ным Тимо­феем и дру­гими из числа семи­де­сяти апо­сто­лов. Всех их собрал Святой Дух, чтобы они спо­до­би­лись бла­го­сло­ве­ния Пре­чи­стой Девы Марии и бла­го­леп­нее устро­или погре­бе­ние Матери Гос­под­ней.

Каж­дого из них Она при­зы­вала к Себе по имени, бла­го­слов­ляла и хва­лила веру и их труды в про­по­ве­да­нии Хри­стова Еван­ге­лия, каж­дому желала веч­ного бла­жен­ства и моли­лась с ними о мире и бла­го­сто­я­нии всего мира.

Настал третий час, когда должно было совер­шиться Успе­ние Божией Матери. Пылало мно­же­ство свечей. Святые апо­столы с пес­но­пе­ни­ями окру­жали бла­го­лепно укра­шен­ный одр, на кото­ром воз­ле­жала Пре­чи­стая Дева Бого­ро­дица.

Она моли­лась в ожи­да­нии Своего исхода и при­ше­ствия Своего вожде­лен­ного Сына и Гос­пода.

Вне­запно обли­стал неиз­ре­чен­ный Свет Боже­ствен­ной Славы, пред Кото­рым померкли пылав­шие свечи. Видев­шие ужас­ну­лись. Верх поме­ще­ния как бы исчез в лучах необъ­ят­ного Света, и сошел Сам Царь Славы, Хри­стос, окру­жен­ный мно­же­ством Анге­лов, Архан­ге­лов и других Небес­ных Сил с пра­вед­ными душами пра­от­цев и про­ро­ков, неко­гда пред­воз­ве­щав­ших о Пре­свя­той Деве.

Увидев Своего Сына, Божия Матерь вос­клик­нула: «Вели­чит душа Моя Гос­пода, и воз­ра­до­вася дух Мой о Бозе, Спасе Моем, яко призре на сми­ре­ние рабы Своея» – и, под­няв­шись с ложа для встречи Гос­пода, покло­ни­лась Ему.

Гос­подь при­гла­шал Ее в оби­тели Вечной Жизни.

Без вся­кого телес­ного стра­да­ния, как бы в при­ят­ном сне, Пре­свя­тая Дева пре­дала душу в руки Своего Сына и Бога.

Тогда нача­лось радост­ное Ангель­ское пение. Сопро­вож­дая чистую душу Бого­не­ве­сты с бла­го­го­вей­ным стра­хом как Царицы Небес­ной, Ангелы взы­вали:

«Радуйся, Бла­го­дат­ная, Гос­подь с Тобою, бла­го­сло­венна Ты в женах! Се Царица, Бого­от­ро­ко­вица, прииде, возь­мите врата, и Сию пре­мирно подъ­и­мите Прис­но­су­щую Матерь Света; Тоя бо ради все­род­ное чело­ве­ком спа­се­ние бысть. На Нюже взи­рати не можем и Той достой­ную честь воз­дати немощно» (сти­хира празд­ника на «Гос­поди, воз­звах»).

Небес­ные врата воз­вы­си­лись, встре­тив душу Пре­свя­той Бого­ро­дицы, Херу­вимы и Сера­фимы с радо­стью про­сла­вили Ее. Бла­го­дат­ное лицо Бого­ма­тери сияло славой Боже­ствен­ного дев­ства, а от тела раз­ли­ва­лось бла­го­уха­ние.

Бла­го­го­вейно и со стра­хом лобы­зая пре­чи­стое тело, апо­столы освя­ща­лись от него и испол­ня­лись бла­го­дати и духов­ной радо­сти.

Для боль­шего про­слав­ле­ния Пре­свя­той Бого­ро­дицы все­мо­гу­щая сила Божия исце­ляла боль­ных, с верой и любо­вью при­ка­сав­шихся к свя­щен­ному одру.

Опла­кав свою раз­луку с Мате­рью Божией на земле, апо­столы при­сту­пили к погре­бе­нию Ее пре­чи­стого тела. Святые апо­столы Петр, Павел, Иаков с дру­гими из числа две­на­дцати апо­сто­лов понесли на своих плечах одр, на кото­ром воз­ле­жало тело Прис­но­девы.

Святой Иоанн Бого­слов шел впе­реди с рай­ской све­то­зар­ной ветвью, а прочие святые и мно­же­ство верных сопро­вож­дали одр со све­чами и кади­лами, вос­пе­вая свя­щен­ные песни. Это тор­же­ствен­ное шествие нача­лось от Сиона через весь Иеру­са­лим в Геф­си­ма­нию.

При первом его дви­же­нии над пре­чи­стым телом Бого­ма­тери и всеми про­во­жав­шими Ее вне­запно появился обшир­ный и све­то­зар­ный облач­ный круг, напо­до­бие венца, и к лику апо­сто­лов при­со­еди­нился лик Ангель­ский. Слы­ша­лось пение Небес­ных Сил, про­слав­ляв­ших Божию Матерь, кото­рое вто­рило земным голо­сам. Этот круг с Небес­ными пев­цами и сия­нием дви­гался по воз­духу и сопро­вож­дал шествие до самого места погре­бе­ния.

Неве­ру­ю­щие жители Иеру­са­лима, пора­жен­ные необы­чай­ным вели­чием погре­баль­ного шествия и озлоб­лен­ные поче­стями, воз­да­ва­е­мыми Матери Иисуса, донесли о том пер­во­свя­щен­ни­кам и книж­ни­кам. Пылая зави­стью и мще­нием ко всему, что напо­ми­нало им Христа, они послали своих слуг, чтобы те разо­гнали сопро­вож­дав­ших, и самое тело Матери Божией сожгли. Воз­буж­ден­ный народ и воины с яро­стью устре­ми­лись на хри­стиан, но облач­ный венец, сопро­вож­дав­ший по воз­духу шествие, опу­стился к земле и как бы стеной огра­дил его. Пре­сле­до­ва­тели слы­шали шаги и пение, но никого из про­во­жав­ших не видели. Многие из них были пора­жены сле­по­той.

Иудей­ский свя­щен­ник Аффо­ния из зави­сти и нена­ви­сти к Матери Иисуса Назо­рея хотел опро­ки­нуть одр, на кото­ром воз­ле­жало тело Пре­свя­той Девы, но Ангел Божий неви­димо отсек его руки, кото­рые при­кос­ну­лись к гробу. Видя такое чудо, Аффо­ния рас­ка­ялся и с верой испо­ве­дал вели­чие Матери Божией. Он полу­чил исце­ле­ние и при­мкнул к сонму сопро­вож­дав­ших тело Бого­ма­тери, став рев­ност­ным после­до­ва­те­лем Христа.

Когда шествие достигло Геф­си­ма­нии, там с плачем и рыда­нием нача­лось послед­нее цело­ва­ние пре­чи­стого тела. Лишь к вечеру святые апо­столы могли поло­жить его в гроб и закрыть вход в пещеру боль­шим камнем. Три дня они не отхо­дили от места погре­бе­ния, совер­шая непре­стан­ные молитвы и псал­мо­пе­ния.

По пре­муд­рому смот­ре­нию Божию апо­столу Фоме не суж­дено было при­сут­ство­вать при погре­бе­нии Матери Гос­под­ней. Придя в третий день в Геф­си­ма­нию, он с горь­кими сле­зами повергся пред гро­бо­вой пеще­рой и громко выра­жал сожа­ле­ние о том, что не удо­сто­ился послед­него бла­го­сло­ве­ния Матери Божией и про­ща­ния с Ней. Апо­столы в сер­деч­ной жало­сти о нем реши­лись открыть пещеру и доста­вить ему уте­ше­ние – покло­ниться святым остан­кам Прис­но­девы. Но, открыв гроб, они нашли в нем одни только Ее погре­баль­ные пелены и убе­ди­лись таким обра­зом в дивном воз­не­се­нии Пре­свя­той Девы с телом на Небо.

Вече­ром в тот же день, когда апо­столы собра­лись в доме для под­креп­ле­ния себя пищей, им яви­лась Сама Матерь Божия и ска­зала: «Радуй­тесь! Я с вами – во все дни».

Это так обра­до­вало апо­сто­лов и всех бывших с ними, что они под­няли часть хлеба, постав­ля­е­мую на тра­пезу в память Спа­си­теля («часть Гос­пода») и вос­клик­нули: «Пре­свя­тая Бого­ро­дица, помо­гай нам». (Этим было поло­жено начало чину воз­но­ше­ния пана­гии – обычаю воз­но­ше­ния части хлеба в честь Матери Божией, кото­рый и доныне хра­нится в мона­сты­рях.)

Пояс Бого­ма­тери, Ее святые одежды, хра­ни­мые с бла­го­го­ве­нием и раз­де­ля­е­мые по лицу земли на части, тво­рили и творят чудеса.

Ее мно­го­чис­лен­ные иконы всюду изли­вают токи исце­ле­ний и зна­ме­ний, а святое тело Ее, взятое на Небо, сви­де­тель­ствует о нашем буду­щем пре­бы­ва­нии с ним.

Оно не остав­лено слу­чай­ным пере­ме­нам пре­хо­дя­щего мира, но несрав­ненно более воз­вы­шено пре­слав­ным воз­не­се­нием на Небеса.

Празд­ник Успе­ния Пре­свя­той Бого­ро­дицы с особой тор­же­ствен­но­стью совер­ша­ется в Геф­си­ма­нии, на месте Ее погре­бе­ния. Нигде сердце так не печа­лится при раз­лу­че­нии с Мате­рью Божией и нигде так не ликует, убеж­да­ясь в Ее пред­ста­тель­стве за мир.

Три празд­ника, обрам­ля­ю­щих Успен­ский пост

Три празд­ника – Все­ми­ло­сти­вому Спасу, Пре­об­ра­же­ние Гос­пода Бога и Спаса нашего Иисуса Христа, пере­не­се­ние из Едессы в Кон­стан­ти­но­поль Неру­ко­твор­ного Образа Гос­пода Иисуса Христа – как бы свя­зуют весь Успен­ский пост.

Изне­се­ние Чест­ных Древ Живо­тво­ря­щего Креста Гос­подня

1 авгу­ста, в первый день Успен­ского поста, празд­ну­ется Изне­се­ние Чест­ных Древ Живо­тво­ря­щего Креста Гос­подня.

Этот празд­ник был уста­нов­лен в Кон­стан­ти­но­поле по при­чине болез­ней, часто бывав­ших там в авгу­сте. Начало этого празд­ника отно­сится к IX веку, а с ХII–ХIII веков он утвер­дился во всех помест­ных Церк­вях. В Кон­стан­ти­но­поле был обычай, по кото­рому еже­годно часть Живо­тво­ря­щего Древа Креста Гос­подня, хра­нив­ша­яся в домо­вой церкви визан­тий­ских импе­ра­то­ров, изно­си­лась в храм св. Софии, где совер­ша­лось водо­свя­тие. Затем, начи­ная с пер­вого авгу­ста, две недели эта свя­тыня носи­лась по городу, при этом слу­жили литии «для освя­ще­ния мест и отвра­ще­ния болез­ней». 14 авгу­ста Живо­тво­ря­щее Древо Креста пере­но­сили обратно в цар­ские палаты.

Рус­ское назва­ние празд­ника «про­ис­хож­де­ние» – невер­ный пере­вод гре­че­ского слова, кото­рое озна­чает тор­же­ствен­ную цере­мо­нию, крест­ный ход. Поэтому в назва­нии празд­ника оно заме­ня­ется или допол­ня­ется словом «изне­се­ние».

В Рус­ской Церкви это празд­не­ство соеди­ни­лось с вос­по­ми­на­нием о Кре­ще­нии Руси 1 авгу­ста 988 года. В «Ска­за­нии дей­ствен­ных чинов святыя собор­ныя и апо­столь­ския вели­кия церкви Успе­ния», состав­лен­ном в 1627 году по пове­ле­нию Пат­ри­арха Мос­ков­ского и всея Руси Фила­рета, дается такое объ­яс­не­ние празд­ника 1 авгу­ста: «А на про­ис­хож­де­ние в день Чест­ного Креста бывает ход освя­ще­ния ради вод­ного и про­све­ще­ния ради люд­ского, по всем градам и весем».

Изве­стие о дне Кре­ще­ния Руси сохра­ни­лось в хро­но­гра­фах XVI века: «Кре­стися князь вели­кий Вла­ди­мир Киев­ский и вся Русь авгу­ста 1 «. В этот празд­ник в храмах пола­га­ется вынос Креста и покло­не­ние ему. По при­ня­тому ныне в Рус­ской Церкви чину малое освя­ще­ние воды 1 авгу­ста совер­ша­ется до или после литур­гии.

Празд­не­ство Все­ми­ло­сти­вому Спасу и Пре­свя­той Бого­ро­дице, отме­ча­е­мое в этот же день, уста­нов­лено по случаю зна­ме­ний от икон Спа­си­теля, Пре­свя­той Бого­ро­дицы и Чест­ного Креста во время сра­же­ний свя­того бла­го­вер­ного князя Андрея Бого­люб­ского (1157–1174) с волж­скими бол­га­рами. В 1164 году Андрей Бого­люб­ский пред­при­нял поход против поволж­ских болгар, тес­нив­ших угне­тен­ных жите­лей Ростов­ской и Суз­даль­ской земли. Уповая на помощь Царицы Небес­ной, князь взял с собой Ее чудо­твор­ную икону, кото­рая была при­не­сена им из Киева и впо­след­ствии полу­чила наиме­но­ва­ние Вла­ди­мир­ской. Два свя­щен­ника в обла­че­нии несли перед вой­ском святую икону и Чест­ный Крест Хри­стов. Перед сра­же­нием бла­го­че­сти­вый князь, при­об­щив­шись святых Тайн, обра­тился с горя­чей молит­вой к Бого­ро­дице: «Всяк упо­ваяй на Тя, Гос­поже, не погиб­нет, и я греш­ный имею в Тебе стену и покров». Вслед за князем пред иконой пали на колени пол­ко­водцы и воины и, при­ло­жив­шись к образу, пошли против врага.

Бол­гары были раз­биты и обра­щены в бег­ство. По пре­да­нию, в тот же день гре­че­ским импе­ра­то­ром Ману­и­лом была одер­жана победа над сара­ци­нами. Непре­лож­ным дока­за­тель­ством чудес­но­сти обеих этих побед послу­жили огром­ные огнен­ные лучи, выхо­див­шие от бывших в вой­сках икон Спа­си­теля, Божией Матери и Свя­того Креста. Эти лучи покры­вали полки бла­го­вер­ных пра­ви­те­лей Греции и России и видны были всеми сра­жав­ши­мися. В память об этих чудес­ных побе­дах, с обо­юд­ного согла­сия князя Андрея и импе­ра­тора Ману­ила и по бла­го­сло­ве­нию пред­ста­ви­те­лей высшей цер­ков­ной власти, и был уста­нов­лен празд­ник Все­ми­ло­сти­вому Спасу и Пре­свя­той Бого­ро­дице.

Пре­об­ра­же­ние Гос­пода Бога и Спаса нашего Иисуса Христа

6 авгу­ста празд­ну­ется Пре­об­ра­же­ние Гос­пода Бога и Спаса нашего Иисуса Христа. Этот празд­ник посвя­щен вос­по­ми­на­ниям собы­тия на Фаворе.

Уче­ники Иисуса Христа узнали и испо­ве­до­вали в Нем Христа Сына Божия: «Ты – Хри­стос, Сын Бога Живаго» (Мф.16:16), но пол­ного откро­ве­ния Его славы ожи­дали на земле. Гос­подь, объ­явив уче­ни­кам Своим, что Ему должно много постра­дать, уме­реть и в третий день вос­крес­нуть, ибо Цар­ство Его не от мира сего, но внут­рен­нее, духов­ное и вечное, и что после­до­ва­тели Его для сохра­не­ния веры в Него и, для спа­се­ния душ своих, должны быть готовы все пре­тер­петь, и ожи­дать себе славы не на земле, но на небеси.

Чтобы явить Своим уче­ни­кам эту Небес­ную духов­ную славу, кото­рая после­дует за вре­мен­ными стра­да­ни­ями, Гос­подь в трид­цать третье лето Своей земной жизни, в послед­ний год Своей про­по­веди Еван­ге­лия, через шесть дней после беседы о Своих стра­да­ниях, смерти, вос­кре­се­нии и обя­зан­но­стях Своих после­до­ва­те­лей, пре­об­ра­зился.

Вот как это опи­сано у еван­ге­ли­стов: «По про­ше­ствии дней шести, взял Иисус Петра, Иакова и Иоанна, брата его, и возвел их на гору высо­кую одних, и пре­об­ра­зился пред ними: и про­си­яло лице Его, как солнце, одежды же Его сде­ла­лись белыми, как свет. И вот, яви­лись им Моисей и Илия, с Ним бесе­ду­ю­щие. При сем Петр сказал Иисусу: Гос­поди! хорошо нам здесь быть; если хочешь, сде­лаем здесь три кущи: Тебе одну, и Моисею одну, и одну Илии. Когда он еще гово­рил, се, облако свет­лое осе­нило их; и се, глас из облака гла­го­лю­щий: Сей есть Сын Мой Воз­люб­лен­ный, в Кото­ром Мое бла­го­во­ле­ние; Его слу­шайте. И, услы­шав, уче­ники пали на лица свои и очень испу­га­лись. Но Иисус, при­сту­пив, кос­нулся их и сказал: встаньте и не бой­тесь. Воз­ведя же очи свои, они никого не уви­дели, кроме одного Иисуса. И когда схо­дили они с горы, Иисус запре­тил им, говоря: никому не ска­зы­вайте о сем виде­нии, доколе Сын Чело­ве­че­ский не вос­крес­нет из мерт­вых. И спро­сили Его уче­ники Его: как же книж­ники гово­рят, что Илии над­ле­жит придти прежде? Иисус сказал им в ответ: правда, Илия должен придти прежде и устро­ить всё; но говорю вам, что Илия уже пришел, и не узнали его, а посту­пили с ним, как хотели; так и Сын Чело­ве­че­ский постра­дает от них. Тогда уче­ники поняли, что Он гово­рил им об Иоанне Кре­сти­теле» (Мф.17:1–13).

«И, по про­ше­ствии дней шести, взял Иисус Петра, Иакова и Иоанна, и возвел на гору высо­кую особо их одних, и пре­об­ра­зился перед ними. Одежды Его сде­ла­лись бли­ста­ю­щими, весьма белыми, как снег, как на земле белиль­щик не может выбе­лить. И явился им Илия с Мои­сеем; и бесе­до­вали с Иису­сом. При сем Петр сказал Иисусу: Равви! хорошо нам здесь быть; сде­лаем три кущи: Тебе одну, Моисею одну, и одну Илии. Ибо не знал, что ска­зать; потому что они были в страхе. И яви­лось облако, осе­ня­ю­щее их, и из облака исшел глас, гла­го­лю­щий: Сей есть Сын Мой Воз­люб­лен­ный; Его слу­шайте. И, вне­запно посмот­рев вокруг, никого более с собою не видели, кроме одного Иисуса» (Мк.9:2–8).

«После сих слов, дней через восемь, взяв Петра, Иоанна и Иакова, взошел Он на гору помо­литься. И когда молился, вид лица Его изме­нился, и одежда Его сде­ла­лась белою, бли­ста­ю­щею. И вот, два мужа бесе­до­вали с Ним, кото­рые были Моисей и Илия; явив­шись во славе, они гово­рили об исходе Его, кото­рый Ему над­ле­жало совер­шить в Иеру­са­лиме. Петр же и бывшие с ним отяг­чены были сном; но, про­бу­див­шись, уви­дели славу Его и двух мужей, сто­яв­ших с Ним. И когда они отхо­дили от Него, сказал Петр Иисусу: Настав­ник! хорошо нам здесь быть; сде­лаем три кущи: одну Тебе, одну Моисею и одну Илии, – не зная, что гово­рил. Когда же он гово­рил это, яви­лось облако и осе­нило их; и устра­ши­лись, когда вошли в облако. И был из облака глас, гла­го­лю­щий: Сей есть Сын Мой Воз­люб­лен­ный, Его слу­шайте. Когда был глас сей, остался Иисус один. И они умол­чали, и никому не гово­рили в те дни о том, что видели» (Лк.9:28–36).

Празд­но­ва­нием Пре­об­ра­же­нию Гос­подню Цер­ковь тор­же­ственно испо­ве­дует и про­слав­ляет соеди­не­ние Боже­ства и чело­ве­че­ства в лице Иисуса Христа. Своим Пре­об­ра­же­нием Гос­подь бла­го­во­лил предо­хра­нить Своих уче­ни­ков от уныния и возвел их к выс­шему упо­ва­нию среди бед­ствий, кото­рые должны были постиг­нуть их в мире. Святая Цер­ковь празд­но­ва­нием Пре­об­ра­же­нием Гос­подню в небес­ную славу, уго­то­ван­ную и всем нам, нрав­ственно уте­шает и нас во время зем­ного стран­ство­ва­ния, испол­нен­ного лише­ний и скор­бей, внушая, что за крат­ко­вре­мен­ными печа­лями вос­си­яет слава веч­ного бла­жен­ства, в кото­рой будет участ­во­вать и наше тело. Идущим по пути креста празд­ник Пре­об­ра­же­ния Гос­подня вну­шает, что для нашего пре­об­ра­же­ния из тьмы греха в свет истины и доб­ро­де­тели, откры­ва­ю­щей двери рая, необ­хо­димы бес­при­стра­стие к пре­ле­стям мира и молитва. Ибо Гос­подь для Своего Пре­об­ра­же­ния не без при­чины взошел на высоту, уда­ляв­шую Его от нашего, доль­него мира, и, воз­несши тело Свое на гору, отсюда молит­венно и духом воз­несся на небо и пре­об­ра­зился во славу. Как при­зы­вает нас в этот день Цер­ковь – «Сия­нием доб­ро­де­те­лей про­све­щ­шеся, взыдем на гору святую, да узрим Боже­ствен­ное Гос­подне пре­об­ра­же­ние. Гору пре­вы­со­кую – сердце очи­щено от стра­стей имущий, узрим Хри­стово пре­об­ра­же­ние, про­све­ща­ю­щее ум наш».

Пре­об­ра­же­ние Гос­подне было в фев­рале, неза­долго до стра­да­ний Спа­си­теля, но Святая Цер­ковь празд­нует Пре­об­ра­же­ние в авгу­сте, потому что празд­но­ва­ние в фев­рале при­шлось бы на дни св. Четы­ре­де­сят­ницы, на дни вели­ко­пост­ные, пока­ян­ные, тогда как празд­ник Пре­об­ра­же­ния Гос­подня пред­зна­ме­нует собой буду­щий век. Празд­ник Пре­об­ра­же­ния уста­нов­лен 6 (19)августа потому, что 14 (27) сен­тября празд­ну­ется Воз­дви­же­ние Креста Гос­подня, в кото­рое вто­рично совер­ша­ется празд­но­ва­ние и вос­по­ми­на­ние стра­стей Хри­сто­вых, а так как Пре­об­ра­же­ние было за сорок дней до рас­пя­тия Спа­си­теля, то святые отцы, отсчи­тав от празд­ника Воз­дви­же­ния Креста Гос­подня сорок дней, уста­но­вили празд­но­вать Пре­об­ра­же­ние 6 (19) авгу­ста.

Празд­ник Пре­об­ра­же­ния Гос­подня, по важ­но­сти собы­тия, – вели­кий и дву­на­де­ся­тый.

К осо­бен­но­стям этого празд­ника отно­сится то, что в этот день освя­ща­ются гроз­дие (вино­град) и начатки плодов. В России в тех местах, где вино­град не растет, освя­ща­ются в этот день яблоки.

Этот обычай – свя­щен­ный и зна­ме­на­тель­ный. Первые плоды нового урожая при­но­сили к алтарю и в Ветхом Завете, по Закону Мои­се­еву: «Начатки плодов земли твоей при­носи в дом Гос­пода, Бога твоего» (Исх.23:19); «Когда при­дете в землю, кото­рую Я даю вам, и будете жать на ней жатву, то при­не­сите первый сноп жатвы вашей к свя­щен­нику» (Лев.23:10); «Чти Гос­пода от имения твоего и от начат­ков всех при­быт­ков твоих» (Притч.3:9).

Пра­ви­лами Апо­столь­скими и Собор­ными также опре­де­лено при­но­сить первые коло­сья, плоды и овощи для освя­ще­ния их молит­вой и бла­го­сло­ве­нием.

При­но­ше­нием и бла­го­сло­ве­нием плодов и коло­сьев Цер­ковь вну­шает, что в ней все – от чело­века до рас­те­ния – должно быть посвя­щено Богу, как соб­ствен­ность Божия и на упо­треб­ле­ние ее при­звано бла­го­сло­ве­ние Божие. Ибо «Гос­подня земля и что напол­няет ее, все­лен­ная и все живу­щее в ней» (Пс.23:1).

Пере­не­се­ние из Едессы в Кон­стан­ти­но­поль Неру­ко­твор­ного Образа Гос­пода нашего Иисуса Христа

16 авгу­ста празд­ну­ется пере­не­се­ние из Едессы в Кон­стан­ти­но­поль Неру­ко­твор­ного Образа Гос­пода нашего Иисуса Христа, кото­рое про­изо­шло в 944 году.

Пре­да­ние сви­де­тель­ствует, что во вре­мена про­по­веди Спа­си­теля в сирий­ском городе Едессе правил Авгарь. Он был пора­жен по всему телу про­ка­зой. Слух о вели­ких чуде­сах, тво­ри­мых Гос­по­дом, рас­про­стра­нился по Сирии (Мф.4:24) и дошел до Авгаря. Не видя Спа­си­теля, Авгарь уве­ро­вал в Него как в Сына Божия и напи­сал письмо с прось­бой прийти и исце­лить его. С этим пись­мом он послал в Пале­стину своего живо­писца Ананию, пору­чив ему напи­сать изоб­ра­же­ние Боже­ствен­ного Учи­теля. Анания пришел в Иеру­са­лим и увидел Гос­пода, окру­жен­ного наро­дом. Он не мог подойти к Нему из-за боль­шого сте­че­ния людей, слу­шав­ших про­по­ведь Спа­си­теля. Тогда он стал на высо­ком камне и попы­тался издали напи­сать образ Гос­пода Иисуса Христа, но это ему никак не уда­ва­лось. Спа­си­тель Сам подо­звал его, назвал по имени и пере­дал для Авгаря крат­кое письмо, в кото­ром, убла­жив веру пра­ви­теля, обещал при­слать Своего уче­ника для исце­ле­ния от про­казы и настав­ле­ния ко спа­се­нию. Потом Гос­подь попро­сил при­не­сти воду и убрус (холст, поло­тенце). Он умыл лицо, отер его убру­сом, и на нем отпе­чат­лелся Его Боже­ствен­ный Лик. Убрус и письмо Спа­си­теля Анания принес в Едессу. С бла­го­го­ве­нием принял Авгарь свя­тыню и полу­чил исце­ле­ние; лишь малая часть следов страш­ной болезни оста­ва­лась на его лице до при­хода обе­щан­ного Гос­по­дом уче­ника. Им был апо­стол от семи­де­сяти святой Фаддей (память 21 авгу­ста), кото­рый про­по­ве­дал Еван­ге­лие и кре­стил уве­ро­вав­шего Авгаря и всех жите­лей Едессы. Напи­сав на Неру­ко­твор­ном Образе слова «Христе Боже, всякий, уповая на Тебя, не посты­дится», Авгарь укра­сил его и уста­но­вил в нише над город­скими воро­тами.

Много лет жители хра­нили бла­го­че­сти­вый обычай покло­няться Неру­ко­твор­ному Образу, когда про­хо­дили через ворота. Но один из пра­вну­ков Авгаря, пра­вив­ший Едес­сой, впал в идо­ло­по­клон­ство. Он решил снять Образ с город­ской стены. Гос­подь пове­лел в виде­нии Едес­скому епи­скопу скрыть Его изоб­ра­же­ние. Епи­скоп, придя ночью со своим клиром, зажег перед ним лам­паду и зало­жил гли­ня­ной доской и кир­пи­чами. Прошло много лет, и жители забыли о свя­тыне.

Но вот, когда в 545 году пер­сид­ский царь Хозрой I осадил Едессу и поло­же­ние города каза­лось без­на­деж­ным, епи­скопу Евла­вию яви­лась Пре­свя­тая Бого­ро­дица и пове­лела достать из заму­ро­ван­ной ниши Образ, кото­рый спасет город от непри­я­теля. Разо­брав нишу, епи­скоп обрел Неру­ко­твор­ный Образ: перед ним горела лам­пада, а на гли­ня­ной доске, закры­вав­шей нишу, было подоб­ное же изоб­ра­же­ние. После совер­ше­ния крест­ного хода с Неру­ко­твор­ным Обра­зом по стенам города пер­сид­ское войско отсту­пило.

В 630 году Едес­сой овла­дели арабы, но они не пре­пят­ство­вали покло­не­нию Неру­ко­твор­ному Образу, слава о кото­ром рас­про­стра­ни­лась по всему Востоку. В 944 году импе­ра­тор Кон­стан­тин Баг­ря­но­род­ный (912–959) поже­лал пере­не­сти Образ в тогдаш­нюю сто­лицу Пра­во­сла­вия и выку­пил его у эмира – пра­ви­теля города.

С вели­кими поче­стями Неру­ко­твор­ный Образ Спа­си­теля и то письмо, кото­рое Он напи­сал Авгарю, были пере­не­сены духо­вен­ством в Кон­стан­ти­но­поль. 16 авгу­ста Образ Спа­си­теля был постав­лен в Фарос­ской церкви Пре­свя­той Бого­ро­дицы.

У тех, кто видел этот Неру­ко­тво­рен­ный Образ Гос­по­день, он невольно вызы­вал бла­го­го­ве­ние.

В иконе пора­жали глаза Спа­си­теля – живые, бле­стя­щие, они про­ни­зы­вали каж­дого, при­бли­жа­ю­ще­гося к Образу. Каза­лось, глаза Спа­си­теля испус­кают свет­лые лучи. Где бы ни стоял смот­рев­ший, созда­ва­лось ощу­ще­ние, что Спа­си­тель смот­рит именно на него каким-то особо при­ят­ным и нежным взгля­дом.

Этот Образ имел что-то сверхъ­есте­ствен­ное. Многие худож­ники и ико­но­писцы, видев­шие этот Образ, сви­де­тель­ство­вали, что ника­ким мастер­ством нельзя было достиг­нуть такого эффекта, что на земле нет красок, кото­рые могут пере­дать цвет Свя­того Образа.

О после­ду­ю­щей судьбе Неру­ко­твор­ного Образа суще­ствует несколько пре­да­ний. По одному – его похи­тили кре­сто­носцы во вре­мена их вла­ды­че­ства в Кон­стан­ти­но­поле (1204–1261), но корабль, на кото­рый была взята свя­тыня, пото­нул в Мра­мор­ном море.

По другим пре­да­ниям, Неру­ко­твор­ный Образ был пере­дан около 1362 года в Геную, где хра­нится в мона­стыре в честь апо­стола Вар­фо­ло­мея.

Известно, что Неру­ко­твор­ный Образ неод­но­кратно давал с себя точные отпе­чатки. Один из них, так назы­ва­е­мый «на кера­мии», отпе­ча­тался, когда Анания прятал образ у стены по пути в Едессу; другой, отпе­ча­тав­шись на плаще, попал в Грузию.

Воз­можно, что раз­ность пре­да­ний о пер­во­на­чаль­ном Неру­ко­твор­ном Образе осно­вы­ва­ется на суще­ство­ва­нии несколь­ких точных отпе­чат­ков.

Во вре­мена ико­но­бор­че­ской ереси защит­ники ико­но­по­чи­та­ния, про­ли­вая кровь за святые иконы, пели тро­парь Неру­ко­твор­ному Образу. В дока­за­тель­ство истин­но­сти ико­но­по­чи­та­ния папа Гри­го­рий II (715–731) при­слал письмо к восточ­ному импе­ра­тору, в кото­ром ука­зы­вал на исце­ле­ние царя Авгаря и пре­бы­ва­ние Неру­ко­твор­ного Образа в Едессе как на обще­из­вест­ный факт.

Неру­ко­твор­ный Образ поме­щался на зна­ме­нах рус­ских войск, ограж­дая их от врагов.

В Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви есть бла­го­че­сти­вый обычай при входе веру­ю­щего в храм читать вместе с дру­гими молит­вами тро­парь Неру­ко­твор­ному Образу Спа­си­теля.

Особое почи­та­ние этого празд­ника в Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви выра­зи­лось и в ико­но­пи­са­нии; икона Неру­ко­твор­ного Образа одна из наи­бо­лее рас­про­стра­нен­ных.

Как при­учить себя к посту

Как нам при­учить себя к посту? Для этого, прежде всего, тре­бу­ется посте­пен­ность при­уче­ния.

Неко­то­рые необ­ду­манно и поспешно берутся за подвиги поста и начи­нают без­мерно поститься. Тако­вых пост не прочен, не поле­зен, а скорее вреден: они или рас­стра­и­вают свое здо­ро­вье, или от голода дела­ются нетер­пе­ливы и раз­дра­жи­тельны, – без толку злятся на всех и на все, или же пост скоро дела­ется для них невы­но­си­мым, и они бро­сают его.

Чтобы наше рас­по­ло­же­ние к посту сде­лать проч­ным, нужно при­учать себя к посту не спеша, вни­ма­тельно, не разом, а посте­пенно – мало-помалу.

Каждый сам должен опре­де­лить – сколько ему тре­бу­ется в сутки пищи и пития; потом поне­многу надо умень­шать коли­че­ство упо­треб­ля­е­мой пищи и дове­сти его до того, что больше уже нельзя сокра­щать свое пита­ние, чтобы не под­верг­нуться ослаб­ле­нию, изну­ре­нию, – неспо­соб­но­сти к делу. Тут глав­ное пра­вило, данное Самим Гос­по­дом: да не отяг­чают сердца ваша объ­яде­нием и пиан­ством.

Как питаться и про­во­дить дни Успен­ского поста

Во время поста Цер­ковь пред­пи­сы­вает уме­рен­ное упо­треб­ле­ние пищи и пития, и притом пищи не ско­ром­ной, а пост­ной. В Цер­ков­ном Уставе ясно изоб­ра­жено и время упо­треб­ле­ния и каче­ства пост­ной пищи. Все строго рас­счи­тано с той целью, чтобы осла­бить в нас страст­ные дви­же­ния плоти, воз­буж­да­е­мые обиль­ным и слад­ким пита­нием тела; но так, чтобы не совсем рас­сла­бить нашу телес­ную при­роду, а – напро­тив – сде­лать ее легкой, креп­кой и спо­соб­ной под­чи­няться дви­же­ниям духа и бод­ренно выпол­нять его тре­бо­ва­ния.

Пост есть необ­хо­ди­мое сред­ство для успеха в жизни духов­ной и для полу­че­ния спа­се­ния, ибо пост, отни­мая у плоти излиш­нюю пищу и излиш­нее питие, ослаб­ляет силу чув­ствен­ных вле­че­ний. Отсюда видно, что и польза поста мно­го­раз­лична:

а) пост скоро и ясно пока­зы­вает чело­веку, что для его жизни нужно немно­гое, и здо­ро­вье его зави­сит не от изыс­кан­ной, но от про­стой пищи и пития;
б) пост очень скоро обна­ру­жи­вает гос­под­ству­ю­щие в чело­веке стра­сти и пороки, к кото­рым он при­ле­пился серд­цем, и что плоть его больше всего любит;
в) пост делает нас спо­соб­ными к молитве и раз­мыш­ле­нию о Боге и Боже­ствен­ном. «Кто постится, тот с добрым духом молится», – гово­рит св. Иоанн Зла­то­уст.

Вообще пост есть силь­ное сред­ство при­го­тов­ле­ния ко всем вели­ким и спа­си­тель­ным делам. Это глу­боко чув­ство­вали все бла­го­ра­зум­ные и бого­лю­би­вые люди – всегда и везде. Все святые весьма строго пости­лись сами и еди­но­душно сове­то­вали поститься другим.

Устав Церкви учит, от чего сле­дует воз­дер­жи­ваться во время постов – «все бла­го­че­стиво постя­щи­еся строго должны соблю­дать уставы о каче­стве пищи, то есть воз­дер­жи­ваться в посте от неко­то­рых брашен (то есть еды, пищи – ред.), не как от сквер­ных (да не будет сего), а как от непри­лич­ных посту и запре­щен­ных Цер­ко­вью. Брашна, от кото­рых должно воз­дер­жи­ваться в посты: мясо, сыр, коро­вье масло, молоко, яйца, а иногда и рыба, смотря по раз­ли­чию святых постов».

Успен­ский пост не так строг, как Вели­кий, но более строг, чем Петров и Рож­де­ствен­ский посты.

В поне­дель­ник, среду и пят­ницу Успен­ского поста мона­стыр­ский устав Церкви пред­пи­сы­вает питаться сухо­яде­нием, то есть соблю­дать самый стро­гий пост, без отва­ри­ва­ния пищи; во втор­ник и чет­верг – «сва­ре­нием пищи, но без елея», то есть без масла; по суб­бот­ним и вос­крес­ным дням раз­ре­ша­ется вино и елей.

В празд­ник Пре­об­ра­же­ния Гос­подня по цер­ков­ному Уставу раз­ре­ша­ется на тра­пезе рыба. С этого дня по поне­дель­ни­кам, средам и пят­ни­цам в пита­ние обя­за­тельно вхо­дили плоды нового урожая.

Пост духов­ный тесно соеди­ня­ется с постом телес­ным, напо­до­бие того, как душа наша соеди­ня­ется с телом, про­ни­кает его, ожив­ляет и состав­ляет с ним одно целое, как душа и тело состав­ляют одного живого чело­века. И потому, постясь телесно, в то же время необ­хо­димо нам поститься и духовно: «Постя­щеся, братие, телесне, постимся и духовне, раз­ре­шим всяк союз неправды», – запо­ве­дует Святая Цер­ковь.

В посте телес­ном на первом плане – воз­дер­жа­ние от обиль­ной, вкус­ной и слад­кой пищи; в посте духов­ном – воз­дер­жа­ние от страст­ных гре­хов­ных дви­же­ний, услаж­да­ю­щих наши чув­ствен­ные наклон­но­сти и пороки. Там – остав­ле­ние пищи ско­ром­ной – более пита­тель­ной и упо­треб­ле­ние пищи пост­ной – менее пита­тель­ной; здесь – остав­ле­ние люби­мых грехов и пре­гре­ше­ний и упраж­не­ние в про­ти­во­по­лож­ных им доб­ро­де­те­лях.

Сущ­ность поста выра­жена в сле­ду­ю­щей цер­ков­ной песне: «Постясь от брашен, душа моя, а от стра­стей не очи­ща­ясь, – напрасно уте­ша­емся неяде­нием: ибо – если пост не при­не­сет тебе исправ­ле­ния, то воз­не­на­ви­дена будет от Бога, как фаль­ши­вая, и упо­до­бится злым демо­нам, нико­гда не ядущим».

И Вели­кий, и Успен­ский посты осо­бенно строги к раз­вле­че­ниям – в импе­ра­тор­ской России даже граж­дан­ские законы запре­щали во время Вели­кого и Успен­ского постов пуб­лич­ные мас­ка­рады, зре­лища, спек­такли.

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки