Азбука веры Православная библиотека святитель Нектарий Эгинский Святитель Нектарий Эгинский Пентапольский - свидетель и толкователь откровения Троичного Бога в мире


Святитель Нектарий Эгинский Пентапольский – свидетель и толкователь откровения Троичного Бога в мире

Содержание

Краткое житие Откровение Бога в мире Часть I. Учение святого Нектария и бесчисленные его чудеса подтверждают откровение Бога в мире 1. Основная причина состоит в незнании Бога и человека 2. Благость Божия жаждет Его откровения в мире 3. Отношение Бога с человеком 4. Способ, которым осуществляется Божественное откровение Часть II Выводы  

 

Протопресвитер Георгиос Марнеллос родился 5 декабря 1946 г. в с. Эксо Лакония Мерамбеллу, о. Крит. Начальное образование получил в сельской школе, среднее – в гимназии г. Агиос Николаос и духовном училище Свято -Троицкого монастыря Цанкаролон г. Ханья.

В 1968 г. женился на Марии Менегаки. Является отцом четверых детей, двое из которых имеют богословское образование.

13.10.1968 г. митрополитом Петры Димитрием рукоположен во диакона, а 12.01.1975 г. митрополитом Галлии и экзархом всей Иверии Мелетием – во пресвитера.

Продолжил обучение во Франции – в Свято-Сергиевском православном богословском институте Парижа, где в 1975 г. получил диплом с оценкой «отлично». Параллельно обучался на философском, педагогическом и религиоведческом факультетах Католического института Парижа, педагогическом факультете университета им. Р. Декарта Сорбонны и других высших учебных заведениях Франции. Ученик А. Князева и знаменитого философа О. Клемана, под руководством которого выполнил дипломную работу в Свято-Сергиевском институте. Нострифицировал диплом на богословском факультете Фессалоникского университета, где и продолжил обучение в аспирантуре, по окончании которой в 1993 г. под руководством известного литургиста И. Фундулиса успешно защитил диплом специалиста по теме «Иерей как свидетель Христова присутствия в мире».

В 1980 г. получил государственное назначение на должность работника образования: был направлен преподавателем духовного училища о. Тинос, где впоследствии стал директором. В 1987 г. переведен на должность директора духовного училища г. Ханья (о. Крит). В 1994 г. назначен ректором Высшей церковной школы Крита (г. Ираклион) и оставался на этом посту до ее преобразования в Высшую церковную академию Крита, которое им было инициировано и осуществлено. В настоящее время является постоянным членом Управляющей комиссии Академии, возглавляет в ней музыкальное отделение и состоит штатным профессором-преподавателем церковно-исторических наук на пастырском отделении. Все эти годы в местах назначения также осуществлял и священническое служение.

В 1996 г. в Свято-Сергиевском институте Парижа получил степень доктора богословия за диссертационное исследование «Преподобный Никодим Святогорец (1749 – 1809) – учитель и воспитатель греческого народа и Православной Церкви», которое получило наивысшую оценку у членов диссертационной комиссии. Один из ведущих специалистов по житию и служению преподобного Никодима Святогорца, первооткрыватель и первый публикатор ряда источников, касающихся святого, основатель научной серии «Свято-Никодимовские исследования».

Сфера научных интересов протопресвитера Георгия – патрология, церковная история, история славянских Церквей, педагогика, философия, православная аскетика. Является большим почитателем русских святых, особенно прп. Сергия Радонежского (покровителя парижского православного института, в котором он обучался), прп. Серафима Саровского, свт. Луки Крымского, в честь которых устроил приделы выстроенного им храма в честь иконы Божией Матери «Неувядаемый цвет». Отец Георгий является глубоким знатоком и почитателем творчества свт. Нектария Эгинского, о котором написал несколько научных работ.

С 1975 по 1981 гг. и с 1996 гг. по сей день осуществляет пастырское служение в митрополии Петры и Херрониса. В настоящее время является настоятелем храма Святых Бессребренников при городской больнице Агиос Николаоса, параллельно окормляя лечебное заведение хронических заболеваний нома Ласифи. Является ответственным в Митрополии Петры по вопросам религиозного туризма и религиозного окормления больных.

В 1977 г. основал Центр изучения православной культуры г. Агиос Николаоса, преобразованный в 2007 г. в Институт греческого языка, православного богословия и культуры, цель которого – поддержка научно-педагогических исследований в рамках грекоправославно-европейского развития, достигаемая путем систематической организации программ обучения и углубления знаний по греческому языку, православному богословию, византийскому искусству, греческому музыкальному народному творчеству, организации программ религиозного туризма, систематических исследований в области православной греческой культуры. Модератор ежегодных летних программ интенсивного изучения греческого языка и православной культуры (с 2004 г.), на которых обучаются десятки студентов из стран Восточной Европы и России. Является инициатором практики приглашения в Высшую церковную академию Крита иностранных студентов и финансовой поддержки их во время обучения. Директор и главный редактор периодического научного издания Центра «Идор эк Петрас» (с 1977 г. по настоящее время).

В 1992 г. Всесвятейшим Вселенским Патриархом Варфоломеем награжден Патриаршим крестом.

Автор более 10 монографий и большого количества статей и тезисов, опубликованных на новогреческом, французском и русском языках. Член множества научных, п росветительских, благотворительных и общественных организаций.

Неоднократно бывал в России. В 2006 г. по приглашению Высокопреосвященнейшего митрополита Самарского и Сызранского Сергия посетил г. Самару и принял участие в конференции «Православная цивилизация».

Краткое житие

Святой Нектарий Чудотворец, митрополит Пентапольский, родился в городке Силиврия Восточной Фракии во вторник 1 октября 1846 года. В воскресенье 15 января 1847 года трехмесячный младенец был крещен и получил в крещении имя Анастасий. Его добрыми и благочестивыми родителями были Димос (Демосфен Кефалас, моряк по профессии, и Василики (Балу) из рода Триандафиллидисов. Святой родился в многодетной семье, в которой кроме него было еще шестеро детей1. В живописном местечке Силиврия, где он прожил первые четырнадцать лет своей жизни, произошло его первое знакомство с православной верой и церковной жизнью. В домашней церкви родной семьи он научился основам православной веры и жизни, любви к Иисусу Христу и святым нашей Церкви. Под церковными сводами он сделал свои первые шаги по пути церковного благочестия, слышал небесные откровения, поклонялся мощам святых, познакомился со святыми священниками, воспринял святые писания, «умудряющие во спасение», ощутил в себе священническое и пророческое призвание, почувствовал священный добротолюбивый трепет, глубоко воспринял 50-й псалом «Помилуй мя, Боже, по велицей милости Твоей», особенно коснулись его сердца слова «Научу беззаконныя путем Твоим, и нечестивии к Тебе обратятся». В этой гостеприимной и благочестивой среде юный Анастасий принял смелое для своего возраста решение покинуть семью, родные места, друзей и сродников и отправиться в Константинополь для продолжения образования. Возможно, он слышал в душе своей глас Господень, чувствовал тепло Его присутствия в глубинах своего существа, ощущал, как орган его духовного слуха трепещет от звука Божиего зова, как некогда ощутил это патриарх Авраам: И сказал Господь Авраму: пойди из земли твоей, от родства твоего и из дома отца твоего и иди в землю, которую Я укажу тебе; и Я …благословлю тебя, и возвеличу имя твое 2. И вот в 1860 году, четырнадцати лет от роду, он отправляется в столицу: бедно одетый и без гроша в кармане, но с запечатлевшейся в его душе печатью Даров Святого Духа, с высеченной златыми буквами датой «15 января». Сия чудная дата его Святого Крещения, по благодати Святого Духа совпавшая с датами его рукоположения в диаконы и епископы, станет точкой отсчета и источником новых сил, непрестанной Пятидесятницей, «новотворящей силой» в дальнейшем духоносном и мученическом пути Святого в жизни Церкви.

В Константинополе он сначала работал на табачном складе, а затем ему удается устроиться на работу смотрителем в школе при подворье храма Гроба Господня, где у него появляется возможность продолжить свое образование и еще более глубоко погрузиться в церковную жизнь. Почти десять лет спустя он переехал на остров Хиос, где в течение нескольких лет работал сельским учителем в деревне Лифи. В 1873 году он стал послушником в Новом монастыре, где 7 ноября 1876 года принял монашеский постриг с именем Лазарь.

15 января 1877 года Святой был рукоположен в диаконы с именем Нектарий. На Хиосе он обучался в знаменитой гимназии острова (соответствующей современному лицею). Из-за землетрясения, произошедшего на острове 22 марта 1881 года, аттестат он получил уже не там, а в Афинском лицее И. Варвакиоса (4 ноября 1881 г.).

29 марта 1886 года в патриаршем храме святого Саввы Освященного патриарх Александрийский Софроний рукоположил иеродиакона Нектария в пресвитеры, а уже 6 августа того же года он получает сан Великого архимандрита и духовника и назначается начальником Представительства патриарха в Каире. Нравственный облик и трудолюбие Святого, его выдающиеся личные качества, активная духовная и благотворительная деятельность, а также особое уважение, которое питали к нему верующие, послужили основаниями для возведения его в сан епископа. 2 января 1889 г. он был избран, а 15 января того же года рукоположен в епископы с титулом «митрополит Пентапольской митрополии».

Выдающиеся личностные качества и активная деятельность святого митрополита Пентапольского, огромные любовь и уважение, которые оказывала честному отцу греческая община, вызвали ненависть и противодействие завистников, оклеветавших его перед престарелым патриархом Софронием, и тот изгнал Святого из Египта 11 июля 1890 года, не дав ему возможности оправдаться. Такое поведение и столь открыто проявляемая ненависть патриарха Александрийского Софрония к смиренному святому епископу его Церкви (несправедливое снятие с высокой должности начальника Представительства патриарха в Каире, возведение хулы на него, несомненно, глубоко ранили великого святого, будучи явной клеветой. В дальнейшем это вылилось в серьезные проблемы для святителя в получении какой-либо церковной должности, для того, чтобы зарабатывать себе на хлеб и продолжать нести церковное служение. Наш дорогой писатель Софоклис Димитракопулос так описывает эти события в своем фундаментальном труде «Святой Нектарий Пентапольский»: «Поскольку интриганы прибавили, видимо… и необходимые намеки на якобы нравственные отклонения святого (!), им нетрудно было заставить Софрония принять желаемые ими меры. Патриарх в сопровождении митрополита Фиваидского Германа прибывает в Каир и, первым делом, своим указом от 3 мая 1890 года снимает святого с должности начальника Представительства патриарха и… якобы проявив снисхождение, позволяет ему – для еще большего уничижения, по его мнению, – остаться жить при Патриаршей комиссии и получать “питание на совместной трапезе с иереями!”»3 Да будет нам позволено в данном месте процитировать отрывки из «Наставительного собственноручного послания» великого отца и учителя Церкви и народа святого Никодима Святогорца (†1809), особенно любимого святым Нектарием. Так явственно будет видна антитеза, и (мы) все клирики, в особенности же несущие “ответственность служения”, почерпнем из сего священного текста урок добродетели любви и прозорливости: каков должен быть наш облик как священников, на какой бы степени священства мы не находились, и каково должно быть отношение наше к нашим братиям. Одновременно в этом тексте дается – пусть и из другого времени – еще один ответ, который можно назвать “святоникодимовским” ответом Софронию, патриарху Александрийскому, а также “новым Софрониям”, желающим подражать ему, ответ, который, как мне кажется, содержит богатейшие выводы для применения к “повседневной жизни”, первым из которых является следующее: ненависть между братиями является столь великим злом, что ненавидящий брата своего есть человекоубийца4. Итак, святой Никодим пишет некому святогорскому старцу, не имевшему добрых отношений со своими духовными детьми, буквально следующее (а святой Макарий Коринфский и еще два святогорских отца вместе с ним подписываются под этим посланием): “Ваше во Христе Воскресшем Всечестное и Отеческое Преподобие достойно лобызаем поцелуем братской любви… И потому с сыновним дерзновением, коего ты нас удостоил, всечестный отче, истово молим и просим сообща мы четверо досточтимое твое отцовство, во-первых, изгнать из сердца твоего любую ненависть и злобу на братьев твоих, а на их место посадить всяческую любовь и сладость к ним. Ибо известно тебе из Святого Писания и из божественных святых отцов, Всечестной отче, какое зло есть ненависть к брату. Настолько, что и возлюбленный апостол Господень должен был высказать о ней сии страшные и от одного лишь слуха их вызывающие ужас слова, что ненавидящий брата своего есть человекоубийца… И потому да изгонит он из мыслей своих все злые подозрения на братьев своих, кои сеятель плевел сеет в Святилище души его, нашептывая ему, будто его окружение посягает на его жизнь. Дело в том, что они, несчастные, никогда не могли даже и помыслить об этом. Так как знаешь, честный отче,… какими плохими советниками бывают подозрения и злые помыслы на других… Вместо же подозрений просим тебя, святый духовниче, иметь добрые мысли о братиях своих… Просим тебя, всечестной Отче, перестать изрекать и изгнать из своих честных уст проклятия и хулу на братьев твоих. А вместо того воздавать им благословения и похвалы как последователь и подражатель Иисуса Христа, святых его учеников и апостолов…”».5

В августе 1890 года Святой прибыл в Грецию в поисках работы, дабы зарабатывать на хлеб и продолжать служить Церкви, обществу и страждущим ближним своим. После многочисленных трудностей и препятствий 14 февраля 1891 года он был назначен на место проповедника провинции Эвбея и пребывал на этом посту до сентября 1893 года, когда был переведен в область Фтиотиду. Дадим в этом месте нашего повествования слово самому Святому, так описавшему судьбоносную в его жизни встречу с мэром города Афины на лестнице Министерства религии, когда он, расстроенный после отказа министра подписать его назначение проповедником провинции Эвбея под тем предлогом, что у него нет греческого гражданства, спускался по ней: «Господь послал господина Мелана навстречу мне, спускавшемуся по лестнице Министерства религии»6. 10 марта 1894 года мудрый учитель Богословия приступил к обязанностям директора Афинской Духовной школы имени братьев Ризари. Официальное назначение Святого произошло в воскресенье 13 марта 1894 года. В Духовной школе он проработал четырнадцать лет (1894 –1908).

Наряду со своими обязанностями в сфере образования, митрополит Пентапольский Нектарий, «наставник духовной жизни», по благословению Афинских митрополитов нес богослужебные, проповеднические и благотворительные обязанности и за пределами школы. Святой всегда был слабого здоровья, в начале же 1908 года он перенес тяжелую болезнь, после чего принял решение уйти со своего поста и 7 февраля 1908 года в возрасте 62 лет написал прошение об отставке с должности директора школы, которая была принята. Святой, когда пришла полнота времени7 2 – 10 сентября 1904 года – посетил остров Эгину, где находится сегодня монастырь Святой Троицы, чтобы благословить восстановление древнего монастыря, лежавшего тогда в руинах, и заселение в нем женской общины, выбравшей это святое место для подвижнической жизни. Из отчета первой настоятельницы монастыря игуменьи Ксении Стронгилу митрополиту Афинскому Феоклиту мы узнаем о первых шагах по осуществлению этого святого замысла: «Живя в Афинах, я познакомилась с девушками, с которыми меня связали сестринские узы, ибо были мы сходных взглядов и вместе горячо стремились к монашеской жизни, и вот нашли мы святителя Пентапольского, из проповедей которого мы узнали незыблемое учение и руководство к духовному житию <…>. И в это время узнали мы, что на Эгине есть древний монастырь, освященный в честь Пресвятой Богородицы “Живоносный Источник”, и что, при поддержке губернатора Эгины… сей находящийся в руинах монастырь было решено восстановить. Однако, прежде чем принять решение об отъезде, мы решили посоветоваться с всечестным нашим учителем Пентапольским. Владыка, выслушав наше предложение, сначала не одобрил его по причине неустроенности сего монастыря и отсутствия всяких гарантий, а также по причине того, что нами не получено благословение от Высокопреосвященнейшего Владыки. Однако он принял решение съездить туда в паломническую поездку и увидеть своими глазами этот монастырь. Так и случилось»8.Святой в сопровождении игумена монастыря Хрисолеонтиссы и мэра Эгины Н. Пеппаса посетил лежащий в руинах старинный монастырь. Он одобрил проект восстановления монастыря при условии получения благословения от митрополита Афинского. Во второй декаде октября святой Нектарий встретился с Афинским митрополитом Феоклитом, испросил и получил благословение и дал разрешение на поселение в монастыре своим духовным чадам. Святой старец, по словам С. Димитракопулоса, помогал монахиням с самого начала их поселения в монастыре, оказывая им всяческую материальную и духовную поддержку. В 1906 году, когда они приступили к возделыванию садов, ремонту келий и возведению новых построек монастыря Святой Троицы, святой Нектарий не только непрестанно посылал им средства, но давал и технические указания по проведению строительных работ и по озеленению как территории монастыря, так и всего острова Эгина. Монастырь был устроен по общежительному принципу и действовал под богодухновенным руководством слепой монахини Ксении. По окончании своего служения в Духовной школе братьев Ризари, Святой принял еще одно важное решение, определившее всю его дальнейшую жизнь. После долгих раздумий он выбрал местом своего дальнейшего проживания остров Эгину, куда и переехал 20 апреля 1908 года. Летом того же года (23 июня) он освятил монастырь Святой Троицы, в воссоздании которого он принял самое деятельное участие. С этого момента в течение двенадцати лет он постоянно жил в одноэтажном домике за монастырскими стенами, построенном его стараниями «в сем суровом и безводном месте», и трудился, физически и духовно помогая становлению и дальнейшей деятельности монастыря. Нам кажется важным привести здесь два свидетельства трудов и нравственного облика святого, чтобы поучиться на его светлом примере. При возведении монастыря святой Нектарий с особой любовью и интересом следил за продвижением строительных работ и помогал мастерам. Испытывая жажду, он «брал кувшин, из которого пили мастера и рабочие, и пил из него воду». В течение первых, особенно трудных лет, когда не хватало средств и речь шла о выживании монахинь, вынужденных спать на голом холодном полу своих келий, посылая им деньги, он писал: «Если вы мерзнете, пишите – я пришлю вам два своих маленьких подрясника»!9

В сентябре 1920 года «святой ушедшего и завершаемого века» (так называем мы святителя Нектария) в 74-летнем возрасте, тяжело больной, поступает в Афинскую больницу «Аретейон», где проходит лечение как простой, неизвестный монах, и в палате третьего класса для неимущих предает свою святую душу в руки Троичного Бога, а свои честные и всесвятые мощи не только верующим эгинцам и православному народу Греции, но и всему христианскому миру. Вселенский патриархат 20 апреля 1961 года соответствующим актом Святейшего патриарха и Синода официально причислил его к лику святых, установив праздновать его память 9 ноября.

Своим служением в Духовной школе братьев Ризари святой Нектарий освятил как это учебное заведение, так и все богословское и церковное образование в целом. Церковь и общество по праву называют его Покровителем церковного образования. Святой был и всю свою жизнь оставался учителем, наставником и руководителем школ. Этим он занимался при жизни, и это же он продолжает делать и сейчас своими трудами, которые, если не целиком, то уж точно большей частью имеют ярко выраженный учительный и аскетический характер. Это особый вид учительных произведений и душеполезных наставлений. Сам же он продолжает оставаться святым подвижником, архиереем, нашим учителем, образцом и заступником всех, служащих Церкви Христовой, а в особенности трудящихся на ниве церковного и богословского образования. Святой, носивший епископский сан, лично пережил все то, чему он учил о священстве.

Все это было плодом собственного его опыта и личной святости. И потому в его Синаксаре сообщается: «Кроткий и смиренный сердцем, простой в жизни, добросердечный и незлобивый, верный хранитель священных традиций, требовательный и безмерно милосердный», «отличившийся во всех христианских добродетелях». Святой относился к своему сану не умозрительно, но практически. Он был выдающимся духовником, монахом, богословом и гимнографом, а также чрезвычайно плодовитым церковным писателем. Следуя светлому примеру оставившего после себя богатое книжное наследие преподобного Никодима Святогорца (1749 – 1809), он был автором множества книг. Помимо всего прочего написал он и большое количество гимнов, свидетельствующих о его тонком, добротолюбивом и праведном сердце и о его благочестии, отраженном в стихах и гимнах, а также в духовных песнопениях Святой Троице и Пресвятой Богородице. Сам святой сообщает, подражая и в этом святому Никодиму Святогорцу: «Я написал 103 оды, 30 гимнов и 11 канонов. Все вместе составляет 5000 стихотворных строк». Таким образом ему удается выразить в художественной форме свои впечатления и затронуть души последующих поколений при помощи церковной гимнографии, подражая своим стилем святому Симеону Метафрасту, святому Симеону Солунскому и святому Никодиму Святогорцу. Все эти труды были предприняты святым Нектарием не столько для личного удовлетворения, но главным образом «для душевной пользы всего народа». «Мне представляются прекрасными и умилительными сии гимны, – писал он, – и я чувствую радость не только при написании, но и от мысли, что благочестивые души найдут духовную усладу в сей радости, которою удостоила меня получить Госпожа наша Пресвятая Богородица». Примерно теми же словами свидетельствует он и о своей «Псалтири». «Отсель я, когда при помощи Святого Бога, Который удостоил и просветил меня переложить сию в древнем слоге наитруднейшую книгу и изъяснить, и сделать понятным и приятным ее чтение, когда я, повторяю, издам ее, то буду иметь ее всегда при себе и носить с собой, куда бы я не пошел. И с ее помощью я буду славить, воспевать и благословлять Бога».10

Святой Нектарий – великий и богоносный отец нашей Церкви. Почтить его память статьей, подобной настоящему нашему скромному тексту, выпуском альбома или диска с Богородичными гимнами, как это уже сделал Центр изучения православной культуры города Агиос Николаос области Ласифио – это особая честь, это наше обогащение и наш священный долг. Создание их является всплеском нашего сердца и подлинно православным опытом. Ибо чтим мы таким образом святого монаха, епископа, богослова, учителя, наставника, руководителя школы, священного писателя, святого гимнографа, которого Господь почтил благодатным сиянием Духа Святаго, украсив его во время его земного служения добродетелями, боговдохновенным слогом, даром рассуждения, благопристойностью и праведностью, преображенным сердцем. А после смерти – чудесами, делающими его примером подражания для тех, кто хочет привести свой ум в чистоту, а дух в ясность, хочет снискать чистоту нравственной жизни, святость и обожение. Непосредственной целью составления гимнов, по словам святого гимнографа, было обновление и обогащение старых богослужебных текстов или составление новых для усиления духовного интереса верующих, их духовного удовольствия и создания радости для благочестивых душ, для вознесения во время молитвы их ума и сердца к Богу. В особенности шесть песен «Феотокариона» (так называется греческий сборник Богородичных канонов по гласам Октоиха), как пишет в своем исследовании «Святой Нектарий и его любовь к поэзии и музыке» Ахиллеас Халдеакис, записанных К. Псахосом под диктовку святителя по византийской нотной системе. Святой гимнограф и песнопевец, глубокий знаток состояния церковной музыки в современную ему эпоху, с величайшей духовной прозорливостью ставит музыку на службу конкретным пастырским задачам. Целью святого Нектария было исполнять церковные песнопения не только в школах, но, прежде всего, в духовных учебных заведениях и монастырях. Как следует из примера с пятой песнью, положенной на основной второй глас, Святой прилагал неустанные усилия, дабы посвятить своих учеников, монахов, православных благочестивых христиан в тайну петь сии его песни в чисто церковном стиле, таким образом постепенно превращая молоко в твердую пищу (См.: Евр. 5, 12).

Центр изучения православной культуры (1976 – 2012), находящийся под эгидой Святой митрополии Петры и Херрониса, сей достойной всяческих похвал и, несомненно, богоугодной инициативой издать диск с Богородичными песнями на слова и музыку святого Нектария в сотрудничестве с Критской высшей духовной школой (ныне Высшая церковная академия Крита) движется, несомненно, в нужном направлении и в некотором смысле переносит в наше время по благословлению святого чудотворца вышеназванные музыкальные и пастырские его задачи. Чудные ангельские голоса студентов Критской высшей духовной школы, находящиеся в полной гармонии с традиционными музыкальными инструментами Критского оркестра византийской музыки, в сочетании с обликом, благочестивым видом и музыкальным искусством юных хористов, возглавляемых выдающимся учителем музыки Андреасом Якумакисом, помогают нам прочувствовать глубокий слог святого Нектария о вере нашей во Иисуса Христа, об облике смиренного и благочестивого христианина, о природе, о сотворении и деяниях человека Божия на этой земле. «Вера Христова светла, ибо принимает лучшие плоды Духа Святаго… Вид добродетельного свидетельствует о свете его веры». И потому «вся жизнь есть поэзия, ибо находится в гармонии с окружающим его творением. Жизнь жительствует на земле, но законы, которые управляют ею, непохожи на людские законы». Ответным даром учащимся и выпускникам Высшей духовной школы г. Ираклиона, и нынешним студентам и студенткам Высшей духовной академии является данное скромное наше исследование, основанное исключительно на боговдохновенном и глубоком труде святителя под названием: «Об откровении Бога в мире» (место его написания Каир, дата – 13 октября 1890). Ежегодный сборник Святой митрополии Петры, издаваемый по благословению Преосвященнейшего Нектария, это еще одна трибуна, с которой мы можем почтить и рассказать миру о жертвенном служении святого Нектария и об его отеческом учении об откровении Троичного Бога в истории и в мире. И потому мы очень благодарны святейшему Владыке нашему, митрополиту Петры и Херрониса Нектарию, великодушно предоставившему нам эту возможность.

В данном исследовании мы попытаемся впервые приблизиться к этой новой теме об откровении Бога в мире и о святом Нектарии как учителе сего откровения, и, прежде всего, как свидетеле и истолкователе в современном мире безбожия, безверия, лжи, а также нетвердости в вере и небрежения в помыслах и желаниях людей, называющих себя христианами.

В первой части текста мы уделим главное место слову величайшего святого нашего времени, дабы он сам поведал нам об Откровении Троичного Бога в мире, а во второй части, которая и является собственно нашим вкладом, мы постараемся, исходя из жития, светлого примера и чудес святого, разъяснить и истолковать «святую жизненную позицию» в деятельности святого Нектария, который, как показывают его дивные труды и благодатное присутствие, продолжает свидетельствовать об откровении Троичного Бога и в современном мире. И потому он сам является не только учителем сего откровения, но и частью этого откровения. Иными словами: ответом Богу, еще одним знаком присутствия Бога в истории и в современном мире.

Откровение Бога в мире

Часть I. Учение святого Нектария и бесчисленные его чудеса подтверждают откровение Бога в мире

«Чудо есть ничто иное, – учит святой Нектарий в своем труде “Об откровении Бога в мире”, – как откровение Божие в мире. И потому если мы отвергнем чудеса, то мы отвергнем всякое возможное откровение Бога в мире. Ибо невозможно, с одной стороны, открываться, с другой стороны, быть неспособным открыться. Следовательно, необходимо отклонить боговдохновение и святое вдохновение, ибо чудо и боговдохновение суть две разные формы божественного откровения, посредством которого Бог открывается людям. Чудо является откровением Божиим, происходящим по природе, тогда как боговдохновение есть откровение Божие, происходящее по Духу. И потому необходимо либо отвергнуть и то и другое, либо принять и то и другое». Затем святитель продолжает: «Однако даже тот, кто не принимает чудеса, решится ли отрицать боговдохновение? Если же он посягнет и на это, мириады голосов с гневом опровергнут его. Глас откровения гласно звучит в сердцах людей. О боговдохновении и о божественном вдохновении говорят все племена земные и все языки. Но зачем я прибегаю к столь далеким свидетельствам? Неужели найдется среди всех верующих хоть один человек, который в своей долгой или краткой сей временной жизни не почувствовал бы хоть раз, как таинственный глас откровения говорил в его сердце и вдохновлял его на спасение и на некие полезные намерения? Не думаю, чтобы такой человек был… ибо Господь настолько возлюбил мир и человека… что не мог скрыть Себя. А раз Бог открывается в человеческом духе, что препятствует Ему открыться в природе? Конечно же, ничто, совершенно ничто. Следовательно, чудеса есть логическое следствие откровения Бога в мире» 11. И вызов-ответ всем, подвергающим чудеса сомнению: «И потому тщетно восстают мудрецы века сего против сих чудесных явлений природы. Тщетно отклоняют ее дела и отвергают их, ибо истина обличает их. Пронзительное исповедание дел вещает во все концы, что Бог не покинул сей мир игре случая, что Он промышляет о нем, что Он ведет его к совершенному и разумному концу, и что Он управляет им по законам, неведомым нам. Если же сии мудрецы… непредвзято будут искать истину, они придут к выводу, что природа сего мира и предназначение человека требуют продолжения Божьего Промысла и откровения – оба как исполнение этого самого их предназначения…» 12. Ибо не только учение святителя о чудесах свидетельствует в нашу эпоху, эпоху безверия и «смерти»13 Бога, об откровении Бога в мире. Святой чудотворец и мироточивые его мощи на Эгине и по всей земле трубят во все концы о Воскресении Господнем и о том, что Бог промышляет о мире, управляя им и направляя его к «разумному концу». Его Божественное Всесвятейшество Вселенский патриарх Варфоломей в своем Пасхальном послании 2000 года говорит следующее: «Для участия в Воскресении Христовом требуются два условия. Вера и любовь к Нему, со всем тем, что из этого следует». И далее: «Это не фантазия и не обман. Это истина, о ней свидетельствуют мириады святых, которые возлюбив Христа и всецело доверившись Ему, живут, уже воскресшие, рядом с Ним и являются нам множеством способов…»14.

Находясь перед лицом разнообразных кризисов последних лет, мы еще раз подчеркиваем вышеприведенные боговдохновенные слова великого и мудрого отца и учителя нашего: «… Бог не покинул мир на волю случая, но заботится о нем и направляет его к лучшему и разумному концу, управляя им на основании законов, неизвестных нам, и промышляет о нем способом, недоступным нам»15. Напомним в этой связи и призыв святителя во время явления его в величественном храме в Камаризе портового района Лаврио в Аттике: «Имейте веру!». «…Необходимость откровения Божия в мире неизбежно следует из этой любви Бога к миру. Ибо невозможно любящему скрыть себя от предмета своей любви». «…Очевидно, что по природе своей данные доказательства предназначаются не для верующих, ибо верующий уже обладает такой полной и совершенной уверенностью, ибо его дух вступает в непосредственную связь и общение с Богом, и получает Его энергию через свое сознание, в котором сопряжены знание, чувства, воля и прочие силы человеческого духа»16.

Во второй части своей книги святой Нектарий обращается к основной причине, по которой философствующие отрицают откровение Божие в мире и не признают чудес.

1. Основная причина состоит в незнании Бога и человека

Свое мнение он обосновывает следующими словами: «Познавший Бога в Его Божественных свойствах и человека в его духовной природе никогда не дерзнет отрицать откровение Бога в мире. Ибо и научная истина убеждает нас в этом, и особое религиозное чувство нам сообщает об этом»17.

Это двойное незнание произвольно «помещает» Бога в некую одномерную трансцендентальность, и это похоже на то, как если бы они (философствующие) по своему произволу лишали Хозяина части Его владений, ограничивая Его в пространстве и превращая Его в «имеющее предел существо», и вообще помещая Его туда, куда угодно их эгоистичному разуму. Таким образом, во-первых, Бог «лишается» права вступать в отношение с миром и, во-вторых, творение наделяется независимостью и самодостаточностью. Таким произвольным действием дерзкий философ «лишает» Бога Его абсолютных свойств Творца всей вселенной и переносит их с «чистой» совестью и самодовольным духом на творение. Сторонники этой теории полагают, что с ее помощью они возвышают человека до небес. Мы же полагаем, замечает по сему поводу святитель, что эта теория опускает и унижает человека. Ибо чрезмерно «отдаляющийся от бытия Божия» становится скотом, отрицая откровение Божие. Далее в трактате рассматриваются отношение Бога и человека. Отношение человека с Богом, осуществляемое посредством откровения, есть «сияющая порфира, облекающая человеческую природу и содержащая в себе и божественное сияние, это знамение его высшей роли, его особого места во всей природе, есть “облако легкое”, поднимающее его над земным и возносящее до третьего неба, где он слышит неизреченные глаголы, которые никакому человеку нельзя пересказать, и возводящая его на место вышнее, куда лишь чисто духовные создания могут вознестись». Связь Бога с человеком есть сила, которая совершенствует человека, освобождает его от уз, очищает и освящает его, и, наконец, преображающая энергия, с помощью которой человек становится богом по благодати (обожение). Таковы благие стороны связи, устанавливаемой между Богом и человеком. Следовательно, отрицающие эту связь пренебрегают человеком, его великим достоинством, его родством с Богом, и таким образом уничижают его, втаптывают в грязь его человеческую природу18.

Отвергающий откровение Божие отрицает Самого Бога, Его существование, Его свойства, Его сущность, Его Личность. И потому необходимо верить в живого Бога, Бога «личностного», являющегося Личностью, открывающей Себя в мире.

Понятие о Боге как о Личности подтверждено откровением Бога в мире. Понимание Бога как Личности позволяет нам исследовать и определять Его отношения с миром, ибо Бог, как совершенная Личность, обладает совершенным самосознанием, совершенной свободой и совершенной силой. «Самосознание и свобода являются свойствами Бога, аспектами Его Личности, посредством которых Он познает Самого Себя и то, что вне Его являет Себя миру в качестве созидающей силы, поддерживающей, двигающей вперед и развивающей творение, а также ведущей его к заранее поставленному разумному концу». Бог, находящийся исключительно вне мира, не является ни совершенным, ни независимым, ни свободным, и следовательно, уподобляется самому миру. То, что подобно миру, не может быть Богом 19.

2. Благость Божия жаждет Его откровения в мире

Откровение – это плод Его благости, которая из полноты своей перенесла благость и на творение, с целью проявить Свое богатство и сделать и другие существа «общниками Своей благости и блаженства»20. И потому причиной существования мира является благость Божия.

3. Отношение Бога с человеком

Бог, будучи Творцом, любит все свое творение, особенную, однако, любовь Он испытывает к человеку, сотворенному по образу Его. Человек является земной точкой сопряжения духа и материи и посредником между Богом и миром, в некотором смысле связующим звеном между духовным и материальным миром. Святитель Нектарий, великий отец и учитель, называет человека микрокосмом – малым миром. Бог, – учит он, – «больше всего возлюбил духовный микрокосм – человека»21. Богословская концепция человека как микрокосма была разработана некоторыми святыми отцами Церкви и рядом философов. Анализ, проводимый в данном месте святым автором трактата «Об откровении Божием в мире» близок к идеям учения святого Никодима Святогорца, расширившего учение о человеке как о «мегакосме». Святой Никодим, опираясь на учение святого Григория Богослова, учит, что Господь поставил человека как вторую вселенную внутри мироздания. Господь, по его словам, «после всего прочего создает человека из невидимой души и видимого тела. Велик бо мир, ибо множество сил он содержит в себе, и особенно разума, ума и воли, коих не имеет чувственный и огромный сей мир: в малом же мире при помощи чувств сей большой мир содержится…»22. Особая любовь Бога к миру, о которой свидетельствуют слова святого Нектария «возлюбил же более всего микрокосм – человека», выливается в щедро ниспосылаемую благодать Божественного откровения. Человек способен вместить это откровение «ибо он является существом, обладающим сознанием себя как сущего и самосознанием»23. И потому человек, как личность, имея самосознание, обладает и силой искать своего Творца и вступать с Ним в общение. Следовательно, он способен вступить в отношение с Богом, «как вступает личность с другой личностью».

4. Способ, которым осуществляется Божественное откровение

Божественное откровение осуществляется двумя способами: непосредственным и опосредованным.

Опосредованное откровение – это откровение, осуществляемое через творение и подтверждаемое органами чувств. Непосредственное напрямую происходит в человеке и познается духовно. Первое называется чудом, а второе – вдохновением или боговдохновением24. При помощи чудес Господь склоняет разумного человека к познанию Его Божественного бытия, воли Божией и к возвращению к Нему. Богодухновенно Господь является к Своему избраннику и беседует с ним, вещает ему, подобно тому, как разговаривает человек со своим другом.

Святитель отмечает, что помимо двух вышеуказанных типов откровения существует и третий «посредством приобщения к явлениям Божиим»25. По нашему мнению, речь идет здесь как раз о том переживании, о том опыте, которого удостоился Святитель при жизни и который, как «видевший и испытавший Божественное», он описывает нам и наставляет нас в нем своим учением, однако прежде всего своим личным светлым примером. Сим чудным способом человек «различает Бога в духе и ощущает в себе присутствие Божие, по слову Господню, вселюсь в них и буду ходить в них и обитель сотворю. Сие приобщение достигается верным постижением Божией воли и ее исполнением. Лишь знающий волю Божию и со всей решимостью стремящийся исполнить ее достигает с Божией помощью – при помощи Божией благодати – освобождения от всего низкого и приземленного, вознесения к вышним сферам, где он становится общником Бога. Это общение совершается при помощи чувства, в котором увенчиваются совместно знание, ощущение и воля. Достигнув этого чувства, человек возносится выше той сферы, в которой Бог присутствует лишь как абстрактное понятие, и достигает иной сферы (уровня), где он непосредственно встречается с Самим Богом, с Самим Божественным Словом, в Котором присутствует квинтэссенция всех Божественных идей и сила к их осуществлению для продвижения всего сущего в бытие. Там он уже вступает в подлинное непосредственное общение с Ним и слышит глас Его – «внимает гласу Его» 26. Такой подход предлагает Господь человеческой природе с целью достижения ею совершенства и обожения «через освобождение духа». Данный подход может быть назван субъективным и непрестанным откровением, имеющим основание в человеке. Святой Нектарий, человек Божий, глубокий знаток Божественных энергий и человеческой природы, с уверенностью и дерзновением решается высказать мнение о том, что «это откровение невозможно отрицать». Если же кто делает это, он отрицает, прежде всего, духовную природу человека. А именно эта природа дает человеку особое достоинство и величие, определяет занимаемое им особое место царя всякой твари и венца творения. Мы, христиане, отталкиваясь от данных положений христианской антропологии, считаем, что «человек есть создание Божие, получившее от Него особое свойство вступать с Ним в отношения и направляться Им к совершенству. Если бы человек не был созданием Божиим, он не мог бы искать совершенства и приносить жертвы ради этого». «Ибо земля, которая произвела его из праха своего... не обладает сим качеством: вселять в человека мысль о Нем. Любое стремление имеет свой предмет. Всегда бо предмет определяет само стремление, и потому если человек стремится к Богу, то Бог существует. И поскольку именно Он определяет стремление, а человек стремится к Богу, следовательно, Бог существует. И поскольку Он определяет это стремление, Бог удовлетворяет это стремление. Стремление без своего предмета не существует, ибо стремление рождается из реальности своего предмета, то есть происходит из данной связи с лицом, являющимся предметом стремления. Материя не обладает данным качеством, следовательно, стремление происходит из существа, находящегося вне материи, следовательно, человек стремится к Богу, следовательно, предмет стремления существует...»27.

Отсюда следует вывод, что, во-первых, духовному миру человека необходимо откровение Божие. Если бы Бог не проявил Себя в мире, – учит нас святой отец, – я сомневаюсь, что человек смог бы составить себе представление о Боге. Во-вторых, отвергая откровение, мы отвергаем и «сверхчувственный мир», а значит, не можем быть духовными. Те, кто считает, что человек через творение – «поклонение твари» – сам достиг представления о Боге (то есть как бы изобрел Бога) и вознесся до него, постепенно возвышаясь, заблуждаются. Ибо поклонение Богу, как высший уровень духовности, не может приводиться в действие материей, но должно получить толчок от духовной основы, так как человек сам не способен постичь суть сверхприродного существа, находящегося в динамичном духовном состоянии. Ибо в нем преобладает животная, то есть биологическая, природа. И поскольку, как было доказано, дух приводится в действие духом, о чем нам свидетельствует наш опыт, а также примеры людей, вскормленных в джунглях дикими зверями, можно сделать вывод о том, что «человек достиг поклонения Богу по откровению», а не в результате его собственного открытия. Человек не дошел до высшего состояния с низшей ступени, развиваясь прогрессивно, но был сотворен на высшей ступени, с которой он сам же пал на низшую, как пишет об этом святитель в книге «Запечатление человека». Иными словами, после грехопадения, произошедшего по вине самого человека, и всех его последствий для природы человека (трагедия и запутанность греха, как называет это в своем «Исповедании» профессор И. Корнаракис). Факт грехопадения человека делает даже еще более насущной необходимость в откровении. Ибо было доказано, что человек не мог самостоятельно искупить свой грех, потребовалась Божия помощь и попечение Его. Если бы человек возвышался своими собственными силами, он не дошел бы до «упадка», до грехопадения. Сам факт грехопадения свидетельствует о неимении человеком силы Божией. И кроме того, поклонение, которое может возникнуть из познания Бога через природу, в существенной степени уступает поклонению по откровению. Почему? Потому, что первое поклонение не есть поклонение сердца, но лишь возведение духа к идее некого высшего существа. Однако сие возведение не есть поклонение, но абстрактное разумение абстрактного существа28. В таком случае, по моему мнению, мы занимаемся философией, умствованием, а не богословием. Ибо, как говорит святитель, разума недостаточно, чтобы поклониться Богу, приблизиться к Нему, стать его общником с целью совершенствования нашей природы. Требуется и познание Бога. Между этими двумя идеями лежит расстояние, равное тому, которое разделяет восток и запад. Необходимо, следовательно, Богу открыть Себя, чтобы мы познали Его, поклонились Ему и устремились к совершенству. Совершенство же означает образование сердца и ума. Образование же сердца происходит через откровение Божие29.

Часть II

Святой Нектарий Пентапольский всей своей жизнью во Христе, своим архиерейским служением, богословским учением, антропологией, учением о Святой Троице и о Церкви, своими мудрыми изречениями и отеческими советами, своим посмертным прославлением, бесчисленными чудесами своими в православной Греции, в Балканских странах, в России, и даже своим благодатным присутствием среди христиан других конфессий стал видимым знамением существования Троичного Бога в современном мире, свидетелем и истолкователем Божиего откровения и Его воли. Просвещенный и осененный благодатью Троичного Бога, он стал свидетелем христианской истины в Церкви и в мире, подлинным изъяснителем Писания, подлинным истолкователем действительного и таинственного пришествия Божия. И потому он сам является еще одним чудом Божиим в истории человечества, знаком Его существования и постоянного присутствия, в котором были открыты миру благодать и благословление Троичного Бога, Истина, всемогущество, Промысл и любовь Его к творению и к человеку. Ибо чудо и боговдохновение есть две формы Божественного Откровения, в которых Всеблагий и Всесильный Бог является людям. Святитель, став обоженным, делается «источником излучения божественной энергии и благодати». Сие опосредованное творение есть чудо, а «новая тварь», «новая жизнь по благодати», «новый народ Божий», то есть Церковь, преображенная душа, осененный благодатью человек есть еще одно чудо. Святой сам есть чудо, подтверждающее присутствие Божие в природе и в духе, а также озарение и боговдохновение, и дающее уверенность в том, что в сем бренном мире можно достичь своего высшего предназначения, своей «энтелехии» – высшей завершенности в реализации своей сущности. Ибо он обладает жизненной силой, заключенной в нем, и энергией, необходимой для того, чтобы обращать любую другую энергию на достижение полного совершенства. Святые, живущие в непрестанном сиянии Святаго Духа, могут творить и творят чудеса. «И поскольку в своем собственном существовании они переживают по благодати Божией сверхприродные события и явления, сходным образом они сами могут осуществить подобные чудесные вмешательства в жизнь своих ближних, отражая чудотворную благодать, как зеркало, превращающее в пучки света солнечные лучи». Человек, ставший жилищем Святой Троицы, не может сокрыть в себе благодатные дары, и потому из любви к людям и во исполнение заповедей и воли Божией становится источником Божественной благодати и исцелений (монахиня Феоксения, «Сияние святителя Нектария чудотворца и воздаваемая ему честь». Доклады Православного монашеского конгресса, Эгина, 9 – 11 сентября 1996 г. Афины: Изд-во монастыря св. Нектария Эгинского, 1998. С. 325).

И сам святитель высказывает идеи, подтверждающие эту истину, когда, в частности, пишет следующее: «Главнейший и величайший пример и неоспоримое свидетельство откровения Божиего в мире и высокого предназначения человека есть пришествие Господа нашего Иисуса Христа в мир». «Иисус Христос свидетельствовал о Себе Самом, и доказал делами Своими, что он есть Сын Божий». Святое Евангелие есть вечное свидетельство. Человек был создан, дабы узнать Бога откровения и постигнуть Его, и потому человек, свидетельствуя об откровении Божием в мире, дал неопровержимейшее доказательство откровения Божиего в мире. Коллективное сознание человеческого рода есть единодушное свидетельство всего человечества»30.

Новый Завет учит: Когда пришла полнота времени, Бог послал Сына Своего, Который родился от жены, подчинился закону,... дабы нам получить усыновление31. Бог, чтобы спасти людей от греха, но и чтобы вступить с ними в общение, передать им Свою волю и Свою славу, Своим схождением сделать ощутимым Свое присутствие в мире, восхотел стать человеком. С вочеловечиванием Слово Божие стало плотию, и обитало с нами32. Оно пришло в мир, чтобы поселиться посреди нас и явить нам славу Отца Своего. Истолковывая таинство откровения Божия в мире, отец Г. Флоровский указывает: «Библейский Бог – не Deus Absconditus [Бог Сокрытый], а Deus Revelatus [Бог Открытый]. Бог «вмешивается» (входит) в жизнь людей, является и открывает Себя Сам». И потому Святое Писание не есть просто запись сих Божественных «вмешательств» и поступков, но и в некотором роде само по себе Божественное вмешательство. Следовательно, нет необходимости покидать историческое время, чтобы встретиться с Христом, ибо Христос встречает человека в самой истории33. История принадлежит Богу, и Бог вступает в человеческую историю. Бога не видел никто никогда… Он явил (Ин. 1, 18), и Слово стало плотию, и обитало с нами, и в настоящее время продолжает присутствовать среди нас по уверению Господню: и се, Я с вами 34.

После Вознесения Господня встретить Христа и познать Его во Святом Духе возможно исключительно в Церкви. В таинственной жизни Церкви перед нами предстает откровение и свидетельство невидимого присутствия Вознесшегося Господа и полнота Божественной жизни»35.

Святой Дух присутствует и действует в Церкви. Церковь есть образ Святой Троицы, и потому все люди призываются в Церковь, «ибо там присутствует Дух Святой ….»36.

По слову святого Иринея: «где Церковь, там и Дух, а где Дух, там и Церковь». «Если бы не присутствовал Дух, то не существовала бы и Церковь; если же Церковь существует, то очевидно, что Дух присутствует». «Отец, и Сын, и Дух Святый всегда имеют попечение о спасении человека. Священник же, как учил св. Иоанн Златоуст, является устами Божиими37. Целью жизни является стяжание Духа Святого, ибо написано: будьте святы, потому что Я свят38. Церковь своими таинствами позволяет нам стать причастниками Божеского естества39 и соучаствовать в жизни Христовой, иметь <...> участие в святости Его40. Церковь непрестанно ходатайствует о том, чтобы животворящая благодать пролилась на сухую и пустынную землю человека: «Владыко, не остави нас сирых… но посли… Пресвятаго Твоего Духа, просвещающа души наша» (4-я стихира на Господи воззвах из великой вечерни Вознесения)41. Именно такое просвещение требуется сегодня, именно оно необходимо современному человеку. Святитель Нектарий чудотворец учит: «Укрепление сил души происходит при передаче верующим Божественной благодати... Святый Дух дает силу чувствующим свое нравственное бессилие, взывающим к Божией поддержке, верящим в попечение Божие. Дух просвещает, освящает и наставляет нас на путь истины. Человек, живущий чистою жизнью, хранит в своей душе неугасаемый свет Святого Духа и таинственно слышит Его глас и «диктуемые Им глаголы». Таково таинство светоносного озарения разума и сердца, потрясающее «внутреннюю клеть души», тепло и сладость которого душа ощущает и не сомневается в них нисколько, и потому то, что происходит внутри, «предчувствие души делает это светоносное озарение ощутимым и явным» (светоносное озарение – мысленное око души, озаряемое вышним сиянием) 42. В другом месте святитель объясняет, что значит предчувствие души: «…называется же сим именем таинственное чувство души, которое есть сила душевная, таинственно сообщающая душе о том, что имеет к ней отношение и не подпадающая под влияние телесных органов чувств, но посредством некоей таинственной энергии души, исключительно мысленной и невещественной, от Бога человеку изобильно подаваемой к познанию сверхчувственно совершаемых и присущая действию незримого ощущения по благодати себя и ближнего нашего43. Сие чувство, сие светоносное озарение, сие дуновение силы Божией, несомненно, ощущал в уме и в сердце подвижник и святитель Нектарий в своей келье, пред жертвенником или за кафедрой преподавателя. Тот же трепет испытывали святые Григорий Палама и Никодим Святогорец.

Святой Григорий во фрагменте своего послания к Мине, открытом преподобным Никодимом при исследовании полного собрания трудов Паламы в Кидонии, так описывает этот таинственный опыт: «Если кто не принимает радость о спасении Иисусом, которую отцы часто называли взыгранием, веющей силой и движением, оживляющим сердце, тот, я полагаю, не испытал этого высшего состояния»44. С сим духовным чувством, сопровождаемым неописуемой радостью и нередко слезами умиления, с этим взыгранием, как свидетельствуют упомянутые выше богоносные отцы, душа узнает о событиях, «происходящих вдали от нее». Это чувство, как объясняет святой Нектарий, мы называем «силой души, подаренной человеку Богом» 45. Человек получает посредством откровения знания, превосходящие границы его физических возможностей. Это внушение и энергия иной силы. Именно этим духовным чувством человек ощущает приближение благодати Божией, приближение бесплотных духов и познает таинственные откровения и благие чувствования, существенно различающиеся от ощущений, получаемых органами чувств нашего тела, а также от эстетических наслаждений. Такое сердце воспламеняется Святым Духом, приносит христианина в дар, изменяет его, преображает его в «новую землю в силе, в новый Фавор таинственных откровений, благодать освящения и спасения. Такова цель духовной жизни – «стяжание Духа Святого». Да замолчит христианин и да вещает и действует «в нем Святой Дух».

Христос возлюбил Церковь и предал Себя за нее, чтобы освятить ее46. Дабы привести ее к агиофании, сделать ее местом и способом Его таинственного и избавительного присутствия, Он явил то, что есть Сущий и Святой47. Что дает человеку эта причастность? – Великую надежду. Святые же дают ему благую уверенность. Может ли человек приходить в отчаяние, когда Святой Дух, освещая его разум, позволяет ему верить, что, будучи членом Церкви, он становится жилищем Святой Троицы, предназначенным, согласно святому Петру, стать причастниками Божеского естества?48 Конечно же, он не должен отчаиваться. Согласно учению святого Серафима Саровского «Святый Дух приуготовляет внутрь человека Царствие Божие». «Ибо наследниками совершенного Света и созерцания Святой Троицы станут те, кто соединятся всецело с Духом. Таковых будет Царствие Небесное», – сказал святой Григорий Богослов49. Пресвятая Богородица как светоприимная свеща и святые нашей Церкви указуют нам путь – путь к вселению «внутрь нас» Святого Духа.

Выводы

Святитель Нектарий, митрополит Пентапольский, чудотворец, всем своим во Христе житием (с 15 января 1847 до 8 ноября 1920), обилием чудес и бесчисленными явлениями своими на протяжении ста шестидесяти шести лет подтверждает факт существования Бога Живаго, являя миру вечное настоящее откровение в мире Троичного Бога.

1. Он доказал верой своей, делами своими и чудесами своими, озарениями и «предчувствием души своей», что Троичный Бог «свидетельствует о Себе» и «открывает Себя» миру. Он также поведал нам следующее: 1) Пришествие Иисуса Христа в мир есть главнейший и величайший пример и свидетельство этого откровения Троичного Бога. 2) Иисус Христос свидетельствовал о Себе, искупительная жертва Его и Воскресение Его подтвердили, что воистину Он был Сын Божий (Мф. 27, 54). 3) Святое Евангелие есть вечное свидетельство и глас Бога и Слова. 4) Человек был создан, чтобы постигнуть и познать «Бога откровения». Человек Божий призван исполнить волю Троичного Бога и высшее предназначение своей природы и стать свидетелем откровения Божия в мире, а также, чтобы своей святостью явить неоспоримое доказательство того, что Церковь есть место и способ присутствия Иисуса Христа в спасаемом мире.

Церковь вся есть Богочеловек Иисус Христос во все века и всю вечность, как говорил святой старец Иустин Попович. Подобно и Церковь есть проекция человека вместе с Богочеловеком на все века, на всю вечность 50.

2. Как архиерей, «сослужащий священнодействущему Господу», по слову святого Григория Богослова, пред жертвенником Святой Троицы на Эгине и своей «повседневной жизнью», своим житием во Христе, своим молитвенным и проповедническим служением он стал не только «свидетелем страстей Христовых», но и «боговидцем», свидетелем чаяния Царства Божия и пророком, как говорил мой глубокоуважаемый учитель профессор Оливье Клеман51. Своей «мученической» жизнью святой проповедал с верой и уверенностью, что он станет участником славы Иисуса Христа при кончине мира. И сегодня своей святостью и своим постоянным благодатным пребыванием среди нас, той связью, которую он устанавливает между Богом и людьми, он доказывает нам истину своих слов, оправдание своей борьбы и причастность к сей славе Божией, о которой он имел упование живое52. Это упование он передал тогда своей святой жизненной позицией и продолжает сквозь года передавать это пламя всем нам, почитающим его. Опровергая взгляды протестантов против Церкви [если протестанты Церковь видимую, образуемую из них, считают как за Congregation Sanctorum (собрание святых. – Ред.), тогда зачем существует невидимая Церковь?... Кто их убедил в их возрождении? В их святости? В действующей посреди них благодати Христовой? Кто свидетельствуют им о сошествии на землю Духа Святого и об изобилии даров и благодатей Божиих?] святой Нектарий писал: «Лишь в Святой Соборной и Апостольской Церкви все сведения даются с действенностью и уверенностью, и возрожденный получает достоверные сведения об ее [Церкви] общении с Господом»53.

3. Как достоверный свидетель, а также как учитель богословия, он созывает всех нас, христиан: 1) научить нас и истолковать нам, объяснить нам истины нашей веры, евангельскую истину, таинство религии откровения и 2) как видевший своими глазами и слышавший своими ушами свидетель присутствия Христова в жизни нашей Церкви, во вдохновенных трактатах и речах своих он хочет призвать нас узнать поближе Сына Божиего и вкусить с Ним общую трапезу. Такой метод работы, миссионерской деятельности, выполнения пастырских обязанностей, очевидно, не является философией, ибо не базируется на некоей абстрактной сущности, но скорее богословием, богопознанием, боговидением. Такова причина того, что святой, будучи сам «боговидцем» таинств Божиих, Божественных энергий не прилагает особых усилий, чтобы убедить в истинности того, чему он учит и о чем хочет поведать. Ибо он призывает всех верующих, по евангельскому слову: приди и виждь54, увидеть своими глазами то, что он видел и продолжает и ныне видеть. Ибо без видения своими глазами, видения славы Божией, явления Божественного Света невозможно утверждать, что ты знаешь Христа, кроме как, внимая «видевшим», «боговидцам», тогда имеешь непосредственное знание. Как пишет о. Феодор Зисис, столь необходима эта составляющая личного видения, опыта, «дабы считаться достоверным свидетелем Господа, что апостол Павел, когда его апостольское достоинство было подвергнуто сомнению, был вынужден призвать видение Божие, видение Света, переменившее его по дороге в Дамаск»55. Эта историческая встреча стала для Павла тем же, чем для апостолов Преображение Господне и день Пятидесятницы. Не видел ли я Иисуса Христа, Господа нашего?56. Преемниками святых апостолов стали Церковь и святые, чистые сердцем, удостоившиеся видеть Бога: «Покажи мне своего Бога», – просит некий язычник обращенного в христианство своего друга Автолика. Ответ же Автолика сражает язычника, полагавшего, что Бог полностью трансцендентен и невидим и никоим образом не может быть увиден человеком. «Покажи мне твоего человека, и я покажу тебе моего Бога. … И Бог бывает видим для могущих видеть Его, у кого именно открыты очи душевные…»57.

Однако рядом со здоровым христианством, основанном на свидетельстве и на личном опыте апостолов и святых, «появилось особое, “гуманистическое” христианство, которое, можно сказать (гетерохронично и анахронично), которое, основываясь на философии древнегреческих мудрецов, с особым доверием к человеческому разуму, к человеческому слову, пыталось вывести христианское учение из жизни, и опыт, и созерцание, и видение сложить в философско-богословскую систему, чтобы расширить границы человеческого слова, вступив в трансцендентное пространство Божества, попытаться перейти границы, не обладая достаточными и подходящими средствами для пересечения вселенских, “космических” границ трансцендентной области…»58. Из сего «эллинского» христианства, как утверждают богоносные отцы, произошли все ереси.

Апостолы, – пишет профессор К. Муратидис, – имели непосредственное, живое чувство постоянного присутствия Святой Троицы в Церкви: «Таким образом и избрание Матфея по жребию провозгласило эту истину». «Это есть величайшее доказательство присутствия среди них Христа. Отсутствующий избрал точно так, как присутствующий» (Иоанн Златоуст)59.

4. Наконец, святой Нектарий был истолкователем пришествия Христова. Он воистину истолковывал, применял к жизни и сам был гарантом духа и сущности Церкви. Будучи историком и догматистом, он черпал содержание своего учения из боговдохновенных книг Святого Писания, из «Символических книг Восточной Церкви», из духовного вертограда отеческого предания, и, принимая во внимание «толкования и заключения православной герменевтики», получал истины в откровении от Бога для систематизации, глубинного рассмотрения и представления их для удовлетворения пастырских потребностей – метод, которому следует сегодня догматическое богословие60. Богоначальная Троица, Которой он поклонялся, Которую воспевал и Которой благочестиво служил, Которая направляет и руководит Церковью для верного толкования и понимания истин Откровения, направляла, как нам представляется, святого и светоносного иерарха, учителя и святого писателя в формулировках и православном толковании истин веры и записи вдохновленных Святым Духом впечатлений «видевших и испытавших Бога». Нашу уверенность в этом мы основываем на 12-м правиле «Исповедания веры» Досифея Иерусалимского, который, подчеркивая значение Святого Духа в жизни Церкви, отмечает: «Ибо Пресвятый Дух, всегда действующий через верно служащих Церкви и направляющих нас святых отцов, избавляет Церковь от всяких заблуждений»61. «Святой Дух пребывает неотлучно в Церкви до скончания века, наполняя ее и взращивая, и приводя в действие все в ней, совершая в Церкви и продолжая вслед за Сыном в ней и через нее сию избавительную для рода человеческого работу, направляя и руководя ею во всем, что завершает начало и источник сверхъестественной жизни в ней, и сей Дух есть жизнь Церкви, которая есть причастие Святого Духа62. Святой Нектарий, живя подвижнически в Церкви и в таинстве причастия жизни и общении Святого Духа, обладая чистотой жития, озарением и провидческим даром, воистину стал избранным сосудом, «зерцалом чистоты», «орудием Святого Духа, таинственно пораженным божественной любовью», – как говорил святой Григорий Богослов.

Он изучал, исследовал, «осязал» божественное откровение, пытаясь найти скрытые смыслы и показать причины и цель творения, расшифровать «неизвестного Бога» философов, подобно апостолу Павлу, раскрыть смысл и цель творения человека, изъясняя верующим и неверующим «откровение Бога в мире» в том виде, в котором оно было запечатлено в церковной традиции. И Карминис в «Учении о Церкви» говорит, что «лишь стяжавшие дар истины епископы <…> выражали в соборе унаследованную ими веру»63. И Шмеман замечает: «Долгом всех епископов является выражать кафолическую веру Церкви, становясь истинными представителями ее полноты». Святой Нектарий, великий богослов и учитель нашей эпохи, посвятил всю жизнь православной катехизации своей паствы, и особенно пастырской работе с новыми служителями Церкви, и во время своей жизни, и после кончины. В рамках церковного образования он приложил все силы, толкуя, комментируя и разъясняя волю Бога откровения, и сие дело он совершил подлинным способом «как наставник благочестия, совершитель сокровенных таинств».64

Дионисий Ареопагит называет священников вестниками и, после архиереев, истолкователями Его Божественных судов… «ибо они, окружая таинственно божественный престол, видят перед собою непокровенными божественные таинства»65. Описывая священнолепную силу священства «в созерцании священниками блаженного и богоначального сияния Иисусова, в благочестивом наблюдении и таинственной науке познания славы Божией в сиянии», он называет священников на этом этапе «светоносными и богослужащими, посвященными и посвящающими в таинства»66. Святой Симеон Новый Богослов учит, что «будучи обязанными всем Его благодати, служим словом Божиим, не пряча данного нам таланта и дара пророчества»67, в другом же месте называет себя «зрителем и изъяснителем таинств Божиих». Святой Симеон Солунский говорил о последнем благословении и отпусте следующее: «молящийся Архиерей поминает на отпусте истинного Бога нашего Христа, проповедуя Его и свидетельствуя о Нем, что по домостроительству и священнодействию

Спасителя мы спаслись и спасемся молитвами Пресвятой Богородицы и всех святых»68. Святой Нектарий Эгинский, служивший Литургию и совершавший Божественную Евхаристию, казался монахиням Свято-Троицкого монастыря и многочисленным паломникам «органом Духа, таинственно звучащим свыше». Он сам в своих пастырских заметках писал, что «святой клир может быть назван органом Духа, незримо присутствующего в Церкви»69.

Противостоя современным философиям, пребывая в лабиринте идеологий, различных религиозных и псевдо-религиозных учений и ересей, задыхаясь от чувства одиночества, опасности и неопределенности, порождаемых жизнью без Бога, и разнообразными кризисами, переживаемыми в настоящий период на нашей родине, мы желаем, чтобы жизнь такого святого, как выдающийся святитель нашего времени Нектарий, митрополит Пентапольский, даровала современному миру, и прежде всего нашей молодежи, и в особенности студентам Духовных семинарий и академий, светлый и святой пример, послание радости и надежды, и да воссоединит нас его благодать с Начальником веры совершенным Иисусом, который непрестанно «идет Своим путем» и «приходит». Да свяжет нас навечно и в любви с воскресшим и вознесшимся Господом, и да удостоит нас вкусить райских радостей.

* * *

1

См.: Софоклис Димитракопулос. Святой Нектарий Пентапольский. Первый святой образ нашего времени. Афины, 1988. С. 19.

3

Димитракопулос С. Указ. соч. С. 89.

5

Марнеллос Г. Свято-Никодимовские исследования. Т. 2. Изд-во Центра изучения православной культуры. Агиос Николаос на Крите, 2007. С. 264 – 267.

6

Димитракопулос С. Указ. соч. С. 133.

8

Марнеллос Г. Указ. соч. С. 249.

9

Димитракопулос С. Указ. соч. С. 252, 262.

10

Марнеллос Г. Введение к музыкально-филологическому изданию «Богородичные песни на слова и музыку святого Нектария». Издание Центра изучения православной культуры в сотрудничестве с «Эномени Ромиосини», 2013.

11

Святитель Нектарий. Об откровении Божием в мире. Афины: изд-во «Нектариос Пентапольский».1991. С. 13 – 14.

12

Святитель Нектарий. Указ. соч. С. 14.

13

См.: Ницше Ф. «Веселая наука» // Соч. в 2 т. Т. 1. М.: Мысль, 1990. С. 593.

14

Свободная трибуна. 2000. № 4. С. 29 – 30.

15

Нектарий Эгинский, свт. Об откровении Божием в мире. С. 14.

16

Там же. С. 15.

17

Там же. С. 22.

18

Там же. С. 24.

19

Там же. С. 26 – 27.

20

Там же. С. 32, 33.

21

Там же. С. 15.

22

Г. Марнеллос. Увещевательное наставление. Свято-Никодимовские исследования. С.102, 103.

23

Нектарий, свт. Указ. соч. С. 35.

24

Там же. С. 37.

25

Там же. С. 37.

26

Марнеллос Г. Указ. соч. С. 37.

27

Там же. С. 38 – 39.

28

Там же. С. 42.

29

Там же. С. 41.

30

Там же. С. 167.

33

Марнеллос Г. Иерей как свидетель пришествия Христова в Церкви и мире. Агиос Николаос на Крите, 1999. С. 31.

35

Марнеллос Г. Указ. соч. С. 38.

36

Там же. С. 41.

37

Там же.С. 92.

41

Евдокимов П. Православие. Фессалоники: изд-во «Ригопулос», 1960. С. 213.

42

Нектарий (Кефалас), свт. Христианская этика. Полн. собр. соч. Т. 4. С. 136

43

Там же. С. 155.

44

Марнеллос Г. Свято-Никодимовские исследования. Т. 2. Указ. соч.: вступление. С. 17.

45

Нектарий (Кефалас), свт. Указ. соч. Т. 4. С. 155.

47

Евдокимов П. Указ. соч. С. 213.

49

Марнеллос Г. Иерей как свидетель пришествия Христова в Церкви и в мире. 2-е издание. Изд-е Центра изучения православной культуры. Агиос Николаос. Крит, 1999. С. 42.

50

Марнеллос Г. Указ. соч. С. 56.

51

Марнеллос Г. Указ. соч. С. 71.

53

Марнеллос Г. Указ. соч. С. 28–29.

55

Зисис Ф., протопресвитер. Святой Григорий Палама. Изд-во Фонда Гуландри-Хорн, Афины, 1985. С. 13.

57

Феофил Антиохийский. К Автолику 1, 2. / Приводится по: Г. Марнеллос. Иерей как свидетель. С. 91.

58

Зисис Ф., протопресвитер. Указ. соч. С. 13–14.

59

Муратидис К. Председательство над многими или первенство над одним (репринт). Афины, 1981. С. 24.

60

Ксексакис. Догматика. Т. I. Указ. соч. С. 49.

61

Там же. С. 157.

62

Там же. С. 156 –157.

63

Ксексакис. Указ. соч. Том I. С. 159.

64

Григорий Нисский, свт. На день Богоявления., PG 46, 581.

65

Дионисий Ареопагит, свт. Письмо восьмое, к Демофилу / О Божественных именах. Изд-во «Пурнара». С. 282–283.

66

Дионисий Ареопагит, свт. О церковной иерархии / Добротолюбие. ЕПЕ. Т. III. С. 338.

67

Катехизис 34, 7, Введение, ЕПЕ, т. XIX. С. 350.

68

М 155, 304 АВ в: иеромонах Григорий. Комментарии на Божественную литургию. Изд-во «Димос», Афины, 1985. С. 361.

69

Нектарий, свт. Пастырство. Изд-во «Ригопулос», Фессалоники, 1974. С. 86.


Источник: Перевод Борисовой Т.С. Редактор перевода Ахмадиева Ф.Ф.

Комментарии для сайта Cackle