Об отношении Церкви к воинству

Сергей Худиев

Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви нередко ста­вится в упрек бла­го­сло­ве­ние воин­ства и оружия. Как Цер­ковь может бла­го­слов­лять людей, кото­рые носят орудия чело­ве­ко­убий­ства? Разве не ска­зано “не убий”?

Здесь нам стоит разъ­яс­нить два недо­ра­зу­ме­ния, кото­рые воз­ни­кают у людей в отно­ше­нии Церкви и цер­ков­ных молитв и бла­го­сло­ве­ний.

Одно из недо­ра­зу­ме­ний свя­зано с тем, что люди склонны вос­при­ни­мать свя­щен­ника как шамана, мага и кол­дуна, кото­рый при­зы­вает на помощь “своим” какие-то таин­ствен­ные оккуль­тые силы, кото­рыми он может мани­пу­ли­ро­вать. В язы­че­ские вре­мена кол­дуны, шаманы и филиды, пре­тен­до­вав­шие на то, что могут обес­пе­чить своему войску оккульт­ную под­держку, счи­та­лись мощным ору­жием.

Хри­сти­ан­ская молитва, однако, есть нечто прямо про­ти­во­по­лож­ное. На самом деле, ни свя­щен­ник, ни епи­скоп, ни какой-либо вообще цер­ков­ный слу­жи­тель не может рас­по­ря­жаться сверхъ­есте­ствен­ным, и на это нимало не пре­тен­дует. Люди Церкви молятся – взы­вают к Богу, чтобы Он вошел в эту ситу­а­цию, чтобы он был с людьми, осо­бенно там, где трудно и опасно, где чело­века могут ожи­дать тяжкие иску­ше­ния, стра­да­ния или смерть. Бог Сам решает, как Ему отве­тить на эту молитву; мы не можем Ему ука­зы­вать. Мы можем только про­сить – о помощи, о руко­вод­стве, о муд­ро­сти, осо­бенно необ­хо­ди­мой, когда речь идет о такой опас­ной вещи, как оружие. Молитва о воин­стве (как, кстати, и молитва о вла­стях) совер­шенно не обя­за­тельно пред­по­ла­гает одоб­ре­ние всего, что воин­ство (и власти) делают; молитва – это именно при­зы­ва­ние мило­сти Божией. Можно молиться о хоро­шем чело­веке, чтобы Бог его укре­пил; можно – о дурном, чтобы Бог дал ему пока­я­ние, в любом случае, ответ на молитву – в руках Божиих.

Второе недо­ра­зу­ме­ние свя­зано с пони­ма­нием запо­веди “не убий”. Явля­ется ли воин, нося­щий оружие и гото­вый пустить его в ход, нару­ши­те­лем запо­веди? Может ли воин быть бла­го­че­сти­вым? Свя­щен­ное Писа­ние гово­рит, что да. Первым из языч­ни­ков Кре­ще­ние полу­чает воен­ный, офицер рим­ской армии:

неко­то­рый муж, именем Кор­ни­лий, сотник из полка, назы­ва­е­мого Ита­лий­ским, бла­го­че­сти­вый и боя­щийся Бога со всем домом своим, тво­рив­ший много мило­стыни народу и всегда молив­шийся Богу. (Деян.10:1–2)

При этом бла­го­че­сти­вом офи­цере упо­ми­на­ется и бла­го­че­сти­вый воин:

Когда Ангел, гово­рив­ший с Кор­ни­лием, отошел, то он, при­звав двоих из своих слуг и бла­го­че­сти­вого воина из нахо­див­шихся при нем и, рас­ска­зав им все, послал их в Иоппию. (Деян.10:7–8)

Людей, кото­рые про­ти­во­по­став­ляют запо­ведь “не убий” воин­ской службе, под­во­дит плохое знание Писа­ния. В запо­веди «не убий» речь идет, в кон­тек­сте Писа­ния и на его ори­ги­наль­ных языках, именно о «воль­ном чело­ве­ко­убий­стве»; т.е. убий­стве в уго­лов­ном смысле, без­за­кон­ном лише­нии чело­века жизни. В Ветхом Завете (где дается эта запо­ведь) люди как ведут войны, так и казнят пре­ступ­ни­ков, и запо­веди этим не нару­шают.

В Новом Завете при­зна­ется право и обя­зан­ность госу­дар­ства при­бе­гать к оружию для под­дер­жа­ния без­опас­но­сти и порядка. Как пишет Ап.Павел,

ибо [началь­ник] есть Божий слуга, тебе на добро. Если же дела­ешь зло, бойся, ибо он не напрасно носит меч: он Божий слуга, отмсти­тель в нака­за­ние дела­ю­щему злое. (Рим.13:4)

Раз­ница между воору­жен­ным раз­бой­ни­ком и воору­жен­ным же стра­жем порядка – при том, что оба носят оружие и могут его упо­треб­лять – оче­видна вся­кому чело­веку, оче­видна она и Писа­нию. То есть для Апо­сто­лов запо­ведь «не убий» нико­гда не озна­чала, что всякий слу­жа­щий госу­дар­ства, нося­щий оружие, явля­ется пре­ступ­ни­ком Божьего закона.

Можно обра­тить вни­ма­ние и на то, что как пра­вило те, кто воз­му­ща­ется появ­ле­нием свя­щен­ника в воин­ской части, не при­зы­вает рас­пу­стить пра­во­охра­ни­тель­ные органы и предо­ста­вить пре­ступ­ни­кам бес­пре­пят­ственно тер­ро­ри­зи­ро­вать мирных и зако­но­по­слуш­ных граж­дан; не слышно также и при­зы­вов рас­пу­стить армию и дождаться при­хода какого-нибудь Баса­ева, кото­рый бы уста­но­вил у нас порядки, при кото­рых ни у кого из нас уже не будет воз­мож­но­сти вести дис­кус­сий.

Мы нахо­димся в усло­виях хотя бы отно­си­тель­ной без­опас­но­сти и сво­боды бла­го­даря тому, что воору­жен­ные слу­жа­щие госу­дар­ства – армия и мили­ция, испол­няют свои обя­зан­но­сти. Можно услы­шать много пре­тен­зий к мили­ции, но ока­жись мы без нее – даже выход в бли­жай­ший мага­зин был бы смер­тельно опас­ным делом. Нахо­дясь под защи­той воору­жен­ных людей, мы, пра­во­слав­ные хри­сти­ане, не нахо­дим умест­ным ими гну­шаться – тем более, что Писа­ние не дает к такому гну­ше­нию ника­ких осно­ва­ний.

Что, однако, стоит за тем гну­ше­нием, кото­рые выска­зы­вают кри­тики Церкви в этом вопросе? Мотивы у них могут быть разные, но я бы отме­тил наи­бо­лее серьез­ный. Война – одно из самых страш­ных про­яв­ле­ний чело­ве­че­ского греха; Гос­подь в Нагор­ной Про­по­веди гово­рит о том, что бла­женны миро­творцы. Ищи мира и стре­мись к нему – много раз запо­ве­дует Писа­ние.

Однако между миро­твор­цами и паци­фи­стами есть серъ­ез­ная раз­ница; их отли­чает чуство ответ­ствен­но­сти. Миро­тво­рец, прежде всего, реа­лист – он исхо­дит из того, что мы живем не раю, и там, где госу­дар­ство, тот самый началь­ству­ю­щий с мечем, не испол­няет своих функ­ций, там власть каз­нить и мило­вать ока­зы­ва­ется в руках бли­жай­шего воору­жен­ного бан­дита. Этому есть предо­ста­точно при­ме­ров, и под­дер­жа­ние мира тре­бует тех, кто хранит мир воору­жен­ной рукой. Устра­ните пра­во­охра­ни­тель­ные органы – и Вы не полу­чите мира на улицах; устра­ните армию – и Вам недолго при­дется ждать войны.

Паци­фист видит в армии орудие войны; миро­тво­рец видит и другое – то, что армия есть необ­хо­ди­мое орудие избе­жа­ния войны. И про­по­вед­ник про­ще­ния и при­ми­ре­ния, кото­рый при­зы­вает людей отречься от вражды ради Христа и Еван­ге­лия, и рас­су­ди­тель­ный дипло­мат, кото­рый помо­гает уре­гу­ли­ро­вать меж­ду­на­род­ные про­ти­во­ре­чия, и умелый воин, кото­рый готов дать отпор раз­бой­ни­кам – все они необ­хо­димы для под­дер­жа­ния мира, они сорат­ники, а не враги. Поэтому нет ничего стран­ного и несо­об­раз­ного в бла­го­сло­ве­нии воин­ства; пусть же Гос­подь бла­го­сло­вит тех, кто защи­щает нас и хранит мир.

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки