Образы жен в Еван­ге­лии

свя­щен­ник Кирилл Ёлкин
Пра­во­слав­ный Свято-Тихо­нов­ский Бого­слов­ский Инсти­тут

I.

Читая Еван­ге­лие, мы видим, что на всем пути земной жизни и слу­же­ния Гос­пода нашего Иисуса Христа Ему сопут­ствуют жен­щины. Среди них есть и еврей­ские пра­вед­ницы, и греш­ные языч­ницы, но всех их объ­еди­няет одно: каждая из них в той или иной мере послу­жила Христу и Его про­слав­ле­нию. Одни сви­де­тель­ствуют о Мессии (Ели­за­вета, Анна-про­ро­чица, Сама­рянка), другие являют обра­зец глу­бо­кой веры (Хана­не­янка, и кро­во­то­чи­вая), третьи воз­дают Ему поче­сти, пома­зы­вая на слу­же­ние и на смерть, чет­вер­тые же полу­чают исце­ле­ния, укреп­ляя тем самым веру окру­жа­ю­щих.

Жен­щины гораздо быст­рее мужчин вос­при­ни­мают учение Гос­пода, в серд­цах женщин вера насаж­да­ется легче и укреп­ля­ется быст­рее, даже языч­ницы испо­ве­дуют Гос­пода Иисуса как Мессию, в то время как уче­ники еще не крепки в вере. Обра­зами женщин в Еван­ге­лии рас­кры­ва­ется пре­иму­ще­ство Нового завета перед Ветхим, и сила веры, и нескон­ча­е­мая милость Божия, и смысл истин­ного сле­до­ва­ния за Хри­стом.

II.

Первая жен­щина, встре­ча­ю­ща­яся нам при изу­че­нии Еван­гель­ской исто­рии, – Ели­за­вета, мать Иоанна Кре­сти­теля, первая из людей узнав­шая о при­шед­шем Гос­поде, нахо­див­шемся тогда еще во утробе Пре­свя­той Девы. «И вос­клик­нула гром­ким голо­сом и ска­зала: бла­го­сло­венна Ты между женами, и бла­го­сло­вен плод чрева твоего!» (Лк. 1:42). В ста­ро­сти в бес­плод­ной утробе зачала Ели­за­вета, чтобы послу­жить Гос­поду еще до Рож­де­ства Его. «В омерт­ве­лой утробе Гос­подь наш уго­то­вил вест­ника Себе, дабы пока­зать, что Он пришел взыс­кать умер­шего Адама. Прежде ожи­во­тво­рил утробу Ели­за­веты, потом Своим телом ожи­во­тво­рил Адама», гово­рит – Св. Ефрем Сирин (1, сс. 30–31). И вели­кую милость сию снис­кала Ели­за­вета пра­вед­но­стью пред Богом, но не перед людьми только. Люди счи­тали, что неми­лость Божия на ней (ср. Втор. 28.18), но какую милость про­явил Гос­подь, упо­до­бив ее Саре и дав ей родить послед­него вели­чай­шего про­рока в исто­рии!

Другим чело­ве­ком, засви­де­тель­ство­вав­шим при­шед­шего Мессию, также была жен­щина. В лице пра­вед­ного Симона Бого­при­имца и Анны про­ро­чицы явил Себя Гос­подь Изра­илю, и сла­вила Анна Гос­подня, и «гово­рила о Нем всем, ожи­да­ю­щим избав­ле­ния в Иеру­са­лиме» (Лк. 3:38). Хотя и пони­мала она избав­ле­ние, прежде всего как поли­ти­че­ское (2, с. 142), но все же была первой, воз­ве­стив­шей миру о при­шед­шем Христе.

А кто же первый испо­ве­до­вал Иисуса как Мессию? впер­вые открыто объ­явил Хри­стос о Своем мес­си­ан­стве жен­щине, и не просто жен­щине, а сама­рянке, греш­нице имев­шей в про­шлом пять мужей и жившей с тем, кото­рый не муж ей (Ин. 4:18). «Перед злоб­ству­ю­щими иуде­ями Иисус Хри­стос так открыто не гово­рил о Себе, как перед этой незлоб­ли­вой жен­щи­ной», – гово­рит Гри­го­рий Дья­ченко в беседе на неделю о Сама­ря­ныне (3, с. 45). Но не только по незло­би­во­сти своей удо­сто­и­лась Сама­рянка этой вели­кой мило­сти: огромна ее жажда истины и любовь к рели­ги­оз­ному раз­мыш­ле­нию. И еще потому сказал Иисус о Себе, что Он Хри­стос, что «жена была: бла­го­на­ме­рен­нее иудеев», пояс­няет святой Иоанн Зла­то­уст. «Жена что гово­рила, гово­рила от искрен­него сердца, с истин­ным наме­ре­нием,… да и во всем видны усер­дие и вера жены» (4, с. 215). Явле­ние же Христа Себя одной из женщин, про кото­рых иудеи гово­рили: «Лучше сжечь слова Закона, чем вве­рять их жен­щине» (5, с. 221), как нельзя лучше иллю­стри­рует слова Спа­си­теля: «Я пришел при­звать не пра­вед­ни­ков, но греш­ни­ков к пока­я­нию» (Мф. 9:13). И многие сама­ряне уве­ро­вали в него по слову той жен­щины.

Сердцу сама­рянки не потре­бо­ва­лось даже чудес, чтобы уве­ро­вать. Одной беседы с Гос­по­дом хва­тило для того, чтобы зажглась в ее сердце искра Божия. И, несо­мненно, беседа у колодца Иако­влева и двух­днев­ное пре­бы­ва­ние Христа в Сирахе послу­жило тому, что сама­ряне в послед­ствии так легко обра­ти­лись в хри­сти­ан­ство (Деян. 8.5–4 и след.).

Но еще больше пора­жает та вера с кото­рой при­сту­пила ко Христу языч­ница-хане­не­янка. Увидев Спа­си­теля, она кри­чала Ему: «Поми­луй меня Гос­поди, Сын Дави­дов! Дочь моя жестоко бес­ну­ется» (Мф. 15:22). Вели­кая скорбь матери видна в этих словах, и поми­ло­вать просит хана­не­янка себя, ибо она стра­дает от болезни дочери. Но Спа­си­тель не отве­чает ей, а затем и вовсе отка­зы­вает в просьбе: Он несет хлеб детям Гос­под­ним, и не берут хлеб у детей, чтобы бро­сить псам. Но не оскорб­ляет жен­щину уни­зи­тель­ное срав­не­ние с псами; еще боле она, укре­пив­шись от того, что Он заго­ва­ри­вает с ней, она про­из­но­сит: «так Гос­поди, но и псы едят крохи, кото­рые падают со стола господ их» (Мф. 15:27). И Хри­стос вос­клик­нул: «О жен­щина! Вели­кая вера твоя» (Мф. 15:28). До сих пор Гос­подь отка­зы­вал ей в малей­шем даре, теперь же откры­вает перед ней всю сокро­вищ­ницу Свою, раз­ре­шая брать ей сколько хочет. «Да будет тебе по слову твоему» (Мф. 15:28), – добав­ляет Хри­стос, и это озна­чает, что и на боль­шее спо­собна столь силь­ная вера, но будет так. И это дей­ствие архи­дья­кон Михаил срав­ни­вает по силе с тво­ре­нием неба: да будет небо и – бысть (6, с. 285).

Во всей Иудее не нашел Иисус такой веры, а языч­ница, кото­рая и не слы­шала толком о Боге, про­яв­ляет такую силу веры, Явля­ясь пре­крас­ным при­ме­ром того, что «Цар­ствие Небес­ное силою берется» (Мф. 11:12) и еще более под­чер­ки­ва­ется сила веры тем, что Гос­подь одним словом, заочно исце­ляет бес­но­ва­тую: да будет тебе по жела­нию.

Другим при­ме­ром дей­ствия веры служит жен­щина, стра­дав­шая кро­во­те­че­нием. По иудей­скому закону, кро­во­то­чи­вая счи­та­лась не чистой, и как велика была вера жен­щины, стра­дав­шей этим неду­гом в тече­ние две­на­дцати лет и не могу­щей исце­литься, что в толпе она подо­шла к Иисусу и кос­ну­лась края одежды Его, зная, что каждое при­кос­но­ве­ние делает нечи­стым до вечера того, к кото­рому она при­кос­ну­лась (Лев. 25.27), а сколь­ких она кос­ну­лась про­би­ра­ясь в толпе! И, если она и не откры­вала свой позор­ный недуг сна­чала, то лишь из боязни Закона. Но при­кос­но­ве­ние ко Христу отчи­стило ее, а не осквер­нило Его.

И спро­сил Хри­стос: кто при­кос­нулся ко Мне, – дабы она сама засви­де­тель­ство­вала о полу­чен­ном исце­ле­нии, дабы не разу­ве­ри­лась она в Гос­поде, дабы по слову Св. Ефрема Сирина, «из вопроса его поняла, что Он есть испы­та­тель вся­че­ских» (1, с.107). «И не указал насильно народу на нее, ибо хотел научить дерз­но­вен­но­сти веры,…дабы откры­лось, что недо­стой­ная вера сде­ла­лась бедной, т.к. не похи­щала, и не стыдом покры­ва­лась, ибо не брала насильно» (1, с.107).

И в страхе и тре­пете подо­шла к Нему и пала перед Ним; и услы­шала она: «Дерзай, дщерь! Вера твоя спасла тебя» (Мф. 9:22).

Но если так сильна вера боль­ной телом, то какова же вера боль­ной душой? Вот жен­щина, бывшая греш­ни­цей (а из ана­ло­гии с Ин. 8.7, можно ска­зать — блуд­ни­цей), также дерз­но­венно захо­дит в дом Симона-фари­сея, где нахо­дится Тот, Кто, как она слы­шала, про­щает грехи. Но придя, греш­ница ничего не просит – она недо­стойна про­ще­ния, она пришла ишь посмот­реть на Него.

При­вык­шая к уни­же­ниям и оскорб­ле­ниям, она не смеет заго­во­рить с Ним и лишь, сми­ренно раз­ме­стив­шись у ног Его, слу­шает. Но по мере того, как Он гово­рит, жен­щина все больше пони­мает, какую гре­хов­ную жизнь она вела, какие боль­шие грехи тяго­теют на ней. И с этим пони­ма­нием при­хо­дит вера. И начи­нают слезы литься из глаз ее, падая на ноги Христа, а она оти­рает их своими воло­сами. Видя же, что Гос­подь не про­ти­виться, осме­лев, она уже целует ноги Его и мажет их дра­го­цен­ным миром.

Но по мере того, как разо­гре­ва­ется вера греш­ницы, вера фари­сея посте­пенно зату­хает. И вот он уже думает: нет, сей Чело­век даже не пророк, ибо если бы знал Он, кто при­ка­са­ется к нему, то воз­не­го­до­вал бы и про­гнал ее, как сделал бы я. Фари­сей­ство Симона настолько сильно, что он даже не пони­мает смысла причти, рас­ска­зан­ной Ему Хри­стом. И тогда Гос­подь открыто про­ти­во­по­став­ляет греш­ницу фари­сею. Ведь Симон не оказал Ему даже обще­при­ня­тых знаков госте­при­им­ства (ср. Быт. 15.4; Быт. 33.4; Руф. 3.3; Пс. 22.5), а сия греш­ница испол­нила пра­вила встречи гостя во много раз лучше. И греш­нице гово­рит: «Про­ща­ются тебе грехи… вера твоя спасла тебя», и отпус­кает ее: «Иди с миром» (Лк. 7:48–50). Да она уже испол­нила то, что должна была, – она уже пома­зала Мессию. «Если Хри­стос родился в яслях, а глав­ное само откро­ве­ние о Своем мес­си­ан­ском досто­ин­стве сделал бедной и гре­хов­ной сама­рянке, то неуди­ви­тельно, что и пома­за­ние Его было совер­шено не пер­во­свя­щен­ни­ком в тор­же­ствен­ной обста­новке храма, а при самых про­стых обсто­я­тель­ствах» (5, с. 281). И, испол­нив, она «пошла с миром, именно с тем миром, кото­рый дается Хри­стом и не может быть дан миром», – гово­рит один из иссле­до­ва­те­лей Еван­гель­ской исто­рии (7, с. 171).

Необ­хо­димо отме­тить, что запад­ное пре­да­ние отож­деств­ляет эту жен­щину с Марией Маг­да­ли­ной, из кото­рой Иисус изгнал семь бесов (Лк. 8:2), опи­ра­ясь на то, что число «семь» озна­чает пол­ноту, и по иудей­ским пред­став­ле­ниям, именно семь бесов должны оби­тать в блуд­нице. Однако, пра­во­слав­ная Цер­ковь не под­дер­жи­вает этого мнения.

Заме­тим также, что пра­во­сла­вие отли­чает это пома­за­ние от после­ду­ю­щих, тогда как отно­си­тельно Мф. 24:6–13; Мк. 14:3–9; Ин. 12:1–8 суще­ствуют раз­лич­ные мнения. Так, св. Иоанн Зла­то­уст, блаж. Фео­фи­лакт, свт. Феофан Затвор­ник гово­рят о трех пома­за­ньях, причем Фео­фи­лакт и арх. Михаил гово­рят даже о том, что первое и третье пома­за­ния были совер­шены одной жен­щи­ной, в одном доме (отож­деств­ляя Симона-фари­сея и Симона-про­ка­жен­ного), тогда как св. Ефрем Сирин и св. Инно­кен­тий Хер­сон­ский, счи­тают, что пома­за­ний все-таки было два.

Если Лопу­хин в «Тол­ко­вой Библии» ука­зы­вает на то что Хри­стос не мог быть пома­зан дважды при схожих обсто­я­тель­ствах (8, сс. 397–399), то архи­епи­скоп Авер­кий в «Чет­ве­ро­е­ван­ге­лии» пишет: «нет ничего неве­ро­ят­ного, что Гос­подь дважды пома­зан миром: Мария сде­лала это из чув­ства глу­бо­кой бла­го­дар­но­сти за вос­кре­ше­ние брата, а жена-греш­ница – в знак своего пока­я­ния, чув­ства более бес­ко­рыст­ного, почему ей и обе­щана была вели­кая награда (9, с. 226).

Но как бы то ни было, жен­щина при­го­то­вила Гос­пода к погре­бе­нию, и «где ни будет про­по­ве­дано Еван­ге­лие сие в целом мире, ска­зано будет в память ее, и о том, что она сде­лала» (Мк. 14:8–9).

«Что сму­ща­ете жен­щину?» – спро­сил Иисус уче­ни­ков. Спро­сил для того, чтобы мы учи­лись при­ни­мать, одоб­рять и помо­гать дела­ю­щему доброе дело. Изъ­яс­няя эти слова, Зла­то­уст гово­рит: «…если и ты уви­дишь, что кто-нибудь сде­лает и при­не­сет свя­щен­ные сосуды, или забо­тится об укра­ше­нии цер­ков­ном, как то об укра­ше­нии стен и пола: то не пова­ляй про­да­вать или истреб­лять то что сде­лано, дабы не осла­бить его усер­дия» (цит. по 10, с. 657).

При­ни­ма­ю­щие мнение о том, что было все-таки два пома­за­ния, гово­рят, что греш­ница пома­зала Христа в Вели­кую Среду (о чем вспо­ми­на­ется в службе дня), а Мария – за шесть дней до входа в Иеру­са­лим, в доме вос­крес­шего Лазаря, Марфы и Марии.

Можно доста­точно уве­рено гово­рить о том, что Гос­подь неод­но­кратно посе­щал уже этот дом – и по край­ней мере одно из посе­ще­ний опи­сано в Лк. 10. 38–42. Еван­ге­лист Лука, опи­сы­вая сестер, делает упор на раз­ли­чие их слу­же­ния. Марфа, желая послу­жить Гос­поду, суе­ти­лась, ста­ра­ясь при­го­то­вить для Него насколько можно лучшее уго­ще­ние, Мария же сев у ног Учи­теля, вни­ма­тельно слу­шала Его. Но ни Марфу, ни Марию нельзя осуж­дать за их дей­ствия. И Гос­подь не осуж­дает, а лишь гово­рит Марфе: «…Ты забо­тишься и суе­тишься о многом, а лишь одно только нужно. Мария же избрала благую часть, кото­рая не отни­мется у нее» (Лк. 10:41–42). Под «одним» пони­мают разное: так Фео­фи­лакт пони­мает какое-либо одно куша­нье, архи­епи­скоп Авер­кий и А.П. Лопу­хин – то един­ствен­ное учение, кото­рое, про­ник­нув в сердце, уже не отни­ма­ется от него.

Но Марфа не осуж­да­ется, так как она про­явила пре­дан­ность Гос­поду и служит для нас образ­цом доб­ро­де­тели стран­но­лю­бия. И при­ни­ма­ю­щим стран­ни­ков скажет гос­подь на Страш­ном Суде: был я стран­ни­ком, и вы при­няли Меня, насле­дуйте Цар­ство, уго­то­ван­ное вам от созда­ния мира (Мф. 25:34–35).

Мария же пока­зы­вает, что дело спа­се­ния – важ­ней­шее из всех дел, и только если мир­ские попе­че­ния будут зани­мать у нас вто­ро­сте­пен­ное место, мы можем достичь веч­ного бла­жен­ства.

Марфу и Марию свя­щен­ное Пре­да­ние ука­зы­вает и среди жен-миро­но­сиц. И хотя в Еван­ге­лии назы­ва­ется только Мария Маг­да­лина, «Другая Мария» (или Мария Иако­влева), Соло­мия, мать «сынов Заве­де­е­вых», и Иоанна – жена Хузы, домо­пра­ви­теля Иро­дова, Пре­да­ние гово­рит и о сест­рах Лазаря, и о Марии Клео­по­вой, и о Сусанне. Еван­ге­лист Лука гово­рит, что среди жен миро­но­сиц были те жен­щины, про кото­рых Лука гово­рит, что среди миро­но­сиц были и многие другие (Лк. 24:10). Веро­ят­нее всего, это были те жен­щины, про кото­рых Лука гово­рит еще в 7, 3, – «слу­жив­шие Ему име­нием своим».

Послу­живши Христу в земной жизни Его, жен­щины пришли ко гробу, несмотря на пре­пят­ствия и опас­но­сти, кото­рые могли бы гро­зить им со сто­роны стражи, пока­зав тем самым, какую любовь должны мы питать к Гос­поду.

Неболь­шую про­блему в рас­смот­ре­нии дан­ного пери­ода еван­гель­ской исто­рии пред­став­ляет раз­ли­чие в изло­же­нии собы­тий пери­ода миро­но­сиц явле­ния Гос­пода у всех четы­рех еван­ге­ли­стов. Однако, Иоанн Зла­то­уст гово­рит, что «так устроил Все­свя­тый Дух, чтобы с одной сто­роны, ничего из тогдаш­них собы­тий не было пре­дано забве­нию, а с другой чтобы устра­нить всякий повод к раз­но­гла­сиям, бла­го­даря тому, что каждый рас­ска­зы­вает об особом собы­тии» (11, с. 802), а свт. Феофан хорошо изла­гает после­до­ва­тель­ность тех собы­тий (12, сс. 271–272; 275–278).

Итак, сна­чала жены тайно сле­дуют за Иоси­фом и Нико­ди­мом к месту погре­бе­ния, затем гото­вят масла и масти и оста­ются в покое в суб­боту, по запо­веди Закона. Вече­ром же суб­боты Мария Маг­да­лина при­хо­дит ко гробу, дабы удо­сто­ве­риться, что все в порядке и убе­див­шись в этом, идут поку­пать бла­го­во­ния, встре­тив по пути Соло­мию. В первый же день недели Мария Маг­да­лина при­хо­дит ко гробу и видит, что камень отва­лен. Она сооб­щает об этом печаль­ном собы­тии Петру и Иоанну, а когда они удо­сто­ве­рив­шись, что тела нет во гробе, уходят, Гос­подь первый раз явля­ется ей. Но как только Мария Маг­да­лина побе­жала ска­зать уче­ни­ком, что Хри­стос вос­крес, при­хо­дят ко гробу Иоанна и другие жены и видят Ангела, гово­ря­щего: «Он вос­крес», – после чего они воз­ве­стили сие один­на­дцати прочим. В тот же день Мария Иако­влева, Соло­мия и, может быть, другие пришли также ко гробу и уви­дели юношу; ска­зав­шего: не ужа­сай­тесь. Иисуса ищите Наза­ря­нина рас­пя­того: Он вос­крес. Когда же жены шли воз­ве­стить уче­ни­кам о сем, Иисус явился и им, сказав: радуй­тесь!

И по сей день раду­ется каждый, веру­ю­щий в Вос­кре­се­ние Гос­пода нашего Иисуса Христа.

Помимо этих жен, о кото­рых Еван­ге­ли­сты рас­ска­зы­вают подробно, были и другие жен­щины, о кото­рых нам мало известно, кроме того, что Гос­подь явил в них Боже­ствен­ную милость Свою. Такова и теща Симона-Петра, стра­дав­шая горяч­кой, и исце­лен­ная и слу­жив­шая Гос­поду при столе, пока­зав, что самые телес­ные болезни, почти не раз­луч­ные спут­ники нашей жизни, могут быть спа­си­тель­ным вра­чев­ством для душ наших, если мы, по при­меру сей исце­лен­ной, воз­вра­щен­ное нам здо­ро­вье и силы не будем изжи­вать на суету, но упо­треб­лять на истин­ное слу­же­ние Гос­поду нашему делами бла­го­че­стия и чистой любви к ближ­нему» (13, с. 417), и послу­жив­шая толч­ком к тому, что «при­но­сили к нему всех боль­ных и бес­но­ва­тых. И весь город собрался к дверям» Симо­нова дома (Мк. 1:32–33); такова и дочь Иаира, на кото­рой было явленно первое чудо вос­кре­се­ния, пока­зав­шая, что любое ожи­да­ние Христа будет воз­на­граж­дено, и явля­ется про­об­ра­зом буду­щего вос­кре­се­ния мерт­вых при втором При­ше­ствии; такова вдова Наин­ская, по мило­сер­дию к кото­рой Спа­си­тель вос­кре­сил ее един­ствен­ного сына, пока­зав пример истин­ного мило­сер­дия для нас и силу, гораздо боль­шую, чем Елисей, неко­гда вос­кре­сив­ший близ того места сына госте­при­имно отнес­шейся к нему вдовы, и Илия там же вос­кре­сив­ший сына сареп­ской вдовы, долго молив­ши­еся и постив­ши­еся над телами (3Цар. 17:21; 4Цар. 4:35), в то время как Спа­си­тель вос­кре­сил юношу единым своим словом, после чего пошла молва, что Вели­кий Пророк вос­стал в Иудее; такова и жен­щина, бывшая восем­на­дцать лет сгорб­лен­ной, и исце­лен­ная Хри­стом в суб­боту в сина­гоге, чем было явленно, что «Сын Чело­ве­че­ский есть гос­по­дин и суб­боты» (Мк. 2:28), и пре­по­дан пример доб­рого дела как слу­же­ния Богу такова и бедная вдова, пожерт­во­вав­шая две лепты и явив­шая обра­зец истин­ной жертвы, ибо «от ску­до­сти своей поло­жила все, что имела» (Мк. 12:44); такова и та что была взята в пре­лю­бо­де­я­нии и посра­мив­шая фари­сеев, задав­ших про­во­ка­ци­он­ный вопрос Учи­телю. Даже, каза­лось бы, нега­тив­ная окраска просьба Соло­мии о пер­вен­стве в Цар­ствии Небес­ном ее сыно­вей смяг­ча­ется, когда пони­ма­ешь, что она про­явила истин­ную мате­рин­скую любовь, попро­сив Иисуса о том, о чем никто другой про­сить не смел.

III.

Итак, как видим ни одна из еван­гель­ских жен не может быть исклю­чена из Еван­гель­ского повест­во­ва­ния. Каждая из них несет опре­де­лен­ное слу­же­ние, каждая пока­зы­вает нам способ удо­сто­иться Цар­ствия Божия. И резким кон­тра­стом этим женам ста­но­виться Иро­ди­ада и ее дочь. Живя абсо­лютно без­бож­ной жизнью, Иро­ди­ада, люто нена­ви­дев­шая Про­рока, обли­чив­шего ее непра­вед­ную жизнь, дошла до того, что уже и убить его хотела, но не было у нее пока воз­мож­но­сти. И вот, с помо­щью дочери и дья­вола, поль­зу­юсь лег­ко­мыс­лен­ным, данным под воз­дей­ствием вина и бесов­ской, как назы­вает Зла­то­уст, пляски, она нако­нец-то осу­ществ­ляет дол­го­ждан­ную месть. Но при­несла ли она радость Иро­ди­аде? Никто больше не мешает ей насла­ждаться жизнью и про­во­дить дни в раз­врате и раз­гу­лах, но недолго про­дол­жа­лась эта жизнь. Скоро Ирод был лишен власти и отпра­вился в изгна­ние вместе с любов­ни­цей, где она и умерла (3, с. 385). Дочь же ее, вышедши зимой на реку, про­ва­ли­лась под лед, и голова ее была отре­зана льди­нами, что нам известно из Пре­да­ния.

И как жалки дщери иеру­са­лим­ские, идущие за Хри­стом и рыда­ю­щие о нем, но не зна­ю­щие еще о том, какую кару навлекли на себя сло­вами «всего народа»: «кровь Его на нас и на детях наших» (Мф. 27:25). Этому гласу безум­ной толпы не смог про­ти­вится Понтий Пилат, несмотря на пре­ду­пре­жде­ние своей разум­ной жены, кото­рая «послала ему ска­зать: не делай ничего Пра­вед­нику Тому, потому что я ныне во сне много постра­дала за него» (Мф. 27:19). Сохра­ни­лось письмо жены Пилата Клав­дии Про­кулы ее подруге, в кото­ром она подробно опи­сы­вает свою беседу с Пила­том, казнь Иисуса и после­ду­ю­щие затем муки отча­я­ния и рас­ка­я­ния ее супруга.

Пре­да­ние рас­ска­зы­вает, что Пилат, отча­яв­шись в Божием мило­сер­дии, подобно Иуде, лишил себя жизни, а его жена Клав­дия стала хри­сти­ан­кой. В гре­че­ской Церкви она при­чис­лена к лику святых.

IV.

В новом Завете Гос­пода с людьми жен­щине, ее душев­ному стро­е­нию и жерт­вен­ной любви отво­дится особое место, особая роль, при­зы­ва­ю­щая ее на слу­же­ние Христу в деле спа­се­ния чело­ве­че­ства от раб­ства греху, что впер­вые пока­зано нам обра­зами Еван­гель­ских жен.


При­ме­ча­ния:

Ука­за­ние мест в Еван­ге­лии где опи­сы­ва­ются жены:

  1. Св. Ели­за­вета – Лк. 1:5–26; 39–56; 57–80;
  2. Анна Про­ро­чица – Лк. 2:36–38;
  3. Сама­рянка – Ин. 4:1–42;
  4. Теща Симона – Мф. 8:14–15; Мк. 1:29–31; Лк. 4:38–39;
  5. Вдова Наин­ская – Лк. 7:11–17;
  6. Греш­ница в доме Симона-фари­сея – Лк. 7:36–50;
  7. Дочь Иаира – Мф. 9:20–26; Мк. 5:22–43;
  8. Кро­во­то­чи­вая – Лк. 8:40–56;
  9. Хана­не­янка (сиро­фи­ни­ки­янка) – Мф. 15:21–28; Мк. 7:24–30;
  10. Марфа и Мария – Лк. 10:38–42; Ин. 11:1–10; Мф. 26:6–13; Мк. 14:3–9;
  11. Жен­щина, взятая в пре­лю­бо­де­я­нии – Ин. 8:1–11;
  12. Жен­щина, сгорб­лен­ная 18 лет и исце­лен­ная в суб­боту в сина­гоге – Лк. 8–10-17;
  13. Жен­щина, пома­зав­шая Христа у Симона-про­ка­жен­ного – Мф. 24:6–13; Мк. 14:3–9;
  14. Бедная вдо­вица – Мк. 12:41–44, Лк. 21:1–4;
  15. Миро­но­сицы – Мф. 28:1–11; Мк. 16:2–14; Лк. 24:1–23; Ин. 20:1–18;
  16. Соло­мия, мать Иоанна и Иакова – Мф. 20:20–28; Мк. 10:35–45; Лк. 28:32–34;
  17. Жен­щины слу­жив­шие име­нием – Лк. 8:2–3;
  18. Жена Пилата – Мф. 27:19;
  19. Иро­ди­ада и Сало­мия – Мф. 24:1–12; Мк. 5:14–29; Лк. 9:7–9.

Источ­ники:

  1. Св. Ефрем Сирин. Тво­ре­ния. т.8. изда­ние Свято-Тро­иц­кой Сер­ги­е­вой лавры. 1995 год.
  2. Тол­ко­вая Библия или ком­мен­та­рии на все книги Свя­щен­ного Писа­ния Вет­хого и Нового Завета. Изда­ние пре­ем­ни­ков А. П. Лопу­хина. Часть 3, «Новый Завет». т.9. Еван­ге­лие от Марка, Луки и Иоанна. Петер­бург, 1912. Репринт. Инсти­тут Пере­вода Библии. Сток­гольм, 1987 год.
  3. Свя­щен­ник Гри­го­рий Дья­ченко. Объ­яс­не­нье вос­крес­ных и празд­нич­ных Еван­ге­лий всего года, чтомых на литур­гиях и все­нощ­ных бде­ниях. Часть 1. Изда­ние Сре­тен­ского мона­стыря.
  4. Иже во святых отца нашего, Иоанна архи­епи­скопа Кон­стан­ти­но­поль­ского Зла­то­устого. Избран­ные тво­ре­ния. Беседы на Еван­ге­лие от Иоанна Бого­слова. Книга 1. Репринт. Москва: Изда­тель­ский отдел Мос­ков­ского Пат­ри­ар­хата, 1993 год.
  5. А. П. Лопу­хин. Биб­лей­ская исто­рия при свете новей­ших иссле­до­ва­ний и откры­тий. Новый Завет. СПб, изда­ние кни­го­про­давца И. Л. Тузова, 1895 год.
  6. Архи­манд­рит Михаил. Еван­ге­лие от Матфея, Марка, Луки и Иоанна с пре­ди­сло­ви­ями и подроб­ным объ­яс­ни­тель­ными при­ме­ча­ни­ями. Книга 1. Еван­ге­лие от Матфея. Москва: Сино­даль­ная типо­гра­фия, 1870 год. Репринт: Изда­тель­ский отдел Мос­ков­ской Пат­ри­ар­хии, 1993 год.
  7. Ф.В. Фаррар. Жизнь Иисуса Христа. СПб: Изда­ние И. Л. Тузо­вва, 1893 год. Репринт: Москва, «Совет­ский писа­тель», 1991 год.
  8. Тол­ко­вая Библия или ком­мен­та­рии на все книги Свя­щен­ного Писа­ния Вет­хого и Нового Завета. Изда­ние пре­ем­ни­ков А. П. Лопу­хина. Часть 3, «Новый Завет». т.9. Еван­ге­лие от Марка, Луки и Иоанна. Петер­бург, 1912. Репринт. Инсти­тут Пере­вода Библии. Сток­гольм, 1987 год.
  9. Архи­епи­скоп Авер­кий. Чет­ве­ро­е­ван­ге­лие: руко­вод­ство к изу­че­нию свя­щен­ного писа­ния Нового Завета. Москва: Изда­тель­ства Свято-Тихо­нов­ского Бого­слов­ского Инсти­тута, 1999 год.
  10. Тро­иц­кие листки. Тол­ко­ва­ние на Еван­ге­лие от Матфея. Изда­ние свято-Тро­иц­кой Сер­ги­е­вой лавры, 1896–1899. Репринт: Мрсква, Палом­ник, 1994 г.
  11. Иже во святых отца нашего, Иоанна архи­епи­скопа Кон­стан­ти­но­поль­ского Зла­то­устого. Избран­ные тво­ре­ния. Беседы на Еван­ге­лие от Иоанна Бого­слова. Книга 1. Репринт. Москва: Изда­тель­ский отдел Мос­ков­ского Пат­ри­ар­хата, 1993 год.
  12. Свя­ти­тель Феофан Затвор­ник Вышен­ский. Еван­гель­ская исто­рия о Боге Сыне. Москва, 1899. Репринт: изда­тель­ство «Сан­тагма».
Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки