Месть

***

Месть — 1) наме­рен­ное спра­вед­ли­вое воз­да­я­ние кому-либо, чему либо (кол­лек­тиву, обще­ству, госу­дар­ству) за дей­ствия неспра­вед­ли­вого (про­ти­во­за­кон­ного) харак­тера (Втор.32:35); 2) наме­ренно осу­ществ­ля­е­мое (осу­ществ­лен­ное) воз­да­я­ние за дей­ствие, субъ­ек­тивно оце­ни­ва­е­мое мсти­те­лем как неспра­вед­ли­вое, достой­ное нака­за­ния; 3) способ удо­вле­тво­ре­ния уязв­лен­ной гор­дыни); при­чи­не­ние зла кому-либо, чему-либо за нане­сен­ный ущерб, оскорб­ле­ние и т. п; 4) дей­ствие, направ­лен­ное на удо­вле­тво­ре­ние уязв­лен­ной гор­дыни (в том числе фор­мально при­кры­тое благой целью вос­ста­нов­ле­ния попран­ной спра­вед­ли­во­сти)

***

Была ли месть уза­ко­нена Богом во вре­мена Вет­хого Завета?

Во вре­мена Вет­хого Завета, как и во вре­мена Нового, Бог не исклю­чал воз­мож­но­сти чело­века лично участ­во­вать в вос­ста­нов­ле­нии спра­вед­ли­во­сти, хотя и наста­и­вал через про­ро­ков, что право осу­ществ­ле­ния окон­ча­тель­ного спра­вед­ли­вого Суда при­над­ле­жит именно Ему: «У Меня отмще­ние и воз­да­я­ние» (Втор.32:35).

Однако, Гос­подь нико­гда не пред­пи­сы­вал людям про­яв­лять в отно­ше­нии ближ­них мсти­тель­ность в грубом (бого­про­тив­ном) зна­че­нии этого слова, напри­мер, ради зло­рад­ства.

Ветхий Завет допус­кал адек­ват­ный ответ постра­дав­шего (или его близ­ких) в адрес обид­чика: «если будет вред, то отдай душу за душу, глаз за глаз, зуб за зуб, руку за руку, ногу за ногу, обо­жже­ние за обо­жже­ние, рану за рану, ушиб за ушиб» (Исх.21:23–25).

В прин­ципе, это зако­но­по­ло­же­ние можно интер­пре­ти­ро­вать как право постра­дав­шего на спра­вед­ли­вое воз­мез­дие, но нельзя объ­яс­нять как поощ­ре­ние Богом низ­мен­ных, гре­хов­ных чело­ве­че­ских стрем­ле­ний (гор­до­сти, слепой лютой нена­ви­сти и пр.).

Уместно под­черк­нуть, что назван­ное пра­вило было дано в стро­гом соот­вет­ствии исто­ри­че­скому кон­тек­сту и тому уровню нрав­ствен­ного состо­я­ния, на кото­ром стоял еврей­ский народ. Запо­ведь о любви к врагу, о про­ще­нии и даже бла­го­сло­ве­нии врагов, данная во Христе, едва ли бы бы встре­тила, в ту эпоху, широ­кое пони­ма­ние и одоб­ре­ния со сто­роны иудеев.

Между тем, хотя вет­хо­за­вет­ное поло­же­ние «око за око…» фор­мально и отли­ча­ется от запо­веди Христа, оно также осно­вано на Боже­ствен­ном мило­сер­дии.

Вопреки мнению ряда мыс­ли­те­лей, пра­вило «око за око…» не только не под­стре­кало к низ­мен­ной мести (к мести в дурном пони­ма­нии), но и напро­тив, обе­ре­гало как потен­ци­аль­ного воз­да­я­теля, так и того, на кого могло быть направ­лено воз­мез­дие от чрез­мер­ного нака­за­ния, огра­ни­чи­вало постра­дав­шую сто­рону в праве мстить, уме­ряло жела­ние «мсти­теля» воз­дать обид­чику «по полной», с лихвой: глаз за глаз, но не два глаза за глаз; душу за душу, но не две души за одну (не истреб­ле­ние всей семьи или целого пле­мени за убий­ство одного чело­века).

Несо­мненно, что суще­ство­ва­ние этого пра­вила во вре­мена Вет­хого Завета играло и важную про­фи­лак­ти­че­скую роль.

Из сви­де­тельств Писа­ния досто­верно известно, что многие пред­ста­ви­тели Изра­иля, вопреки Божьему запрету, покло­ня­лись ложным богам, руко­твор­ным идолам и куми­рам. Знание о неиз­беж­но­сти нака­за­ния за грех со сто­роны Бога не ока­зы­вало на них реша­ю­щего воз­дей­ствия, ведь по сути они и не обла­дали искрен­ней верой в Еди­ного Бога, в Его Пра­вед­ный Про­мысл. Бог пред­став­лялся им слиш­ком далё­ким, а идол — близ­ким. Чего могли стоить в их раз­вра­щён­ном созна­нии Божьи слова: «У Меня отмще­ние и воз­да­я­ние» (Втор.32:35)?

Мысль же о неми­ну­е­мом нака­за­нии со сто­роны чело­века, право на кото­рое давал ему непре­ре­ка­е­мый, обще­при­знан­ный закон, могла отрез­вить даже и самого зако­ре­не­лого идо­ло­по­клон­ника.

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки