Библеистика

Аудио-версия статьи

***

Библеи́стика — вспо­мо­га­тель­ная, исто­рико-фило­ло­ги­че­ская наука, изу­ча­ю­щая Библию как лите­ра­тур­ное про­из­ве­де­ние раци­о­на­ли­сти­че­скими мето­дами.

Биб­ле­и­стика явля­ется порож­де­нием про­те­стан­тизма, реа­ли­за­цией его прин­ципа Sola scriptura (лат. — «только писа­ние»), попыт­кой понять Библию из самой себя.

В Пра­во­слав­ной Церкви, как пишет, свящ. Кон­стан­тин Поль­сков, «Исто­рико-фило­ло­ги­че­ское иссле­до­ва­ние Библии может слу­жить суще­ствен­ному уточ­не­нию тра­ди­ции, выяв­ле­нию мно­же­ства забы­тых исто­ри­че­ских подроб­но­стей, вскры­тию зако­нов постро­е­ния биб­лей­ских тек­стов и в конеч­ном счете при­да­нию тра­ди­ции еще боль­шей убе­ди­тель­но­сти и устой­чи­во­сти». 

По словам свт. Иоанна Зла­то­уста, «свя­щен­ное Писа­ние при­во­дит нас к Богу и откры­вает путь Бого­по­зна­ния». Свя­щен­ное Писа­ние — книга рели­ги­оз­ная, содер­жа­щая духов­ные истины. «Инструк­цией» к истин­ному пони­ма­нию Свя­щен­ного Писа­ния явля­ется Свя­щен­ное Пре­да­ние. 

***

Есть два пути раз­ви­тия биб­ле­и­стики. Изна­чально, когда она только появи­лась, биб­ле­и­стика стала удоб­ным инстру­мен­том для борьбы про­те­стан­тов между собой и с като­ли­ками, т. е. она была вспо­мо­га­тель­ной исто­рико-фило­ло­ги­че­ской наукой, опи­ра­ю­щейся на уже сфор­му­ли­ро­ван­ное бого­сло­вие. Впо­след­ствии, в эпоху Про­све­ще­ния, методы биб­ле­и­стики были исполь­зо­ваны для отри­ца­тель­ной кри­тики — кри­тики бого­дух­но­вен­но­сти Писа­ния, Про­мысла Божия, дока­за­тель­ства чело­ве­че­ского и только чело­ве­че­ского про­ис­хож­де­ния Библии под вли­я­нием совре­мен­ных биб­лей­ским авто­рам мифов и кон­цеп­ций. Тем самым биб­ле­и­стика вышла из-под вли­я­ния ясно сфор­му­ли­ро­ван­ного хри­сти­ан­ского бого­сло­вия, пусть даже и про­те­стант­ского. В XX веке секу­ля­ри­за­ция биб­ле­и­стики про­дол­жи­лась, полу­чив новый импульс в своем раз­ви­тии после II Вати­кан­ского собора. Теперь всякий ува­жа­ю­щий себя запад­ный биб­ле­ист, даже если счи­тает себя при­над­ле­жа­щим к какой-то кон­фес­сии, для ана­лиза Писа­ния вынуж­ден опи­раться не только на сам текст Писа­ния и раз­лич­ные сохра­нив­ши­еся его списки, но и на сви­де­тель­ства Тал­муда, вави­лон­ских и еги­пет­ских мифов, древ­не­гре­че­ских и древ­не­рим­ских авто­ров, архео­ло­ги­че­ские данные. Эти сви­де­тель­ства в глазах обыч­ного биб­ле­и­ста имеют как мини­мум равную силу с тек­стом самого Писа­ния и стоят несрав­ненно выше тол­ко­ва­ний пра­во­слав­ных отцов — потому что отцы заин­те­ре­со­ваны в точной пере­даче нашей веры и жили, как пра­вило, суще­ственно позже вре­мени напи­са­ния Нового Завета. Правда, и автора Тал­муда тоже жили позже, но для биб­ле­и­стики это не так важно, потому что счи­та­ется, что они, в отли­чие от святых отцов, точно сохра­нили древ­ней­шие пре­да­ния и тол­ко­ва­ния.
Лукав­ство совре­мен­ной биб­ле­и­стики про­яв­ля­ется и в том, что глав­ным пред­ме­том ана­лиза в ней явля­ются кри­ти­че­ские тексты Писа­ния, кото­рые сфор­ми­ро­вали сами биб­ле­и­сты по соб­ствен­ным кри­те­риям. Осо­бенно это заметно в рамках Нового Завета. Как пра­вило, кри­ти­че­ские изда­ния поле­ми­че­ски заост­рены против визан­тий­ского типа текста, обще­при­ня­того в Пра­во­слав­ной Церкви. Однако в усло­виях хро­ни­че­ской недо­ста­точ­но­сти древ­ней­ших (II–III вв.) тек­стов Нового Завета на первом месте должен был бы стоять анализ тек­стов святых отцов, цити­ру­ю­щих Писа­ние. Ясно, что у отцов были лучшие, а не слу­чай­ные тексты, и они могли выби­рать. Тем не менее, совре­мен­ные биб­ле­и­сты почти еди­но­душно игно­ри­руют свя­то­оте­че­ские тексты. Причин этому, видимо, две. Во-первых, пато­ло­ги­че­ская непри­язнь к Пре­да­нию и отцам как его носи­те­лям. А вторая и более про­за­и­че­ская — у древ­ней­ших отцов встре­ча­ются такие чтения, кото­рых согласно выво­дам совре­мен­ной тек­сто­ло­гии быть не должно, потому что они отно­сятся к “позд­нему” визан­тий­скому тексту. И, конечно, под­твер­ждают веру Церкви.
Когда гово­рят, что биб­ле­и­стика вне­кон­фес­си­о­наль­ная, это не озна­чает, что она ничем не свя­зана. Это можно уви­деть на при­мере тре­тьего изда­ния клас­си­че­ского учеб­ника Б. Мец­гера и Б. Эрмана “Тек­сто­ло­гия Нового Завета”. Так, все руко­писи Нового Завета еди­но­душны в под­держке текста “Жены ваши в церк­вах да молчат, ибо не поз­во­лено им гово­рить, а быть в под­чи­не­нии, как и закон гово­рит. Если же они хотят чему научиться, пусть спра­ши­вают о том дома у мужей своих; ибо непри­лично жене гово­рить в церкви” (1Кор. 14:34–35). Однако обо­зна­чен­ный в этом тексте прин­цип про­ти­во­ре­чит совре­мен­ному феми­низму. Поэтому Мецгер и другие ука­зан­ные им в учеб­нике биб­ле­и­сты отвер­гают этот текст как интер­по­ля­цию вопреки всем руко­пи­сям! Вни­ма­тель­ный чита­тель узнает у Мец­гера, что тексты Писа­ния исполь­зо­ва­лись для гада­ний (но не узнает, что эта прак­тика пори­ца­лась в Церкви), а также о мно­же­стве иска­же­ний текста под вли­я­нием аске­ти­че­ского настроя пере­пис­чика и ради поле­мики с Цель­сом (есте­ственно, без серьез­ных дока­за­тельств).
Что харак­терно, в другом месте своей работе Мецгер при­во­дит тол­ко­ва­ние свт. Андреем Кеса­рий­ским про­кля­тия в конце книги Откро­ве­ния (“И я также сви­де­тель­ствую вся­кому слы­ша­щему слова про­ро­че­ства книги сей: если кто при­ло­жит что к ним, на того нало­жит Бог язвы, о кото­рых напи­сано в книге сей; и если кто отни­мет что от слов книги про­ро­че­ства сего, у того отни­мет Бог уча­стие в книге жизни и в святом граде, и в том, что напи­сано в книге сей”). Свт. Андрей гово­рит так: “Страш­ное про­кля­тие на извра­ти­те­лей Боже­ствен­ного Писа­ния; дерз­кое без­рас­суд­ство их, зло­нра­вие и само­лю­бие лишат их благ буду­щего века. И он предо­сте­ре­гает нас, чтобы мы не пре­тер­пели того же и для этого не при­бав­ляли и не убав­ляли, но слова Писа­ния почи­тали досто­вер­ней­шими и слав­ней­шими атти­че­ских сочи­не­ний и диа­лек­ти­че­ских сил­ло­гиз­мов”. При­во­дит Мецгер и исто­рию из жития свт. Спи­ри­дона Три­ми­фунт­ского, кото­рый в ответ на изме­не­ние одного слова Писа­ния в устах своего уче­ника свт. Три­фил­лия пре­рвал его и сказал перед собо­ром: “Уж не лучше ли ты Того (Иисуса), Кто про­из­нес слово κράββατος, раз стес­ня­ешься ска­зать его?”. Конечно, после этого у непред­взя­того чело­века не должен был бы стоять вопрос о сте­пени и гаран­тиях досто­вер­но­сти и сохран­но­сти ново­за­вет­ного текста. Но не таковы совре­мен­ные биб­ле­и­сты.
Поэтому, когда гово­рят, что пра­во­слав­ная биб­ле­и­стика застряла в XIX веке, это лишь озна­чает, что она явля­ется кон­фес­си­о­наль­ной вспо­мо­га­тель­ной исто­рико-фило­ло­ги­че­ской наукой, опи­ра­ю­щейся на Пре­да­ние и веру Церкви. А совре­мен­ная биб­ле­и­стика прин­ци­пи­ально отвер­гает то и другое. Поскольку же биб­ле­и­стика явля­ется одним из фун­да­мен­тов для бого­сло­вия, то парал­лельно на западе идет про­цесс фор­ми­ро­ва­ния и вне­кон­фес­си­о­наль­ного бого­сло­вия.
С чем же свя­заны эти про­цессы отрыва биб­ле­и­стики и бого­сло­вия от Пре­да­ния и тра­ди­ций? С тем, что родо­на­чаль­ники школы отри­ца­тель­ной кри­тики не имели ни бла­го­го­ве­ния, ни веры в Про­мысл Божий, ни живого ощу­ще­ния бла­го­дати, ни реаль­ного при­ча­стия Христу Спа­си­телю. Зато им уда­лось постро­ить увле­ка­тель­ные и яркие новые биб­лей­ские и тек­сто­ло­ги­че­ские кон­цеп­ции. В усло­виях все боль­шего обмир­ще­ния запад­ного хри­сти­ан­ства и глу­бо­кой раци­о­на­ли­за­ции веры и бого­сло­вия многим дей­стви­тельно каза­лось, что хри­сти­ан­ство — не более чем интел­лек­ту­аль­ные упраж­не­ния, некая игра ума. Конечно, отри­ца­тель­ная кри­тика выгля­дела в этих усло­виях очень выиг­рышно. Несмотря на то, что основ­ные ее посту­латы впо­след­ствии были отверг­нуты наукой, глав­ный свой яд она оста­вила: сде­лала обще­при­ня­тым пред­став­ле­ние, что биб­ле­и­стика должна быть выше, чем вера.
Те немно­гие оте­че­ствен­ные пра­во­слав­ные авторы, кото­рые широко при­знаны как извест­ные биб­ле­и­сты (не важно, пра­вильно или нет), во многих вопро­сах отри­цают Пре­да­ние: оо. А. Мень, Иан­ну­а­рий (Ивлиев), Г. Кочет­ков. Однако боль­шин­ство оте­че­ствен­ных ака­де­ми­че­ских биб­ле­и­стов (равно как и исто­ри­ков, патро­ло­гов, экзе­ге­тов и проч.) пока что ощу­щают себя свя­зан­ными Пре­да­нием и, сле­до­ва­тельно, пра­во­слав­ными. И это пра­вильно, потому что цена ошибки — потеря веры (как это слу­чи­лось со мно­гими запад­ными биб­ле­и­стами), хула на Про­мысл Божий и Свя­того Духа, сохра­ня­ю­щего в суще­ствен­ной чистоте и непри­кос­но­вен­но­сти нашу веру и Писа­ние, а сле­до­ва­тельно — вечная мука для таких “вне­кон­фес­си­о­наль­ных биб­ле­и­стов”.
иерей Евге­ний Весе­лов
 
***

«Пред­сто­я­тели церк­вей должны во вся дни, наи­паче же во дни вос­крес­ные, поучати весь клир и народ сло­ве­сам бла­го­че­стия, изби­рая из Боже­ствен­наго Писа­ния разу­ме­ния и раз­суж­де­ния истины, и не пре­сту­пая поло­жен­ных уже пре­де­лов и пре­да­ния бого­нос­ных отец: и аще будет изсле­ду­емо слово Писа­ния, то не инако да изъ­яс­няют оное, разве как изло­жили све­тила и учи­тели церкве в своих писа­ниях, и сими более да удо­вле­тво­ря­ются, нежели состав­ле­нием соб­ствен­ных слов, дабы, при недо­статке умения в сем, не укло­ни­тися от подо­ба­ю­щаго. Ибо, чрез учение выше­ре­чен­ных отец, люди, полу­чая позна­ние о добром и достой­ном избра­ния, и о непо­лез­ном и достой­ном отвра­ще­ния, исправ­ляют жизнь свою на лучшее, и не страж­дут неду­гом неве­де­ния, но внимая учению, побуж­дают себя к уда­ле­нию от зла, и, стра­хом угро­жа­ю­щих нака­за­ний, соде­лы­вают свое спа­се­ние».
19‑е пра­вило Трулль­ского собора

«Итак, поелику ясно <…> что в Писа­нии содер­жится высота и глу­бина мыслей, то посему тре­бу­ются люди опыт­ные и Бого­про­све­щен­ные для испы­та­ния его, для истин­ного ура­зу­ме­ния, для позна­ния пра­виль­ного [жирный шрифт – С.П.], соглас­ного со всем Писа­нием и Твор­цем его Святым Духом. И хотя воз­рож­ден­ным известно учение веры о Творце, о вопло­ще­нии Сына Божия, о Его стра­да­ниях, вос­кре­се­нии и воз­не­се­нии на небо, о воз­рож­де­нии и суде, за како­вое учение многие охотно пре­тер­пели и смерть; но нет необ­хо­ди­мо­сти, или, лучше, невоз­можно всем постиг­нуть то, что Дух Святой откры­вает только совер­шен­ным в муд­ро­сти и свя­то­сти».
Посла­ния восточ­ных пат­ри­ар­хов («Испо­ве­да­ние пат­ри­арха Доси­фея», 1723 г.)

«Не дерзай сам истол­ко­вы­вать Еван­ге­лие и прочие книги Свя­щен­ного Писа­ния. Писа­ние про­из­не­сено свя­тыми про­ро­ками и апо­сто­лами, про­из­не­сено не про­из­вольно, но по вну­ше­нию Свя­того Духа. Как же не безумно истол­ко­вы­вать его про­из­вольно? Святой Дух, про­из­нес­ший чрез про­ро­ков и апо­сто­лов слово Божие, истол­ко­вал его чрез святых отцов. И слово Божие, и тол­ко­ва­ние его – дар Свя­того Духа. Только это одно истол­ко­ва­ние при­ни­мает святая Пра­во­слав­ная Цер­ковь и ее истин­ные чада! Кто объ­яс­няет Писа­ние про­из­вольно, тот этим самым отвер­гает истол­ко­ва­ние его свя­тыми отцами, Святым Духом. Кто отвер­гает истол­ко­ва­ние Писа­ния Святым Духом, тот, без вся­кого сомне­ния, отвер­гает и само Свя­щен­ное Писа­ние. И бывает слово Божие, слово спа­се­ния, для дерз­ких тол­ко­ва­те­лей его мечем обо­ю­до­ост­рым, кото­рыми они зака­лают сами себя в вечную поги­бель».
свя­ти­тель Игна­тий (Брян­ча­ни­нов)

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки