О методах и принципах изучения Священного Писания

диакон Нико­лай Репин

Одним из наи­бо­лее акту­аль­ных вопро­сов совре­мен­ной рус­ской биб­ле­и­стики про­то­и­е­рей Дмит­рий Юревич назы­вает «отно­ше­ние пра­во­слав­ного тол­ко­ва­теля к запад­ным экзе­ге­ти­че­ским иссле­до­ва­ниям, в част­но­сти — к под­ходу, извест­ному ныне под назва­нием «исто­рико-кри­ти­че­ский метод»». Почему мы не вправе рас­смат­ри­вать этот метод как «послед­нее слово в биб­лей­ской науке»? Почему доре­во­лю­ци­он­ная рус­ская биб­ле­и­стика не вос­при­няла запад­ную кри­тику Свя­щен­ного Писа­ния? Нет ли здесь, как неко­то­рым людям может пока­заться, про­ти­во­сто­я­ния веры и науки?

Было бы край­ним заблуж­де­нием счи­тать послед­нее прав­дой, потому что, во-первых, пра­во­слав­ная вера нико­гда не была во вражде с наукой. Скорее часть людей, при­крыв­шись наукой, выска­зы­ва­лись по вопро­сам своего неве­рия.

Во-вторых, исполь­зо­вать в своих рабо­тах факты исто­ри­че­ские, фило­ло­ги­че­ские, архео­ло­ги­че­ские и др. это еще не наука. Необ­хо­дима науч­ная мето­до­ло­гия, науч­ные прин­ципы. Напри­мер, есть прин­цип опи­са­ния части, с учетом ее места в целом (см. теорию систем­ного ана­лиза). Свя­щен­ное писа­ние, есть часть Свя­щен­ного Пре­да­ния. И было бы нена­учно не при­ни­мать в учет Пре­да­ния Пра­во­слав­ной Церкви.

В‑третьих, чтобы изу­чать Свя­щен­ное Писа­ние пол­но­ценно необ­хо­димо при­ме­нить не только науч­ные, но и цер­ков­ные прин­ципы. Это значит, при­знать Бого­дух­но­вен­ность Свя­щен­ного Писа­ния, при­знать либо опро­верг­нуть тот факт, что биб­лей­ский текст явля­ется Боже­ствен­ным Откро­ве­нием, выра­жен­ным и зафик­си­ро­ван­ным на чело­ве­че­ском языке бого­дух­но­вен­ными писа­те­лями биб­лей­ских книг.

Так же необ­хо­димо руко­вод­ство­ваться цер­ков­ной свя­то­оте­че­ской Тра­ди­цией пра­во­слав­ной Церкви при изъ­яс­не­нии труд­ных мест Свя­щен­ного Писа­ния. Стал­ки­ва­ясь с тем, что ему непо­нятно в Библии, пра­во­слав­ный иссле­до­ва­тель не торо­питься объ­яв­лять о том, что он якобы нашел «про­ти­во­ре­чия» или «ошибки» в свя­щен­ном тексте, но стре­мится под­чи­нить свой ум разуму Церкви.

И, нако­нец, необ­хо­димо иметь стрем­ле­ние осмыс­лить Свя­щен­ное Писа­ние в свете цер­ков­ной жизни и лич­ного аске­ти­че­ского опыта. Об этом пре­красно сказал проф. СПбДА Н. Н. Глу­бо­ков­ский: «Свя­щен­ное Писа­ние — Слово Божие, и как такое, может быть понятно только тому, кто рожден от Бога. Сооб­щен­ное от Бога и может быть рас­крыто только Богом; экзе­гет пости­гает лишь в той мере и силе, в кото­рой дает ему Гос­подь, так что веде­ние Писа­ния есть, соб­ственно, дар Святой Троицы».

Каза­лось бы, при­вер­женцы кри­тики при­знают бого­дух­но­вен­ность Писа­ния. Но, к сожа­ле­нию, не в пра­во­слав­ной тра­ди­ции. Д. Юревич гово­рит даже об «отри­ца­нии бого­дух­но­вен­но­сти Свя­щен­ного Писа­ния». Именно по этой при­чине данный метод был изве­стен в доре­во­лю­ци­он­ной рус­ской бого­слов­ской лите­ра­туре под назва­нием «отри­ца­тель­ная биб­лей­ская кри­тика». Отри­ца­ние бого­дух­но­вен­но­сти Писа­ния под­ра­зу­ме­вает изу­че­ние биб­лей­ского текста как текста, име­ю­щего исклю­чи­тельно чело­ве­че­ское про­ис­хож­де­ние, а самой Библии — как одной из многих рели­ги­оз­ных книг чело­ве­че­ства, как собра­ние древ­них мифов еврей­ского народа. Важно заме­тить, что совре­мен­ные после­до­ва­тели исто­рико-кри­ти­че­ского метода вся­че­ски ста­ра­ются заву­а­ли­ро­вать данную его важ­ней­шую пред­по­сылку. Не все из них открыто отри­цают Бого­дух­но­вен­ность Писа­ния, но почти все — ста­ра­ются пере­фор­му­ли­ро­вать поня­тие бого­дух­но­вен­но­сти в удоб­ном для них смысле. Можно услы­шать слова о том, что «Библия — дей­стви­тельно Слово Божие, но ведь напи­сана она людьми и на чело­ве­че­ском языке, поэтому мы и рас­смат­ри­ваем исклю­чи­тельно чело­ве­че­ский эле­мент в Библии». Если срав­ни­вать этот подход в изу­че­нии писан­ного Слова Божия в биб­ле­и­стике с позна­нием вопло­тив­ше­гося Слова Божия в бого­сло­вии, то сама собой напра­ши­ва­ется парал­лель с несто­ри­ан­ством. Ибо как Несто­рий нахо­дил только внеш­нее, фор­маль­ное един­ство между Боже­ствен­ной и чело­ве­че­ской при­ро­дой Спа­си­теля, так и отри­ца­тель­ные биб­лей­ские кри­тики пыта­ются мани­пу­ли­ро­вать тек­стом Свя­щен­ного Писа­ния как исклю­чи­тельно чело­ве­че­ским, забы­вая, что он — всего лишь выра­же­ние на чело­ве­че­ском языке Боже­ствен­ной истины. Впро­чем, неко­то­рые биб­ле­и­сты, заво­ро­жен­ные исто­рико-кри­ти­че­ским мето­дом, идут еще дальше и вообще при­зы­вают отка­заться от такой древ­ней цер­ков­ной фор­му­ли­ровки как «Библия есть Слово Божие» (как, напри­мер, посту­пил в свое время А. В. Кар­та­шев, назы­вая Библию вместо «Слова Божия» «Словом Бого­че­ло­ве­че­ским», но при­зы­вая иссле­до­вать его как слово чело­ве­че­ское».

Таким обра­зом, боль­шая часть пра­во­слав­ного непри­я­тия биб­лей­ской кри­тики лежит в обла­сти веры. Ате­и­сты вос­при­ни­мают кри­тику, чтобы опро­верг­нуть учение Церкви (Кры­ве­лев). Като­лики и про­те­станты по сути создают свое пре­да­ние, свой канон. Тогда как пони­ма­ние биб­лей­ского текста под­ра­зу­ме­вает не при­дачу тексту новых смыс­лов, а пра­виль­ную рекон­струк­цию исход­ных, сооб­щен­ных чело­ве­че­ству Боже­ствен­ным Откро­ве­нием. Этот же прин­цип при­ме­ним и к Пре­да­нию о Писа­нии (канон, время, автор­ство).

Экзе­ге­тика пред­по­ла­гает пости­же­ние Свя­щен­ного Писа­ния в его глу­бине и свя­то­сти. Поэтому выда­ю­щи­мися экзе­ге­тами Цер­ко­вью при­знаны Святые Отцы, засви­де­тель­ство­вав­шие истин­ность своего ком­мен­та­рия Библии высо­кой духов­ной жизнью в Боге. Осно­ва­ние пра­во­слав­ной экзе­ге­тики – свя­то­оте­че­ская тра­ди­ция истол­ко­ва­ния биб­лей­ского текста, в связи с чем экзе­ге­тика тесно свя­зана с пат­ри­сти­кой. Пра­во­слав­ная экзе­ге­тика явля­ется свя­то­оте­че­ской (пат­ри­сти­че­ской) экзе­ге­ти­кой. По отно­ше­нию к тол­ко­ва­нию глав­ным станет метод ана­лиза свя­то­оте­че­ской тра­ди­ции.

Объ­явить данный метод лишен­ным объ­ек­тив­но­сти непра­вильно. Объ­ек­тив­ность метода Церкви есть Собор­ность. Собор­ность сле­дует пони­мать не как собра­ние в вере и еди­но­мыс­лии, но собра­ние во Христе, отчего и вера и еди­но­мыс­лие про­ис­хо­дят. «Сле­до­ва­ние за Хри­стом “вместе со всеми свя­тыми” ука­зы­вает на то, что метод Церкви по своей при­роде — собор­ный метод, а ее мето­дика — собор­ная мето­дика. Это значит, метод Церкви — не резуль­тат чьих-то домыс­лов, но метод собор­ного пере­жи­ва­ния одной все­объ­ем­лю­щей и неис­чер­па­е­мой Истины» (митр. Амфи­ло­хий (Радо­вич)).

Можно ли не сле­до­вать мето­дам и прин­ци­пам Церкви и понять Библию только науч­ными (фило­ло­ги­че­скими, архео­ло­ги­че­скими, гер­ме­нев­ти­че­скими исто­ри­че­скими, социо­ло­ги­че­скими) мето­дами? Поль­зо­ваться ими Цер­ковь не запре­щает, но только как низ­шими по отно­ше­нию к цер­ков­ным. И здесь ника­кой дис­кри­ми­на­ции науки нет. Просто Библия есть Откро­ве­ние Бога, а не сбор­ник чьих-то этно­гра­фи­че­ских иссле­до­ва­ний. И методы цер­ков­ной экзе­ге­тики тут будут выс­шими, потому что они аутен­тичны самому Писа­нию. Для пони­ма­ния аутен­тич­но­сти можно про­ве­сти ана­ло­гию с тол­ко­ва­нием зако­нов, а именно: аутен­тич­ным назы­вают тол­ко­ва­ние данное теми, кто закон издал. Собор­ность Церкви, как было уже ука­зано, есть пол­нота во Христе – все Писа­ние о Христе. И, нако­нец, Цер­ковь содер­жится Духом Святым, Тем, кто явля­ется Авто­ром Библии, и кто берет в соав­торы саму Цер­ковь, через мужей бого­нос­ных.

Да разве наука и пре­тен­дует на то, чтобы рас­крыть пол­ноту Откро­ве­ния? Ее методы изу­чают Библию как источ­ник исто­ри­че­ский, куль­ту­ро­ло­ги­че­ский, пси­хо­ло­ги­че­ский, но не Боже­ствен­ный. Но без согла­со­ва­ния с дости­же­ни­ями высших мето­дов, биб­ле­ист может дока­зать такой неле­пый вывод, как, напри­мер, о мифич­но­сти суще­ство­ва­ния Моисея.

Подоб­ное согла­со­ва­ние не подобно мысли А. Меня о том, что «задача пра­во­слав­ной науки о Свя­щен­ном Писа­нии состоит в орга­ни­че­ском соеди­не­нии исто­рико-кри­ти­че­ского под­хода с под­хо­дом к Библии как Боже­ствен­ному Откро­ве­нию». Скорее Церкви необ­хо­димо, исполь­зуя науч­ные методы и прин­ципы, научить так назы­ва­е­мую высшую кри­тику что есть Пре­да­ние и Откро­ве­ние.

***

Лите­ра­тура

  1.  Дмит­рий Юревич, прот. Биб­лей­ская кри­тика или биб­лей­ский анализ?
  2. Про­то­и­е­рей Димит­рий Юревич. Изу­че­ние биб­лей­ской гер­ме­нев­тики в доре­во­лю­ци­он­ных духов­ных школах и совре­мен­ные задачи дис­ци­плины.
  3. Вол­кова В. Н. Из исто­рии теории систем и систем­ного ана­лиза.
  4. Кры­ве­лев И. А. Книга о Библии. М., 1958.
  5. Алек­сандр Мень. Опыт постро­е­ния курса по изу­че­нию Свя­щен­ного Писа­ния. Ветхий Завет.
  6. URL: http://azbyka.ru/dictionary/25/ekzegetika-all.shtml
  7. Амфи­ло­хий (Радо­вич), митр. Миссия Церкви и ее мето­дика. В исто­ри­че­ской пер­спек­тиве.
Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки