Главная » Алфавитный раздел » Милостыня » Как творить милостыню?
Распечатать Система Orphus

Как творить милостыню?

( Как творить милостыню? 5 голосов: 4.8 из 5 )

Издательство «Отчий дом»

 

 

Как творить милостыню.

Из «Поучительных слов» святителя Илии Минятия.

Пророк Даниил, по ненависти вавилонских вельмож, был ввержен в ров львиный. Шесть дней прошло, как он никакой пищи там не вкушал, и вот Господь посылает Ангела Своего в Иудею, к другому пророку – Аввакуму, который в это время нес пищу на поле к жнецам. Ангел сказал Аввакуму: «Отнеси этот обед в Вавилон, к Даниилу в ров львиный». Аввакум отвечал: «Господин! Вавилона я никогда не видал и рва не знаю». Тогда Ангел Господень взял его за волосы и поставил в Вавилоне над рвом, силою Духа. И воззвал Аввакум и сказал: «Даниил! Даниил! возьми обед, который Бог послал к тебе». Даниил сказал: «Вспомнил Ты обо мне, Боже, и не оставил любящих Тебя». И встал Даниил и ел. Ангел же Божий мгновенно вернул Аввакума на его место (Дан. 14:29-41). Аввакум, конечно, мог бы сказать Ангелу, когда тот явился ему: «У меня в поле работники ждут обеда, а ты посылаешь меня в далекий Вавилон с этим обедом к Даниилу, что же будут есть мои работники?» Но не сказал так Пророк. Бог велел ему отнести пищу заключенному, голодающему, и он исполнил повеление без всяких отговорок.
Сколько таких заключенных, сколько таких голодающих, как Даниил! Сколько таких, у кого нет ни куска хлеба насущного, сколько должников, беспомощных, сколько дрожащих от холода! Бог велит нам иметь о них попечение, оказывать им помощь. Тебе предает себя бедный; сироте Ты помощник (Пс. 9:35). Можно ли иметь тут какую-нибудь отговорку? Всесильный Бог, конечно, мог бы напитать Даниила пищей небесной и без обеда Аввакумова, но Его премудрое Провидение хочет, чтобы один человек терпел нужду, а другой ему помогал в сей нужде, чтобы нужду терпел убогий, а помогал ему ты – богатый. Для чего так? Для пользы того и другого: чтобы убогий получил венец за терпение, а ты – за милосердие. Но чтобы ты не трудился напрасно – вот тебе правило: Давай, куда надобно; давай, сколько надобно; давай, как надобно; давай, когда надобно. То есть: рассуждай и человека, кому даешь, и меру, и образ подаяния, и время.
Давай, куда надобно. Два раза жертвовали евреи свои сокровища в пустыне: в первый раз они собирали женские украшения для того, чтобы из них вылить золотого тельца; в другой раз они сносили свои золотые, серебряные и медные вещи, драгоценные камни и ткани на устройство и украшение скинии (походного храма). В первом случае они отдали свои сокровища диаволу, а следовательно не туда, куда надобно; во втором – посвятили их Богу, то есть отдали туда, куда отдать было нужно. Итак, когда ты даешь, даришь, издерживаешь, расточаешь свое имение на свои прихоти, которые для тебя то же, что идолы, например, на игры, на наряды, на пьянство и непристойные пирушки, то знай, что ты отдаешь его туда, куда не надо, ибо приносишь его в дар диаволу. А когда жертвуешь на церковь, на монастырь, когда употребляешь свое достояние на помощь какому-нибудь бедному семейству, на приданое бедной девице, на выкуп пленника, на пропитание сироты, то знай, что ты отдаешь его именно туда, куда надобно: ты приносишь все это в дар Господу Богу.
Давай, сколько надобно, то есть смотри по человеку и по его нужде. Нищему, который бродит по миру, довольно и двух денежек на покупку насущного хлеба, но этих двух денежек недостаточно почтенному человеку, который, по каким-нибудь прискорбным обстоятельствам, пришел в нищету, недостаточно и на приданое бедной девице.
Когда земля пересохла, ее не напоишь несколькими каплями воды: она нуждается в обильном дожде. Какова нужда, такова и помощь быть должна. Равным образом: каково состояние подающего, такова должна быть и милостыня. Богатый давай больше, убогий может дать меньше. А у Господа оба они получат равную награду. Почему? Потому, конечно, что Господь смотрит не на подаяние, а на доброе произволение. Две медных лепты положила убогая вдовица в сокровищницу церковную, куда богатые клали золото и серебро, но Христос похвалил ее приношение больше других: все, сказал Он, клали от избытка своего, а она от скудости своей положила все, что имела, все пропитание свое (Мк. 12:44), то есть все свое состояние. Дверь можно отпереть и золотым, и железным, и даже деревянным ключом, лишь бы он подходил к замку: так и райскую дверь богатый может отпереть себе червонцем, а бедняк – медной денежкой.
Давай, как надобно, и во-первых: давай с приветливым взором от доброго сердца, а не с сожалением и как бы поневоле: не с огорчением и не с принуждением; ибо доброхотно дающего любит Бог (2Кор. 9:7). Стоит ли награды тот, кто дарит и бранит, подает милостыню и стыдит?!. Если бы ты знал, кто на самом деле просит у тебя куска на пропитание, ничтожной помощи! Если бы ты знал, Кто говорит тебе: дай Мне пить (Ин. 4:10). Ведь это Сам Бог в образе нищего человека! Так говорит о сем святой Златоуст: «О, как высоко достоинство нищеты! Под покровом нищеты скрывается Сам Бог: нищий простирает руку, а приемлет Бог. Кто подает милостыню убогому, тот одолжает Самого Бога: Благотворящий бедному дает взаймы Господу (Притч. 19:17). Итак, подумай, с какой радостью надо подавать милостыню! Подавай щедрой рукой, ибо как сеятель не по одному зернышку бросает семена, а целой горстью, так и в деле милостыни следуй слову царя Давида: расточил, роздал нищим, посему правда его прерывает вовеки (Пс. 111:9). Как посеешь, так и пожнешь: посеешь щедро, много и пожнешь; посеешь скупо, мало и соберешь. Кто сеет скупо, тот скупо и пожнет; а кто сеет щедро, тот щедро и пожнет (2Кор. 9:6). Как подавать милостыню учит Сам Христос: У тебя же, когда творишь милостыню, пусть левая рука твоя не знает, что делает правая (Мф. 6:3). Это значит: пусть твоя милостыня будет тайной, так чтобы не только люди не знали о ней, но чтобы и сам ты не считал своего добра; когда подает одна рука, другой о том знать не надо: пусть они обе подают – щедро и обильно.
Наконец, давай, когда надобно. Это всего нужнее и для бедняка и для самого тебя. Дорога милостыня во время скудости. Помогай тогда, когда еще можно помочь, давай, пока не поздно, пока бедняк не пришел в отчаяние, не предался воровству и другим порокам, пока не умер он с голоду и холоду. Помоги беспомощной сироте – девице выйти в замужество, пока она не потеряла себя, чтобы и тебе за нее Богу не отвечать. Подавай, наконец, пока и сам ты живешь на свете, не ожидая часа смертного. При смерти ты поневоле будешь милостив, потому что с собою в гроб ничего взять не можешь. Пока жив, делай добро, чтобы оно шло от доброго сердца, от доброго произволения, и тогда ты будешь иметь у Господа награду совершенную. Хороша милостыня и при исходе из сей жизни, но много лучше она при жизни. О, как велика за нее награда у Господа, какое утешение доставит она твоей совести! Какая радость сердцу утешаться еще при жизни благополучием того сироты, которого ты в люди вывел, видеть счастье той бедной девицы, которую ты замуж пристроил, видеть радость того бедняка, который при твоей помощи из беды выпутался! До того ли будет в то время, когда будешь находиться при последнем издыхании? Ты соберешься написать духовное завещание, а к тебе уже придут родные и знакомые, чтобы закрыть глаза твои… Но положим, что ты успеешь написать это завещание: уверен ли ты, что наследники твои исполнят волю твою? Какое неразумие!Когда уже при жизни ты не доверял им пожитков своих, ужели по смерти своей доверишь им душу свою? Богачи умершие! Если можно, встаньте из ваших гробов; я предложу вам только один вопрос: если бы Бог даровал вам воскреснуть только на один час, что бы вы сделали тогда? О, конечно, вы тогда четверицею заплатили бы за всякую неправду свою, вы роздали бы все свое достояние, чтобы чрез то умилостивить Божие правосудие… Вот, слушатель, ты теперь спрашиваешь, как евангельский богач: Что сделать мне доброго, чтобы иметь жизнь вечную? (Мф. 19:16). И я тебе отвечаю на сей вопрос: если Бог благословил тебя земными благами, как оного богача, то давай.
Давай, куда надобно; давай, сколько надобно; давай, как надобно; и давай, когда надобно.
И тогда ты будешь иметь сокровище на Небесах – жизнь вечную, Царство Небесное. Больше сего, конечно, чего еще можешь ты пожелать себе?..

Кому нужнее наша милостыня?

Отверзай руку твою брату твоему, бедному твоему и нищему твоему на земле твоей (Втор. 15:11). Так заповедует Господь не только о тех нищих, которые ходят и просят по домам и церквям: есть много нищих и убогих, которые стыдятся протянуть руку за помощью и считают за лучшее молча терпеть всякую нужду и нищету, чем быть попрошайками. Таковых особенно ищи милостивым сердцем своим и помогай им.

Есть вдовы, которые по смерти мужей своих остались в нищете, в долгах, с малыми детьми. Дети просят хлеба, одежды; мальчикам нужна наука, девочкам рукоделье, а заимодавцы требуют уплаты долгов, берут последнее в залог, тянут в суды… Блажен, кто видит такую нужду бедных вдовиц и посещает их, и помогает им!..

Есть круглые сироты, которые, как осиротелые птенцы, взывают о помощи: кто их накормит, кто приютит, кто попечется о них, кто их от обиды защитит? Не денег они просят, не имения, им нужен хлеб насущный. И тем более они заслуживают милость, чем меньше понимают, по малолетству своему, великую нужду свою. Кто же поможет им? Ты, Господи милостивый! Тебе предает себя бедный; сироте Ты помощник (Пс. 9:35). Ты и птенцов, Тебя призывающих, питаешь. Но чрез кого Господь Бог окажет им помощь? Чрез того, кто носит в себе образ Божий, то есть милость в своем сердце, чье сердце расположит Господь на сие великое служение, кто посещает домы таких сирот, ибо истинная беднота часто на улицу не показывается. Помилуй сирот, будь им вместо отца!..

Бывают странники и пришельцы, которых нужда загнала в чужую землю, которых на пути обобрали злые люди, которых посетила какая-нибудь тяжкая болезнь, и им негде голову приклонить: нет у них ни знакомых, ни родных, кто пожалел бы их… К кому прибегнут они, если мы откажем им в помощи и крове? Поистине, такие люди не меньше, чем вдовы и сироты, нуждаются в нашей помощи!

В ином доме хозяин много лет с одра болезни не встает, жена все, что было можно, прожила давно; а у иного и жена умерла, и он один остался с детьми, особенно с девочками, и сам больной лежит… Соседи не знают, или не хотят, или не могут помочь ему… Кто поможет ему? Един Ты, милостивый Господи, призри и утешь чрез тех, которые носят в себе образ Твоего милосердия!..

А в ином доме и муж, и жена, и дети – все лежат больные; некому за ними походить, некому присмотреть за хозяйством: все могут растащить люди недобрые. Как не помочь таким, чем только можно?..

Иной один работник в семье – что заработает, то и проживет с женой и детьми: случилось ему заболеть или стать калекой. Сегодня не вышел он на работу, а завтра ему уже есть нечего… Как не помочь такой семье?

Бывает, что пошел хозяин с семьей на работу, вернулся домой – погорело все, остались одни уголья… А в городах нередко случается, что если и вынесут что с пожарища, то лихой человек похитит с улицы… И ждет несчастных погорельцев и голод и холод, и негде им голову склонить!

В ином доме, живет вдова с двумя-тремя дочерьми уже взрослыми; нет у нее средств, чтобы одеть их прилично, пропитать их и замуж выдать. Немного бывает Гликерий и Сусанн, готовых умереть за чистоту и целомудрие: так часто бедность и голод к пороку ведут грязному. О святый Николае Чудотворче! Приди на помощь к таким, помоги им и душу и тело сохранить в чистоте и святости! Помогайте и вы в таковой нужде и деньгами и заботой об устройстве таких девиц-сирот! За это будет большая награда от Господа.

Вот и состоятельного человека обокрали, он так огорчен, что готов на себя руки наложить – у него ровно ничего не осталось, а диавол уже к веревке его тянет. Поспешите на помощь ему, чтобы не впал он в отчаяние, утешьте его, помогите ему хоть на первое время! Если он знает, что есть на свете люди добрые, которые не оставят его в горе и нужде, то он благодушно понесет свой тяжелый крест.

Иной сам был великий милостивец, ничего не жалел для храма Божия и для бедности людской, но вот пришло время, и он, Божиим попущением, для испытания своего терпения, как древний оный праведник Товит, одряхлел, ослеп, потерял слух, обнищал; жена попрекает его за прежние милостыни… Какой нищий заслуживает большего сострадания и посильной помощи?..

Часто бывает и еще великая нужда у людей бедных: не знают они, где и у кого бы им на время денег занять; а если и есть у кого, то заимодавец требует невозможных процентов за одолжение. Не у одних безбожников много пропадает заложенных вещей; бывают ныне и христиане, готовые ограбить своего же брата. Велик и проклят грех лихоимства; и в Священном Писании он строго воспрещен, и даже у язычников считался бесчестным. А в наше время – увы – многие и из христиан его за грех не считают – лихоимством занимаются! Вот почему великая милость то, чтобы бедным людям без росту взаймы давать, как и Господь заповедует в Евангелии.

Но возможно ли перечислить все беды и нужды человеческие? О, как много их – без числа много! Вот на такие-то нужды и согласились собирать апостолы Петр и Павел, когда уходили из Иерусалима на проповедь евангельскую: они обещали не забывать убогих бедняков, которых немало было в Иерусалиме. И собирали они, и сами приносили в Иерусалим собранную милостыню для вдов и сирот, для пришельцев и недужных, для заключенных в темницах за имя Христово и лишенных имений за Христа. Будем и мы так же милостивы, будем помогать таким беднякам, кто чем может.

Сам ты не можешь ходить из дома в дом разыскивать истинную бедноту – есть теперь разные братства, общества, церковно-приходские попечительства: они освободят тебя от этого труда, а ты не отказывай им только в посильной лепте своей. Зато сколько будет за тебя пред Господом Богом молитвенников! И эти молитвенники, когда будешь ты отходить из мира сего, примут тебя, по слову Христову, в горние обители свои – в вечные небесные скинии…

Милостыня избавляет от погибели.

Житие св. Петра, прежде бывшего мытарем.
Четьи-Минеи свт. Димитрия Ростовского, изд. 1902.

В Африке жил один жестокосердный и немилостивый мытарь (сборщик подати) по имени Петр. Никогда он не жалел неимущих, не имел в уме своем помышления о смерти, не ходил в Божий церкви, сердце его всегда было глухо к просящим милостыню. Но благой и человеколюбивый Бог не хочет смерти грешников, а заботится о спасении всех и неисповедимым Своим Промыслом спасает каждого. Он и сему Петру явил Свою милость и спас его следующим образом. Однажды нищие и убогие, сидевшие на улице, стали хвалить людей, относившихся к ним с милосердием, молить за них Бога, а немилостивых укорять. Беседуя так, они заговорили и о Петре, рассказывая о том, как он жестоко поступает с ними, стали спрашивать один другого, получил ли кто когда-нибудь какую-либо милостыню в доме Петра; когда же не нашлось такого человека, один из убогих встал и сказал;
— Что вы дадите мне, если я сейчас пойду и испрошу у него милостыню?
Уговорившись, они собрали залог, а тот нищий, отправившись, стал у ворот Петра. Вскоре Петр вышел из дома. Он вел осла, навьюченного хлебами для княжеского обеда. Нищий поклонился ему и стал громко просить милостыни. Петр схватил хлеб, бросил ему в лицо и ушел. Подхватив хлеб, нищий пришел к своим собратиям и сказал:
— Из рук самого Петра я получил сей хлеб. При сем он стал прославлять Господа и благодарить Его за то, что Петр так милостив. Спустя два дня мытарь расхворался так сильно, что был близок к смерти; и вот ему представилось в видении, будто он стоит на Суде и на весы кладут его дела. На одной стороне у весов стояли смрадные и злые духи, по другую же сторону весов находились светлые и благообразные мужи. Злые духи принесли все злые дела, какие совершил Петр-мытарь в течение всей своей жизни, с самых юных лет, и положили их на весы. Светлые же мужи не находили ни одного доброго дела Петра, которое можно было бы положить на другую сторону весов; посему они были печальны и с недоумением говорили друг другу:
— Нечего нам положить на весы. Тогда один из них сказал: – Действительно, нам нечего положить, разве только один хлеб, который он подал ради Христа два дня тому назад, да и то поневоле.
Они положили тот хлеб на другую сторону весов, и он перетянул весы на свою сторону. Тогда светлые мужи сказали мытарю:
— Ступай, убогий Петр, и прибавь еще к сему хлебу, чтобы не взяли тебя бесы и не повели бы на вечную муку.
Придя в себя, Петр стал размышлять о сем и понял, что виденное им было не привидение, но истина; при сем он вспомнил все свои грехи, даже те, о которых уже забыл, – ясно представились ему все его согрешения – их-то именно злые демоны, собрав, клали на весы. Тогда Петр, удивляясь, подумал: «Если один хлеб, брошенный мною в лицо убогому, так помог мне, что бесы не могли меня взять, то насколько более щедрая милостыня, творимая с верой и усердием, помогает тем, кто не скупясь раздает свое богатство убогим!»
С тех пор он стал в высшей степени милостив, так что даже не пощадил и самого себя. Однажды он шел в свою мытницу (место, где собиралась пошлина или подать). На пути встретился ему один владелец корабля: он был наг, ибо вследствие гибели своего корабля он обеднел совершенно. И вот человек сей, припав к ногам Петра, просил его дать ему одежду, чтобы он мог прикрыть наготу свою. Петр снял с себя прекрасную и дорогую верхнюю одежду и дал ему, но тот, стыдясь ходить в такой одежде, отдал ее для продажи одному купцу. Петр, возвращаясь из своей мытницы, случайно увидел, что одежда та вывешена на торжище для продажи. Это так сильно опечалило его, что, придя домой, он не хотел даже вкусить пищи, но, затворившись, стал плакать и рыдать, говоря: «Бог не принял моей милостыни, я не достоин того, чтобы убогий имел память обо мне».
Плача и скорбя таким образом, он немного уснул, и вот ему представился некий благообразный Муж, сиявший светлее солнца; на голове у Него был крест, одет Он был в ту самую одежду, которую Петр отдал разорившемуся владельцу корабля; сей Муж сказал Петру: – О чем ты, брат Петр, скорбишь и плачешь? Мытарь же отвечал:
— Как мне не плакать, Господин мой, если я даю убогим из того, что Ты дал мне, а они данное им снова продают на торжищах. Тогда Явившийся сказал ему: – Узнаешь ли сию одежду, которую Я ношу? Петр же отвечал:
— Да, Владыко, узнаю, она – моя, ею я одел нагого. Явившийся сказал:
— Перестань же скорбеть, ибо одежду, данную тобою нищему, принял Я и ношу ее, как ты видишь; хвалю тебя за доброе твое дело, ибо ты одел Меня, погибающего от холода.
Проснувшись, мытарь удивился и возревновал о жизни неимущих, говоря: «Если убогие то же, что Христос, то, клянусь Господом, я не умру, пока не сделаюсь одним из них».
Тотчас он роздал нищим все свое имение и освободил рабов, оставив лишь одного из них, которому сказал:
— Я хочу сообщить тебе тайну. Храни ее и повинуйся мне; если же не сохранишь тайны и не будешь мне повиноваться, то знай, что я продам тебя язычникам. На это раб отвечал ему: – Все, что повелишь ты мне, господин, я должен сделать. Тогда Петр сказал ему: – Пойдем во святой град, поклонимся животворящему гробу Господню, и там ты продай меня кому-нибудь из христиан, а вырученные от продажи деньги дай убогим – тогда и сам будешь свободным человеком.
Удивился раб такому странному намерению своего господина, он не хотел повиноваться ему и сказал:
— Идти с тобою во святой град я должен, так как я твой раб, но продать тебя, господина моего, я не могу, и сего никогда не сделаю. Тогда Петр сказал ему: – Если ты не продашь меня, то я продам тебя язычникам, как уже говорил тебе.
И они отправились в Иерусалим. Поклонившись святым местам, Петр снова сказал рабу:
— Продай меня, если же ты не продашь меня, то я продам тебя варварам в тяжкое рабство.
Видя такое непреклонное намерение своего господина, раб должен был повиноваться ему даже против своей воли. Встретив одного известного ему богобоязненного мужа, ремеслом серебряника, по имени Зоил, раб сказал ему:
— Послушай меня, Зоил, купи у меня хорошего раба. Серебряник же отвечал: – Брат, поверь мне: я обнищал, так что нечем заплатить за него. Тогда раб предложил ему: – Займи у кого-нибудь и купи его, ибо он очень хорош, да и Бог благословит тебя за него.
Поверив его словам, Зоил взял у одного своего друга тридцать золотых и на эти деньги купил Петра у его раба, не зная, что Петр сам господин того раба. Последний, взяв деньги за своего господина, удалился в Константинополь, и, никому не сказав, что он сделал, деньги раздал убогим. С этого времени Петр стал служить у Зоила. Ему пришлось делать то, к чему он ранее не привык: то он работал на поварне, то возил навоз из дома Зоила, то копал землю в винограднике. Такими тяжелыми работами он в своем безмерном смирении изнурял свою плоть. Зоил же видел, что Петр низводит благословение на его дом, как некогда дом Пентефрия получил благословение из-за Иосифа. Видел он, что богатство его умножилось – посему и возлюбил Петра, и, в то же время, видя его необыкновенное смирение, питал к нему уважение. Однажды он сказал ему:
— Петр, я хочу освободить тебя, будь моим братом.
Петр же не хотел свободы, но предпочитал служить в образе раба. Часто можно было видеть, как другие рабы ругали его, иногда даже били и всячески оскорбляли его, он же терпеливо переносил все это, не произнося ни слова. Однажды Петр увидел во сне лучезарного Мужа, некогда явившегося ему в Африке в его одежде. Сей, имея теперь в руке тридцать золотых, сказал ему:
— Не скорби, брат Петр, ибо Я Сам получил деньги за тебя, потерпи до времени, пока тебя не узнают.
Спустя несколько времени из Африки пришли поклониться святым местам некоторые сребропродавцы. Зоил, господин Петра, пригласил их к себе в дом на обед. Во время обеда гости стали узнавать Петра и говорили один другому: «Как сей человек похож на Петра-мытаря!»
Услышав их разговор, Петр стал скрывать от них свое лицо, чтобы окончательно не признали его. Однако они узнали его и начали говорить хозяину того дома:
— Мы хотим сказать тебе, Зоил, нечто важное: знаешь ли ты, что в доме у тебя служит великий муж – Петр? В Африке Петр был весьма видным человеком, но он неожиданно освободил всех своих рабов и сам куда-то скрылся. Князь сильно опечален и жалеет, что Петр оставил нас; ввиду этого мы хотели бы взять его с собою.
Находясь за дверями, Петр все слышал. Поставив на землю блюдо, которое он нес, он поспешил к воротам, чтобы убежать. Привратник был нем и глух с самого рождения своего, так что лишь по известным знакам отворял и запирал ворота.
Святой Петр, торопясь выйти, сказал немому: – Тебе говорю, именем Господа нашего Иисуса Христа, открой мне немедленно двери! Тогда отверзлись уста немого, и он сказал: – Хорошо, господин, сейчас открою.
     С этими словами он тотчас же отворил ворота, и Петр поспешно ушел. Тогда бывший немой пришел к своему господину и в присутствии всех стал говорить. Все бывшие в доме удивились, услышав, что он говорит; все стали искать Петра, но не могли найти его. Немой же сказал:
— Смотрите, не убежал ли он? – знайте, что это великий служитель Божий; когда он подошел к воротам, то сказал мне: «Во имя Господа Иисуса Христа, тебе говорю, открой ворота!» И я тотчас же заметил исходящее из уст его пламя, которое коснулось меня, и я стал говорить.
Всюду немедленно отправились по следам Петра, но не настигли его; всюду старательно искали его, но не нашли. Тогда все в доме Зоила возрыдали и говорили: «Как это мы не знали, что он такой великий служитель Божий?» И прославляли Бога, имеющего сокровенных рабов Своих. Петр же, убегая от человеческой славы, скрывался по тайным местам до своей кончины (Святой скончался в VI веке в Царьграде).

Примеры благотворности милостыни, раздаваемой в память усопших.

Блаженный Лука рассказывает, что был у него родной брат, который, по вступлении в монашеский сан, мало заботился о своей душе и умер, не приготовленный к смерти. Святому старцу хотелось узнать, чего удостоился брат его, и он стал просить Бога открыть его участь. Однажды во время молитвы старец увидел душу брата в руках бесовских. Между тем в келий умершего были найдены деньги и ценные вещи, из чего старец уразумел, что душа брата страдает, между прочим, за нарушение обета нестяжания. Все найденные деньги старец отдал нищим. После этого он опять стал молиться и увидел Судилище Божие и светоносных ангелов, которые спорили с бесами за душу брата. Бесы вопияли к Богу: «Ты праведен, так суди же: душа принадлежит нам, ибо она творила дела наши».
Ангелы же говорили, что душа умершего избавлена милостыней, за нее розданной.
На это злые духи возражали: «Разве усопший роздал милостыню? Раздавал не этот ли старец?» – и указывали на блаженного Луку.
Устрашен был этим видением старец, но все-таки собрался с духом и сказал: «Правда, сотворил милостыню я, но не за себя, а за сию Душу».
Поруганные духи, услышав ответ старца, исчезли, а старец, успокоенный видением, перестал сомневаться и скорбеть об участи брата.
Святая игумения Афанасия (память 12 апреля) завещала сестрам своего монастыря устраивать в память ее трапезу нищим в продолжение сорока дней после ее смерти. Но они исполняли ее повеление лишь до девятого дня, а потом перестали. Тогда святая явилась им с двумя ангелами и сказала: «Зачем вы забыли мое завещание? Знайте, что милостыня, творимая за душу, а также питание нищих и молитвы священников умилостивляют Бога. Если души усопших были грешны, то Господь дарует им отпущение грехов; если же они праведны, то благотворительность за них служит ко спасению благотворителям».
Сказав это, преподобная Афанасия воткнула в землю свой жезл и стала невидима. На другой день сестры увидели, что жезл ее расцвел.
Совсем недавно, в начале нашего столетия, просиял в России великий подвижник дел милосердия, которого слово было живым делом, и дело отображалось в слове. Приводим здесь выдержки из его дневников, тем более для нас ценные, что они писаны в недалекое время, именно для нас, почти его современников, причем автор, конечно, имел в виду и обстоятельства нашего времени. Читатели уже догадываются, что мы говорим о святом и праведном Иоанне Кронштадтском.
«Смотря на мир Божий, я везде вижу необыкновенную щедрость Божию в дарах природы; поверхность земли – это как бы богатейшая трапеза, приготовленная в изобилии и разнообразии самым любящим и щедрым хозяином; недра вод также служат насыщению человека. Что говорить о животных четвероногих и птицах? И здесь сколько щедрости в доставлении пищи и одежды человеку! Щедротам Господним нет числа. Смотрите, чего не доставляет земля летом и осенью! Так всякий христианин подражай щедротам Господа, да будет трапеза твоя открыта всякому, как трапеза Господня. Скупой – враг Господа«.
«Посмотри на муравьев, как они дружны; посмотри на пчел, как они дружны, посмотри на стаи голубей, как они дружны, посмотри на
стадо овец, как они дружны. Помысли о стаях некоторых рыб, любящих ходить непременно вместе, как они дружны. Подумай, как ревностно они охраняют друг друга, помогают друг другу, любят друг друга, – и устыдись бессловесных ты, не живущий в любви, убегающий от того, чтобы носить тяготы других!»
«Что такое души человеческие? Это одна и та же душа или одно и то же дыхание Божие, которое вдохнул Бог в Адама, которое от Адама и доселе распространяется на весь род человеческий. Все люди поэтому все равно, что один человек или одно великое древо человечества. Отсюда заповедь самая естественная, основанная на единстве нашей природы: Возлюби Господа. Бога твоего всем сердцем твоим и всею душею твоею и всем разумением твоим… и возлюби ближнею твоею, как самого себя (Мф. 22:37,39). Естественная необходимость – исполнять эти две заповеди».
«Все люди – дыхание и творение единого Бога, от Бога произошли и к Богу возвращаются, как к своему началу: плоть возвратится в землю, которой была, а дух возвратится к Богу, который дал его. Как дыхание единого Бога и как происшедшие от одного человека, люди должны естественно жить во взаимной любви и взаимосохранении и не должны отделяться друг от друга самолюбием, гордостью, злобой, завистью, скупостью, необщительностью нрава, да вей едино будут».
«Пользуйтесь Моими дарами не обособленно, не как самолюбцы, а как дети Мои, у которых должно быть все общее, не жалея предлагать другим даром плодов Моих, дел рук Моих, памятуя, что Я даю вам их даром, по отеческой Моей благости и щедротам человеколюбия. Так бывает в семействе. Когда отец, или мать, или брат принесут гостинцев, то отец одаривает ими всех детей, или брат своих братьев, и если дети, братья и сестры, все живут во взаимной любви, то они не почитают себя довольными и счастливыми, если отец или брат обнес кого-либо из них гостинцами и не дал того хотя одному из них, что дал другим. А отчего? Оттого, что они по взаимной любви чувствуют себя одним телом, оттого, что все они как бы один, одно лицо. Так поступай и каждый из вас. А Я знаю, как наградить вас за любовь, столь Мне приятную. Если Я ущедряю и неисполняющих Моих заповедей – у одною богатого человека был хороший урожай (Лк. 12:16), то не ущедрю ли истинных чад Моих, для которых Я собственно и предназначил все Мои щедроты?»
«Нелюбовь, вражда или ненависть не должны быть известны между христианами даже по имени. Разве может быть нелюбовь между христианами? Везде ты видишь любовь, везде обоняешь благоухание любви. Бог наш – Бог любви; Царство Его – Царство любви; из любви к нам Он не пощадил Сына Своего единородного и на смерть предал Его за нас. Дома ты видишь любовь на домашних (потому что они запечатлены в крещении и миропомазании крестом любви и носят крест, вкушают с тобою в церкви вечерю любви). В церкви везде символы любви: кресты, крестные знамения, святые, просиявшие любовью к Богу и ближним, и Сама воплощенная Любовь. На небе и на земле везде любовь. Она покоит и услаждает сердце, как Бог, тогда как вражда убивает душу и тело. И ты всегда и везде обнаруживай любовь! Еще ли ты будешь не любить, когда везде ты слышишь проповедь о любви, когда только человекоубийца диавол есть вражда вечная!»
Христос, Сын Божий, святейший Бог не стыдится назвать братьями нас грешников, и ты не стыдись называть братьями и сестрами по крайней мере бедных и незнатных, простых людей, родственников по плоти или неродственников, и не гордись пред ними, не презирай их, не стыдись их, ибо мы все действительно во Христе братья, все рождены водою и духом в купели крещения и стали чадами Божиими: все нарицаемся христианами, все питаемся Плотию и Кровию Сына Божия, Спасителя мира, над всеми нами совершаются таинства церковные, все мы в молитве Господней молимся: Отче наш… и равно все называем Бога своим Отцом. Мы не знаем другого родства, кроме духовного, высочайшего, вечного, которое даровал нам Владыка жизни, Творец и Обновитель нашего естества, Иисус Христос, ибо это одно родство есть истинное, святое, пребывающее. Земное же родство неверно, изменчиво, непостоянно, временно, тленно, как тленна и кровь наша. Итак, обращайся просто с людьми, как равный с равными, и ни перед кем не превозносись, а, напротив, смиряйся, ибо всякий возвышающий сам себя унижен будет, а унижающий себя возвысится (Лк. 14:11). Не говори: я образован, а он или она нет, он или она простой, необразованный; дара Божия, данного тебе недостойному, не обращай в повод к гордости, а к смирению, ибо от всякого, кому дано много, много и потребуется, и кому много вверено, с того больше взыщут (Лк. 12:48). Не говори: я благороден, а он низкого рода, земное благородство без благородства веры и добродетели – пустое имя. Что в моем благородстве, когда я такой же грешник, как и другие или еще хуже?»
«О, если бы наши сладкие трапезы были всегда выражением сладкой любви нашей друг к другу, так, чтобы сердца наши услаждала взаимная любовь, как услаждают яства. Как сладостна Твоя любовь, Господи, явленная в столь многих и разнообразных дарах и благодеяниях земных, и паче всего в сладости словес Твоих и в сладости божественных Твоих Тайн, Тела и Крови Твоей! Какова же будет сладость будущего века? – Господи, просвети сердца наши!»
«Что сделал для нас ничтожных, неблагодарных и злонравных Владыка жизни нашей? С небес сошел, в нашу плоть облекся, чудеса многоразличные сотворил, пострадал, Кровь Свою излил, умер, во ад сошел, сатану связал, ад разорил, узников, ад а связанных разрешил и на небеса возвел, из мертвых воскрес да нас воскресит с Собою. Исполним Его завещание предсмертное: да любим друг друга! Господи, помоги!»
«Бог Сына Своего Единородного не пощадил для человека, – чего после этого мы пожалеем для ближнего: пищи ли, пития ли, одежды ли для его одеяния, денег ли на различные его нужды? Одним много, другим мало дает Господь для того, чтобы мы помышляли друг о друге. Так устроил Господь, что если мы щедрыми дарами Его благости охотно делимся с другими, то они служат в пользу души, раскрывая наши сердца для любви к ближним, а умеренностью употребления их служа и в пользу тела, которое не пресыщается и не обременяется ими. А если мы самолюбиво, скупо и с жадностью употребляем дары Божий только сами и жалеем их для других, то они обращаются во вред душе и телу нам самим: во вред душе потому, что жадность и скупость закрывают сердце для любви к Богу и к ближнему и делают нас отвратительными самолюбцами, усиливая в нас все страсти; во вред телу потому, что жадность производит в нас пресыщение и расстраивает преждевременно наше здоровье».
«Помни Любовь, положившую жизнь Свою за людей, и ничего не жалей для ближнего: ни пищи, ни питья, ни одежды, ни книг, ни денег, если он в них нуждается. Господь за него воздаст тебе. Мы все его дети, и Он – всё для нас… не жалей и самой жизни своей для брата!»
«Мы – образ Божий, а Бог есть Любовь. Будем же жить в любви, поревнуем о ней всеми силами. Господи, помоги! А земное всё, все снеди, одежды, деньги сочтем за сор и не станем из-за copy прогневлять Господа, угрызая друг друга, враждуя друг на друга. Господа ли продадим за снеди, за деньги? Что-либо одно: или Бог или плоть. Двух богов признавать нельзя, двум служить нельзя».
«Наша жизнь есть любовь, – да, любовь! А где любовь, там и Бог, а где Бог, там все добро. Ищите же прежде Царства Божия и правды Его, и это все приложится вам (Мф. 6:33). Итак, с радостью всех питай и услаждай, с радостью всем угождай и надейся во всем на Отца Небесного, Отца щедрот и Бога всякого утешения. Приноси в жертву любви к ближнему то, что дорого тебе. Приноси своего Исаака, свое сердце многострастное в жертву Богу, закаляй его своим произволением, распинай плоть со страстъми и похотями. Все получил от Бога, будь готов и отдать все Богу, чтобы, быв верен в малом Господу своему, ты был поставлен потом над многим. В малом ты был верен, над многим тебя поставлю (Мф. 25:21). Считай за мечту все страсти, как я познал это тысячекратно».
«Чрез какую трубочку диавол высасывает нашу любовь к Богу и ближнему? Чрез пристрастие к богатству, к пище, к питью, лакомству, одежде, к домам, к мебели, к посуде богатой, к книгам и тому подобному. Поэтому-то богатство, сладости пищи и питья, красота одежд, домов, мебели, посуды – должны быть у христианина в пренебрежении, и первейшей его заботой в жизни должно быть угождение Богу и ближнему во благое к созиданию. О, как мудр должен быть христианин в жизни! Он должен подобиться многоочитому Херувиму – быть весь оком, весь и размышлением непрестанным, кроме случаев, в которых требуется неразмышляющая вера».
«Один дух должны мы быть с Господом дух святыни, дух любви, благости, кротости, долготерпения, милосердия. Кто не имеет этого духа в себе, тот не Божий. Итак, я должен быть любовь, единая любовь, всех считать за одно. Да будут все едино (Ин. 17:21). Господи, помоги!»
«Злой и гордый человек готов видеть в других только гордость да злобу и рад, если о ком-либо из его знакомых, особенно счастливо, богато живущих, но не близких к нему душевно, говорят другие худо, и чем хуже, тем более радуется, что другие худы, а он совершенство перед ними, и готов видеть в них только одно зло и сравнивать их с бесами. О, злоба! О, гордыня! О, отсутствие любви! Нет, ты отыщи и в злом человеке что-либо доброе и порадуйся об этом добре и с радостью говори о его добрых качествах. Нет человека, в котором бы не было хотя какого-нибудь добра; зло же, в нем находящееся, покрывай любовью и молись за него Богу, чтобы Бог лукавых сотворил благими благостию Своею. Не будь сам злой бездной!»
«Люби всякого человека, несмотря на его грехопадения. Грехи грехами, а основа-то в человеке одна – образ Божий. Другие – со слабостями, бросающимися в глаза, злобны, горды, завистливы, скупы, сребролюбивы, жадны, да и ты не без зла, может быть, даже в тебе его больше, чем в других. По крайней мере, в отношении грехов люди равны: все, сказано, согрешили и лишены славы Божией, все повинны пред Богом и все равно нуждаемся в Божием к нам милосердии. Потому, любя друг друга, надо терпеть друг друга и оставлять, прощать другим их погрешности против нас, чтобы и Отец наш Небесный простил нам согрешения наши (Мф. 6:14). Итак, всей душой чти и люби в каждом человеке образ Божий, не обращая внимания на его грехи. Бог один свят и безгрешен. А смотри, как Он нас любит, что Он для нас сотворил и творит, наказуя милостиво и милуя щедро и благостно! Еще почитай человека, несмотря на его грехи, потому что он всегда может исправиться».
«Всё мечта, кроме любви истинной. Холодно обошелся брат, невежливо, дерзко, злобно – говори: это – мечта диавола; чувство вражды тревожит тебя из-за холодности и дерзости брата, говори: это – мечта моя; а вот истина: я люблю брата, несмотря ни на что, я не хочу видеть в нем зла, которое есть мечта бесовская в нем, и которое есть и во мне: в нас одна греховная природа. Грехи, говоришь, есть в брате, и большие недостатки. В тебе есть то же. Не люблю его, говоришь, за такие и такие недостатки. Не люби и себя: ибо те же самые недостатки, какие в нем, есть и в тебе. Но помни, что есть Агнец Божий, Который приял на Себя грехи всего мира. Кто же ты, осуждающий ближнего за грехи, за недостатки, за пороки? Всякий своему Господу стоит или падает. Но тебе, по любви христианской, надо всячески снисходить к недостаткам ближнего, надо врачевать его зло, его немощь сердечную (всякая холодность, всякая страсть есть немощь) любовью, лаской и кротостью, смирением, как этого желаешь себе от других сам, когда бываешь в подобной ему немощи. Ибо с кем всяческие немощи не бывают?»
«Когда подаешь просящему, и сердце твое пожалеет для него поданной милостыни, покайся в этом, ибо нам божественная любовь подает блага свои, тогда как мы имеем их и без того довольно. Любовь к ближнему должна так говорить в себе: хотя он и имеет, но не худо, если я увеличу его благосостояние (а сказать правду, одна или две-три копейки не очень-то увеличат и поправят его благосостояние). Мне подает Бог, почему же мне не подать нуждающемуся? Говорю: нуждающемуся, ибо кто станет протягивать руку без нужды? Если бы ты сам только по заслугам получал от Бога дары Его благости, то, быть может, должен был бы ходить нищим. К тебе Бог щедр не по заслугам, да и ты сам хочешь, чтобы Он был щедр. Как же ты не хочешь быть щедрым к братьям своим, имея избытки?»
«Все неправды человеческие предоставь Господу, ибо Бог есть Судия, а сам люби прилежно от чистого сердца всякого, да помни, что ты сам великий грешник и нуждаешься в милости Божией. А чтобы заслужить милость Божию, надо всячески миловать других. Всё для всех Господь: и Судия, и щедрый Податель даров, и милость, и очищение грехов, и свет, и мир, и радость, и крепость сердца»…
«Все жертвы и милости нищим не заменят любви к ближнему, если нет ее в сердце; потому, при подаянии милостыни, всегда нужно заботиться о том, чтобы она подаваема была с любовью, от искреннего сердца, охотно, а не с досадою и огорчением на них. Само слово милостыня показывает, что она должна быть делом и жертвою сердца, и подаваема с умилением или сожалением о бедственном состоянии нищего, и с умилением или сокрушением о своих грехах, в очищении которых подается милостыня:милостыня, по Писанию, очищает всякий грех. Кто подает милостыню неохотно и с досадою, скупо, тот не познал своих грехов, не познал самого себя. Милостыня есть благодеяние прежде всех тому, кто ее подает.
«Милостыня есть семя; если желаешь, чтобы она принесла добрый плод, сделай это семя добрым, подавая в простоте и от доброго, милостивого, сострадательного сердца, да будь уверен, что не столько теряешь, или лучше, нисколько не теряешь, а приобретаешь бесконечно больше чрез тленную милостыню, если подаешь от доброго сердца, с верою в Мздовоздаятеля, а не из корыстных или себялюбивых видов. Так как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне, вашему Господу (Мф. 25:40).
«Благотвори бедному доброхотно, без мнительности, сомнения и мелочной пытливости, памятуя, что ты в лице бедного благотворишь Самому Христу. Знай, что милостыня твоя всегда ничтожна в сравнении с человеком, этим чадом Божиим; знай, что твоя милостыня есть земля и прах; знай, что с вещественною милостью непременно должна об руку следовать духовная: ласковое, братское, с чистосердечною любовью обращение с ближним; не давай ему заметить, что ты одолжаешь его, не покажи гордого вида. Подавай, сказано, в простоте, милуяй с добрым изволением. Смотри же, не отнимай цены у своей милостыни вещественной чрез неоказание духовной. Знай, что Владыка на Суде и добрые дела будет испытывать. Для человека Бог Отец Сына Своего единородного не пощадил, но за него отдал на смерть. Диавол, по нашему лукавству, запинает нас в добрых делах наших».
«Радуйся всякому случаю оказать ласку ближнему, как истинный христианин, усиливающийся стяжать как можно более добрых дел, особенно сокровищ любви. Не радуйся, когда тебе оказывают ласку и любовь, считая себя по справедливости недостойным того; но радуйся, когда тебе предстоит случай оказать любовь. Оказывай любовь просто, без всякого уклонения в помышления лукавства, без мелочных житейских корыстных расчетов, памятуя, что любовь есть Сам Бог».
«Любовь к Богу тогда начинает в нас проявляться и действовать, когда мы начинаем любить ближнего, как себя, и не щадить ни себя и ничего своего для него, как образа Божия; когда стараемся служить ему во спасение всем, чем можем; когда отказываемся, ради угождения Богу, от угождения своему чреву, своему зрению плотскому, от угождения своему плотскому разуму, не покоряющемуся разуму Божию. Кто говорит: «Я люблю Бога», а брата своего ненавидит, тот лжец: ибо не любящий брата своего, которого видит, как может любить Бога, Которого не видит (1Ин. 4:20).
«Каждый день просят у тебя милостыни, и давай каждый день охотно, без озлобления, грубости и ропота: ты не свое, а Божие даешь Божиим чадам крестоносным, едва имеющим где главу приклонить; ты приставник Божия достояния, ты слуга вседневный меньшей братии Христовой, исполняй дело свое с кротостью и смирением, не скучай от него. Христу Судии и Мздовоздаятелю служишь: великая честь, высокое достоинство! С радостью твори дела добрые! Щедро вознаграждаются твои труды, будь щедр к другим сам. Не по заслугам вознаграждаются, не по заслугам и другим давай, а ради их нужды».
«Будьте внимательны к себе, когда бедный человек, нуждающийся в помощи, будет просить вас о ней: враг постарается в это время обдать сердце ваше холодом,» равнодушием и даже пренебрежением к нуждающемуся; преодолейте в себе эти нехристианские и нечеловеческие расположения, возбудите в сердце своем сострадательную любовь к подобному вам во всем человеку, к этому члену Христову и вашему собственному, к этому храму Духа Святого, чтобы и Христос Бог возлюбил вас; о чем ни просит вас нуждающийся, по силе исполните его просьбу. Просящему у тебя дай, и от хотящего занять у тебя не отвращайся (Мф. 5:42)».
«Господи! научи меня подавать милостыню охотно, с лаской, с радостью, и верить, что, подавая ее, я не теряю, а приобретаю бесконечно больше того, что подаю. Отврати очи мои от людей с жестоким сердцем, которые не сочувствуют бедным, равнодушно встречаются с нищетой, осуждают, укоряют, клеймят ее позорными именами и расслабляют мое сердце, чтоб не делать добра, чтоб ожесточить и меня против нищеты. О Господи мой! как много встречается таких людей! Господи, исправь дело милостыни!.. Господи, приемли Сам милостыню в лице нищих Твоих людей».
«Жадный, алчный скупец! Деньги ли, хлеб ли тебе дали жизнь? Не Бог ли? Не Слово ли Его дало бытие и жизнь тебе и всем прочим. Одними ли деньгами и хлебом, водой и вином поддерживается жизнь твоя? Не о всяком ли глаголе, исходящем из уст Божиих, жив бывает человек? Не прах ли деньги и хлеб? Не всего ли меньше нам нужно хлеба для поддержания жизни своей? Все Словом сотворено и держится. Слово Божие – источник жизни и хранение ее!»
«Что мне нужно? Ничего мне на земле не нужно, кроме самого необходимого. Что мне нужно? Мне нужен Господь, нужна благодать Его, Царствие Его во мне. На земле, месте моего странствования, моего временного обучения, нет ничего собственного моего, все Божие, и все временно, назначено мне к временным услугам; избытки мои – достояние ближних неимеющих. Что мне нужно? Мне нужна истинная, христианская, деятельная любовь, нужно любящее жалеющее ближних сердце, нужна радость о их довольстве и благополучии, скорбь о их скорбях и болезнях, о их грехах, слабостях, беспорядках, недостатках, несчастьях, бедности; нужно сочувствие теплое, искреннее во всех обстоятельствах их жизни, радость с радующимися и плач с плачущими. Полно давать место самолюбию, эгоизму, стараться жить только для себя и привлекать все только к себе: и богатство, и сласти, и славу мира сего, и не жить, а умирать, не радоваться, а страдать, нося в себе яд самолюбия, ибо самолюбие есть непрестанно подливаемый в наше сердце велиаром яд. Господи, Свидетелю сердца моего и всех движений его! Дай мне сердце милостивое, просимое у Тебя! От меня это невозможно, Богу же всё возможно (Мф. 19:26). Дай мне истинную жизнь, рассей мрак страстей, разруши силой Твоей силу их!»
«Не на груды денег надейся, а на Бога, неусыпно пекущегося о всех и наипаче о разумных и словесных творениях Своих и в особенности о живущих благочестиво. Веруй, что не оскудеет рука Его, особенно для творящих милостыню, ибо человеку щедрее Бога не быть. Этому доказательством служит твоя собственная жизнь и жизнь всех прежде бывших людей, подававших милостыню. Да будет один Бог сокровищем сердца твоего! К Нему прилепись всецело как созданный по образу и подобию Его, и беги от тли земной, непрестанно тлящей души и тела наши. Поспешай к жизни непреходящей, к жизни, не стареющей в бесконечные века; влеки туда и всех, сколько есть сил».
«Благо во всех отношениях – подавать нищим: кроме помилования на Страшном Суде, и здесь, на земле, милостынодавцы получают часто великие милости от ближних, и что другим достается за большие деньги, то им дают даром. В самом деле, человеколюбивейший, праведнейший и прещедрый Отец Небесный, чад Которого милуют милостивые, не наградит ли их и здесь, в поощрение их к большим делам или хотя к продолжению тех дел милосердия и к исправлению немилостивых, посмевающихся милостивым? Наградит и достойно и праведно!»
«Боже мой! как любовь и искреннее сочувствие к нам ближнего услаждает наше сердце! Кто опишет это блаженство сердца, проникнутого чувством любви ко мне других и моей любви к другим? Это неописанно! Если здесь, на земле, взаимная любовь так услаждает нас, то какой сладостью любви будем мы преисполнены на Небесах, в сожительстве с Богом, с Богоматерью, с Небесными Силами, со святыми Божиими? Кто может вообразить и описать это блаженство, и чем временным, земным мы не должны пожертвовать для получения такого неизреченного блаженства небесной любви? Боже, имя Тебе – Любовь! научи Ты меня истинной любви. Вот я преизобильно вкусил сладость ее от общения в духе веры в Тебя, с верными чадами Твоими, и преизобильно умиротворен и оживотворен ею. Утверди, Боже, сие, еже соделал во мне. Если бы так было во все дни жизни! Даруй мне чаще иметь общение веры и любви с верными рабами Твоими, с храмами Твоими, с Церковью Твоей!»
«Если будешь иметь христианскую любовь к ближним, то будет любить тебя все Небо; если будешь иметь единение духа с ближними, то будешь иметь единение с Богом и со всеми небожителями; будешь милостив к ближним, и к тебе будет милостив Бог, равно и все ангелы и святые; будешь молиться за других, и за тебя все Небо будет ходатайствовать. Свят Господь Бог наш, и ты будь таков же!»
«Дай мне, Господи, любить всякого ближнего моего, как себя, всегда, и ни из-за чего на него не озлобляться и не работать диаволу. Дай мне распять мое самолюбие, гордость, любостяжание, маловерие и прочие страсти. Да будет нам имя: взаимная любовь, да веруем и уповаем, что для всех нас всё – Господь; да не печемся, не беспокоимся ни о чем; да будешь ты, Боже наш, единым Богом сердца нашего и кроме Тебя ничто! Да будем мы между собой в единении любви, как подобает, и всё разделяющее нас друг от друга и от любви отлучающее да будет у нас в презрении, как прах, попираемый ногами. Если Бог даровал Самого Себя нам, если Он в нас пребывает, и мы в Нем, по неложному слову Его, то чего Он не даст мне? Чего лишит, в чем покинет?Господь – Пастырь мой, я ни в чем не буду нуждаться (Пс. 22:1). Итак, будь премного покойна, душа моя, и ничего не знай, кроме любви. Сия есть заповедь Моя, да любите друг друга (Ин. 15:12).

Народная мудрость о милосердии.

Милостыня – сухари на дальнюю дорогу (то есть в Царство Небесное).

Приготовь домашним пищу, а потом подай и нищу.

Просит убогий, а подать Богу.

Милостыня пред Богом оправдывает.

Пост приводит ко вратам Рая, а милостыня отверзает их.

Дающего рука не оскудеет.

Дорога милостыня во время скудости.

Одною рукою собирай, а другою раздавай.

Бог в долгу не останется.

Не хвались серебром, а хвались добром.

Деньгами души не выкупишь.

Счастью не верь, и от бедного не затворяй дверь.

Люди радовались, когда ты родился; живи так, чтобы плакали, когда умрешь.

Скупому душа дешевле гроша.

Скупой богач беднее нищего.

Как поживешь, так и прослывешь.

Земля на могиле задернеет, а худой славы не покроет.

Убогий нуждается во многом, а скупой во всем.

Что запасешь, то и с собой понесешь.

Не тот живет больше, кто живет дольше, а тот, кто больше добра делает.

С миру по нитке – голому рубашка.

Живи для людей, поживут и люди для тебя.

Самолюб никому не люб.

Милостивому человеку и Бог подает.

Несчастному милость творить – с Господом Богом говорить.

Спаси Бог того, кто поит да кормит, а вдвое того, кто хлеб-соль помнит.

Доброхотна дателя любит Бог.

Дар принял тот, кто достойному дал.

Доброму добрая память.

Суд без милости не сотворившему милости.

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru