“Жена да боится своего мужа…”

свя­щен­ник Нико­лай Еме­лья­нов,
заме­сти­тель декана Бого­слов­ского факуль­тета Пра­во­слав­ного Свято-Тихо­нов­ского гума­ни­тар­ного уни­вер­си­тета

«Жена да боится своего мужа…» (Посла­ние к Ефе­ся­нам, 5:33). Пожа­луй, нет более непо­пу­ляр­ного и слож­ного для совре­мен­ного чело­века пред­став­ле­ния об отно­ше­ниях муж­чины и жен­щины в браке. Неужели, счаст­ли­вые семей­ные отно­ше­ния можно выстро­ить на страхе?

Конечно, я не пре­тен­дую на какое-то ори­ги­наль­ное или новое тол­ко­ва­ние, тем более что это место из посла­ния апо­стола Павла к Ефес­ся­нам не раз ком­мен­ти­ро­вали зна­ме­ни­тые хри­сти­ан­ские авторы. Однако я хорошо помню, как когда-то давно обсуж­дал эту тему в беседе с одной юной девуш­кой, цер­ков­ной и пра­во­слав­ной. Реак­ция моей собе­сед­ницы была очень харак­тер­ной: «Апо­стол Павел много чего писал. Напри­мер, что надо обя­за­тельно платок носить на голове. Это все давно уста­рело, это было напи­сано в усло­виях древ­него пат­ри­ар­халь­ного обще­ства, а совре­мен­ная жизнь тре­бует совсем иных под­хо­дов и иных норм!» Из слов моей юной собе­сед­ницы сле­до­вало, что в совре­мен­ном обще­стве скорее муж должен бояться свою жену и уж в любом случае обязан ее слу­шаться. Несмотря на весь комизм подоб­ных утвер­жде­ний, встает очень серьез­ный вопрос: как же все-таки пони­мать эти слова совре­мен­ным моло­дым людям, всту­па­ю­щим в брак? Может, они дей­стви­тельно без­на­дежно уста­рели?

Чтобы попы­таться разо­браться в этом вопросе, нужно вспом­нить, о чем идет речь в посла­нии к Ефе­ся­нам. В нем апо­стол срав­ни­вает отно­ше­ния муж­чины и жен­щины в браке с тем един­ством, кото­рое свя­зы­вает Христа с Цер­ко­вью. В этой парал­лели есть два клю­че­вых момента. С одной сто­роны Цер­ковь пови­ну­ется Христу, как и жена должна пови­но­ваться мужу. С другой сто­роны, Хри­стос так воз­лю­бил Цер­ковь, что отдал Себя на крест­ную смерть за Нее. И муж должен любить свою жену, вплоть до готов­но­сти отдать за нее свою жизнь.

Ста­но­вится понят­ным, что речь идет не о боязни какого-либо наси­лия – духов­ного или, тем более, физи­че­ского, а об ува­же­нии к мужу, кото­рое должно выра­жаться в пови­но­ве­нии и послу­ша­нии ему. Так что, бояться нужно не мужа, а своего неува­же­ния к нему. Однако такое пони­ма­ние семей­ных отно­ше­ний далеко не для всех явля­ется понят­ным или само­оче­вид­ным. Полу­ча­ется, что жена должна ува­жать своего мужа и бояться его огор­чить или уни­зить, а муж разве не должен? Конечно, нужно, чтобы ува­же­ние и береж­ное отно­ше­ние друг к другу в семье было вза­им­ным. Но в чем оно должно выра­жаться со сто­роны мужа? Почему запо­ведь послу­ша­ния как выра­же­ние истин­ной семей­ной любви отно­сится именно к жен­щине?

Одна при­хо­жанка нашего храма, между прочим, мать пяте­рых детей, как-то заявила: «А как же мне слу­шаться моего мужа, если я лучше, чем он, знаю как нам надо посту­пать?» Слож­ность этого вопроса вовсе не в том, что бывают семьи, где жен­щины умнее своих мужей. Как раз умной жен­щине слу­шаться бывает проще. Обычно, труд­но­сти воз­ни­кают в другом случае, когда у жен­щины с твер­дым или жест­ким харак­те­ром муж имеет харак­тер мягкий и сми­рен­ный. В этой ситу­а­ции слу­шаться, а заодно и ува­жать мужа, гораздо слож­нее. Причем внешне все может выгля­деть более чем бла­го­по­лучно. Жена по при­вычке в силу своего харак­тера наста­и­вает на своем, муж по мяг­ко­сти согла­ша­ется, и, вроде бы, все хорошо. Однако, в этой ситу­а­ции всегда скрыта некая опас­ность, раз­ру­ши­тель­ная для семей­ных отно­ше­ний. Для жен­щины это – опас­ность поте­рять ува­же­ние к мужу, без кото­рого любить ста­но­виться очень трудно. Для мужа – опас­ность утра­тить чув­ство ответ­ствен­но­сти за свою семью, без кото­рого он пере­стает быть ее главой, выпол­нять свою роль в семей­ных отно­ше­ниях. Любому свя­щен­нику при­хо­дится посто­янно слы­шать на испо­веди жалобы женщин на без­от­вет­ствен­ность своих мужей. Эта без­от­вет­ствен­ность всегда бывает очень болез­нен­ной, поскольку в ней про­яв­ля­ется неуме­ние беречь семью и защи­щать свою любовь. В ответ на эти жалобы всегда хочется спро­сить: «А дала ли ты своему мужу шанс почув­ство­вать эту ответ­ствен­ность, научила ли его беречь свою семью?» Ведь научить этому мужа должна жен­щина, и дру­гого спо­соба сде­лать это, кроме как через послу­ша­ние мужу, просто не суще­ствует.

Опыт пока­зы­вает, что твер­дый жен­ский харак­тер тут совсем не помеха. Мне хорошо зна­кома одна боль­шая счаст­ли­вая мно­го­дет­ная семья, где жена и муж обла­дают ярко выра­жен­ными очень твер­дым жен­ским и очень мягким муж­ским харак­те­рами. Весь быт, все мелочи дет­ского вос­пи­та­ния опре­де­ля­ются в этой семье женой, власт­ной, умной и обра­зо­ван­ной жен­щи­ной. Иногда со сто­роны может пока­заться, что муж в неко­то­ром смысле у нее «под каб­лу­ком». При этом те, кто знаком с этой семьей поближе, знают, что глава семьи поль­зу­ется в ней непре­ре­ка­е­мым авто­ри­те­том. Правда, он почти всегда молчит и со всем согла­ша­ется, но как чело­веку муже­ствен­ному и не мелоч­ному ему чаще всего вообще все равно, что и как хочет орга­ни­зо­вать его жена в их семей­ном быту. Однако если уж он выска­зы­вает какое-либо заме­ча­ние, что делает очень редко и только по очень важным вопро­сам, то и жена и дети слу­ша­ются его бес­пре­ко­словно. Причем, если с мамой, жест­кой и очень власт­ной, дети могут спо­рить или пытаться сде­лать по-своему, то с мягким и сми­рен­ным папой – нико­гда.

Меня этот пример всегда очень удив­лял и вдох­нов­лял. Дело в том, что в этой семье муж и жена очень строго ста­ра­ются сле­до­вать хри­сти­ан­скому идеалу. Муж, чело­век в высшей сте­пени ответ­ствен­ный, нико­гда не про­пус­кает ни одного прин­ци­пи­аль­ного момента в семей­ной жизни, но, хорошо созна­вая осо­бен­но­сти харак­тера своей супруги, усту­пает во всех вто­ро­сте­пен­ных вопро­сах. Жена, в свою оче­редь, искренне уважая своего мужа и ценя его береж­ное к ней отно­ше­ние, боится не выпол­нить малей­шую его просьбу, потому что знает, как редко он ее о чем-либо просит и видит, как много он с ней сми­ря­ется. Она пре­красно пони­мает, что легко могла бы ослу­шаться мужа, причем без вся­кого выра­же­ния неудо­воль­ствия с его сто­роны, но, зная свой харак­тер, кате­го­ри­че­ски себе это запре­щает.

Есть еще один не «спе­ци­фи­че­ски цер­ков­ный», а скорее исто­ри­че­ский пример хри­сти­ан­ской семьи, кото­рый пока­зы­вает, насколько внеш­ние усло­вия не явля­ются опре­де­ля­ю­щими в семей­ных отно­ше­ниях. Это семья зна­ме­ни­той англий­ской коро­левы Вик­то­рии и ее мужа принца Аль­берта. Коро­лева Вик­то­рия с три­на­дца­ти­лет­него воз­раста вела подроб­ный днев­ник. Кроме того, она напи­сала бес­чис­лен­ное коли­че­ство писем и запи­сок – они состав­ляют свыше ста (!) томов. Не столь огром­ная, но тоже мно­го­том­ная пере­писка принца Аль­берта суще­ственно допол­няет кар­тину. Поэтому раз­ви­тие их семей­ных вза­и­мо­от­но­ше­ний можно про­сле­дить бук­вально по дням.

Пора­жает, в первую оче­редь, то, что этот брак с самого начала был очень необыч­ный, если не ска­зать «непра­виль­ный». Известно, что Вик­то­рия сама сде­лала пред­ло­же­ние. Если бы принц заго­во­рил с ней первым, это было бы рас­це­нено ею как недо­пу­сти­мая воль­ность. При этом, Вик­то­рия, кото­рой Аль­берт очень нра­вился, пре­красно знала, что он в нее не влюб­лен. Есть письма буду­щих супру­гов друг другу, в кото­рых они обсуж­дают вопросы обу­строй­ства своего семей­ного быта. В них неве­ста всегда высту­пает как твер­дая и власт­ная коро­лева. Она кате­го­ри­че­ски запре­щает своему жениху взять себе сек­ре­таря из близ­ких ему дове­рен­ных людей в Гер­ма­нии и сама выби­рает ему помощ­ника. Коро­лева опре­де­ляет, что жить они будут в Лон­доне, а не в Вин­дзоре, чего так хотел принц Аль­берт. Есть в ее днев­нике и такие записи, сде­лан­ные уже после сва­дьбы: «Я читаю и под­пи­сы­ваю бумаги, а Аль­берт их про­мо­кает…»

Ситу­а­ция, в кото­рой ока­за­лась эта семья, была дей­стви­тельно пара­док­саль­ной. Жизнь коро­левы была настолько под­чи­нена инте­ре­сам госу­дар­ства, что она просто не могла при­над­ле­жать ни сама себе, ни своей семье и мужу. Поло­же­ние принца в первые годы их сов­мест­ной жизни было крайне дву­смыс­лен­ным. С одной сто­роны, его офи­ци­аль­ный статус никак не был опре­де­лен, он не имел ника­кой, даже чисто фор­маль­ной, функ­ции при коро­лев­ском дворе. С другой сто­роны, не только пра­ви­тель­ство, но и обще­ствен­ность рев­ниво сле­дили за тем, чтобы коро­лева даже близко не под­пус­кала немец­кого принца к своим делам, вклю­чая вопросы их общего семей­ного быта! Доста­точно вспом­нить, что уже после при­зна­ния принца англи­ча­нами, во время Крым­ской войны, актив­ным сто­рон­ни­ком кото­рой он был, его все равно обви­няли в том, что он «агент рус­ского мед­ведя». Каза­лось бы, нор­маль­ная семей­ная жизнь в такой ситу­а­ции просто невоз­можна. Однако, эти заме­ча­тель­ные супруги сумели научиться любить друг друга.

Способ, с помо­щью кото­рого им это уда­лось, был очень про­стой и, видимо, он един­ственно воз­мож­ный. Коро­лева научи­лась, пона­чалу пере­ла­мы­вая свой харак­тер, слу­шаться принца, а принц, забы­вая о своих удоб­стве и жела­ниях, а зача­стую и о так назы­ва­е­мой «муж­ской гор­до­сти», научился беречь коро­леву. Известно, что принц Аль­берт, уважая долг коро­левы перед своим наро­дом и пони­мая всю слож­ность поло­же­ния коро­лев­ской власти после очень непо­пу­ляр­ного и скан­даль­ного прав­ле­ния Георга III, совер­шенно сми­рился со своим более чем скром­ным поло­же­нием при дворе. При этом он искренне забо­тился о своей жене и сумел многое улуч­шить в ее личной жизни, а потом и в жизни всей своей боль­шой семьи, состо­яв­шей из восьми детей. Он помог коро­леве Вик­то­рии нала­дить отно­ше­ния с неко­то­рыми людьми, к кото­рым она испы­ты­вала непри­язнь, вклю­чая свою соб­ствен­ную мать. Он со свой­ствен­ной немцам дотош­но­стью вникал во все прин­ци­пи­аль­ные вопросы вос­пи­та­ния детей. В свою оче­редь, коро­лева в том, что каса­лось част­ной жизни, посте­пенно научи­лась слу­шаться и во всем дове­рять своему мужу.

Посте­пенно это дове­рие и любовь стали для них настолько есте­ствен­ными, что они научи­лись все в своей жизни делить друг с другом. Принц Аль­берт активно участ­во­вал в поли­ти­че­ской и обще­ствен­ной жизни и заслу­жил ува­же­ние англи­чан, а коро­лева смогла сов­ме­щать свое обще­ствен­ное слу­же­ние с обя­зан­но­стями пре­дан­ной жены и любя­щей матери. Хочу под­черк­нуть, что их отно­ше­ние и к коро­лев­ским обя­зан­но­стям и к семей­ной жизни было не просто тра­ди­ци­он­ным или пат­ри­ар­халь­ным, оно было осо­знанно хри­сти­ан­ским. Это ясно видно из пере­писки и днев­ни­ко­вых запи­сей. Они счаст­ливо про­жили вместе более два­дцати лет, до смерти принца Аль­берта в 1861 году. Коро­лева Вик­то­рия цар­ство­вала после этого еще сорок лет, не снимая траура и посто­янно вспо­ми­ная мужа. Умирая, принц Аль­берт повто­рял: «Люби­мая жена…»

В этой исто­рии клю­че­вой момент – это дове­рие, без кото­рого насто­я­щая любовь невоз­можна. Любовь пред­по­ла­гает вза­и­мо­про­ник­но­ве­ние, кото­рого не бывает без откры­то­сти. Но открыться дру­гому страшно, потому что это всегда риск. Быть откры­тым значит быть неза­щи­щен­ным. Поэтому дове­рие и вер­ность друг другу и есть тот самый мостик, без кото­рого нельзя пре­одо­леть про­пасть раз­де­ля­ю­щую людей, невоз­можно любить. С двух сторон этого мостика муж­чина и жен­щина дви­жутся навстречу любви и друг другу. Два клю­че­вых момента, кото­рые выде­ляет апо­стол Павел в посла­нии к Ефе­ся­нам, ука­зы­вают на концы этого мостика. Для жен­щины – это послу­ша­ние, а для муж­чины – ответ­ствен­ность. Как без послу­ша­ния, так и без ответ­ствен­но­сти не может быть ни дове­рия, ни любви. Дей­стви­тельно, как может жен­щина слу­шаться, то есть дове­рять своему мужу в реше­нии важных вопро­сов семей­ной жизни, если она не чув­ствует, что он готов в самом высо­ком смысле отве­чать за послед­ствия своих реше­ний? И как можно тре­бо­вать от муж­чины ответ­ствен­но­сти, если жена его не слу­ша­ется? За что и за кого ему тогда отве­чать? Отве­чать можно только за свой выбор и за тех, кто верен тебе, иными сло­вами, цели­ком тебе дове­рился.

Здесь воз­ни­кает еще одна очень важная про­блема. Ее как-то сфор­му­ли­ро­вала другая при­хо­жанка нашего храма, живу­щая счаст­ли­вой семей­ной жизнью, име­ю­щая детей и сде­лав­шая науч­ную карьеру. Она как-то ска­зала: «Мне очень легко слу­шаться мужа во всем, что каса­ется каких-то внеш­них сторон нашей жизни, и я ему очень дове­ряю и очень его люблю. Но иногда мне начи­нает казаться, что в своих жиз­нен­ных устрем­ле­ниях он пере­стает видеть Бога как глав­ный ори­ен­тир своей жизни, и тогда мне ста­но­вится очень трудно». Это чув­ство вполне есте­ственно. Ведь абсо­лют­ное дове­рие воз­можно между людьми только тогда, когда оно чем-то под­креп­лено. Нельзя абсо­лютно дове­рять дру­гому чело­веку как какому-то идолу. Абсо­лют­ное дове­рие воз­можно только тогда, когда он в своей жизни руко­вод­ству­ется не эго­из­мом и даже не умом или дру­гими талан­тами, а стре­мится к абсо­лют­ной Истине и Любви, то есть дове­ряет Богу. Поэтому насто­я­щее дове­рие, а значит и насто­я­щая любовь, воз­можны только тогда, когда и муж­чина и жен­щина вместе учатся дове­рять Богу и стре­миться к Нему.

Так нужно ли чтобы жена «боя­лась своего мужа»? У апо­стола Иоанна Бого­слова мы нахо­дим такие слова: «Боя­щийся несо­вер­шен в любви» (1 Посла­ние Иоанна, 4:18). А начи­на­ется эта фраза еще более силь­ными сло­вами: «В любви нет страха, но совер­шен­ная любовь изго­няет страх, потому что в страхе есть муче­ние». И когда Гос­подь при­зо­вет к Себе, Он не спро­сит жен­щину, как она слу­ша­лась и «боя­лась» своего мужа. Он спро­сит: «А как ты любила?» Здесь нет про­ти­во­ре­чия, потому что апо­стол Павел гово­рит о том един­ствен­ном пути, о том сред­стве или спо­собе, кото­рым эта любовь дости­га­ется и сохра­ня­ется – через послу­ша­ние, дове­рие и ответ­ствен­ность. Когда же чело­век достиг­нет или хотя бы при­кос­нется насто­я­щей Любви, она «изго­нит страх». То есть все эти поня­тия: послу­ша­ние, дове­рие, ответ­ствен­ность, – вовсе не носят харак­тер закона, кото­рому необ­хо­димо мучи­тельно застав­лять себя под­чи­няться. Когда чело­век любит по-насто­я­щему, все это ста­но­вится абсо­лютно сво­бод­ным и есте­ствен­ным выра­же­нием его любви. Именно к такой любви стре­мятся хри­сти­ане, пре­красно созна­вая, что пока еще в ней «несо­вер­шенны» и поэтому сего­дня, как и две тысячи лет назад, необ­хо­димо просто очень ее беречь и «бояться» поте­рять.

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки