О Святом Духе

игумен Петр (Меще­ри­нов)

Хри­сти­ан­ство есть личная, живая и реаль­ная жизнь чело­века со Хри­стом и во Христе. Такая жизнь невоз­можна, если мы о Христе всего лишь «про­ин­фор­ми­ро­ваны» тем или иным обра­зом. Христа необ­хо­димо лично и близко узнать, позна­ко­миться с Ним – каков Он, как Он ко мне отно­сится, что Его во мне радует, что – печа­лит, что Он ждет от меня, что Он хочет дать мне и прочее. Обо всем этом гово­рит Св. Писа­ние, осо­бенно – Новый Завет. Из того же Св. Писа­ния явствует, что наш Бог есть Троица Еди­но­сущ­ная и Нераз­дель­ная – Отец, Сын и Св. Дух. И не только, так скажем, один Иисус при­ни­мает уча­стие в нашей жизни, – Иисуса нельзя «вычле­нить», обосо­бить от Св. Троицы, – но Бог в Пол­ноте Своей, т.е. и Отец, и Дух Святой. Трудно гово­рить о Боге Отце – Бога не видел никто нико­гда (Ин.1:18); Он откры­ва­ется нам в Сыне Своем – Гос­поде Иисусе Христе, и в Святом Духе. О Нем у нас и будет речь.

Кто же Он? Ведь чтобы понять Его, жить Им и с Ним, нам надо также позна­ко­миться с Ним: узнать, как Он дей­ствует, как Его при­нять, как сохра­нить. Не буду вда­ваться в бого­слов­ские изыс­ка­ния, а засви­де­тель­ствую то, что знаю о Нем сам.

Я хри­сти­а­нин. Мало того, я пре­сви­тер Церкви и монах – т.е. вся моя жизнь посвя­щена Богу. Говорю это, не хва­лясь, но чтобы вы пове­рили сви­де­тель­ству моему. Я знаю Свя­того Духа. Он всегда пре­бы­вает во мне. Им я всегда испо­ве­дую перед собою (и перед дру­гими, если к тому есть потреб­ность) Иисуса Христа, при­шед­шего во плоти (1Ин.2:2), и назы­ваю Его Гос­по­дом и Богом моим (1Кор.12:3). Им я еже­се­кундно взываю: Авва Отче (Рим.8:15; Гал.4:6), – взываю не телес­ными устами, но всею внут­рен­но­стью моею (Пс.102:1). Он сви­де­тель­ствует мне, что я – дитя Божие (Рим.8:16), воз­люб­лен­ное чадо Его. Скажу сразу, что такое состо­я­ние моей души не есть чув­ство, в смысле чело­ве­че­ских эмоций; оно есть некое ощу­ще­ние, подобно непо­сред­ствен­ному вос­при­я­тию, напри­мер, зрения, дыха­ния, дви­же­ния, – ощу­ще­ние глу­бо­кого «твер­дого камня», на кото­рый, как на фун­да­мент, опи­ра­ется душа (Мф.16:18; 1Петр.2:5). – Иногда же Дух чув­ственно каса­ется моего сердца, и тогда я эмо­ци­о­нально ощущаю, пере­жи­ваю Его. Он при­но­сит в душу мир, тишину, радость, чистоту, некую кре­пость и силу, кото­рая поз­во­ляет мне быть хозя­и­ном самого себя, – быть благим, мило­серд­ным, дол­го­тер­пе­ли­вым, крот­ким, воз­держ­ным. Он укреп­ляет меня в вере. Он дает мне любовь к Богу и к людям – всем, до еди­ного чело­века. Он уте­шает меня, Он настав­ляет меня на всякую истину, вра­зум­ляет, про­све­щает, живо­тво­рит меня. – Это все не ново и не необычно – все это напи­сано в Гал.5:22–23. Но одно дело – читать про это, и совсем другое – вку­сить делом (Пс.33:9). Но это не все, что я мог бы ска­зать про Свя­того Духа. Еще вот: Он чужд экзаль­та­ции, тусо­воч­но­сти, при­ми­тив­ного «поп­со­вого» аффек­ти­ро­ван­ного выра­же­ния эмоций. Он – Дух муд­ро­сти, порядка, устрой­ства (1Кор.14:33), совер­шен­ства, пол­ноты, я бы сказал – под­лин­ной куль­туры. Он понуж­дает меня хра­нить Его в неко­то­рой тайне – про это сказал Гос­подь в Мф.13:44: Он – то Сокро­вище, кото­рое, нашедши, чело­век утаил. Он делает чело­века вни­ма­тель­ным, дели­кат­ным и так­тич­ным. Он скро­мен: Ему не хочется пуб­лично «выво­ра­чи­ваться наружу», рекла­ми­ро­вать, «пиа­риться». Он – со мною, но Он не понуж­дает меня совер­шать внут­рен­нее раз­об­ла­че­ние: «гля­дите, вот у меня – Дух Святой!» Он, наобо­рот, вра­зум­ляет меня поду­мать: метать ли мне бисер? (Мф.7:6). Он хочет больше, чтобы я вошел в ком­нату свою и затво­рил дверь свою (Мф.6:6), чем гово­рил о Нем всем подряд. Так, во всяком случае, Он открыл Себя мне. И вот, я сви­де­тель­ствую: я знаком со Св. Духом.

Но как я с Ним позна­ко­мился? Где я Его полу­чил? Каким обра­зом Он пришел и все­лился в меня? Сколько себя помню, я всегда искал Истину. И Св. Писа­ние я со сту­ден­че­ских лет читал и изучал. Но не от чтения и не от поис­ков вошел в меня Св. Дух. Конечно, Он руко­во­дил мною и в поис­ках, и в чтении, но – как бы «со вне», «ведя за ручку», тайно. А все­лился Он в меня, когда я кре­стился, испо­ве­до­вался и при­ча­стился. Я о Церкви тогда не знал ничего, и даже отно­сился к ней иро­ни­че­ски-враж­дебно. Меня оттал­ки­вала арха­ика, бороды, стран­ные обла­че­ния, кадило с дымом и прочее. Но мудрый Дух привел меня к Таин­ствам Церкви помимо всего этого анту­ража. И когда я, вскоре после кре­ще­ния и дели­катно-неза­мет­ной испо­веди, первый раз при­ча­стился Тела и Крови Хри­сто­вых – то тут-то я и «попался». Я ощутил, что меня как бы вымыли и «убе­лили» всего изнутри (а было что вымы­вать), и что как будто из головы у меня выросли ноги кото­рыми я иду по небу. Но это так, «чув­ства»; а глав­ное, в меня все­ли­лась сила, кото­рая поз­во­лила мне совер­шенно изме­нить свою жизнь, пре­одо­лев сопро­тив­ле­ние семьи, пол­но­стью поме­няв уклад жизни… ну и т.д. А «анту­раж» цер­ков­ный я со вре­ме­нем понял и полю­бил.

Итак, Хри­стова Цер­ковь. В ней я полу­чил Духа Свя­того. И дей­стви­тельно, Цер­ковь есть не иное что, а жилище, «пре­бы­ва­лище» Духа, Кото­рый 2000 лет назад сошел на Апо­сто­лов в виде огнен­ных языков (Деян.2), и пре­бы­вает через Апо­столь­ское пре­ем­ство в Церкви посто­янно; и поэтому она есть столп и утвер­жде­ние Истины (1Тим.3:15–16).

Говоря о Церкви, необ­хо­димо сразу же отме­тить сле­ду­ю­щее: нельзя путать Цер­ковь, как она есть, с цер­ков­ной налич­ной и исто­ри­че­ской дей­стви­тель­но­стью. В этой дей­стви­тель­но­сти ужасно много «налип­шего» на Цер­ковь, много нанос­ного, отмер­шего, огром­ное коли­че­ство подмен, извра­ще­ний основ­ных Цер­ков­ных смыс­лов, да и просто негод­ных и бабьих басен (1Тим.4:7), обу­слов­лен­ных соци­аль­ными и куль­тур­ными осо­бен­но­стями исто­ри­че­ского суще­ство­ва­ния Церкви. Это то, что многих людей оттал­ки­вает от Церкви, не дает войти в нее, или, если тако­вое вхож­де­ние совер­ши­лось, уводит от под­лин­ного смысла и жизни Церкви в ложь, лже­ми­сти­цизм, кли­ку­ше­ство или обслу­жи­ва­ние наци­о­нально-пат­ри­о­ти­че­ских идей. Все это достойно жест­кой кри­тики, нуж­да­ется в изме­не­нии. Порой чело­веку, чтобы про­биться через все эти завалы «псев­до­пра­во­слав­но­сти», нужно совер­шить насто­я­щий подвиг – подвиг сво­боды. Но это другая тема; мы будем гово­рить о Церкви Хри­сто­вой, как она есть, и какой она должна быть – а не о цер­ков­ной дей­стви­тель­но­сти, явля­ю­щейся плодом непо­ни­ма­ния и извра­ще­ния сути дела.

Гос­подь сказал о Своей Церкви, что врата адова не одо­леют ее (Мф.16:18). Цер­ковь есть, под главою – Хри­стом (Еф.5:23), жизнь людей в Духе Святом (1Кор.3:16); Цер­ковь – тело Хри­стово (Еф.1:23), мы же – его члены (1Кор.12:27). – Что же в Церкви глав­ное, без чего она пере­стает быть Цер­ко­вью? Это три вещи:

  1. Таин­ства;
  2. Свя­щен­ное Писа­ние и
  3. Свя­щен­ное Пре­да­ние.

1. Таин­ства – особые Боже­ствен­ные дей­ствия, через кото­рые и пода­ется чело­веку Дух Святой:

Таин­ства, соб­ственно, и есть то, что делает Цер­ковь Цер­ко­вью: отними Таин­ства – и Цер­ковь пре­вра­тится в этно­гра­фи­че­ский музей, биб­лио­теку или клуб.

2. Свя­щен­ное Писа­ние – Слово Божие. Но тут сразу встает вопрос: как его пони­мать и тол­ко­вать? Во-первых, Св. Писа­ние есть книга Церкви – Цер­ковь пер­вична по отно­ше­нию к Писа­нию: Цер­ковь уже была, а Нового Завета еще не было – он писался Апо­сто­лами на про­тя­же­нии всего I века. И канон Св. Писа­ния опре­де­лила Цер­ковь – не с неба же упала книга в том составе, какой мы имеем. Во-вторых, Св. Писа­ние, будучи книгой Церкви, не есть выдран­ная из кон­тек­ста вещь; оно – книга реаль­но­сти, факта, исто­рии. Сле­до­ва­тельно, рядом со Св. Писа­нием, для именно реаль­ного уяс­не­ния его, чтобы оно не пре­вра­ти­лось в повод для меч­та­тель­ного фан­та­зи­ро­ва­ния, мы ставим Исто­рию. Но исто­рию чего? Не смены пред­сто­я­те­лей на Апо­столь­ских кафед­рах, не исто­рию внеш­ней жизни Церкви – хотя она необ­хо­дима и важна; но исто­рию того, как в Церкви живет Дух Святой. И вот,

3. опыт жизни Духа в Церкви, опыт хри­сти­ан­ства и есть Свя­щен­ное Пре­да­ние. Неверно думать, что Пре­да­ние – это кадила, иконы, обла­че­ния, разные око­ло­цер­ков­ные идео­ло­гемы, пра­вила, посты, и прочее и прочее. Это все – памят­ники Пре­да­ния, исто­ри­че­ское оформ­ле­ние тех или иных сторон жизни Церкви в земном (и падшем, прошу заме­тить) мире. Само же Пре­да­ние есть образ совер­ше­ния Таинств и опыт реаль­ной, живой, под­лин­ной жизни людей во Христе Духом Святым.

И вот, когда я срав­ни­ваю свой опыт полу­че­ния Свя­того Духа с тем, что содер­жит в каче­стве Св. Пре­да­ния Пра­во­слав­ная Цер­ковь, я вижу полное сов­па­де­ние. Мой опыт жизни со Святым Духом под­твер­ждает то, что об этом гово­рит Цер­ковь на про­тя­же­нии 2000 лет своего суще­ство­ва­ния.

А гово­рит она, в част­но­сти, сле­ду­ю­щее:

Дух дается даром, легко и просто. Без эффек­тов, экзаль­та­ций, кон­вуль­сий, оза­ре­ний и всего про­чего в этом роде. Дается Он не аморфно, абы как; Его не нужно «гео­гра­фи­че­ски» искать, как ищут неиз­вестно что неиз­вестно где, экс­пе­ри­мен­ти­руя и блуж­дая в потем­ках. Пода­ется Он в Таин­ствах Церкви – при усло­вии веры (Мк.16:16) и пока­я­ния (Деян.2:37–38). То, что при­ня­тие Свя­того Духа может сопро­вож­даться зна­ме­ни­ями и чуде­сами – правда (Деян.2:43 и мн. др.). Может, для успеха про­по­веди, или и по другим при­чи­нам; но они не явля­ются «обя­за­тель­ными» – все может и без них про­ис­хо­дить (Деян.16:33–34), – чудеса и зна­ме­ния не есть неотъ­ем­ле­мый при­знак при­ня­тия Свя­того Духа. – Итак, при­ни­ма­ется Дух даром и просто. Но вот, по при­ня­тии, удер­жать в себе Духа, сде­лать Его неотъ­ем­ле­мым своим досто­я­нием – это уже не просто и не легко. Почему?

Чело­век – суще­ство падшее и, вслед­ствие этого, под­пав­шее под власть греха и нуж­да­ю­ще­еся во спа­се­нии. Гос­подь Иисус Хри­стос, вопло­тив­шись, постра­дав за нас на кресте и вос­крес­нув из мерт­вых, спас нас от греха, про­кля­тия и смерти. Это спа­се­ние, совер­шен­ное Иису­сом, усво­я­ется каж­дому из нас Духом Святым, Кото­рого, по воз­не­се­нии Своем на небо, Хри­стос послал на землю от Отца. Святой Дух, сошедши на Апо­сто­лов в виде огнен­ных языков, ими (Апо­сто­лами) обу­строил Цер­ковь, в Таин­ствах кото­рой, начи­ная с Кре­ще­ния, чело­веку про­ща­ются грехи: чело­век полу­чает в Церкви искуп­ле­ние от пер­во­род­ного греха. Но след­ствием повре­жде­ния чело­ве­че­ской при­роды оста­ются стра­сти – как некая болезнь наслед­ствен­ная, как потен­ци­аль­ный источ­ник греха и нечи­стоты. Эти стра­сти должны теперь, по вхож­де­нии чело­века в Цер­ковь, быть «вытес­нены», исце­лены и заме­нены Святым Духом. Но это не может про­изойти без нашего уча­стия и труда, ибо стра­сти есть то, что пре­пят­ствует Духу жить в чело­веке; и мы, при­ла­гая к каждой стра­сти пла­стырь запо­ве­дей Божиих, должны потру­диться, чтобы дать в себе место Духу – не без помощи Божией, конечно (Ин.15:5), но – сами, при­ла­гая к тому все наше ста­ра­ние. И вот об этом сов­мест­ном усилии чело­века и Бога, о пути спа­се­ния, об опыте стя­жа­ния Свя­того Духа как неотъ­ем­ле­мого своего досто­я­ния, или, иными сло­вами говоря, об очи­ще­нии души от стра­стей, гово­рит в своем Свя­щен­ном – т.е. от Духа Свя­того исхо­дя­щем – Пре­да­нии Хри­стова Цер­ковь. И это все не совер­ша­ется в одну минуту – на это дается чело­веку целая его жизнь. Таин­ства можно упо­до­бить семени, залогу, зада­нию, – а чело­век сам должен потру­диться над взра­щи­ва­нием семени, выку­пом залога, испол­не­нием зада­ния. Об этом, о долгом «про­рас­та­нии» Духа в нас, гово­рит Гос­подь в прит­чах о Цар­ствии Божием (Мф. гл.13). Поэтому Св. Писа­ние, наряду с бла­го­вест­во­ва­нием о спа­се­нии, Цар­стве Божием, радо­сти о вхож­де­нии в него, – ставит сразу ука­за­ния на путь обре­те­ния этого спа­се­ния – или говоря дру­гими сло­вами, на про­цесс стя­жа­ния Свя­того Духа, на усло­вия этого стя­жа­ния, при­знаки его. Вот они:

Вхо­дите тес­ными вра­тами… (Мф.7:13; Лк.13:24); Кто хочет идти за Мною, отверг­нись себя и возми крест свой и следуй за Мною… (Мф.16:24); кто не берет креста своего и сле­дует за Мною, тот не достоин Меня (Мф.10:38); мно­гими скор­бями над­ле­жит нам войти в Цар­ствие Божие (Деян.14:22). Что же это за крест? Отчего же скорби? Ведь нам бла­го­вест­во­вана радость вели­кая (Лк.2:10)? И что значит – отверг­нуться себя? – Мы ска­зали уже, что для того, чтобы удер­жать в себе Духа, взрас­тить Его в себе, нужно очи­щать себя от того, что с Духом несов­ме­стимо – от стра­стей. А они в резуль­тате паде­ния настолько срос­лись с нашей при­ро­дой, что теперь, чтобы «отде­латься» от них, чело­веку над­ле­жит совер­шать усилие, да не про­стое, а мак­си­маль­ной напря­жен­но­сти. Чело­век как бы рас­се­кает себя на двое, и про­ти­вится стра­стям, из кото­рых, как от неко­его источ­ника, сочится грех и нечи­стота, – с болью отры­вает от сердца, от себя самого, при­стра­стия, понуж­дая себя на дела­ние запо­ве­дей Божиих. И это есть насто­я­щее само­от­вер­же­ние; это тяже­лей­ший крест и само­рас­пя­тие: те, кото­рые Хри­стовы, рас­пяли плоть со стра­стями и похо­тями (Гал.5:24). Об этом гово­рит Гос­подь: Цар­ство Небес­ное силою берется, и упо­треб­ля­ю­щий усилие вос­хи­щает его (Мф.11:12). Оттого хри­сти­ан­ское житель­ство есть – хоть и радост­ный, но подвиг: под­ви­зай­тесь войти сквозь тесные врата (Лк.13:24), ибо в Цар­ство Божие входят уси­лием (Лк.16:16). От этого путь спа­се­ния – или, что то же, стя­жа­ния Духа – есть, хоть и благое и легкое, но иго и бремя (Мф.11:28). Мало того, сей путь небез­опа­сен. Трез­ви­тесь, бодр­ствуйте, потому что про­тив­ник ваш диавол (а он дей­ствует чаще всего не через иное что, а именно воз­буж­дая и укреп­ляя в чело­веке стра­сти) ходит, как рыка­ю­щий лев, ища кого погло­тить (1Петр.5:8). Бодр­ствуйте и моли­тесь, чтобы не впасть в иску­ше­ние (Мф.26:41). Со стра­хом и тре­пе­том совер­шайте свое спа­се­ние (Фил.2:12), ибо если пра­вед­ник едва спа­са­ется, то нече­сти­вый и греш­ник где явится? (1Петр.4:18). Для жизни с Богом необ­хо­димо нам очи­стить себя от всякой скверны плоти и духа, совер­шая свя­тыню в страхе Божием (2Кор.7:1), умерт­вить земные члены наши (Кол.3:5), сле­дить, чтобы сердца наши не отяг­ча­лись объ­еде­нием и пьян­ством и забо­тами житей­скими (Лк.21:34) – и обще говоря, понуж­дать себя на хри­сти­ан­скую жизнь и очи­щать себя от всякой нечи­стоты, ибо в Цар­ство Божие не войдет ничто нечи­стое (Откр.21:27). Отсюда – нрав­ствен­ное учение и аске­ти­че­ский опыт Церкви. Он, как и многое в цер­ков­ной дей­стви­тель­но­сти, часто пре­уве­ли­чен, иска­жен, фор­ма­ли­зи­ро­ван, часто в прак­ти­че­ском осу­ществ­ле­нии при­но­сит живого чело­века в жертву «схеме» абстракт­ной. Но это – иска­же­ние Цер­ков­ного духа (иска­же­ние, от кото­рого муча­ются и стра­дают люди, кото­рое бро­сает тень на Цер­ковь в глазах внеш­них – это горь­кая правда, к сожа­ле­нию); мы же гово­рим все же о сути, об истин­ном учении Церкви – что так или иначе, инди­ви­ду­ально, для всех в разной мере, но – необ­хо­дим подвиг жизни (что, соб­ственно, и есть аске­тика) для того, чтобы отло­жив вет­хого чело­века, обле­щись в нового (Еф.4:22), ибо только тот, кто очи­стит себя от всякой скверны плоти и духа (2Кор.7:1), будет для дома Божия «сосуд в честь» (2Тим.2:21).

Поды­то­жим. Дух Святой полу­ча­ется чело­ве­ком, по вере и пока­я­нии, в Церкви – в ее Таин­ствах, прежде всего; в молитве, в поуче­нии в Слове Божием и в соблю­де­нии запо­ве­дей Божиих – всех запо­ве­дей, а не избран­ных. А хра­нится Сей Дух посред­ством очи­ще­ния сердца от стра­стей, то есть посред­ством нрав­ствен­ного все­уси­лен­ного труда; этот труд есть самый насто­я­щий подвиг: чело­век «отры­вает» от самого себя то, к чему при­страстно его сердце, ради чистоты, ради сво­боды, ради Христа – и понуж­дает себя «соот­вет­ство­вать» Свя­тому Духу. Таково Еван­гель­ское учение. Таков и опыт Церкви – ее Свя­щен­ное Пре­да­ние. Оно не есть нечто наду­ман­ное и абстракт­ное. 2000 лет люди – не хуже и не глупее моих совре­мен­ни­ков – полу­чали Свя­того Духа, Цар­ство Божие, спа­се­ние, обще­ние со Хри­стом именно таким, а не иным обра­зом. И мой опыт совер­шенно совпал с опытом Церкви (хотя не совпал по всем пара­мет­рам с цер­ков­ной дей­стви­тель­но­стью, – повторю, нужно раз­ли­чать эти вещи). Выше я гово­рил о своем зна­ком­стве со Святым Духом. Так вот, этому зна­ком­ству мешают мои стра­сти. От них Он с сожа­ле­нием уходит из моей души, они не нра­вятся Ему, чужды Ему. И я вынуж­ден вот уже много лет биться с теми гре­хов­ными навы­ками, кото­рые я стяжал до кре­ще­ния. И конца-краю не видно этой битве. Чуть осла­бишь напря­жен­ное вни­ма­ние – стра­сти опять наби­рают силу. И я вижу, что Святой Дух не уби­рает их из меня разом. Он мне помо­гает бороться с ними – это явно мне; но не уби­рает. Почему? Ему виднее; глядя на опыт Церкви, я вижу, что такова Его так­тика и с дру­гими людьми: стра­сти ума­ля­ются очень посте­пенно, с трудом, с при­зы­ва­нием посто­янно помощи Божией. И это есть Еван­гель­ский путь сотвор­че­ства Бога и чело­века; путь именно реаль­ной, узкой, тесной, «буд­нич­ной» – но и сво­бод­ной, созна­тель­ной и ответ­ствен­ной хри­сти­ан­ской жизни.

Но вот кос­ну­лось меня новое бла­го­вест­во­ва­ние. Ока­зы­ва­ется, напрасно я годами бьюсь со стра­стями, мучи­тельно осво­бож­даю себя от раз­лич­ных «шор», про­би­ва­ясь к под­лин­ному смыслу Церкви; напрасно я ищу Бога, молю Его еже­дневно прийти, и, нако­нец, очи­стить меня так, чтобы мои мучи­тели – стра­сти и те, кто за ними стоит – «отстали» от меня. Все это, ока­зы­ва­ется, чело­ве­че­ские выдумки. Ничего этого не надо. Be happy. Don’t worry. Не нужно всех этих кре­стов и скор­бей. Это все пси­хи­че­ское нездо­ро­вье. – Есть другой путь. Нужно только уве­ро­вать и попро­сить Бога – Он же сказал: даст Отец Небес­ный Духа Свя­того про­ся­щим у него (Лк.11:13), – и Дух тут же и придет – по вере. Да так придет, что тут же и испол­нит всеми дарами, о кото­рых повест­вует книга Деяний Апо­столь­ских – гово­ре­ния на языках, исце­ле­ния, про­ро­че­ства и т.д. Чело­век испол­нится радо­сти и энер­гии, пре­об­ра­зится… и прочее и прочее, и все это – мгно­венно, просто и без упре­ков (Иак.1:5). Назы­ва­ется это – кре­ще­ние Святым Духом.

Стоп. Нужно разо­браться. Я имею ново­за­вет­ные запо­веди – смот­рите, посту­пайте осто­рожно (Еф.5:15). Апо­стол пре­ду­пре­ждает меня, чтобы я не был снис­хо­ди­те­лен к иному бла­го­вест­во­ва­нию (2Кор.11:4), и запо­ве­дует: стойте и дер­жите пре­да­ния, кото­рым вы научены (2Фесс.2:15). Мое пре­да­ние – пре­да­ние Церкви – гово­рит: испо­ве­дую едино (т.е. одно) кре­ще­ние во остав­ле­ние грехов (Символ Веры); я знаю веру как – важ­ней­шую вещь, но – не исклю­чи­тель­ную в устро­е­нии хри­сти­ан­ской жизни: вера – начало ее, а вместе с ней должны быть и дела веры (Иак.2:26). А здесь – иное кре­ще­ние, и ничего, кроме веры, осо­бенно и не нужно… что-то иное. Итак, нужно раз­би­раться.

Во-первых. «Веруй – и всё». Вот на моих глазах в моей Церкви креп­нет и «наби­рает обо­роты» урод­ли­вей­шее заблуж­де­ние – лже­ми­сти­че­ский гуру­изм. Он всегда имел корни в Церкви (Мф.23:2–12; 1Кор.1:11–13), это как раз есть то, что уро­дует Пра­во­сла­вие и достойно самой жест­кой кри­тики; в наше время как-то особо «вылез» этот взгляд. Сво­дится он к тому, что люди не хотят сво­боды, боятся ответ­ствен­но­сти за свою хри­сти­ан­скую жизнь, – и спи­хи­вают ее на духов­ни­ков («стар­цев»), в надежде, что они, неза­ви­симо от нрав­ствен­ных усилий, как самих людей, так и пас­ты­рей, в силу веры и послу­ша­ния, полу­чат руко­вод­ство от Духа. Но в Еван­ге­лии мы не читаем так: если 1‑й слепой ведет 2‑го сле­пого, но 2‑й верит, что 1‑й – не слепой, и в силу этой веры отдал в его руки себя и всю свою жизнь, то 1‑й упадет в яму, а 2‑й – нет, за свою веру. Нет. Гос­подь сказал: оба упадут в яму (Мф.15:14). Веры, как просто внут­рен­него акта души, недо­ста­точно. Во-первых, можно запро­сто верить в ложь, и такая вера будет губи­тельна, а не спа­си­тельна – спа­сает не вера сама по себе, а Спа­си­тель Хри­стос, в Кото­рого и Кото­рому мы верим; а, во-вторых, как я уже сказал, вера тре­бует дел (Иак.2:26), а дела веры суть запо­веди Божии, к числу кото­рых при­над­ле­жат и те, кои ука­зы­вают на обя­за­тель­ное уча­стие в Таин­ствах. – Далее. Да, непре­ложно слово Божие: воис­тину даст Бог Духа Свя­того про­ся­щим у Него (Лк.11:13). Но:

  1. не сказал Гос­подь, что даст вот сразу, тут же, сию секунду; а сказал об усло­виях, когда даст: соблю­дайте Мои запо­веди, и Я умолю (!) Отца, и даст вам… Уте­ши­теля (Ин.14:15–16; см. также Лк.18:1–7); а о вре­мени не сказал ничего опре­де­лен­ного, но всегда под­чер­ки­вал, что это – не одно­мо­мент­ный акт, а про­цесс (Мк.4:26–29).
  2. Сказал Бог, что даст Духа; но не сказал, что даст дары Духа. И Духа дей­стви­тельно дает; Он живет в чело­веке, помо­гает ему очи­щать себя, при­уго­тов­ляя чело­ве­че­ское сердце в жилище Себе; но это, опять говорю, про­цесс: чело­век все­уси­ленно тру­дится над собою, а Святой Дух – вот Он: хода­тай­ствует тайно (Рим.8:26), укреп­ляет в Таин­ствах Пока­я­ния и При­ча­ще­ния, все больше и больше дается чело­веку, если сердце его от дела­ния запо­ве­дей ста­но­вится чище. – Необ­хо­димо раз­ли­чать дары Духа и плоды Духа. Дары – в руке Божией: хочет дает, хочет нет, – в силу очень разных усло­вий, исто­ри­че­ских в том числе. И Бог ждет от нас не даров, а плодов Духа (Гал.5:22–23); а дары – Его: если видит плоды, то дает дары.

Во-вторых. Вот я читаю в газете «Живая Вера» №7 от 2003 г.: «…состо­я­лось молит­вен­ное слу­же­ние, на кото­ром около 50 чело­век полу­чили кре­ще­ние Духом Святым». – Что же про­изо­шло с этими пятью­де­ся­тью чело­ве­ками? Увра­че­ва­лась ли их падшая при­рода? Исчезли ли стра­сти? При­об­рели ли они, скажу так, «тон­кость» совер­шен­ства? – Мой опыт и моя Цер­ковь гово­рят мне, что это невоз­можно мгно­венно – об этом была у нас речь выше. Да и жизнь пока­зы­вает: отныне, со дня этого вот кре­ще­ния, не каса­ется разве сердец этих людей непри­язнь? похоть? лукав­ство? рев­ность? жад­ность? глу­пость? упрям­ство? – Да вот хотя бы непри­язнь к Пра­во­сла­вию (при пол­ней­шем его незна­нии, кстати говоря): не страсть ли это? Не недо­стойно ли духо­нос­ного чело­века? – Да ведь и болезни, и смерть никуда не уходят из нас. – Но, я думаю, вовсе не это име­ется в виду, а вот что: в чело­века входят силь­ней­шие эмоции – бли­зо­сти Бога, любви к Нему, этакий кайф и драйв. Чело­век пре­ис­пол­ня­ется некоей бурной энер­гией. Но я гово­рил уже, что Дух Святой не в эмо­циях сви­де­тель­ству­ется – а гораздо глубже, в фун­да­менте жизни; Он устро­яет жизнь по Еван­гель­ским нача­лам, посте­пенно, – и бывает, неощу­тимо в чув­ствах и эмо­циях. – Теперь. Мы с вами уви­дели, что Духа мало полу­чить, Его надо удер­жать в себе. Как же удер­жи­вают его сии кре­стив­ши­еся Духом? Вос­про­из­ве­де­нием и воз­гре­ва­нием тех же эмоций, кото­рые сопро­вож­дают это кре­ще­ние. Я допус­каю, что сила и энер­гич­ность этих эмоций вполне может на время заглу­шить стра­сти – но они никуда не дева­ются ведь, и оста­ются в душе и теле. Не так учит Еван­ге­лие: рож­ден­ный от Бога хранит себя (1Ин.5:18), то есть при­ла­гает некое усилие. Об этом мы доста­точно рас­суж­дали выше: нужно молиться (1Сол.5:17), трез­виться и бодр­ство­вать (Мф.26:41), воз­дер­жи­ваться (1Кор.9:25), про­ти­виться злу, исхо­дя­щему из нашего сердца (Мф.15:19), понуж­дать себя (Лк.13:24), и проч. и проч. – но вовсе не при­во­дить себя в состо­я­ние экзаль­та­ции. – Но скажут: это кре­ще­ние Духом сопро­вож­да­ется зна­ме­ни­ями и чуде­сами, а также силь­ней­шей субъ­ек­тив­ной уве­рен­но­стью, что – вот Он Дух. Но субъ­ек­тив­ной уве­рен­но­стью отли­ча­ется любая силь­ная вера, во что угодно, в любое заблуж­де­ние; а что каса­ется чудес, то – Дель­фий­ский оракул про­ри­цал, статуя Апол­лона пла­кала и летала по воз­духу, инду­ист­ские идолы исто­чают молоко, и экс­тра­сенсы лечат, и шаманы погоду изме­няют, и вообще – вос­ста­нут лжехри­сты и лже­про­роки, и дадут вели­кие (!) зна­ме­ния и чудеса, чтобы пре­льстить, если воз­можно, и избран­ных (Мф.24:24). Цер­ковь гово­рит, что Дух может сви­де­тель­ство­ваться чуде­сами, но это – дело деся­тое, а глав­ное – внут­рен­няя пере­мена сердца, причем – испы­тан­ная жизнью, трудом и опытом (навы­ком – Евр.5:14).

В‑третьих. Акси­о­мой явля­ется то, что Дух полу­ча­ется в Церкви – для этого она, соб­ственно говоря, и суще­ствует. Цер­ковь, в числе про­чего, есть целост­ность, пол­нота и совер­шен­ство. В част­но­сти, целостно вос­при­ни­ма­ется Цер­ко­вью Св. Писа­ние. Она вни­ма­тельна к каждой букве, к каж­дому смыслу его. Чтобы соста­вить пред­став­ле­ние о том или ином пред­мете, Цер­ковь не доволь­ству­ется одним каким-либо тек­стом, но соби­рает и при­ни­мает к све­де­нию все, что гово­рится об этом пред­мете на всем про­стран­стве Писа­ния. Да, есть в Писа­нии сви­де­тель­ства радо­сти, сво­боды, про­ще­ния, полу­че­ния Св. Духа, Его даров. Но это – поло­вина дела; с немень­шей ясно­стью Писа­ние гово­рит и о труде ради всего этого, об уча­стии в стра­да­ниях Хри­сто­вых (1Петр.4:13) – о чем было много ска­зано выше. Не доволь­ству­ются ли хариз­ма­ти­че­ские рев­ни­тели «кре­ще­ния Святым Духом» только поло­ви­ной, так скажем, частью Писа­ния? Но тем самым они ока­зы­ва­ются вне Церкви, ибо, как я уже сказал, Цер­ковь есть целост­ность и совер­шен­ство. – Далее. Бог не есть Бог мерт­вых, но живых, ибо у Него все живы (Лк.20:38). И Цер­ковь есть Цер­ковь живых; Иисус пода­рил нам в Церкви обще­ние всех в Духе Святом. Это обще­ние – абсо­лютно реаль­ное, жиз­нен­ное – не только с живу­щими ныне хри­сти­а­нами, но и отшед­шими, раз­ре­шив­ши­мися (Фил.1:23) от земной жизни. Это обще­ние осу­ществ­ля­ется молит­вой. Молитва не есть изли­тие чувств или эмоций только лишь; прежде всего она есть пре­бы­ва­ние сердца в Духе Святом, «под­клю­че­ние» души к Свя­тому Духу. А Дух Святой – вели­кий Объ­еди­ни­тель, Дух совер­шен­ства и целост­но­сти. Он объ­еди­няет меня в обще­нии со всеми хри­сти­а­нами – без­раз­лично, живут они на земле или уже вне ее. Это объ­еди­не­ние – неотъ­ем­ле­мое свой­ство Церкви, в ней это обще­ние – повторю, абсо­лютно реаль­ное – осу­ществ­ля­ется. Цер­ковь, обни­мая собою все сто­роны жизни, не исклю­чая и фор­маль­ную, дала этому обще­нию некий Бого­слу­жеб­ный чин. – Можно не без осно­ва­ния кри­ти­ко­вать фор­ма­ли­за­цию этого чина в исто­ри­че­ской и сего­дняш­ней Цер­ков­ной дей­стви­тель­но­сти, иска­же­ние хри­сти­ан­ской иерар­хии цен­но­стей, когда это обще­ние пони­ма­ется неверно и засло­няет Того, в Кото­ром оно только воз­можно – Бога; но мы гово­рим о сути дела, а не об извра­ще­нии смысла, хотя бы послед­ний был весьма рас­про­стра­нен. – Итак, в нашем зна­ком­стве с Духом Святым появи­лась еще одна суще­ствен­ная черта – Он объ­еди­няет всех, живых и отшед­ших, во Христе. – Но явля­ется ли это свой­ством того духа, кото­рый полу­чают хариз­маты в своем «втором кре­ще­нии»? Вовсе нет: их дух лишен этого каче­ства, дела­ю­щего, наряду с Таин­ствами, Цер­ковь Цер­ко­вью. Дух Святой не может не «под­клю­чить» чело­века ко всему Своему досто­я­нию, т.е. к Небес­ной Церкви и обще­нию со всеми чле­нами ее. Если этого не про­ис­хо­дит, то Цер­ковь теряет тем самым свою пол­ноту и ста­но­вится просто обще­нием людей, только на земле живу­щих. Поэтому пра­во­мерно поста­вить под сомне­ние, что в хариз­ма­ти­че­ском кре­ще­нии дей­ствует именно Святой Дух, коль скоро отвер­га­ется молитва – т.е. дей­ствие Духа – святым и за усоп­ших. – Еще. Цер­ковь есть един­ство земной и небес­ной жизни; поэтому еще одним свой­ством Свя­того Духа явля­ется то, что Он воз­во­дит чело­века к мысли о вечной жизни, и как след­ствие, к достой­ной под­го­товке к ней. Не имеем здесь посто­ян­ного града, но ищем буду­щего (Евр.13:14); стран­ники и при­шельцы (мы) на земле (Евр.11:13). Если мы в этой только жизни наде­емся на Христа, то мы несчаст­нее всех чело­ве­ков (1Кор.15:19). И здесь в цер­ков­ной дей­стви­тель­но­сти есть пере­кос, оттал­ки­ва­ю­щий людей от Церкви – вос­при­ни­ма­ние веч­но­сти как нака­за­ния, а земной жизни как попытки его избе­жать; тем самым извра­ща­ется хри­сти­ан­ское пони­ма­ние спа­се­ния, а зна­че­ние земной жизни ума­ля­ется и уни­чи­жа­ется. Но это – именно пере­кос, это не учение Церкви. Но не впа­дают ли хариз­маты в другую край­ность – пода­вай им Духа со всеми Его дарами здесь и сейчас? Нельзя счи­тать радость, энер­гию и здо­ро­вье, какие полу­чают хариз­маты в кре­ще­нии духом, пол­но­той суще­ство­ва­ния. Св.Писание учит по-дру­гому. Мы теперь дети Божии, но еще не откры­лось, что будет (1Ин.3:2). Теперь мы видим как сквозь туск­лое стекло, гада­тельно (1Кор.13:12); мало того: мы, нахо­дясь в этой хижине (т.е. на земле), воз­ды­хаем под бре­ме­нем (2Кор.5:4), желая облечься в небес­ное наше жилище (2Кор.5:2). Вне пер­спек­тивы веч­но­сти вся наша радость и здо­ро­вье на земле бес­смыс­ленны. Хотим мы этого или нет, но основ­ная мысль Еван­ге­лия – что земная наша жизнь есть под­го­товка к вечной (2Кор.5:1), и что мно­гими скор­бями (Деян.14:22) и трудом (Мф.11:12) – а не весе­льем (Лк.6:25!!) над­ле­жит нам стя­жать ее (Рим.8:22–25). – Кстати, насчет энер­гии, полу­ча­е­мой хариз­ма­тами в кре­ще­нии духом. Энер­гия Свя­того Духа – нрав­ствен­ная, вовсе не физи­че­ская, не эмо­ци­о­наль­ная. Послед­нее зави­сит от устро­е­ния чело­века и от многих причин. Дух Святой может «под­стег­нуть» физи­че­ски чело­века, для Своих целей, но Его нельзя отож­деств­лять с мате­ри­аль­ной энер­гией.

В‑четвертых. Вот уже выяви­лась зна­чи­тель­ная раз­ница опыта, и я ставлю вопрос: хорошо, а есть ли Дух в моей Церкви? – Есть – хотя бы потому, что Он достиг меня, пришел и все­лился в меня. Уже не ука­зы­ваю на сонм муче­ни­ков XX века: не тот же ли Дух укреп­лял их, что и древ­них муче­ни­ков? Пра­во­слав­ная Цер­ковь есть прямая и закон­ная пре­ем­ница Древ­ней Церкви. Конечно, Пра­во­сла­вие не тож­де­ственно древ­но­сти – по форме, внешне; но совер­шенно тож­де­ственно по осно­вам, по духов­ному устро­е­нию. Я уже гово­рил выше, что неиз­бежно рядом с Писа­нием мы ставим Исто­рию. И из исто­рии мы с оче­вид­но­стью усмат­ри­ваем, что Дух есть в Церкви: Он не испа­рился с момента состав­ле­ния канона Библии и не ждал 17 сто­ле­тий до 19 часов 31 декабря 1899 г., когда нача­лась исто­рия пяти­де­сят­ни­че­ства (См.: Дж. Шерил «Они гово­рят на иных языках». Казань, 1991). А раз Дух есть, то Он творит Себе формы цер­ков­ные – учи­ты­вая огром­ное коли­че­ство причин: поли­ти­че­ских, соци­аль­ных, куль­тур­ных, а также в зави­си­мо­сти от состо­я­ния членов Церкви – их обмир­ще­ния, охла­жде­ния в вере, неве­же­ства, несво­боды, невоз­мож­но­сти вме­стить всё богат­ство Духа… И мы видим, что с конца I века экс­та­ти­че­ские дары ушли из Церкви, а уве­ли­чи­лось зна­че­ние Таинств; дары как бы «пере­текли» в Таин­ства, и через них – в личную жизнь хри­сти­а­нина; и эти дары сами стали более внут­рен­ними; а экс­та­тика оста­лась на пери­фе­рии или вне Церкви – в народ­ном «кли­ку­ше­стве» или ересях, напри­мер, мон­та­низме. Не будем вхо­дить здесь в исто­ри­че­ские иссле­до­ва­ния, хоть это и нема­ло­важно; скажем лишь, что в резуль­тате их оче­видно, что Цер­ковь Духом направ­ля­лась 19 сто­ле­тий не в направ­ле­нии внеш­ней экс­та­тики.

Но вот в XX веке вне Церкви (а почему вне? Потому что вне Таинств (Ин.6:53), вне обще­ния с Небес­ною Цер­ко­вью (Евр.12:22–24), посред­ством вто­рого кре­ще­ния (Еф.4:5)), и даже при полном незна­нии о ней (см. книгу Дж. Шерила) опять воз­ни­кают «дары» – гово­ре­ния на языках, про­ро­че­ства, исце­ле­ния и др. Если быть после­до­ва­тель­ным, то тогда должны были воз­ник­нуть все чины Древ­ней Церкви: и апо­столы, и про­роки, и учи­теля, и экзор­ци­сты, и диа­ко­ниссы, и проч. и проч. Не искус­ственно ли все это? – Тогда и дары, и чины были свя­заны с тогдаш­ней рели­ги­озно-обще­ствен­ной обста­нов­кой; такова ли она сейчас? Поз­волю себе усо­мниться, хотя бы вот на каком осно­ва­нии: тогда все дары Свя­того Духа спо­соб­ство­вали успеху про­по­веди, – учи­ты­вая тех­ни­че­ский, инфор­ма­ци­он­ный и куль­тур­ный уро­вень тогдаш­него чело­ве­че­ства. Сейчас это уро­вень совер­шенно иной. – И сейчас про­по­ведь может быть успешна – среди не зна­ю­щих Христа, или среди внешне-пра­во­слав­ных «по рож­де­нию», для кото­рых смысл Пра­во­сла­вия скрыт за семью печа­тями обря­дов, магизма и язы­че­ского вос­при­я­тия рели­гии. Но – успешна ли хариз­ма­ти­че­ская про­по­ведь среди насто­я­щих пра­во­слав­ных хри­стиан (коих мало, к сожа­ле­нию)? И – если она без­успешна, сви­де­тель­ству­ется ли свя­тость духа, кото­рым обла­дают хариз­маты, любо­вью к пра­во­слав­ным, пусть – с про­те­стант­ской точки зрения – погряз­шим в «тра­ди­циях», но все же – бра­тьям во Христе?

Итак, в резуль­тате иссле­до­ва­ния я убеж­да­юсь, что мой Святой Дух, Он же – Дух Церкви, и тот дух, кото­рым кре­стятся хариз­маты – разные духи. – Какова же при­рода духа хариз­ма­ти­че­ского? Не берусь ничего утвер­ждать на 100%, но выска­зы­ваю свою версию.

Цер­ковь и Святой Дух в ней, как мы уже ска­зали, не абстрактны, не аморфны; они входят во все сферы чело­ве­че­ской жизни, и тесно сопри­ка­са­ясь и пере­се­ка­ясь с соци­ально-поли­ти­че­ски-наци­о­нально-куль­тур­ными сто­ро­нами ее, творят себе соот­вет­ству­ю­щие формы. Бывает трудно, про­водя исто­ри­че­ский анализ, раз­ли­чить, где соб­ственно Цер­ковь, а где выше­по­име­но­ван­ные пласты жизни. Все эти вещи нераз­рывны, вза­имно друг на друга влияют (здесь же и корень многих подмен, когда под Цер­ко­вью пони­мают нечто иное). – Вер­немся назад: что есть «кре­ще­ние духом»? Силь­ней­шие эмоции, чув­ства – кайфа, драйва и под. Эти эмоции сродни нар­ко­ти­че­ским – они тре­буют посто­ян­ного вос­про­из­ве­де­ния. Сфера эмоций есть, очень обще говоря, сфера эсте­тики; эсте­тика же зави­сит от соци­ально-куль­тур­ного кон­тек­ста обще­ства и эпохи. Какую же эсте­тику выра­жают хариз­ма­ти­че­ские чув­ства? И почему эти явле­ния воз­никли в XX веке (в мас­со­вом порядке)?

Наше время (считая с сере­дины XIX века) есть время, во-первых, научно-тех­ни­че­ской рево­лю­ции, след­ствием чего явля­ется лег­кость, доступ­ность многих вещей, повы­ше­ние ком­форта, удобств жизни. С точки зрения куль­туры, во-вторых, это время раз­мы­ва­ния, ниве­ли­ро­ва­ния и ужас­ного обмель­ча­ния куль­тур­ного про­стран­ства. След­ствием этого явля­ется совре­мен­ная эсте­тика. Она, осо­бенно в XX веке, отхо­дит от хри­сти­ан­ских цен­но­стей – глу­бины, соот­не­се­ния с верой Церкви, инди­ви­ду­аль­но­сти, сво­боды, мастер­ства, слож­но­сти, дости­же­ния мак­си­маль­ного совер­шен­ства. В эсте­тику нашего вре­мени вошли эле­менты, чуждые хри­сти­ан­ству: стад­но­сти, гедо­низма (т.е. стрем­ле­ния только к лег­кому удо­воль­ствию), стан­дар­ти­за­ции, при­ми­ти­ви­за­ции, несе­рьез­но­сти, общего обмель­ча­ния, «поп­со­во­сти», неосмыс­лен­но­сти; вдо­ба­вок, от общего ослаб­ле­ния хри­сти­ан­ской рели­ги­оз­но­сти широко рас­пах­ну­лись двери заим­ство­ван­ных из язы­че­ских куль­тов таких вещей, как рас­ши­ре­ние созна­ния, экзаль­та­ция, нар­ко­ти­че­ский опыт, выход сво­боды за прежде суще­ство­вав­шие рамки и проч. Эсте­тика стала слу­жить не Богу (что явля­ется отли­чием хри­сти­ан­ской куль­туры), а стра­стям – похоти плоти, похоти очей и гор­до­сти житей­ской (1Ин.2:16). Блуд­ли­вая поп­со­вость и тусо­воч­ность, при неже­ла­нии жить глу­боко (и тру­диться ради этого), при­ми­тив­ность и оди­на­ко­вость – вот харак­те­ри­стика сего­дняш­него «эсте­ти­че­ского поля». В этом «поле» суще­ствуют и хариз­маты. Эле­менты рас­ши­ре­ния созна­ния про­сле­жи­ва­ются на хариз­ма­ти­че­ских «про­слав­ле­ниях» наряду с «поп­со­во­стью» (инте­ресно, воз­можно ли хариз­ма­ти­че­ское собра­ние под музыку, напр., Баха, а не под бара­баны с гита­рами?); «кре­ще­ние духом» в резуль­тате груп­по­вой, рас­кру­чи­ва­ю­ще­еся и нарас­та­ю­щей экзаль­та­ции напо­ми­нает ини­ци­а­цию в оккульт­ных систе­мах. И в такой обста­новке, иден­тич­ной рок-кон­церту или джа­зо­вому фести­валю, «сходит дух». Радость, вос­торги, энер­гия, и все прочее! Но насто­я­щий Дух понуж­дает чело­века доду­мы­вать до конца все, срав­ни­вать, ана­ли­зи­ро­вать – не оста­нав­ли­ваться на факте: рабо­тает – значит хорошо. Нужно пове­рять все уче­нием Еван­ге­лия и Церкви, кото­рая есть столп и утвер­жде­ние истины (1Тим.3:15). И мы видим, что в Церкви ничего такого нет, но очень похоже хариз­ма­ти­че­ское слу­же­ние на шаман­ские кам­ла­ния, или – была в России секта хлы­стов. Груп­по­вой экзаль­та­цией они дово­дили себя до того, что на них «нака­ты­вало». – А как раз эле­менты нар­ко­ти­че­ского шама­низма, кайфа, «нака­ты­ва­ния», «драйва» весьма ощу­тимы в совре­мен­ной масс-куль­туре.

Итак, вывод. Повторю: не знаю на 100%, что за дух у хариз­ма­тов. Конечно, нельзя свести это явле­ние только к эсте­тике – но, по моему мнению, «кре­ще­ние духом» есть в зна­чи­тель­ной сте­пени вещь эсте­ти­че­ская, причем эсте­тика эта нехри­сти­ан­ская: она син­кре­тична, при­ми­тивна, «тусо­вочно-поп­сова» и некри­тична к себе самой. Как-то не веет здесь насто­я­щим Духом – Он не Дух экзаль­та­ции, тусовки и при­ми­ти­визма.

Братья и сестры во Христе! Может быть, я был резок и неудо­бен для чьего-нибудь слуха. Но этою рез­ко­стью, может быть, я про­бужу инте­рес к Пра­во­сла­вию. Пра­во­слав­ная Цер­ковь – это не иконы, «старцы», батюшки на Мер­се­де­сах, и проч., или что-то иное, внеш­нее. Цер­ковь есть жизнь Свя­того Духа. И коль скоро именно эта жизнь инте­ре­сует нас, давайте доб­ро­же­ла­тельно и объ­ек­тивно раз­би­раться во всех про­бле­мах, затро­ну­тых в насто­я­щей статье.

31 мая 2004 год.
День Свя­того Духа.

Допол­не­ние

1. Св. Писа­ние нельзя «вынуть» из кон­тек­ста Исто­рии. Я уже имел воз­мож­ность писать, что Цер­ковь пер­вична по отно­ше­нию к Св. Писа­нию: Цер­ковь уже была, а Нового Завета как книги еще не было. Кроме того, и канон Писа­ния уста­нов­лен Цер­ко­вью. Раз так, то мы рядом со Св. Писа­нием (авто­ри­тет кото­рого вовсе не ума­ля­ется) ставим Цер­ковь и Исто­рию – т.е. то, что назы­ва­ется Свя­щен­ным Пре­да­нием. И из исто­рии мы с оче­вид­но­стью видим, что дар языков после I века из Церкви ушел, цер­ков­ная жизнь стала внешне менее экс­та­тич­ной: боль­шее зна­че­ние при­об­рели Таин­ства. Можно раз­би­раться – почему так: но это не входит сейчас в нашу задачу: мы лишь кон­ста­ти­руем непре­лож­ный факт. Духо­носцы Мака­рий, Исаак, Симеон, Иоанн Крон­штад­ский, Силуан Афон­ский, Иоанн Сан-Фран­цис­ский и бес­чис­лен­ные другие имели дары Духа – чудо­тво­ре­ний, исце­ле­ний, про­ро­честв, слова муд­ро­сти и др. – но не гово­ре­ния на языках.

2. Итак, в Церкви дара языков со II века нет. Стоит ли нам искус­ственно вос­ста­нав­ли­вать Апо­столь­скую эпоху? Тогда на земле жило 250 млн. чело­век, и не было ни само­ле­тов, ни Интер­нета, даже гра­мот­ность была боль­шой ред­ко­стью. Чтобы 500 чело­век могли «про­све­тить все­лен­ную», Дух дал особые дары – в том числе дар, я бы так его назвал, «облег­чен­ной ком­му­ни­ка­ции» – ино­стран­ные языки. Сейчас эпоха изме­ни­лась. Как Вет­хо­за­вет­ная Цер­ковь Пяти­кни­жия – один уро­вень духовно-нрав­ствен­ной жизни, а та же Цер­ковь Про­ро­ков – уже совсем другой (хоть цер­ковь и одна, не меня­лась) – так и в Ново­за­вет­ной Церкви: мы живем не в Апо­столь­ское время. Более реа­ли­стично – узна­вать Духа, Его дей­ствия, Его пути в наше время, и быть осто­рож­ным (Еф.5:15), – а не искус­ственно воз­рож­дать ушед­шее, вне усло­вий, это ушед­шее сопро­вож­дав­ших и обу­слав­ли­ва­ю­щих.

3. Необ­хо­димо раз­ли­чать дары Духа и саму духов­ную жизнь, увен­чи­ва­ю­щу­юся стя­жа­нием плодов Духа. Дары Духа даются по усмот­ре­нию Божию, для Его целей; плоды Духа – есть наша обя­зан­ность. Дары нужны для нази­да­ния Церкви; плоды – личное досто­я­ние чело­века. Дар языков есть вла­де­ние ино­стран­ными язы­ками для про­по­веди (Деян.2:8), – как я уже сказал, чтобы «уло­вить все­лен­ную», это было необ­хо­димо. – Любой дар Духа имеет при­клад­ное зна­че­ние (т.е. нази­дает Цер­ковь); когда он ста­но­вится не тако­вым, т.е. люди покрив­ляют его смысл и начи­нают поль­зо­ваться им для, так скажем, лич­ного удо­воль­ствия – дар отни­ма­ется. Ап. Павел в 1Кор.14 уже выра­жает бес­по­кой­ство, что дар языков теряет зна­че­ние нази­да­ния Церкви и ста­но­вится некоей само­це­лью: дары зани­мают место плодов.

4. Раз­бе­рем эту главу (1Кор.14).

Во-первых: Св. Писа­ние нам гово­рит, что в посла­ниях Ап. Павла есть нечто неудо­бо­вра­зу­ми­тель­ное, что невежды и неутвер­жден­ные, к соб­ствен­ной своей поги­бели, извра­щают, как и прочие писа­ния (2Петр.3:16). Так, мы знаем, что дар гово­ре­ния на языках сопро­вож­дался неким экс­та­ти­че­ским состо­я­нием. Ап. Павел назы­вает его так: тайны гово­рит духом (1Кор.14:2); нази­дает себя (ст. 4). «Неудо­бо­вра­зу­ми­тель­ное» здесь заклю­ча­ется вот в чем: можем ли мы адек­ватно понять, что именно имел в виду Апо­стол? Сов­па­дает ли пяти­де­сят­ни­че­ское сего­дняш­нее «гово­ре­ние на языках» с тем, о чем пишет Апо­стол?

Во-вторых: Тон главы очень похож на эпизод из Деян.17: Павел воз­му­тился духом при виде этого города, пол­ного идолов (ст. 16), но в про­по­веди не излил это воз­му­ще­ние на Афинян, но подо­шел к делу пас­тыр­ски, сказав им: Афи­няне! По всему вижу я, что вы как бы осо­бенно набожны (ст. 22). Так же и тут. Апо­стол явно обес­по­коен упо­треб­ле­нием дара языков вне при­клад­ных рамок, т.е. вне нази­да­ния Церкви, вне смысла; но пас­тыр­ски пишет об этом Корин­фя­нам мягко, как-бы в срав­не­нии пока­зы­вая боль­шую нуж­ность дара про­ро­че­ства (не лично, а для Церкви).

В‑третьих: В этой главе наряду с «неудо­бо­вра­зу­ми­тель­ным» мы видим очень даже вра­зу­ми­тель­ные вещи: 1) языки суть зна­ме­ние не для веру­ю­щих, а для неве­ру­ю­щих (ст. 22), и 2) Если кто гово­рит на незна­ко­мом языке …, (и) не будет истол­ко­ва­теля, то молчи в Церкви, а говори себе и Богу (ст. 27–28), – т.е. экс­та­ти­че­ские чув­ства, не выра­жа­е­мые понятно, испы­ты­вай лишь внутри себя, не вынося их из сердца к соблазну других. (Замечу: это – весьма важное поло­же­ние аске­ти­че­ского Пре­да­ния Церкви, и пол­но­стью сов­па­дает с Мф.6:5/6).

5. Выводы:

  1. Кре­ще­ние Святым Духом чело­век полу­чает в Таин­ствах Кре­ще­ния и Миро­по­ма­за­ния. Его задача – раз­вить, взрас­тить полу­чен­ное семя Духа, о чем я уже много писал.
  2. Экс­та­ти­че­ские дары, как при­клад­ные, ушли из Церкви, вместе со всем строем Древ­ней Церкви – дидас­ка­лами, экзор­ци­стами, диа­ко­ни­сами, хоре­писко­пами и проч. и проч.
  3. Вместе с тем повы­си­лось зна­че­ние личной внут­рен­ней работы чело­века по стя­жа­нию плодов Свя­того Духа.
  4. «Воз­ро­дился» «дар» языков (изъ­ятый – исто­ри­че­ски – первым из Церкви, из-за (пред­по­ло­жи­тельно) того, что его «экс­та­ти­че­ская» состав­ля­ю­щая стала для людей само­цен­ной и засло­нила цер­ков­ное зна­че­ние дара) вне Церкви в наши дни, под вли­я­нием не Цер­ков­ных причин (нужд), а иных, разбор кото­рых я дал в другом месте.
  5.  Воз­вра­ща­ясь к Св. Писа­нию и жела­нию воз­рож­дать жизнь по перво-апо­столь­ским прин­ци­пам: в 1Кор.14 есть
    а) «нечто неудо­бо­вра­зу­ми­тель­ное» – каса­ю­ще­еся «экс­та­ти­че­ской сопро­вож­да­ю­щей» дара про­по­веди на ино­стран­ных языках, и
    б) совер­шенно опре­де­лен­ное запре­ще­ние Апо­стола упо­треб­ле­ния этого дара без осмыс­лен­ного «пере­вода» на понят­ный (и нази­да­тель­ный) всем смысл.

Пат­ри­ар­ший Центр Духов­ного Раз­ви­тия Детей и Моло­дежи при Дани­ло­вом став­ро­пи­ги­аль­ном муж­ском мона­стыре г. Москвы

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки