Главная » Таинства » Таинство Крещения » Могут ли спастись некрещеные?
Распечатать Система Orphus

Могут ли спастись некрещеные?

( Могут ли спастись некрещеные? 12 голосов: 4.67 из 5 )

священник Даниил Сысоев,
кандидат богословия

 

Оглавление

 

Предисловие^

Предлагаемая благосклонному вниманию читателей работа появилась благодаря многим беседам как в миссионерской практике, так и в Сети Интернет. Опыт показывает, что вопрос о вечной судьбе тех, кто не смог или не пожелал принять святое Крещение, возникает почти при любой более или менее длительной дискуссии о посмертной участи человека. Это тем более важно, что в последнее время возникла целая «гуманистическая традиция», утверждающая, что Бог спасет всех или, по крайней мере «всех хороших людей», вне зависимости от их отношения к Господу Иисусу Христу и Его Православной Церкви. Самое страшное, оказалось, что этой доктрины о независимости спасения души от принятия или непринятия Божественного Крещения придерживается и большое количество священников, и, что удивительно, это лжеучение распространено даже среди тех, кто называет себя «профессиональными миссионерами».

Опыт показал, что когда речь заходит о столь актуальной для большинства людей теме, вместо объективной оценки реальности приходиться сталкиваться с волной эмоций. Некоторые доходят до безумного утверждения, будто Сам Бог как Его представляет Библия и Церковь жесток и несправедлив, и потому не достоин почитания, а верить надо в некоего «бога любви».

При этом часто дискуссия переходит в какую-то странную форму «словесной битвы в ночи». Одни говорят: «отцы Церкви учат так», а другие «это у них такая педагогическая практика, а думать надо иначе». При этом забывается одна грустная и «неинтересная» вещь, что вопрос спасения никак не зависит от точки зрения того или иного человека. Никто, думаю, не сомневается, что некоторое отношение к вечной участи человека имеет Творец. А Его мнение почему-то никто всерьез не воспринимает. Считается, что дискуссия имеет скорее человеческую природу так, как будто Бога можно придумывать так как нам угодно. Также каждый почему-то считает себя вправе диктовать Господу, как Ему поступать с тем или иным человеком. Совершенно непонятно, зачем это надо делать? Ведь Бог явно не наша марионетка, которая исполняет все наши желания. Он не изменит Своего слова потому, что кто-то считает это слово жестоким или неправильным. Хуже будет только тому, кто распространяет ложь про Творца. Как бы ни считалось это несовременным, но грех ереси никто не отменял (2Петр.2,1; Гал.5,20). И за то, что человек говорит о Боге заведомую неправду, его ждет вечный огонь. О словах Спасителя «от слов своих оправдаешься, и от слов своих осудишься» (Мф. 12:37) забывать совсем не стоит.

Так что в этой работе я постараюсь просто изложить точку зрения Бога на столь важный для нас вопрос, и прошу отнестись к этому крайне серьезно.

Традиционное учение^

Вначале стоит напомнить изначальное, традиционное учение Православной Церкви о спасении. В согласии с Божественным Откровением сущность спасения заключается в освобождении человека от греха, проклятия и смерти, которые вошли в мир благодаря грехопадению Адама. Причем проклятие Божие и смерть охватили не только мир людей, но и все мироздание. Вся тварь покорилась суете (Рим. 8:20). Тление и распад, порожденные бунтом Денницы и вошедших с союз с ним людей непреодолимы никакой человеческой или иной сотворенной силой. Действительно, нет средства от смерти, кроме как у Бессмертного Владыки. Понятно, что переделать все творение может только Творец. Именно поэтому Он и называется Единственным Спасителем людей. «Я Господь, и нет Спасителя кроме Меня» (Ис. 43:11) – говорит Сам Бог.

Но кроме смерти, которая могла бы быть уничтожена просто могуществом Бога, есть та вещь, которая находится как бы вне Его всемогущества. – Это наша свободная воля, и она также поражена распадом греха. Вот ее невозможно исцелить вопреки нашему желанию. Ведь самое страшное, что тление порождается не просто неким внешним законом природы, а коренится в сердце всех людей с самого момента зачатия. Мы – дети мятежного рода. И мятежность наша рождается вместе с нами. Уже в час рождения в наших сердцах живет закон греха (Пс. 50:7). По словам апостола Павла, я «знаю, что не живет во мне, то есть в плоти моей, доброе; потому что желание добра есть во мне, но чтобы сделать оное, того не нахожу. Доброго, которого хочу, не делаю, а злое, которого не хочу, делаю. Если же делаю то, чего не хочу, уже не я делаю то, но живущий во мне грех. Итак я нахожу закон, что, когда хочу делать доброе, прилежит мне злое. Ибо по внутреннему человеку нахожу удовольствие в законе Божием; но в членах моих вижу иной закон, противоборствующий закону ума моего и делающий меня пленником закона греховного, находящегося в членах моих» (Рим. 7:18-23).

Причиной этого, постоянно разлагающего нас закона греха является злой дух, который свил себе гнездо в глубинах нашей души. Он непрерывно обольщает нас злыми помыслами, которые как поток изливаются из глубин сердца. И человек принимает их за свои, а потому его они становятся. Так первородная скверна Адамова становится и нашей личной виной, влекущей за собой вечную гибель. И потому вовсе не случайно перед Крещением священник просит Бога изгнать «злого и нечистого духа, сокрытого и гнездящегося в сердце» крестящегося.

Но самое страшное, что удалившись от Бога, человек теряет возможность найти силы для борьбы с грехом. Интересно, что во время огласительных бесед я много раз спрашивал готовящихся ко Крещению «что такое добродетель?», но никто из них не смог дать точного ответа. Причина этого вовсе не в недостатке терминологической подготовки, а от незнания того, что добро может войти в привычку. То же самое можно наблюдать и в светской культуре. Любое описание порока, страсти, преступления выглядит внутренне достоверно, логично, уместно, но также любая попытка изобразить добро чаще всего выглядит крайне искусственно. Связано это также с отсутствием реального опыта доброделания, без которого его описание вполне тождественно, например, описанию природных условий планеты в системе Сириуса. Именно об этой страшной реальности и говорит Церковь, уча, что без помощи благодати Христа Спасителя невозможна победа над внутренним злом, а, как следствие, и благая вечность.

Для того, чтобы человек вырвался из этого страшного тупика греха, порождающего смерть и погибель, Бог по любви Своей дал Единственный Путь ко вечной жизни – Господа Иисуса Христа, взявшего на Себя грехи мира. Сын Божий стал Сыном Человеческим, чтобы и нас сделать сынами Божиими (св. Афанасий Александрийский). И через Тайну Воплощения мы получили возможность получать Божественную жизнь в доступной для нас форме. Без Боговоплощения человек не может увидеть лицо Божие и остаться в живых (Исх. 33:20). Ведь грех слишком ослабил нас, слишком сильно разложил нашу природу, чтобы сама по себе она могла выдержать свет Божества. Не случайно, что даже великие пророки древности, встретив отблеск славы Творца («видение подобия славы Господа» (Иез. 2:1), падали без чувств и не могли говорить. Что же можно говорить о тех, кто не очистил себя от греховных привычек даже внешне, кто даже не пытался сопротивляться страстям? Для таких свет Божия Лика станет огнем пожирающим.

Но тогда, когда Слово стало Плотью и обитало с нами, полное благодати и истины, и от полноты Его мы приняли благодать (Ин. 1:14-15). Тогда через завесу плоти Христовой (Евр. 10:20), через реальное вкушение Его человеческой природы в Причастии, через слышание Его спасительных слов мы смогли вкусить нетленной силы Вечной Жизни. И именно это соединение дает возможность нам преодолеть тление и распад нашей природы. Но как смогут преодолеть этот распад те, кто не прикоснулся к Чаше спасения? Откуда они возьмут силы для борьбы со грехом, если Бог для них – просто далекая и непостижимая сила? И тогда, когда они явятся перед светозарное Лицо Господа, разве не станет для них это сияние страшным пламенем, которое и сожжет их? Кто устоит перед всепожирающим пламенем Божества (Ис.33:14), если только не тот, кто уже имеет это пламя в себе самом? А как и откуда получит эту силу человек не омытый водами Крещения и не вкушающий святого Причастия?

Но мало было просто дать человеку возможность предстать перед Божиим Лицом, надо, чтобы оказаться неосужденным Господним Судом. Дело в том, что вопреки распространенному ныне мнению Бог не только любовь, но еще и справедливость. Праведен Господь, любит правду (Пс.10:7), Он праведный Судья (2Тим.4:8), и все дела Его правы (Дан.3:27). Он не берет подарков и не смотрит на лица (Втор.10:17) и воздает каждому по делам его (Мф.16:27; Рим.2:6).

Библия и Предание Церкви учит, а жизнь подтверждает этот вывод, что нет праведного ни одного, все согрешили и лишены славы Божией (Рим. 3:23). А значит и все должны получить от Бога возмездие. Но любовь Божия нашла способ избавить нас от заслуженного наказания. Сын Божий ставший Человеком, по воле Отца Своего принял на Себя наказание за наши грехи. Как еще за 7 веков до Его Рождения предсказывал Исайя:

«Он был презрен и умален пред людьми, муж скорбей и изведавший болезни, и мы отвращали от Него лице свое; Он был презираем, и мы ни во что ставили Его. Но Он взял на Себя наши немощи и понес наши болезни; а мы думали, [что] Он был поражаем, наказуем и уничижен Богом. Но Он изъязвлен был за грехи наши и мучим за беззакония наши; наказание мира нашего [было] на Нем, и ранами Его мы исцелились. Все мы блуждали, как овцы, совратились каждый на свою дорогу: и Господь возложил на Него грехи всех нас. Он истязуем был, но страдал добровольно и не открывал уст Своих; как овца, веден был Он на заклание, и как агнец пред стригущим его безгласен, так Он не отверзал уст Своих. От уз и суда Он был взят; но род Его кто изъяснит? ибо Он отторгнут от земли живых; за преступления народа Моего претерпел казнь. Ему назначали гроб со злодеями, но Он погребен у богатого, потому что не сделал греха, и не было лжи в устах Его. Но Господу угодно было поразить Его, и Он предал Его мучению; когда же душа Его принесет жертву умилостивления, Он узрит потомство долговечное, и воля Господня благоуспешно будет исполняться рукою Его. На подвиг души Своей Он будет смотреть с довольством; чрез познание Его Он, Праведник, Раб Мой, оправдает многих и грехи их на Себе понесет». (Ис. 53:3-11)

Это учение является сердцевиной Нового Завета, и те, кто отвергают его, не могут называться христианами даже в самом далеком приближении. Ведь суть Евангелия проповеданного апостолами в том, что Христос умер за грехи наши по Писанию, что Он погребен был, и что воскрес в третий день (1Кор. 15:3-4). А потому тот, кто не принял Искупителя остается под грузом грехов своих. Для принятия же спасения от греха требуется не только жертва Божия, но и деятельное согласие со стороны человека. Суть этого согласия в вере во Христа (Рим. 3:22), и в участие в Его смерти через Крещение (Рим. 6:3-11). Тот, кто по вере в Иисуса Христа прибегает ко Крещению, получает прощение грехов своих и Крещение спасает Его воскресением Христовым (1Петр. 3:21). Это Божий Путь спасения от греха. Тут неуместны рассуждения на тему «ну, мы не знаем, можно ли спастись без Голгофы или нельзя, это, типа, тайна Божия». Нет тут никакой тайны. Бог ясно все открыл. И не надо пытаться найти тень там, где ясный день. Если человек, по какой бы то ни было причине не прибегает к Единственному Пути к Отцу (Ин. 14:3), то он должен будет понести весь груз своих поступков. Я уже не говорю про всю тяжесть Адамовой скверны, отягощающей нашу жизнь. Законом он оправдаться сможет только тогда, когда весь его исполнит. Просто покаяние от воздаяния не избавит, ведь зло уже вошло в мир и должно получить возмездие. А значит, что может ждать такого несчастного, кроме вечного осуждения? Как смогут оправдаться на Божьем Суде те, кто не захотел получить Божьего оправдания? Потому и говорит святитель Кирилл Иерусалимский: «Кто не принимает крещения, тот спасения не имеет, кроме только мучеников, которые и без воды получают Царство Небесное. Ибо Спаситель, искупая вселенную Крестом и будучи пронзен в ребро, извел из него кровь и воду, чтобы одни во времена мира крестились водой, другие во время гонений крестились собственной кровью. Да и мученичество Спаситель назвал крещением, говоря: можете ли пить чашу, которую Я пью, и крещением, которым Я крещусь, креститься (Мк. 10:38)?»

Также говорит и святитель Амвросий Медиоланский: «Никто не входит в Царство небесное иначе, как только через таинство Крещения».

Конечно, есть разница между тем, кто никогда не знал Христа, и тем, кто слышал Его слово и отверг Его. Первые дадут ответ только за свои дела, а вторые еще будут ответственны перед Отцом за кровь Его Сына (св. Поликарп Смирнский).

«Не верующий в Сына не увидит жизни, но гнев Божий пребывает на нем» (Ин. 3:36) – говорит Евангелие. И мера наказания им будет различна.

«Раб же тот, который знал волю господина своего, и не был готов, и не делал по воле его, бит будет много; а который не знал, и сделал достойное наказания, бит будет меньше» (Лк. 12:47-48).

Одно только роднит их. – Они не будут иметь вечной жизни.

И последнее, но не менее важное для дела спасения. Бог наш есть Бог Завета, заключивший союз не с гордыми одиночками, а со Своим народом. Теперь, после явления Бога во плоти все желающие получить спасения должны вступить в Единую, Святую, Соборную и Апостольскую Церковь, которая не случайно называется уделом спасаемых (7 правило 2 Вселенского Собора), «родом избранным, царственным священством, народом святым, людьми, взятыми в удел, дабы возвещать совершенства Призвавшего вас из тьмы в чудный Свой свет» (1Петр. 2:9). «Не может иметь Отцом Своим Бога тот, кто не имеет Церковь Своею материю» – писал священномученик Киприан Карфагенский («Об единстве Церкви»). Сам Господь, по свидетельству Писания, прилагает спасаемых к Церкви (Деян. 2:47). Ведь Церковь есть Тело Христово, Полнота Наполняющего все во всем (Еф. 1:23), за Которую отдал Себя в Жертву Христос (Еф. 5:23-27). Он Сам очищает Церковь и всех входящих в нее через Крещение – баню водную посредством слова (Еф. 5:26).

А те, кто вне Церкви – это соответственно неочищенные, не народ, не помилованные (1Петр. 2:10), люди, сидящие во тьме и в темнице (Ис. 42:7), находящиеся под властью сатаны (Деян. 26:18). А единственный выход из этого страшного состояния – вера во Христа и Крещение. И как могут спастись те, кто не вышел из-под власти сатаны и не помилован Богом? Как войдут в Царство чистоты нечистые, уже рожденные нечистыми (Иов. 14:4), и не пожелавшие омыться в водах Крещения? Ведь сказал же Господь, что в Его Царствие не войдет ничто нечистое (Апок. 21:27).

Так что учение Господа, что невозможно спастись без Крещения (Ин. 3, 5; Мк. 16, 16), органично вырастает и из всего Откровения как Ветхого, так и Нового Завета, и полностью соответствует наблюдаемому состоянию человечества, которое явно в нынешнем виде не устоит перед праведным Ликом небесного Судьи.

Интересно, что само внехристианское человечество всегда было согласно с этим утверждением. Множество обычаев, связанных с культом предков и смертью свидетельствуют, что за гробом встречи с Творцом никто не ожидает. Более того, большинство цивилизаций считает, что за гробом хуже чем здесь. Как говорил Ахиллес Одиссею, лучше быть последним батраком на земле, чем царем в преисподней (Одиссея). В Японии утверждается, что души мертвых раз в год могут получить «отпуск на землю», а затем возвращаются в ад. Так же считали славяне и кельты (отсюда и современный Хеллуин). В Древнем Египте загробная жизнь кишела опасностями, но в удачном случае можно было получить лишь нечто подобное Земле. Земля Кур шумеров и Шеол семитов – место крайне безрадостное, где живут жуткие чудовища, душа там имеет глиняные крылья, ест глину и пьет пыль. Извращенные ады буддистов и даосов вообще способны вдохновить только авторов фильмов ужасов. Бывали исключения в ряде шаманских культов, где шаманы убеждали, что умершего ждет место хорошей охоты и т.п. То есть даже если бы они и были правы, то никакой встречи с Богом Творцом они не ожидали. Но самое интересное, что сами шаманы почему-то вовсе не желали оставаться в таком «злачном месте», а старались всеми силами обмануть стражей страны мертвых, чтобы вернуться в вовсе не комфортные условия тундры или тайги. В исламе после смерти все души находятся в могилах, где испытывают или «мучения могилы» или некое, непонятное для непосвященных, удовольствие. Но, опять-таки нет никакой личной встречи с Творцом. И даже в исламском раю Аллах будет далек от праведников как Луна от Земли.

Так что о каком спасении некрещеных можно говорить, если мы будем исходить из реального религиозного опыта человечества? И ложный опыт говорит здесь о той же правильной реальности – без Крещения нет спасения, нет прощения грехов, нет встречи и соединения с Господом.

Собственно утверждение, что спастись в христианском смысле можно и без Крещения возникает только как постхристианская ересь. Сама весть о возможности спасения – это Евангельская новость, неведомая прежде. И только неблагодарные люди, узнавшие о такой немыслимой возможности, захотели вместо Единственного Пути проложить свои дорожки. Как говорит Господь: «Меня, источник воды живой, оставили, и высекли себе водоемы разбитые, которые не могут держать воды» (Иер. 2:13).

Интересно, что утверждение о возможности спасения без Христа у церковных авторов не встречается вовсе, а мысль, что можно спастись без Крещения или мученичества, встречается только в самых спорных текстах (свт. Григорий Нисский и фальшивый 2 том Исаака Сирина). Вообще эта мысль, прямо противоречащая сути Евангелия, встречается обычно у еретиков. Это и гностики, и Ориген, и Пелагий, и ряд современных радикальных протестантов (как фундаменталистов, так и либералов).

Не случайно, что это утверждение подпало под ряд анафематизмов, начиная с Карфагенского Собора, 5 Вселенского и оканчивая анафемами Недели Православия.

Отцы Карфагенского Собора 124 правилом утверждают, что даже младенцы крестятся во оставление грехов, «ибо по сему правилу веры и младенцы, никаких грехов сами собою сделать еще не могущие, крещаются истинно во отпущение грехов, да чрез пакирождение очистится в них то, что они заняли от ветхого рождения». А если так, то какая может быть надежда у тех, кто находится под грузом первородного греха?

Еще более жестко говорит 127 правило этого же Собора: «если кто речет, что благодать оправдания нам дана ради того, дабы возможное к исполнению по свободному произволению удобнее исполняли мы чрез благодать, словно бы и не приняв благодати Божией, мы хотя с неудобством, однако могли и без нее исполнить Божественные заповеди, – таковой да будет анафема. Ибо о плодах заповедей не сказал Господь: без Мене неудобно можете творить, но сказал: без Меня ничего не можете творить (Ин. 15:5)».

Это правило вообще осуждает гуманистическое представление о том, что возможна внехристианская праведность. Без Господа Иисуса Христа возможны только отдельные добрые движения души, но невозможна укорененность в добре. Можно попробовать выполнять заповеди, но нельзя их исполнить. А потому как можно говорить о том, что человек может войти в Царство Божие, не творя дел, подобающих для Царства?

Константинопольский Собор 1076 года против Иоанна Итала, 5-тым анафематизмом возглашает так: Говорящим, что эллинские мудрецы и первые из ересеначальников, подверженные анафеме от семи святых и кафолических Соборов и от всех мужей в православии просиявших (как чуждые кафолической Церкви ради их поддельного и нечистого в словесах преумножения), [что они] – и здесь и на будущем суде лучшие во многом, чем мужи благочестивые и православные, в особенности же, чем прегрешившие по человеческой страсти или неразумению, – анафема.

Эти слова важно помнить тем, кто пытается оправдать неверующих или еретиков (особенно Оригена), утверждая, что они бывают лучше, чем православные, а значит у них больше шансов на спасение. На самом деле даже грешный православный христианин ближе к спасению, чем праведный язычник. Согрешивший христианин – это заблудившееся дитя Бога, которое может легко может найти прощение у небесного Отца. А «праведный язычник» – чадо гнева Божия (Еф. 2:1-6), который чаще всего по гордыне убежден в том, что Бог ему не нужен.

Чинопоследование Недели Православия, провозглашаемое в Церквах говорит так:

Анафема 4) Позволяющим себе говорить, что к нашему спасению и очищению от грехов не нужно пришествие в мир Сына Божия по плоти, Его добровольные страдания, смерть и воскресение — Анафема!

А разве не об этом говорит современное гуманистическое богословие «Бога только любви», когда утверждает, что спасение возможно не смотря на то, верил ли человек в Христа, или даже просто в Бога или нет, участвовал в Таинстве Крещения или нет?

Анафема 5) Не принимающим благодати искупления, проповедуемого Евангелием, как единственного средства к оправданию нашему пред Богом — Анафема!

Именно это осуждение падает на тех, кто утверждает возможность спасения через добрые дела. Все, кто не приобщен к благодати Искупления через правую веру и Таинства, не может быть оправдан в очах Господа.

Мысль, что Бог – это только любовь, а потому Он всех спасет вне зависимости от их отношения к Церкви, от их любви ко Христу и от силы Божией, даваемой через Таинства, возникает лишь в мире, который вообще потерял религиозную систему координат и забыл о необходимости личного контакта с невидимой реальность, которая и является сутью любой религии – и истинной, и ложной. Однако и в 21 веке мир духов не закрыт, и дверь не заперта, а потому все такие игры с невидимыми реальностями смертельно опасны. Они грозят распадом жизни здесь и вечной гибелью после смерти. Именно ради этой цели сатана изобрел эту ересь, дабы погрузить всех людей в пагубную беззаботность, чтобы предотвратить миссионерское наступление Православия и погубить вместе с собой как можно больше людей.

Ведь если помнить, что без Крещения нет спасения, то как можно ограничивать миссию Церкви только какой-то нацией или общественной группой? Зачем различать между традиционными или нетрадиционными религиями, все последователи которых дружными рядами сходят в геенну огненную? Как можно говорить, что в деле проповеди Евангелия необходимо уважение к чужим религиозным традициям, когда мы знаем, что результатом этих традиций будет вечное гниение их носителей в огненной бездне? Все это или проявление поистине сатанинской жестокости, когда из-за кратковременных политических целей сквозь пальцы смотрят даже не на убийство тела, а на гибель души, или проявление обычного маловерия, когда Евангелие воспринимается как некий документ прежних исторических эпох. Нечто «формирующий духовно-нравственный облик русской нации», а не немыслимая новость о единственном спасении для погибающего человечества.

Разве Бог справедлив?^

Но тут приходиться слышать такие слова современных «православных»: «вы придерживаетесь ветхозаветного буквализма. Наш Бог Нового Завет не такой, какой был в Ветхом. Он не Бог справедливости, а Бог любви и только любви. Это ваша мстительность, ваша испорченность заставляет видеть в Источнике всякого блага какую-то справедливость. И если в Библии и Отцов и было написано нечто на эту тему, так это из тех соображений, чтобы хоть как-то обуздать грубых людей, которые не могут прекратить зло, если не услышат о наказании за грех. Но на самом деле мы знаем, что Бог – только любовь, и Он никого не наказывает. Наказывает человек только сам себя своими страстями. А Бог только и ждет, чтобы человек к Нему обратился, причем неважно когда, хоть в день Второго Пришествия, и тогда сразу Он простит человека. А раз так, то как вы смеете утверждать, что спасутся только крещенные?»

Действительно, вопрос о спасении помимо Христа и Его Церкви таков, что от решения его зависит и все православное богословие. Строго говоря перед нами два несовместимых представления о Самом Боге из которых вытекают несовместимые представления о загробной участи всех людей (не только некрещеных, но и членов Церкви).

В какого же Бога верят наши «православные гуманисты»? Тут важно не скатиться в лозунговую войну и не начать возмущаться, что, мол, как вы смеете своих православных братьев обвинять чуть ли не в поклонении иным богам. Это будет не честное обсуждение реальной страшной проблемы, а попытка при помощи гвалта и оскорблений запутать людей. Точно также недопустим переход на личности в том смысле, что тот или иной человек столько людей привел в Церковь, а вы смеете… Речь идет здесь не о том или ином человеке, а о вечном Евангелии Иисуса Христа, которое подвергается страшной атаке. Если человек привел в Церковь кого-то, но при этом научил его ложному учению, то такой обращенный строго говоря и не в Церкви. Ведь главным условием входа в Нее и жизни в Ней является именно неповрежденная апостольская вера.

Но вернемся к вопросу, в Кого верят сторонники спасения помимо Крещения. Любимый образ, используемый гуманистами, это образ солнца, которое на всех одинаково светит и лишь тот, кто сам закрыл свои глаза, может погрузиться во тьму. Также и Бог всех одинаково любит, а люди сами отворачиваясь от Него погружаются во тьму греха. Как говорит один из таких гуманистов, Бог никого не наказывает, а наказывают люди себя сами. Как тот, кто лижет топор на морозе и прилипает к нему языком, должен винить только себя самого.

Образ этот вполне понятен. И более того, он часто справедлив. Да, многие грехи уже сами в себе несут наказание Божие. Цирроз печени уже заложен в пьянстве, а развод в прелюбодеянии. Часто, но далеко не всегда. Жители Содома вовсе не поджигали серных залежей и не устраивали огненных омовений. Это навел на них Некто другой. Древние исполины вовсе не организовывали экологической катастрофы Потопа. Потоп навел также Некто другой. Но кто этот Некто? Гностики учили, что это некая злая сила или даже дьявол. А сторонники «православного гуманизма» или отмалчиваются, или опять же смешивают две разные вещи – справедливое наказание за грех, совершенное Судьей, с естественными следствиями неких духовных законов. Нет такого естественного закона в природе, когда гомосексуализм вызывал бы серный дождь. Нет такого закона и в мире духов. Ведь мятежные ангелы вовсе не стараются уничтожить свое влияние в мире (а оно осуществляется только через грех). Добрые же ангелы ничего не делают вопреки воле Творца. Библия говорит, что Господь ниспослал огонь от Господа с неба (Быт. 19:24). То есть для Писания карателем за зло были Две Личности (а не законы) – при этом Обе называются одним именем Яхве. Не случайно пророк Иезекииль говорит от лица Бога: «по путям твоим воздам тебе, и мерзости твои с тобою будут; и узнаете, что Я Господь каратель» (Иез. 7:9).

В общепринятом толковании эти Две Личности – Бог Отец и Бог Сын. Так, например, св. Иустин Философ пишет: «Когда говорит: «Господь низвел огонь с неба» (Быт. 19:24), то этим пророческое слово указывает на двоих по числу: одного, находящегося на земле, Который, говорит Писание, сошел видеть вопль Содомлян, а другого, пребывающего на небесах, Который есть Господь Господа, находившегося на земле, как Отец и Бог, и Виновник того, что Он могуществен и есть Господь и Бог… Сказавши это, я присоединил: вы, слушатели, понимаете, если только вы обращали внимание, что по свидетельству Писания, это Порождение рождено от Отца прежде всех тварей; и что Рожденное есть по числу другое от Рождающего, с этим всякий согласится».

Итак именно Бог Нового Завета еще до пришествия во плоти сжег проклятые города. Так что или нужно просто «гуманистам» перейти на позицию Маркиона и признать все книги Ветхого Завета вдохновленными иным существом, чем Отец Христа (а в наше время именно этих позиций придерживался Л. Гумилев и другие националисты), или отказаться от своего основного тезиса, что Бог никого не наказывает.

Здесь важно отметить то, в чем недостаточность образа Солнца по отношению к Богу. Солнце безвольно, оно не имеет власти ни светить, ни прекратить свечение. Но Бог наш Царь царей и Владыка всего. Он – «Законодатель и Судия, могущий спасти и погубить» (Иак. 4:12). И потому все попытки сделать из Него «аппарат по выработке духовных услуг» обречены на неудачу. Господь свободен в Своих желаниях и никто не может помешать Ему в Его делах, которые Он делает только тогда, когда это Ему хочется.

По словам святителя Григория Паламы, «огонь обладает способностью сжигать и способностью светить, но не обладает способностью желать. А Бог вместе со способностью творить, обладает и способностью желать. Поэтому Он творит не вечно и не по необходимости, а когда пожелает».

Другой страшной проблемой такого понимания Бога как «только любви» является отрицание ключевой вести Библии «Бог есть Господь». Господство Бога предполагает, что все существующее покорно Ему: «и все, живущие на земле, ничего не значат; по воле Своей Он действует как в небесном воинстве, так и у живущих на земле; и нет никого, кто мог бы противиться руке Его и сказать Ему: «что Ты сделал?»» (Дан. 4:32). Если же не Бог награждает и наказывает, то значит Он и не Господь, и не Царь, и не Судья. Вывести из Библии это очень сложно. Надо отказаться почти от всего текста священного Писания, чтобы придти к этому выводу. Если Бог не управляет миром, если Он не награждает и не наказывает, то кто же тогда владычествует над вселенной? Ведь в реальности мы видим, как действует в мире некая, вполне ясная правда. Кто поднял 26 декабря 2004 года великое цунами, которое смыло центры разврата? Если не Бог наш, то кто? Неужели это были безликие силы природы, которые чисто случайно обрушились на центры нечестия? Или это сами тайцы и индонезийцы сорганизовали подводное землетрясение? Приходилось читать странные измышления неких «православных богослов», которые утверждали, что цунами – месть природы, за ее разрушение окружающей среды. Так на место Живого Бога, наказывающего за злодейства и награждающего за добродетель становиться безликая и мертвая природа. И вот, мы снова падаем в бездну язычества. Вновь у нас богиня Земля, и духи стихий правят миром, забывшем об Единственном Вседержителе! И все это результат именно такого либерального богословия!

Напротив, для нас православных христиан до сих пор актуальны слова святителя Василия Великого: «болезни в городах и народах сухость в воздух бесплодие земли, и бедствия встречающиеся с каждым в жизни, пресекают возрастание греха. И всякое зло такого рода посылается от Бога, чтоб предотвратить порождение истинных зол. Ибо и телесные страдания, и внешние бедствия измышлены к обузданию греха. Итак, Бог истребляет зло, а не от Бога зло. И врач истребляет болезнь, а не влагает ее в тело. Разрушения же городов землетрясения, наводнения, гибель воинств кораблекрушения, всякое истребление многих людей, случающееся от земли, или моря, или воздуха, или огня, или какой бы то ни было причины, бывают для того, чтоб уцеломудрить оставшихся; потому что Бог всенародные пороки уцеломудривает всенародными казнями. Посему в собственном смысли зло, то есть, грех – это зло, наиболее достойное сего наименования, зависит от нашего произволения; потому что в нашей воле – или удержаться от порока, или быть порочным. А из прочих зол иные как подвиги, бывают нужны к показанию мужества, например Иову лишение детей, истребление всего богатства в одно мгновение времени и поражение гнойными струпами; а иные посылаются, как врачевство от грехов, например, Давиду домашний позор служит наказанием за беззаконное вожделение. И еще знаем страшные казни другого рода, насылаемые праведным судом Божиим, чтоб поползновенных на грех сделать целомудренными. Например, Дафан и Авирон были пожраны землею в разверстые под ними бездны и пропасти. Ибо здесь таковым родом наказания не сами они приводились к исправление (возможно ли это для сошедших во ад), но примером своим сделали целомудренными прочих. Так и Фараон потоплен был со всем войском. Так истреблены и прежние жители Палестины».

Мы знаем, что Бог наш суверенный Властелин. Недаром «в исторических событиях – как радостных, так и горестных для народа Божьего, богодухновенные пророки видели действие Божьего промысла – Его заботы, Его спасения или Его грозного суда. Мысль, что что-либо может произойти вне Божьего владычества, отвергалась пророками как нелепая и нечестивая: 

Но послал горе, и помилует по великой благости Своей. Ибо Он не по изволению сердца Своего наказывает и огорчает сынов человеческих. Но, когда попирают ногами своими всех узников земли, когда неправедно судят человека пред лицом Всевышнего, когда притесняют человека в деле его: разве не видит Господь? Кто это говорит: «и то бывает, чему Господь не повелел быть»? Не от уст ли Всевышнего происходит бедствие и благополучие? (Плач Иеремии 3:32-38)

Трубит ли в городе труба, – и народ не испугался бы? Бывает ли в городе бедствие, которое не Господь попустил бы? (Амос 3:6)

Божий промысел простирается не только на значительные исторические события, но на жизнь каждого человека — Он создал сердца всех их и вникает во все дела их. (Пс. 32:15)

Более того, Сам Господь Иисус удостоверяет нас, что даже столь незначительное событие, как падение малой птицы, не может совершиться без воли Бога —Не две ли малые птицы продаются за ассарий? И ни одна из них не упадет на землю без [воли] Отца вашего; (Мф. 10:29)

И с философской точки зрения, и с точки зрения библейского Откровения в теистической вселенной можно только очень условно говорить о “естественных” и, уж тем более, “необходимых” последствиях – как и о “случайностях”. Не происходит и не может произойти ничего, чего бы не определил Бог – или попуская, или активно действуя».

Как раз поэтому и не возможно совместить Бога Писания и Предания, Бога Церкви и наблюдаемой Вселенной с выдуманным богом гуманистов. Тут необходим выбор между той реальностью о которой нам говорит Откровение и умопостоениями гуманистов.

Но совершая этот выбор важно помнить еще об одном факте. Если мы будем верить в такого Бога, который не награждает и не наказывает, то мы автоматически лишаемся права на молитву. Если Бог только дает Свою любовь, но никаким образом не вмешивается в нашу жизнь, то и всякая молитва к Нему бесполезна. Особенно это касается молитв о прощении, об благом ответе на Страшном Суде, и даже обычных молитвах об умершем. По справедливому замечанию Сергея Худиева, «что произойдет с нашей верой, нашей надеждой, нашей молитвенной жизнью, если мы все-таки всерьез примем представления о воздаянии как о “естественных, необходимых последствиях”? Мы рассмотрим некоторые неизбежные последствия – не возможные, а именно неизбежные – последствия таких представлений. Любая просительная молитва – от “доброго ответа на страшном суде Христовом просим” до “долгоденственное и мирное житие, здравие и спасение, и во всем благое поспешение, подаждь, Господи..” – исходит из того, что наша временная и вечная участь определяется Богом. Бессмысленно просить Бога о чем бы то ни было, если воздаяние – это “естественное, необходимое следствие” наших поступков. В самом деле, митр. Сергий (Старгородский) пишет: За дела человек получает воздаяние, но это воздаяние в самих же делах, в том отпечатке, какой они кладут на душу человека. „Если мысленные очи» человека, вследствие греховной жизни, „слишком темны, чтобы прозреть в обитель радостей», если он не развил их настолько, то он и принужден будет обитать во тьме и мучиться, потому что все, в чем только человек полагал благо жизни, все это у него отнимется; а между тем человек по-прежнему этого жаждет и только в этом может найти пищу своей душе. Приготовивший же себя к духовной жизни и будет ей наслаждаться, и притом в той степени, как себя приговорил.

Если, в рамках этой доктрины, Вы не “развили мысленные очи”, Вам бессмысленно просить о Божьем помиловании; бессмысленно также любое покаяние на смертном одре, когда человек явно не имеет времени для ”развития мысленных очей” и “приготовления к духовной жизни”.. В самом деле, Ваша посмертная участь определяется Вашим собственным состоянием, а не решением Бога – какой смысл Вам еще взывать к Богу? Профессор А.И.Осипов говорит, что “Бог есть любовь и только любовь”, как бы предлагая нам более мягкого и любящего Бога, чем Бог-Судия Пророков и Апостолов. Но к чему это приводит? Если гибель грозит Вам по приговору Судии, Вы можете воззвать о милости – и получить эту милость. Но в рамках тех безличных представлений о воздаянии, которые отстаивают митр. Сергий (Старгородцев), проф. А.И.Осипов и единомысленные с ними, никакая милость, никакое принятие в Царство Божие грешника, который не “развил мысленные очи”, “не приготовил себя к духовной жизни” попросту невозможно. Не суд Божий, а “необходимые и естественные последствия” обрекают Вас на геенну – а, значит, и помилование исключено…

Бессмысленно стучаться в дверь, бессмысленно взывать о милости – “общение с Богом невосприемлемо для грешников”, а Его решение помиловать или отказать в милости здесь не причем. Поэтому в рамках веры в “естественные, необходимые последствия” становится бессмысленным и апостольское возвещение о прощении грехов».

Если подвести итог всему вышесказанному, то надо сказать, что утверждение, что «Бог – только любовь» фактически приводит к деизму или даже атеизму. В лучшем случае в представлении таких «православных гуманистов» Господь будет некоей благой Силой, вроде индейского Маниту, которой можно пользоваться, но которая никак не вмешивается в нашу жизнь – ни чудесами, ни судом, ни воздаянием. Короче, «никто не даст нам избавления, ни Бог, ни царь, и не герой. Добьемся мы освобождения своею собственной рукой».

Это понятно психологически. Хочется же иметь некое свое собственное место во вселенной, в которое никто, и даже Бог, не имеют право влезать. Собственно именно так в обычное время думает большинство людей. «Пока гром не грянет – мужик не перекрестится». Пока у меня все хорошо, зачем мне напоминать о Суде, о смерти. Я делаю, что хочу, и не трогайте меня со своими заповедями. Так поступил еще Адам, когда пытался от Вездесущего Бога спрятаться в кустах. Но при этом надо помнить, что и когда гром грянет – то креститься будет бесполезно. Не к кому обращаться. Тот «бог – дед Мороз», который НИКОГО НЕ НАКАЗЫВАЕТ, не защитит и вас тогда, когда вас обижают. Ведь Он не может же наказать, например, Гитлера. Ведь тот тоже Его дитятко, которого Он греет, холит и лелеет, несмотря на его безобразия. Так что кричи – не кричи, все едино. Помощи ждать неоткуда.

Я хотел бы выдвинуть против гуманистического бога «только любви» аргумент от слезинки ребенка. Как можно чтить (понятно, что молится Ему бесполезно, но даже чтить) Того, кто не пожелает отомстить за невинную кровь?

Не удержусь и еще процитирую С. Худиева: «Иногда люди говорят «я не верю в гневного Бога! Я верю в Бога любви!». Но тогда они верят в Бога, который ничего не имеет против нравственного зла; в Бога, который не возражает против беззакония; в Бога, который благодушно смотрит на то, как вдову и пришельца убивают, и сирот умерщвляют. Давайте остановимся на пять минут и подумаем – можем ли мы назвать Бога, которого не возмущает беззаконие, Бога, равнодушно взирающего на то, как грех разрушает сотворенный Им мир, любящим? Традиционная христианская вера, говорит, что Бог долготерпит, но Его гнев – реальность, пламенеющий огонь, который сметет все злое. Представление о «безгневном» Боге говорит, что Бог с самого начала не проявляет ничего похожего на возмущение или негодование по отношению к греху, а у мироздания нет никакой надежды на то, что Бог покончит со злом, активно вмешавшись в ход событий».

От себя добавлю, что если такое существо и существовало, то оно не заслуживало бы ни малейшего уважения и тем более почтения. Как можно любить того, кто спокойно смотрит на обиду невинного, гладит по головке обидчика и говорит ему «ну зря ты это сделал. Теперь у тебя духовные очи помрачились. Трудно тебе бедному придется»?

Но если мы обратимся к учению Отцов Церкви, то увидим, что для них такое отношение к Создателю равносильно полному отрицанию бытия Божия.

Священномученик Ириней Лионский так опровергает «православных гуманистов» II века (тогда их звали маркионитами): «чтобы устранить от Отца власть карать и судить, почитая ее недостойною Бога, и думая, что они придумали Бога без гнева и благого, (еретики) говорили, что один судит, а другой спасает, неразумно отнимая у того и другого разум и правосудие. Ибо если судящий (Бог) вместе с сим не благ для того, чтобы оказывать милость тем, кому должно, а осуждать тех, кого следует, то он окажется несправедливым и немудрым судиею. С другой стороны добрый (Бог), если он только благ и не одобряет тех, кому оказывает благость, будет вне справедливости и благость Его окажется немощною, потому что не спасает всех, если не сопровождается судом. Итак, Маркион, разделяя Бога на двух, называя одного благим, а другого — судящим, в том и другом уничтожает Бога. Ибо судящий, если вместе не благ, не есть Бог, потому что не Бог тот, у кого нет благости; и добрый, если не имеет судебной силы, не будет, как и первый, Бог, будучи лишен качества Бога. Каким образом называют Отца всего премудрым, если не приписывают Ему судящей способности? Ибо если Он премудр, то вместе с сим и одобряет; а одобряющему принадлежит судящая способность, а за нею следует правосудие, чтобы судить справедливо; правосудие вызывает суд; суд же, будучи совершаем с правосудием, приведет к премудрости. Посему Отец должен премудростью превосходить всякую человеческую и ангельскую премудрость, потому что Он Господь, Судия и Праведный и Владыка над всеми. Ибо Он и благ и милосерд и терпелив и спасает кого должно, и благость у Него не лишена справедливости и премудрость не умаляется; ибо спасает, кого должно спасти, и судить достойных суда. И правосудие не оказывается не милостивым, потому что благость идет впереди и предшествует. Итак Бог, Который благоволительно повелевает солнцу своему восходить над всеми и посылает дождь на праведных и неправедных, будет судить тех, которые пользуясь Его равно распределяемою благостью, жили не соответственно дарам его щедрости, но в удовольствиях и роскоши проводили дни свои вопреки Его благости и даже богохульствовали против Того, Кто оказал на них столько благодеяний».

А сколько зла приносит такое понимание Бога для нравственной жизни человека. И в пастырской работе последователей этого учения наличествует обман. Приходит к такому пастырю человек и говорит ему: «меня обидели несправедливо и подло, и я хочу отомстить». Гуманист говорит ему: «нельзя мстить, ведь апостол сказал: Не мстите за себя, возлюбленные, но дайте место гневу [Божию]. Ибо написано: Мне отмщение, Я воздам, говорит Господь. (Рим. 12:19)» Человек успокаивается, передает свое дело в руки Божии и слышит на проповеди через минуту: «не думайте, что Бог кому-то мстит, кому-то наказывает. Он любовь и только любовь. Он всех жалеет и потому представление об Его справедливости ложно». Разве не поймет такой обиженный, что его просто обманули? Разве не подтолкнет его это к греховной мести? Так проповедь лжелюбви прямо порождает злобу.

А потому не приходится удивляться тому, что где торжествует понимание Бога как «только любви» заповеди Господни пребывают в полном пренебрежении и даже появляются попытки их ревизии. Например, митр. Иоанн Пергамский, выступающий за такой понимание Бога, заявил, что гомосексуализм никогда не осуждался в Православной Церкви. То, что одно (нравственное падение), неизбежно следует из другого (из ложного представления о Боге) говорил еще святитель Василий Великий: «ежели нет Надзирающего, нет Воздающего каждому по достоинству того, что сделано в жизни, то воспрепятствует ли что притеснять нищего, убивать сирот умерщвлять вдову и пришельца, отваживаться на всякое нечестное дело, осквернять себя нечистыми и мерзкими страстями, всякими скотскими вожделениями?»

Так что Единственный Бог Ветхого и Нового Завета одновременно и благ, и справедлив. Он и награждает за добро и наказывает за зло. Каким бы детским это представление это некоторым не считалось, но это правда. А раз так, то Бог не оставит никакой грех без наказания, если он не будет очищен единственным средством очищения – кровью Господней, омывающей нас водами Крещения. А всякого неочищенного ожидает страшная встреча с пламенеющим огнем гнева Божия, которая окончится для него «наказанием, вечной погибелью, от лица Господа и от славы могущества Его» (2Фес. 1:8-9).

А как же хорошие люди? Неужели они погибнут?^

Этот вопрос задают чаще всего, услышав слова Господа: «кто будет веровать и креститься, спасен будет, а кто не будет веровать, осужден будет» (Мк. 16:16). Действительно, если уж мы решили, что Бог справедлив, то неужели Он осудит вместе праведного и нечестивого? Судья всей земли поступит ли неправосудно? (Быт. 18:25)

Этот вопрос действительно серьезный. Ведь библейское утверждение, что спасение дается независимо от дел, только по вере во Христа (Еф. 2:8-9) часто называют несправедливым, нечестным и даже поощряющим злодейства.

— У вас все легко: согрешил и покаялся. И ваш Бог сразу все простил. Это несправедливо! И еще вы при этом заявляете, что Бог накажет тех людей, которые жили праведно, но не вошли в вашу Церковь.

Эти слова можно услышать и от безбожников, и от мусульман, и от оккультистов. И это возмущение не случайно. В глубине сердца те, кто не желают принять Христа как Единственного Спасителя, считают, что сами и без Его помощи могут стать неплохими людьми и Бог обязан будет дать им блаженство. Они думают, что Бог им чего-то должен, и возмущаются что этого им Создатель не дает.

Прав С. Худиев, когда говорит, что «мы живем во вселенной, охваченной мятежом. Мы принадлежим к мятежному роду. Для нас, как падших и мятежных существ, естественно отвергать Владычество Бога и Его суд. Яростная, неукротимая мятежность, свойственная падшему человеческому сердцу, будет побуждать нас с возмущением отвергать правду Божию. Поэтому самые ясные аргументы не смогут пробить убеждения человека в том, что Божие правосудие является «свирепым, эгоцентрическим и садистким». Тут, помимо интеллектуального убеждения требуется нечто иное – покаяние. Нужно покинуть лагерь мятежников и сдаться законному Государю».

И одним из важнейших элементов мятежа является попытка поставить свою праведность вместо праведности Божией. Это уже произошло с народом Израиля, когда «не разумея праведности Божией и усиливаясь поставить собственную праведность, они не покорились праведности Божией, потому что конец закона – Христос, к праведности всякого верующего» (Рим. 10:3-4).

Как комментирует эти слова Златоуст, «но те, которые постоянно противятся Святому Духу и усиливаются оправдаться посредством закона, далеки от веры. Будучи же далекими от веры и не получив оправдания, даруемого верою, а равно не имея возможности оправдаться законом, они все потеряли. Кончина бо закона Христос в правду всякому верующему (Рим. 10:4). Заметь благоразумие Павла. Так как то и другое он назвал правдою, то чтобы уверовавшие из иудеев не подумали, что они имеют одну правду, а лишены другой и потому обвиняются в беззаконии (ведь им, как новообращенным, надлежало еще опасаться), и чтобы иудеи опять не предполагали исполнить правду и не говорили: если мы доселе не исполнили, то без сомнения исполним, — смотри, что делает (апостол). Он доказывает, что праведность одна, что законная праведность заключается в праведности по вере и кто приобрел праведность по вере, тот исполнил и праведность законную, а кто отверг первую, тот лишился и последней. Если Христос есть цель закона, то не имеющий Христа, хотя бы и думал, что имеет праведность, однако не имеет ее, а имеющий Христа, хотя бы и не исполнил закона, всего достиг. Цель врачевания есть здоровье. Как тот, кто может сделать здоровым, хотя бы и не знал врачебного искусства, все имеет, а не умеющий вылечить, хотя бы и думал, что следует искусству, всего лишается, так бывает и относительно закона и веры: кто имеет веру, тот достиг цели закона, а кто вне веры, тот чужд и веры, и закона. Чего желал, именно, закон? Сделать человека праведным. Но он оказался бессилен, потому что никто не исполнил закона. Такова была цель закона, к этому все клонилось, для этого все совершалось — и праздники, и заповеди, и жертвы, и все остальное, чтобы человек оправдался. Но этой цели вернее достиг Христос посредством веры. Итак, не бойся, говорит (апостол), что ты нарушаешь закон, после того как пришел к вере: ты тогда преступаешь закон, когда по причине закона не будешь веровать во Христа; когда же уверуешь в Него, тогда ты исполнил и закон, даже гораздо больше, потому что ты достиг гораздо большей праведности».

Самое удивительное, что люди пытаются достигнуть вечной жизни через исполнение своих норм. Люди исполняют (а часто и не исполняют) свои собственные предписания и при этом почему-то считают, что Бог обязан их за это еще и наградить. Это можно сравнить с тем, что на футбольном соревновании одна из команд разрешила бы себе использовать для игры и руки, и пистолет, а затем еще и требовала бы от судьи, чтобы он засчитал ей победу.

Те, кто считают себя вправе требовать от Бога награды за свои поступки, игнорируя Его прямое повеление о Крещении (Ин.3,5; Мк. 16,16), при этом еще в отличие от иудеев даже не пытаются исполнять Божиих заповедей. Они выполняют (или не выполняют, но делают вид, что исполняют) нормы собственной морали и при этом еще возмущаются Божьему негодованию: «приближаются ко Мне люди сии устами своими, и чтут Меня языком, сердце же их далеко отстоит от Меня; но тщетно чтут Меня, уча учениям, заповедям человеческим» (Мф. 15:8-9).

Интересно, а на работе они также будут относиться к подчиненным, которые вместо того, чтобы исполнить поручение скажут: «а вот мы тут хорошо сделали, а ваше поручение – все ерунда, делать его вовсе не надо»? Не думаю, что такая наглость заслуживает награды. Но почем-то от Бога этого ждут.

Если мы желаем получить от Бога награду, думаю, что надо Ему угодить. А чтобы Ему угодить, надо выполнить заповеди. А главное дело, которое требует от нас Господь – это вера в Сына Божия, и получение от Него прощения в Крещении: «Сказали Ему: что нам делать, чтобы творить дела Божии? Иисус сказал им в ответ: вот дело Божие, чтобы вы веровали в Того, Кого Он послал» (Ин. 6:28-29). «Истинно, истинно говорю тебе, если кто не родится от воды и Духа, не может войти в Царствие Божие» (Ин. 3:5).

Не случайно Златоуст сказал такие страшные слова: «Если случится, чего не дай Бог, что постигнет нас нечаянная смерть, и мы отойдем отсюда без Просвещения, то, хотя бы мы имели здесь тысячи благ, нас ожидает не что другое, как геенна, червь ядовитый, огонь неугасимый и узы неразрешимые».

И как может быть праведным тот, кто прямо нарушает волю Бога? Уже не приходиться говорить, что и даже формально некрещеный вряд ли исполнил хотя бы Десять заповедей Моисея, я уже не говорю ни про 613 заповедей Закона, ни тем более о Евангельских повелениях. Ведь тот, кто не принял Таинства, не почитает как должно Бога (1 заповедь), а напротив, сделал себе кумира из своей мнимой правоты (2 заповедь). Не случайно о. Паисий Святогорец сказал, что «нельзя одновременно искать правды своей и правды Божией. Они не совместимы. Когда ты ищешь своей правды, ты забываешь о Божией и наоборот».

А суд правды Божией о каждом из нас такой: «как Иудеи, так и Еллины, все под грехом, как написано: нет праведного ни одного; нет разумевающего; никто не ищет Бога; все совратились с пути, до одного негодны; нет делающего добро, нет ни одного. Гортань их – открытый гроб; языком своим обманывают; яд аспидов на губах их. Уста их полны злословия и горечи. Ноги их быстры на пролитие крови; разрушение и пагуба на путях их; они не знают пути мира. Нет страха Божия перед глазами их. Но мы знаем, что закон, если что говорит, говорит к состоящим под законом, так что заграждаются всякие уста, и весь мир становится виновен пред Богом, потому что делами закона не оправдается пред Ним никакая плоть; ибо законом познается грех» (Рим. 3:9-21).

И разве говоря по-честному, это не является чистотой правдой? Разве даже внешне порядочные люди не полны тщеславия? Разве есть в их сердцах страх Божий? Разве ищут они Бога? А потому и не удивительно, что часто самые порядочные люди подводят в трудную минуту. Ведь сердце их забаррикадировалось от Господа в броню своей порядочности и мнимой честности, за которыми скрывается холодная гордыня. Эти ложные укрепления рухнут в Судный День. Но будет уже поздно.

Так что лучше сейчас отойти от той страшной самонадеянности, которая заставляет нас полагаться на свои мнимые достижения. Лучше прекратить мятеж и сдаться в руки Господа милосердного. Он предлагает нам новый путь праведности: «Но ныне, независимо от закона, явилась правда Божия, о которой свидетельствуют закон и пророки, правда Божия через веру в Иисуса Христа во всех и на всех верующих, ибо нет различия, потому что все согрешили и лишены славы Божией, получая оправдание даром, по благодати Его, искуплением во Христе Иисусе, которого Бог предложил в жертву умилостивления в Крови Его через веру, для показания правды Его в прощении грехов, соделанных прежде, во [время] долготерпения Божия, к показанию правды Его в настоящее время, да [явится] Он праведным и оправдывающим верующего в Иисуса». (Рим. 3:9-26)

Зачем нам умирать в своей фальшивой праведности, которая все равно не вынесет свет Божьего Лица? Не лучше ли смириться перед Богом и получить спасение?

Конечно, можно утешать себя тем, что в преисподней будет не одинаковое наказание для маньяков и обывателей. Да, Христос говорит о различных мерах наказания для разных грешников. Но все-таки лучше спастись и войти в Царствие Божие, чем рассчитывать на немного лучшую участь в месте отвержения.

А разве погибли все люди Ветхого Завета?^

Этот вопрос в самых разных формах выдвигают для того, чтобы отвергнуть единоспасительность дела Христова. Говорят, что раз в Ветхом Завете люди могли спастись без Христа и Его Крещения, то и сейчас для разных классов людей это возможно. В описании классов спасаемых мнения расходятся. Одни утверждают, что спасение доступно некрещеным младенцам, другие – порядочным людям, третьи – язычникам, живущим по законам их религии, четвертые – иудеям, выполнившим Закон Моисея. Но во всех случаях говорят, что утверждение «вне Церкви нет спасения» делает для наших современников спасение более труднодостижимым, чем это было в Ветхом Завете. Один современный богослов вообще разработал теорию, что все человечество, не знающее о Христе, находится в состоянии Ветхого Завета. Все умершие некрещеными сходят во ад, там их встречает Христос, проповедует им, и отправляет на небеса. При этом этот автор утверждает, что сошествие в преисподнюю вне времени и потому касается всех поколений людей.

Тут необходимо сказать следующее. В Ветхом Завете из умерших никто вообще не мог рассчитывать на спасение. Как молился благочестивый царь Езекия: «Я сказал в себе: в преполовение дней моих должен я идти во врата преисподней; я лишен остатка лет моих. Я говорил: не увижу я Господа, Господа на земле живых; не увижу больше человека между живущими в мире; жилище мое снимается с места и уносится от меня, как шалаш пастушеский; я должен отрезать подобно ткачу жизнь мою; Он отрежет меня от основы; день и ночь я ждал, что Ты пошлешь мне кончину… Господи! так живут, и во всем этом жизнь моего духа; Ты исцелишь меня, даруешь мне жизнь. Вот, во благо мне была сильная горесть, и Ты избавил душу мою от рва погибели, бросил все грехи мои за хребет Свой. Ибо не преисподняя славит Тебя, не смерть восхваляет Тебя, не нисшедшие в могилу уповают на истину Твою. Живой, только живой прославит Тебя, как я ныне: отец возвестит детям истину Твою». (Ис.38:10-14, 16-19)

И также говорил его царственный предок – пророк Давид: «Я сравнялся с нисходящими в могилу; я стал, как человек без силы, между мертвыми брошенный, – как убитые, лежащие во гробе, о которых Ты уже не вспоминаешь и которые от руки Твоей отринуты. Ты положил меня в ров преисподний, во мрак, в бездну. Отяготела на мне ярость Твоя, и всеми волнами Твоими Ты поразил [меня]. Ты удалил от меня знакомых моих, сделал меня отвратительным для них; я заключен, и не могу выйти. Око мое истомилось от горести: весь день я взывал к Тебе, Господи, простирал к Тебе руки мои. Разве над мертвыми Ты сотворишь чудо? Разве мертвые встанут и будут славить Тебя? или во гробе будет возвещаема милость Твоя, и истина Твоя – в месте тления? разве во мраке познают чудеса Твои, и в земле забвения – правду Твою?» (Пс. 87:5-13).

Вот участь всех без исключения людей древности. Все они спускались в темные бездны Шеола. Да, там было некое различие в положении душ умерших. Праведники были на лоне Авраамовом (Лк. 16:22), куда их приносили ангелы и они ощущали некое утешение (Лк. 16:26). От грешников их отделала пропасть, которую ни те, ни другие не могли перейти. И сами грешники пребывали в различных степенях наказания. Богач мучился от неутоленного стремления к наслаждению (Лк. 16:23-25). Души убийц несли на себе позор свой, и их окровавленное оружие лежало под их головой (Иез. 32:25-27). А в самых глубинах ада, полных грязи, смрада и червей были души гордецов (Ис. 14:11). Но все они были в одном страшном месте, в темнице душ (1Петр. 3:19), в стране, откуда нет возврата. Разница была только в том, что одни надеялись на то, что Бог Сам вмешается в их судьбу и избавит их из-под тени смерти, а другие – нет. «Во всемирном узилище адском от века пребывали скончавшиеся праведные и неправедные. Но пророки и все праведники непрестанно молили оттуда Господа, чтобы избавил их от скорбей и от вечно-мрачной ночи… Всемилосердый Господь Христос, услышав их, не почел справедливым сделать причастниками своего человеколюбия только тех, кои жили во время пребывания Его на земли и после оного жить будут; но и тех, кои прежде Его пришествия содержались во аде, и сидели во тьме и сени смертной; посему людей, находящихся во плоти, Он посетил с одушевленною плотью, а душам разлучившимся с телами явился с божественною и пречистою душою, которая, разлучившись с телом, не разлучилась с Божеством»

Причина этой разницы заключалась в том, что одни при жизни искали Бога, а другие нет. Одни верили Ему, а другие не желали этого. Именно этим и определилась их вечная участь. Спасение же пришло к ним не от их заслуг, а от Бога Спасителя на Которого они надеялись. Иногда приходится слышать, и без веры во Христа спаслись древние. Но это вовсе не так. Да, тайна спасения была сокрыта от древних поколений (Кол. 1:26), и даже ангелы только через Церковь узнали многообразную премудрость Божию (Еф. 3:10). Но из этого никак не следует, что о Сыне Божием древние люди ничего не знали, и что встреча с Ним в аду была неожиданностью. Нет, Авраам и Моисей, Давид и Исайя не только знали о Господе, но и лично с Ним общались.

По словам святителя Афанасия, «к познанию же и точному уразумению истины имеем нужду не в ком другом, а только в себе самих. Путь к Богу не так далек от нас, как превыше всего сам Бог; он не вне нас, но в нас самих; и начало его может быть нами найдено, как и Моисей учил, говоря: Близко к тебе слово, в устах твоих и в сердце твоем (Рим.10,8; Втор.30,14). И Спаситель, давая разуметь и подтверждая тоже самое, сказал: Царство Божие внутри вас (Лук. 17:21). Внутри же себя имея веру и царствие Божие, можем вскоре узреть и уразуметь Царя вселенной – Спасительное Отчее Слово. Да не отговариваются служащие идолам эллины, и вообще, никто другой да не обольщает сам себя, будто бы нет у них такового пути, а потому и имеют они предлог к своему безбожию. Все мы вступили на этот путь, и всем он открыт, хотя и не все им идут, но многим желательно оставлять его, потому что влекут их со вне житейские удовольствия».

Таким образом любой человек – и иудей, и язычник, рассматривая в себе отпечаток образа Божия мог рассмотреть и Сам Первый Образ Отца – Сына Божия (Кол. 1:15), сказавшего «видевший Меня, видел Отца» (Ин. 14:19). Также и рассматривая видимое творение, любой человек мог увидеть и присносущную Его силу и Божество (Рим. 1:20). А увидев Своего Творца, человек мог возложить на Него всю свою надежду, и именно через это получить спасение тогда, когда Христос отыскал искавших его во тьме преисподней. Не случайно св. Епифаний Кипрский говорит: «ужели Бог, сошедши во ад, спасает всех без разбора? Нет. Он и там спасает одних уверовавших».

Так что как в древности, так и сейчас спасение совершается совершенно одинаково. Люди, ищущие Истину, находят ее в Боге Создателе. Они начинают исполнять Его волю или через письменный Закон, или через закон совести. Исполняя закон, они убеждаются как в его справедливости, так и в своей неспособности до конца ему следовать. Убедившись в этом, они просят Самого Бога спасти их. И их вера привлекает к ним Божие спасение. «А без веры угодить Богу невозможно; ибо надобно, чтобы приходящий к Богу веровал, что Он есть, и ищущим Его воздает» (Евр. 11:6). Как невозможно это сейчас, так было невозможно и в древности.

Как замечает Златоуст, говоря о словах апостола Павла, «слава и честь, и мир всякому, делающему доброе, во-первых, Иудею, [потом] и Еллину!» (Рим. 2:10): «О каком иудее здесь говорит апостол и о каких эллинах беседует? О живших до пришествия Христова. Не дошла еще речь до времен благодати, но апостол пока останавливается на временах более ранних, приготовляя издали и постепенно уничтожая различия между иудеем и эллином, чтобы, когда сделает это в рассуждении благодати, не показалось бы чем-то новым и затруднительным для понимания. Ведь если не было никакого различия в более ранние времена, когда не воссияла еще благодать Христова, когда деяния иудеев для всех были почтенны и блестящи, то что могли бы об этом сказать тогда, когда явилась столь великая благодать? Вследствие этого, конечно, апостол и раскрывает такое учение с большим тщанием. Слушатель, узнав, что оно господствовало в древние времена, тем скорее примет его теперь — по принятии веры. А под эллинами апостол разумеет здесь не идолопоклонников, но людей богобоязненных, повинующихся естественному закону, которые, за исключением соблюдения иудейских обрядов, исполняли все относящееся до благочестия. Таковы были Мелхиседек и бывшие с ним, Иов, ниневитяне, Корнилий».

Само спасение также совершается совершенно одинаково как в древности, так и сейчас. Сын Божий умирает на Кресте за грехи людей, и Своей кровью омывает преступления тех, кто уверовал. По прекрасным словам св. Игнатия Богоносца, «Он есть дверь к Отцу, которою входят Авраам, Исаак и Иаков, пророки и апостолы и Церковь. Все это для единения с Богом»

Те, кто уверовал прежде, Он спасает Своим сошествием во ад. Так были спасены Адам и Ева, благоразумный разбойник и все вообще уверовавшие во Христа до Его смерти. Как говорит Синаксарь Пасхи, «низшедши во ад, Он не всех восстановил, а только тех, которые восхотели уверовать в Него; души же святых, от века насильственно задержанные адом, Он освободил и всем им открыл восход на небеса»

А те, кто уверовал сейчас также нуждается в том, чтобы Кровь Иисуса Христа очистила его от всякого греха (1Ин. 1:7). А как можно получить это очищение сейчас? Только через участие в смерти и воскресении Христа Спасителя можно получить спасение. Участвуем же мы в страстях Господних через Крещение и Причастие:

«Неужели не знаете, что все мы, крестившиеся во Христа Иисуса, в смерть Его крестились? Итак мы погреблись с Ним крещением в смерть, дабы, как Христос воскрес из мертвых славою Отца, так и нам ходить в обновленной жизни. Ибо если мы соединены с Ним подобием смерти Его, то должны быть [соединены] и [подобием] воскресения, зная то, что ветхий наш человек распят с Ним, чтобы упразднено было тело греховное, дабы нам не быть уже рабами греху; ибо умерший освободился от греха. Если же мы умерли со Христом, то веруем, что и жить будем с Ним, зная, что Христос, воскреснув из мертвых, уже не умирает: смерть уже не имеет над Ним власти. Ибо, что Он умер, то умер однажды для греха; а что живет, то живет для Бога. Так и вы почитайте себя мертвыми для греха, живыми же для Бога во Христе Иисусе, Господе нашем» (Рим. 6:3-11).

«В Нем вы и обрезаны обрезанием нерукотворенным, совлечением греховного тела плоти, обрезанием Христовым; быв погребены с Ним в крещении, в Нем вы и совоскресли верою в силу Бога, Который воскресил Его из мертвых» (Кол. 2:11-12)

«Ибо я от [Самого] Господа принял то, что и вам передал, что Господь Иисус в ту ночь, в которую предан был, взял хлеб и, возблагодарив, преломил и сказал: приимите, ядите, сие есть Тело Мое, за вас ломимое; сие творите в Мое воспоминание. Также и чашу после вечери, и сказал: сия чаша есть новый завет в Моей Крови; сие творите, когда только будете пить, в Мое воспоминание. Ибо всякий раз, когда вы едите хлеб сей и пьете чашу сию, смерть Господню возвещаете, доколе Он придет» (1Кор. 11:23-26).

«Иисус же сказал им: истинно, истинно говорю вам: если не будете есть Плоти Сына Человеческого и пить Крови Его, то не будете иметь в себе жизни. Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь имеет жизнь вечную, и Я воскрешу его в последний день. Ибо Плоть Моя истинно есть пища, и Кровь Моя истинно есть питие. Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь пребывает во Мне, и Я в нем. Как послал Меня живый Отец, и Я живу Отцем, [так] и ядущий Меня жить будет Мною» (Иоан. 6:53-57)

Так что Бог действительно не дал нам иного пути спасения, кроме как через искупительную жертву Сына Своего, для принятия которой от нас требуется только вера и покаяние. И того, кто поверил, Сам Сын Божий освобождает от рабства греху и сатане. Так было с древними праведниками, которых Сын Божий спас Своим сошествием во ад, так происходит и с нами, которых Тот же Христос Сам лично спасает в Крещении. Он и «есть крестящий Духом Святым» (Ин. 1:33).

Большинство проблем с пониманием того, зачем необходимо для спасения Крещение, связано с тем, что это таинство Божьего вмешательства воспринимается как исключительно человеческое дело. Тогда действительно, становится непонятным, зачем Богу надо обращать внимание искупал ли в купели один человек другого или нет. Другое дело, что на самом деле именно Триединый Бог возрождает нас в Крещении. И отказ от Таинства или любая другая попытка самоспасения есть просто мятеж против Творца.

В связи с догматом сошествия во ад находится еще одно своеобразное учение, пытающееся ввести возможность спасения без Крещения. Утверждается, что преисподняя находится вне времени и сошествие Христа во ад охватывает все времена. Поэтому, говорят, каждый умерший без Крещения после смерти сходит во ад, где его встречает Христос, и если человек поверит в Него, Тот отправляет его на небо. В этом учении декларируется и то, что Иисус Христос – Единственный Спаситель, но при этом Церковь для спасения становиться необязательной.

Тут необходимо заметить, что все дела Господа уникальны и неповторимы. Ни Писание, ни Предание не дают нас права отрицать уникальность событий Страстной Седмицы. Апостол Петр прямо утверждает уникальность и единовременность сошествия во ад: «Христос, чтобы привести нас к Богу, однажды пострадал за грехи наши, праведник за неправедных, быв умерщвлен по плоти, но ожив духом, которым Он и находящимся в темнице духам, сойдя, проповедал» (1Петр. 3:18-19).

Господь однажды умер за наши грехи. Смерть Его была в 15 часов 14 нисана, и сразу после этого Его обоженая Душа сошла в преисподнюю. Всю оставшиеся часы пятницы и субботу Он проповедал душам умерших, которых Господь возвел в рай. А глубокой ночью воскресенья 16 нисана Он воскрес из мертвых. После этого во ад Господь не сходил. Напротив, Он восшел к Отцу Своему, принеся Ему в дар прославленную человеческую природу (Ин. 20:17). А ныне Своим Человечеством Он восседает по правую сторону Бога Отца (Мк. 16:19). Именно там, в небесах, а вовсе не в аду видели Его первомученик Стефан (Деян. 7:56) и апостол Иоанн (Апок. 5:6).

Кстати надо сказать, что мнение, будто преисподняя находится вне времени или Сын Божий сошел туда вне времени ни на чем не основано. Ангелы и люди ограничены временем и пространством. Писание сообщает нам, что в аду души разговаривают (Ис.14,11-16; Лк.16,22-25), что предполагает некое время. Да и Апокалипсис говорит, что времени не будет только после конца мира (Апок. 10:6), а значит, сейчас оно есть и в преисподней, как и на Земле.

Точно также утверждение, что сошествие Христа во ад было вне времени вообще отрицало бы существование адских мучений. Ведь тогда получилось бы, что Господь был в аду Своей душой всегда, даже до воплощения. И всегда была возможность встречи с Ним в долине смертной тени. Непонятно тогда, что нового Он дал людям Своей смертью.

Нет, Христос однажды сошел во ад, спас тех, кто ждал Его пришествия, а сейчас спасает людей уже на Земле, через Церковь, Которая есть Тело Его (Еф. 1:23). Сейчас у нас появился шанс, которого не было никогда раньше. – Шанс встретиться с Богом здесь, на Земле, и никогда не видеть мрачных долин преисподней.

За что наказывает Бог тех язычников, которые никогда не имели возможности узнать о Христе?^

Этот вопрос очень часто приходиться слышать тогда, когда мы обсуждаем единоспасительность Церкви. Ответ достаточно очевиден. Язычники будут наказаны не за что иное, как за свое идолопоклонство. По словам Тертуллиана, «идолопоклонство – величайшее преступление мира, единственная причина Страшного Суда». Именно поклонение твари вместо Творца и является причиной вечной гибели язычников. И подтвердил это Дух Святой, а не просто человек. – Не буду приводить десятков цитат из Ветхого Завета, где Бог с гневом осуждает идолопоклонство и все иные формы язычества. Приведу лишь несколько слов апостолов, которые те показывают преступность язычества.

Апостол Павел говорит так:

«Или не знаете, что неправедные Царства Божия не наследуют? Не обманывайтесь: ни блудники, ни идолослужители, ни прелюбодеи, ни малакии, ни мужеложники, ни воры, ни лихоимцы, ни пьяницы, ни злоречивые, ни хищники – Царства Божия не наследуют» (1Кор. 6:9-10).

«Дела плоти известны; они суть: прелюбодеяние, блуд, нечистота, непотребство, идолослужение, волшебство, вражда, ссоры, зависть, гнев, распри, разногласия, (соблазны), ереси, ненависть, убийства, пьянство, бесчинство и тому подобное. Предваряю вас, как и прежде предварял, что поступающие так Царствия Божия не наследуют» (Гал. 5:19-21).

«Ибо открывается гнев Божий с неба на всякое нечестие и неправду человеков, подавляющих истину неправдою. Ибо, что можно знать о Боге, явно для них, потому что Бог явил им. Ибо невидимое Его, вечная сила Его и Божество, от создания мира через рассматривание творений видимы, так что они безответны. Но как они, познав Бога, не прославили Его, как Бога, и не возблагодарили, но осуетились в умствованиях своих, и омрачилось несмысленное их сердце; называя себя мудрыми, обезумели, и славу нетленного Бога изменили в образ, подобный тленному человеку, и птицам, и четвероногим, и пресмыкающимся, – то и предал их Бог в похотях сердец их нечистоте, так что они сквернили сами свои тела. Они заменили истину Божию ложью, и поклонялись, и служили твари вместо Творца, Который благословен во веки, аминь. Потому предал их Бог постыдным страстям: женщины их заменили естественное употребление противоестественным; подобно и мужчины, оставив естественное употребление женского пола, разжигались похотью друг на друга, мужчины на мужчинах делая срам и получая в самих себе должное возмездие за свое заблуждение. И как они не заботились иметь Бога в разуме, то предал их Бог превратному уму – делать непотребства, так что они исполнены всякой неправды, блуда, лукавства, корыстолюбия, злобы, исполнены зависти, убийства, распрей, обмана, злонравия, злоречивы, клеветники, богоненавистники, обидчики, самохвалы, горды, изобретательны на зло, непослушны родителям, безрассудны, вероломны, нелюбовны, непримиримы, немилостивы. Они знают праведный [суд] Божий, что делающие такие [дела] достойны смерти; однако не только [их] делают, но и делающих одобряют» (Рим. 1:18-32).

Святой апостол прямо учит, что те, кто делают эти преступления – не смогут войти в Царство, а модернисты почему-то считают, что могут. А кто из язычников не творил этих беззаконий, если вся их жизнь пронизана этими страстями?

Так же как апостол Павел учит и апостол любви, Иоанн Богослов. Сам Бог открыл ему, что< «Боязливых же и неверных, и скверных и убийц, и любодеев и чародеев, и идолослужителей и всех лжецов участь в озере, горящем огнем и серою. Это смерть вторая» (Откр. 21:8).

«А вне – псы и чародеи, и любодеи, и убийцы, и идолослужители, и всякий любящий и делающий неправду» (Откр. 22:15).

И если Сам Бог говорит, что участь язычников в озере огненном, то кто посмеет с Ним поспорить? И понятно, что если апостол Иоанн, тот самый, который написал, что «Бог есть любовь», не находит в этом печальном факте противоречия с осуждением грешников, то значит ошибка только в головах у модернистов. Их представления о Боге и о Его любви ошибочны. И если они будут любить свою неправду, то участь их будет также крайне печальной.

Также и первоверховный апостол Петр оценивает жизнь «обычных людей мира сего»: «Довольно, что вы в прошедшее время жизни поступали по воле языческой, предаваясь нечистотам, похотям (мужеложству, скотоложству, помыслам), пьянству, излишеству в пище и питии и нелепому идолослужению; почему они и дивятся, что вы не участвуете с ними в том же распутстве, и злословят вас. Они дадут ответ Имеющему вскоре судить живых и мертвых» (1Пет. 4:3-5).

Действительно, люди вне Церкви творят «дела плоти» постоянно. У очень многих жизнь сводится к тому, как ублажить себя самих.

Даже если вдуматься в самые возвышенные идеалы обычного человека, то они мало чем превосходят высшие проявления жизни животных? Забота о семье свойственна и птицам, охрана границ ареала проживания – большинству млекопитающих. Эстетическое наслаждение знают и глухари. Многие знают, как собаки жертвуют собой ради своих хозяев, что кошки готовы сутками выхаживать людей после инсульта. Все это свидетельство того, что Божественные добродетели вложены в самую природу человека. Но все эти склонности не выходят за границы плотской жизни. И тем более они не смогут ввести человека в небесную жизнь.

Но реальность гораздо страшнее, чем те розовые описания, которые любят приводить модернисты. Да, есть люди кроткие, есть чистые, есть приятные в общении. Но при этом слова Писания, что нет праведного ни одного (Рим. 3:9) являются научно наблюдаемым фактом. Нет людей, которые сами по себе стали исполнителями всех заповедей Бога. А ведь без этого о праведности говорить просто не приходится. И чем более честен человек, чем больше он старается жить по совести, тем сильнее он чувствует он свое несовершенство и греховность.

И даже мудрые язычники говорили также. Гораций свидетельствовал: «Я вижу лучший путь, но иду худшим».

Но большинство людей настолько пропитано злом, что просто не ищет Бога. Ведь «у язычников не только учение было сатанинское, но и жизнь диавольская». И причина этого в том, что ложные учения укрепляют самолюбие, сластолюбие и сребролюбие – эти три главных страсти. А они в свою очередь разрушают и душу человека, и общество в целом. Делает же это зло неисцелимым то, что оно становится традицией народа. И лишь Божественное вмешательство, разрушающее культурные традиции общества дает шанс тем, кто ищет Истину, найти ее. Совершенно не случайно, что Римская империя, разрушившая границы национальных государств, и Православная Церковь появились одновременно. Это дело Божие.

В чем же причина того, что люди так легко впадают в зло и так тяжело творят добро? Почему вне Церкви традицией легче стать преступлению, чем добродетели? Как стали традиционными в некоторых обществах людоедство и содомия, и подобные мерзости? Причина в том, что все люди призваны к любви. И отказаться от способности любить не в наших силах. Но вся беда заключается в том, что или человек любит Бога до забвения себя, и в Нем он научается любить и ближних, или он любит себя до презрения к Богу и ближнему, и в этом самолюбии он становится возлюбленным дьявола, и учится у него ненависти ко всем. Вне Церкви люди находятся под тиранией Врага, которые поступает с ними, как захочет. И только Господь может вырвать нас из-под его нечистой власти.

Апостол Павел ясно показывает эту страшную связь, этот дьявольско-человеческий симбиоз, в котором пребывают все некрещеные: «И вас, мертвых по преступлениям и грехам вашим, в которых вы некогда жили, по обычаю мира сего, по [воле] князя, господствующего в воздухе, духа, действующего ныне в сынах противления, между которыми и мы все жили некогда по нашим плотским похотям, исполняя желания плоти и помыслов, и были по природе чадами гнева, как и прочие» (Еф. 2:1-3).

Понятно, что человек сам не может вырваться из этой тьмы. Но беда еще и в том, что вырываться он и не желает. Ведь ему важнее свое удовольствие, душевное равновесие, национальная традиция, хорошие отношения в семье. – Все это «приличные оболочки» для эгоистичного комфорта. Все, что есть на свете важнее истины и Бога. И поэтому гнев Божий низвергается на его голову. И поэтому участь такого человека в вечном общении с сатаной, которого он возлюбил, и которого ни на какого Бога менять он не желает. Ведь дьявол дает человеку жить так, как ему хочется, а не так, как желает того Бог.

Правда при этом дьявол пожирает отдавшую себя душу, но тут вступает в силу самообман и, по точному замечанию преп. Исаака Сирина, грешник подобен псу, который лижет пилу, и, пьянея от вкуса собственной крови, начинает лизать еще сильнее. И пиявка перед тем, как начать пить кровь, взбрызгивает в кровь обезболивающее, чтобы жертва не заметила потери крови. Так и все многообразие ложных религий и философий – это дьявольское обезболивающе, которое мешает обольщенному придти в себя и найти единственный Путь ко спасению. Именно поэтому нехристиане так яростно требуют отказа от православной миссии и добиваются выражения уважения к их «традиционным религиям». Ведь если узнать волю Бога, то придется принципиально меняться. А этот так не хочется. Вместо уютного наркотического сна придется возвращаться в реальную жизнь. А она после этого «дьявольского лечения» такая, что мало не покажется. Душа разрушена, представления о мире придется менять кардинально, сил духа осталось мало (ведь сатана уже хорошо подкрепился несчастным). Остается полагаться только на непредсказуемую волю Бога, придется броситься в неизвестность, а это так страшно. Именно поэтому живая вера и является главной добродетелью христианина. Ведь без нее объективный взгляд и на себя, и на мир приведет к бесконечному отчаянию. Без доверия к любящему Отцу остается только гибель. Именно из этого печального самоанализа, не подкрепленного доверием Творцу, и рождаются пессимистические религии Востока, такие как буддизм и даосизм. Но и тут за этой мнимой объективностью стоит наглая усмешка Врага, которой говорит, «нечо хлопцы дергаться – погружайтеся ко дну».

И не случайно, что Писания прямо отождествляет идолопоклонство с демонослужением.

«Приносили жертвы бесам, а не Богу, богам, которых они не знали, новым, [которые] пришли от соседей и о которых не помышляли отцы ваши» (Втор. 32:17)

«Смешались с язычниками и научились делам их; служили истуканам их, [которые] были для них сетью, и приносили сыновей своих и дочерей своих в жертву бесам; проливали кровь невинную, кровь сыновей своих и дочерей своих, которых приносили в жертву идолам Ханаанским, – и осквернилась земля кровью; оскверняли себя делами своими, блудодействовали поступками своими. И воспылал гнев Господа на народ Его, и возгнушался Он наследием Своим» (Пс. 105:35-40)

«Язычники, принося жертвы, приносят бесам, а не Богу. Но я не хочу, чтобы вы были в общении с бесами. Не можете пить чашу Господню и чашу бесовскую; не можете быть участниками в трапезе Господней и в трапезе бесовской. Неужели мы [решимся] раздражать Господа? Разве мы сильнее Его?» (1Кор. 10:20-22)

И это вовсе не случайно! Кто человеку по сердцу, тому он и служит. Потому и кланяются демонами язычники, что творят их волю. А раз так, что никакой благой участи в вечности их не ждет. Ведь по прямым словам Писания, такое поведение отвратительно Господу.

Но здесь стоит отдельно рассмотреть вопрос, почему не все племена и народы до сих пор получили возможность выбора. Слово Божие четко отвечает на этот вопрос. Бог призывает ко спасению только призванных.

«Ибо кого Он предузнал, тем и предопределил быть подобными образу Сына Своего, дабы Он был первородным между многими братиями. А кого Он предопределил, тех и призвал, а кого призвал, тех и оправдал; а кого оправдал, тех и прославил» (Рим. 8:29,30).

Но, как мы видим из этих слов апостола Павла, предопределение ко спасению не случайно, а вытекает из Божьего предвидения. Бог изначально видит глубины сердца каждого человека.

«С небес призирает Господь, видит всех сынов человеческих; с престола, на котором восседает, Он призирает на всех, живущих на земле: Он создал сердца всех их и вникает во все дела их» (Пс. 32:13-15).

Сам выбор искать истину или подстраивать ее под себя совершается в глубинах человеческого духа. Там никто, и даже Бог не влияет на сердце. И именно в этом тайном выборе и коренится причина предызбрания или отвержения человека. Бог открыл всем нам единственный путь ко спасению, а потому и не помилует тех, кто не взыскал Его. По словам Златоуста,

«Знающий же тайны уже ясно знает и то, кто достоин венцов, а кто — наказания и мучения. Потому Он многих, которые, по мнению людей, были добры, изобличив, наказал и многих, которые считались порочными, увенчал и засвидетельствовал, что они не таковы. Он произносит приговор не по отзыву рабов, но по собственному строгому и беспристрастному суду и не ожидает окончания дела, чтобы одного признать дурным, а другого нет».

Тот, кто в глубинах сердца решил искать Бога, уже находится среди избранников Божьих. И сейчас, во время Нового Завета, Господь не оставит его одного. Он обязательно пошлет к нему проповедника, который и возвестит ему путь спасения. Так про это и написано у апостола Павла.

Вот как толкует вышеприведенные слова блаж. Феофилакт Болгарский: «Притом знаем, что любящим Бога, призванным по Его изволению, все содействует ко благу… Любящим Бога, говорит, все, даже кажущееся неприятным и прискорбным, содействует ко благу. Не сказал, что любящим Бога не приключаются никакие беды, но что хотя и приключаются, однако Бог употребляет бедствия к пользе подвергающихся оным. Потом так как это казалось невероятным, подтверждает это прошедшим, говоря: призванным по Его изволению. Бог, говорит, призвал тебя, когда ты был вдали, и усвоил тебя Себе: не тем ли паче поможет Он призванному? А званным становится человек по изволению, то есть и по собственному его произволению. Ибо одного звания недостаточно (потому что в таком случае все спаслись бы, потому что все призваны), а нужно еще произволение. Ибо кого Он предузнал, тем и предопределил быть подобными образу Сына Своего, дабы Он был первородным между многими братиями. А кого Он предопределил, тех и призвал. Бог наперед знает достойных звания, потом предопределяет. Итак, сначала предведение, потом предопределение. Под предопределением же разумей неизменную благую волю Бога. Так Он наперед знал, что Павел достоин евангельского звания, и таким образом предопределил, то есть неизменно определил, и потому положил призвать его. О ком Он наперед знает, что достойны звания, тех делает подобными образу Сына Своего. Чем был Единородный по естеству, тем они стали по благодати, сделавшись и сами сынами Божиими. А первородный Он между многими братьями по домостроительству, ибо по Божественности Он есть Единородный. Он, восприняв плоть, соединил ее всю и всецело со всем естеством Своим, стал начатком нашим, освятив в Себе осужденное наше естество, и потому достойно есть первородный, а мы именуемся братиями Его. А кого призвал, тех и оправдал, освободив от грехов и соделав праведными чрез баню возрождения. А кого оправдал, тех и прославил,удостоив их усыновления и дав им прочие дары».

Так что наличие или отсутствие проповеди в том или ином месте вовсе не случайно. Разве у Вседержителя есть случайности? Те, кто не ищут Истину, те ее и не находят. А те, кто ищут, тех обязательно Бог приведет к ней. Достаточно вспомнить житие св. Варвары или св. Иоасафа царевича Индийского, чтобы понять, что для Бога не существует «объективных причин», чтобы не донести слово спасения. Сам Господь наш Иисус Христос сказал, что «все, что дает Мне Отец, ко Мне придет; и приходящего ко Мне не изгоню вон» (Ин. 6:37). Я думаю, что никто не будет столь безумным, чтобы поправить Спасителя или сказать, что у Него не хватило сил или информации, чтобы спасти всех.

То, что миссионеры пришли в одно место, но не пришли в другое  — это вовсе не случайно. Напомню, что в Деяниях святых апостолов прямо указывается, как Дух Святой не давал апостолам идти в одно место, и велел идти в другое. То есть перед нами свободное и властное решение Самого Бога. Но неужели Господь поступает несправедливо? Конечно, нет. Мы уже показали, что причина призвания того или другого человека зависит не от его местожительства, или языка, или цвета кожи, а только от того, ищет ли он Истину или нет. Тем и страшно язычество, что оно в качестве нормы выставляет преступление, а оно само блокирует в людях любовь к истинному Богу. Самая страшная вещь в этом мире – это «традиционная религия», когда явная дьявольщина считается среди людей чем-то нормальным, освященным авторитетом предков. Именно потому Бог и не посылает миссионеров к некоторым народам, пока у них не разрушена «традиционная система ценностей». Ведь если они откажутся принять спасение (а это точно знает Всеведущий Сердцеведец), то не только напрасны будут усилия миссионера, но и сами слушатели будут больше наказаны Богом как богоборцы, а не просто демонопоклонники.

Как и сказал Господь наш, «раб же тот, который знал волю господина своего, и не был готов, и не делал по воле его, бит будет много; а который не знал, и сделал достойное наказания, бит будет меньше. И от всякого, кому дано много, много и потребуется, и кому много вверено, с того больше взыщут» (Лук. 12:47-48).

Именно поэтому Бог специально готовит языческие народы к принятию христианства. Он сначала разрушает их обособленность, размывает неугодные Ему «традиционные культуры» войнами, культурными агрессиями, завоеваниями и чем угодно. Только тогда появляется возможность найти среди растерянных и потерявших ориентиры в жизни тех людей, которые ищут Истину как выход из того тупика, в который привело их язычество. Кстати, тут становиться понятным, почему Церковь одобрила римскую глобализацию и считала ее провиденциальной. Так христиане рассмотрели за римскими легионами и разрушением  национальных государств благую волю Бога.  

И этой же причиной объясняется то, что Бог попускает смерть некрещеных младенцев. Он знает, кем бы выросли некоторые из них и как они попрали бы небесный дар. Впрочем, здесь мы сталкиваемся с бездной Божьего Промысла, который нам до конца понять пока не возможно. Но есть вещи, которые мы знаем. Мы знаем, что происходит по учению Церкви с некрещеными детьми: «Нужно знать и то, что младенцы крещеные приобщены к наслаждению, непросвещенные же и дети язычников не пойдут ни к наслаждению, ни в геенну».

А как же другие религии? Ведь их последователи убеждены, что только они спасутся^

Это утверждение часто приходится слышать от людей, уверенных, что существуют много разных путей к Богу, Которого хоть и называют по разному, но по сути Он один. Мнение это проповедали масоны XVIII-XIX веков и теософы всех мастей. При этом адепты такого учения почему-то убеждены, что все религии мира (ну, по крайней мере, т.н. «традиционные») имеют одинаково сильную доказательную базу, и потому вопрос выбора веры никак не относится к области логики, а только к области слепой веры. И поэтому Христово утверждение о том, что без Крещения нет спасения, вызывают у них какое-то подсознательное отвращение и возмущение.

«Это как можно считать, что только вы правы? Вы что, единственные знаете абсолютную Истину? Это же гордыня, грех!» – возмущаются они.

Особенность этого мировоззрения в том, что в нем крайне мало логики, и крайне много эмоций. Люди, не озаботившиеся не то что разобраться в сути мировых религий, но хотя бы понять базовые положения христианства, каким-то девятым чуйством ощущают, будто все на самом деле говорят об одном. По меткому выражению Г. Честертона они убеждены, что «христианство и буддизм очень похожи, особенно буддизм». Почему-то ни ученых разных научных школ, ни представителем разных философских направлений не ставят в упрек их разногласий, никто не утверждают, что все на самом деле они говорят об одном. И это разнообразие даже считается чем-то хорошим. Но если заходит речь о христианстве, то почему-то требуют, чтобы оно признало свое равенство с любой религией. При этом забывается важнейшая вещь. Истина – это то, что есть на самом деле. Вопрос не в том, толерантно это или тоталитарно, а в том, так ли это на самом деле или не так. Хорошо заметил по этому поводу св. Иоанн Златоуст: «пути нечестия многочисленны, а путь истины один, так как заблуждение есть нечто разнообразное, многовидное и смешанное, а истина одна».

Если помнить об этом, то ответить на это возражение можно достаточно просто. Да, мы одни знаем Истину! Да, мы знаем, что мы от Бога и весь мир лежит во зле (1Ин. 5:19)! И это не от нас, но Божий дар, не от дел наших, чтобы мы не могли похвалиться (Еф. 2:8-9). И крайним грехом и гордыней будет, если мы отвергнем этот факт.

Не мы создали Истину, а Она Сама пришла к нам и спасла нас. Если бы мы открыли Бога, то могли бы хвалиться этим. А так нам нечем хвалиться. Мы, как прекрасно говорит преп. Симеон Новый Богослов, человеколюбивые нищие. Нам богач подарил незаслуженный дар, и мы всех зовем к богачу, чтобы те получили от него тот же подарок. Мы просто свидетели тому, что Бог послал в мир единственного Спасителя. И если люди отказываются от Его спасения, то кто виновен в их гибели?

Именно поэтому Библия, и христианство несовместимы с иными верами. Если правы те, кто кланяются иным богам, то лжет Библия, если права Библия и Церковь, то лгут все остальные. Христос сказал: «Я есмь путь и истина и жизнь; никто не приходит к Отцу, как только через Меня» (Ин. 14:6). – Или Он прав, и тогда права Церковь, и все должны спешить в нее, чтобы соединиться со Христом. Или Он не прав, а значит Он не только не Сын Божий, но и не нравственный Учитель человечества. Тогда и христианство – это просто особо зловредная секта. Так кстати и считали язычники, и коммунисты. И со своей точки зрения они поступали логично. Тут только есть проблема с тем, что Христос воскрес из мертвых и до сих пор Его имя обладает чудотворной силой, что невозможно ни для кого, кроме как для Бога. Само христианство построено не на умопостроениях, а на конкретном факте вмешательства Бога Спасителя в этот мир. Как замечательно сказал об этом апостол Павел:

«Я не безумствую, но говорю слова истины и здравого смысла. Ибо знает об этом царь, перед которым и говорю смело. Я отнюдь не верю, чтобы от него было что-нибудь из сего скрыто; ибо это не в углу происходило». (Деян. 26:25-26)

Слепая вера несовместима с православным христианством! Мы знаем Бога, и Бог знает нас!

И, что очень важно, сама совесть безбожников ясно свидетельствует о том, что истина во Христе. В день Суда душа человека сама будет обличать себя. По верному слову святителя Феофана, «есть в душе каждого заступник за истину благовестия – дух с присущим ему страхом Божиим и совестью. Эти стихии духовные одного рода с словом благовестия и тотчас спознаются с ним, коль не заглушены духом века сего. Слово благовестия говорит, что мы безответно виновны перед Богом, и совесть это сознает; слово благовестия уверяет, что всякого грешника ждет нелицеприятный суд и осуждение, и страх Божий подтверждает эту истину. Если б слово благовестия на этом только и останавливалось, то оно ввергало бы всех в отчаяние, никого к себе не привлекая, но оно идет далее и стесненной совестью и страхом суда предлагает благонадежный исход, говоря: Сын Божий приходил на землю, воплотился, пострадал на кресте и разодрал на нем рукописание грехов всего мира; веруй в Него, и получишь отпущение грехов, и благодать Святого Духа для новой безгрешной жизни, которую чистой сохранив до конца, по исходе будешь воспринят небом для вечного неописанного блаженства. Какой дух не заглушенный мог противиться силе сего благовестия?!»

И мы можем быть уверены, что если человек, узнавший о Христе и Евангелии, не пожелал войти в Церковь, то причина только в том, что его дух погружен в бездну зла. Как замечательно точно сказал преп. Иоанн Дамаскин: «если же что противно истине, то это – темное изобретение сатанинского заблуждения и измышление злополучного разума».

Ведь откуда, собственно, берутся те схожие черты, которые есть во многих религиях? Причины тут три. Во-первых, дух человека причастен знанию о Боге. Наше сердце помнит прикосновение творящей руки Христа, Который просвещает всякого человека приходящего в мир (Ин. 1:7). И потому то, что по-честному человек считает правильным – это внедренная в его душу память о Боге. В этом причина, что многие заповеди свойственны и людям, и даже животным.

Во-вторых, во всех народах храниться по преданию память о Боге и Его суде. Именно следами древнего Откровения Божия объясняются такие вещи как совпадения некоторых учений ложных религий и христианства.

И третье, все религии построены на реальном духовном опыте. Вопрос только в том, кто дал этот опыт. Библия и Церковь утверждает, что вне христианства этот опыт происходит от злых ангелов (1Кор. 10:20-22). Но и при этом истинные элементы в нем обязательно будут. Ведь чтобы общаться с демонами, надо признавать и наличие духовного мира, и некий опыт встречи с ним. Поэтому естественно, что любая религия включает в себя и веру в существование мира духов, и признание действенности молитв, и (чаще всего) наличие неуничтожаемой души. Совесть подсказывает человеку, что будет еще и воздаяние за те или иные дела. И большинство религий пытаются как-то облегчить совесть человека, причем делается это с той нечистой целью, чтобы человек самоуспокоился.

«Я убил человека, и моей совести плохо – думает грешник. – Но чтобы решить эту проблему я пожертвую идолу барана – и все будет нормально».

Таким образом, зло усиливается в мире под воздействием этой дьявольской анестезии. Совесть засыпает под влиянием самообмана, чтобы проснуться только после смерти и уже навсегда. При этом надо заметить, что дьявол поступает с язычниками крайне коварно. Он никогда прямо не утверждает, что грехи им будут прощены. Ни одно из языческих божеств не обещала простить беззаконий, но при этом принимают эти приношения с удовольствием. Логика здесь следующая.

«Вы захотели мне принести жертву. Вы захотели таким образом передать себя мне, – говорит демон. – Ну что ж. Очень хорошо. Спасибо вам большое. Но разве я вас обещал, что грехи вам будут прощены? Вы меня просто неправильно поняли. Я этого вам не обещал, и потому перед Богом вы меня не обвините. А сейчас пожалуйте ко мне в ад. Вы же сами посвятили себя мне!»

И при этом иные религии тем и страшны, что человек в них не имеет ни твердой основы для своих мыслей. Ведь ни в одной из них нет надлежащего авторитета, на который мог бы опереться ум человека, чтобы выстроить себе правильную жизнь. Нет в них, поэтому и ясной системы нравственных ценностей. И это понятно. Если мировоззрение хаотичное, то и жизнь хаотична. «Так как ум их сделался превратным, то все, наконец, пришло в беспорядок и смятение, когда руководитель оказался поврежденным» – верно замечает Златоуст. И поэтому все те верные учения, которые встречаются в тех или иных ложных религиях, не могут спасти человека. Можно привести такой пример. В аптеке есть много хороших лекарств, но если их применять не вовремя и в недолжной дозировке, то конец такого лечения будет крайне печальным. Так и частичные истины, содержащиеся в разных религиях, часто не помогают, а мешают человеку найти абсолютную Истину. «Я и так уже много знаю, – говорит несчастный. – Зачем мне Христос и Церковь». Так дьявол даже то доброе, что есть вне Церкви оборачивает ко злу.

Но при этом в самом главном ложные религии противоположны христианству. Церковь говорит о том, что Бог сделал для человека, а иные религии – что людям надо сделать для богов. Церковь запрещает надеяться на свои силы, а иные религии только это и предлагают. В Церкви есть прощение грехов, вне Ее – нет. Церковь дает вечную надежду на Царство Божие, а другие религии привязывают человека к сотворенному миру. Действительно, Церковь совершенно отличается от всякого другого человеческого сообщества. Она – гостья с небес, и само Ее существование – это чудо.

Важно понимать, что само наше утверждение, что только мы, православные христиане, от Бога, что только наша вера единственная Истина и есть проявление истинного смирения, вверяющего себя в руки Божии. Ведь сказал же Лествичник: «в том, кто соединяется со смирением, не бывает ни следа ненависти, ни вида прекословия, ни вони непокорства, разве только где дело идет о вере».

Напротив, упорство в ложной религии есть следствие дьявольской гордости. Ведь «гордость есть отвержение Бога, бесовское изобретение, презрение людей, матерь осуждения, исчадие похвал, знак бесплодия души, отгнание помощи Божией, предтеча умоисступления, виновница падений, причина беснования, источник гнева, дверь лицемерия, твердыня бесов, грехов хранилище, причина немилосердия, неведение сострадания, жестокий истязатель, бесчеловечный судья, противница Богу, корень хулы. Начало гордости – корень тщеславия; средина – уничижение ближнего, бесстыдное проповедание своих трудов, самохвальство в сердце, ненависть обличения; а конец – отвержение Божие помощи, упование на свое тщание, бесовский нрав».

Только гордый может заявить, что у каждого своя истина, забывая и о Боге – единственном Источнике Истины, и о том, что объективная реальность тоже только одна, никак не зависящая от него.

Есть еще одно возражение, которое выдвигают те, кто не желают слушать истину, а отстаивают принцип равного уважения ко всем верам. Они говорят, что есть религии традиционные. – Они хорошие, потому что древние. И потому они должны мирно сосуществовать во имя укрепления государства и общества. А что касается Бога, то вряд ли Он допустил бы им столь долго существовать, если бы они губили людей.

Выше мы уже отчасти отвечали на это возражение, показывая, что Богу вовсе не угодны эти традиционные религии, и Он Сам разрушает их, давая возможность людям найти Себя. В то же время, пока Всевышний попускает им существовать (а происходит это по причине уважения Богом свободной воли людей), и использует их последователей для исполнения Своих замыслов.

Но стоит еще разобрать аргумент «от традиционности». Это представление было свойственно еще древним язычникам, которые утверждали, что «старое значит истинное». В житиях святых приводятся образцы такой аргументации, которую язычники использовали против мучеников. Вот пример из жития св. Карпа (13 октября).

Правитель Валерий, уже после пыток обращается к святым, и говорит им так: – «Если бы я не считал вас благоразумными, то никогда не стал бы подавать вам доброго совета, а склонил бы вас к нашей вере мучениями, против вашей воли. Но так как ваше благоразумие и благонравие указывают на ваше, свойственное великим людям, уменье здраво судить о деле, то я вознамерился быть для вас добрым советником. Не безызвестно, я думаю, вам, что слава и честь воздаются бессмертным богам с древних времен, и это остается так до сего времени не только у нас, знающих греческий и римский языки, но и у варваров; ибо чрез такое усердие к богам города управляются добрыми законами, одерживаются победы над врагами и укрепляется мир. Почему же цари и князья Римские достигли такой славы, что ниспровергли города и народы и подчинили своей власти всех врагов? – не потому ли, что почитали богов и покланялись им? – Почтите же их и вы. И если, через слова невежественных людей, вы прельстились неразумной и только недавно появившейся христианской верой, то образумьтесь ныне и возвратитесь к тому, что лучше. Тогда и боги помилуют вас, и вы насладитесь многими благами, имеющимися у нас; от царя же ожидают вас великие милости. Но если вы останетесь при прежнем упорстве, то и блага эти утратите и нас заставите поступить с вами с крайнею жестокостью».

В этом выступлении тирана мы видим все выдвигаемые доныне аргументы в пользу традиционности. Это и аргумент от древности, и аргумент от всеобщности, и аргумент от государствообразующей роли традиционных религий. Все эти аргументы на самом деле бьют мимо цели. Не плохо быть древней религией (а христианство, продолжившее Ветхозаветную Церковь – самая древняя религия мира). Хорошо, когда религии придерживаются повсеместно. Прекрасно укреплять государство. Но все эти действия не имеют отношения к сути религии – к восстановлению связи с Творцом. Религия существует не для укрепления нравственности, не для усиления государства, а для богообщения. И именно с этой стороны ответили мучителю-традиционалисту святые мученики: – «Мы не считаем вашу веру почтенной за то, только, что вера древняя, ибо не все то непременно честно, что древнее: ведь и злоба древняя, однако еще не достойна за свою древность почтения. Не о том следует рассуждать, должно ли ее принимать. Мы решили уклониться от нее и насколько возможно исторгнуть ее из своей среды, как такую, которая уготовляет страшный геенский огонь любящим ее».

Этот аргумент действительно впечатляющий. Зло и грех существует столько же, сколько и человечество. Но от этого они не стали более достойными. Но надо помнить, что с точки зрения Создателя, следование ложным богам и ложные религии также является величайшим грехом, а потому никакая ссылка на древность не избавит от наказания Божия.

Немыслимая серьезность выбора^

Мне кажется, что главной причиной всех возмущений против Божиих слов о гарантированной гибели некрещеных является подсознательный страх перед окончательностью выбора на Земле.  Я не верю, что «православные гуманисты» серьезно озабочены судьбой мифических праведных идолопоклонников. Тем паче, что в природе найти таких крайне сложно. Достаточно напомнить каждому, воцерковившемуся во взрослом возрасте, какая у него была реакция, когда он прочитал обычный перечень грехов перед исповедью. Обычно говорят: «что, получается, я во всем грешен?» Помню, когда перед Пасхой я распечатывал для раздачи листовки «как подготовиться к исповеди» и этот же вопрос мне задал обычный парень за компьютером. Думаю, что характеристика ап. Павла (Рим. 1:18-31) объективно и точно описывает мир вне Церкви. И вечная гибель некрещенных вызвана именно тем, что они делают зло сознательно, и при этом не только не стесняются этого, но и других делающих одобряют. 

Но на самом деле сторонники спасения без Христа и Его Церкви часто подсознательно думают: «но может все еще можно будет переделать после смерти? Может Бог даст еще один шанс?» Не случайно в дискуссии меня спрашивали о том, что же тогда отвечать родственникам умерших некрещеных. Я убежден, что лгать нельзя и тем более в таком важном деле.

И страшная реальность Слова Божия говорит о том, что выбор совершается только сейчас. «Вот теперь время благоприятное, вот, теперь день спасения» (2Кор. 6:2). Во всем Писании нет ни одного намека, что Бог пошутил насчет вечных мук, нет и намека, что рассказ о Страшном Суде – это притча. Нет, я убежден, что это точное описание реальности. И будет Суд именно так, как об этом говорит Христос. На Суде не будет уже покаяния, не будут приниматься просьбы о пощаде, а будет настоящая чистая справедливость. Да, именно так. Я убежден, что идея, что «Бог только любовь» и ложна, и еретична (это чистая ересь Маркиона), и не имеет никакого отношения к реальности. На самом деле наш реальный Бог именно таков, как Его описывает вся Библия: Он и немыслимо праведен, и немыслимо любящий.  И потому Он действительно воздаст каждому по делам его (Мф. 16:27).

И что важно Сам Христос ответил на вопрос современных гуманистов: «неужели так мало спасающихся?» Он сказал: «подвизайтесь войти сквозь тесные врата, ибо сказываю вам, многие поищут войти, и не возмогут. Когда хозяин дома встанет и затворит двери, тогда вы, стоя вне, станете стучать в двери и говорить: Господи! Господи! отвори нам, но Он скажет вам в ответ: не знаю вас, откуда вы» (Лк. 13:23-25).

Как это не похоже на благодушный агностицизм либералов! Как далека от этих евангельских слов доктрина, что всякому пожелавшему Бог на суде даст возможность исправиться!  

Да и вообще возможно ли доказать учение о возможности очищения от грехов, освобождения от геенны, вступление в живое Богообщение (а это и есть спасения) без Крестной смерти Христа и Его Крещения?! Ведь для этого должно переписать всю Библию, всех Отцов Церкви, все богослужение, да собственно переписать и нашу собственную совесть. И ко всему этому нас призывают исключительно потому, что бояться окончательности выбора. Но он как раз и является главной реальностью этого мира, которую невозможно изменить. Как бы нам не хотелось обратного (а зачем лукавить, и мне очень хочется, чтобы этого не было), но выбираем мы только здесь, а после смерти всякое раскаяние будет бесполезно.

И не лучше ли сейчас, когда еще есть время, вслушаться сердцем и умом в слова Христа: «Итак, приидите все семьи людей, запятнанные грехами, и получите отпущение грехов. Я есмь ваше отпущение, Я – Пасха спасения, Я – Агнец, закланный за вас, Я – искупление ваше, Я – жизнь ваша, Я – воскресение ваше, Я – свет ваш, Я – спасение ваше, Я – Царь ваш. Я вас возведу на небесные высоты. Я вам покажу превечного Отца. Я вас восставлю Моею десницей».

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru