О духов­ной брани

Геор­гий Хали­ман­ков

«Воору­жимся Иису­со­вым именем и, как Вое­на­чаль­ника, будем при­зы­вать Его на помощь при любой борьбе и сра­же­нии. Он пред­ста­нет по пер­вому зову, и тогда душа наша испол­нится сме­ло­сти, и мы, имея спо­бор­ни­ком Иисуса, бес­страшно пойдем на неви­ди­мую брань», — так гово­рит один из совре­мен­ных мона­хов Святой горы Афон архи­манд­рит Ефрем. Что же такое духов­ная брань, и в чем она заклю­ча­ется — вопрос довольно непро­стой для людей, име­ю­щих весьма смут­ное пред­став­ле­ние вообще о духов­ной жизни, не говоря уже о «духов­ной брани».

Мы осме­лимся кос­нуться этой таин­ствен­ной сферы, при­над­ле­жа­щей мно­го­ве­ко­вой тра­ди­ции Пра­во­слав­ной аске­тики или попро­сту — жизни в Боге. Духов­ная брань позна­ется путем уча­стия в ней, а это есть подвиг, кото­рый боль­шин­ство из нас, совре­мен­ных хри­стиан, не желает брать на себя. Святые отцы и подвиж­ники бла­го­че­стия, чья жизнь была одним сплош­ным подви­гом, оста­вили нам в своих писа­ниях и житиях при­меры такой дивной брани. Хри­сти­а­нин по своему при­зва­нию явля­ется воином, вся аске­ти­че­ская лите­ра­тура про­ник­нута воин­ствен­ным пафо­сом. При­ве­дем, чтобы не быть голо­слов­ными, лишь один из очень многих при­ме­ров: «Брат! Ты не обучен еще браням с врагом… Про­ти­во­стань им твер­дым серд­цем, ибо борцы, если не под­ви­за­ются, не бывают увен­чаны, и воины если не пока­жут Царю своего искус­ства в бранях, не удо­ста­и­ва­ются поче­стей» (прп. Вар­со­но­фий Вел. и Иоанн). Много, конечно же, гово­рится о духов­ной брани и в Свя­щен­ном Писа­нии. Так, апо­стол Павел пишет: «Обле­ки­тесь во все­ору­жие Божие, чтобы вам можно было стать против козней диа­воль­ских; потому что наша брань не против плоти и крови…» (Еф. 6:11–12).

А.П. Чехов гово­рил, что чело­век должен по капле выдав­ли­вать из себя раба. Так и мы — каждый день с болью и кровью должны выдав­ли­вать из себя грех; каждый день нужно пытаться вырваться из раб­ства греху, стать сво­бод­ным чело­ве­ком. Под­лин­ная же сво­бода — под­лин­ная победа наша — во Христе — «и сия есть победа, побе­див­шая мир, вера наша» (1Ин. 5:4). Хри­сти­а­нин назы­вает диа­вола просто — враг. Это един­ствен­ный наш насто­я­щий враг, с кото­рым нельзя не вести борьбу. Ощу­ще­ние брани, атмо­сферу посто­ян­ной духов­ной войны чело­век начи­нает чув­ство­вать при вни­ма­тель­ной жизни, то есть когда пыта­ется «вни­мать себе»: своему уму, сердцу, своим чув­ствам…

Иногда смот­ришь внутрь себя и ста­но­вится страшно. «Страшно видеть в себе готов­ность к совер­ше­нию любого самого тяж­кого греха», — так писал в своем днев­нике Оптин­ский ново­му­че­ник иеро­мо­нах Васи­лий (Рос­ля­ков). Архи­манд­рит Софро­ний (Саха­ров), вспо­ми­ная юно­ше­ские годы отступ­ле­ния от Христа, с вели­кой горе­чью при­зна­ется, что «пре­ступ­ле­ний, нака­зу­е­мых госу­дар­ствами, я не совер­шил, но чрез мой ум, чрез мое сердце сво­бодно про­хо­дили всякие гады, всех планов и родов».

Итак, духов­ная борьба — это, прежде всего, борьба за ум. Не отдать своего ума врагу—вот глав­ная задача хри­сти­а­нина. Жить по-хри­сти­ан­ски значит уми­рать для греха. Как это не пара­док­сально про­зву­чит, но в такой смерти — для греха — заклю­чена жизнь. Пройти сквозь узкие врата в меру воз­мож­ного для нас подвиж­ни­че­ства, совлечься «вет­хого чело­века», сотво­рить брань с сата­ной в сокро­вен­ной глу­бине сердца нашего — как кра­сиво все это может зву­чать, и куда исче­зает все наше крас­но­ре­чие, едва дело дохо­дит до прак­тики… «Даждь кровь и прими дух!» Кровь, пот и слезы — все это некра­сиво. Каждый день, снова и снова, хри­сти­а­нин пыта­ется пре­одо­леть себя — побе­дить грех в себе. Сколь мно­га­жды раз он будет лежать без сил, раз­дав­лен­ный грехом, повер­жен­ный и, каза­лось бы, уже уни­что­жен­ный, но стоит лишь вспом­нить о Боге, при­звать Его святое имя… И Хри­стос — Рас­пя­тый и Вос­крес­ший — придет и Сам сотво­рит эту недо­ве­до­мую для нас брань — и побе­дит, и победу дарует нам: «В міре скорбни будете, но дер­зайте, яко Аз побе­дих мір» (Ин. 16:33).

«Жить по-хри­сти­ан­ски невоз­можно, по-хри­сти­ан­ски можно только уми­рать», — пишет архи­манд­рит Софро­ний в книге «Старец Силуан». Это значит, кроме всего про­чего, еще и то, что нельзя быть хри­сти­а­ни­ном, не стра­дая при этом. Когда мы дей­стви­тельно идем за Хри­стом, нашим Вое­на­чаль­ни­ком, «куда бы Он ни пошел» (Откр. 14:4), то в жизни каж­дого из нас будет и свой Геф­си­ман­ский сад с молит­вой до крови, и своя «Via Dolorosa», и своя малень­кая Гол­гофа… Рас­суж­дая по-чело­ве­че­ски, можно впасть в уныние от того, что с каждым годом этой духов­ной брани ста­но­вится все тяже­лей: посто­янно откры­ва­ешь в себе все больше и больше грязи, лукав­ства, ничто­же­ства… Кажется, что грех непо­бе­дим. Однако, если мы будем пом­нить Гос­пода, звать Его на помощь, то бла­го­дат­ное муже­ство, необ­хо­ди­мое для воина Хри­стова, даст нам сил дойти до конца — взойти на крест, чтобы вос­крес­нуть.

журнал «Сту­пени»

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки