Мнимое бесправие?

про­то­и­е­рей Максим Козлов

Ущем­ляет ли Пра­во­слав­ная Цер­ковь права жен­щины, так как она должна быть в храме с покры­той голо­вой, не может вхо­дить в а алтарь, стать свя­щен­ни­ком?

Слова апо­стола Павла, что во Христе нет раз­де­ле­ния на муж­чину и жен­щину — нет муже­ского пола, ни жен­ского: ибо все вы одно во Христе Иисусе (Гал. 3:28), дают ключ к истин­ному пони­ма­нию поло­же­ния чело­века в Церкви. Да, с точки зрения веч­но­сти нет раз­де­ле­ния, но нет и уни­фи­ка­ции. Как нет ее и ни в чем другом. Цер­ковь не при­зы­вает уни­фи­ци­ро­вать языки, отка­зы­ваться от наци­о­наль­ного и куль­тур­ного свое­об­ра­зия, не ставит перед каждым как цель жизни изме­не­ние своего соци­аль­ного, сослов­ного или обще­ственно-поли­ти­че­ского ста­туса, а ука­зы­вает на то, что в любых жиз­нен­ных обсто­я­тель­ствах чело­веку открыт путь ко спа­се­нию.

Отсут­ствие уни­фи­ка­ции пред­по­ла­гает, что и муж­чины и жен­щины, обра­зуя единый чело­ве­че­ский род, пред­на­зна­чены в своем земном поприще к раз­лич­ным родам слу­же­ния Богу. Откры­тое жен­щине недо­ступно муж­чине. И наобо­рот. Муж­чина не может рожать. И это не ущем­ле­ние его прав, а есте­ствен­ное поло­же­ние вещей, свя­зан­ное с его при­ро­дой. Муж­чина, как пра­вило, не ведет домаш­нее хозяй­ство; в любом случае — это не корен­ное свой­ство муж­ского харак­тера. Муж­чина редко ока­зы­ва­ется хоро­шим вос­пи­та­те­лем в дет­ском саду, что, конечно же, не озна­чает дис­кри­ми­на­цию со сто­роны мини­стер­ства соци­аль­ного обес­пе­че­ния. А жен­щина не может быть свя­щен­ни­ком, точнее, свя­щен­ни­цей, хотя даже слова такого в рус­ском языке нет. И так есть и будет всегда. И в этом нет нару­ше­ния прав чело­века и Хель­син­ской декла­ра­ции, к кото­рой с неко­то­рым ува­же­нием отно­сится и Пра­во­слав­ная Цер­ковь, не при­ни­мая ее, конечно, пол­но­стью.

Особое пони­ма­ние свя­щен­ства отли­чает Пра­во­сла­вие от других хри­сти­ан­ских кон­фес­сий. В Про­те­стан­тизме свя­щен­ник, пастор, епи­скоп – это про­фес­сор, гово­ря­щий с цер­ков­ной кафедры и зани­ма­ю­щийся цер­ковно-адми­ни­стра­тив­ной рабо­той. И в таком случае дей­стви­тельно встает вопрос: почему же, имея адми­ни­стра­тив­ные спо­соб­но­сти или дар слова, жен­щина не может этим зани­маться? Но Пра­во­сла­вие пони­мает свя­щен­ство иначе. Каждое таин­ство совер­ша­ется Хри­стом Спа­си­те­лем, и свя­щен­ник явля­ется лишь Его пред­ста­ви­те­лем, сви­де­те­лем того, что совер­шает Гос­подь. За свя­щен­ством стоит та тайна, кото­рая пре­вы­шает чело­ве­че­ский разум: второе лицо Пре­свя­той Троицы, Слово Божие, вопло­ти­лось и вос­при­няло чело­ве­че­скую при­роду не как дочь Божия, а как Сын Божий. Почему? Мы не знаем. Но ведь мы же остав­ляем за Богом сво­боду дей­ство­вать так, как Он счи­тает лучшим для нашего спа­се­ния. И в этом нет уни­чи­же­ния жен­щины. В этом есть тайна домо­стро­и­тель­ства нашего спа­се­ния.

Свя­щен­ство каж­дого иерея исхо­дит не из его личных свойств и досто­инств, но из свя­щен­ства Христа, кото­рое уде­ля­ется ему для слу­же­ния, для пользы Церкви. Поэтому свя­щен­ни­ком может быть только тот, кто подо­бен Гос­поду по своей муж­ской при­роде.

Перед жен­щи­ной же тоже открыты мно­го­чис­лен­ные воз­мож­но­сти цер­ков­ного слу­же­ния. Это и уча­стие в бого­слу­жеб­ном пении и чтении, и ико­но­пи­са­ние как одно из высших про­яв­ле­ний духов­ной жизни хри­сти­а­нина, и даже состав­ле­ние литур­ги­че­ских пес­но­пе­ний. Скажем, пес­но­пев­че­ские труды визан­тий­ской мона­хини Кассии вошли в сокро­вищ­ницу Церкви. Так что мнимое или види­мое ото­дви­га­ние женщин на второй план в цер­ков­ной жизни — это, по сути дела, предубеж­де­ние, кото­рое скла­ды­ва­ется из ее невер­ного пони­ма­ния. В Пра­во­слав­ной Церкви жен­щины не только поют на кли­росе, пишут иконы, делают своими руками бого­слу­жеб­ные обла­че­ния, но могут быть и на самых ответ­ствен­ных постах в цер­ковно-адми­ни­стра­тив­ном слу­же­нии — эко­но­ми­че­ском, юри­ди­че­ском и других. Нако­нец, жен­щине открыт (кстати, в отли­чие от других рели­гий — ислама, буд­дизма) путь ангель­ский, то есть путь все­це­лого посвя­ще­ния себя Богу. Ощу­ща­ю­щие в своем сердце призыв к без­раз­дель­ному сле­до­ва­нию за Хри­стом могут при­нять мона­ше­ский постриг и совер­шить ино­че­ский подвиг, соде­лав­шись Хри­сто­выми неве­стами, — так в тро­паре име­ну­ются муче­ницы.

Поэтому нельзя ска­зать, что в Пра­во­сла­вии явный при­о­ри­тет отво­дится муж­чине, а жен­щине вто­ро­сте­пен­ное место. Бес­смыс­лен­ность этого упрека рас­кры­ва­ется в той бес­ко­неч­ной любви к Пре­свя­той Бого­ро­дице и в том Ее почи­та­нии, кото­рые суще­ствуют в Пра­во­слав­ной Церкви и кото­рые ука­зы­вают под­лин­ный путь ко спа­се­нию. Одну из женщин, живших на этой земле, Цер­ковь име­нует высшим из всех тво­ре­ний, создан­ных Отцом нашим Небес­ным, «Чест­ней­шей Херу­вим и Слав­ней­шей без срав­не­ния Сера­фим», то есть ставит выше всех чино­на­ча­лий ангель­ских сил, свой­ства кото­рых пре­вы­шают чело­ве­че­ские свой­ства неиз­ме­римо. Так о каком же пер­вен­стве между муж­чи­ной и жен­щи­ной в Пра­во­слав­ной Церкви может идти речь?

из книги «400 вопро­сов и отве­тов о вере, церкви и хри­сти­ан­ской жизни». Изда­ние сре­тен­ского мона­стыря, 2004 г.

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки