Распечатать
Скачать как mobi epub fb2 pdf
 →  Чем открыть форматы mobi, epub, fb2, pdf?


святитель Амвросий Медиоланский

Об Исааке, или душе

Предисловие переводчика

   Сочинение «Об Исааке, или душе» (386) открывает настоящий том, в котором собраны тексты, посвященные ветхозаветным пат­риархам, за исключением трактата «О благе смерти».
   Начав с трактата «Об Аврааме» (De Abraham, 378—383), свт. Амвросий создал ряд произведений нравственно-экзегетичес­кого содержания, озаглавив их именами ветхозаветных правед­ников1. Он рассматривает ветхозаветных патриархов как при­меры высокой жизни и воплощенных добродетелей: например, Авраам — «идеальный христианин», чьей главной характерис­тикой является полная преданность Богу2; у Исаака мы учим­ся чистоте ума, у Иакова — терпению, у Иосифа — целомуд­рию3, у Ноя (De Noe) - справедливости4, у Илии (De lleiia et ieiunio) — воздержанию. Но обращение к ветхозаветным персо­нажам сопровождается не только нравственным толкованием, но и типологическим: события их жизни являются прообраза­ми новозаветных событий, а сами они (Исаак, Иаков, Иосиф) прообразуют Христа и события Его земной жизни: бегство в Египет, призвание на проповедь, отвержение иудейским наро­дом, предательство Иуды, распятие, искупительную смерть на кресте, воскресение.
   Как и в других подобных сочинениях («О Ное», «Об Илие и посте», «О жалобе Иова и Давида» и др.), в трактатах «Об Иса­аке или душе»5, «Об Иакове и блаженной жизни», «Об Иосифе» буквальный смысл библейского повествования играет второсте­пенную роль. Главное для свт. Амвросия — дать нравственную характеристику персонажа, показать его добродетели (или его основную добродетель), научить своих слушателей и читателей, что «жизнь святых — правило жизни для остальных»6. Это истол­кование ветхозаветных текстов в духовном смысле, по слову блж. Августина7, тесно связано с осмыслением свт. Амвросием роли епископа как учителя народа Христова.
   То, что события из жизни ветхозаветных пророков являются лишь отправной точкой для рассуждения, мы ясно видим в трак­тате «Об Исааке, или душе»8, в котором имя Исаака упоминается лишь в десяти главах, а наибольшее количество цитат приводится из Песни песней, а отнюдь не из книги Бытия, в которой, соб­ственно, и повествуется о жизни Исаака.
   Трактат начинается с тайны рождения Исаака от бесплод­ной старины Сарры, чтобы мы уверовали в рождение от Девы9. Образ Исаака — это и образ Христа, и образ мудреца, то есть человека, Еноса (1. 1); истинный Исаак — это Христос, испол­ненный благодати и являющийся источником радости (1. 2). К этому источнику идет Ревекка, которая является образом Церкви или образом души. Мы видим, что сочинение начина­ется с аллегорических образов, и события жизни Исаака будут интерпретироваться в соответствии с мыслью автора: свт. Амв­росий задает вопрос: что такое душа? — и стремится ответить на него с позиции христианина.
   Здесь необходимо взглянуть на трактат «Об Исааке, или душе» в широком контексте обшей литературной традиции этого времени, потому что вопрос о душе рассматривался христианскими авторами IV в., и часто в связи с проблемой самопознания10, которое ведет к Богопознанию11. Эти вопросы ставили каппадокийские отцы, свт. Афанасий Александрийс­кий, еще раньше писал о душе-христианке Тертуллиан12. Свт. Амвросий также говорит, обращаясь к душе: «Познай себя и красоту своей природы» (4. 16). В поисках ответа он обра­щается не только к христианским авторам, но и к античным философам: исследователи находят у него следы влияния Пла­тона, Аристотеля, Филона Александрийского, Плотина. Не столь подробно рассматривается влияние Марка Туллия Ци­церона и его философских трактатов «Тускуланские беседы», «О границах блага и зла», «О природе богов», также трактата «Об обязанностях», хотя это влияние сказывается не только в словоупотреблении13, но и в обращении к стоической мыс­ли для создания системы христианской этики и учения о доб­родетелях, изнаночной стороной которого является учение о страстях.
   В отличие от более поздних авторов и в соответствии со своей внутренней склонностью свт. Амвросий создает не научный труд, но эмоциональное, высокопоэтичное описание странствия души к Богу. Он прибегает к помощи Песни песней, текст которой дает ему материал для интерпретации образов невесты, Жениха, Царя, стражей, сада, источника вод.
   В трактате святитель обращает особое внимание на разные смыслы толкования, он отмечает толкование моральное (или нравственное), таинственное, царственное. Следование свт. Ам­вросия учению Оригена о трех смыслах Писания неоднократно обсуждалось учеными14 с привлечением разных мест из сочине­ний свт. Амвросия, но весьма важным для понимания его мето­дов комментирования является текст из трактата «Об Исааке», где говорится о колодцах (4. 20—27), которые выкопал Исаак. Этим колодцам свт. Амвросий устанавливает — вслед за Оригеном — соответствие в трех книгах Соломона: Притчи, Екклеси­аст и Песнь песней, что находит в свою очередь соответствие в «классическом делении философии на физику, этику и логику»15, или эпоптику16.
   Следующие главы (4. 28—37 — 5. 38—47) продолжают толко­вание Песни песней: душа томится и ищет Жениха — на ложе, в городе на площадях и улицах и, когда находит, восходит с Ним как невеста к брачному покою, потому что Христос, «Сам — лю­бовь» (5. 46), радуется вере душ, призывает их и дает им воскре­сение.
   Знаменитое по своим поэтическим красотам описание затворенного, или заповедного, сада находится в 5. 48—49. В шестой главе (§ 50—56) свт. Амвросий еще раз напоминает о четырех движениях души к Богу. В седьмой главе (§ 56—63) содержится похвала душе, которая угодила Богу. Здесь же ин­тересные для историка библейской экзегезы примеры перево­дов Аквилы (Акилы), одного из редакторов или переводчиков греческого текста Ветхого Завета. В восьмой, заключительной, главе (§ 64—79) рассматривается квадрига, или четверка, добро­детелей (8. 65): «Если душа — колесница, она имеет коней или добрых, или дурных. Добрые кони — это добродетели души, дурные кони — телесные страсти. И добрый возничий сдержи­вает и уговаривает дурных копей, а добрых подбодряет. Добрых коней четыре: благоразумие, воздержание, мужество, справед­ливость17, — а дурные кони: гневливость, похоть, трусость, не­справедливость». Хотя святитель сохраняет терминологию Ци­церона (которая стала уже привычной за несколько столетий), однако он помещает эти добродетели в христианский контекст. Так как в трактате речь идет о душе, которая стремится отор­ваться от земного и взойти к небесному, к своему Небесному Жениху, то ей должны быть присуши добродетели, которые помогут ей пройти путь. Свт. Амвросий подробно говорит, ка­кими добродетелями должна обладать душа, чтобы взойти на небо, описывает брак души и Небесного Жениха, говорит о любви Бога к человеческой душе.
   Заканчивается сочинение вдохновенным призывом взять крылья, чтобы устремиться ввысь, очистить душу, чтобы она ус­тремилась в духовный Иерусалим, и не бояться смерти, которая является свободой для души. Последняя глава трактата является как бы введением к следующему сочинению — «О благе смерти», в котором смерть называется тихой гаванью: душа не умирает и восходит в небесную обитель праведных душ.
   Клаудио Морескини в предисловии к своему переводу двух трактатов — «Об Исааке, или душе» и «О благе смерти»18 — пишет, что они относятся к наиболее важным среди гомилетических сочинений свт. Амвросия, показывая его как значительного ду­ховного писателя. Он также говорит о важности ветхозаветной Песни песней в творчестве свт. Амвросия, который часто об­ращался к ней в своих экзегетических построениях (например, exp. ps. 118). Морескини кратко говорит об истории толкования Песни песней в предшествующей Амвросию иудейской и хрис­тианской традициях. В качестве источников экзегезы свт. Амв­росия Морескини называет св. Ипполита Римского, Оригена, Филона Александрийского, из античных авторов — Платона, возможно через Апулея, и неоплатоника Плотина, творческое влияние которого на свт. Амвросия, возможно, связано с фигу­рой священника Симплициана, наставника самого Амвросия после избрания его епископом. Симплициан, который был из­бран епископом после смерти Амвросия в 397 г., в 50-е гг. IV в. крестил Мария Викторина, известного ритора и переводчика «Эннеад» Плотина19.
   Трудно не согласиться с Морескини, что трактат «Об Иса­аке или душе» является самым прекрасным по художествен­ной выразительности20 среди других сочинений святителя. Текст трактата позволяет нам судить об уровне образования святителя: он не только свободно переводит с греческого на латинский, но и прекрасно знает предшествующую литера­турную традицию — не только классическую, но и христиан­скую.
   При переводе трактата был использован латинский текст, изданный в серии Corpus Scriptorum Ecclesiasticorum Latinorum (CSEL) Карлом Шенклем21; правки, внесенные К. Морескини, отмечены.
    Н.А. Кулькова

Об Исааке, или душе

1. 1. В книге22 об отце святого Исаака у нас достаточно сказано и о его происхождении и о благодати. К вящей славе его послужи­ло то, что он родился от столь великого и неподражаемого челове­ка и стал для своего отца Авраама наградой. И неудивительно это, ибо в нем образ рождества и страданий Господа явился особенно сильно23, ведь и бесплодная старица по обетованию Божию родила его24, чтобы мы уверовали, что Бог в силах сделать так, чтобы и Дева родила, и единственный сын, назначенный в жертву25, и не погиб для отца, и исполнил жертвоприношение. Поэтому своим именем он обозначает и прообразование и благодать: Исаак ведь в перево­де означает «смех», а смех — признак радости26. А кто не знает, что всеобщей радостью является Тот, Кто стал для всех освобождени­ем от грехов, победив страх и упразднив печаль пугающей смерти? Поэтому того называли, а на Этого указывали, того изображали, а Этого возвещали. Он тот, кого уже тогда преследовала рабыня27, он гот, из-за которого тогда уже говорили: Выгони эту рабыню, ибо не наследует сын рабыни сей с сыном моим Исааком (Быт 21. 10), он тот, кому отец нашел невесту-чужеземку28, он тот, кто тихий, смиренный и кроткий29, когда пришла Ревекка, то есть терпение30, ушел в поле, чтобы удалиться от всех31. Мудрому свойственно удаляться от плотских страстей, душу возвышать и освобождать от телесного32; то есть познавать себя человеком, что на языке халдеев называется Енос, а в переводе «человек». Енос — это тог, который с верой и надеждой призвал Бога33, и поэтому верят, что он вознесен34. И по­этому представляется очевидным, что не является человеком тот, кто не надеется на Бога. А кто надеется на Бога, не живет на земле, но, словно вознесшись, соединился с Богом, как ясно указывает истолкование истины.

2. Следовательно, благ истинный Исаак35, поскольку Он ис­полнен благодати и является источником радости. К этому источ­нику пошла Ревекка, чтобы наполнить кувшин для воды. Писание говорит, что она, сойдя к источнику, наполнила кувшин (Быт. 24. 16) и поднялась вверх. Итак, снизошла к источнику мудрости или Церковь, или душа, чтобы наполнить весь свой сосуд и почерп­нуть наставления чистой мудрости, которые иудеи отказались черпать из изобильного источника. А что это за источник, пос­лушай говорящего: Меня, источник воды живой, оставили (Иер. 2. 13). К этому источнику36 устремлялась жаждущая душа пророков, как и Давид говорит: Жаждала душа моя Бога живого (Пс. 41. 3), чтобы жажду свою утолить изобилием божественных размышлений и кровь неразумия смыть струями духовных потоков. Ведь это истечение крови вновь открывается, как указывает закон, когда муж соединяется с женой, пребывающей в днях своей крови37. Жена38 означает удовольствие, телесные соблазны. Итак, берегись, чтобы сила твоего ума не размягчилась пот влиянием соития с плотской страстью и, охваченная ею, не ослабла и не открыла ее источник, который должен быть закрыт и огражден прилежным вниманием и разумным размышлением: Сад ведь затворен, колодец запечатан (Песн. 4. 12). Ведь если сила ума ослаблена, изливаются чувства те­лесного наслаждения — губительные и несущиеся к похоти, веду­щей к тяжкой опасности, — которые пребывали бы в узде, если бы деятельный ум оставшийся на страже и бодрствовал.

2. 3. Поэтому вглядывайся, человек, каков ты, как ты блю­дешь свое спасение и жизнь. Так что такое человек? Душа ли39, плоть ли или же соединение того и другого? Ведь одно дело — мы, другое — что принадлежит нам40, как одно дело тот, кто одевается, а другое — одежда. Мы читаем в Ветхом Завете: Все души, которые пришли в Египет (Быт. 46. 26), — это сказано о людях. И в другом месте сказано: Не пребудет дух Мои в людях этих, потому что они плоть (Быт. 6. 3). Из того и другого следует, что человек называ­ется и душой и плотью. Но различие в том, что там, где говорят «душа» вместо «человек», подразумевается иудей, преданный Богу, а не телу, например, как здесь: Благословенна всякая простая душа (Притч. 11. 25). Когда же вместо «человека» говорят «плоть», имеется в виду грешник, как здесь: А я плотян, продан греху. Ибо не понимаю, что делаю: потому что не то делаю, что хочу, а что не­навижу, то делаю (Рим. 7. 14-15). Эти последние слова и о том и о другом, потому что один — это тот, кто хочет, другой — кто ненавидит, другой — кто делает. Затем апостол прибавляет: Если же де­лаю то, чего не хочу, то соглашаюсь с законом, что он добр, а потому уже не я делаю то, но живущий во мне грех (Рим. 7. 16-17). И еще более выразительно: Вижу... закон плоти моей, противоборствую­щий закону ума моего и делающий меня пленником закона греховного (Рим. 7. 23). И он, провозгласив, что в человеке борются двое: то есть внутренний человек борется с внешним, — предпочел встать на сторону души, а не тела, потому что его душа-пленница влекома ко греху, а он предпочел бы пребывать в ней и в ней, по собс­твенному утверждению, пребывает, когда говорит: Бедный я чело­век! Кто избавит меня от сего тела смерти (Рим. 7. 24)? — словно он желает освободиться от внешнего врага.

4. Следовательно, душа не кровь, ибо кровь принадлежит телу, и душа не гармония41, ибо и такого рода гармония присуща телу, и душа не воздух, ибо одно дело — струя дуновения, а другое дело — душа, и душа — не огонь, и душа не энтелехия42, но душа — живая, потому что Адам стал душою живою (Быт. 2. 7), поэтому душа животворит бесчувственное и бездушное тело и управляет им43. Существует и лучший человек, о нем говорит апостол: Чело­век духовный судит обо всем, а о нем судить никто не может (1 Кор. 15). Это тот, кто превосходит прочих. Поэтому и Давид говорит: Что есть человек, что Ты помнишь его, и сын человеческий, что Ты посещаешь его (Пс. 8. 5)? Человек суете уподобился (Пс. 143. 4). Не является человеком суеты тот, который был создан по образу Божию, но лишь тот, кто этого лишился, и впал в грех, и соскользнул в вещественное, — тот становится человеком суеты.

5. Следовательно, по своей природе душа — лучшая часть человека, но по большей части из-за своей неразумности стано­вится подвластной тлению, так что склоняется к удовольствиям тела и к своеволию44 и не соблюдает меру вещей, или ошибается во мнении, или, склонившись к вещественному, прилепляется к телу. Так зрение ее помутняется, и она наполняется злобой, ибо, стремясь к злобе, наполняется ее пороками и нехватка блага ста­новится слишком огромной.

3. 6. Совершенная же душа отвращается от материи, гнушает­ся и пренебрегает всем неумеренным, непостоянным, недобрым45; она не видит и не испытывает опасности приближения к земной бренности; к божественному стремится, земной материи бежит46. Бегство же не означает, что она оставляет землю, но, пребывая на земле, душа хранит справедливость и трезвенность, отказываясь от пороков, а не от употребления вещей. Святой Давид бежал от лица Саула47, но не для того чтобы оставить землю, а чтобы укло­ниться от прикосновения жестокого, непокорного и вероломно­го. Он бежал, но прилепился к Богу, как он сам говорил; К Тебе прилепилась душа моя (Пс. 62. 9). Он спасал себя и освобождал от пороков века сего, возвышал душу свою, как Исаак в поле48, или удалялся, или, как иные говорят, скитался как странник. А это также означает, что круг общения его составляли добродетели, чтобы каждый скитался в чистоте сердца своего49, не смешивался с низменными пороками, и ступал по непорочному пути непов­режденной стопой ума, и никакого места в себе не открывал для тления.

7. Таков был Исаак, когда ожидал идущую к нему Ревекку50, готовя себя к духовному союзу. Ведь она шла, уже одаренная божественными тайнами, шла с прекрасными украшениями в ушах и на руках51, потому что красота Церкви сияет и в слыши­мых словах и делах; к ней обратим верное речение: Да родятся от тебя тысячи тысяч, и да владеет потомство твое жилищами врагов твоих (Быт. 24. 60)! Итак, прекрасна Церковь, которая во враждебных языческих племенах нашла себе сынов. Но воз­можно отнести это и к душе, которая подчиняет себе телесные страсти и обращает их на служение добродетели и покоряет себе противоборствующие устремления. Поэтому или душа патриарха говорит, видя тайну Христа, видя грядущую Ревекку с золотыми и серебряными сосудами как Церковь с пародом из язычников, дивясь красоте Слова и Его таинств: Да лобзает Он меня лобзанием уст Своих (Песн. 1. 2), — или Ревекка, видя истинного Исаака, эту истинную радость, истинное веселие, желает Его целовать.

8. Что тогда значит: Да лобзает Он меня лобзанием уст Сво­их (Песн. 1. 2)? Считай, что это либо Церковь, уже долгое время ожидающая пришествия Господа, которое было давно обещано ей через пророков, либо душа, которая, воспаряя над телом, от­казавшись от роскоши, наслаждений и плотских страстей, из­бавившись также от суетных забот этого мира, уже давно желает напитаться божественным присутствием и благодатью спаситель­ного Слова; душа ослабевает, потому что Он медлит, и страдает, и поэтому она, словно уязвленная любовью52, из-за того что не может перенести Его промедления, обратившись к Отцу, просит, чтобы Он послал ей Бога Слова, и восклицает, называя причи­ну, почему она так нетерпелива: Да лобзает Он меня лобзанием уст Своих (Песн. 1. 2). Она просит не один поцелуй, но много, чтобы она могла насытить свое желание, потому что та, кто любит, не довольствуется одним скупым поцелуем, но просит больше, тре­бует многих поцелуев, так она привыкла вверять себя безмерно Любимому. И оправдана та евангельская грешница, потому что не переставала целовать стопы Мои. И потому прощены ей гре­хи ее многие за то, что она возлюбила много (Л к. 7. 45, 47). Поэто­му и эта душа желает много поцелуев Слова, чтобы просветиться светом божественного познания. Потому что это и есть поцелуй Слова — свет священного познания; пусть целует нас Бог Слово, когда просвещает паше сердце и самую сущность53 человека ду­хом божественного познания. Поэтому душа, одаренная залогом брачной любви, радуясь и торжествуя, говорит: Отверзла я уста мои и извела дух <sup54 (Пс. 118. 131). Ведь это поцелуй, каким любящие соединяются друг с другом и упиваются сладостью внутреннего влечения. Вот таким поцелуем соединяется душа с Богом Словом, с помощью поцелуя изливается дух Целующего, как и те, которые целуются, не довольствуются прикосновением уст, но кажется, что они друг другу передают свое дыхание.

9. Показывая таким образом, что не только образ Слова и некий Его лик она любит, но и все внутреннее Его, душа присо­единяет к приятному дару поцелуев: Ибо перси Твои лучше вина и благоухание мира Твоего лучше всех ароматов (Песн. 1. 2-3). Она вымолила поцелуй, Бог Слово всего Себя ей излил и обнажил ей перси Свои, то есть Свои наставления, и учение внутренней муд­рости, и облагоухал ее сладким ароматом Своих благовоний. Пле­ненная ими душа говорит, что сладость божественного познания изобильнее, чем веселье от любой плотской страсти, потому что в Слове дышит аромат благодати и прощение грехов. Это прощение разлилось во всем мире и наполнило все словно благоуханием, по­тому что по всей вселенной уничтожен зловонный сток пороков55.

10. Душа говорит: Потому отроковицы возлюбили тебя. Влеки нас, на благоухание благовоний Твоих мы побежим (Песн. 1.3—4). И прекрас­но благоразумие, но сладко и милосердие, ведь то имеют немногие, а эго простирается на всех. Благодаря такому Твоему великодушию, говорит она, души, обновленные Духом, любят Тебя. Поэтому к душе говорится: Обновится, как у орла, юность твоя (Пс. 102.5), потому что к душе обращался говорящий: Благослови, буша моя, Господа (Пс. 102. 1). И поэтому она спешит к Слову и просит, чтобы ее влекли, не оста­вили случайно позади, ибо стремится вперед Божье Слово и нет Ему препон. Наконец, Он радуется как великан, перед тем как пробежать поприще (Пс. 18. 6), потому что от края небес исход Его, и шествие Его до края их (Пс. 18. 7). И, видя себя неготовой к столь великой ско­рости, она говорит: Влеки нас! Прекрасна душа, которая просит не только о себе одной, но и о всех! Она говорит: Влеки нас! Мы желаем следовать, это желание вдохновляется сладостью Твоих благоуханий: но так как мы не можем сравняться с Твоим движением, влеки нас, чтобы с Твоей помощью мы могли последовать за Тобой. Если Ты повлечешь, мы побежим, и мы уловим скорость духовных дуновений. И тяжкое бремя снимается с тех, кому опорой рука Твоя, и возливает­ся масло Твое, с помощью которого исцелился путник, израненный разбойниками56. Л чтобы душа не показалась тебе дерзкой, когда она говорит: Влеки нас, услышь говорящего: Придите ко Мне все труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас (Мф. 11. 28). Ты видишь, что Он Сам по доброй воле влечет нас, чтобы мы не оставались позади. Но та душа, которая хочет, чтобы Господь повлек ее, бежит, чтобы достичь, и бежит, забыв о прежней жизни и стремясь к тому, что важнее, — так она сможет достичь и получить Христа. Поэтому и апостол говорит: Так бегите, чтобы вы все получили (I Кор. 9. 24). Хочет до­стичь награды и эта душа, которая желает получить. Благоразумно, следовательно, она просит, чтобы Господь повлек, ведь не все могут следовать сами. Так и Петру, спросившему: Куда Ты идешь?- отве­чает Слово Божие: Ты не можешь теперь за Мною идти, а после пой­дешь за Мною (Ин. 13. 36). Он вверил ему ключи Царства Небесного57, а следовать за Собой счел недостойным. Однако эту душу Господь не изгнал, потому что она просила, а не ожидала как должного.

4. 11. И, наконец, душа говорит: Царь ввел меня в чертоги свои (Песн. 1. 4). Блаженна всякая душа, которая вступает во внутрен­ние покои! Потому что она, поднимаясь от тела, отдаляется от всех и внутри самой себя, если где-то может искать, старается найти божественное. Как только душа сможет достичь божественного, она, превзойдя умопостигаемое, укрепляется в божественном и питается им. Таков был Павел, который знал, что такое быть восхищенным в рай, но не знал, был он восхищен или в теле, или вне тела (2 Кор. 12. 2-4). Ведь душа его поднялась от тела, и он освободился от чре­ва и от оков плоти и возвысился, став чужим самому себе, и внутри себя он сохранил неизреченные слова, которые услышал и которые не мог никому открыть, потому что, как он говорит, человеку нельзя пересказать их. Следовательно, душа, если она блага, пренебрега­ет видимым и чувственным и не пребывает в них, и не медлит и не останавливается дня того, чтобы рассмотреть их, по восходит к тем вечным и невидимым, исполненным чудес местам, возвышая себя чистым чувством благочестивого разума. И действительно, стремя­щийся к совершенству посвящает себя только божественному благу и считает, что ничего другого и не надо искать, потому что имеет то, что является наибольшим. И человек, в котором присутствует кра­сота души, изобилует в себе самом, потому что он самодостаточен. Никогда не бывает в одиночестве тот, кому глава Господь.

12. Введенная в ту божественную тайну, душа говорит: Воз­радуемся и возвеселимся о тебе, возлюбим перси твои больше вина (Песн. 1. 4). Ведь не о богатстве и золотых и серебряных сокро­вищницах, не о доходах со своих имений, не о силе, не о пирах, но только о Боге радуется праведный.

13. Однако та же душа, сознавая, что она помрачилась от со­юза с телом, говорит, обращаясь к другим душам или к тем небес­ным назначенным для священного служения силам: Не смотрите на меня, потому что я почернела, потому что солнце не взглянуло на меня <sup58 . Сыновья матери моей враждовали со мной (Песн. 1. 6). То есть напали на меня телесные страсти, сделали черной плотские соблазны, поэтому Солнце правды (Мат. 3. 20)59 не облистало меня. Лишенная Его защиты, я не смогла сохранить свою преданность и полное послушание, это значит: Не сохранила я виноградник свой (Песн. 1. 6), потому что терние, а не виноградные гроздья принес­ла я60 , делая грехи вместо добрых плодов.

14. И когда она говорит о Слове, освещаемая блеском Слова, то обращается к Нему: Где пасешь Ты? Где отдыхаешь в полдень? (Песн. 1. 7). Правильно она говорит: Где пасешь Ты?- потому что Слово Бога царственно; где отдыхаешь? - потому что нравс­твенно; в полдень, — потому что таинственно61, так как в полдень Иосиф, когда был со своими братьями на пиру62, открыл тайны будущих времен. Но также Давид говорит: Открой Господу путь свой и уповай на Него, и Он совершит и выведет, как свет, правду твою и суд твой, как полдень (Пс. 36. 5-6). И сам Павел утверж­дал, что в полдень осиял его63 свет, когда от гонений он обратился к благодати. Итак, душа жалуется, потому что она оставлена, по­тому что из богатой она сделалась бедной: она ведь изобиловала благодатными дарами, но начала нуждаться (Лк. 15. 14), когда отказалась от изобилия божественного присутствия, и поэтому та, которая прежде как должное воспринимала благодать драгоценнейших родственных уз, просит, чтобы ее приняли хотя бы как наемницу64.

15. Отвечает ей Слово Божие: Если ты не познаешь себя, пре­краснейшая среди женщин (Песн. 1. 8). Хоть бы ты и жаловалась на оставленность, если не познаешь себя65, если не раскаешься в своем падении, если не напряжешь всю свою преданность, если твоя вера и чистота не укрепятся, твоя жалоба не поможет. Или так: если ты не познаешь себя, как ты прекрасна, если ты не со­хранишь красоту природы своей и если ты не будешь неподвласт­на телесным соблазнам и свободна от препятствий, нисколько не поможет тебе достоинство лучшего творения.

16. Итак, познай себя и красоту своей природы и, освобо­дившись от оков, пойди босая, чтобы ты не чувствовала плот­ского покрова, а телесные оковы не мешали шагу твоего разума66, чтобы поступь твоя была прекрасна. Таковы те, кого Господь из­бирает, чтобы возвестить Царствие Небесное, о них сказано: Как прекрасны... ноги благовестника, возвещающего мир (Ис. 52. 7). Та­ков Моисей, которому говорится: Сними обувь твою с ног твоих (Исх. 3. 5), — чтобы он, собираясь призвать народ к Царствию Божию, прежде отложил плотяные одежды и вступил чистым ду­хом и разумом. Это то, о чем говорится: Ты пойди вслед стадам и паси козлят своих у пастушеских шатров (Песн. 1. 8), — ибо под «стадами» мы понимаем Царство, потому что управлять стадами свойственно власти67. Но всякий правит собой как бы с царской властью, если подчинит себе телесные излишества и свою плоть приведет к рабскому послушанию. Потому сказано: Царствие Божие внутрь вас есть (Лк. 17. 21). Оттого прекрасные слова сказаны душе: Ты пойди - то есть ты пойди прочь из своего рабства, уйди от власти и господства плоти и иди не в плоти, но в духе, иди к кормилу власти. Поэтому добавил песнопевец: и паси коз­лят своих, — управляй теми, которые слева от тебя68, потому что, если ими не управлять, их легко потерять. Усмиряй своеволие, распущенность твоего тела и неразумную роскошь; укрощай лег­комысленные побуждения, паси не тех, которые в телесных скитаниях обитают, но в шатрах пастухов, которые познали, как пасти стадо69. Ведь они — возлюбленные шатры Израиля, как тенистые рощи над рекой70, в которых душа, словно готовая к сражению, постоянно упражняется в добром воинствовании, разведывает вражеские вылазки и с помощью добродетели добывает победу, так что душу можно уподобить лошади Соломоновой71, быстрой в беге, пригодной на племя, потому что плодовитость души же­ланна и вожделенна.

17. Следовательно, эта лошадь ценная и колесницы фараоно­вы быстрые, и некоторые относят это к Церкви и народу Божию. Но об этой тайне мы больше сказали в других сочинениях, осо­бенно в «Изъяснении 118-го псалма»72, а здесь мы решили гово­рить о душе. Душа ценится подобно этой лошади, то сеть проро­ческому дару или апостольскому, потому что причисляется к тем, которые плодородием своей проповеди наполнили пространства всего круга земель, и хотя пребывали в теле, однако не претерпе­ли никакого убытка на своем духовном пути. И потому хвалят ее, что, благолепная от облиставшего ее небесного учения, она уже прекрасна, на лике являя красу чистоты, гордо неся ожерелье на шее, отмеченной знаками терпения и смирения73. Истинный Иса­ак возлюбил красоту, смирение и терпение такой души и поэтому возжелал порождения ее.

18. Зачала Ревекка и терпением своим разрушила узел бес­плодия. Давайте рассмотрим, что же рождает пророческая и апостольская душа и каким образом она рождает. Сказано: И пошла вопросить Господа (Быт. 25. 22), — так как взыграли мла­денцы в чреве ее. И получила ответ: Два племени во чреве твоем (Быт. 25. 23), — потому что ничего по своей воле она не зага­дывает, по во всем просит Высшего Бога быть главой ее замыс­лов, вместе с тем, полная мира и благочестия, она соединяет оба народа своей порой и пророчеством и как бы заключает их в сво­ем чреве.

19. И неслучайно она называется сестрой74, а не женой, потому что кроткая и мирная душа скорее возьмет имя родственной люб­ви, чем особой связи, и потому что будет считать, что она связана со всеми, чем с кем-то одним.

20. И выкопал Исаак еще больше колодцев75, чем выкопал его отец, и чужеземцы засыпали те колодцы после смерчи Авраама, отца его. Кроме того, Исаак выкопал и следующие колодцы: один в долине Герарской — и нашел там колодец воды живой76, и пос­сорились пастухи Герарские с пастухами Исаака (Бы г. 26. 20), по­тому что они считали, что вода и з этого колодца принадлежит им, и назвал Исаак этот колодец Несправедливостью. И выкопал он другой колодец, из-за которого возник спор, и назвал его Враж­дой. И выкопал третий, из-за которого пастухи не поссорились, и назвал его Широтой. Выкопал он еще колодец, но не нашел в нем воды и назвал колодцем Клятвы77.

   Какой читатель не подумает, что это дела земные, а не ду­ховные? Потому что копал колодец и Авраам, и Исаак, великие патриархи, и даже Иаков, как мы находим в Евангелии78, слов­но источники человеческого рода и, особенно, преданности и веры? Что же значит источник воды живой, если не глубину не­иссякаемого учения79? Поэтому и Агарь у колодца увидела ангела Божьего80, и Иаков у колодца нашел себе жену Рахиль81; также и Моисеи добрыми делами около колодца положил начало буду­щего брака82.

22. Итак, начав с колодца видения83, Исаак стал копать ко­лодцы, причем в правильном порядке, чтобы вода этого колод­ца прежде омыла и взлелеяла разумную часть души и ее око, чтобы сделать зрение ее яснее. Еще и много других колодцев он выкопал. Поэтому и написано: Пей воду из твоих сосудов и из источников колодцев твоих (Притч. 5. 15). Чем больше их, тем изобильнее щедрость благодатей. Он все же копает ко­лодец, который прежде ископал отец его Авраам, из-за чего поссорились пастухи Герарские, то есть стены84 — потому что там где преграда85, там разделение между враждующими, там несправедливость, — и поэтому он назвал этот колодец Не­справедливостью. Другой колодец он тоже выкопал, и возник­ло несогласие, поэтому назвал Враждой. В них зримо видится нравственное учение, потому что когда разрушается средо­стение, исчезают вражда и неприязнь, свойственные плоти человека86, и из двух созидается один, в прообразе — Исаак, а в действительности — Христос, и впоследствии неслучайно в этом колодце вновь открывается чистая вода, пригодная для питья, — таково нравственное учение. А колодец Широты — что другое он означает, как не учение о естественном? Имен­но поэтому он и называется «Широта», потому что без распри, без ссоры тих и в безопасности находится тот, кто преодолеет это земное и чувственное. Вследствие этого, когда враждеб­ные и чужеродные размышления уже побеждены, — а что на­столько чуждо, как все мирское, которое не может быть веч­ным? — мудрый может сказать: Господь дал нам пространное место и приумножил нас на земле (Быт. 26. 22), потому что он превосходит земное. Последний колодец Клятвы, в котором ему явился Бог и сказал: Не бойся, ибо Я с тобою (Быт. 26. 24), — и благословил его. Это уже учение таинственное.

23. Это ты имеешь и у Соломона87, потому что его Притчи — это нравственное учение; книга Екклесиаста — учение о естест­венных законах, в ней Соломон словно свысока смотрит на суету этого мира88; таинственны его Песни песней89. Это ты находишь и в пророке: Сейте себе в праведность, пожинайте плод жизни, свети­те перед собой светом познания (Ос. 10. 12). Иметь совершенство любви означает свет познания90, поэтому сказано: Не бойся, ведь любовь изгоняет страх (Быт. 26. 24; 1 Ин. 4. 18). Чтобы мы знали, что и Соломон так истолковал эти колодцы, что он относит их к нравственному, естественному и таинственному учениям, он упо­мянул эти колодцы в отдельных своих книгах, которые написал о нравственном, естественном или таинственном.

24. Потому что и в Притчах, когда он говорит, что нужно уклоняться даже от вида земных соблазнов, сказано: Пей воду из твоих сосудов и из источников колодцев твоих. Пусть разольются у тебя воды из источника твоего (Притч. 5. 15-16). И ниже: Источник воды твоей да будет у тебя собственным, и веселись с женой своей (Притч. 5. 18), — потому что против искушений мира лекарством для нас является истинная мудрость, также и нравственное уче­ние, которое своей водой смывает образ земной страсти, приук­рашенный притираниями блудницы, и уносит прочь потоком из своего источника.

25. О естественных законах тебе сказано в Книге Екклесиаста: Я сделал себе водоемы с водой, чтобы орошать из них молодую рощу (Екк. 2. 6). Пусть тебя не смущает, что он вместо «колодца» употребил слово «водоемы», потому что и Моисей говорит о колодце Широты91, потому что от всякой заботы и тяготы освобождается тот, кто пройдет этот век с душой благочестивой. Поэтому не без оснований Екклесиаст говорит «водоемы», не видя никакого изо­билия и богатства под солнцем92, но если кто хочет быть богатым, пусть богатеет во Христе93.

26. Из того, что надо понимать в таинственном смысле, у нас есть колодец, который мы уже нашли в Песнях песней, когда Пи­сание говорит: Источник садов, колодец воды живой и текущей от Ливана (Песн. 4. 15). Потому что если ты последуешь за глубиной таинств, то таинственная мудрость, словно находящаяся в глу­бине, тебе покажется колодцем; если ты действительно хочешь черпать полноту любви, которая больше и изобильнее, чем вера и надежда94, тогда этот источник — для тебя. Ведь любовь изобилует, так что ты можешь и зачерпнуть ее своими руками, и оросить по­током ее изобилия свой сад, богатый духовными плодами. И по­тому что этот колодец находится дальше самого колодца Широты, который содержит любовь, поэтому Соломон и сказал, что где лю­бовь, там великий поток, текущий от Ливана95. Но чтобы тебя не смущало, что он употребил слова «колодец» и «источник» в одном значении, также и Евангелие тебя к этому подготавливает. В нем написано, что приходит Иисус в город Самарийский, называемый Сихар, близ участка земли, данного Иаковом сыну своему Иосифу. Там был колодец Иаковлев. И Он, утрудившись от пути, сел у колод­ца (Ин. 4. 5-6). Поэтому мы узнаём, что этот колодец относится к таинственному учению, потому что там самарянка96, то есть страж и не просто страж, а хранитель небесных заповедей, почерпнула из того колодца божественные тайны, познавая, что Бог есть Дух, и что Ему поклоняются не на каком-то определенном месте, но в духе, и что Мессия — Христос, Которого иудеи еще ожидают, уже пришел. Услышав это, жена та, которая носит образ Церкви, поз­нала тайны Закона и уверовала.

27. В самой Песне песней Соломон так же ясно выразил эту тройственную мудрость, как он сказал в Книге притчей97, чтобы трижды себе записал тот, кто хотел услышать о его мудрости. Вот и невеста говорит о женихе в Песнях: Как ты добр, брат мой, и прекрасен, и ложе наше в тени, балки дома нашего из кедра f пото­лок из кипариса (Песн. 1. 16-17). Мы можем понять эти слова в нравственном смысле. Где же находят покой Христос и Церковь, если не в делах своего народа? Следовательно, где бесстыдство, где гордость, где несправедливость, там, говорит Господь Иисус, Сын Человеческий не имеет, где приклонить голову (Мф. 8. 20). Что же мы будем думать о естественных законах?

28. Под сень ее я устремилась и села, и плод ее сладок в гор­тани моей (Песн. 2. 3). Кто преодолевает земное и для кого все низменное умирает, потому что для него мир распинается и он миру98, тот пренебрегает всем, что под солнцем, и бежит от всего.

29. О таинственном также говорится: Введите меня в дом вина, учредите ко мне любовь (Песн. 2. 4). Как виноградная лоза оплета­ет своими ветвями, так Господь Иисус, словно вечная Лоза99, Свой народ обхватывает Своею любовью.

30. Рассмотри по отдельности: в нравственных законах есть цветок — лилия среди терния, как он сам говорит: Я цветок полевой, и лилия долин (Песн. 2. 1). В нравственных законах, следовательно, есть цветок, в естественных — солнце правды100, которое, являясь и восходя, все озаряет, а заходя, погружает все в тень. Берегись, чтобы оно не зашло для тебя, потому что написано: Солнце да не зайдет во гневе вашем (Еф. 4. 26). В таинственных — любовь, потому что Христос — исполнение закона (Рим. 13. 10). И поэтому Церковь, которая любит Хрис­та, уязвлена любовью101 .

31. Он пробуждает и возбуждает эту любовь102, пока она не ус­лышит Его голос и не призовет Его, потому что когда Его ищут, Он не просто приходит, а прибегает, скача по горам, перепрыги­вая через холмы (Песн. 2. 8). Над душами, имеющими великую благодать, Он скачет, через души низкие перепрыгивает. Так как же, что значит прибегает вскачь? Неким скачком103 пришел Он в этот мир: Он был у Отца104, пришел в Деву и от Девы пере­скочил в ясли. Он был в яслях и сиял с неба, Он сошел в Иор­дан, восшел на Крест, сошел в гроб, воскрес из гроба и воссел одесную Отца105. Оттуда, словно молодой олень, который стре­мится к источникам вод106, Он сошел к Павлу и осиял его (Деян. 9. 3) и внезапно возник над Святой Церковью, каковая является Вефилем107, что значит «дом Бога», потому что призвание Пав­ла — укрепление Церкви.

32. Итак, Он пришел, и сначала Он стоит за стеной108, чтобы разрушить вражду между душой и телом, сломав средостение9, которое явилось помехой согласию. Затем Он вглядывается в окна. Послушай пророка, что это за окна: Открыты окна небес (Ис. 24. 18). Он указывает на пророков, через которых Господь заботился о роде человеческом, прежде чем Сам Он сошел на землю.

33. И теперь, если где душа сильно взыскует Его, она заслужит много милосердия, так как кто много хочет, тому больше долж­ны. Итак, если где душа ревностнее разыскивает Его, она издали слышит Его голос, и, хотя она и расспрашивает у других, она слы­шит Его голос прежде тех, кого расспрашивает. Она видит, что Он торопится к ней прийти, то есть спешит и бежит, перескакивая через тех, которые не могут в своем слабом сердце удержать Его добродетель. Затем она видит, что Он смотрит сквозь пророческие загадки; собирая их и храня их слова, она ловит Его взгляд, но смотрит Он словно через окно, а не как присутствующий здесь. Она видит Его как бы сквозь сети. Что эго значит, как не то, что эти сети для нас, а не для Него? Сети, потому что до сих пор душа находится внутри чувственного и низменного, что обычно захва­тывает ум человека и опутывает неким прочным силком. Следо­вательно, тому, кто находится среди вещей этого века, но, однако, ищет Его, Господь показывается через сети.

34. Наконец говорит Он такой душе: Встань, приди, ближ­няя моя (Песн. 2. 10), то есть восстань от удовольствий мира сего, восстань от земного и приди ко Мне ты, которая до сего часа трудишься и несешь тяжкое бремя109, потому что ты встревожена тем, что в мире. Пройди над миром, приди ко Мне, потому что Я победил мир (Ин. 16. 33). Подойди поближе, уже прекрасная кра­сотой вечной жизни, уже голубица110, то есть тихая и кроткая, уже целиком в духовной благодати. Ибо по праву не должна бояться сетей душа, когда зовет ее к Себе Тот, Кого не смогли захватить сети мира сего. Потому что если мы, люди, ходим среди лову­шек, — хотя бы из-за нашего пристрастия к пище для нас сущест­вуют и соблазны, и сети и ловушки. Он же, будучи в теле, не боял­ся сетей, но возвышался над сетями, то есть над соблазнами мира сего и страстями тела, преодолевать которые Он научал и других. Поэтому, желая также укрепить эту душу, Он говорил: Встань, приди, ближняя моя (Песн. 2. 10), не бойся сетей!

35. Вот зима прошла (Песн. 2. 11), то есть пришла Пасха, при­шло прощение, пришло отпущение грехов, прекратилось иску­шение, прошел ливень, прошла буря и потрясение. До пришествия Христа — зима, после Его прихода — цветы. Поэтому сказано: Цветы показались на земле. Где прежде терния, там теперь цветы. Время жатвы пришло. Где прежде пустыня, теперь сбор урожая. Глас горлицы слышен в земле нашей (Песн. 2. 12). Пророк правильно добавил слово «нашей», словно удивляясь, что где прежде было бесстыдство, теперь целомудрие.

36. Смоковница принесла незрелые плоды свои (ИИесн. 2. 13). На­чинает приносить плоды та, которую, словно бесплодную, было приказано срубить111. Но что тебя смущает, что он сказал «незре­лые плоды»? Первые плоды он уничтожает, чтобы следующие она принесла более зрелыми, подобно тому как плод синагоги отри­нут, а плод Церкви обновлен.

37. И хотя царит полное спокойствие и благоухают тайны, одна­ко Он вновь говорит: Встань, огражденная от опасностей под защи­ту скалы <sup112 (Песн. 2. 14), — то есть вся под защитой Моего страдания и под охраной веры. Ведь они сосали мед из скалы и масло из твердой скалы (Втор. 32. 12). Этим покровом одетые, души благочестивых уже не наги, и это для них защита. Поэтому Он говорит этой душе: Ты приди, голубица Моя, под покров скалы, близ укрепления, покажи Мне лик свой и дай услышать Мне голос твой (Песн. 2. 14). Он побуж­дает ее к доверию, чтобы она не стыдилась ни Креста Христова113, ни Его печати, побуждает к исповеданию веры, хочет, чтобы все ловушки были устранены, чтобы веяло доброе благоухание веры, чтобы воссиял день, чтобы тень враждебной ночи не нанесла вреда, как говорит тот, кто рядом со Христом: Ночь прошла, а день прибли­зился (Рим. 13. 12). Потому что и сумрак века сего, который прой­дет, и день небесных веков — это Христос, Который светит Своим святым. И принимает эта душа добрые залоги любви.

5. 38. Но так как мы всегда должны беспокоиться и всегда быть в напряжении и так как Слово Божие как серна скачет или как молодой олень114, душа всегда бодрствует и стремится впе­ред, та душа, которая Его ищет и которая желает удержать. Поэтому, словно случайно, вырвалось: На ложе моем, ночью искала я Того, Кого возлюбила душа моя (Песн. 3. 1). Тот, кто хорошо ищет, пусть ищет на ложе, пусть ищет по ночам. Ни празднич­ный день, ни ночи, никакое время суток да не будет несвободно от благочестивого служения, и если сразу кто не найдет, пусть будет настойчивым в поисках. Поэтому душа говорит: Встану я и буду искать в городе, на площади и на улицах <sup115 (Песн. 3. 2). И возможно, потому не находит до сих пор, потому что искала на площади, где тяжбы, па улицах, где торговля, ведь Христа нельзя купить за деньги.

39. Мы можем понять это таким образом: на ложе ищет Христа та душа, которая взыскует Его в тишине, в мире; она ищет Его по ночам, потому что Он говорил в притчах. Ведь Он положил тьму в покров Себе (Пс. 17. 12), и ночь ночи возвещает знание (Пс. 18. 3). Поэтому то, что мы говорим в сердце своем, нас должно терзать на ложах наших. Но однако, и так она не находит и поэтому гово­рит: Восстану, — то есть воздвигну и возвышу свое стремление, чтобы искать неленостно, искать прилежно, пойду в город. Вот такова душа, которая говорит: Я город крепкий, я город осажденный (Ис. 27. 3). Это город, укрепленный Христом, это город — тот Не­бесный Иерусалим116, в котором множество истолкователей божес­твенного закона и опытных в учении: с их помощью Слово Божие взыскуется. Она говорит: Я буду искать на площади этого города, па той площади, где законники обсуждают право, где продастся масло, которое покупают евангельские девы117, чтобы всегда горели их светильники и не угасил их дым неправды. Она говорит: Я буду искать па улицах, на которых изобильные воды бегут из источни­ков, из которых, как говорит Соломон, надо пить118.

40. Итак, пока она ищет Христа, находит она стражей119, несу­щих службу: у них она спросила о Нем. Но душа, которая ищет Бога, проходит и мимо стражей, существуют ведь тайны, которые и ангелы желают видеть. Поэтому Петр говорит: Проповедано вам благовествовавшими Духом Святым, посланным с небес, во что же­лают проникнуть ангелы (1 Петр. 1. 12). Итак, кто минует стражу, находит Слово. Прошел Иоанн, который нашел Слово у Отца120.

41. Много также тех, которые ищут Христа во время покоя и не находят, а находят они Его во время гонений, и быстро нахо­дят121. И поэтому словно после искушений, потому что в опаснос­тях Он находится рядом со Своими верными, она говорит: Но едва я отошла от них, как нашла Его. Удержала Его и не отпустила Его (Песн. 3. 4). Всякий, кто ищет, находит122, и кто нашел, должен при­лепиться к Нему, чтобы не отпустить.

42. И так как в Евангелии на земле мы видим прообразы небесных тайн, пойдем к той Марии, пойдем к Магдалине123. Давайте рассмотрим, как ночью они искали Христа на ложе Тела Его, на котором лежал Погребенный, когда ангел сказал им: Иисуса распятого ищете? Его нет здесь, Он воскрес (Мф. 28. 5-6). Что вы ищете живого между мертвыми (Л к. 24. 5)? Что вы ищете в гробе Того, Кто уже на небе? Ч ю вы ищете в гробовых оковах Того, Кто разрушил всеобщие узы? Его престол не гроб, по небеса! И поэтому говорит одна из них: Искала Его и не на­шла Его (Песн 3. 1).

43. Однако когда они идут возвестить апостолам, Иисус, по­жалев ищущих, встретил их и сказал: радуйтесь! И они, приступив, ухватились за ноги Его и поклонились Ему (Мф. 28. 9). Вот они удерживают Иисуса, но Он рад, что Его удерживают, потому что удерживают Его верой. Порадовала Его и та женщина, которая дотронулась Него и исцелилась от кровотечения, о которой Он сказал: Прикоснулся ко Мне некто, ибо Я чувствовал силу, исшедшую из Меня (JIк. 8. 46). Итак, дотронься, и держи верою, и сжимай верно сто­ны Его, чтобы сила из Него изошла и исцелила твою душу. И даже если скажет: Не прикасайся ко Мне, — ты держи: Ибо Я еще не восшел к Отцу Моему, — сказал Он (Ин. 20. 17). Однажды Он сказал: Не прикасайся ко Мне, — когда воскрес, возможно, сказал той, которая думала, что Он тайно унесен, а не воскрес Своею силою. Наконец и в другой книге ты читаешь, что Он сказал тем, которые ухватились за Его ноги и поклонились Ему: Не бойтесь (Мф. 28. 10). Держи и ты, душа, как и Мария держала, и скажи: Удержала Его и не отпущу (Песн. 3. 4), как говорили обе: «Удержим тебя!» Иди к Отцу, но не оставь Еву, чтобы она вновь не оступилась. Веди ее с собой, уже не блуждающую, но держащую дерево жизни. Хватай прильнувшую к твоим ногам, чтобы поднималась с тобой. Не оставляй меня, чтобы змеи вновь не влил свой яд, чтобы вновь не стремился ужалить в женскую пяту124, чтобы сбить с ног Адама. Пусть скажет твоя душа: Возьму тебя и введу в дом матери моей и в тайное той, которая за­чала меня (Песн. 8. 2), чтобы я познала тайны Твои, чтобы черпала таинства Твои. Итак, прими Еву, уже не смоковничными листьями прикрытую, но облеченную Святым Духом и славную новой бла­годатью, потому что она уже не прячется из-за своей наготы125, но бежит навстречу, словно облеченная в великолепие сверкающей одежды, потому что благодать — одеяние ее. Но и сначала Адам не был нагим, потому что облачением его служила невинность.

44. Видя ее, прильнувшую ко Христу и восходящую с Ним — ведь по Своей благой воле Он часто выходит навстречу ищущим и спускается, чтобы поднять их, — говорят дочери иерусалимские: Кто та, грядущая из пустыни (Песн. 3. 6)? Потому что оказывает­ся пустыней то место на земле, которое необработано и покрыто тернием и волчцами наших грехов. Похоже, что они удивляются, каким образом душа, которая прежде пребывала в недрах земли, может соединиться со Словом Божиим и взойти, как поросль ви­ноградной лозы, поднимаясь ввысь, как дым, рожденный из огня и устремляющийся вверх, потом запахнет благовониями. Ароматом ведь является сладость благочестивой речи, которая устремляется, как фимиам, пред очи Божии. И в Откровении мы читаем, что восходит дым фимиама с молитвами святых (Откр. 8. 4), и эти воскурения, то есть молитвы святых, возлагаются ангелом на зо­лотой жертвенник, который перед престолом (Откр. 8. 3), и благо­ухает сладкий аромат благочестивой молитвы, потому что состоит из прошения о вечном и невидимом, а не о телесном и особенно благоухает миррой и благовонной смолой, потому что душа умер­ла для греха и живет для Бога126.

45. И вот, видя ее, восходящую и не останавливающуюся, они радуются благоуханиям ее достоинств, признавая в ней невесту того самого Соломона-миротворца, и даже усердной свитой сле­дуют за ней до ложа Соломона127, потому что истинное упокоение во Христе заслужила она. Ибо Христос — ложе святых, на котором находят упокоение все сердца, усталые, измученные сражениями века сего. На этом ложе отдыхал Исаак и благословил младше­го сына, говоря: Больший будет служить меньшему (Быт. 25. 23)128. На этом ложе покоясь, Иаков благословил двенадцать патриар­хов129; на этом ложе покоясь, дочь начальника синагоги восстала от смерти130; лежа на этом ложе, покойник вдовы, призванный гласом Христа, освободился от оков смерти131.

46. И когда отвели невесту к покою жениха, они воспели брач­ную песнь, говоря о любви дочерям иерусалимским: Пойдите и посмотрите на царя Соломона в венце, которым увенчала его мать его в день бракосочетания его (Песн. 3. 11). Они поют брачную песнь132 и призывают прочие силы небесные или души, чтобы те увидели любовь, которую питает к дочерям Иерусалима Христос. Поэтому и заслужил Он увенчания от Матери, как Сын любви, как показывает Павел, говоря, что Бог избавил нас от власти тьмы и ввел в Царство Сына любви Своей (Кол. 1. 13). Следовательно, Он — Сын любви, и Сам — любовь, имеющий любовь не как что-то внешнее или случайное133, но содержа ее в Своей сущности, как царство, о котором говорит: Я на то родился (Ин. 18. 37). Поэтому они говорят: Пойдите, — то есть избавьтесь от забот и помышле­ний о веке сем, выйдите из телесных теснин, выйдите из мирс­кой тщеты и увидите, сколь великую любовь Царь-Миротворец134 в день бракосочетания Своего, увидите, сколь Он славен, потому что Он дал телам воскресение и соединил души Себе. Это венец великого состязания, это преславный брачный дар Христа — Его кровь и страдание. Что еще мог дать Он, Который не пощадил Себя, но принял смерть за нас?

47. Также и Сам Господь Иисус, радуясь вере этой души, ее исповеданию и благодати, восхвалив ее достоинства и призывая ее ближе, говорит: Приди сюда от Ливана, невеста, приди сюда от Ливана: приди и прейди от начала веры, от главы Санира и Ермона, от логовищ львиных, от гор барсовых (Песн. 4. 8). То есть выйди из тела и совлеки всю себя, потому что ты не можешь быть со Мной, если ты прежде не удалишься от тела135, потому что те, кто в теле, удаляются от Царствия Божия. Приди, — говорит Он, — приди! Хорошо, что Он повторил, потому что или в присутствии Господа Бога, или в Его отсутствии ты должен быть при Нем и угождать Ему. Присутствуй, когда ты здесь, присутствуй, когда тебя здесь нет, пока ты в теле. Ведь у Меня присутствуют все те, вера кото­рых со Мной. Со Мной тот, кто уходит из этого века; со Мной тот, кто думает обо Мне, смотрит на Меня, надеется на Меня, кому Я — доля его; со Мной тот, кто уйдет от себя, со Мной тот, кто отвержется себя136. Тот со Мной, кто не находится внутри себя, по­тому что кто во плоти, тот не в Духе. Тот со Мной, кто выходит из себя самого, тот рядом со Мной, кто будет за пределами своего, тот предо Мной непорочен, кто ради Меня потерял душу свою137. И поэтому: Приди, приди невеста: приди и прейди из начала веры (Песн. 4. 8). Проходит и переходит от земли, и преходит та, кото­рая приходит ко Христу. Проходит заслугою веры и блеском дел, которые сияют как Санир и Ермон, то есть душа проходит по до­роге света, победив искушения века сего и превзойдя духовную леность, стремясь к венцу законного состязания, и поэтому она заслужила похвалу во время суда Христова.

48. Сад затворенный сестра моя, невеста, сад затворенный, ис­точник запечатанный; поросль твоя, насажденный сад гранатовых деревьев с плодами кипрских яблок (Песн. 4. 12-13)138. Он хвалит не­весту, потому что она — сад, содержащий в себе запах того поля полного, о котором говорит Исаак: Запах от сына моего, как за­пах от поля полного (Быт. 27. 27). Вот душа благая благоухает запа­хом праведности. И, возможно, поле — это патриарх, сад — душа кого-то, кто ниже, как часть поля, и сад затворенный, чтобы зве­ри не врывались в него, и источник запечатанный — та, которая омыла собственные грехи, не нарушив печати и сохранив веру. Ведь тот, кто понимает под этим Церковь, разумеет, что это гово­рится о благодати девства139, потому что, находясь в саду веселья, она без труда получает плоды духовные: души патриархов прино­сят ей свои плоды от некоего сельского труда, чтобы она вкушала вечную сладость. Она по заслугам называется источником запе­чатанным, потому что в ней отпечатывается образ невидимого Бога140. Они также хвалят дары души, которые посылаются Жениху, с которыми она идет к Нему. Потому что приданое благочестивой души — эго благовония: миро, алоэ и шафран, ими дышит благо­дать садов и уничтожается зловоние грехов.

49. И вот, исполнившись уверенности от столь великой вес­ти, она просит северный ветер, суровый аквилон, чтобы он успо­коился и не разбрасывал цветы, она просит южный ветер, австр, подуть141, это значит, что она хочет, чтобы зима прошла и более мягкое дуновение принесло весну. Она призывает Жениха в свой сад. Приходит Жених и веселится, радуясь разнообразию плодов142, потому что Он нашел пищу, более укрепляющую и более сладкую. Это ведь как словесный хлеб и мед: одна речь бывает сильнее, дру­гая слаще. Так и вера: одна бывает бурлящая, как вино, другая бе­лоснежная, как молоко. Христос устраивает в нас пир, имея такую пищу, такой кубок Он пьет, и напиток Его опьяняет нас143, чтобы мы взошли от нижних к высшему и лучшему.

6. 50. Слушая это, душа опьянилась небесными тайнами и, слов­но усыпленная вином и находящаяся то ли в исступлении, то ли в оцепенении, сказала: Я сплю, а сердце мое бдит (Песн. 5. 2). Тогда, пораженная светом Слова, она даже если, смежив очи, задремала, то пробудилась от Его присутствия144 Эго уже четвертое движение души145. Прежде ведь нетерпеливая в любви и не перенося промедления Сло­ва, она просила Его удостоить ее поцелуев146, и заслужила увидеть Же­ланного, и была введена в чертоги царя147. Второй ее шаг — когда, ведя с Ним беседу, в тени Его почивала, и неожиданно Слово ушло от нее посередине речи, однако ненадолго удалилось от нее ищущей, но потом не отпустить148. О главном я немного сказал в своей краткой речи, давайте поговорим об отдельных вопросах по порядку.

51. Пусть даже ты будешь спать, если только Христос познал преданность твоей души, Он приходит и стучит в ее дверь и гово­рит: Отвори Мне, сестра Моя (Песн. 5.2). Хорошо Он говорит: сес­тра, потому что брак между Словом и душой духовный. Потому что души не познали брачного союза и телесного соединения, но пребывают как ангелы на небесах149. Он говорит: Отвори Мне, но запрись от чужих. Закройся от века сего, закройся от этого мира, и сама не выходи наружу к этой материи, и свой порог не оставляй, и не ищи чужого порога, потому что вещественный свет прино­сит мрачный туман, чтобы не был виден источник истинной сла­вы. Итак, отвори Мне, не открывай противнику, не давай места дьяволу. Отвори себя Мне, не закрывайся, но широко распахни дверь, и Я наполню тебя. И так как, пройдя круг земной, Я нашел слишком много тягот и с трудом отыскал место покойное, поэто­му ты отвори, чтобы в тебе приклонил голову150 Сын Человеческий, для Которого покой только в смиренном и кротком151.

52. Душа, слыша слова: Отвори Мне и голова покрыта росою (Песн. 5. 2), то есть неожиданно искушениями века сего возмущенная и словно приготовившись встать, ибо ей приказали встать, говорит: Я скинула тунику свою, как мне надеть ее? Я омыла ноги мои, как же мне марать их (Песн. 5. 3)? Ведь она опасается, как бы вновь не впасть в искушения, как бы вновь не стать ви­новной и грешной и как бы не запятнать своими следами пути добродетелей на всем его протяжении. Определенно таким обра­зом она также указывает и на совершенство своей добродетели, которая заслужила столь великую любовь Христа, что Он к ней приходит и стучит в дверь ее и приходит с Отцом и устраивает ве­черю с той самой душой, и она с Ним, как в Откровении сказал Иоанн152. Ведь когда раньше она услышала: Приди сюда от Ливана, невеста, приди сюда от Ливана (Песн. 4. 8), и когда узнала, что в плоти она не может быть вместе со Христом, но лишь тогда с Ним, когда она в духе, преобразуя себя в соответствии с Его волей, что­бы и самой ей уподобиться образу Христову153, она уже не чувствует одежды плоти, она уже как дух отрешилась от союза с телом, уже как будто забыла о нем и, даже если хочет, не может вспомнить о соединении с ним, и говорит: Я скинула тунику свою, как мне на­деть ее (Песн. 5. 3)? Ведь она сняла ту одежду из кожи154, которую приняли Адам и Ева после грехопадения155, тунику тления, тунику страстей. Как мне надеть ее? Она и не стремится надеть ее, но так показывает, что эта туника отброшена и что она не может служить ей одеждой. Я омыла ноги мои, как же мне марать их (Песн. 5. 3)? То есть: я омыла мои стопы, пока шла, чтобы отрешиться от при­ятельства с телом, от этой связи и близости объятий плоти, как я могу испачкать их и вернуться в ограду тела и темницу мрачных его страстей?156

53. Пока она это говорит, Слово послало Свое действие как буд­то через отверстие157, нет еще явления лица к лицу158, но Он как будто протянул руку. Она говорит: И внутренность моя взволновалась пред Ним. Я встала отпереть Брату моему, руки мои источали мирру, и персты мои источали мирру на ручки замка (Песн. 5. 4-5). Давай­те подумаем, что это значит. Как я уже сказал, Бог Слово стано­вится виден благодаря Своим действиям, словно через отверстие, не целиком и не совершенно. Затем любовь усиливается и растет, зачатая из семян Его, которые принимает душа, словно утробой ума, всю полноту Божества Его, обитающего в Нем по плоти, как мы читаем, она желает видеть. Она встала, чтобы поближе увидеть это Слово Божие, И в самом этом обозначается ее движение впе­ред, потому что она встала благодаря своей силе и добродетели. Благодаря присутствию Слова душа почерпнула добродетель, как присутствие Марии, когда она была непраздною, научило Иоанна, пребывавшего в утробе, так что он взыграл в утробе и обрадовал­ся159, узнавая присутствие Господа. Она встала открыть, и дела ее и поступки умерли для мира. Такой должна быть душа, которая соби­рается принять Слово, чтобы умереть для мира и быть погребенной вместе со Христом160, так ведь обретается Христос и такой Себе ищет приют. Затем умерщвляются сами совершители действий, то есть руки и персты, которые принимают Христа, эти персты мы можем считать видимыми плодами наших трудов. И так, словно из своих объятий, когда уже протянула она мысленные руки свои и персты, чтобы принять Слово, благочестивая душа говорит, что Оно перешло к ней, но, однако, до сих пор еще не прошло насквозь. И это обозначает движение вперед, когда Слово Божие преходит и прохо­дит через душу, потому что написано: И Тебе Самой оружие пройдет душу, да откроются помышления многих сердец (Л к. 2. 35). Он до сих пор еще преходит, но не проходит, как позднее возможно пронзает Марию, когда как печать полагается па нее Господь Иисус.

54. Наконец тотчас следует новое продвижение вперед гряду­щего Слова — потому что изошла душа в Слово Его, то есть, следуя за Словом Его, она вышла из тела, поднимаясь от обиталища своего и делая себя скиталицей Ему, чтобы быть вместе с Богом и быть согражданином святых161; ведь одновременно мы не можем быть домочадцами и плоти, и Бога. Следовательно, в том месте указывается на исход души, как я сказал, когда она выводит себя от телесных желаний. Так и написано: Выходи из Вавилона, беги от халдеев (Ис. 48. 20). Не то чтобы еврей совершенно избегал преде­лов Вавилонских, по чтобы избегал их нравов, об этом напомина­ет пророческое слово, поскольку есть такие, которые и в Вавило­не остаются евреями и, выйдя из Вавилона, научаются их нравам. Потому что и те, о которых говорит пророк, сидели на реках Вави­лонских162, сидели они, следовательно, в пределах Вавилона, но не пребывали в его пороках и смешении163. Потому что каким образом пребывали в том смешении пороков те, кто с плачем каялся, что они отпали от ковчега преданности и веры и от награды за добро­детель предков? Душа, которая в слове исходит, обретает Слово.

55. Поэтому она, когда искала, натолкнулась на стражей, которые обходят город кругом. Она говорит: Избили меня и изра­нили меня, сняли с меня покрывало мое стражи стен (Песн. 5. 7)164. Прекрасно, словно невеста, пошла она с покрывалом, которым покрыла голову, когда навстречу вышел ей Жених. Как и Ревекка, которая, когда узнала, что навстречу ей идет Исаак, сошла с верблюда и покрывалом покрылась165, так и эта душа ослепитель­но сверкала брачной одеждой, чтобы случайно не быть отринутой как не имущая одежды брачной166, или она покрыла голову из-за ангелов167. Но те избили ее, чтобы больший был искус — ведь души закаляются искушениями. Они сняли с нее покрывало, стремясь узнать, подлинную ли красоту истинной добродетели она несет, или потому что тот, кто входит в небесный град, должен войти без покрова, не неся с собой никаких прикрас и покровов. Есть даже и такие, которые требуют, чтобы душа не несла с собой никаких одежд плотского соблазна и телесную страсть. Она обнажается, снимая покрывало, когда ее совесть становится видимой. Но об­нажается во благо та, которой позволено подражать Говорящему: Идет князь мира сего, и во Мне не имеет ничего (Ин. 14. 30), — не­сомненно, что в Нем одном ничего не найдет, потому что Он не совершил греха168. Блаженна и та душа, в ком не найдет Бог тяжких и многочисленных грехов, но найдет у нее покрывало веры и уче­ние мудрости.

56. Итак, без ущерба для себя, потому что даже если кто за­хочет, не может похитить подлинную мудрость — даже если про­тивник будет мешать, там, однако, подлинное целомудрие сияет невинностью жизни, — следовательно, без ущерба для себя она прошла мимо стражей и, оказавшись среди дочерей небесного града, спрашивает о Слове, и своим стремлением к Нему она воздвигает в себе любовь и понимает, где искать Слово. Потому что она узнала, что среди молитв святых Он пребывает и соединяется с ними, и постигла, что Свою Церковь и души праведников Он пасет среди лилий169. Эту тайну тебе Господь показал в Евангелии, когда в субботу Он вел учеников через засеянные поля170. Моисей через пустыню провел народ иудейский171, Христос ведет через за­сеянные поля, Христос ведет через лилии, потому что в Его стра­дании пустыня процвела, как лилия. Давайте последуем за Ним, чтобы вдень субботний, той великой субботы172, в который насту­пит великое отдохновение, мы собирали плоды. Не бойся, что фа­рисеи обвинят тебя, что ты собираешь посеянное173. Если даже они обвинят, Христос оправдает и сделает души, которые хочет видеть следующими за Собой, похожими на Давида, потому что Давид против закона ел хлебы предложения174, уже тогда провидя проро­ческим умом таинства новой благодати.

7. 57. Итак, Жених хвалит ее175, потому что так прилежно и пос­тоянно она искала Его, поэтому уже не только сестрой она на­зывается, но даже именуется любезной, как угодная Ему, которая угодила Отцу и прекрасна как Иерусалим, внушает восхищение как построенные фаланги (Песн. 6. 4), потому что она обладает всеми тайнами вечного города176 и вызывает восхищение у всех, кто видел ее, потому что она сильна и совершенна как справедливость, и в то время пока она смотрит на Слово, она берет блеск от светильника Слова и даже неким образом внушает страх, достигнув вершины добродетелей. Поэтому Он говорит ей как совершенной: Отвра­ти очи твои от Меня, не смотри на Меня (Песн. 6. 5). Необычай­ной преданностью и верой она превзошла возможности природы и собственного положения, потому что тяжело смотреть прямо на неприступный свет, и Он говорит: Отврати очи твои от Меня, — потому что она не может выдержать полноту Его Божества и блеск истинного света. Можем, однако, и так понять: Отврати очи твои от Меня, - даже если ты совершенна, другие души все еще Мне необходимо искупить, другие души укрепить; ты возносишь Меня своим взглядом, а Я сошел, чтобы вознести других. Даже если Я воскрес и восседаю на престоле Отца177, однако вас, словно лишен­ных отцовской защиты, сиротами не оставлю, но Своим присутс­твием буду вас укреплять. Так ты читаешь и в Евангелии: И се, Я с вами во все дни до скончания века (Мф. 28. 20). Итак, отврати глаза твои от Меня, потому что ты Меня возносишь. Ведь сколь много кто-нибудь смотрит на Господа, настолько выше он возносит Гос­пода и сам возносится. Поэтому тот178 и говорит: Превознесу Тебя, Господи, потому что Ты поднял меня (Пс. 29. 2). Потому что святой превозносит Господа, а грешный принижает. Господь хочет, чтобы душа откола свой взор, чтобы Он не вознесся, оставив прочие души, думая, что эта душа уже готова следовать за Ним ввысь. По­этому и в Евангелии не всем ученикам, но более совершенным явил Он Свою славу179. Теперь представь какого-нибудь учителя, который хочет пояснить слушателям непонятный вопрос: даже если он сам обладает необходимыми знаниями и в науке, и в язы­ке, однако же снизойдет к знанию тех, кто не понимает, и будет пользоваться простыми и более ясными и привычными словами, чтобы его могли понять. Тот из слушателей, кто обладает более быстрым умом, кому легко следовать за объяснением, понуждает его торопиться. Смотря на него, учитель призывает, чтобы он еще потерпел, пока его учитель останавливается па более простом и ясном, чтобы и остальные поспевали за ним.

58. Вот что говорит Аквила180: Звучащая как рассвет <sup181 — он пе­ревел «звучащая» как «достойная восхищения», как имеющая великие и звонкие дела: она явилась как рассвет, так как дела ее ясны, или потому что дела ее души просветятся перед Отцом, Ко­торый на небесах182. Поэтому ты понимаешь, что ее покрывало не просто так было снято, а чтобы она, не прикрытая и обнаженная, сияла своими заслугами.

59. Он также хвалит ее, потому что она верна, потому что она достигла Слова, потому что она изобилует различными плодами, потому что она, как голубка, имеет с Духом единство, в котором мир, соделавший из обоих одно (Еф. 2. 14), не составлен из различ­ных стихий разделенной и борющейся природы. Что более раз­лично, чем огонь и вода, воздух и земля, из которых состоит наше тело? Ведь всякая благословенная душа проста (Притч. 11. 25) и под­ражает Говорящему: Да будут все едино, как Ты, Отче, во Мне, и Я в Тебе, так и они да будут в Нас едино (Ин. 17. 21); эго ведь исполнение совершенство. Поэтому Он прибавил: Да будут едино, как Мы едино. Я в них, и Ты во Мне; да будут совершены воедино (Ин. 17. 22-23). Вот душа — голубка и совершенная, которая проста и духовна и не возмущается страстями этого тела, снаружи которо­го — нападения, внутристрахи (2 Кор. 7. 5). Писание учит нас, что словом «единство» обозначаются согласие и мир, говоря: У множества же уверовавших было одно сердце и одна душа, и не было никакого в них разделения (Деян. 4. 32).

60. Не напрасно хвалят душу за плодовитость, не только по­тому, что она изобилует добродетелями, но также потому, что не имеет в себе ничего дурного. Ведь то благолепно и красиво, в чем нет дурного, потому что благолепное — это благое, а безобразное — дурное. Прекрасно изобилие добрых дел. Противоположна изоби­лию скудость, потому что кто лишен красы и достоинства, в том дурное; а то, что зло, то бесполезно и бесплодно. Явное доказатель­ство этому — природа. Ведь земля добрая — плодородна и обильна, а та земля, которая дурна, — скудна и бесплодна, красиво то, что плодоносно. Что красивее обильного поля, когда волнуется нива, когда плоды на деревьях румянятся, или когда свисают гирляндой виноградные гроздья, или когда сгибается маслина под тяжестью своих плодов, или вершины гор и низины долин одеваются зелене­ющей травой? Воспользуемся свидетельством Писания, что Иаков был благолепен и поэтому был запах от поля полного (Быт. 27. 27), Исав был косматым и безобразным, и потому был человеком полей (Быт. 25. 27), который не может иметь плодов183. После того как Гос­подь сделал Церковь плодоносной, о Нем Самом также прекрасно сказано: Господь воцарился, благолепием облекся (Пс. 92. 1), и в дру­гом месте: В исповедание и благолепие Ты облекся (Пс. 103. 1). Итак, ясно, что красиво то, что плодоносно; безобразно то, что непло­доносно. Так же обстоит дело и с душой, потому что прекрасна та душа, которая плодоносит добрыми делами, плодоносит разумны­ми советами; та безобразна душа, которая бесплодна184. Ибо немощи души — это бесплодие и стремление к вещественному; потому что бесплодие обманывает душу обещанием своего плода, приносит нужду, возбуждает страх, возжигает страсти и пустые фантазии, — так душа падает. Что же такое порочность, как не отсутствие блага185? Она лишается своего и не имеет чужого, она опустошается и опять наполняется без всякой меры и правил. Низменные пороки души помрачают благодать. Болезни души — невежество и страст­ность, но они относятся более к виду, чем к веществу души. Ве­щество — это плоть, внешнее — это невежество и страстность. И почему обвиняют плоть, хотя столько пятен на поверхности? Пото­му что внешнее ничего не может без вещества. И тем, которые в бе­зопасности, одна лишь поверхность без вещества ничего не может сделать. Чем была бы страстность, если бы не возбуждала ее плоть? Она холодна в стариках, также и в детях, потому что у них тело не имеет силы: она пылает в юношах, в которых кипит сила тела. Из благого, следовательно, возникло злое, ведь зло возникает там, где лишаются блага. Однако благодаря злу благо стало более заметно186. Итак, отсутствие блага — корень порочности, и определение блага охватывает собою порочность, потому что, познавая благо, мы об­наруживаем зло. А благо ни в чем не нуждается, оно самодостаточ­но и определяет всем меру совершенства, также и предел187, в кото­ром все находятся и от которого все зависит. Такова природа блага, которая наполняет ум.

61. Вокруг него вращается чистая душа, внутрь него загляды­вает, и различает Бога, и изобилует всеми благами. Потому она говорит: Гортань его сладость, и весь он желание (Песн. 5. 16). Тво­рец всех благ — Бог, и все, что существует, безусловно принадле­жит Ему. Никоим образом там нет зла, и если наш ум пребывает в Нем, зла он не знает. Поэтому та душа, которая не пребывает в Боге, сама для себя является творцом зла и поэтому грешит; а душа, которая грешит, умрет: освободившись от золотых уз доб­родетели188, она несется сломя голову в пропасть и падает вниз. А блаженна душа, которую никакие телесные нападения не могут завоевать. Эта душа летит, как воробей, когда порвана его ловчая сеть189, ведь пищей для зла являются телесные наслаждения190. Вся­кий, кто внимает им, душой своей запутывается в сети.

62. А кто же от пищи тела воздерживается и уходит от мра­ка его, душа того сияет как заря, о которой говорится: Кто та, выглядывающая как заря, красивая как луна (Песн. 6. 10)? Свобод­ная. она выглядывает, словно из дома, она не говорит: Тьма пок­рывает меня, и стены меня закрывают, и кто тает, видит ли меня Вышний191 (Сирах. 23. 18)? Нет, она стремится к свету: словно из верхней части своего дома, то есть своего тела, находясь над этим миром, она вглядывается в божественное и устремляется к вечно­му, чтобы быть рядом с Богом, уже неся с собой светильник своих дел, как лупа обходит полным кругом весь небосвод.

63. Что же говорит Аквила: Звучащая как солнце, — это, кажет­ся, относится к небесной оси, к круговращению солнца и луны, к движению созвездий и созвучию небесных сфер, как кажется и некоторым нашим192. Хотя он не имел веры, он все же не кажется нам чуждым благодаря изяществу мысли.

8. 64. Пока Жених хвалит ее, она стыдливо избегает прилюдной хвалы, затем, призванная любовью Жениха, она говорит: В сад орех овый я сошла увидеть зарождение бурного потока (Песн. 6. 11)193. Где же находится Церковь, как не гам, где цветет жезл194 и благодать свя­щенника? Туда она часто приходи г, чтобы в горестях и искушениях пройти испытания. Мы понимаем под «ореховым садом» горечь горестей, под «бурным потоком» искушения, но все-таки перено­симые, как написано: Преодолела душа наша бурную воду (Пс. 123. 5). Итак, она сошла в место горечи, где цветет виноградная лоза и различные и многообразные плоды гранатовых деревьев195, защищенные словно бы единым покровом веры и любви. В этой горечи не познала себя душа; потому что тело, склонное к тлению, тяготит душу и земное обиталище быстро разрушается. Однако познавать себя она всегда должна. Ведь и Петр был искушен196, и Петр не поз­нал себя, потому что если бы он познал, то не отвергся бы Творца. Но познан его Христос, познал Тот, Кто посмотрел на него, потому что Господь знает Своих197 и, подобно доброму возничему, с помо­щью узды Своего милосердия удержал его, как Своего, от падения.

65. Итак, наш управитель — Христос198. Поэтому говорит душа: Соделал меня колесницей Аминадав (Песн. 6. 12). Следовательно, душа — колесница, которая несет благого управителя-возничего. Если душа — колесница, она имеет коней или добрых, или дур­ных. Добрые копи — это добродетели души, дурные кони — те­лесные страсти. И добрый возничий сдерживает и уговаривает дурных коней, а добрых подбодряет. Добрых коней четыре: благоразумие, воздержание, мужество, справедливость199, — а дурные кони: гневливость, похоть, трусость, несправедливость, иногда сами эти дурные лошади между собой несогласны, то гневливость несется вперед, то трусость, и они друг другу мешают и замедляют бег. А добрые кони летят, и от земли к вышним сферам поднима­ются, и возносят душу, особенно если несут иго благое и легкое бремя Говорящего: Возьмите иго Мое на себя... ибо иго Мое благо, и бремя Мое легко (Мф. 11. 29-30). Сам Он управитель-возничий, Который умеет управлять Своими конями, чтобы бег всех был со­размерным. Если проворнее благоразумие, а медленнее справед­ливость, Он погоняет более медлительного Своим кнутом. Если воздержание мягче, а мужество тверже, Он умеет соединить несо­гласных, чтобы они не разбили колесницу. Таким образом, воз­можно умозрительно увидеть каждую душу, стремящуюся к небу в острейшем состязании200, погоняющую своих коней, кто первый достигнет награды Христовой, кому прежде на шею возложат пальму. Кони те под игом веры, в узах любви, в узде справедли­вости, в браздах трезвения. Прекрасно говорит Писание: Соделал меня колесницей Аминадав (Песн. 6. 12), то есть «отец народа». Ведь сам отец народа Аминадав также и отец Наассона, то есть «змеи». Ты же вновь подумай, Кто, как медный змей, висел на Кресте201 за спасение всех, и поймешь, что та душа мирная, которой Бот Отец начинатель, Христос возничий, потому что написано и это имя среди нас: Отец мой. Отец мой, возничий <sup202 Израиля (4 Цар. 2. 12).

66. И возничий говорит Оглянись, Суламита, оборотись (Песн. 7. 1)! Хорошо Он говорит, словно обращаясь к колеснице: Оборо­тись, Суламита, то есть «мирная». Ведь мирная душа быстро об­ращается и исправляется, даже если прежде согрешила, и скорее восходит на нее Христос и благоизволит управлять ею. Ему гово­рится: Ты взойди на коней Твоих, и скачка Твоя спасительная (Авв. 3. 8). И в другом месте: Я послал коней твоих в море (Авв 3. 15)203. Они — кони Христовы. Итак, Христос восходит на коней Своих, восходит Слово Божие на благочестивые души.

67. Из этого понимай, что и на нее взошел Он и повел ее к месту пальмы, когда Он говорит душе: Почему ты, любовь, ста­ла красива и мила в своих утехах? Стан твой стал подобен пальме (Песн. 7. 7-8). И она отвечает. Я сказала: я взойду на пальму (Песн. 7. 9). Но и сама любовь — это пальма, потому что она — исполне­ние победы, потому что любовь есть исполнение закона (Рим. 13. 10). Итак, побежим, чтобы получить награду; побежим, чтобы по­бедить204. Кто побеждает, восходит на пальму и получает ее плод. Кто побеждает, уже не бежит, но пребывает в покое, как написа­но: Побеждающему дам сесть со Мною на престоле Моем, как и Я победил и сел с Отцем Моим на престоле Его (Откр. 3. 21) Потому философы описали в своих книгах эти состязания душ в беге, но они не смогли достичь пальмы, потому что души их не познали высоту и глубину Слова.

68. Ее познала та душа, которая обратилась к Слову. Поэтому она говорит: Я принадлежу Брату моему, и ко мне обращение Его (Песн 7. 11). Об этом трижды сказано в разных местах в Песнях песней. В начале говорится: Брат мои принадлежит мне, а я ему, он пасет среди лилий, пока дышит день и удаляются тени (Песн. 2. 16-17). Затем: Я принадлежу брату моему, и брат мой мне, он пасет среди лилии (Песн. 6. 3). И в конце: Я принадлежу брату моему, и ко мне обращение его (Песн. 7. 11). Сначала речь идет об устрое­нии души, поэтому вперед поместили: Брат мой принадлежит мне, — эти слова показывают, что душа почувствовала стремле­ние соединиться с Ботом. Потом следует второй шаг вперед, а в третьем движении — совершенство. В первом, словно речь идет об устроении, душа все еще видит тени205, еще не взволнованные откровением о приближающемся Слове, и потому ей еще не вос­сиял день благовестия. Во втором без помех и теней она впитывает благочестивые ароматы206. В третьем, уже совершенная, душа устраивает в самой себе приют для Слова207, чтобы Он направился к ней, приклонил Главу Свою и отдохнул, и, держа, как уже заслу­женное, Того, Которого прежде своего поиска она не могла найти, она приглашает Его в свои поля, говоря:

69. Приди, брат мой, выйдем в поле, отдохнем в селениях (Песн. 7. 12). Раньше она приглашала его в сад, теперь в поле, имеющее не только благодать цветов, по также пшеницу и ячмень, то есть твердые устои добродетелей, — чтобы поглядеть на плоды его. Она говорит: Отдохнем в селениях, в которые ранее был отправлен Адам208, когда был изгнан из рая. В них он отдыхал, но работал на земле. Смысл ясен: по какой причине она хочет, чтобы Он вышел в поле — чтобы как добрый Пастырь пас Свое стадо, подбодряя утомленных, призывал вернуться заблудших. Потому что даже если эта душа сохранила для Него новое и ветхое, однако есть до сих пор и такие, которые, как агнцы, должны питаться молоком209. Поэтому, как душа уже совершенная, она печется не о себе, а о других, чтобы Он покинул недра Отца210, чтобы Он вышел вперед, как Жених, грядущий из Своего брачного чертога, чтобы пробе­жать поприще211, чтобы принять немощных, да не помедлит Он на том сокровенном престоле Отца и в том свете, куда бессильные последовать не могут, но чтобы Он был принят и введен в дом не­весты и в горницу ее, пусть Он выйдет вне Себя, чтобы быть внут­ри нас212, пусть будет посреди нас213, даже если Он не виден нам.

70. Поэтому она говорит: Кто даст тебя, брат мой, сосущий сосцы матери моей? Найдя тебя вне дома, я буду целовать тебя (Песн. 8. 1). Благая та душа, которая стоит вне, чтобы Слово было внутри! Она вне тела, чтобы Слово обитало в нас214.

71. Она говорит: Возьму Тебя и введу Тебя (Песн. 8. 2). Правиль­но, что Слово Божие принимают и вводят, потому что Оно сту­чится в душу, чтобы открылся для Него вход, и, если не находит входа открытым для Себя, не входит. Если же кто откроет дверь. Оно входит и вечеряет там215. Так невеста приняла Слово, чтобы, приняв, научиться. Поэтому заслуженно восходит она к столь вы­соким жилищам и всегда устремлена вперед.

72. На это указывают добродетели, которые говорят душе: Кто та, которая восходит от пустыни убеленная, опираясь на бра­та своего (Песн. 8. 5)? Раньше они сказан и: Кто та, выглядыва­ющая как заря, красивая как луна, избранная как солнце (Песн. 6. 10)? Здесь можно прибавить еще кое-что, потому что, опершись на Слово Божие, она поднималась. Более совершенные возлягут на вечере рядом со Христом, как и Иоанн возлежал у груди Хрис­та216. Итак, она либо оперлась на Христа, либо склонилась к Нему или же, поскольку мы о браке говорим, уже как преданная десни­це Христовой, была введена в брачный чертог Жениха.

73. И так как любовь уже скреплена брачными узами, лас­ково обращается к ней Жених и говорит: Под яблоней разбудил Я тебя: там родила тебя в муках мать твоя, там родила тебя в муках родившая тебя (Песн. 8. 5). Благая та душа, которая отды­хает поддеревом плодовым и прекрасно благоухающим! Потому что, если благ Нафанаил, в котором не было лукавства217 и кото­рого Иисус увидел под смоковницей, непременно блага та ко­торую под яблоней разбудил Жених. Ведь разбудить больше, чем увидеть, больше даже быть разбуженной Женихом. Потому что даже если Он увидел поддеревом Нафанаила, душа того не была Его невестой, потому что тот тайно приходил ко Христу из-за страха перед иудеями. Душа того не была красивой как луна, из­бранной как солнце (Песн. 6. 10), она была в тени, а невеста днем совершает свои брак, при всех заявляет о нем. Потому эта под яблоней, а та под смоковницей, потому что эта широко разлива­ла благоухание своего признания, а та имела сладость чистоты и невинности, но не имела горения духа.

74. Там родила тебя в муках мать твоя, там родила тебя в муках родившая тебя (Песн. 8. 5), — там мы рождаемся, где мы возрож­даемся. В муках рождаются те, в ком изображается образ Христа. Потому тот и говорит: Дети мои, которых я в муках рожаю, доколе не изобразится в вас Христос (Гал. 4. 19)218, — ведь рождает тот, кто в утробу принимает дух спасения и изливает его другим.

75. Потому, хотя и изображен уже в ней был Христос, она го­ворит: Положи Меня как печать на сердце твое, как перстень на руку твою (Песн. 8. 6). Христос — печать на челе, Христос — печать на сердце: на челе, чтобы мы всегда исповедовали Его, на сердце, что­бы всегда Его любили, печать на руке, чтобы всегда работали Ему. Итак, пусть светит образ Его в нашем исповедании, светит в любви, светит в делах и творениях, чтобы, если это возможно, весь Его вид отпечатывался в нас. Пусть Он будет нашей главой, потому что глава мужу Христос (1 Кор. 11. 3): Он — наш взор, чтобы через Него мы видели Отца. Он — наш глас, чтобы через Него мы говорили с От­цом, Он — десница, с Его помощью мы принесем нашу жертву Богу Отцу. Он также наша печать, потому что Он знаменует совершенство и любовь. Ведь любящий Отец отметил печатью Сына, как мы чита­ем: Ибо на Нем положил печать Отец Бог (Ин. 6. 27). Итак, наша лю­бовь — это Христос. Эта любовь — благо, когда Он отдал Себя смерти за грехи: эта любовь — благо, потому что она отпустила грехи.

76. И потому паша душа пусть облечется в любовь, и любовь такого рода, которая сильна как смерть (Песн 8. 6), потому что как смерть конец грехов, так и любовь, потому что тот, кто любит Гос­пода, перестает грешить. Ведь любовью мыслит зла, не радуется не­правде, а все покрывает (1 Кор. 13. 5-7). Потому что кто та, которая не ищет своего (1 Кор. 13. 5), но ищет чужой пользы? Бывает силь­ной и смерть в омовении крещения, через нее погребается всякий грех и отпускается вина. Столь велика была любовь, которую при­несла та евангельская жена, о которой Господь говорит: Прощают­ся грехи ее многие за то, что она возлюбила много (Лк. 7.47). Сильна и смерть мучеников, которая уничтожает прежний грех, и потому она сильна, и равна ей любовь, которая приравнивается к страданиям мучеников, потому что уничтожает наказание за грехи.

77. Как преисподняя ревность (Песн. 8. 6), потому что кто имеет ревность по Боге, ради Христа не щадит своего. Вот любовь обла­дает и смертью, любовь обладает и ревностью, любовь обладает и огненными крыльями. Христос так возлюбил Моисея, что явился ему в огне219, и Иеремия, имея в себе дар божественной любви, гово­рил: И был горящий огонь в костях моих, и я истомился совершенно и не могу нести (Мер. 20. 9). Итак, блага любовь, имеющая крылья из пылающею огня, которая летает в груди и сердце святых и сжига­ет все вещественное и приземленное, а все подлинное одобряет и улучшает то, до чего дотрагивается своим огнем. Этот огонь послал на землю Господь Иисус, от него возблистала вера и возгорелась преданность, просияла любовь и засверкала справедливость. Этим огнем Он воспламенил сердце Своих апостолов, как свидетельству­ет Клеопа, говоря: Не горело ли в нас сердце наше, когда Он изъяснял нам Писание (Лк. 24. 32). Следовательно, огненные крылья — это пламя Божественного Писания. Господь как раз и открывал Писа­ние, и огонь исходил и проникал в сердца слушающих. И действи­тельно, это крылья огня, потому что слова Господни — слова чистые, серебро огней испытанное (Пс. 11. 7). Когда Христос принял Павла, тот увидел воссиявшим вокруг пего свет сверху, над ним и над теми, которые были с ним, упал от страха и вновь поднялся уже лучшим220, и даже стал апостолом тот, кто пришел гонителем. Также и Святой Дух сошел и наполнил весь дом, где они находились. И явились им разделяю­щиеся языки, как бы огненные (Деян. 2. 2-3). Благие крылья любви, истинные крылья, которые летели сквозь уста апостолов, и крылья огня, которые вещали очищенное слово. На этих крыльях взлетел Енох, взятый на небо221, на этих крыльях взлетел Илия, на огненной колеснице и огненных конях унесенный вверх222. На этих крыльях Господь Бог в огненном столпе выводил парод праотцев223, эти кры­лья имел серафим, когда взял уголь горящий с жертвенника и дотро­нулся до пророческих уст и удалил беззакония его, и грехи очистил224. Огнем этих крыльев были очищены сыновья Левия225 и крещаются народы язычников, как свидетельствует Иоанн, говоря о Господе Иисусе: Он будет крестить вас Духом и огнем (Мф. 3. 11). Справед­ливо желал Давид, чтобы были сожжены его внутренности226 и сердце227, который знал, что не надо бояться огненных крыльев любви: по справедливости еврейские отроки в огненной печи не чувство­вали зажженного пламени228, потому что пламя любви охлаждало их. А чтобы полнее мы поняли, что за крылья имеет совершенная любовь, вы только что слышали Говорящего: Сколько раз хотел Я собрать детей твоих, как птица собирает птенцов своих под крылья (Мф 23. 37)!229

78. Итак, возьмем эти крылья, которые как пламя устремля­ются ввысь. Пусть каждый избавит душу свою от жалких покровов и, словно золото огнем, проверит, как она очистится от приме­си. Так ведь очищается душа, как лучшее золото. Ибо подлинная добродетель — вот красота души, а истинная краса — это знание о вышних, позволяющее увидеть то Благо, от Которого зависит все, а Оно само не зависит ни от чего. Им все живет и получает смысл. Это высшее Благо является источником жизни, и Его лю­бовь и желание сходят к нам, и мы желаем приблизиться к Нему и соединиться с Ним. И у того, кто не видит, есть такое желание, и оно присутствует у того, кто видит, потому и на все остальное он смотрит свысока, так как этим утешается и наслаждается. Высшее благо — это то, что управляет сущностью всего; Само оставаясь в себе Самом, Оно отдает Себя другим и в Себя ничего от других не принимает. О Нем говорит пророк: Сказал я Господу моему: Бог мой ecu Ты, и потому Ты не нуждаешься в благах моих (Пс. 15. 2). Он желал видеть только одно, как он говорит в другом месте: Одного просил я у Господа, того только ищу, чтобы пребывать мне в доме Господнем во все дни жизни моей, созерцать красоту Господню и по­сещать храм Его (Пс. 26. 4). Если кто заслужил видеть это чистое, это бестелесное и высшее, чего большего он может желать? Так, Петр увидел славу воскресения Христа и не желал спускаться с горы, говоря: Господи! хорошо нам здесь быть (Мф. 17. 4)230. И та слава Божества и неприступный свет231 настолько ни с чем не­сравнимы, что кто захочет чего-либо другого, если увидит их? Для блаженства не нужно иметь ни царства, ни богатства, ни по­чести, славу или власть, а блаженно, презирая их, оставаться об­ращенным к высшему. Итак, взирая на этот прекрасный образ, пусть вступит она внутрь, оставив во вне тело. Потому что кто вглядывается в телесное не должен смотреть внутрь, чтобы не быть подхваченным и поглощенным водоворотом, как случается с утопающим — утонувший на глубоком месте уже никогда не всплывет. Давайте убежим на нашу истинную родину. Там наша родина и там Отец, Который нас создал, где град Иерусалим, ма­терь всех232.

79. Что это за бегство? Конечно, не стопами телесными, пото­му что стопы принадлежность тела; когда они бегут, они бегут по земле и переходят с места на место. Мы будем спасаться бегством не на кораблях, или колесницах, или конях, которые запутыва­ются и падают, но мы побежим духом, и очами, и внутренними стопами. Приучим наши глаза видеть светлое и ясное, созерцать лик воздержания и умеренности и все добродетели, в каковых нет ничего грязного, ничего мрачного и искаженного. И пусть каж­дый исследует себя и свою совесть, пусть он очищает свой взор, чтобы не было в нем ничего низменного, ведь то, что видимо, должно быть созвучно тому, кто видит, потому что Бог восхотел, чтобы мы были подобными образу Сына Его (Рим. 8. 29). Итак, нам понятно, что благо это недалеко от каждого из нас, ибо мы Им жи­вем и движемся и существуем... ведь и ‘мы Его род’ (Деян. 17. 28), как предполагал апостол о язычниках233. Само благо, которое мы ищем, единственное благо, ведь никто не благ, как только один Бог (Мк. 10. 18)234. Вот тот взор, который созерцает эту великую и истинную красоту. Лишь здоровый и полный сил взгляд может смотреть на солнце, так и благо может увидеть лишь благая душа. Итак, пусть явится благим, кто хочет увидеть Господа и то, что благо. Давай­те уподобимся этому благу и, следуя ему, будем совершать то, что благо. А благо — это то, что превыше всякого действия, превыше всякого ума и разумения Оно то, что всегда пребывает, и к Нему все обращено, в Нем обитает вся полнота Божества (Кол. 2. 9), и через Него все примиряется в Нем. и, чтобы мы лучше определи­ли, что является благом, скажем, что жизнь является благом, по­тому что Он всегда пребывает, давая жизнь и бытие всем, потому что источник жизни всех — Христос, о Котором говорит пророк: Под тенью Его мы будем жить (Плач. 4. 20), теперь же жизнь наша <sup235 сокрыта со Христом. Когда же явится Христос, жизнь наша, тогда и мы явимся с Ним во славе (Кол. 3. 3-4). Поэтому не будем боять­ся смерти, ибо она отдых для тела, а для души или свобода, или отпущение. Не будем страшиться того, кто плоть может убить, а душу не может236, потому что мы не боимся того, кто может унести одежду, не боимся того, кто может украсть наши вещи, а нас ук­расть не может. Итак, мы — души, если мы хотим быть евреями из спутников Иакова237, то есть подражателями его. Мы — души, а наши члены — покровы. Эти одежды мы должны хранить, чтобы они не порвались, не обветшали, но тот, кто ими пользуется, дол­жен лучше беречь и хранить себя самого.

   
   

1   О трактатах свт. Амвросия, посвященных патриархам, пишет автор V-VI вв. Кассиодор, см.: Cassiodorus. De institutione diuinarum litte­rarum: Item sanctus Ambrosius de patriarchis septem libros edidit, qui multa loca Veteris Testamenti factis quaestionibus suauiter enodauit (PL 70:1111b).
2   Интересно, что в этом же сочинении святитель говорит о добродетелях, необходимых в брачной жизни, и дает советы об устроении семейной жизни.
3   См. начало трактата «Об Иосифе» (1. 1).
4   Можно предположить, что у свт. Амвросия патриархи персонифициру­ют наиболее важные, с его точки зрения, добродетели. См. ниже о квад­риге добродетелей.
5   Трактат «О благе смерти» выпадает из этого ряда, он скорее продолжает идеи трактата «Об Исааке, или душе», который описывает движение души навстречу Богу и встречу Бога с душой человека как небесный брак. Но оставление душой тела и движение ее к Богу являются смертью человека, поэтому свт. Амвросий развивает в этом сочинении христианское учение о смерти, о ее благе для человека.
6   См. трактат «Об Иосифе» (1. 1).
7   См.: conf. 6. 6.
8   В некоторых рукописях название этого трактата De Isaac et anima.
9   См.: Isaac 1.1.
10   Подробнее о патриотическом учении о душе см.: Владимирский Ф. С. Отношение космологических и антропологических воззрений Немезия к патриотической литературе и влияние его на последую­щих писателей // Немезий Эмесский. О природе человека. М., 1998. С. 176—450.
11   Ср. в «Письмах преп. Антония Великого» (epist. 7. 58) мысль о том, что мудрец должен сначала познать себя, чтобы познать Бога.
12   См.: Владимирский Ф. С. Отношение... С. 176—185.
13   Здесь будет нелишним перефразировать известное выражение, что христианское богословие было бы невозможно без греческого язы­ка, отточенного такими философами, как Платон, и сказать, что богословие на латинском языке было бы невозможно без Цицеро­на и созданной им терминологической базы на основе стоического учения.
14   См.: Lubac H. de. Exégèse médiévale. Les quatre sens de l’ Écriture. 1/1. P., 1959; Savon H. Sainl Ambroise dcvant l’exégèse de Philon le Juif. T. 1—2. P., 1977; Pizzolcito L. F. La dottrina esegctica di sant’Ambrogio. Milano, 1978. (Studia Patristica Mediolanensia; 9); Nauroy G. Ambroise de Milan. Écriture et esthétique d’une exégèse pastorale. Bern e. al., 2003; Нестерова О. E . Опыт адаптации оригеновского учения о трех смыслах Писания в гомилетических сочинениях свт. Амвросия Медиоланcкого// Вестник ПСТГУ. Филология Ш: 3 (29), 2012. С. 18—31.
15    Нестерова О. Е. Опыт адаптации оригеновского учения... С. 23. Автор указывает, что Ориген рассматривал вместо логики эпоптику, см. при­меч. 33. У Диогена Лаэртского, автора начала III в., части философии еще указаны как физика, этика и диалектика, см.: Диоген Лаэртский. О жизни, учениях и изречениях знаменитых философов 1. 18/ Пер. М. Л. Гаспарова. М., 1995. С. 64.
16   Об эпоптике как части философии см.: Haclot P. Les divisions des parties de la philosophie dans l’Antiquité // Museum Helveticum. Basel, 1979. Vol. 36. P. 201—223; Нестерова О. Е. Опыт адаптации оригеновского учения... С. 23, примеч. 30, 33.
17   Свт. Амвросий повторяет здесь четыре добродетели души, о которых говорится в трактате Цицерона «О пределах блага и зла»: prudentia, tem­perantia, fortitudo, iustitia (fin. 1. 45—50), см. также off. I. 5, 1. 15, 1. 50, хотя в tuse. 3. 17 вместо temperantia Цицерон называет frugalitas. Свт. Амвросий помешает эти четыре добродетели в апологетическую речь иудейского священника Елеазара (abstinentia, fortitudo, iustitia, prudentiä lacob 2. 10. 43), три из них упоминаются в loseph 13. 75; в bon. mort. 10. 44) четыре добродетели немного отличаются: consilia, temperantia, pietas, iustitia. Эти добродетели восходят еще к Платону (Phaed. 69с; Leg. 630b, 964b, 965d).
18   Moreschini С Introduzione // Sancti Ambrosii episcopi Mediolanensis. De Isaac uel anima; De bono mortis; De Iacob et uita beata; De loseph / Introd., trad., not. e indici C. Moreschini e R. Palla // Sant'Ambrogio. Opere esegetische IIÏ Isacco о l’anima. II bene della morte. Giacobbe e la vita beata. Giuseppe. Milanö Biblioteca Ambrosiana, Romä Citta Nuova, 1982. (Sancti Ambrosii Episcopi Mediolanensis opera; 3). P. 9—30 (да­лее — Moreschini).
19   См.: Морескини К. История патриотической философии. М.: ГЛК, 2011. С 454. Морескини указывает на миланский «неоплатонический кружок» (с. 482), который, конечно, надо понимать не как нечто орга­низованное, а как существование тенденции интеллектуального обме­на мыслями.
20   Морескини цитирует Курселя, который считал, что гомилия «Об Исааке» была одной из тех, которые слышал молодой Августин в 386 г. перед принятием крещения, см.: Courcelle Р. Recherches sur les «Confessions» de saint Augustin. P., 1968. P. 122—132 (Moreschini. P 25, n. 53).
21   Sancti Ambrosii Opera. Pars 1. Vindobonae, 1896. (CSEL; 32/1). P. 641 — 705.
22   Свт. Амвросий отсылает к своему трактату «Об Аврааме» (De Abraham).
23   Об Исааке как прообразе Христа см.: Danié lou J. La typologie d’Isaac dans le christianisme primitif // Biblica. 1947. 28. P. 363—393. Уже в Послании к галатам ап. Павел говорит о рождении Исаака (Гал. 4. 22-30) как сына но духу, называя христиан детьми Исаака. Жертвоприношение Исаака также прообразует искупительную жертву Сына Божия.
24   См.: Быт. 18. 11 и след., 21. 2.
25   См.: Быт. 22. 2 и след.
26   См.: Быт. 21. 6. Филон Александрийский (praem. 5. 31) дает истолкова­ние этого имени (Moreschini. Р. 33, п. 3).
27   См.: Быт. 16. 4.
28   См.: Быт. 24. 3 и далее. Образ Ревекки у свт. Амвросия многогранен: она и душа (см. ниже 1. 2). и Церковь, которая составилась из язычников-чужеземцев (3. 7), и невеста из Песни песней. Именно Ревекка получила от Бога пророчество о сыновьях, с ее помощью Иаков полу­чил благословение от отца, см.: Иасоb 2. 2. 6—9; Cain et А. 1. 2. 5; expl. ps. 47, 5.
29   Ниже (6. 51) свт. Амвросии говорит, что только в смиренном и кротком (humilis atque mansuetus) Господь может приклонить голову.
30   Этимология имени Ревекка, возможно, взята свт. Амвросием у Филона Александрийского (congr. 7. 37; cherub. 13.47) (Moreschini. P. 35, n. 5). Она также встречается у других христианских авторов (Климент Александ­рийский, paed. I. 5. 21. 3; Ориген, horn. in Gen. 10. 2). Это толкование свт. Амвросий повторяет в Иасоb. 2. 4. 14.
31   См.: Быт. 24. 63.
32   Освобождение души от тела, тело как тюрьма или оковы души — распро­страненная тема и античной философии, начиная с пифагорейпев и Плато­на (Phaed. 62b, 67d), развиваемая также Плотином (enn. I. 6.9). Свт. Амвро­сии говорит об этом в трактате «О благе смерти», когда смерть становится благом, потому что освобождает душу от оков тела. Подробнее о движении души от тела к Небесному Царству свт. Амвросий говорит далее (6. 50—56).
33   См.: Быт. 4. 26.
34   Енос — первый сын Сифа, внук Адама (см.: Быт. 4. 26; 5. 6—11). Этимологию этого имени свт. Амвросий уже объясняет в Abr. 2. 7.
35    Истинный Исаак — Христос.
36   Источник воды живой — Святой Дух, см.: spir.s. 1. 15. 154; 16. 160.
37   См.: Лев. 20. 18.
38   Cp. parad. 15. 73: mulier symbolum sensus est nostril, uir mentis; Cain et A. 1. 10. 47; 2. 1. 4.
39   Cp. у Арнобия (adu. nat. 2. 13): Quid enim sumus homines nisi animae corporibus clausae?
40   Здесь и далее свт. Амвросий развивает, наполняя христианским смыслом, платоновскую идею о теле как об оболочке души (Alcib. 1. 133a, 133d), см. далее 8. 79, а также bon. mort. 7. 27.
41   Этот отрывок сходен со следующим текстом Плотина: «Может быть, отличаясь от тела, она [душа] — какое-то свойство тела, например, гар­мония?» (Плотин. О бессмертии души. 2.4. 7. 8d/ Пер. Ю. А. Шичалина). Далее (8е) Плотин доказывает, что душа не энтелехия. Термин «энтеле­хия», введенный Аристотелем («О душе») и применяемый Плотином, означает некую полноту сущности, «осуществленную сущность».
42   Перипатетик Дикеарх Мессинский говорил, что душа — гармония, стоики — воздух или огонь, Аристотель — энтелехия. Источники этих философских взглядов, скорее всего, были известны свт. Амвросию опос­редованно (например: Cicero, tusc. 1. 21—22, 25, 41 etc.).
43   Плотин доказывает (2. 4. 7. 9), что душа является «началом движения», она дарит «одушевленному телу жизнь».
44   Плотин говорит о душе, находящейся в теле, что «она приобрела неразумные вожделения и порывы и вместила другие страсти» (2. 4. 7. 10). Термины inrationabilis и principalis (см. далее 3. 8) по своему происхожде­нию стоические, см. подробнее: Dassmann Е. Die Frömmigkcit des Kirchenvaters Ambrosius von Mailand. S. 230—233.
45    Omne inmoderaium mobile malignum — аллитерация. См. далее: ableuabat... eleuabaf... abalienabat... deambulabat.
46   Этой теме посвящена гомилия «О бегстве от мира» (Defuga saeculi).
47   См.: 1 Цар. 19. 12 и след.
48   См.: Быт. 24. 63.
49   См.: 3 Цар. 9. 4.
50   См.: Быт. 24. 63.
51   См.: Быт. 24. 22.
52   См.: Песн. 2. 5; 5. 8.
53   О термине ipsum principale см. примеч. 1 на с.39.
54   Продолжение стиха: ибо возжаждала заповедей Твоих. Так как у свт. Амвросия эти слова говорит душа, то сказуемое согласовано с ней.
55   Ср. слова Оригена: «Но мы... смердим грехами и пороками... Грех пах­нет гнилью, добродетель же дышит благовониями» (Ориген. Гомилии на Песнь песней 1. 2/ Пер. Н. Холмогоровой // Патристика: Новые пере­воды, статьи. С. 53).
56   См.: Лк. 10. 30-35.
57   См.: Мф. 16. 19.
58   В Септуагинте: τ ι παρέβλεψέυ με λιοζ, т.е. солнце посмотрело искоса, презрело или даже пренебрегло. В начале Песни Невеста названа «почерневшей», в конце (Песн. 8. 5) о Невесте говориться: Кто та, которая восходит от пустыни убеленная? Подробнее толкует стих этот Ориген, см.: Ориген. Гомилии на Песнь песней. 1. 6. С. 57—59.
59   О Христе как Солнце свт. Амвросий говорит и в своем гимне (2. 5), называя Его Verus Sol (2. 2).
60   См.: Мф. 13. 7-8.
61   Свт. Амвросий достаточно часто употребляет при толковании ветхоза­ветных текстов оригеновскую трихотомию смыслов: moralis (нравс­твенное), mysticus (мистическое, таинственное), naturalis (естественное, природное), — побуждающую находить в ветхозаветных событиях как исторический смысл, так и типологический и аллегорический. Под­робнее об использовании свт. Амвросием оригеновского учения о трех смыслах см.: Нестерова О.Е. Опыт адаптации оригеновского учения о грех смыслах Писания в гомилетических сочинениях свт. Амвросия Медиоланского// Вестник ПСТГУ. Филология IIÏ 3 (29), 2012. С. 18—31. В этой статье, в частности, обсуждается именно этот отрывок (см.: Там же. С. 22—23. 30).
62   См.: Бы г. 43. 16.
63   См.: Деян. 9. 3.
64   Ср. Лк. 15. 17. Свт. Амвросии сравнивает душу с блудным сыном из притчи
65   Эго сократовское выражение Морескини предлагает понимать как «познай свои грехи» (Moreschini. Р. 55, п. 40).
66   Подробнее о теле как о темнице души см. тракт «О благе смерти» (2ю 5; 3. 8; 4. 14; 5. 16 и др.)
67   Ориген по-другому толкует эти строки Песни песней, ср.: Ориген. Го­милии на Песнь песней. I. 9. С. 61.
68   Ср.: Мф. 25. 33.
69   Ср.: Иер. 3. 15.
70   Ср.: Числ. 24. 6.
71   См.: Песн. 1. 9.
72   См.: exp. ps. 118, 2. 33.
73   Ожерелье, видимо, понимается не только как женское украшение, но и как воинская награда. Ср. у Пруденция, perist. 1. 65: aureos auferte torques, sauciorum praemia. — Примеч. ред.
74   См.: Быт. 26. 7, где Исаак представляет Ревекку своей сестрой, так как боится, что его убьют из-за нее. Ревекка была внучкой Нахора, брата Ав­раама, следовательно, племянницей Исаака.
75   См.: Быт. 26. 18.
76   См.: Быт. 26. 19. Вода живая (aqua uia) — родник.
77   См.: Быт. 26. 25 и след.
78   См.: Ин. 4. 6:12.
79   О духовном значении колодцев свт. Амвросий пишет в трактате «О Святом Духе» (spir. s. 1. 16. 166). О колодцах как источниках мудрости и о трех видах мудрости (части философии: физика, этика, эпоптика) см. подробнее: Нестерова О.Е. Опыт адаптации оригеновского учения… С. 25—26.
80   См.: Быт. 21. 14.
81   См.: Быт. 29. 2:9.
82   См.: Исх. 2. 15-17.
83   См.: Origenes. hom. in Gen. 11. 3 — о колодце видения.
84    Герар значит «предел», «ограда», «округ» (1bid. 13. 2).
85   См.: Еф 2. 14.
86   См.: Еф. 2. 14-16.
87   Сам свт. Амвросий говорит об этом: «Все Божественные Писания суть либо физические, либо мистические, либо моральные: физические в Бытии, где излагается, как были сотворены небо, моря и земли и каким образом был устроен сей мир: мистические в Левите, где описывается таинство священнического служения; моральные во Второзаконии, где человека научают жить по заповеди Закона. Отсюда ясно и то, почему из нескольких книг Соломона были избраны три: в Екклесиасте трактуется о физическом, в Песни песней о мистическом, в Притчах о мораль­ном» (expl. ps. 36, 1, рус. пер. цит. по: Нестерова О. Е. Опыт адаптации оригеновского учения.., С. 26—27, примеч. 61).
88   См.: Екк. 1. 2: Суета сует, сказал Екклесиаст, суета сует, — все суета!
89   Рукописи сохранили и название Песнь песней, и Песни песней.
90   Ср.: 1 Ин. 4. 17.
91   Водоем больше, т.е. шире колодца.
92   «Под солнцем» (sub sole) — рефрен, который часто встречается в Книге Екклксиаста. Если богатство дано, то одно дар Бога (Екк. 5 18).
93   См.: 1 Тим. 6. 17-18.
94   См.: 1 Кор. 13. 13.
95   См.: Песн. 4. 15.
96   См.: Ин. 4. 7 и след. Такую же этимологию слова «самарянка» свт. Ам­вросий приводит в exp. Luc. 7. 74; exp. ps. 118, 21. 5: paenit. 1. 11. 51. Сло­во «Самария» — от евр. Шомром — сторожевая крепость (см.: Origenes. comm, in Ioh. 20. 35. 310).
97   См.: Притч. 22. 20: И ты трижды запиши это на широту сердца твоего для себя в совет и знание.
98   См.: Гал. 6. 14.
99   См.: Ин. 15. 1.
100   См.: Мал. 3. 20.
101   См.: Песн. 2. 5; 5. 8. См. выше 3. 8.
102   См.: Песн. 2. 7; 3. 5; 8. 4. См. также: inst. u. 17. 111; ехh. u. 9. 60.
103   Морескини пишет, что такое истолкование свт. Амвросий, возможно, шил из не дошедшего до нас сочинения св. Ипполита Римского, о ком­ментариях которого на Песнь песней известно из грузинского перевода (Moreschini. Р. 69, n. 67).
104   См.: Ин. 1. 1-2.
105   См.: Кол. 3. 1.
106   См.: Пс. 41. 2. См. также Песн. 2. 9: Подобен брат мои газели или моло­дому оленю на горах Вефиля. Ориген говорит, что газель (серна) и олень чисто в Писании упоминаются одновременно, газель «дальнозорка», олень «враг змей и воюет c ними» (Ориген. Гомилии на Песнь песней. 2. 11. С. 75).
107    Вефиль — место, где Иаков заснул и увидел лестницу, восходящую к небу (Был. 28. 11—19).
108   См.: Песн. 2.9: Вот стоит за стеной нашей, заглядывая через оконца, вглядываясь через сети. Подробно толкует об этом Ориген (см.: Ориген. Гомилии на Песнь песней. 2. 12. С. 76—77).
109   См.: Мф. 11. 28.
110   См.: Песн. 2. 10.
111   См.: Лк. 13. 7.
112   Понимание этого места возможно в контексте слова камень же был Христос (1 Кор. 10. 4).
113   См.: 1 Кор. 1. 23.
114   См.: Песн. 2. 9.
115   Сит. Амвросий немного перефразирует текст Писания, точнее: Встану я и обойду город, по площадям и улицам, и буду искать того, кого возлюбила душа моя.
116   См.: Евр. 12. 22; Откр. 3. 12; 21. 2, 10
117   См.: Мф. 25. 8-9 (притча о десяти девах).
118   См.: Притч. 5. 15.
119   См.: Песн. 3 3.
120   См. Ин. 1. 1.
121   Свт. Амвросий жил в эпоху после Миланского эдикта (313), когда гонения остались в пропитом, но он часто вспоминает свою родственницу мц. Сотерию, пострадавшую в середине III в. (см.: uirgb. 3. 34; 3. 38; exh. и. Х2) Кроме того, преследования христиан при императоре Юлиане Отступнике (361—363) происходили во времена молодости святителя.
122   См.: Мф. 7. 8.
123   См. Мф. 28. 1.
124   См.: Быт. 3. 15.
125   См.: Быт. 3. 8.
126   См.: Рим. 6. 2:7-8.
127   См.: Песн. 3. 7.
128   Свт. Амвросий соединяет два эпизода из книги Бытия: благословение Господа (25. 3) и благословение Исаака (27. 27)
129   См.: Быт. 48. 2 и след.
130   См.: Мк. 5. 35-42.
131   См.: Лк. 7. 12-15.
132   Вслед за Оригеном (1.1) свт. Амвросий употребляет греческое слово «эпиталама», свадебная песнь, исполняемая перед покоями новобрачных.
133   Букв. акциденция — привходящий признак.
134   Такое имя Бог дал Соломону, см.: Пар. 22 9.
135   См.: 2 Кор. 5. 8.
136   См.: Мк. 8. 34.
137   См.: Мф. 10. 39
138   Образ огражденного сада — «где логика отождествляется с внешней стеной, физика — с плодовыми деревьями, а этика — с плодами» — ис­пользовал Филон Александрийский (agriс. 14 и 16) (Нестерова О. Е. Опыт адаптации оригеновского учения... С. 25).
139   Это толкование повторяется и в других сочинениях свт. Амвросия, например: exp. Luc. 4. 13, uirgt. 7. 34. Более подробно о саде говорится в сочинении «О благе смерти» (5. 19—20).
140   См.: Кол. 1. 15.
141   См.: Песн. 4. 16.
142   См.: Песн. 5. 1.
143   О божественном опьянении и связанном с ним sobria ebrietas см. ниже 6. 50. Душа, опьяненная небесными тайнами, наполня­ется Словом Божиим и восходит ввысь (см. другие сочинения свт. Амвросия: гимн Splendor paternae gloriae: fid. 1. 20 135; exp. ps. 118, 15. 28. 3; fug 8. 47; Noe 29. 111, bon. mort. 5. 20, Cain et A 15. 19). Это мистическое восприятие созерцания тайн Божиих встречается уже у Оригена (comm, in Ioh 1. 30. 206) (Морескини (P. 87, n. 90), указывает на монографию Lewy H. Sobria Ebrietas. Untersuchungen zur Gcschichte der antiken Mystik. Giessen, 1929.
144   См.: Мф. 25. 8-9.
145   Слова свт. Амвросия о постепенном восхождении души к Богу исследователи связывают с влиянием или Платона, symp. 211 с (Schenkl, CSEL 32/1. P. XXXI), или Порфирия (Dörrie Н . Das fünftach geslufte Mysterium. S. 88—90). Морескини категорически не согласен с последним, видя в концепции движения души влияние Оригена, см.: Moreschini. Introduzione. P. 18—20.
146   См.: Песн. 1. 2.
147   См.: Песн. 1. 4.
148   См.: Песн. 3. 4.
149   См.: Мф. 22. 30.
150   См.: Л к. 9. 58.
151   Выше (1.1) сиг. Амвросий говорит, что патриарх Исаак — это образ души тихой, смиренной и кроткой (mitis humilis atque mansuetus).
152   См.: Откр 3.20.
153   См.: Рим. 8. 29.
154   Уже ранние христианские комментаторы интерпретировали кожаные одежды Адама и Евы как образ грешного тела.
155   См.: Быт. 3. 21.
156   Уже с самого начала (1. 1) тема «тело — темница души» является важной для гомилии, потому что только освободившаяся от тела душа может вознестись вверх и стать истинной невестой Христа. Кроме трактата «О благе смерти» свт. Амвросий развивает эту тему в Iacob 2. 9. 38; ехe. fr. 1. 73, 2. 20: exam. 6. 9. 55; Abr. 2. 6. 27: eхр. ps. 118, 4. 6; Cain et A. 2. 9. 36; parad. 12. 54; exp. Luc. 2. 59, 8. 48, 9. 29.
157   См.: Песнь. 5. 4: Брат мой протянул руку свою в окно.
158   См.: 1 Кор. 13. 12.
159   См.: Лк. 1. 41-44.
160   См.: Кол. 2. 12.
161   См.: Еф. 2. 19.
162   См.: Пс. 136. 1
163   См.: Быт. 11. 9, где название «Вавилон» толкуется как «смешение»: Ибо там смешал Господь язык всей земли.
164   В трактате «О девстве» (13. 80) повторяются цитаты и аргументация. Там же (14 92) pallium понимается как плащ, одеяние философов, «сует­ная мудрость», которую надо сбросить, чтобы чистым сердцем увидеть Бога. В данном кон тексте pallium — покрывало невесты, которое надо снять, чтобы увидеть совесть, внутреннее состояние души.
165   См.: Быт. 24. 64- 65.
166   См.: Мф. 22. 11-13.
167   См.: 1 Кор. 11. 10.
168   См.: 1 Петр. 2. 22.
169   См.: Песн. 2. 16.
170   См.: Мф. 12. 1 и след.
171   См.: Втор. 29. 5.
172   Это и аллюзия на Ин. 19. 31, но в то же время и прообраз дня Страшного Суда. И сбор плодов, о которых говорит свт. Амвросий, — это жатва и in добрых дел, или грехов.
173   См.: Л к. 6. 1—2.
174   См.: Лк. 6. 3-4.
175   См.: Песн. 6. 4
176   Возможно, это аллюзия на Откр. 21.
177   См.: Откр. 3. 21.
178   Пророк царь Давид.
179   См.: Мф. 17. 1 и след.; Мк. 9. 2 и след.
180   Аквила (Акила) (II в.) — автор одного из греческих переводов Ветхого Завета; стремился к большему буквализму. Пересмотренный им гречес­кий текст использовался в синагогах до VI в. Иногда Аквила отождест­вляется с «прозелитом Онкелосом», автором таргума Торы (см.: Тов Э. Текстология Ветхого Завета. М., 2003. С. 137—139).
181   См.: Песн. 6. 10. В греческом тексте Септуагинты невеста сравнивается с небесными явлениями: рассветом (зарей), луной, солнцем.
182   См.: Мф. 6. 9; Л к. 11. 2.
183   В книге Бытия (25. 27) отмечается, что Исав был искусен в зверолов­стве. Поэтому поле должно пониматься не как обработанная пашня, а как место обитания диких зверей, на которых охотился Исав.
184   Ср.: SVF 3. 16.
185   Морескини поясняет, что это неоплатоническое выражение, и указывает на исследование П. Адо (см.: Hadot P. Platon et Plotin. P. 206) (см.: Moreschini. P. 103, n. 109).
186   Ср. с рассуждениями из трактата «Об Иакове и блаженной жизни» (1. 4. 13—15) о благой заповеди закона, которая несет смерть.
187   В этой главе заметно влияние на мысль свт. Амвросия трактата Цицерона «О пределах блага и зла», особенно 3. 7. 36—9. 30. Finis, используемый как латинский эквивалент греч. τέλος, означает «предел», «завершенность» (см.: Марк Туллий Цицерон. О пределах блага и зла. Парадоксы стоиков / Пер. Н.А. Федорова; Коммент. Б.М. Никольского; Вступ. ст. Н.П. Гринцера. М., 2000)
188   Эта метафора, употребленная Плотином (1. 8. 15), повторяется блж. Августином (enarr. ps. 89. 13. 1) (см.: Moreschini. P. 105, n. 112).
189   См.: Пс. 123. 7.
190   Морескини указывает на текст «Тимея» Платона как на источник этого выражения (Tim. 69а), однако сомневается, что свт. Амвросий сам читал этот диалог, и высказывает предположение об опосредованном влиянии через неоплатоников (см.: Moreschini. Р. 105, n. 113).
191   В греческом тексте Септуагинты (ed. A. Rahlfs) этих слов нет, однако цитация свт. Амвросием ветхозаветных текстов уже сама по себе представля­ет важное свидетельство разночтений, поэтому я оставляю эти слова как продолжение цитаты из Книги премудрости Иисуса, сына Сирахова.
192   Возможно, сиг. Амвросий имеет в виду христианских авторов-комментаторов.
193   В трактате «О девстве» (16. 98) в ореховый сад входит Слово Божие.
194   См.: Числ 17. 8.
195   См.: Песн. 6. 11; ср.: Песн:4. 13.
196   См. Мф. 26. 69 и след.; Лк. 22. 55 и след.; Мк. 14. 68 и след.; Ин. 18. 17 и след.
197   См.: 2 Тим. 2. 19. Возможно, свт. Амвросий напоминает также о том эпизоде в евангельских событиях, когда Господь говорит Метру: Ты — Петр, и на сем камне Я создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее (Мф 16. 17), а не только о том, что Господь заранее знал о падении ап. Петра.
198   Дальнейшие рассуждения находят параллель в других сочинениях свт. Амвросия, в частности «О девстве» (15. 94—95), где в качестве четырех страстей (коней) названы ira, cupiditas, uoluptas, timor. В Abr. (2 8. 54) свт. Амвросий указывает на Платона как на создателя образа крылатой упряж­ки, однако Платон говорит, что душа — «это соединенная сила окрылен­ной парной упряжки и возничего» (Phaedr. 246а, пер. А.Н. Егунова).
199   Свт. Амвросий повторяет здесь четыре добродетели чуши, о которых говорит Торкват в трактате Цицерона «О пределах блага и зла»: pruden­tia. temperantia, fortitudo, iustitia (fin. 1. 45—50), хотя в tuse. 3 17 вместо temperantia Цицерон называет frugalitas. Эти добродетели восходят еще к Платону (Phaed. 69с, Leg. 630b, 964b, 965d) Свт. Амвросии помешает эти четыре добродетели в апологетическую речь иудейского священника Елеазара, Iacob 2 10 43.
200   Ср.: Флп 3 13-14.
201   См.: Ии. 3. 14; Числ. 21.9.
202   В И .ХХ колесница Израиля.
203   Перевод основан на правке, предложенной Шенкелем (tharsis — in mare)
204   См.: 1 Кор. 9. 24. То есть пальма — как знак отличия, награды.
205   См.: Песн. 2. 17.
206   См.: Песн. 1. 12; 4. 10—11.
207   См.: Песн. 8. 2. и след.
208   См. Быт. 3. 17.
209   См.: 1 Кор. 3. 2.
210   См.: Ин. 1. 18.
211   См.: Пс. 18. 6.
212   Свт. Амвросий имеет в виду, что, для того чтобы прийти к человеку, Господь должен умалить Себя.
213   См.: Ин. 1. 26.
214   См.: Ин. 1. 14; см. также: Кол 3. 16.
215   См.: Откр. 3. 20.
216   См.: Ин. 13. 23.
217   См.: Ин. 1. 47.
218   Частично приведен Синодальный перевод с правкой в соответствии с текстом свт. Амвросия и греческим текстом Послания к галатам.
219   См.: Исх. 3. 2-4.
220   См.: Деян. 9. 3. и след.
221   См.: Быт. 5. 24.
222   См.: 4 Пар. 2. 11.
223   См.: Исх. 13. 21.
224   См.: Ис. 6. 6-7.
225   См.: Мал. 3. 3.
226    Renes — почки, чресла.
227   См.: Пс. 25. 2.
228   См.: Дан. 3. 50.
229   Свт.: Амвросий указывает на евангельское чтение, которое предшествовало его проповеди.
230   См.: Мк. 9. 5; Лк. 9. 33.
231   Выражение lux inaccessibilis встречается в новозаветных текстах лишь в 1 Тим. 6. 16, но мысль о неприступности божественного света для человеческого, телесного взора выражена в рассказе о Преображении Спасителя на горе, когда вид Его и одежды сделались блистающими. Светом (lux) Христос назван и в Ин. 1. 4-5:7, 9.
232   См.: Гал. 4. 26. Свт. Амвросий имеет в виду небесный Иерусалим, описанный в Откровении ап. Иоанна (3. 12; 21. 2, 10—27).
233   В своей речи на Ареопаге ап. Павел, цитируя слова из поэмы Арата «Явления», показывает, что не только весь человеческий род oт одной крови, но и языческие философы говорили о Боге. Климент Александрийский (strom. 1. 19) объясняет эту строку из Деяний другой: к языч­никам Я теперь посылаю тебя открыть глаза им, чтобы они обратились от тьмы к свету (Деян. 26. 18)
234   См.: также: Лк. 18. 19.
235   В синоидальном переводе: ваша… вы явитесь.
236   См.: Мф. 10. 28.
237   См.: Быт. 46. 27. См. также выше 2. 3.

Помощь в распознавании текстов