Распечатать
Скачать как mobi epub fb2 pdf Оригинал (pdf)
 →  Чем открыть форматы mobi, epub, fb2, pdf?


епископ Виссарион (Нечаев)

Толкование на паремии из книги Исход

   

Содержание

I. Паримия на вечерне в понедельник страстной седмицы (Исход. I:1-20). II. Паримия, на вечерне во вторник страстной седмицы. Исход II:5-10 III. Паримиия на вечерне в среду страстной седмицы, Исход II:11-22 IV. Паримия на праздник Благовещения. Исход III:2-8 V. Паримия на вечерне в великую субботу. Исход XII:1-11 VI. Паримия на праздник Сретения. Исход ХII, 51, ХIII, 2—3 10—12,14—16 VII. Паримия на вечерне в великую субботу. Исход ХIII, 20—22, XIV, 1—32, XV, 1—19. VIII. Паримия на праздники Богоявления, Ризположения (11 июля) и Воздвижения. Исход XV:22-27, ХVI, 1. IX. Паримия на вечерне великого четвертка Исход. XIX:10-19. X. Паримия на праздник Преображения Господня Исход XXIV:12-18. XI. Паримии на праздник Преображения. Исход ХХХIII, 1—23, XXXIV, 4—6 8 XII. Паримия на праздник Введения. Исход гл XL  

 
   Книга Исход занимает второе место в Пятокнижии Моисеевом. В Еврейской Библии: эта книга, как и книга Бытия носит название от первых двух слов, с которых начинается текст ее Сии имена. Название Исход (Ἐξοδος) дано ей Греческими переводчиками, как соответствующее ее содержанию, ибо она повествует об исшествии Израильтян из Египта с ближайшими предшествующими и последующими сему обстоятельствами, каковы состояние Евреев в Египте по смерти Иакова и Иосифа, призвание Моисея к освобождению их от Египетского рабства, чудеса Моисея пред ними и фараоном, установление Пасхи, путь Израильтян до Синая, Синайское Богоявление, построение скинии и изложение законов, нравственных, общественных и церковных, данных на Синае. — Пространство времени, обитаемое книгою Исход, по общепринятому счислению, составляет 145 лет от смерти Иосифа до построения скинии, именно 64 года от смерти Иосифа до рождения Моисея, и 81 год от сего до построения скинии.

I. Паримия на вечерне в понедельник страстной седмицы (Исход. I:1-20).

   В сей паримии повествуется об умножении Израильтян в Египте, о притеснениях им от Египтян и о путях промышления Божия о Евреях.

Исх. 1:1-5. Сие имена сынов Исраилевых, входящих в Египет вкупе со Иаковом отцем их, кийждо со всем домом своим внидоша: Рувим, Симеон, Левий, Иуда, Иссахар, Завулон и Вениамин, Дан и Неффалим, Гад и Асир. Иосиф же бяше во Египте. Бяше же всех душ, исшедших из Иакова, седмьдесят пять.

   Имена сыновей Иакова, водворившихся в Египте, перечисляются как имена родоначальников отдельных колен, происшедших от каждого из них; перечисление сынов Израиля делается не по порядку рождения, а по матерям; сперва мы видим имена сынов Иакова от Лии: Рувим, Симеон, Левий, Иуда, Иссахар и Завулон; за ними следуют сын Иакова от Рахили Вениамин, младший между братьями, наконец сыновья Иакова от служанок Лии и Рахили: Дан, Неффалим, Гад и Асир. Иосиф, сын Рахили, не поминается наряду с братьями, но о нем замечается только, что он бяше во Египте, т.е. прежде них водворился в Египте и тем предуготовил им переселение в страну, где их потомство возрасло в народ. — Кийждо со всем домом своим, т.е. со всем семейством — женами детьми и внуками, также со всем имуществом, именно рабами, скотом и прочим хозяйством. Такое обширное значение, в сем случае, дома подтверждается свидетельством книги Бытия, где ясно сказано, что «с Иаковом пришли в Египет сыны его и сыны сынов его, и весь род его, дочери его и дочери сынов его, и что они взяли с собою скот свой и все имущество свое» (Быт. 46:6-7). В той же книге перечисляются поименно члены рода Иаковлева, которые вместе с Иаковом, как там сказано, пришли в Египет. Но как надобно понимать употребленное о них выражение пришли или переселились вместе с Иаковом? Так ли, что все они лично переселились вместе с Иаковом в Египет? Нет. Ибо известно, что один из них, именно Иосиф, поселился в Египет задолго до переезда Иакова, а другие из обозначенных в помянутом перечислении книги Бытия членов рода Иаковлева, например, дети Иосифа Ефрем и Манассия (Быт. 46:27), внуки его (20), внуки Иуды от Фареса (12), и внуки Вениамина (21), — родились уже в Египте. Следственно, если сказано, что все упомянутые в списке перешедших в Египет пришли сюда вместе с Иаковом, сие должно понимать так, что одни из них вслед за Иосифом лично с Иаковом переселились в Египет, другие в чреслах его и упомянуты в списке переселившихся вероятно потому, что родились еще при жизни Иакова или Иосифа. — Бяше же всех душ, исшедших из Иакова (с Еврейского от чресл Иакова) седмедесят пять, то есть вошли в Египет 75 лиц из потомства Иаковлева. По Еврейскому тексту как в этом месте книги Исход, так в книгах Бытия (Быт. 46:27) и Второзакония (Втор. 10:22) встречаем 70 душ, а не 75, как в Греческой и Славянской Библии. Разность произошла от того, что Греческие переводчики Библии в помянутом родословном списке книги Бытия к числу 70-ти присовокупили 5 новых лиц, внуков и правнуков Иосифа, о которых упоминается в Книге Числ (Чис. 26:3) и в 1-й книге Паралипоменон (1 Пар. 7:14), — и сделали такое присовокупление по особенному значению, в истории переселения в Египет, Иосифа. Число 75 повторяется в речи Стефана первомученика к Иудеям эллинистам, знавшим Библию по общепринятому тексту Греческому (Деян. 7:14). Впрочем, в собственном смысле числом 75 обозначается собственно число важнейших родоначальников потомства Иаковлева. Если принять во внимание, что в число 75 не включены жены и дочери сыновей Иаковлевых также рабы и рабыни самого Иакова и его сыновей, вообще все не исшедшие из чресл Иакова, также внуки и правнуки прочих сыновей Иакова, кроме внуков Иуды, Иосифа и Вениамина, то должно полагать, что цифра водворившихся в Египте вместе с Иаковом и родившихся в Египте при жизни его и Иосифа несравненно значительнее.

Исх. 1:6. Умре же Иосиф и вся братия его и весь род оный.

   Весь род оный. Идет речь не вообще о роде или потомстве Иосифа и братьев его, — оно не вымирало и, как дальше говорится, с течением времени размножалось, — но о современных Иосифу и его братьям людях их рода, при жизни их родившихся. Далее говорится, как сила смерти превозмогаема была силою жизни в новых поколениях.

Исх. 1:7. Сынове же Исраилевы возрастоша и умножишася, и мнози быша, и укрепишася зело зело: умножи же их земля.

   От переселения Иакова в Египет до исхода Израильтян из Египта протекло 215 лет1. В конце этого периода времени число их было так велико, что при исшествии их из Египта считалось до 600.000 человек, способных носить оружие (Исх. 12:37). В это число не включается весь женский пол и мужеский до 20 лет (Чис. 1:3). Если теперь положить, что между Израильтянами была только четвертая часть людей способных к войне, то всех Израильтян вышедших из Египта было около двух с половиною миллионов. Это размножение Израильтян в рассматриваемом нами стихе описывается так: сынове Исраилевы возрасташа, т.е. из малолюдного племени разрослись в многолюдный народ, подобно тому как из маленького, едва приметного побега (зерна горушичного) разростается великое дерево; умножишася, сделались многочисленными, расплодились, подобно многородящим животным, например рыбам, и мнози быша, точнее с Греческого (χυδαῖοι ε᾿ γε᾿ οντο) — разлились, т.е. распространились по земле, как вода, вышедшая из берегов, наводнили собою страну, и укрепишася зело зело, т.е. вследствие своего многолюдства пришли в такую силу, что могли крепко постоять за себя в случае открытого нападения на них. Для объяснения причины столь быстрого в течении 215 лет, столь по-видимому необычайного размножения Евреев должно иметь в виду следующие обстоятельства: 1) число переселившихся в Египет не ограничивалось, как мы видели, 75-ю душами, ибо в списке переселившихся многие члены Иаковлева дома опущены, не взошли также в этот список рабы и рабыни, хотя те и другие чрез обрезание (Быт. 12:13) принадлежали к одному религиозному обществу с членами Иаковлева рода. Как много было рабов у одного Иакова, видно из того, что на обратном пути из Месопотамии в Палестину, он при встрече с братом своим Исавом разделил их на два полка. По переселении в Египет кроме религиозного общения с рабами, Евреи, редко имея возможность вступать в брачные союзы с Египтянами, чуждавшимися их, вероятно вступали в родство с своими рабами, которые чрез это сливались с ними в одно племя и тем способствовали их умножению. 2) Египет, по свидетельству всех древних писателей, есть страна, по свойству климата наиболее способная к многочадию (Аристотель упоминает об одной Египтянке, которая четыре года раждала по пяти детей). На эту естественную причину размножения Евреев в Египте намекают слова рассматриваемого стиха в Греческом и Славянском тексте Библии — и умножи их земля (с Еврейского иначе: наполнилась ими земля). Но 3) главная причина чрезвычайного размножения Евреев в Египте заключается в особенном благословении Божием, согласно с неоднократными обетованиями Божиими, данными Аврааму (Быт. 13:16, 15:5) и самому Иакову (Быт. 28:14, 46:47). Самое переселение Еврейского племени в землю, благоприятствовавшую размножению его, было делом благословения Божия. Удовлетвориться одними естественными объяснениями рассматриваемого явления, нельзя уже по неприменимости их к народонаселению самих Египтян. Так как они поставлены были большею частию в одинаковых естественно-благоприятных условиях с Евреями, то должны были бы в течении многих веков размножиться до нескольких сотен миллионов, которые, конечно, не могли бы прокормиться в Египте. Египет мог вместить и прокормить не больше 6 миллионов народонаселения.

Исх. 1:8. Воста же царь ин во Египте, иже не знаше Иосифа.

   Кто был этот царь, не знавший Иосифа? За достоверное полагают, что возвышение Иосифа и переселение Иакова в Египет последовало во время господства в нижнем Египте пастушеского семетического племени Гиксов, пришедших в Египет из соседних восточных стран и вытеснивших отсюда туземных царей. Так как Израильтяне вели пастушеский образ жизни, то не мудрено, что они пользовались особенным благоволением от тех, которые сами принадлежали к пастушескому племени. Этим благоволением объясняется и то, что Израильтяне водворены были в плодородной области, где притом жили особняком от туземцев-Египтян, питавших отвращение к скотопитателям (Быт. 46:14) и без помехи с их стороны устрояли свое благосостояние. Господство Гиксов, известных также под именем царей-пастырей, продолжалось 500 лет, пока около 1600 года до Рождества Христова они не вытеснены били туземными царями верхнего Египта, которые сделались таким образом повелителями всей страны. К этой-то туземной династии принадлежал тот царь, который не знал Иосифа, т.е. или совсем не знал его истории, или, что вероятнее, не хотел признать заслуг его для Египта, потому что находился во враждебном отношении к той династии, при которой служил и возвысился Иосиф.

Исх. 1:9-10. Рече же языку своему: се, род сынов Исраилевых великое множество, и укрепляется паче нас: приидите убо, прехитрим их, да не когда умножатся, и егда аще приключится нам брань, приложатся и сии к супостатом и одолевше нам изыдут из земли (нашея).

   Слова Египетского царя, что Израильтяне становятся мжогочисленнее и сильнее Египтян, имеют тот смысл, что размножение и усиление Израильтян идет гораздо быстрее в сравнении с возрастанием и усилением Египетского народонаселения. Причина этого преимущества пред Египтянами Израильтян, независимо от естественных и общественных благоприятных условий, заключалась главным образом в том, что они по особенному действию промысла Божия гораздо меньше, чем туземцы, терпели от злокачественных болезней, господствовавших в Нильской долине, от голода, войн и других внешних бедствий. — Приидите убо, прехитрим их, да не когда умножатся, т.е. давайте, употребим хитрость, чтобы воспрепятствовать дальнейшему их размножению. Хитрость, употребленная для сего фараоном, имела, как увидим, грубый и насильственный характер, и только потому могла быть названа хитростию, что отнимала у Евреев, многочисленных и сильных, возможность противодействовать своим притеснителям. Мерами хитрыми и вместе насильственными остановить возрастание Еврейского народонаселения казалось нужным фараону по государственным соображениям: он опасался, чтобы Евреи не воспользовались своим многолюдством ко вреду Египтян. Вред, какой могли Евреи нанести Египтянам, мог быть, по мнению фараона, двоякий: во-первых, Евреи в случае войны могут перейти на сторону неприятелей и союзом с ними доставить им победу и одоление над Египтянами. Войны этой можно было опасаться преимущественно со стороны беспокойных восточных соседей, арабских племен. Евреи, жившие на восточной окраине Египетского царства, вместо того, чтобы оберегать его от неприятелей с этой стороны и тратить на борьбу с ними свои силы, найдут для себя более выгодным пропустить их чрез свою область в средину Египта и своею помощью содействовать их успеху в войне с Египтянами. Во-вторых, Евреи, по мнению фараона, воспользуются затруднительным положением Египтян, в случае их поражения, для того, чтобы оставить Египет, ибо здесь они жили как пришельцы, в качестве временных обитателей, и помышляли о возвращении в Ханаанскую землю, которую они должны были наследовать по обетованию Божию, данному чрез Авраама, Исаака и Иакова. Об этом обетовании напомнил братьям своим Иосиф на смертном одре и завещал им перенести его кости в обетованную землю (Быт. 50:24-25). Мечты Евреев о ее наследии, конечно, были известны фараону, судя по тому, что он боялся не того, что Евреи сделаются властителями Египта, а того, что они изыдут из Египта в случае поражения Египтян. Препятствовать выселению Евреев из Египта фараон не должен был, если имел возможность узнать, что Евреи пришли в Египет случайно и только на время водворились здесь (Быт. 47:4). Но фараону не хотелось расстаться с Евреями и лишиться в них подданных трудолюбивых, тем паче, что, живя на восточной окраине Египетских владений, они служили оплотом против неприятельских вторжений с этой стороны. И так фараон, чтобы отнять у Евреев возможность вредить Египтянам своею многочисленностью и силою, и вместе удержать их в своей власти, решился принять жестокие меры против их размножения. Сперва он приказал изнурять их тяжкими работами, потом тайно поручил повивальным бабкам умерщвлять младенцев мужеского пола, наконец обнародовал повеление всех их бросать в реку. В рассматриваемой паримии идет речь только о первых двух мерах.

Исх. 1:11. И пристави над ними приставники дел, да озлобят их в делех. И создаша грады тверды фараону, Пифо и Рамесси, и Он, иже есть Илиополь.

   Первая жестокая мера против Евреев состояла в изнурительных невольнических работах, которые были производимы под строгим надзором приставленных к ним смотрителей, вероятно из Египтян. Смотрители имели поручение озлоблять Евреев работами, т.е. причинять им как можно больше зла требованием от них работ не по силам, недаванием им отдыха и жестокими взысканиями за неисполнение урочных работ. Расчет фараона состоял в том, чтобы изнурительными и непрерывными работами не только ослабить физические силы Евреев и желание чадородия, но вместе убить в них мечты о свободе, склонность к восстанию, ибо не до восстания тем, которые не имели свободного времени для отдыха и под игом неволи подвергались опасности утратить чувства человеческого своего достоинства и которые для того, чтобы соединенными силами не вздумали воспротивиться притеснителям, конечно, рассеяны были для работ по разным местам Египта. Кроме того тяжкие работы обещали сократить численность Евреев — тем, что в знойном климате подвергали работающих заразительным и смертельным болезням. — Руками Евреев сооружены грады тверды, т.е. укрепленные места для сохранения хлебных запасов (с Еврейского прямо: города для запасов), предназначавшихся для прокормления войска, или, в случае неурожая, для продажи народу. Эти же твердые грады могли иметь значение военных крепостей для отражения неприятельских нападений судя по тому, что расположены были в пограничных местах. Вот имена этих укрепленных сооружений: 1) Пифо, близ которого впоследствии фараон Нехао провел канал от восточного рукава Нила к Чермному морю, 2) Рамесс, главный город Гесемской области, в которой поселился Иаков с родом своим. В книге Бытия (Быт. 47:11) она названа Рамесийскою землею, под каковым именем она стала известна со времени создания в ней этого города, 3) Он, или по-Гречески Илиополь, город солнца, названный так от воздвигнутого в нем храма солнцу. Тесть Иосифа был жрецом этого храма (Быт. 41:45). Город этот, упоминаемый только в Греческой и Славянской Библии, лежит в смежности с Аравийскою пустынею, и можно думать, что он только укреплен был Евреями, ибо существовал еще прежде, при жизни Иосифа.

Исх. 1:12. По елику же их смиряху, толико множайшии бываху, укрепляхуся зело зело. И гнушахуся Египтяне сынми Исраилевыми.

   Чудодейственная сила благословения Божия к сынам Израиля обращала в ничто все усилия Египтян положить предел их размножению и усилению, чем больше они были угнетаемы и изнуряемы работами, тем больше возрастали в числе и силе. — И гнушахуся Египтяне сынми Исраилевыми. Видя безуспешность своих замыслов против Евреев и страшась их мщения, Египтяне ненавидели их до отвращения, до гнушения ими.

Исх. 1:13. И насилие (угнетение) творяху Египтяне сыном Исраилевым нуждею.

   Вместо того, чтобы смириться пред Богом и Его всемогущею силою, столь явственно проявлявшеюся в чудесном размножении Израильтян, Египтяне только ожесточались против них и с настойчивостию продолжали угнетать их нуждею, т.е. насильственными мерами.

Исх. 1:14. И болезненну тем жизнь творяху в делех жестоких, брением и плинфоделанием и всеми делы, яже в полях, во всех делех, имиже порабощаху их с нуждею.

   И болезненну тем (Израильтянам) жизнь творяху в делех жестоких, т.е. Египтяне делали жизнь Евреев самою горькою и несносною, налагая на них работы жестокие — трудные не по силам. Евреи должны были не только сооружать здания, грады тверди, но и приготовлять материал для них. Они должны были добывать брение, т.е. глину, и из ней выделывать плинфы, т.е. кирпичи, обжигать их в огне, или сушить на солнце. Кроме того Евреи производили все дела, яже в полях, полевые работы. Полевые работы в Нильской долине не трудны, — они производились так: в тучный ил, который оставался на ней после разлития Нила, бросали семена, потом пускали ходить по засеянному месту рабочий скот. Когда скот втопчет семена в почву, работы кончались, и земледелец спокойно ожидал жатвы. Но на местах удаленных от Нила и возвышенных, куда не достигали наводнения этой реки, земледелие соединялось с великими трудностями. Так как дождей в Египте почти не бывает, то засеянные на этих местах поля орошаемы были искусственным образом; надобно было проводить сюда воду водоподъемными машинами и поливать поля, как огород или сад (Втор. 11:10). И такими-то работами в полях обременяли Евреев Египтяне. И если бы Евреи производили эти работы на себя, тяжесть их облегчалась бы сознанием, что плоды трудов принадлежат трудящимся. Но Евреи работали не на себя, а на Египтян, как некогда Илоты на Спартанцев, или недавно Негры на американских плантаторов. Словом, Египтяне преогорчевали жизнь Евреев во всех делех, имиже порабощаху их нуждею, — во всех работах, к которым принуждали их насильственно, как невольников или рабочий скот. — По свидетельству Иосифа Флавия, Евреи, кроме помянутых работ, еще строили пирамиды, копали обширные каналы и отводили Нил, стенами и высокими насыпями обводили города, для удержания воды во время разлития Нила.

Исх. 1:15-16. И рече царь Египетский бабам Еврейским, единей их имя Сепфора, и имя вторей Фуа, и рече (им): егда бабите Евреаныням, и суть к рождению, аще убо мужеский пол будет, убивайте его: аще же женский, снабдевайте его.

   Так как первая жестокая мера к уменьшению числа Евреев не удалась, то фараон прибегает к другой, более бесчеловечной: он повелевает Еврейским повивальным бабкам убивать младенцев мужеского пола при самом их рождении. Идет речь только о двух бабках. Само собою разумеется, что двух бабок для пособия огромному числу Еврейских родильниц недостаточно. Потому следует заключить, что две поименованные бабки были только начальницами прочих, как самые знаменитые между ними, они должны были не лично исполнят царское распоряжение, а только передать его к исполнению своим подначальным, наблюдать за исполнением его и ответствовать пред царем в случае неисполнения или неточного исполнения его воли. — Бесчеловечный приговор фараона относился к младенцам не женского пола, — их велено было снабдевать, т.е. щадить, оставлять в живых, по соображению, что выросши, они могут годиться в невольницы и даже быть женами Египтянам и полезными хозяйками, — а к младенцам только мужеского пола, без сомнения, с тою целью, чтобы, пришедши в возраст, они не увеличили собою числа недовольных фараоном и готовых помогать им с оружием в руках. Думают впрочем, что эта мера была временная, ибо цель фараона была не совсем истребить Евреев, а только сократить число их и чрез то довести их до невозможности восстать против Египтян.

Исх. 1:17. Убояшася же бабы Бога и не сотвориша, якоже повеле им царь Египетский, и живляху мужеский пол.

   Повивальные бабки, вопреки бесчеловечному повелению, живляху, т.е. оставляли в живых новорожденных мужеского пола, ибо больше боялись гнева Божия за исполнение этого повеления, чем гнева земного царя за ослушание пред ним. Подобным благочестивым побуждением руководствовались Апостолы, когда на требование Иудейского синедриона не проповедывать Евангелия отвечали: «Судите, справедливо ли пред Богом слушать вас более, нежели Бога» (Деян. 4:19).

Исх. 1:18-20. Призва же царь Египетский бабы и рече им: что яко сотвористе вещь сию, и оживляете мужеский пол? Рекоша же бабы фараону: не яко жены Египтяныни, тако и жены Евреаныни: раждают бо прежде неже внити к ним бабам, и раждаху. Благо же творяше Бог бабам: и множахуся людие и укрепляхуся зело.

   Повивальные бабки, выслушав от фараона выговор за неисполнение его повеления, оправдываются пред ним тем, будто Еврейские женщины, как более крепкие в сравнении с изнеженными Египетскими и умеющие обходиться при родах без сторонней помощи, раждают детей прежде, чем придет к ним повивальная бабка. Показание бабок, явно, несогласно с истиною, ибо ясно сказано, что они по страху Божию, следственно, по собственному побуждению щадили при родах младенцев мужеского пола. Но несправедливое показание могло показаться фараону достоверным, потому что, по свидетельству путешественников, доселе Арабские женщины, с которыми Евреянки имеют племенное сродство, разрешаются от бремени скоро и легко. Вероятно и Еврейским повивальным бабкам случалось приходить на помощь к Еврейским женщинам, когда помощь эта уже была не нужна, — но случалось, конечно, не часто; и бабки вообще сказали неправду пред фараоном, но неправда, ложь, обман, хотя бы проистекали из добрых побуждений и допускаемы были с доброю целью, не могут быть одобрены в нравственном отношении, ибо, по слову Писания, мерзость Господеви устне лживы (Притч. 12:22), и ложь сродняет человека с Отцем лжи — диаволом (Ин. 8:44). Бабкам надлежало не лгать, но или совсем не показываться на глаза фараону, чтобы избегнуть искушения покривить душою, или искусным изложением дела представить в благоприятном свете истину, или лучше в крайнем случае признаться фараону в неисполнении его воли, с опасностью пострадать за сие, — сказать фараону, как сказали впоследствии Апостолы: «Подобает повиноватися Богу паче, нежели человеком» (Деян. 5:29). Но если неправда и ложь Богу не угодны, то как объяснить, что Сам Бог, как сказано далее, благо творяще бабам, т.е. охранял их от зла, от нищеты, благословлял их внешним благосостоянием? — Благоволение к бабкам Господь показал не за ложь и неправду пред фараоном, а за то, что они Бога боялись и, боясь Бога, были милостивы к людям, хотя в них страх Божий и человеколюбие, по несовершенству их нравственных правил, соединялись с ложью. Что именно страх Божий и проистекающее из него человеколюбие привлекли к повивальным бабкам благоволение Божие, это видно из следующего 21-го стиха (не вошедшего в состав паримии): И понеже бояхуся бабы Бога, сотвортиша себе жилища, т.е. награждены были от Бога благополучием в домашнем быту своем, в собственных своих семействах награда соответствующая тому, что они человеколюбиво отнеслись к новорожденным членам чужих семейств. Блаженный Августин пишет: «Бог награждает бабок не за то, что они солгали, а за то, что к людям Божиим были милосерды и за сие добро Бог простил их грех (т.е. ложь)» (Contra mendac с. 19). — И множахуся людие и укрепляхуся зело. Таким образом, благоволение Божие к Израильтянам проявлялось среди самых жестоких гонений, на них воздвигнутых, вопреки замыслам фараона, род Еврейский размножался и усиливался. Еще более всеблагое промышление Божие об Израильтянах открывалось в том, что среди внешних бедствий, для спасения от которых не предвиделись человеческие средства, в них возбуждался и возрастал дух веры и надежды на Бога, они восстенали к Нему о помощи, и Бог услышал стон их (Исх. 2:23-25). Вместе с тем, так как, живя среди Египтян, многие из них заразились их суевериями (Иез. 20:23-24), то гонения против них Египтян спасительны были в том отношении, что приблизили время их освобождения не только от их власти, но и от их суеверий.
   Рассмотренною паримиею начинается ряд паримий из книги Исход в страстную седмицу. Те из них, которые положено читать в четверток, пяток и субботу этой седмицы, имеют, как увидим, особенное отношение к событиям из последних дней земной жизни нашего Спасителя, вспоминаемым в сии дни. Но паримии из книги Исход, читаемые в понедельник, вторник и среду страстной седмицы специального отношения собственно к этим дням, или к событиям, в эти дни воспоминаемым, не имеют, так что бесполезно было бы усиливаться доказывать, почему одна из них читается в понедельник, а не во вторник, другая во вторник, третья в среду. Достаточно только заметить, что все три паримии, содержащие повествование об обстоятельствах рождения Моисея, о его воспитании и о пребывании в земле Мадиамской, установлено читать в соответствие чтению в те же дни всех Евангелистов. Святая Церковь нашла нужным предложить в страстную седмицу чтение Евангельских сказаний не только о последних днях земной жизни Спасителя, но и о всей Его земной жизни, для того, чтобы мы видели из всей Его жизни, святой и безгрешной, что Он пострадал не за Себя, ибо не заслуживал страдания, как безгрешный, а за нас грешных. Но Моисей как пророк, ходатай ветхого завета и вождь народа Божия, был образом Христа, как Пророка, Установителя Нового Завета и Царя новозаветной Церкви. Посему весьма благоприлично положено Церковью, в соответствие чтению всех Евангелистов, читать в страстную седмицу не только те места из книги Исход, которые ближайшим образом могут быть применены к воспоминаниям этой седмицы, но и другие, по содержащемуся в них преобразованию явления в мир Христа Спасителя и земной Его жизни. — Так, описанное в сей паримии бедственное состояние Евреев, страдавших под тяжкою неволею от фараона и Египтян, есть образ бедственного в нравственном и религиозном отношении состояния рода человеческого, до пришествия Христова, под властию бога века сего (2 Кор. 4:4), князя мира сего (Ин. 12:31), имеющего державу смерти, диавола (Евр. 2:14). Посему церковные учители с освобождением чрез Моисея Еврейского народа от Египетского рабства сравнивают освобождение Христом рода человеческого от власти сатаны («Предизображение Иисуса Христа в Новом Завете» С. Смирнова, 1852, стр. 100). — Мучительство фараоново возбудило в Евреях желание и надежду помощи Божией. Подобно сему перед временем пришествия Христова в языческом мире, исполненном нечестия и суеверий, по крайней мере в лучших представителях сего мира, пробудилось чувство нужды в Божественной помощи для духовного просвещения и обновления людей, и повсюду распространилось ожидание Спасителя.

II. Паримия, на вечерне во вторник страстной седмицы. Исход II:5-10

   В сей паримии повествуется о сохранении жизни младенца Моисея и его воспитании.

Исх. 2:5. Сниде дщерь фараонова измытися на реку, и рабыни ее прохождаху при реце. И видевши ковчежец в лучине, пославши рабыню, взя и.

   Ковчежец, найденный дочерью фараона в лучице, скрывал в себе младенца Моисея. Отец Моисея Амврам был внук патриарха Левии, сына Иаковлева, и сын Каафа. Мать Моисея Иохаведа была дочерью брата отца Амврамова (Исх. 6:20), следственно была двоюродною сестрою своего мужа. Браки двоюродных, бывшие в обычае до закона Моисеева, не были запрещены и этим законом. Моисей родился в 135 году пребывания Евреев в Египте (полагая продолжение их пребывания в 215 лет) и спустя 350 лет после обетования о наследии земли Ханаанской, данного Аврааму на 75-м году его жизни. Брат Моисея Аарон был тремя годами старше его, а сестра Мариам — 11-ю или 12-ю годами. Моисей родился в то время, когда фараон издал бесчеловечное повеление всем Египтянам бросать в реку раждающихся у Евреев младенцев мужеского пола, и родился в столице, где царское повеление исполнялось, без сомнения, гораздо строже. Новорожденный Моисей был прекрасен собою не только пред людьми, которых радовала его естественная красота, но и пред Богом (Деян. 7:20), еще от чрева матери предопределившим его в орудие Своего промышления об избранном народе. Родители младенца не по одной естественной любви к нему, свойственной всякому отцу и матери, но вместе по вере в его великое предназначение, просвечивавшее на выразительном лице его, решились спасти его от угрожавшей ему смерти, не боясь ярости фараона, в случае, если обличены будут в противлении его воле (Евр. 11:23). Они три месяца скрывали его в своем доме. Долее скрывать было невозможно, потому, может быть, что обыски домов производились каждую четверть года и таким образом, если бы лазутчики открыли тайну, гибель грозила не только младенцу, но и всему семейству Амврама. Любовь матери придумала новое средство спасти сына. Она взяла ковчежец ситовый, т.е. корзинку из нильского тростника (папируса), осмолила ее, чтобы сделать ее непромокаемою, и положив в нее свое дитя, поставила ее в лучице, т.е. в болотной топи, в которой рос тростник у берегов Нила. Последняя предосторожность употреблена была для того, чтобы не отнесло ковчежец течением воды. Родители Моисея не теряли надежды, что сын их будет спасен, что ковчег, в котором его поместили, будет для него таким же средством спасения в водах реки, каким был для Ноя ковчег во время потопа. Сестра его Мариам должна была, по распоряжению родителей, наблюдать за последствиями. Надежда их на промысл Божий оправдалась. Ковчежец с младенцем был поставлен близ того места, куда дочь фараона имела обычай ходить для купанья. Вот и на сей раз сниде дщерь фараонова измытися на реку. Нил почитаем был у древних Египтян священною рекою и даже божеством, в честь которого они строили храмы и которому приносили жертвы. Можно потому думать, что и дочь фараона ходила купаться в этой реке для религиозного освящения себя ее струями. Вместе с тем могло быть у ней и другое побуждение, — она купалась также для поддержания телесной чистоты или для освежения и укрепления физических сил, тем паче, что целительность нильской воды признаваема была древними обитателями Египта, и, по свидетельству путешественников, признается позднейшими. — Во время купанья царевны, рабыни ее прохождаху при реце, наблюдая не помешал бы кто своим нескромным любопытством свободе, с какою их госпожа держала себя в воде. — Видевши (дщерь фараона) ковчежец в лучице, пославши рабыню, взя и. Почему она обратила внимание на ковчежец, потому ли, что из него раздавался плач, или потому, что он по самому положению своему вблизи места купанья невольно бросался в глаза дщери фараоновой, — неизвестно; но во всяком случае драгоценная жизнь, вверенная ковчегу, обязана была сохранением этому вниманию царевны. Иосиф Флавий называет ее Фермуфою.

Исх. 2:6. Отверзши же, видит отроча плачущееся в ковчежце, и пощаде е дщерь фараона и рече: от детей Еврейских сие.

   Беспомощное положение дитяти, плачем своим как бы умолявшего о пощаде, тронуло сердце дочери фараона, она пощаде, т.е. сжалилась над ним и решилась взять его на свое попечение. Нельзя не видеть особенного устроения промысла Божия в том, что орудием спасения будущего освободителя Еврейского народа от Египетской работы избрана была родная дочь жесточайшего гонителя этого народа. О Еврейском происхождении открытого в ковчежце младенца, дщерь фараонова могла догадаться отчасти по чертам лица его, отчасти по тому положению, в каком он найден, и может быть, как замечает блаженный Феодорит, по знакам обрезания на теле младенца.

Исх. 2:7. И рече сестра его дщери фараонове: хощеши ли призову ти жену кормилицу от Еврей, и воздоит ти отроча.

   Мариам, сестра Моисея наблюдавшая издали за всеми движениями дочери фараоновой, подошла к ней как бы случайно, привлеченная необычайным зрелищем вынутого из воды ковчега. С целью возвратить младенца его матери, она предлагает сострадательной царевне найти ему Еврейскую кормилицу, не боясь вызвать подозрение, что умысел ее будет открыт, ибо знала, что ни одна Египтянка не возьмется кормить своею грудью ребенка, принадлежавшего к народу, который Египтяне почитали нечистым (Быт. 41:33).

Исх. 2:8-9. И рече ей дщерь фараонова: иди. Шедши же отроковица, призва матерь отрочате. Рече же к ней дщерь фараонова: соблюди ми отроча сие, и воздой ми е: аз же дам ти мзду. Взя же отроча жена и дояше е.

   Будущий избавитель своего народа, возвращенный родной матери для млекопитания, должен был с молоком матери всосать чувство любви к своему народу и вместе к тому, Кто предизбрал его для предстоявшего ему великого служения. Млекопитание продолжалось у Евреев до трех лет (2 Мак. 7:27). Положенные в этот краткий промежуток времени в душе Моисея семена духовного развития не могли быть заглушены последующею придворною жизнью, ибо над укоренением их бдел особенный о нем промысл Божий. — Мать Моисея, сделавшись кормилицею своего сына и оберегательницею его, теперь уже не опасалась за жизнь его, ибо вероятно, получила от царевны твердые ручательства за неприкосновенность его.

Исх. 2:10. Возмужавшу же отрочати, введе е ко дщери фараонове, и бысть ей в сына, и нарече имя ему Моисей, глаголющи: от воды взях его.

   Вскормленный млеком матери, младенец достаточно возмужал, т.е. значительно подрос и укрепился в силах, мать должна была теперь расстаться с сыном, который был отдан ей на время, как бы чужой ему кормилице, и представила его ко двору. Царевна объявила его своим приемышем и по праву усыновительницы нарекла ему имя. Как фараон, повелевший убивать всех Еврейских младенцев мужеского пола, мог допустить, чтобы его дочь не только сохранила жизнь Еврейского младенца, но и усыновила его? Фараон мог согласиться на это по любви к своей дочери и также по тайному действию на его сердце Духа Божия, ибо сердце царево в руце Божией, и Богом, как Царем царствующих и Господом господствующих, преклоняется иногда к такому именно действованию, которое соответствует промышлению Божию о царствах и народах. Имя, каким царевна нарекла приемыша, есть Египетское и означает: «извлеченный из воды», ибо, как толкует Иосиф Флавий, мо по-египетски значит «вода», а исис — «извлеченный». С Египетским сходствует Еврейское имя — Моше, которое сам о себе Моисей употребляет, но которое с Еврейского означает просто извлеченный, а не извлеченный из воды. — В книге Исход не говорится, какое было дано воспитание Моисею при дворе, но по свидетельству св. Стефана первомученика (Деян. 7:22), он был воспитан во всей премудрости Египетской. В Египте с древних времен процветала геометрия, наука числ, звездочетство, музыка, врачебная наука, искусство бальзамирования, искусство изображать на камнях мысли посредством иероглифов, т.е. фигур, или представляющих самые предметы, или условно напоминающих о них, и объяснять значение загадочных из этих знаков, — и химия. Со всеми этими знаниями и искусствами ознакомлен был, конечно, и Моисей, например, о знакомстве его с химиею заключают из того, что он мог посредством огня превратить в мелкий прах идол золотого тельца (Исх. 32:20; Втор. 9:21). Жизнь при дворе, благоприятствовавшая светскому образованию Моисея, представляла не мало искушений ко греху. Но если и приражалась к его душе временная греха сладость, которой он предпочел, по слову Апостола, страдание с народом Божиим (Евр. 11:25), то не имела над ним власти. Он предохраняем был от господствовавших при дворе обольщений чувственности благодатию Божиею, уготовлявшею его к великому служению. Вероятно, и живя при дворе, он не прерывал сношений с родным семейством, и его примером и внушениями утверждаем был в вере и благочестии, насажденных в нем еще в младенческом возрасте. Открыто, или тайно велись эти сношения, неизвестно, но что они действительно существовали, это предположить необходимо для того, чтобы объяснить то самоотвержение, с каким Моисей решился впоследствии расстаться с придворною жизнью. Дополнительное описание обстоятельств рождения, воспитания и юных лет жизни Моисея находим в Еврейских преданиях у Иосифа Флавия, которые впрочем нельзя принимать на веру без особенной осторожности. Вот эти предания о рождении Моисея: предсказано было во сне отцу его от Бога, а фараону от книжника. По извлечении из воды Моисей сам выбрал себе кормилицу. Однажды фараон захотел померить свою корону на челе отрока Моисея, но последний сбросил ее на землю и стал попирать ногами. Жрец начал настаивать пред фараоном погубить маленького Еврея, предсказывая много бед от него Египту, но царевна, усыновительница его, спасла его. В зрелом возрасте Моисей начальствовал над Египетским войском в походе против Ефиоплян, взял столицу их при содействии дочери Ефиопского царя и женился на ней.
   Чтения священного повествования о жизни Моисея положены на службах в страстную седмицу в соответствие Евангельским чтениям о всей земной жизни Иисуса Христа — потому, как мы сказали при рассмотрении первой паримии из книги Исход, — что жизнь Моисея имеет прообразовательное значение в отношении к Иисусу Христу. В рассмотренной нами второй паримии из книги Исход заключаются также некоторые обстоятельства, служащие прообразом событий из жизни Христовой. Со временем рождения Моисея, имевшего спасти Евреев от Египетского ига, совпадает бесчеловечное повеление фараона убивать всех Еврейских младенцев мужеского пола, и рождение Иисуса Христа, Спасителя всех человеков, сопровождается умерщвлением Вифлеемских младенцев по повелению нечестивого Ирода. Моисей спасен был своею матерью от угрожавшей ему смерти, и Христос Иисус укрыт был от меча Иродова Своею Матерью, бежавшею с Ним в Египет. Иисус Христос часть жизни Своей провел среди Египетских язычников, подобно тому, как Моисей с раннего возраста имел жительство в дворце языческого государя.

III. Паримиия на вечерне в среду страстной седмицы, Исход II:11-22

   В сей паримии повествуется о бегстве Моисея в землю Мадиамскую и о супружестве с дочерью Иофора.

Исх. 2:11. Бысть во дни многие оны, велик быв Моисей, изыде к братиям своим, сыном Исраилевым. Разумев же болезнь их, виде человека Египтянина, биюща некоего Евреанина от братии его, сынов Исраилевых.

    Во дни многие оны, — т.е. после описанных в предшествующих стихах 2-й главы (см. II-ю паримию) обстоятельств рождения и воспитания Моисея прошло много времени. Велик быв Моисей, изыде к братьям своим, сыном Исраилевым. Скольких лет был Моисей, когда он вышел к братиям своим, т.е. единоплеменникам своим, не сказано, сказано только, что он велик был, т.е. достиг зрелых лет. Но по словам первомученика и архидиакона Стефана, упоминающего в речи своей Иудеям о том же событии, Моисею было тогда 40 лет (Деян. 7:23). — Изыде к братиям своим сыном Исраилевым. Придворная жизнь не заглушила в Моисее памяти о народе, к которому он принадлежал по рождению, не подавила в нем естественного сочувствия к единоплеменникам. Ему тяжелы были почет и роскошь, какими он окружен был, как нареченный сын дочери фараоновой, когда он видел при царском дворе врагов своего народа. До сих пор он хотя знал, как тяжко страдают его единоплеменники, но по своему придворному положению находил неудобным выразить чем-нибудь сочувствие их страданиям. Но так как гонения на Евреев с течением времени не ослабевали, и конца им не предвиделось, то, наконец, душе его стала невыносима та сдержанность, с какою он относился к страданиям своего народа; ему тяжело стало оставаться только зрителем их, и вот, — как выражается первомученик Стефан, — взыде ему на сердце посетити братию свою, для того, конечно, чтобы показать своим братьям, что он не равнодушно смотрит на их страдания, что он готов употребить все зависящие от него средства к облегчению их участи и в случае неуспеха своих усилий готов разделить ее с ними. Духовное настроение, в каком в это время находился Моисей, так изображает Апостол Павел: «верою Моисей, пришедши в возраст, отказался называться сыном дочери фараоновой и лучше захотел страдать с народом Божиим, нежели иметь временное, греховное наслаждение, и поношение Христово почел большим для себя богатством, нежели Египетские сокровища ибо он взирал на воздаяние» (Евр. 11:24-26). Смысл слов Апостола такой: Моисей, вступая в близкое общение с Евреями, бывшими предметом отвращения и ненависти Египтян, тем самым разрывал связь с Египетским двором, отказывался от выгод и почестей, предоставленных ему, как сыну царской дочери, терял даже право называться ее сыном. Но вера Моисея в обетования Божии о великом назначении Еврейского народа, его желание быть участником в этих обетованиях, были в нем так велики, что он обществу блестящего Египетского двора предпочел общение с людьми своего уничиженного, но избранного Богом народа. Моисей не скрывал от себя, что, завязав близкие сношения с единоплеменниками, он, прежде чем успеет помочь им в их бедствиях, должен будет разделить с ними бедственную участь, но ему лучше хотелось страдать с народом Божиим, чем проводить беспечную жизнь, предаваться греховным чувственным наслаждениям в царском дворце. Он предвидел, что за его общение с народом Божиим, за его сердечное сочувствие к нему, его ожидают горькие поношения и укоризны от Египтян; но подвергнуться этим поношениям и укоризнам для него было предпочтительнее обладания всеми Египетскими сокровищами, ибо чрез то он входил в общение страданий Христа Спасителя, Который имел потерпеть всякие поношения и укоризны от неверующих Иудеев, и Который готов воздать участием в Своей славе приобщающимся Его страданиям и уничижению. Таков смысл слов Апостола. — Сочувствие Моисея к своим единоплеменникам, соединенное с готовностью все потерпеть с ними и за них, с каковою целью пришло ему на сердце посетить их, была плодом не естественного только сердечного влечения к ним, но вместе тайного действия на его сердце благодати Божией, уготовлявшей его к великому служению.
    Уразумев же болезнь их, виде человека Египтянина, биюща некоего Евреанина от братий его, сынов Исраилевых. То, что увидел Моисей, посетив братий своих, было самым обыкновенным явлением. Моисей, конечно, и прежде разумел, знал, что Евреев не только измождают болезнью (πο᾿ νος), т.е. изнурительными, тяжкими не по силам работами, но еще бьют их, принуждая побоями к непрерывной, без отдыха, работе и жестоко взыскивая за опущения. Но теперь это зрелище произвело на него особенно грустное впечатление, под влиянием того душевного настроения, которое привело его к Евреям.

Исх. 2:12. Обозревся же семо и овамо, никогоже виде: и поразив Египтянина, скры его в песце.

    Обозревся же семо и овамо, никогоже виде. Моисей решился наказать бесчеловечного мучителя, но так, чтобы это не сделалось известно между Египтянами. Он справедливо рассуждал, что поступок его, если получит огласку между Египтянами, то возбудит против него преследование Египетского начальства и таким образом сразу лишит его возможности быть вперед полезным для своих братий и, что еще хуже, подаст повод Египтянам к усилению жестокости против Евреев. Потому Моисей боялся иметь свидетелем своего поступка собственно кого-либо из Египтян, ибо со стороны Евреев, если бы и нашлись между ними свидетели, кроме того Еврея, за которого он хотел заступиться, он никак не ожидал доноса на него Египтянам или разглашения о его поступке между ними. Свидетелей однако Моисей не заметил, никогоже виде и поразив Египтянина, скры его в песце. — Поразив, как понимать это? Так ли, что Моисей нанес Египтянину удар, который оказался смертельным нечаянно для Моисея, что Моисей не хотел убивать, а только проучить его, — или так, что Моисей намеренно, сознательно умертвил его? Последнее вероятнее, судя потому, что не безопасно было оставлять в живых человека, который мог сделать донос на Моисея Египетским властям, и сам Моисей заботился о сокрытии следов своей расправы, тщательно наперед удостоверившись в отсутствии сторонних зрителей ее. Но как смотреть на эту казнь? Может ли быть она оправдана пред судом нравственного закона? — Говорят, что Моисей убил Египтянина по любви к справедливости и по праву мстителя за кровь, бывшему в обычае на востоке и потом узаконенному самим Моисеем. Но в расправе Моисея не видно равномерности между преступлением и наказанием за побои, какие наносил Египтянин Еврею, Моисей наказал виновного не побоями, а смертью. Этого нельзя оправдать ни любовью к справедливости, ни правом мщения за кровь, тем паче, что это право предоставляемо было только родственникам убитого. Первомученик и архидиакон Стефан так объясняет поступок Моисея: убивая Египтянина, Моисей думал, поймут братья его, что Бог рукою его дает им спасение (Деян. 7:25), то есть Моисей был убежден в своем призвании от Бога спасти Евреев от гнетущей их неволи и желал передать свое убеждение единоплеменникам. Употребленное для сей цели средство — умерщвление Египтянина должно было служить для Евреев залогом или предзнаменованием имеющего быть чрез Моисея спасения их от власти Египетской, должно было приготовить их к мысли о Моисее, как орудии промышления о них Божия. Но говорят, что цель, какую имел в виду Моисей, позволив себе казнить Египтянина, не оправдывает средства, что ревность о благе своих единоплеменников, похвальная сама по себе, выразилась неправильным образом. Хотя он отчасти всеми предшествующими необыкновенными обстоятельствами своей жизни, отчасти тайными действиями на его душу Духа Божия приведен был к убеждению, что предназначен к великому делу освобождения Евреев, но ему не следовало спешить распространением своего убеждения между другими, особенно посредством такого насильственного поступка, какой он себе позволил, ему надлежало терпеливо ждать времени, когда Божие призвание выразится внешним образом, как оно выразилось через сорок лет. У Моисея недоставало этого терпения, и он сам впал в грех, который возмущал его в Египтянах, в грех самоуправства. Так смотрит на поступок Моисея блаж. Августин. Он сравнивает действие Моисея с поступком Апостола Петра, который в порыве негодования бросился с мечем на слугу архиерейского Малха и отсек ему ухо, но за сие не был одобрен Спасителем. Впрочем Августин прибавляет, что поступок Моисея, хотя недостоин одобрения, показывает в нем великую душу, способную к совершению великих подвигов, подобно тому как невозделанная земля, произращающая бесполезные, но высокие и тучные травы, обещает земледельцу хороший урожай, если засеяна будет хлебными семенами2. Как ни благовидно мнение Августина, оно не может быть соглашено со смыслом слов первомученика Стефана о том же предмете. Сказав о Моисее, он думал, поймут братья его, что Бог рукою его дает им спасение, Стефан присовокупил: но они его не поняли. Первомученик обвиняет не Моисея, убившего Египтянина, а Евреев, которые не поняли его цели, и указывает на это частное обстоятельство в ряду других из истории Еврейского народа в доказательство, что Евреи, как люди с необрезанным сердцем и ушами, всегда противились Духу Святому (Деян. 7:51). Итак поступок Моисея не должен быть признаваем за непростительное самоуправство, за порыв неразумной ревности, — он был плодом высшего, от Бога происшедшего внушения. Богу угодно было показать чрез Моисея первый опыт Своего правосудия над Египтянами и предварительно указать в Моисее то лицо, чрез которое имеет совершиться их спасение.

Исх. 2:13-14. Изшед же во вторый день, виде два мужа Евреанина биющася, и глагола обидящему: чесо ради ты биеши искреннего (ближнего)? Он же рече: кто тя постави князя и судию над нами? Еда убити мя ты хощеши, имже образом убил еси вчера Египтянина? Убояся же Моисей и рече: аще сице явлен бысть глагол сей?

   Описанный в сих двух стихах случай подтверждает истину слов первомученика Стефана, что Евреи не поняли значения казни Египтянина, совершенной накануне Моисеем, — не поняли, что в лице Моисея Господь посылает им избавителя. Вмешательство Моисея в ссору двоих Евреев с целью примирения не только не было принято ими с благодарностью, но еще вызвало со стороны обидчика дерзкое обвинение в присвоении себе не принадлежащей ему власти и попрек убийством Египтянина. Но спрашивается, как Евреи, узнав об умерщвлении Египтянина, могли догадаться, что это не самоуправство со стороны Моисея, а действие, согласное с волею Божиею? Должно полагать, что Моисей не скрывал от своих единоплеменников признаков, на основании которых они могли прийти к этой догадке, притом самая крайность угнетения, какое Евреи терпели от фараона, должна была расположить их к ожиданию помощи Божией, возбудить их внимание ко всякому необыкновенному случаю, имевшему отношение к их участи, вызывать с их стороны вопрос: не представляет ли такой случай значения милости к ним Божией. — Убояся же Моисей и рече, аще сице явлен бысть глагол сей? Чего убоялся Моисей? Того ли, что убийство сделалось гласным между Евреями? Но такой гласности он сам не мог не желать, потому что убил Египтянина с целью склонить Евреев к признанию его избрания от Бога на дело спасения их. Моисей действительно желал распространения известности о его поступке, но его неприятно изумило то, что с этим распространилось недоброе мнение о нем между Евреями. Он увидел, что привычка к неволе убила в них надежду на свободу, что они с недоверием отнеслись к лицу, призываемому к их освобождению, и пожалуй, готовы донесть на него Египетским властям, как на человека опасного и неблагонадежного в политическом отношении. Он не ожидал этого от Евреев. Отсюда объясняется его страх, его изумление, когда случилось именно то, чего он не ожидал. И рече: аще сице явлен бысть глагол сей, — ужели таким образом дело сие сделалось известным? Т.е. как неприятно, что дело, которое совершено мною по внушению от Бога, во благо моим единоплеменникам, не понято ими, и слух о нем распространяется так неосторожно, так недоброжелательно в отношении ко мне, что может дойти и до Египтян. — Глагол в значении дела встречается и в других местах Писания (Лк. 2:15).

Исх. 2:15. Услыша же фараон глагол сей, и искаше убити Моисея. Отъиде же Моисей от лица фараонова и вселися в земли Мадиамстей. Пришед же в землю Мадиамскую, седе при кладязе.

    Услыша же фараон глагол сей. Опасение Моисея, что слух о казни Египтянина, вместо того, чтобы распространяться между одними Евреями к их ободрению, дойдет от недовольных им Евреев до Египтян, сбылось. О поступке Моисея доведено было до сведения самого фараона Египтянами, или может быть самими Евреями, которые могли сделать на него донос фараону, с целью отвратить подозрение, не сочувствуют ли они замыслам Моисея. — Фараон искаше убити Моисея. Решение фараона погубить Моисея могло проистекать из одних политических расчетов. Может быть, ему самому жалко было Моисея, как нареченного сына своей дочери, но опасение, что Моисей возмутит против него его подданных и сам станет во главе восстания, было сильнее всех других соображений и побудило фараона произнесть смертный приговор на Моисея. — Отъиде же Моисей от лица фараонова и вселися в земли Мадиамстей. Главною причиною самопроизвольного удаления Моисея за пределы Египта было нерасположение к нему Евреев. Он убедился, что они еще не готовы воспользоваться его услугами и даже враждебно в отношении к нему настроены и что следственно нельзя же спасать их против их воли. Другою причиною удаления Моисея было опасение за свою жизнь вследствие царского против него гнева. Что, впрочем, его опасение отнюдь не было малодушным страхом, это открывается из слов Апостола Павла: «Верою оставил Моисей Египет, не убоявшись гнева царского, ибо он, как бы видя Невидимого, был тверд» (Евр. 11:27). Вера Моисея в обетования Божии о возвращении Евреев в землю Ханаанскую, в соединении с убеждением, что он призван Богом послужить исполнению этих обетований, была в нем так сильна, что он хотя бежал из Египта от гнева царского, но не боялся этого гнева. Он не боялся, чтобы царский гнев мог воспрепятствовать ему быть спасителем Евреев. Он уверен был, что Господь рано или поздно, непременно, имиже весть судьбами, устроит чрез него спасение их. Видимая опасность, угрожавшая его жизни, не поколебала в нем надежды на невидимо бодрствовавший над ним промысл Божий. «Невидимого он как бы видел и был тверд». — Нельзя не усматривать знамения особенного промышления о нем Божия в том, что обстоятельства, заставившие его оставить Египет, сложились так, а не иначе. Умерщвление Египтянина сделало положение Моисея неопределенным, оно вооружило против него фараона, но и между Евреями не приобрело ему друзей. Моисею оставалось только бежать из Египта. Конечно, это было горько для человека, который всей душою предан был своим единоплеменникам и не дорожил блестящим положением при дворе. Но дела Божии не делаются без самоотвержения. Если бы Моисею сразу удалось привлечь на свою сторону Евреев, это, конечно, было бы ему приятно, но вместе это было бы для него искусительно. Он любит своих единоплеменников, он желает им блага, готов для них на все жертвы, но и они относятся к нему с сочувствием, готовы следовать за ним, повиноваться ему, делить с ним все опасности; он был бы удовлетворен, но кто поручился бы тогда, что его любовь к Евреям вполне бескорыстна, что она не держится только взаимностию? Дело спасения Евреев требовало деятеля, который бы мог послужить ему по одной чистой любви к Богу и Его избранному народу, для того, чтобы не стали потом говорить, что это дело не Божие, а человеческое. И вот Моисей поставляется в такие обстоятельства, которые должны были показать, способен ли он к искренней, бескорыстной любви к Богу и Его народу. Народ, которому Моисей призван послужить, не признает его своим вождем, отказывается от его услуг. Моисей принужден бежать от народа, который за ревность о благе его заплатил ему недоброжелательством, но в удалении от народа Моисею дается случай засвидетельствовать, что он не перестал любить народ, его отринувший, что он в разобщении с ним вздыхает по нем. Нет сомнения, что Моисей воспользовался сим случаем как нельзя лучше. Он научился любить своих соплеменников до готовности за спасение их быть изглаженным из книги живота, как сие показали последствия (Исх. 32:32). — Орудием спасения Евреев надлежало быть лицу, одушевленному не только бескорыстною любовью, но и величайшим смирением пред Богом для того, чтобы успех этого дела никто не дерзал приписать людям, а не Богу. Моисей, как воспитанный во всей премудрости Египетской, мог думать, что в деле освобождения Евреев может на что-нибудь пригодиться его естественная мудрость, мог с некоторым самодовольством помышлять, что не даром так многому научился при дворе Египетском. Но вот обстоятельства располагаются так, что он никакого употребления не мог сделать из своей премудрости, он должен был бежать из общества людей образованных и ученых, на долгое время водвориться среди племени, ведущего простой, пастушеский образ жизни, и усвоить простые привычки этого племени. Мечтам о силе естественной мудрости, конечно, не благоприятствовала такая обстановка, и Моисей среди ее научился так смиренно думать о своих естественных достоинствах, что, когда Господь из Синайской купины повелевал ему идти на спасение Евреев, он отказывался от этой чести и просил Его предоставить ее другому достойнейшему. Но это-то смиренное сознание недостоинства и нужно было для того чтобы быть достойным орудием промышления Божия о Еврейском народе, нужно было, чтобы не только Моисей, но весь народ знал, что от Господа, а не от людей спасение его, и что на одного Господа, а не на человека должно всегда надеяться.
    И вселися в земли Мадиамстей. Мадиамляне, среди которых водворился Моисей, были потомки четвертого сына Авраамова от второй его жены Хеттуры (Быт. 25:2). Одни из них обитали на юго-востоке от Мертвого моря в соседстве с Моавитянами и служили вместе с ними идолам. Они были врагами Евреев, ибо когда Евреи чрез 38 лет своего странствования в пустыне приблизились к границам земли обетованной, Мадиамляне с Моавитянами, не желая иметь их соседями, старались вовлечь их в любострастие и чрез то в идолопоклонство для ослабления их (Числ. 25:6 и д.). Другие из племени Мадиамского жили в каменистой Аравии на Синайском полуострове, близ Эланитского залива Чермного моря. Они не утратили веры в единого истинного Бога, которую наследовали от Авраама, и вели пастушеский образ жизни. Среди этой-то лучшей части Мадиамского племени водворился Моисей. — Пришедши сюда из Египта, Моисей седе при кладязе — обыкновенное место отдыха для путников на востоке. Дальше ли отсюда он хотел после отдыха продолжать путь, или решился здесь остаться на постоянное жительство, неизвестно. Последнее впрочем вероятнее, судя по тому, что жители этой местности были близки к Моисею, не только по происхождению их от Авраама, но и по религиозному единомыслию.

Исх. 2:16. Священнику же Мадиамскому быша седмь дщерей, пасущих овцы отца своего Иофора. Пришедше же черпаху, дондеже наполниша корыта, напоити овцы отца своего Иофора.

   Что Иофор был священником истинного Бога, видно из того, что он впоследствии, пришедши в стан Израильтян, принес жертву Господу (Исх. 18:11-12). Но мнение, будто он был вместе князем (эмиром) своего племени, не вероятно, судя по тому, что пастухи Мадиамские, как сейчас увидим, прогнали его дочерей от колодезя. Едва ли они поступили бы так дерзко с дочерями своего начальника. Он же называется Иоававом (Числ. 10:29). Полагают, что последнее имя — собственное, а Иофор — прозвание (превосходный) — Дочери Иофора подобно дочерям Лавана Лии и Рахили сами занимались надзором за стадами своего отца. Потомки Иофора, известные в Писании под именем Кенитов, жили в земле Обетованной как единоверные с избранным народом (Суд. 1:16; 1 Цар. 15:6, 30:29).

Исх.2:17. Пришедше же пастырие, изгнаша я. Востав же Моисей, избави их, и налия им, и напои овцы их.

   Распри при колодезях между пастухами — обыкновенное явление на востоке. Оно объясняется отчасти недостатком воды при многочисленности стад, отчасти нежеланием одних, более сильных пред другими, дожидаться очереди при подведении стад к водопою. Моисей был свидетелем последнего обстоятельства и по свойственной ему любви к справедливости и склонности держать сторону слабых против сильных, не мог быть равнодушным зрителем несправедливости пастухов. Он заступился за дочерей Иофора, отогнал наглецов, чувствовавших себя сильными только пред слабостью нескольких молодых девиц, и сам напоил им стадо.

Исх. 2:18. Приидоша же к Рагуилу отцу своему. Он же рече им: что яко ускористе приити днесь?

   Рагуил, который называется здесь отцем девиц, есть собственно не отец, а дед их, ибо сам Моисей называет отца их, а своего тестя, сыном Рагуила (Числ. 10:29). В Священном Писании нередко дед называется отцем, как глава семейства, а внук сыном (Быт. 29:5, 31:43; Дан. 5:2). В описываемое время должность священника принадлежала Рагуилу, как старшему в семействе, Иофор же назван священником, как наследовавший ему в этой должности. — Что яко ускористе приити днесь? Этот вопрос Рагуила показывает, что приключение, свидетелем которого был при колодезе Моисей, и прежде случалось с дочерьми Иофора.

Исх. 2:19. Оныя же рекоша: человек Египтянин избави нас от пастырей, и начерпа нам и напои овцы наша.

   Девицы называют Моисея Египтянином или потому, что, быть может, он сам себя так назвал, или потому, что одежда и вообще весь внешний вид, усвоенный Моисеем, указывали на сходство его с Египтянами.

Исх. 2:20. Он же рече дщерем своим: и где есть? И вскую сице остависте человека? Призовите убо его, да яст хлеб.

   Отчасти по гостеприимству, свойственному жителям востока, отчасти для выражения благодарности за услугу девицам, Рагуил приказывает им пригласить Моисея в свой дом, да яст хлеб, — да разделит с ними трапезу.

Исх. 2:21. Вселися же Моисей у человека, и даде Сепфору дщерь свою Моисею в жену.

   Описываемые здесь кратко обстоятельства могли произойти так: сначала Моисей прожил у гостеприимного Мадиамского священника несколько времени в качестве гостя. Рагуил, выслушав от него подробную повесть о состоянии Евреев в Египте и о причине удаления его из Египта, от души полюбил Еврея, одушевленного пламенною любовью к угнетенным единоплеменникам и горевшего жаждою мести к их притеснителям, и предложил ему остаться на постоянное жительство в своих шатрах. Потом, узнавши его еще короче, выдал за него одну из своих внук. Моисей тем охотнее женился на ней, что она принадлежала к единоверному с ним племени.

Исх. 2:22. Во чреве же заченши жена, роди сына, и нарече Моисей имя ему Гирсам, глаголя: яко пришлец есмь в земли чуждей. Еще же заченши, роди сына второго, и нарече имя ему Елиезер, глаголя: Бог бо отца моего помощник мой и избави мя из руки фараоновы.

   Неизвестно, когда именно состоялся брак Моисея с Сепфорою, вскоре ли по прибытии его в землю Мадиамскую, или спустя продолжительное время, но несомненно, что сыновья от этого брака родились в последние года сорокалетнего пребывания Моисея в Мадиамской земле, как видно из того, что во время обратного пути его в Египет они были отрочатами и вместе с матерью сидели на ослятах (Исх. 4:20). — Имена, данные Моисеем сыновьям, служат памятником чувствований Моисея. Первому сыну дано имя Гирсам, — что значит пришлец тамошний, — в ознаменование некоторого скорбного чувствования Моисея о разлучении его с единоплеменниками и продолжительном пребывании на чужбине вдали от них. Имя второго сына Елиезер, что значит «помощь Божия», выражает благодарность Моисея о своем спасении из рук фараона, искавшего его смерти, соединенную с надеждою на помощь Божию впереди.
   Рассмотренную паримию положено читать в один из дней страстной седмицы, потому что она, в соответствие Евангельским чтениям в сии дни о земной жизни Иисуса Христа, представляет, как и предшествующие две паримии, преобразовательные черты сходства Моисея с Иисусом Христом. Так Моисей, когда возрос, изыде ко братиям своим, сыном Исраилевым. Иисус Христос, егда прииде кончина лет, во Своя прииде. — Моисей, защищая Евреев, убил Египтянина, Иисус Христос, защищая нас, поразил диавола врага нашего. — Моисей, пришед в землю Мадиамскую, садится при кладезе. Христос, пришедший к язычникам, напояет их животворною водою Своего Божественного слова, ибо Сам Он сказал жаждай да грядет ко Мне и да пиет (Ин. 7:17) — Моисей берет себе в супружество дочь Иофора, Сепфору, имя которой означает «посещение» и «красоту», Иисус Христос, Восток с высоты, посетил истинно прекрасную и благолепную Свою Церковь, даровал ей мир и причастие Св. Духа. — От Сепфоры Моисей приемлет сына Гирсама, что означает пришлец, ибо истинные сыны Церкви Христовой суть странники и пришельцы на земле. — Все эти преобразовательные черты указаны св. Кириллом Александрийским и блаженным Августином (см. книгу С. Смирнова «Предизображение Иисуса Христа и Церкви Его в Ветхом Завете». М. 1852 г., стр. 97—98).

IV. Паримия на праздник Благовещения. Исход III:2-8

   В сей паримии повествуется о явлении Господа в купине Моисею.

Исх. 3:2. Прииде Моисей в гору Божию Хорив. Явися же ему Ангел Господень в пламени огненне из купины. И видит, яко купина горит огнем, купина же не сгараше.

   Прошло сорок лет пребывания Моисея в стране Мадиамской. Моисей достиг восьмидесяти лет, — такого возраста, когда по обыкновенному порядку вещей человек теряет охоту к совершению великих предприятий, когда, по словам самого Моисея, наступает для человека время труда (изнурения) и болезни (Пс. 89:10) и следственно, ему не до того, чтобы он желал и мог широко развернуть свою деятельность. Да и обстановка, среди которой жил Моисей, — полевая пастушеская жизнь (он пас стада своего тестя), кочеванье с одного пастбища на другое, постоянное обращение больше с животными, чем с людьми, — все это не благоприятствовало внешней предприимчивости. Нельзя впрочем думать, чтобы жизнь среди такой обстановки подавила в Моисее чувство своего великого предназначения к избавлению народа Божия, что он перестал помышлять об этом и потерял всякую надежду на перемену своего положения. Нет, продолжительное уничиженное положение Моисея служило только к воспитанию в нем смирения и терпения. Но что он не забыл своего предназначения к великому служению и с терпением ожидал времени, когда Господь явственно и торжественно объявит ему наконец Свою волю быть ему спасителем Евреев, об этом можно догадываться из того, что Моисей не думал обзаводиться собственным хозяйством, что он, хотя имел свое семейство и мог бы по примеру патриарха Иакова просить себе у тестя, в награду за свои труды, надела частью его имущества, не позаботился однако об этом. Весьма вероятно, что Моисея занимали не узкие семейные и хозяйственные соображения, а помыслы о широкой предстоявшей ему общественной деятельности, предзнаменование которой дано было ему еще в Египте, и от которой отклонили его тогда неблагоприятные обстоятельства. И вот наконец время призвания Моисея к совершению этого дела наступило. Моисей прииде однажды в гору Божью Хорив. Эта гора, находящаяся на Синайском полуострове, составляет нижнюю часть того горного хребта, который называется Синаем. О нераздельности Хорива и Синая можно заключить из того, что место Богоявления Синайского представляется также местом поклонения Богу народа при Хориве (Исх. 3:12). Хорив, или Синай, находился на западе от местопребывания Иофорова, судя по тому, что эта гора лежала на пути Моисею из Мадиама в Египет (Исх. 3:27). — Явися ему Ангел Господень в пламени огненне из купины. И видит, яко купина горит огнем, купина же не сгараше. Купиною, в которой явился Ангел Господень, называется терновый куст (βα᾿ τος). Тернистыми растениями обилуют окрестности Синая, от чего получила название и самая гора (Еврейское Seneh значит «терновый куст»). Явившийся в купине называется Ангелом Господним, но далее Моисей называет Его Господом (4) и Богом (6) и впоследствии, в предсмертной беседе с Израильтянами, призывает на них благословение Явившегося в купине (Втор. 33:16). И Сам Явившийся называет себя Богом Авраама, Исаака и Иакова (Исх. 3:6) и указывает на свое Божеское всеведение и всемогущество (19—20). Посему, по мнению большей части и Отцев и учителей Церкви (например, Василия Великого и блажен. Феодорита), Явившийся Моисею, хотя называется Ангелом Господним, не есть сотворенный Ангел, а Сам Бог, именно второе Лице Святыя Троицы, Сын Божий, ибо и в других местах Писания Сын Божий называется Ангелом великого совета (Ис. 9:6) в том смысле, что чрез Него объявлен был людям и Им же приведен в исполнение предвечный совет о спасении их, — и Ангелом завета (Мал. 3:1), в том смысле, что чрез Него возвещен был людям Ветхий и Новый Заветы, и вообще Он, как Установитель Нового Завета, возвестил им, что слышал от Отца Своего (Ин. 15:15). Нет сомнения, что явление Бога в купине горевшей, но не сгаравшей, имеет символическое значение. Терновое растение, в сравнении с другими деревьями малоценное3 (Суд. 9:15), служило образом Израильского народа в его уничижении, в презрении от Египетских язычников. Огненное пламя, которым объят был терновый куст, это символ наказующей правды Божией, гнева Божия. Так в качестве грозного Судии с этим символом Господь является тайнозрителем (Дан. 7:9; Иез. 1:13; Апок. 1:14). Ярость огня правосудия Божия имеет потребить упорных грешников (Евр. 10:27). Потому горение купины означает пребывание Израильского народа в огне гонений и бедствий в железной Египетской пещи (Втор. 4:20). Явление Бога в горящей купине знаменует, что Сам Бог предал Свой народ этим гонениям и бедствиям. Но купина горела, а не сгарала, пламя не истреблял ни ветвей, ни листьев ее, хотя это был самый горючий материал. Это означало, что Господь попустивший страдания Своего народа, попустил их не за тем, чтобы довести его до крайнего истощания или даже в конец потребить его, а для того, чтобы народ сей помнил, что Бог его есть огнь потребляющий, Бог ревнитель, беспощадно строгий к несохраняющим верности Ему (Втор. 4:24), — для того, чтобы очистить Свой народ от всего языческого, что могло примешаться к нему в постоянных житейских сношениях с язычниками, и огнем очищающих искушений приготовить его к великому предназначению быть царским священством, народом святым, особенным уделом Божиим в среде народов, первенцем между ними. Вместе с сим рассматриваемый символ купины горящей, но не сгарающей, мог предуказывать то грозное явление Господа в огне и пламени, которым сопровождалось вступление Его в завет с Израильтянами на Синае, и вместе — строгость. Его правды в отношении к врагам Еврейского народа Египтянам, при изведении его из Египта. Таким образом явление Бога в купине горевшей, но не сгаравшей было с одной стороны знамением милости Божией к Израильскому народу, проявлявшейся в самых бедствиях его, с другой — грозным судом Божиим над врагами его4

Исх. 3:3. Рече же Моисей: мимошед увижду видение великое сие, яко не сгарает купина.

    Великим Моисей назвал видение купины, как необыкновенное, выходящее из круга естественных явлений. Моисей, пораженный сим зрелищем, сначала подумал, не обманывает ли его зрение, не потому ли явление представляется необыкновенным, что наблюдается издали. Моисей решился подойти к нему поближе, чтобы удостовериться в действительности того, что он видит. Должно думать, что Моисей видел чистый, без дыма, пламень, сквозь который легко было рассмотреть листья и ветви купины, не изменявшие своего вида от огня.

Исх. 3:4. Егда же виде Господь, яко приступает видети, воззва его Господь из купины, глаголя: Моисее, Моисее. Он же рече: что есть, Господи?

   Голос Самого Господа из купины двукратно произносит имя Моисея, с целью возбудить в нем особенное внимание к тому, что вслед за тем ему будет сказано. Что есть, Господи? спросил Моисей, т.е. глаголи, Господи, — я готов с подобающим благоговением выслушать и с точностью исполнить все, что ни приказал бы мне, ибо Ты мой Господь, а я покорный Твой раб.

Исх. 3:5. Он же (Господь) рече: не приближайся семо, иззуй сапоги от ног твоих: место бо, на немже ты стоиши, земля свята есть.

   По повелению Господа, Моисей должен был не только в почтительном расстоянии остановиться пред купиною, но еще иззуть сапоги, — т.е. снять сандалии, или кожаные подошвы, которые прикрепляемы были к ноге ремнями. Таким образом иззуть сапоги значило развязать ремни от сандалий. Господь повелевает это сделать потому, что место, на котором стояли ноги Моисея, по соседству с купиною, освященною явлением в ней Господа, есть земля священная, на которой надлежит стоять необувенными ногами, чистыми от пыли или грязи, прилипающих к сандалиям. На сем основании восточные жители не христианские и некоторые христианские (Абиссинские христиане) оставляют сандалии у дверей, вступая в свои храмы. Вообще этим выражается чувство благоговения к священному месту и смирение. Делали ли то же священники скинии и храма Иерусалимского, не сказано в священных книгах, — если только не должно подразумевать это в повелении им омывать ноги при входе в святилище для принесения жертв (Исх. 30:19). По свидетельству путешественников, некоторые из Африканских владетелей требуют не только от подданных, но и от чужестранцев, чтобы являлись пред лице их босыми. Если такой почести требуют для себя недостойные ее люди, то не паче ли подобало оказать ее Господу Богу?

Исх. 3:6. И рече ему: Аз есмь Бог отца твоего, Бог Авраамов, и Бог Исааков, и Бог Иаковль. Отврати же Моисей лице свое, благоговеяше бо воззрети пред Бога.

    Аз есмь Бог отца твоего. Я тот самый Бог, Которому научил тебя поклоняться родной отец твой. — Бог Авраамов, и Бог Исааков, и Бог Иаковль. Для чего Господь называет Себя Богом этих патриархов? Для того, чтобы уверить Моисея, что Бог Авраама, Исаака и Иакова, столь близкий к ним, столько благоволивший к ним, близок и благоволит к их потомкам, что Он помнит (Исх. 2:24) Свои обетования, данные Аврааму, Исааку и Иакову, о наследовании их потомками земли Ханаанской и намерен исполнить эти обетования, что Он остается верным тому завету, который заключил с Авраамом и в его лице с его потомками, и готов в силу этого завета торжественно явить им особенное Свое покровительство, с тем чтобы и они чтили Его единого так же усердно, как чтили Его Авраам, Исаак и Иаков. Господь Иисус Христос слова Божии Аз есмь Бог Авраамов, и Бог Исааков, и Бог Иаковль, приводит в опровержение саддукейского неверия в воскресение мертвых, ибо, говорит Иисус Христос, несть Бог мертвых, но Бог живых (Мф. 22:32). Смысл слов Спасителя тот, что хотя помянутые патриархи давно померли, но по обетованию о воскресении, имеющему непременно в свое время исполниться, они живы (Златоуст). — Отврати же Моисей лице свое, благоговеяше бо воззрети пред Бога. Благоговение Моисея, соединенное с смиренным сознанием своего ничтожества пред Ним по бытию, своей нечистоты, греховности, выразилось в том, что он не мог прямо смотреть на то место, откуда слышался голос Господа. Моисей отвратив, с Еврейского «покрыл лице свое». Подобное сделал пророк Илия при явлении ему Бога в Хориве (3 Цар. 19:13).

Исх. 3:7. Рече Господь к Моисею: видя видех озлобление людей Моих, иже во Египте, и вопль их услышах от дел приставников (от приставников над работами), уведех бо болезнь их.

   Слова Господа, заключающиеся в сем стихе, могут быть изложены так: «пусть не думают, что Я забыл народ, который Я же избрал в особое достояние Себе, что Я не обращаю внимания на его страдания, на его озлобление от Египтян, нет, Я видел, видел эти страдания, внимательно смотрел, как изнуряют Египтяне Мой народ непомерными работами. Правда, Я не спешил являть ему Мою помощь, Я молчал, но это потому, что ожидал от него молитвенного обращения ко Мне за помощью. Наконец Я дождался этого. Муки, какие терпит народ Мой от приставников над работами, исторгли из груди людей Моих вопль ко Мне о заступлении. Я слышу этот вопль и готов исполнить то, о чем Меня умоляют, — ибо и Сам вижу, как велика болезнь, огорчение людей Моих». Заметим, что незадолго пред сим умер тот фараон, при котором Моисей убежал из Египта вследствие неудачной попытки возбудить в Евреях желание избавления от Египетской неволи. Евреи терпели эту неволю по надежде, что с воцарением нового государя участь их облегчится. Но надежда не исполнилась. При новом царе продолжались прежние притеснения народа Божия, — и это, наконец, было причиною его вопля ко Господу (Исх. 2:23).

Исх. 3:8. И снидох изъяти их от руку Египетску, и извести я из земли тоя, и ввести их в землю благу и многу, в землю кипящую млеком и медом.

    Снидох изъяти их из руку Египетску. Чистая мысль, заключающаяся в этом человекообразном выражении о Боге, может быть изложена так: «Я не могу долее терпеть несправедливости и жестокости притеснителей Моего народа, не могу долее оставаться в одном наблюдательном положении при виде страданий его, Я решился исторгнуть его из Египетской неволи». И извести я из земли тоя, — из земли Египетской. Еще Аврааму было открыто, что порабощение его потомков языку чуждому кончится спустя 400 лет после рождения Исаака, или 425 лет после переселения Авраама из Халдеи (Быт. 15:13; Гал. 3:17). Время окончания этого срока приблизилось, как видно из слов самого Моисея (Исх. 12:40), и вот Господь приступает к исполнению давнего Своего обетования. Он сошел извести людей Своих из земли Египетской и ввести их в землю благу и многу. Земля обетованная называется благою ради обилия в ней произведений царства растительного и ископаемого и водотечей (Втор. 8:7-10). Многою, или большою она могла быть названа отчасти по сравнению с маленькою Гесемскою областью, отчасти потому, что несмотря на незначительные свои размеры, она могла прокормить огромное народонаселение, около 8 миллионов, судя по тому, что в царствование Давида в ней, после произведенной по его повелению ревизии, оказалось 1 570 000 вооруженных людей, не считая колено Вениаминово и Левиино (2 Цар. 24:5-8; 1 Пар. 21:5). — В землю кипящую млеком и медом. Обилие молока и меда предполагает, что земля обетованная богата была пастбищами для скота и следственно способна была к скотоводству, богата была цветами, дающими мед, и деревьями, дающими медоподобную жидкость, — виноградными, фиговыми, пальмовыми. Дикий мед в обилии встречался в скалах и дуплах древесных и давал даровую пищу людям пустынным, путешествующим, военным во время походов (1 Цар. 14:26-27; Мф. 3:4). Вообще же выражение кипеть млеком и медом, имеет значение пословицы и употребляется не только в Священном Писании, но и у языческих писателей для изображения изобилия земли во всех потребностях жизни. Земля обетованная даже в состоянии опустошения была богата луговыми и полевыми продуктами (Исх. 7:15-22). Что же касается до современного нам состояния Палестины, то несмотря на страшные перевороты политические, изменившие лице ее, несмотря на препятствия к полеводству и скотоводству от набегов кочевых Арабов, некоторые местности ее, например около Яффы, около Вифлеема, берегов Геннисаретского озера, отличающиеся богатством растительной жизни, показывают, что и теперь она не лишена способности к плодородию, если только приложить к ней руки. А те страшные перевороты, которые сделали ее бесплодною и безводною, посланы Богом в наказание за грехи прежних ее обитателей (Втор. 28:23-24).
   Паримию о явлении Бога в купине положено читать в праздник Благовещения потому, что это явление предызображало тайну воплощения Сына Божия, которую прославляет Святая Церковь в праздник Благовещения. Это предызображение относится отчасти к лицу Сына Божия, отчасти к лицу Богоматери.
   В первом отношении смысл предызображения св. Кирилл Александрийский так раскрывает: «Чудо купины поистине удивительно и превышает разум. В Священном Писании Божественная природа часто сравнивается с огнем по причине его безмерной истребительной силы. А древа и полевые растения означают земного человека (Втор. 12:24; Пс. 106:15). И как терние не могло снести огня, так Божество не может (по законам естественным) совместить человечество. Но во Христе Божество вместилось в человечество, в Нем живет всяко исполненье Божества телесне (Кол. 2:9), и Бог, живый во свете неприступном, как огонь, соединился с тернием, и таким образом то, что по своей природе причастно тлению, т.е. плоть Свою, соделал нетленною, непричастною смерти, что объясняет образ огня в купине, сохранившего купину совершенно неврежденною» (на Исход).
   В отношении к Деве Марии значение рассматриваемого преобразования состоит в том, что как купина, объятая огнем, оставалась невредимою, так и Дева по рождестве Спасителя не утратила своего девства. «Якоже купина не сгараше опаляема, тако Дева родила еси и Дева пребыла еси» (Догматик, глас 2). Святый Григорий Нисский говорит, «что там (в Ветхом Завете) предызображалось пламенем и купиною, то, с течением времени, ясно открылось в тайне Девы; как там купина горит и не сгарает, так и здесь (в Новом Завете) Дева раждает Свет и пребывает нетленна» (Слово на Рождество Христово). По этой причине Святая Церковь именует Богоматерь Неопалимою Купиною (Акаф. конд. песнь 6, троп. 4 — Марта 25, кан. песнь 4, троп. 2), а христианское искусство нередко изображает Ее окруженною огненным сиянием. Таким иконам издревле усвоено наименование Неопалимой Купины.
   Кроме того как земля обетованная названа в паримии текущею медом и млеком, так и Пресвятая Дева со времени воплощения в утробе Ея Сына Божия, приснотекущего Источника обильных благодатных даров для верующих в Него, и особенно источника нескончаемых сладостей небесного Царства для святых, — есть поистине земля обетования, из неяже течет мед и млеко (Акафист).

V. Паримия на вечерне в великую субботу. Исход XII:1-11

   В сей паримии повествуется об установлении пасхальной жертвы.

Исх. 12:1-2. Рече Господь к Моисею и Аарону в земли Египетстей, глаголя: месяц сей вам начало месяцей, первый будет вам в месяцех лета.

   Моисей после Богоявления в купине отправился из Мадиама, где 40 лет прожил, в Египет и здесь объявил своим единоплеменникам, что Господь призвал его к освобождению их от Египетской неволи. Удостоверив их в этом чудесами, Моисей в сопровождении брата своего Аарона явился к фараону с просьбою, чтобы фараон отпустил Евреев на три дня в пустыню для совершения праздника и принесения жертвы Богу. Фараон не только не уважил этой просьбы, но еще пуще озлобился против Израильтян и приказал обременять их работами больше против прежнего. Моисей снова предстал фараону с тою же просьбою и на сей раз в доказательство своего полномочия от Бога совершил пред лицем фараона чудо превращения жезла в змия и змия в жезл. Фараон не вразумился этим чудом и не стал слушать Моисея. Затем Господь чрез Моисея поразил Египет десятью чудесными казнями. Из них только последняя казнь образумила фараона и Египтян, она состояла в избиении Ангелом губителем первенцев Египетских от человека до скота. Господь знал, что после этой казни фараон не станет долее упорствовать и отпустит Евреев, и потому за несколько дней до совершения этой казни приказал Моисею и Аарону заблаговременно приготовить Евреев к исшествию из Египта. Приготовление это состояло в установлении нового священного года и в распоряжениях о совершении Евреями пасхальной жертвы в ночь избиения Египетских первенцев. «Рече Господь к Моисею и Аарону в земли Египетстей, глаголя: месяц сей вам начало месяцей, первый будет вам в месяцех лета». До сих пор Евреи считали год с первого осеннего месяца «тисри», который соответствовал последней половине нашего сентября и первой половине октября. Он занимал первое место в порядке месяцев на основании убеждения, что Бог сотворил мир в этом месяце. Не отменяя сего счисления месяцев для дел собственно хозяйственных (Исх. 23:16, 34:22; Лев. 25:3), Господь теперь установляет новый — священный, или церковный — год и первым месяцем его повелевает считать месяц предстоявшего Евреям исхода из Египта, именно первый весенний месяц, который называется «авив», т.е. месяц колосьев (Исх. 13:4), потому что к сему времени созревал ячмень, а после Вавилонского плена назывался «нисан» (Неем. 2:1; Эсф. 3:7). Господу угодно было, чтобы время весеннего обновления природы было временем обновления милости Его к избранному народу и всем последующим родам напоминало об этой Его милости, — о дарованной Евреям новой жизни вместе с избавлением от рабства Египетского.

Исх. 12:3. Рцы ко всему сонму сынов Исраилевых, глаголя: десятый (день) месяца сего да возмет кийждо овца по домом отечеств, кийждо овча по дому.

   Рцы ко всему сонму сынов Исраилевых, — собственно к старейшинам Израильского народа, в лице своем представлявшим весь народ, как это ясно видно из 21-го стиха той же главы, где об исполнении Моисеем этого повеления сказано: «созва Моисей вся старцы сынов Исраилевых и рече им: поимите себе овча», и д. По повелению Божию, в десятый день месяца авива каждый хозяин дома, глава семейства должен отделить из своего стада овча, т.е. агнца, или, в случае нужды, козленка (8), для принесения в жертву. Что заклание агнца, которое должно быть совершено, как увидим, через четыре дня после отделения его, имело значение жертвы Богу, это видно из того, что ниже в 27 стихе и в других местах Пятокнижия пасхальный агнец называется жертвою, или даром Богу (Числ. 9:7), и заклание его, как и вообще всякого жертвенного животного, предписывается совершать, по устроении общественного богослужения, пред жертвенником (Втор. 16:5 ). — По домом отечеств, кийждо овча по дому. Домы, хозяева которых должны приготовить агнца, называются домами отечеств, потому что носили имена Отцев обитающих в них семейств, например, дом Рувимов, дом Илиин. — Агнца надлежало приготовить за четыре дня до заклания его; для чего так рано? Для того, чтобы каждому Израильтянину дать время приготовиться к принесению жертвы размышлением о важности ее, как жертвы умилостивительной, о великой милости Божией, воспоминанием о которой будет служить на все последующие времена эта жертва, для того долее, чтоб каждый Израильтянин знал, что при сборах к предстоявшему путешествию из Египта, приготовление пасхальной жертвы есть главное дело, которым надлежало заняться прежде чем всякими другими делами. Ибо судя по той поспешности, с какою надлежало Евреям покинуть Египет, могло случиться, что если бы они заблаговременно не приготовились к пасхальной жертве, многие из них не успели бы сделать это после предварительных многосложных сборов к путешествию. Эти сборы отняли бы у них все время, так что его не осталось бы для самого важного дела.

Исх. 12:4. Аще же мало их (душ) есть в дому, яко недовольным быти на овча, да возмет с собою соседа ближнего своего по числу душ, кийждо довольное себе сочтет на овча.

   Так как жертвенный агнец, как увидим, должен быть весь съеден за один раз и от него ничего не должно оставаться до другого дня, а между тем иному семейству, по малому числу душ, не съесть за один раз целого агнца, то глава малочисленного семейства должен был присоединить к себе одно, или несколько соседних семейств, смотря по числу душ, потребному для этой цели. По установившимся с течением времени обычаям, для участия в этой трапезе требовалось не меньше десяти и не больше двадцати человек.

Исх. 12:5. Овча совершенно, мужеск пол, непорочно и единолетно будет вам, от агнец и от козлищ приимете.

   Для пасхальной жертвы должно быть выбрано овча совершенно, т.е. совершенно сформировавшееся, достигшее полного развития. Мужеск пол, потому что овча должно быть принесено в жертву ближайшим образом за Израильских первенцев мужеского пола для избавления их от погубляющего Ангела. Непорочно, без всяких телесных недостатков, — не слепо, не криво, не уродливо, не паршиво (Лев. 22:22-23). Выбор непорочного овчати соответствовал святой цели, ради которой оно предназначается в жертву, а также должен был свидетельствовать о нравственной чистоте потребной для приносящих жертву. Животные без телесных недостатков требовались законом для всех родов жертв (Лев. 22:12), и Бог чрез пророков неоднократно изъявлял Свое негодование на людей, которые, принося Ему в жертву животных хворых и увечных, обличали в себе недостаток благоговения и любви к Нему. — Единолетно, — годовалое, не старше одного года. Те же условия требовались для выбора в жертву козленка в случае, если недоставало агнца.

Исх. 12:6. И будет вам соблюдено (овча) даже до четвертогонадесять дне месяца сего: и заколют то все множество собора сынов Исраилевых к вечеру.

   К вечеру, т.е. при захождении солнца, с 14-го на 15-е число месяца авива, или в навечерие 15 числа (потому что Еврейские сутки считались с вечера), агнец должен быть заклан всем собором сынов Израилевых. Нет необходимости предполагать, что для сего весь Израильский народ должен был собраться в одно место, — напротив заклание должно происходить в каждом доме (7). Мысль Господня повеления та, что этот обряд повсюду должен был совершиться одновременно, вечером, в сумерки, при захождении солнца (Втор. 16:6). Закалателями должны быть отцы семейств или старшие в каждом семействе. Это право, по мнению некоторых, удержано было за ними и в последствии, по устроении общественного богослужения, когда пасхальная жертва приносима была во дворе скинии и храма, в сем случае только нечистые отцы семейств не могли заклать агнца, и предоставляли это левитам (2 Пар. 30:17).

Исх. 12:7. И приимут от крове и помажут на обою подвою (на косяках), и на прагах в домех, в нихже снедят тое.

   Цель помазания кровию закланного агнца косяков и прагов (точнее с Еврейского и Греческого, перекладины дверей дома), — объяснена в 13 стихе той же главы: «и будет у вас кровь знамением на домах, где вы находитесь, и увижу кровь, и пройду мимо вас, и не будет между вами язвы губительной, когда буду поражать землю Египетскую». Знамение это было не простым условным знаком, по которому бы Ангел губитель мог различать домы Евреев от домов Египетских, но имело то значение, что свидетельствовало о вере Евреев в умилостивительную силу пасхальной жертвы, свидетельствовало о их смиренном сознании, что они, как и Египтяне, по своей виновности пред Богом заслуживали казнь от Бога, и могут спастись от ней только по милости Господа, приемлющего от них жертвенную кровь невинного животного, как выкупную цену за них — виновных. Но такое значение кровь бессловесного животного имела не сама по себе, а потому, что преобразовала кровь Божественного Искупителя, Господа нашего Иисуса Христа, как Агнца Божия, закланного от сложения мира и от вечности подъявшего на Себя грехи всего мира. Если не все, то по крайней мере лучшие из Евреев, начиная с Моисея, не иначе как с верою в сего Божественного Искупителя, взирали на пролитие крови пасхального агнца и на помазание ею дверей домов своих (Евр. 11:28). — Столп и перекладины дверей помазанные кровию — то же, что двери (23), двери же дома, по употреблению части вместо целого, означают самый дом, а дом, как жилище человеческое, указывает на живущих в доме. Итак помазание дверей заменяло собою окропление или помазание агнчею кровию собственно живущих в домах Евреев, следственно, служило таинственною печатью, которою отмечены были члены избранного народа, как назначенные к сохранению от язвы, имеющей поразить Египтян. У пророка Иезекииля есть одно видение, в котором люди благочестивые представляются отмеченными печатью на челе, как предназначенные к сохранению от бедствий, угрожающих Иерусалиму от губителей, т.е. от Вавилонян; бедствия эти постигнут одних нечестивых, и не коснутся благочестивых. Печать, начертанная на их челе, есть буква тав (Т), образ креста Христова, которым не только спасаются от гнева Божия новозаветные верующие, но спасались и все ветхозаветные верующие (Иез. 9:4).

Исх. 12:8-9. И снедят мяса в нощи той печена огнем, и опресноки с горьким зелием снедят. Не снесте от них сурово, ниже варено в воде, но печеное огнем, главу с ногами и со утробою.

   Когда жертва, принесенная в дар Богу, отдается для снедения людям принесшим ее, это означает, что Господь, умилостивленный ею, вступает с ними в ближайшее общение подобно тому, как гостеприимство служит знаком близких отношений между хозяином и гостем, — и что соединяющиеся за общею трапезою Господнею должны иметь живое общение в Господе между собою. Весьма знаменательны все подробности предписаний касательно снедения жертвенного агнца. Агнца надлежало приготовить для снедения в таком виде, чтобы он оставался цельным, без раздробления на части и с сохранением в нем соков. Нельзя было отделять от туловища ни головы, ни ног, самые внутренности — желудок, печень и прочее должны были оставаться в туловище, по освобождении их от нечистот. Для сохранения агнца в целости, надобно было испечь его над огнем, а не варить в сосуде с водою, ибо в последнем случае труднее было бы сохранить его в цельном виде и в полном соку. Для чего же нужно было оставить агнца в таком виде. Для того, чтобы идущие могли видеть в нем наглядное изображение того единства, той неразрывной духовной связи, в какой они должны находиться с Господом и между собою, подобно тому, как причащающиеся от единого таинственного хлеба Евхаристии входят в приискреннее общение с Господом и в отношении друг к другу составляют в общении с Ним единый хлеб, единое тело (1 Кор. 10:16-17). Что же касается до того, что агнец должен быть выпечен совершенно, так, чтобы ничего не оставалось сурового, т.е. недопеченного, недоспелого, причина этого объясняется тем, что мясо недопеченое с трудом снедается, между тем как из следующего стиха будет видно, что мясо пасхального агнца должно быть съедено все в одну ночь, — из него не велено было ничего оставлять до утра. — Мясо пасхального агнца надлежало есть с опресноками и горьким зельем. Опресноки, как хлебы лишенные мягкости и менее вкусные, чем хлебы вскисшие, должны были напоминать Евреям об их состоянии в Египте, и потому называются хлебами озлобления (Втор. 16:3). Кроме того, на основании Апостольского наставления о праздновании новозаветной пасхи, не в квасе ветсе, не в квасе злобы и лукавства, но в безквасии чистоты и истины (1 Кор. 7:8), некоторые думают, что опресноки, как хлебы чистые от изменяющей и повреждающей естественное свойство муки закваски, должны были напоминать вкушающим о той душевной чистоте, какую они должны соблюдать во время вкушения. — Горькое зелье было также символом той горькой участи, какую Евреи терпели в Египте.

Исх. 12:10. Не оставите от него до утрия, и кости не сокрушите от него, останки же от него до утра огнем сожжете.

   Агнец должен быть съеден весь зараз и к утру ничего нельзя было оставлять от него. Подобное предписано было впоследствии относительно употребления в пищу жертвы мирной (Лев. 7:15). Цель в обоих случаях та, чтобы святыня, если бы осталась до утра, не осквернилась от случайного прикосновения к ней чего-нибудь нечистого, и также, чтобы не обращена была на суеверное употребление. С этою же целью останки от агнца надлежало сжечь. — Для чего заповедано было не ломать костей агнца, с нарушением цельности туловища? Вероятно для того же, для чего повелено было приготовить его для употребления в пищу в цельном виде. Кроме того заповедь о несокрушении костей пасхального агнца имела преобразовательное значение в отношении к смерти Христовой. Евангелист Иоанн, повествуя о том, что воины не перебили голений распятому Иисусу, замечает: «Сие произошло, да сбудется Писание кость Его да не сокрушится» (Ин. 19:36).

Исх. 12:11. Сице же снесте е (овча): чресла ваша препоясана, и сапози ваши на ногах ваших, и жезлы ваши в руках ваших. И снесте е со тщанием: пасха есть Господня.

   Положение ядущих агнца должно было показывать их готовность к немедленному путешествию: им надлежало быть одетыми во все необходимые одежды, препоясанными по чреслам, для удобства в путешествии, чтобы не путаться в длинных и широких одеждах, свойственных восточным жителям, — иметь на ногах сандалии, употребляемые у восточных также для дороги, ибо дома они обходятся без обуви, — и держать в руках путнические жезлы. — Для чего повелено было есть агнца со «тщанием», с поспешностью? Для того, чтобы успеть кончить это к тому времени ночи, когда, после истребления Ангелом Египетских первенцев, Египтяне станут принуждать Евреев скорее выходить из Египта. Если бы Евреи не поторопились заблаговременно совершить пасхальную вечерю, Египтяне могли бы помешать правильному совершению ее своим смятением и требованиями, чтобы Евреи уходили поскорей. — Пасха есть Господня. Все описанное выше установление, т.е. и жертвенное заколение агнца и жертвенную вечерю, Господь повелевает называть Пасхою Господнею. «Пасха с Еврейского значит «прохождение мимо». Так названо это установление в память того, что в ночь съедения Евреями агнца Ангел-губитель «проходил мимо» жилищ Еврейских, отмеченных кровью агнца, оставляя неприкосновенными живущих в них и проникал только в домы Египетские, в которых поражал первенцев. Так объясняется значение «пасхи» в следующих двух стихах.
   Паримию об установлении пасхальной жертвы положено читать в навечерие первого дня праздника христианской пасхи потому, что ветхозаветная пасха преобразовала новозаветный праздник пасхи. Апостол Павел о преобразовательном значении ветхозаветной пасхи говорит: «Пасха наша за ны пожрен бысть Христос» (1 Кор. 5:7). Ясно, что Апостол, называя пасхою Христа, за нас пожренного, имеет в виду преобразовательное сходство с Ним ветхозаветного пасхального агнца. Вот черты этого сходства.
   Пасхального агнца надлежало предварительно избрать и отделить от стада для жертвы; так и Христос от вечности предопределен был на страдание за род человеческий и волею Отца, как агнец, заклан был прежде сложения мира (Апок. 13:8). — Для пасхальной жертвы требовался именно агнец, овча мужеского пола, а не агница; так и в жертву за грехи мира надлежало быть принесену Богомужу, Сыну Божию, восприявшему человеческую природу мужеского пола. — Агнец для пасхальной жертвы должен быть избран молодой, не старше одного года; так надлежало пострадать за нас такому существу, которое по Своей Божеской природе имеет вечную жизнь, не знает ни презрения, ни свойственного тварям оскудения сил. — Пасхального агнца должно было выбрать непорочного, без телесных недостатков и совершенного; так и Христа Писание называет Агнцем непорочным, пречистым, отлученным от грешников (1 Пет. 1:19; Евр. 7:26), и приписывает Ему всю полноту духовных совершенств по Его божеской и человеческой природе. — Агнец пасхальный закалался к вечеру; Иисус Христос плотию смерть вкусил на кресте также вечером. — Попечением агнца на огне преобразован был крест Христа, ибо, по словам мученика Иустина, агнец был возлагаем на огонь на подобие креста, так как один рожен продевали от нижних частей его до головы, а другой, на котором вешали агнца, проходил поперек спины. — Об исполнении на Христе того преобразования, что не велено было сокрушать костей агнца, уже было сказано. — Кровью агнца жилища Еврейские спасены были от Ангела погубляющего; кровью закланного на кресте Агнца Божия, взявшего на Себя грехи всего мира, верующие в Него спасены от гнева Божия. — Снедение пасхальной жертвы вводило Израильтян в ближайшее духовное общение с Господом и положило начало изменению их бедственного состояния под игом Египтян на благополучное и отрадное; вкушение тела и крови Христовой вводит нас в теснейшее общение со Христом и чрез это общение становится для нас источником жизни вечно-блаженной. — Жертвенного пасхального агнца надлежало есть с опресноками и горьким зелием; соответственно сему жизнь в общении со Христом требует от нас того, чтобы она проводима была в безквасии чистоты и истины, без примеси кваса злобы и лукавства (1 Кор. 5:7-8), и чтобы мы готовы были ради Христа вкушать горечь самоотвержения в борьбе с искушениями от плоти, мира и диавола. — Вкушавшие пасхального агнца должны были показывать вид собравшихся в дорогу; так и все, вступающие верою в общение со Христом, должны помнить, что они на сем свете суть странники и пришельцы, и в стремлении к жилищу небесному отревать пристрастие ко всему земному. (Более подробные указания на предызображение новозаветной пасхи ветхозаветною см. в книге С. Смирнова «Предъизображение Иисуса Христа и Его Церкви в Ветхом Завете»).

VI. Паримия на праздник Сретения. Исход ХII:51, ХIII:2—3, 10—12, 14—16

   В сей паримии излагается заповедь Божия об освящении первородных, с присовокуплением из книг Левит и Числ заповедей Божиих об очищении родильницы и замене первородных левитами.

Исх. 12:51, 13:2. Глагола Господь к Моисею в день он, в оньже изведе сыны Исраилевы от земли Египетския, глаголяй: освяти Мне всякого первенца перворожденного, разверзающего всякая ложесна в сынех Исраилевых.

   В то время, когда Евреи по заповеди Божией, вкушали пасхальную жертву, Ангел-губитель прошел землю Египетскую и поразил смертию всех первородных Египетских мужеского пола, от первенца фараонова до первенца узника, заключенного в темнице, и всех первородных от скота, пощадив первородных в домах Еврейских, отмеченных кровию пасхального агнца, намазанною на дверях. По всему Египту разносились вопли скорби и ужаса. Фараон и Египтяне, дотоле упорствовавшие в желании не отпускать Евреев, так поражены были этою казнью, что стали понуждать Евреев немедленно выходить из Египта и с охотою дарили им драгоценные вещи, желая поскорее выпроводить их. Израильтяне, уже заблаговременно приготовленные к этому, немедленно, в числе шестисот тысяч человек, кроме жен и детей, собрались в главном городе земли Гесемкой Рамессе, и отсюда в военном порядке двинулись по направлению к Чермному морю. На сем пути первым станом их был «Сокхоф», город, или местечко, «Кущей», так называемое от дорожных палаток, в которых Евреи расположились здесь. Это происходило в 15 день первого вновь установленного церковного месяца «авив» (Числ. 33:5). В тот же день, когда Евреи еще стояли в Сокхофе, Господь для того, чтобы увековечить в памяти народа избавление его первенцев от Ангела-губителя, имевшее последствием окончание Египетского рабства, поспешил обнародовать закон об освящении первородных. Он сказал Моисею: «Освяти Мне всякого первенца перворожденного, разверзающего всякая ложесна в сынех Исраилевых». Освяти Мне, т.е. объяви сынам Израилевым, чтобы они посвящали Мне, отделяли для Меня на священное, в честь Мою, употребление. Господь повелевает освятить первенцев в сынех Исраилевых, т.е. принадлежащих Израильскому народу, от человека до скота (как сказано в Библии), разверзающих ложесна, следственно, первенцев не отца, который мог иметь старшего по рождению сына от вдовы или одной из двух жен, но матери, впервые разрешающейся от бремени, и притом первенцев одного мужеского пола (12). Первенцы отца, начатки силы отца (Быт. 49:3), хотя бы родились от нелюбимой отцем матери, имели преимущество пред братьями в наследстве и в чести им принадлежала сугубая часть наследства и власть над братьями по смерти отца (Быт. 47:28-29; Втор. 21:15-17), но в посвящении Богу имели преимущество первенцы матери, если в тоже время они не были первенцами отца, так что, если у кого были две жены, первенцы от обеих должны быть посвящены Богу. В чем именно состояло священное назначение первородных, увидим после.

Исх. 13:2-3, 10. И иде Моисей, и собра вси люди и рече: помните день сей, в оньже изыдосте от земли Египетския, из дому работы: рукою бо крепкою Господь изведе нас отсюду. И сохраните закон Его.

   Исполняя повеление Господа касательно обнародования закона о первенцах, Моисей указывает на него народу, как на памятник благодеяний Божиих при исшествии Евреев из Египта. «Помните день сей, в оньже изыдосте от земли Египетския, из дому работы». Домом работы, или рабства, Египет назван потому, что в Египте Израильтяне употребляемы были на невольнические работы, и Египтяне обращались с этими невольниками, как бы с преступниками, заключенными в темнице и в наказание за преступления несущими бремя изнурительных работ. И Евреи не могли бы собственными силами избавиться от этого бедствия, если бы Сам Господь не извел их оттуда рукою крепкою. Рука крепкая, это та могущественно-грозная сила, которую Господь проявил над Египтянами, поразив их чудесными казнями, заставившими их наконец отпустить Израильтян. — И сохраните закон Его. Выше в стихах 4—9 шла речь собственно о законе опресноков, который должен быть соблюдаем ежегодно в течение семи дней от дня пасхи, по вступлении в землю обетованную. Не останавливаясь на сем законе, паримия переходит к следующему за тем изложению закона о первенцах.

Исх. 13:11-12. И будет, егда введет тя Господь Бог в землю Хананейску, якоже кляся отцем твоим: и отлучиши всякого первородного, разверзающего ложесна, мужеск пол, Господу.

   Закон об освящении, или об отлучении первенцев от человека до скота, равно как вышеупомянутый закон об опресноках и законы о жертвах, изложенные в книге Левит, — должен по повелению Господа вступить в силу по водворении Евреев в той стране, которую Он с клятвою обещал пред праотцами Еврейского народа дать в обладание их потомкам. Это потому, что при той беспокойной жизни, какую Евреи должны были проводить во время многолетнего странствования в Аравийской пустыне, не удобно было с точностью исполнить подробные предписания обрядового закона.

Исх. 13:14. Аще же вопросит тя сын твой, глаголя: что сие? и речеши ему: яко рукою крепкою изведе нас Господь из земли Египетския, из дому работы.

   Изведе нас. Милость Божия, памятником которой должен служить закон о первенцах, имеет столь великое значение в судьбе Еврейского народа, что не только современные, но и все дальнейшие поколения должны памятовать эту милость с такою живейшею благодарностью, как если бы она была оказана лично им самим. На каждого отца семейства возлагается долг воспитывать детей в этом памятовании в раннем их возрасте. Каждый отец семейства должен так рассказать сыну об обстоятельствах происхождения закона о первенцах.

Исх. 13:15. Егда бо ожесточи фараона не отпустити нас, изби Господь всякого первенца в земли Египетстей, от первенца человеча, до первенца скотия. Сего ради аз в жертву приношу всякое разверзающее ложесна, мужеск пол Господу и всякого первенца сынов моих искуплю.

   Ожесточи (Господь) фараона. Это не так должно понимать, будто Сам Бог был виновником того ожесточения, того непреклонного упорства, с каким фараон старался удержать под игом неволи Израильтян, а так, что казни, какими Господь поражал Египет за несогласие фараона отпустить их, — вместо того, чтобы смирить его только ожесточали его, или смиряли лишь на краткое время, пока продолжалась та или другая казнь. Что вина ожесточения фараона падает на него одного, а не на Бога (было бы богохульно обвинять в сем Святейшее существо), это видно из многих ясных свидетельств о сем Моисея. Так, после казни наслания на Египет песьих мух сказано: «Фараон ожесточил сердце свое и на этот раз и не отпустил народа» (Исх. 8:32). По прекращении казни побития полей градом сказано: «И ожесточилось сердце фараона и рабов его и он не отпустил сынов Израилевых» (Исх. 9:35). Сам Христос сказал о Себе, что Он не мир пришел принести но меч, ибо пришел разделить человека с отцем его и дочь с матерью ее (Мф. 10:34-35). Смысл слов Христа Спасителя тот, что учение Его будет служить поводом к разделению между людьми самыми близкими, ибо не одинаково будет принято ими, одни из них уверуют во Христа и за то вооружат против себя других, которые не уверуют. Следственно не Сам Христос, именуемый князем мира и даже миром (Ис. 9:6; Еф. 2:14-16), является виновником разделения между людьми близкими даже по крови, а те духовные расположения, которые пробуждаются в них вследствие учения Христова, в одних благоприятные ему, в других враждебные. Что мудреного после сего, если и казни, какие Господь наводил на Египет с целью смирить фараона, только ожесточали, раздражали его? Виною тому был не Господь, а худой нрав фараона. — Последняя казнь, состоявшая в избиении первородных Египетских от человека до скота чистого и нечистого, и имевшая последствием отпущение Израильтян из Египта, не коснулась первенцев Еврейских. Сего ради, т.е. в память этой пощады первенцев Еврейских, аз, так должен был говорить отец семейства сыну своему, жертву Господу приношу, всякого отвергающего ложесна мужеска полу. Идет речь о первородных домашних животных — чистых агнцах, козлах, тельцах. Что же касается нечистых домашних животных — ослов, коней, верблюдов, которых нельзя было приносить в жертву, их велено было заменять для жертвы агнцами или выкупать, если недодавало агнца (13). И всякого первенца сынов моих искуплю, возьму за него выкуп, ибо человеческих жертв Господь не требует. Мать каждого первородного должна была, в 40-й день, явиться вместе с ним к святилищу и заплатить за него жрецу выкуп в 5 сиклей (около 2 р. 50 к.). Это представление к святилищу составляло то посвящение Господу, которое предписывалось для каждого первородного. Что же касается до выкупа, то он служил знаком освобождения первенцев от той повинности, которая, вскоре после обнародования закона о первенцах, возложена была на левитов, — повинности, состоявшей в служении при скинии и в храме. Левиты, как увидим, заменили собою первенцев в этом отношении, и от лица их исполняли свои обязанности в скинии и потом в храме.

Исх. 13:16. И будет в знамение непоколебимо пред очесы твоими. Яко тако рече Господь Бог Вседержитель, яко первородная сынов твоих даси Мне.

   И будет в знамение непоколебимо пред очесы твоими. Это слова Моисея к Израильскому народу, а не продолжение речи, изложенной в предшествующем стихе, с какою отец семейства должен был обратиться к сыну в объяснение закона о первенцах. Что же именно будет непоколебимым (твердым) знамением пред очами каждого Израильтянина? Самый этот закон и точное, из рода в род продолжающееся, исполнение его. О чем же должно было напоминать каждому это знамение? О том, что Израильтяне единственно милости Господа и Его всемогуществу обязаны были свободою и независимостью5. Заключительные слова: «яко тако рече Господь Вседержитель» и д. не встречаются в тексте Библии и прибавлены в паримии в виде перехода к последующим словам, взятым из книг Левит и Числ

Лев. 12:3. И будет, жена яже аще родит отроча мужеск пол, в день осмый да обрежет плоть крайнюю его.

   Обрезание установлено Богом при Аврааме в знамение завета с Господом избранного народа. В завет с Богом обрезание вводило тем, что освящало способность деторождения, так что чрез это освящение чада Авраама по плоти, как происшедшие от обрезанных родителей, — становились чадами Божиими, племенем Божиим, и вместе сами, по совершении над ними этого обряда, предназначаемы были к тому, чтобы раждать чад Божиих, размножать племя Божие, членов Царствия Божия. При Моисее Господь подтверждает закон обрезания. В приведенном стихе из книги Левит этот закон должен быть рассматриваем в связи с предшествующим стихом — 2-м, в котором сказано, что если женщина родит младенца мужеского пола, то она будет нечиста семь дней. Из этого видно, почему обрезание установлено совершать в осмый день по рождении младенца. Это потому, что было бы несообразно с священным значением обряда обрезания, совершать его тогда, когда и младенец по закону, находится в состоянии нечистоты от прикосновения к нему нечистой матери, и сам совершитель обряда нечужд этой нечистоты, прикасаясь к нечистому младенцу и принимая его из рук нечистой матери.

Лев. 12:4. И тридесять и три дня не внидет во святилище Божие ко священнику, дондеже исполнятся дние очищения.

   По рождении младенца мужеского пола состояние нечистоты матери его продолжалось, по закону, 40 дней. В первые семь дней родильница передавала свою нечистоту всему, к чему ни прикасалась. В остальные тридцать три дня от прикосновения к ней уже ничто не осквернялось, но она не могла ни приходить во двор святилища, ни вкушать пасхальной жертвы и жертвы мира, ни, если была женою священника, от других жертв, части которых предоставляемы были священникам. По рождении дочери состояние очищения продолжалось 80 дней (5).

Лев. 12:6-8. И по сих принесении Господу ягня единолетно, непорочно, во всесожжение, и птенца голубина, или горличищна, при дверех скинии свидения, ко святителю (священнику).

   По сих, т.е. по окончании законных дней очищения, сорока дней после рождения мальчика и восьмидесяти по рождении младенца женского пола, родильница должна явиться к скинии свидения и чрез священника принести в жертву всесожжения агнца в знак благодарности Господу за избавление ея от мук рождения и от смертной опасности, угрожавшей ей при родах, и в знак всецелой преданности Господу, — и еще в жертву за грех молодого голубя или горлицу. Этою жертвою выражалось в родильнице чувство ее виновности пред Господом и нужды в милосердии Его. Виновность разумеется здесь отчасти личная, т.е. грех, допущенный родильницею невольно при муках рождения, — например, ропот на Бога, нетерпеливость, — но главным образом разумеется прирожденная, та самая, которую исповедует Давид: «В беззакониях зачат есмь и во гресех роди мя мати моя», и которая свойственна как матери, так и младенцу. — После этих жертв священник объявлял родильницу чистою.

Лев. 12:8. Или вместо сих принесеши пред Господем два птенца голубина, или два горличища и помолится о ней священник.

   Вместо сих. Если родившая, по бедности не в состоянии была принести в жертву агнца, и вместе голубя или горлицу, то вместо сих должна была приносить только двух голубей, или же двух горлиц, одного во всесожжение, другого в жертву за грех, — как сказано в библейском тексте рассматриваемого стиха. И помолится о ней священник, т.е. с молитвою совершит священнодействие жертвы и потом объявит ее чистою. Все эти обряды очищения относились к матери, а не к младенцу.
   Далее в паримии приведены из книги Числ слова повеления Божия о замене первенцев левитами.

Чис. 8:15-17. Яко отдание отданы сии мне суть от среды сынов Исраилевых, и приях их. И освятих я Мне вместо первенец от сынов Исраилевых, в оньже день поразих всякого первенца в земли Египетстей, от человека до скота.

   До тех пор, пока не устроена была скиния, в совершении жертвоприношений принимали участие важнейшие из первородных (как заключают из Исх. 24:5). Но когда скиния была готова (это было в начале второго года странствования Евреев в пустыне, когда они еще находились при Синае), Господь повелевает Моисею вместо первородных посвятить на служение при скинии сынов колена Левиина, — и сказав, что после посвящения они должны войти в скинию свидения для служения, присовокупляет, яко отдание отданы сии Мне суть, т.е. отданы Мне в дар, — от среды сынов Израилевых. Это отдание в дар Господу сынов Левииных должно было, по наставлению Самого Господа, совершиться чрез возложение на них рук старейшин всего сонма Израильского при посвящении левитов на службу в скинии (Числ. 8:10), подобное тому, как Израильтяне возлагали руки на животное, когда передавали его жрецам на жертвоприношение. «И приях их, продолжает Господь, и освятих я Мне вместо первенец сынов Исраилевых, в оньже день поразих всякого первенца в земли Египетстей». Смысл этих слов Господа тот, что Он в тот самый день, когда повелел освятить Себе Еврейских первородных, т.е. в день исхода из Египта, уже предопределил заменить их левитами. Эта замена нужна была потому, что первородных из всех колен Израильских было бы гораздо больше, чем сколько потребовалось бы их для исправления служб при скинии и содержание их было бы обременительно для народа.
   Находящиеся в заключении паримии слова «рече Бог Вышний Святый (свято чтимый) Исраилев» не встречаются в библейском тексте.
   Рассмотренную паримию положено читать на праздник Сретения потому, что события, составляющие предмет этого праздника, произошли вследствие заповедей Божиих, изложенных в паримии. Закон повелевал посвящать Господу первородных и при сем платить за них выкуп. Сему закону благоволил подчиниться Господь Иисус, перворожденное Слово Бога Отца и первородный по плотскому рождению от неискусобрачной Матери, хотя не разверз врат Ея девства при рождении. Он поставляется пред Господом в земном Его храме, как жертва, в предзнаменование жертвы Голгофской. Тот, Который пришел искупить нас бесценною кровью, Сам искупляется несколькими монетами, чтобы в Своем лице за всех нас начать уплату долга правосудию Божию. — По закону, каждая мать по истечении дней очищения должна была явиться в храм с жертвою за себя из агнца и голубя, или в случае бедности, только из двух молодых голубей или двух молодых горлиц. По сему закону и Дева Мария явилась в храм с жертвою, дозволенною бедным. Но для чего Она подчинилась закону об очищении, когда в рождении Ею Своего Сына явилась нескверною и пречистою, не испытала свойственных обыкновенным матерям болезней рождения и известных телесных состояний по рождении? Для того, чтобы не подвергнуться укоризнам в нарушении закона, ибо тайна непорочного зачатия и рождения не была еще известна никому, кроме Ея Самой и Иосифа. — По закону первенцы заменены были левитами. Эта замена не была ли предызображением отмены левитского ветхозаветного священства с пришествием на землю Господа Иисуса, вечного Первосвященника, Которого единократная жертва на кресте, в противоположность многократным жертвам ветхозаветным, достаточна для очищения и освящения всех людей на все времена?

VII. Паримия на вечерне в великую субботу. Исх. XIII:20-22, XIV:1-32, XV:1-19.

   В сей паримии описывается путешествие Израильтян от Сокхофа до Чермного моря, чудесный переход их чрез Чермное море, и приводится благодарственная Господу песнь, воспетая Израильтянами вслед за сим чудом.

Исх. 13:20. Воздвигшеся сынове Исраилевы от Сокхофа, ополчишася во Офоме при пустыни.

   Первым станом Израильтян на пути из Египта был город Сокхоф, находившийся в пределах Египетских владений. В Сокхофе, как известно, дан был закон об освящении первенцев. Вторым станом, или местом, где останавливалось все ополчение их, был Офом при пустыне, последний Египетский город, или местечко, на краю Аравийской пустыни, близ северной оконечности западного рукава Чермного моря (Числ. 33:6-7). Вероятно, Офом был станциею на караванной дороге из Египта в Азию.

Исх. 13:21. Бог же вождаше их, в день убо столпом облачным показати им путь, нощию же столпом огненным свети им.

    Бог же вождаше их. Сам Господь, или иначе Ангел Господень, под каковым именем известен Сын Божий (Ис. 9:6), был вождем Израильтян. Он указывал им направление пути посредством столпа облачного и огненного, в котором сокрывал Свое присутствие. Они сообразовали свое движение с движением этого столпа, и останавливались, когда он останавливался (Числ. 9:17). Что под столпом облачным и огненным должно разуметь не два отдельных столпа, а один и тот же столп в двух его видах, — в виде темного облака днем и светлого ночью, — это видно из того, что в других местах он называется столпом облачным или просто облаком, когда идет речь о времени ночи (Исх. 14:19; Чис. 9:21), следственно о времени излияния света от столпа. — Некоторые не признают чуда в явлении столпа, предводившего Еврейское ополчение. Они сравнивают это явление с тем сигналом, который употребляем был в древности при движении торговых караванов, также в военных походах. Этот сигнал состоял в том, что в небольшом подвижном горне разводили огонь и поднимали этот горн на высоком шесте, так чтобы ночью виден был пламень от этого огня, а днем дым. И пламень и дым служили указателем пути для караванов и для войск. Но это сходство караванных и военнопоходных огней с столпом облачным слишком ничтожно, чтобы можно было не видеть ничего чудесного в столпе облачном. В тексте Моисеева повествования нет никакого повода к тому, чтобы видеть в этом явлении обыкновенный человеческий сигнал. Прямо говорится, что Бог, Сам Бог, предводительствовал Израильтянам в столпе, что Он присутствовал в нем, давал из среды его слышать Свой голос (Чис. 16:10), подобно тому, как Он открывал Свое присутствие в огне купины (Исх. 3:2) и на Синае в облаке и дыме (Исх. 19:16-18). Кроме того, столп облачный принимал такие размеры, подобных которым не могли иметь караванные и военно-походные огни. При переходе Израильтян чрез Чермное море он занял все пространство между ними и Египтянами и препятствовал сближению их (Исх. 14:69). О чудесном характере его свидетельствует также то, что он не только служил путеуказателем для путешествующих Израильтян, но вместе осенял их, и сенью своею защищал их днем от необычайного пустынного зноя (Пс. 104:39; Прем. 10:17), для чего потребно было, чтобы он широко раскидывал сень свою над громадным ополчением Израильским. Могло ли что-нибудь подобное придумать искусство человеческое?

Исх. 13:22. И не оскуде столп облачный во дни, и столп огненный нощию, пред всеми людьми.

   Водительство Божие посредством столпа продолжалось во все время путешествия Израильтян в пустыне. Так было до построения скинии и после построения ее. В последнем случае облак Господень бяше над скинею в день, и огнь бяше над нею в нощь пред всем Исраилем, во всех путешествиях их (Исх. 40:38). Но пред вступлением их в Обетованную землю, при переходе через Иордан, облако уже перестало являться Израильтянам, заповедано было дальнейшие движения сообразовать с движениями ковчега завета (Нав. 3:5). Постоянно, в течении сорока лет, продолжавшееся чудо промышления Божия в столпе облачном об Израильтянах должно было поддерживать в них веру и упование на Господа. То обстоятельство, что Господь сокрывал Свое присутствие в облаке, а не являлся в определенном виде какого-либо существа, долженствовало утверждать их в мысли, что Он есть Существо невидимое, предостерегать их от дерзких попыток творить какие-нибудь изображения Его, от почитания Его в этих изображениях, и наконец свидетельствовало о неприступном величии Его и святости и таким образом питало в них благоговение к Нему.

Исх. 14:1-2. И рече Господь к Моисею, глаголя: рцы сыном Исраилевым, и обратившеся да ополчатся прямо придворию, между Магдолом и между морем, прямо Веельсепфону: пред ними ополчишися при мори.

   От Офома, последнего Египетского города на границе с Аравийскою пустыней, Евреи могли продолжать свой путь или к северу прямо в Ханаан, и тогда пришли бы сюда чрез три-четыре дня, если бы не встретили каких препятствий, — или на юг к Синаю. Пути к Синаю не мог не иметь в виду Моисей, ибо помнил слово, сказанное ему из купины: сие тебе знаменье, внегда извести тебе люди Моя из Египта, и помолитеся Богу в горе сей (Исх. 3:12). Но Господу не угодно было на сей раз пустить Евреев ни по тому, ни по другому пути. Первый путь признан был для них неудобным потому, что здесь угрожала бы им неизбежная встреча с Филистимлянами, и убоявшись их, они стали бы жалеть о Египте (Исх. 13:17). От второго пути надлежало удержать их на время для того, чтобы дать место, как увидим, новому преславному событию, которое должно было еще больше, чем прежние чудеса, прославить Господа и утвердить Евреев в преданности Ему. С этою целью, по повелению Господа, Евреи от Офома должны были повернуть на юг по западной стороне Суэцкого рукава Чермного моря, следовательно, очутиться снова в пределах Египетских. На этом новом пути им приказано было ополчиться, т.е. расположиться всем ополчением, между Чермным морем и Магдолом (башня, крепость). Положение последнего места, по неизвестности древней географии Египта, трудно с точностью определить, равно как и положение других мест, в виду которых назначено остановиться Израильскому ополчению. Одно из них названо в тексте придворном, или, как в книге Числ. 33:7, устьем Ирофа (с Еврейского устье пещер). Другое названо Веельсепфоном (господин подзорной башни). Судя по буквальному значению всех этих названий, можно думать, что обозначаемые ими места укреплены были либо природою, либо искусством человеческим и обеспечивали безопасность Египетских владений с восточной стороны. В 20-ти верстах от Суэца на западном прибрежьи Суэцкого рукава Чермного моря, до сих пор Арабы показывают место, которое называют Купальнями фараоновыми (Хамам фараун), по сохранившемуся преданию о потоплении фараона в море близ этого места. Место это находится на узкой прибрежной полосе, которую Арабы называют долиною чуда (Бедеа), также путем сынов Израилевых (Тга-Бене-Израель). Полоса эта занимает место между морем и горами, а к северу и югу от ней идет пустыня. По всей вероятности в этой-то полосе расположились на ночлег, в третий день своего путешествия, Израильтяне, и здесь-то надо искать те местности, которые названы в рассматриваемом стихе.

Исх. 14:3. И речет фараон людем своим о сынех Исраилевых: заблуждают сии по земли, затвори бо их пустыня.

   Господь предваряет Моисея, какое впечатление будет произведено на фараона этим необычайным направлением пути, указанным для Израильтян. Фараон будет говорить о них, что они заблуждают по земли, т.е. вместо того, чтобы выйти из Египетских владений, они до сих пор остаются в их пределах и, уклонившись с настоящей дороги, бесцельно двигаются по пустынному прибрежью Чермного моря, принадлежащему Египетской земле. — Затвори бо их пустыня, теперь нет для них выхода из Египта: с левой стороны пред ними море, с правой неприступные горы, с юга и севера пустыня, выбраться из которой на настоящую дорогу за Египетские пределы им невозможно, потому что единственный в этом направлении обратный путь к северу им легко может быть загорожен военною силою, а на юг продолжать движение для них нет никакой цели, — это значило бы углубляться в Египетские владения.

Исх. 14:4. Аз же ожесточу сердце фараоново, и поженет созади их: и прославлюся в фараоне и во всем воинстве его, и уразумеют вси Египтяне, яко Аз есмь Господь. И сотвориша тако.

    Аз ожесточу сердце фараона, и поженет созади их. Господь, повелевая Евреям идти по необыкновенной и опасной дороге, обещает чрез это обстоятельство дать фараону новый случай к проявлению его ожесточения. Под влиянием этого обстоятельства в нем оживет то ожесточение, то непреклонное упорство, с каким он, несмотря на казни, долго не отпускал Евреев из Египта. Когда он узнает о мнимом блуждании Евреев, то подумает: верно, Бог Еврейский оставил Своих чтителей, — или они сами потеряли доверие к Моисею и не хотят по его указанию идти за пределы Египетские. — И поженет созади их, погонится за Израильтянами, чтобы удержать их в Египте. — И прославлюся в фараоне, и во всем воинстве его. Разумеется прославление чрез наказание фараона и его войска. Господь явит над ними новый опыт Своего правосудия и всемогущества, т.е. чудесно погубить их в море, и этим чудом снова прославится, как истинный Бог и действительный покровитель Своего народа. В этом, наконец, убедятся и все Египтяне. Все они уразумеют, яко Аз есмь Господь, — уразумеют, что Я действительно Господь не только Евреев, призывающих Меня и во имя Мое путеводимых Моисеем, но и Египтян и всех народов, — особенно же признают Мою Божескую власть и силу те Египтяне, которые во глубине Чермного моря лично будут видеть отяготевшую над ними руку Мою (25). — И сотвориша тако. Евреи исполнили повеление Господа о путешествии к югу от Офома.

Исх. 14:5. И возвещено бысть царю Египетскому, яко бежаша людие. И превратися сердце фараоново, и рабов его на люди, и рекоша: что сие сотворихом, отпустивше сыны Исраилевы, да не работают нам?

   В этом стихе изображается, как произошло в сердце фараона предсказанное Господом ожесточение. Ему донесено было, яко бежаша людие. Действительно, судя по значительному пространству, какое Евреи успели пройти в три дня от Рамессы до Сокхофа, близ берега Нила, — от Сокхофа до Офома и отсюда до последнего стана на западном берегу Красномарского залива, пространству не менее как в 120 верст, — путешествие их в огромном количестве (около 2-х с половиной миллионов душ) со стадами и другими хозяйственными принадлежностями нельзя не признать торопливым. По всему видно, что они спешили. И эту-то поспешность Египтяне приняли за бегство и посмотрели на них, как на беглецов. Так донесено было о них фараону. И превратися сердце фараона и рабов его на люди, едва они успели успокоиться после потери первенцев и рабов, и вот снова закипело в их сердце негодование на сынов Израилевых. Стали помышлять, нельзя ли возвратить их в рабство. Как объяснить эту перемену? Можно думать, что фараону и его рабам спешность движений Еврейского ополчения, походившая на бегство, показалась следствием овладевшего Евреями страха погони за ними Египтян. Но как Египтяне могли объяснить происхождение этого страха после всего, что сделано было для Евреев Богом? Египтяне, вероятно, объяснили это предположением, что или Господь перестал покровительствовать Израильтянам, или что Евреи переменили свой взгляд на Моисея и усомнились в его призвании от Бога к избавлению их. А уклонение Евреев с пути, ведущего в Аравийскую пустыню, еще более утвердило Египтян в этом предположении. Видно, наши беглецы, подумали фараон и его рабы, сами начали раскаяваться в том, что послушались Моисея, и теперь предпочитают лучше блуждать в Египетских владениях, чем переправиться за пределы их. — И рекоша: что сие сотворихом, отпустивше сыны Исраилевы, да не работают нам? — Т.е. мы сделали непростительную ошибку, что уступили наконец настойчивому требованию Моисея отпустить Евреев. В лице их мы лишились хорошей рабочей силы, которую трудно заменить, если не вернем их назад. Но допущенную ошибку можно еще поправить. Беглецы — в таком положении, что легко с ними справиться и возвратить их к прежней неволе. Так рассуждали фараон и рабы его и немедля приготовились к погоне за ними.

Исх. 14:6. Впряже убо фараон колесницы своя, и вся люди своя собра с собою.

   Идет речь о колесницах боевых и о людях военных. Те и другие, по распоряжению фараона, немедленно должны были выступить в поход против мнимых беглецов. Боевые колесницы закладываемые были парою, или тройкою лошадей, и вооружаемы были по обеим сторонам косами. На этих колесницах обыкновенно занимали место три человека: возница, управлявший конями, воин, державший щит, и еще воин, который на всем скаку длинным и тяжелым мечом поражал тех, кто не попал под косы, или под колеса колесницы и под копыта коней. Колесницы обыкновенно врывались в ряды пехоты.

Исх. 14:7. И поят шестьсот колесниц избранных и вся кони Египетския, и тристаты над всеми.

   Этот стих служит объяснением предыдущего. В том стихе сказано о колесницах вообще, здесь говорится о числе их 600, и о достоинстве их избранные, или отборные. В том стихе сказано о всех людях собранных в поход, здесь же упоминается собственно о всей коннице (ππος). Участвовала ли в походе пехота, не сказано, да едва ли она могла быть полезна, когда предполагалось поскорей нагнать мнимых беглецов, накрыть и поразить их, — хотя Иосиф Флавий упоминает о 200000 пехоты. — Тристаты над всеми, или во главе всей собранной армии. Тристатами назывались сановники, занимавшие третье место, или третий ряд, вокруг царя. Армия, собранная в поход против Израильтян, конечно, была незначительна в сравнении с числом Израильтян, но им вредила самая многочисленность, препятствовавшая свободе движений их, также безоружность и невыгодное местоположение, какое они занимали на берегу моря. — Для колесниц и всадников требовалось много коней. Откуда взялись они, когда одною из казней (мором) кони Египетские были побиты? Побиты были только пасшиеся на полях (Исх. 9:6). Казнь не коснулась тех из них, которые оставались в конюшнях.

Исх. 14:8. И ожесточи Господь сердце фараона царя Египетского и рабов его, и погна созади сынов Исраилевых. Сынове же Исраилевы исхождаху рукою высокою.

    Ожесточи Господь, — т.е. расположил обстоятельства так, что в фараоне возродилось непреодолимое желание во что бы ни стало не выпускать Израильтян из Египта. — И погна созади сынов Исраилевых, — по следам их. Гонясь по следам их, по одной и той же дороге, Египтяне, конечно, достигли северной оконечности Суэцкого рукава, потом стали спускаться к югу по западной стороне его. — Сынове же Исраилевы исхождаху рукою высокою. Рука высокая, или сила грозно-могущественная, это не рука Израильтян, а рука Самого Господа. Господи, высока Твоя мышца, исповедует пророк (Ис. 26:11). Под защитою ее Израильтяне пошли из Египта (Числ. 33:3), под ее же крепкою защитою они исхождаху, — продолжали свой путь, хотя путь этот казался неправильным.

Исх. 14:9. И погнаша Египтяне в след их, и обретоша их ополчившихся при мори: и вся кони и колесницы фараоновы, и конницы (всадники), и воинство его прямо придворию Веельсепфона.

    Обретоша их ополчившихся при мори, позади Израильтян, уже расположившихся станом на берегу моря, вдруг очутилось войско Египетское, состоящее из коней и колесниц, иначе из воинов на колесницах, везомых конями, — из конников, т.е. всадников на одних лошадях. Вообще все воинство фараоново настигло Израильтян там, где Господь повелел им расположиться станом (см выше, ст. 1 и 2).

Исх. 14:10. И фараон приближашеся. Воззревше же сынове Исраилевы очима, видеша: и се, Египтяне ополчишася в след их, и убояшася зело, и возопиша сынове Исраилевы ко Господу.

    И убояшася зело, было отчего придти в страх Израильтянам. Их положение, по человеческим рассчетам, было самое затруднительное: с востока пред ними пучина морская, с запада неприступные горы, с севера ополчившиеся (расположившиеся станом) Египтяне, с которыми вступить в борьбу людям безоружным никоим образом нельзя было с надеждою на успех. Да и воинственности в них не было: неволя, в которой они так долго жили в Египте, убила в них дух мужества. Оставалось для Израильтян одно свободное для бегства место — пустыня с юга, но возможно ли было убежать от быстрых колесниц и коней двухмиллионной, со скотом и хозяйственными вещами, толпе? Притом пустыня не представляла ни одного безопасного места. — И возопиша (Израильтяне) ко Господу, прося Его о помощи, но судя по следующему стиху, в котором они являются ропщущими на Моисея, как бы на виновника их бедственного положения, — их молитва к Богу чужда была смирения и преданности воле Божией. Это было требование, чтобы Господь избавил их от беды, с жалобою, что Сам же Он чрез Моисея ввел их в эту беду.

Исх. 14:11. И рекоша к Моисею: за еже не быти гробом во Египте, извел еси нас умертвити в пустыни? Что сие сотворил еси нам, извед нас из Египта?

   Неудовольствие против Бога перешло в ропот на служителя Его. Не хорошо нам было в Египте, говорили сыны Израилевы, но уж лучше бы умереть в Египте, чем в пустыне насильственною от меча фараонова смертью. Это последнее зло горше первого.

Исх. 14:12. Не сей ли бяше глагол, его же рекохом к тебе во Египте, глаголюще: остави нас, да работаем Египтяном? Лучше бо бяше нам работати Египтяном, нежели умрети в пустыни сей.

   Выражающееся в этих словах малодушие Израильтян дошло до искажения истины. Правда, когда притеснение Евреев в Египте усилилось, то вследствие первого требования Моисея пред фараоном отпустить их в пустыню, Евреи высказали негодование на Моисея и сказали ему и Аарону: «Вы дали фараону и рабам его меч в руки, чтобы убить нас» (Исх. 5:21), но это был единственный случай. Впоследствии Израильтяне без ропота и с охотою повиновались всем распоряжениям Моисея, видя в них волю Божию. Да и в первый раз, как только Моисей объявил им волю Божию об избавлении от Египетской неволи, они в лице своих старейшин с радостью отнеслись к словам Моисея и с благодарностью преклонились пред Господом (Исх. 4:31).

Исх. 14:13. Рече же Моисей к людем: дерзайте, стойте и зрите спасение еже от Господа, еже сотворит нам днесь, имже бо образом видесте Египтян днесь, не приложите к тому видети их в вечное время.

   Против маловерия и малодушия Израильтян Моисей выступает с полною верой и упованием на Бога и, обнадеживая их помощью Божиею, возвещает им, что перед их очами совершится спасение от врагов уготованное Господом, и что они уже никогда не увидят Египтян в том грозном и страшном виде, в каком видят их теперь. — Последствия оправдали это предречение пророка Божия. Евреи чрез несколько часов увидели Египтян в виде трупов выброшенных на морской берег (30).

Исх. 14:14. Господь поборет по вас, вы же умолкните.

   Господь Сам поборет по вас, Сам будет сражаться за вас с Египтянами, — и вы умолкните, — будьте спокойны, без вас сделается то дело, которое послужит к вашему спасению. Вы будете только зрителями этого чудного дела. — С такою непоколебимою уверенностью Моисей мог говорить народу о помощи Божией единственно потому, что он испросил у Господа эту помощь и уже получил обетование о ней, как это увидим из следующих стихов 15, 16, 17 и 18.

Исх. 14:15. И рече Господь к Моисею: что вопиеши ко Мне? Рцы сыном Исраилевым, и да путешествуют.

   Слова Господа к Моисею: что вопиеши ко Мне? Предполагают, что Моисей молился к Богу о помощи хотя тайно, без слов, в одной душе, но с такою силой, как бы находился в положении утопающего, которому свойственно из всех сил кричать о помощи, — молился от своего лица и от всего народа. — Да путешествуют, пусть пойдут, или пусть готовы будут продолжать свой путь, потому что препятствия со стороны Египтян к продолжению этого пути будут устранены посредством чуда.

Исх. 14:16. Ты же возьми жезл твой и простри руку твою на море, и расторгни е: и да внидут сынове Исраилевы посреде моря по суху.

   Господь обещает чудесно провесть Израильтян по суху через море. Для сего Моисей должен разделить или раздвинуть на две стороны воды морские и между ними открыть сухой путь по дну — тем самым жезлом, которым он и прежде неоднократно совершал чудеса.

Исх. 14:17-18. И се, Аз ожесточу сердце фараоново и всех Египтян и внидут в след их, и прославлюся в фараоне и во всем воинстве его, и в колесницах и в конех его. И увидят вси Египтяне, яко Аз есмь Господь, егда прославлюся в фараоне, в колесницах и в конех его.

   Здесь повторяется Божие определение о наказании Египтян, изложенное в 4-м стихе, — с присовокуплением намека на потопление Египтян, чрез которое прославится Господь.
   В следующем стихе повествуется об исполнении определения Божия о спасении Израильтян и о наказании Египтян.

Исх. 14:19. Взятся же (поднялся) Ангел Божий, ходяй пред полком сынов Исраилевых, и пойде созади их. Взятся же (поднялся) и столп облачный от лица их и ста созади их.

   Столп облачный, предводивший Израильтян, до сих пор двигался впереди всего ополчения Израильского. Но теперь он переменил свое положение, стал позади Израильтян. Сказано, что при этом случае взятся, поднялся Ангел Божий, т.е. второе лице Св. Троицы, Сын Божий. Это явление нельзя представлять отдельным от движения столпа облачного, потому что Ангел Божий являл свое присутствие не отдельно от столпа, но в нем присутствовал и управлял всеми его движениями.

Исх. 14:20. И вниде посреде полка Египетского и посреде полка сынов Исраилевых, и ста; и бысть тма и мрак, и прииде нощь, и не смесишася друг с другом во всю нощь.

   Столп облачный стал между Египтянами и Израильтянами и производил на тех и других различные действия. И бысть тма и мрак, и прииде нощь. По синодальному Русскому переводу: «и был облаком и мраком для одних и освещал ночь для других». Это значит, что сторона облачного столпа, обращенная к Египтянам, распространяла такой мрак и тму, что Египтяне не могли ни видеть Евреев, ни пойти к ним, ибо боялись по причине непроглядной тмы сделать неверное движение. Напротив, сторона столпа, обращенная к Израильтянам, всю наступившую ночь светила им так, что они свободно, без всякого замешательства, могли совершать дальнейшее движение по тому пути, который, как увидим, открыт будет для них Господом — И не смесишася друг с другом во всю нощь, — не сблизились друг с другом преследующие и преследуемые.

Исх. 14:21. Простре же Моисей руку на море, и возгна (отводил) Господь море ветром южным сильным всю нощь, и сотвори море сушу, и разступися вода.

    Простре Моисей руку на море, т.е., по повелению Божию (16), поднял над морем свой чудодейственный жезл, который держал в руке. — И возгна Господь море ветром южным сильным всю нощь. Как только простер Моисей жезл вдруг, по манию Господа поднялся сильный ветер, который дул всю ночь. Ветер дул с юга, и потому разделил северную часть морской пучины от южной. Но точнее и понятнее по Русскому синодальному переводу, — ветер дул с востока, и потому мог рассечь море поперек с востока на запад. — И сотвори море сушу, и расступися вода. Это значит, что ветер, раздвинув воды, не только обнажил морское дно, но и осушил его, так что можно было пройти по нему, как по твердой земле. Если это разделение морских вод произошло в 20 верстах от северной оконечности Суэцкого рукава, против вышеупомянутых фараоновых бань, то морское дно обнажилось с запада на восток верст на 20. Как широко было расстояние между разделившимися водами? Должно думать, что оно простиралось версты на 3—4, иначе если бы оно было гораздо уже, многочисленное Израильское ополчение, со всем хозяйством, не успело бы совершить переход к утру.

Исх. 14:22. И внидоша сынове Исраилевы посреде моря по суху, и вода им стена бысть одесную, и стена ошуюю.

    И вода им стена бысть одесную и стена ошуюю. Судя по такому положению вод, образовавших из себя как бы каменную стену с обеих сторон, никоим образом нельзя согласиться с мнением некоторых, зараженных болезнью чудобоязни, будто Израильтяне воспользовались отливом моря. Отлив не разделяет вод, а только обнажает, и то на небольшое пространство, ближайшую к берегу часть моря. Если бы не было никакого чуда при переходе Израильтян чрез Чермное море, если бы помог им в этом случае отлив морской, то непонятно, почему окрестные народы могли, при слухе об этом событии, приходить в волнение (Исх. 15:14). Хананеи знали это чудо и трепетали Израильтян (Нав. 2:11). В книге Премудрости Соломоновой путь Израильтян по дну моря назван полем злачным (Прем. 19:7). Это значит, что дно Чермного моря покрыто растениями, и Израильтяне, переходя через него, словно совершали прогулу по роскошному парку.

Исх. 14:23. Погнаша же Египтяне и внидоша в след их, и всяк конь (конница) фараонов, и колесницы и всадники посреде моря.

   Должно думать, что Египтяне не в одно время с Израильтянами вступили на дно морское, иначе могли бы произвести замешательство в их рядах, а спустя не малое время, когда последние уже успели на значительное расстояние отойти от берега, и когда уже перестали доходить до слуха Египтян голоса мнимых беглецов. Не слыша этих голосов и боясь совсем потерять Израильтян из вида, Египтяне поспешили вслед за ними на дно морское. Они не догадывались, что Евреи уже не на берегу, — и дно морское могли принять за продолжение берега, не замечая вод, стоящих стеною одесную и ошуюю. Потому в пылу преследования они зашли гораздо дальше берега. Предсказанное Господом ожесточение фараона, желание во что бы ни стало отмстить Евреям, ускользавшим от его рук, так было сильно в царе Египетском и его воинах, что помрачило в них на это время здравый смысл; они бросились за Евреями, не рассуждая о последствиях.

Исх. 14:24. Бысть же в стражу утреннюю, и воззре Господь полк Египетский в столпе огненнем и облачнем, и смяте полк Египетский.

    В стражу утреннюю. Древние Евреи разделяли ночь на три части, по четыре часа в каждой, и называли эти части стражами, или сменами часовых. Стража утренняя соответствует, по нашему счету времени, 3—6-ти часам утра. — Воззре Господь на полк Египетский. Разумеется гневное воззрение. Господь проявлял Свой гнев из столпа огненного и облачного, посылая на Египтян тучи с громами и молниями. Так, по крайней мере, изображает псалмопевец это событие. «Облака изливали во́ды, тучи издавали гром и стрелы (молнии) Твои летали. Глас грома Твоего в круге небесном, молнии освещали вселенную, земля содрогалась и тряслась. Путь Твой в море» (Пс. 76:18-20). Если слова псалмопевца должно понимать не в поэтическом, а в историческом смысле, то гнев Божий на Египтян сопровождался также землетрясением, что подтверждается, как увидим ниже, поглощением Египтян землею (Исх. 15:12). Гневное воззрение Божие, сопровождаемое страшными явлениями природы, смяте полк Египетский, привело Египтян в смущение, страх и замешательство.

Исх. 14:25. И связа оси колесниц их, и ведяше их с нуждею. И рекоша Египтяне бежим от лица Исраилева, Господь бо поборает по них на Египтяны.

    И связа (Господь) оси колесниц их, — затормозил колесницы Египетские, так что полк Египетский ведяше их с нуждею, с чрезвычайным усилием двигал их вперед. Причиною этого было то, что дно морское, осушенное для Израильтян, сделалось вязким для Египтян вследствие густой и клейкой грязи, которая могла образоваться, как мы видели, от дождя. Самый беспорядок, происшедший в рядах Египетского войска, мог препятствовать свободному движению колесниц. — Египтяне решились прекратить преследование и сказали: бежим от лица Исраилева, — назад, Господь поборает по них. Египтяне узнали, наконец, что они имеют дело не с Израильтянами, а с Самим Господом, против Которого нельзя бороться.

Исх. 14:26-28. И рече Господь к Моисею: простри руку твою на море, и да совокупится вода и да покрыет Египтяны, колесницы же и всадники. Простре же Моисей руку на море, и устройся вода ко дню на место. Египтяне же бежаша под водою: и истрясе Господь Египтяны посреде моря. И обратившися вода, покры колесницы и всадники и всю силу фараонову, вшедших в след их (Евреев) в море, и не оста от них ни един.

   Египтяне вздумали было бежать назад от Израильтян, за которыми погнались по дну моря, но бежать было уже поздно. Они заметили, что находятся не на берегу, — ибо бежаша под водою, — под навесом вод, стоявших с обеих сторон стенами. Между тем Израильтяне уже выбрались на противоположный берег, и Моисей, по повелению Божию, с этого берега простирает на море свою руку с чудодейственным жезлом, ветер, который до сих пор дул всю ночь и держал, силою Божиею, воды в отвесном положении, утих, и воды, уже не сдерживаемые ветром, хлынули в образовавшуюся между ними пропасть. Произошел водоворот, погибельный для Египтян. Наступило уже утро, ибо сказано «устройся вода на место ко дню», т.е. с наступлением дня. Свет утреннего солнца осветил весь ужас положения, в каком находились Египтяне. Силою страшного водоворота Господь истрясе Египтяны посреде моря, поверг в море. Накрытые устремившеюся на них водою, Египтяне, сидевшие на колесницах и конях, вдруг сброшены были с них и поглощены пучиною. Все погибли, так что некому было возвестить оставшимся дома о погибели.

Исх. 14:29-30. Сынове же Исраилевы проидоша по суху посреде моря: вода же им стена бысть одесную и стена ошуюю. И избави Господь Исраиля в день он из руки Египетския: и видеша сынове Исраилевы Египтян измерших при краи моря.

   Во сколько часов Израильтяне могли перейти море? Ветер, раздвинувший воды моря, подул с наступлением ночи (20 и 21), следственно, около 7-ми часов вечера, ибо это было в весеннее равноденствие. — Воды морские, разделенные жезлом Моисея, устремились по манию того же жезла на прежнее место ко дню (27), с наступлением дня, — следственно, не ранее 5—6 часов утра. Израильтяне уже успели перебраться к этому времени на Аравийский берег, ибо Моисей уже с этого берега мановением жезла своего прекратил разделение вод для потопления Египтян. Следственно, движение Евреев по обнаженному руслу моря продолжалось часов 10 или 11. Время совершенно достаточное для перехода от одного берега до другого на двадцативерстном протяжении. — Израильтяне не только спаслись от Египтян, но были еще свидетелями погибели их, они видели трупы Египтян, выброшенные волнением морским на край моря, — т.е. на тот берег, на который сами благополучно переправились.

Исх. 14:31. Виде же Исраиль руку великую, яже сотвори Господь Египтяном: и убояшася людие Господа и вероваша Богу, и Моисею угоднику Его.

    Рука великая, которую видели Израильтяне, это — великое могущество, явленное Богом в чуде разделения моря, потопления Египтян и спасения от них Израиля. — Убояшася людие Господа, — возымели благоговение к Нему в большей мере, чем доселе. — И вероваша Богу, утвердились в вере в Бога как праведного Судию, показавшего Свое правосудие над притеснителями их, и как своего высочайшего Благодетеля и Спасителя, зная, что Ему одному обязаны своим спасением. — И вероваша Моисею угоднику Его, уверовали в достоинство Моисея, как лица, угодного Богу и близкого Ему. Такое уверование в Моисея было весьма важно особенно в отношении к предстоящему Синайскому законодательству. Народ приготовлен был к вере, что это законодательство есть Божественное, ибо хорошо знал, что посредником его является лицо достаточно засвидетельствованное в том, что оно близко к Богу.

Исх. 14:32. Тогда воспе Моисей и сынове Исраилевы песнь сию Господеви, и рекоша глаголюще:

   Песнь, воспетая Моисеем и сынами Израильскими по переходе чрез Чермное море, содержит хвалу и благодарение Господу за совершившееся чудо и за будущия милости Господни, имеющия открыться в благополучном достижении Израильтянами земли Обетованной и в построении здесь святилища. Священный песнопевец в пророческом духе созерцает эти милости в будущем и изображает их, как бы уже совершившиеся. Он знает, что Господь не оставит не конченным начатого дела, ибо для того Евреи чудесно избавлены от руки фараона, гнавшегося за ними по дну Чермного моря и здесь погибшего, чтобы открыть им путь в Обетованную землю. — Песнь воспе Моисей и сынове Исраилевы — это значит, что она была воспета Израильтянами под руководством Моисея. Он ее творец и он же произносил пред поющими каждый стих песни, подобно тому, как ныне канонархи в монастырях и соборах произносят стихиры. — Полагают, что исполнение пения этой песни было антифонное, именно после каждого стиха или нескольких стихов, пропетых мужскими голосами, Мариам, сестра Моисея, с хором женщин и с тимпанами, в виде припева повторяла (Исх. 15:20-21) первый стих песни: поим Господеви, славно бо прославися, коня и всадника вверже в море. — В строении песни заметна та особенность, свойственная Еврейской поэзии, что каждый стих распадается на несколько членов, один другому соответствующих по содержанию, один для другого служащих объяснением или дополнением. — О великой важности этой песни можно судить по тому, что она послужила образцом для последующих ветхозаветных песней, изображающих славу Господа, открывавшуюся в торжестве Его над врагами Церкви (напр., Ис. 12), также по тому, что в Православной Церкви по образцу ее составлены ирмосы и тропари первой песни каждого канона, — и наконец по тому, что песнь раба Божия Моисея с песнию в честь Агнца Христа будут петь в царстве славы избранные Божии, имеющие победить антихриста (Апок. 15:2-3). Последнее употребление Моисеевой песни объясняется тем, что изображаемая в ней победа над фараоном служит образом победы над врагами Царства Христова, имеющей быть в последние дни мира.
   Приводимая в паримии песнь Моисея содержится в ХV-й главе Исхода.

Исх. 15:1. Поим Господеви, славно бо прославися. Коня и всадника вверже в море.

   Это вступительный стих, указывающий на главный предмет песни. Она состоит в изображении величия Господа. Который славно прославился в потоплении Египтян, Который коня и всадника вверже в море, — столкнул в пучину морскую, отнял у них всякую возможность спастись бегством.

Исх. 15:2. Помощник и покровитель бысть мне во спасение. Сей мой Бог и прославлю Его, Бог отца моего, и вознесу Его.

    Бысть мне во спасение. Кому мне? Всему Израильскому народу. Весь народ, как бы одно лицо, миллионами уст исповедует, что он обязан своим спасением от руки Египтян единственно Господу. Он, один Он, явился помощником и покровителем мне. — Сей мой Бог, и прославлю Его. Как Он усвоил меня Себе, сделал меня Своим народом, по особенной милости ко мне, так и я Его только буду знать, как моего Бога и Его единого прославлять, отвергая других богов. — Бог отца моего, и вознесу Его. Он — тот самый Бог, Которому служил родоначальник мой Авраам. Ему и я буду служить и превозносить Его, видя надо мною исполнение обетований, данных Аврааму. Он предрек Аврааму, что произведет суд над народом, у которого потомки его будут в порабощении, и что они переселятся в землю Ханаанскую (Быт. 15:14). Первая часть сего предречения исполнилась, несомненно уповаю, что исполнится и последняя.

Исх. 15:3. Господь сокрушаяй брани, Господь имя Ему, колесницы фараоновы и силу его вверже в море.

    Господь сокрушаяй брани. Он обращает в ничто все воздвигаемые против Него враждебные движения. Господь имя Ему. Ему одному принадлежит имя Господа, ибо Он один есть то, чем именуется.

Исх. 15:4-5. Избранныя всадники тристаты потопи в Чермнем мори. Пучиною покры их, погрязоша во глубине яко камень.

   В Чермном море погиб цвет фараонова войска, отборные всадники из числа тристатов, высоких чинов при государе6. Несмотря на все их усилия спастись от потопления, они пошли ко дну, словно тяжелый камень.

Исх. 15:6-7. Десница Твоя, Господи, прославися в крепости. Десная Твоя рука, Господи, сокруши враги, и множеством славы Твоея стерл еси противных.

   В сих словах Господь изображается под видом воителя, дающего знать врагам Своим крепость десной руки Своей, нещадно поражающей их. Под множеством славы, которою Господь стер сопротивных, разумеется множество, или неистощимый запас славной, неодолимой силы Его.

Исх. 15:8. Послал еси гнев Твой, пояде я, яко стеблие, и духом ярости Твоея расступися вода. Огустеша, яко стена воды, огустеша и волны посреде моря.

   Гнев Божий на Египтян представляется под образом пламени пожирающего стеблие, — солому. Можно впрочем и в буквальном смысле понимать это место, если взять во внимание молнии, блиставшие из туч, или из облачного столпа, и разившие Египтян (см выше гл. XIV, ст. 24) — Духом ярости Твоея расступися вода. Воды Чермного моря расступились для спасения Евреев и для погубления Египтян. В отношении к последним во́ды расступились по действию ярости, т.е. сильного гнева Божия. Ветер, разделивший море, называется здесь человекообразно духом, т.е. дыханием этой ярости. Господь во гневе Своем на Египтян дунул на во́ды, — и оне расступились для того, чтоб завлечь их на осушенное морское дно, и здесь, как бы в западне, всех погубить. — Огустеша, яко стена, воды, расступившиеся во́ды приняли вид сгустившегося молока и образовали подобие стен посреди моря.

Исх. 15:9. Рече враг: гнав постигну, разделю корысть, исполню душу мою, убию мечем моим, господствовати будет рука моя.

   В сих словах изображается мстительность и корыстолюбие фараона. Он мечтал не только возвратить господство над мнимыми беглецами посредством кровопролития, но и обогатиться вместе с своими сподвижниками добычею от них и ею исполнити душу свою, т.е. насытить алчность свою к корысти.

Исх. 15:10. Послал еси духа Твоего, покры я море, погрязоша яко олово в воде зельней.

    Послан еси духа Твоего, покры я море. Одного дуновения или мановения Твоего достаточно было, чтобы стены вод морских, между которыми безопасно прошли Израильтяне, обрушились на Египтян и покрыли их, чтобы они потонули, как свинец в воде зельней, — бурной.

Исх. 15:11. Кто подобен Тебе в бозех, Господи? Кто подобен Тебе? Прославлен во святых, дивен во славе, творяй чудеса.

    Кто подобен Тебе в бозех, Господи? — Торжество Господа над Египтянами, язычниками по вере, есть торжество истинной веры над ложными. Только истинный Бог мог совершить чудо потопления Египтян и спасения Евреев. Мнимые боги язычников ничего подобного сделать не могут. — Прославлен во святых Ты, Господи, преславнее всего, что называется святым, или священным в мире Ангельском и человеческом, на небе и на земле. — Дивен в славе (έν δόξαις). Ты достоин удивления и благоговения паче всего, что есть славного на земле и на небесах. — Творяй чудеса. Тебе одному свойственно творить чудеса.

Исх. 15:12. Простерл еси десницу Твою, пожре я земля.

   По одному мановению грозной десницы Твоей, не только вода потопила Египтян, но и земля разверзлась под водою и потопила многих из них. — Намек на землетрясение, которое должно предполагать, как мы выше заметили, на основании слов псалмопевца (Пс. 76:17-20).
   В остальных стихах содержится пророчество о благотворных последствиях, для Израильтян, чудесного перехода их чрез Чермное море. Прославив Господа за избавление их от фараона, Моисей прославляет Его также за приведение их в Обетованную землю. Это случится еще не скоро, но Моисей, как пророк, так уверен в событии, имеющем совершиться чрез 40 лет, что изображает его, как совершившееся.

Исх. 15:13. Наставил еси правдою Твоею люди Твоя сия, яже избавил еси.

    Наставил еси (ώδήγησας) люди Твоя сия, яже избавил еси. Ты, Господи, путеводствовал в Обетованную землю избавленный Тобою от руки фараоновой народ. — Правдою Твоею, — во исполнение обетований Твоих о наследовании этим народом земли Ханаанской, чтобы все видели, как истинны Твои обещания. Ты самым делом оправдал данное Тобою о сем слово. — Люди Твоя. Израильтяне всегда были Твоими, преимущественно пред прочими народами, людьми, как избранные для хранения истинного богопочтения. Но наипаче они стали Твоими, Твоим особенным уделом или наследием, с тех пор как Ты избавил их от неволи Египетской.

Исх. 15:14. Утешил еси крепостию Твоею во обитель святую Твою. Слышаша языцы, и прогневашася, болезни прияша живущий в Филистиме.

    Утешил еси (παρεχάλεσας призвал) в обитель святую Твою. Под святою обителью, т.е. обиталищем Божиим, в которое призваны Господом люди Израильские, разумеется земля Обетованная, которая есть поистине святая обитель Божия, потому что в ней Он многократно являлся Аврааму, Исааку и Иакову, в ней они созидали Ему жертвенники и приносили жертвы, в ней совершаемо было служение Ему в скинии и потом в храме Соломоновом, который поистине был местом селения славы Его, — в ней вообще. Он обитал среди избранного народа, как царь среди подданных. В эту-то святую землю Господь призовет народ Свой крепостию Своею — силою Своею. — Слышаша языцы и прогневашася. Слух о чудесах силы Божией, какими сопровождалось исшествие Израильтян из Египта, странствование их по Аравийской пустыне, — дойдет до языческих народов, пограничных с Ханаанскою страною, и до жителей ее, — и приведет их в негодоване. Те и другие будут озлоблены тем, что в среде одних и в соседстве других будет искать водворения народ, сопротивление которому не обещает успеха. — Болезни прияша (объяли) живущия в Филистиме. Даже Филистимляне, народ весьма воинственный, при слухе о приближении к Ханаанской земле Израильтян, испытают болезни, точнее му́ки рождения (ώδίνς), — т.е. душевную му́ку, о тяжести которой можно судить по сравнению с муками родильницы.

Исх. 15:15. Тогда потщашася владыцы Едомстии и князи Моавитстии, прият я трепет. Растаяша вси живущии в Ханаане.

   Потщашася (ἒσπευσαν поторопились) владыки Едомстии и князи Моавитстии. При слухе о приближении Израиля к пределам их владений произойдет между ними торопливое, беспокойное движение, соединенное с незнанием, что предпринять. — Прият я трепет. Близость опасности приведет их в трепет (Втор. 2:4). Особенно овладеет он Моавитянами. Они, как известно, до того испугались Израильтян, что послали в Месопотамию за пророком Валаамом, чтобы он пришел к ним и проклял Израиля (Чис. 22:35). — Растаяша вси живущии в Ханаане, они придут в изнеможение, расслабеют духом и телом. Приближение к ним Израильского народа, как известно, повергло их в робость и уныние потому, что до них дошло известие не только о чудесном переходе Израильтян чрез Чермное море, но и о том, как они истребили царей Амморейских Ога и Сиона, вздумавших было им сопротивляться (Нав. 2:9-10).

Исх. 15:16. Да нападет на ня страх и трепет, величием мышцы Твоея да окаменятся, дондеже пройдут людие Твои, Господи, дондеже пройдут людие Твои сии, яже стяжал еси.

   Песнопевец в виду того впечатления, которое произведено будет на языческие народы приближением к их пределам Израильтян, просит Господа, чтобы это впечатление продлилось до тех пор, пока не дойдут Евреи до назначенного им места обитания. Пусть нападет на них, на языческие народы Ханаанские и сопредельные с ними, страх и трепет, и пусть под влиянием этого страха и трепета они окаменятся, т.е. сделаются неподвижными, как камень, пред величием мышцы, т.е. всемогущей, неодолимой силы Твоей, защищающей народ Твой, и пусть в этом положении останутся, не предпринимая ничего для противодействия Израилю, до тех пор, пока люди Твои, которых Ты стяжал, приобрел в собственность по праву освободителя их от Египетской неволи, — не придут в обетованную им землю и не водворятся в ней. — Сила Господня названа мышцею, по сравнению с человеческою физическою силою, которая заключается преимущественно в крепости мышц (1 Цар. 2:31).

Исх. 15:17. Введ насади я в гору достояния Твоего, в готовое жилище Твое, еже соделал еси, Господи, святыню, Господи, юже уготовасте руце Твои.

   Песнопевец сравнивает Израильский народ с растением, которое из одного места пересаживают в другое. Подобно сему в псалме 79-м (9—12) тот же народ изображается под образом виноградной лозы, перенесенной Господом из Египта, посаженной на очищенном для нее месте в Ханаанской земле, тенью своею покрывшей горы ее, ветви свои пустившей до моря (Средиземного), и отрасли свои до реки (Евфрата). Песнопевец Моисей просит Господа ввести и насадить Израильтян в горе достояния Своего, под которою, как видно из последующих соответствующих слов, разумеется гора храма — Мория. Она называется горою достояния, или наследственного удела Господня потому, что, как сейчас увидим, еще со времени Авраама сделалась священным местом. Израильтяне насаждены, или водворены были, во всей Обетованной земле, но корень их существования, как народа Богоизбранного и священного, был на горе храма. Весь смысл его бытия заключался в веровании в Единого истинного Бога, в сохранении истинного Богопочтения, средоточием которого был храм. Охлаждение усердия к храму означало упадок в народе истинной веры, и с нею упадок народа в нравственном и гражданском отношении. Только «насажденные в доме Господнем цветут во дворах Его» (Пс. 91:14). И об этом-то насаждении, или укоренении народа в преданности храму и в благочестии песнопевец умоляет Господа. — В готовое жилище Твое, еже соделал еси, Господи. Храм на горе Мории называется готовым жилищем Господним в том смысле, что гора храма заранее была предуготовлена к этому назначению жертвоприношением на ней Исаака (Быт. 22:13)7. Этот же храм называется далее святынею или святилищем Господним, ради приносимых в нем жертв. Это святилище уготовали руце Господни. Оно имело быть создано руками человеческими, но они в сем случае будут только орудием рук Божиих, — воли Господа.

Исх. 15:18. Господь царствуяй веки, и на век, и еще.

   Этими словами, содержащими исповедание вечной царской власти Господа, заключается песнь Моисея. Господь есть царь по всей земле, но ближайшим царственным уделом Его служит избранный народ, составляющий Его священное царство (Исх. 19:6). Господь царствует вечно, потому что Сам вечен, и потому что царство Его, водворившееся на земле среди избранного народа, будет продолжать свое существование в новозаветной Церкви до окончания века.

Исх. 15:19. Егда вниде конница фараонова с колесницами и всадники в море: и наведе на них Господь воду морскую. Сынове же Исраилевы проидоша сушею посреде моря.

   В этом стихе, не относящемся к составу Моисевой песни, повторяется то событие, которое воспевается в ней.
   Почему рассмотренная паримия читается на вечерне в великую субботу? — Потому, что описываемое и воспеваемое в ней событие спасения Израильтян служит образом спасительной для нас смерти и воскресения Христова, прославляемых в службе этой вечерни. Фараон и Египтяне, преследовавшие Израильтян, это образ диавола и аггелов его, враждебных человеку. Для фараона и Египтян послужило гробом Чермное море. Во гробе Христовом нашли себе погибель диавол и аггелы его. Израильтяне в глубине Чермного моря крестились, по слову Апостола, в Моисея (1 Кор. 10:1), т.е. укрепились в вере в него, как своего Богоизбранного вождя и избавителя. Подобно сему и мы, в таинстве крещения погружаясь в смерть Христову, запечатлеваем свою веру во Христа, как Вождя нашего спасения. В глубине моря Израильтяне нашли себе спасение от преследующих врагов. Верующие во Христа в купели крещения, как в гробе Христовом, который она образует, находят себе не только спасение от невидимых врагов своего спасения, духов злобы, но вместе очищение от грехов. Моисей, невредимо вышедший из Чермного моря на противоположный берег, есть образ Христа, невредимо исшедшего из гроба чрез воскресение. Вышедшие целыми и невредимыми из моря Израильтяне суть образ верующих, совоскресающих со Христом при выходе из купели крещения. Самый крест Христов предызображен был в продольной своей части рассечением моря чрез жезл Моисеев, а в поперечной — соединением, чрез тот же жезл, разделенных вод8. Радость Израильтян, по переходе чрез Чермное море, и их торжественная песнь благодарения и прославления Богу Спасителю, есть образ радости и торжества верующих, празднующих воскресение Христово. Первая часть той же паримии, содержащая повествование о потоплении в Чермном море фараона и Египтян и о спасении от них Израильтян, входит также в состав вечерней службы 27 июня на воспоминание победы под Полтавою. Это потому, что в этой победе Господь «прославися ничимже менше от прежних. Иже бо древле гордого фараона погрузи в Чермнем мори, Сей и ныне равного фараону гордостью и суровством в Чермнем крови воев его потопи мори сопротивного». (Стихиры на Господи воззвах в службе 27 июня).
   Часть той же паримии (Исх. 14:15-29) читается на Богоявление на том основании, что, по выражению церковного песнопевца (1-й канон на Богоявление, п.7), Чермное море и облако преобразовали Божественное крещение: одно было образом воды, другое — Духа.

VIII. Паримия на праздники Богоявления, Ризположения (11 июля) и Воздвижения. Исход XV:22-27, XVI:1.

   В сей паримии содержится повествование Моисея о путешествии Израильтян после чудесной переправы чрез Чермное море до пустыни Син.

Исх. 15:22. Поят Моисей сыны Исраилевы от моря Чермного и веде их в пустыню Сур, и идяху три дни в пустыни и не обретаху воды пити.

    Поят Моисей сыны Исраилевы, поднял их с места дня продолжения пути, разумеется, по повелению Господа. — От моря Чермного, с того берега Чермного моря, на который они чудесно переправились по дну морскому, и на котором они были свидетелями потопления Египтян и воспели песнь благодарения и славословия Спасителю Богу. Это место на восточном берегу моря, известное до сих пор под именем Источников Моисея, имеет вид оазиса, обильного растениями и водою, горьковатою, но сносною для питья. С этого места началось сорокалетнее странствование Евреев в каменистой Аравии. — Каменистая Аравия простирается к северу до Газы при Средиземном море, и до южных границ Палестины, по южную оконечность Мертвого моря. На востоке границею Каменистой Аравии служат Идумейские горы, тянущиеся от южного края Мертвого моря до северной оконечности Эланитского (восточного) залива Чермного моря и отделяющие ее от Пустынной и отчасти от Счастливой Аравии. К западу Каменистая Аравия граничит с северными владениями Египта. К югу она занимает место между двумя заливами Чермного моря, — восточным — Эланитским и западным — Суэцким и называется Синайским полуостровом, по горе Синаю, лежащей на юге этого полуострова. — В Каменистой Аравии до сих пор мало оседлых жителей, и кочуют Арабы в количестве пяти тысяч. Северная часть ее большею частью песчаная, южная изрезана горами. Растительность встречается в долинах и оврагах. Источников не много, и те большею частью с соленою водой. — Долговременное странствование Евреев по Каменистой Аравии, на которое они осуждены были в наказание за возмущение в Кадис-Варни, случившееся чрез год по исшествии их из Египта, было вместе делом любви к ним Божией. В продолжение сего времени, удаляемые Богом от соприкосновения с языческими племенами, Евреи утверждались в вере в единого истинного Бога и в преданности Ему. Это было самое лучшее время в истории отношений между Богом и Его избранным народом. Сам Господь сравнивает это счастливое время с первыми днями супружеской жизни когда отношения между супругами бывают самые нежные. «Напоминаю тебе, говорить Бог Израильскому народу чрез пророка Иеремию, милости Мои, оказанные молодости твоей, любовь Мою во времена обручений твоих, когда ты ходила за Мною по пустыне, по земле незасеянной» (Иер. 2:2). Кроме того, суровая обстановка продолжительного странствования Евреев в стране знойной и большею частю бесплодной закаляла их в терпении и мужестве и постепенно подготовляла их к борьбе с разными затруднениями при завоевании Ханаанской земли. Как неспособны были Евреи вскоре после исхода из Египта вступить в борьбу с жителями ее, видно из того малодушия, с каким они чрез год странствования выслушали от своих соглядатаев весть о силе и воинственном духе Хананеев; весь народ проплакал тогда всю ночь, возмутился против Моисея и собирался возвратиться в Египет (Чис. 13:32-34, 14:1-4). — И веде (Моисей) их в пустыню Сур. Пустыня Сур, куда повел Моисей Евреев по переправе чрез Чермное море, это пустынная полоса на восточном берегу Суэцкого залива9. — И не обретаху воды пити. Они три дня шли по этой пустыне; чем же они утоляли свою жажду в эти три дня? Вероятно, запасною водой из тех источников, которые, как мы сказали, были на месте переправы их на Аравийский берег.

Исх. 15:23. Приидеша же в Мерру и не можаху пити воды от Мерры, горька бо бе: сего ради наречеся имя место тому горесть.

   Мерра известна в настоящее время под именем Говары и находится недалеко от морского берега. От места высадки Евреев до этого места считается 15—16 часов пути, и потому, если они шли до этого места три дня, это значит, что, не имея причины торопиться, они шли не спеша и останавливались после коротких переходов. — И не можаху питы воды от Мерры, горька бо бе. По свидетельству путешественников, горечь этой воды происходит от обилия в ней соляных частиц, и так велика, что не только люди, но и верблюды, если не томятся чрезмерною жаждою, не пьют из источников Мерры. Сего ради имя месту тому горесть, или, что тоже, Мерра, так назвали это место Израильтяне.

Исх. 15:24. И роптаху людие на Моисея, глаголюще: что пием?

   Запас воды истощился, — истощилось и упование на Господа. Забыты чудесные опыты благодеяний Божиих, явленных чрез Моисея. Не подумали неблагодарные, что их ропот на угодника Божия относится к Самому Богу.

Исх. 15:25. Возопи же Моисей ко Господу, и показа ему Господь древо, и вложи е в воду, и усладися вода. Тамо положи ему (Израилю) Бог оправдания и судьбы, и тамо искуси его.

   Что это за древо (ξυ᾿ λον — кусок от дерева, полено, жезл), чрез которое горькая вода превращена в пресную? Иисус, сын Сирахов, говоря о врачебной силе земных произведений, в доказательство упоминает о древе, усладившем воду, имея в виду повествование о сем Моисея (Сир. 38:5). На Синайском полуострове ни Арабы не знают, ни путешественники не находят теперь дерева с таким свойством, хотя в других местах есть подобные деревья. Так, когда в новооткрытой Флориде Испанцы терпели великий недостаток в пресной воде, предводитель их Хименес взял сассафрас, положил это дерево в воду и спустя неделю нашел ее сладкою (Розенмиллер на Исход). Могло быть и на Синайском полуострове при Моисее дерево с подобною целебною силой, хотя теперь не существует. Во всяком однако случае, если по указанию Божию Моисей нашел дерево, действительно обладавшее естественною силой отнимать у воды горечь, нет сомнения, что оно могло обнаружить свою силу только над небольшим количеством воды, и надлежало быть чуду, чтобы эта сила сообщилась огромному количеству воды, какое потребно было для утоления жажды двух с половиной миллионов людей и множества скота. Но для чего же понадобилось дерево, когда чудо могло быть совершено без всякого посредства? Для того, чтобы, как увидим ниже, чрез это дерево предызобразить для верующих силу креста Христова. — Тамо положи ему (Израилю) Бог оправдания и судьбы. — Оправдания (δωαιω᾿ ματα), это узаконения или предписания, определяющие поведение человека. Оправданиями они называются потому, что служат выражением правой воли Божией и руководствуют людей к познанию и исполнению ее. Судбы (χρι᾿ σεις), это собственно судебные распоряжения, определяющие виновность и наказание виновному. Какие именно оправдания и судьбы постановлены в Мерре, не сказано, но во всяком случае идет речь не о всей совокупности Моисеевых законов, ибо они даны после на Синае. Полагают, что идет речь о законах, относящихся к сохранению здоровья (санитарныя правила), судя по тому случаю, по которому даны, и по обетованию, выраженному в следующем стихе, о предохранении Евреев от болезней, если будут исполнять законы — И тамо (Господь) искуси его, испытывал послушание народа, давал народу случай засвидетельствовать покорность Богу законодателю исполнением Его положительных заповедей, подобно тому, как Адам и Ева испытываемы были в послушании Богу положительною заповедью касательно того, что им есть и чего не есть. Впоследствии Господь даст Своему народу заповеди гораздо более трудные, чем предписания о сохранении здоровья, но теперь надлежало покуда ограничиться этими предписаниями, для того, чтобы постепенно возводить народ от опытов послушания менее трудных к более трудным.

Исх. 15:26. И рече: аще слухом услышиши глас Господа Бога твоего и угодная пред Ним сотвориши и внушиши заповедем Его, и сохраниши вся оправдания Его: всяку болезнь, юже наведох Египтяном, не наведу на тя, Аз бо есмь Господь Бог твой, исцеляяй тя.

   Господь обещает хранить Израильтян от болезней под тем условием, чтобы они не только соблюдали данныя им правила относительно здоровья, но чтобы верны были всем Его заповедям, какие будут даны им, — именно чтобы слухом слушали, т.е. внимательно слушали и беспрекословно слушались, гласа Бога своего, — чтобы внушали, сердцем усвояли слышанные от Него заповеди и сохраняли все оправдания, все веления Его. Этим внушается Израильтянам, чтобы они взирали на болезни, как на наказание Божие за нарушение Его заповедей и чтобы следовательно в исполнении их видели залог внешнего благосостояния. — Всяку болезнь, юже наведох Египтяном, не наведу на тя. Идет речь о тех болезнях, которыми Господь чудесно поражал Египтян за то, что они не отпускали Израильтян. — Аз бо есмь Господь исцеляяй тя. Господь называет Себя целителем Израильтян в том смысле, что по Своей благости и всемогуществу Он готов или совсем устранять от них неблагоприятные для их здоровья условия, или обращать их в благоприятные, подобно тому, как Он сделал сие с нездоровыми водами Мерры. И действительно, по свидетельству псалмопевца, во время путешествия Израильтян по пустыне, не было в коленах их болящего (Пс. 104:37).

Исх. 15:27. И приидоша в Елим, и бяху тамо дванадесять источников вод и седмьдесять стеблий (дерев) финиковых, и ополчишася тамо при водах.

   Долина Елим, известная ныне под именем Жирондельской, отстоит от Мерры на юг на пять часов. В ней до сих пор много источников, и кроме пальмовых есть не мало деревьев других пород. Место для лагеря самое удобное. Пальмовые деревья давали Израильтянам тень, прохладу и в пищу плоды, во́ды утоляли их жажду. — Замечательно совпадение чисел 12 источников, найденных в Елиме соответствуют 12 коленам Израиля, 70 пальмовых деревьев — 70-ти старейшинам народа, которые вскоре будут избраны в помощь Моисею для управления народом.

Исх. 14:1. И воздвигошася от Елима, и прииде весь сонм сынов Исраилевых в пустыню Син, яже есть между Елимом и между Синою (Синаем).

   От Елима Израильтяне пришли не прямо в пустыню Син, а имели еще стан у Чермного моря, как видно из перечисления станов в книге Числ 33:8, и уже отсюда достигли пустыни Син (ныне Ел-Каа.), держа путь к Синаю, ибо она была на дороге между Елимом и Синаем. Это был 8-й стан Израильтян по исходе из Египта. Прошло ровно 30 дней от времени их исхода.
   Рассмотренная парамия читается в навечерие праздника Богоявления потому, что в этот праздник совершается освящение воды, в котором напрашивается и сообщается воде благодать исцеления душ и телес, подобно тому, как водам Мерры, как видно из паримии, сообщена была такая сила, что они из вредных для здоровья сделались полезными.
   На праздник Воздвижения Креста Господня рассмотренная паримия читается потому, что описанное в ней услаждение древом горьких вод предызображало силу Креста Христова. а) Силою Креста побеждена смерть, подобно тому, как чрез древо отнята у вод Мерры смертоносная горечь. «Не попуская действовать смертоносной горечи древа (разумеется древо познания добра и зла, оказавшееся смертоносным для возивших), Ты (Господи) совершенно истребил ее Крестом, так некогда дерево же уничтожило горечь вод Мерры, предызображая Крест» (Кан. на Воздв., песнь 9). б) Услаждение вод Мерры предизображало силу Креста в обращении язычников. Блаж. Феодорит говорит: «Древом горькая вода преложена в сладкую. Ибо сим предызображается наше спасение. Спасительное древо Креста усладило горькое море язычества» (Изъяснение трудных мест в книге Исход. Подобное в каноне на Воздв., песнь 4, троп. 1). в) Наконец, размышлением о Кресте и молитвою к Распятому на нем услаждается горечь напастей и бед, а также горечь подвигов самоотвержения в борьбе христианина со страстями и похотями. «Погрузил ты помысл в змеиную зависть и в горечь ненависти, — пишет Нил Синайский, — но имеешь у себя честное древо — Крест Господень, которым, если пожелаешь, можно усладить горькую воду твоего нрава, ибо и великий Моисей, в самую горькую воду Мерры вложив древо, немедленно сделал ее весьма сладкою и приятною» (письмо 103).
   На праздник положения Ризы Господней (10-го июля) рассмотренная паримия читается по тем же причинам, по каким и на Воздвижение, — ибо тот и другой праздник посвящен Кресту Христову.

IX. Паримия на вечерне великого четвертка. Исход. XIX:10-19.

   В сей паримии содержится повествование о приготовлении Евреев к принятию от Бога закона на Синае и о Синайском Богоявлении.

Исх. 19:10. Рече Господь Моисею: сошед засвидетельствуй людем и очисти я днесь и утре, и да исперут (вымоют) ризы.

   Прошло полтора месяца по исходе сынов Израилевых из Египта (Исх. 19:1). Они пришли в пустыню Синайскую и расположились станом близ горы, на которой Господь предположил торжественно вступить с ними в завет и дать им закон. Моисей взошел на Синайскую гору и здесь получил от Бога повеление напомнить Евреям о том, что сделал для них Господь при исходе из Египта и что делает для них доселе, — и сказать им, что если они будут слушаться гласа Господа и соблюдать завет с Ним, то будут уделом Господа из всех народов, царством священников (т.е. будут подобно священникам особенно, не в пример всем народам, близки к Нему), и народом священным. Моисей исполнил повеление Господа и донес Ему, что весь народ в лице старейшего изъявил готовность исполнить требования Господа и быть Ему послушным. Тогда Господь сказал Моисею; «вот, Я прииду к тебе в густом облаке, дабы слышал народ, как Я буду говорить с тобою, и поверил тебе навсегда» (1—9). Господь вслух народа обещает изречь Моисею Свои законы и тем дать возможность народу удостовериться в происхождении их от Самого Бога. Народ своими ушами будет слышать глас Божий к Моисею и не будет иметь причины подозревать, будто Моисей, подобно языческим законодателям (какими впоследствии были Ликург, Минос, Нума, Залевк), сам сочиняет законы и дерзко выдает их за Божественное откровение. Моисей объявил народу эти слова Господа — и тогда рече Господь Моисею: сошед засвидетельствуй людем и очисти я днесь и утре (завтра), и да исперут ризы. Моисей, сошед с горы, где получил от Бога упомянутые повеления, должен был засвидетельствовать, т.е. объявить людям. Что объявить? Чтобы они очистились, и очисти я. Они должны были приготовиться к предстоящему Синайскому Богоявлению чрез внешнее очищение, для которого дается срок два дня — днесь и утре. Им надлежало очистить свое тело от пыли и грязи, воздержаться от жен (15), из лагеря своего выбросить всякую нечистоту, — и испереть ризы своя, — вымыть одежды свои. Эти внешние действия очищения предписаны были с целью напомнить Израильтянам об их обязанности позаботиться о внутреннем очищении, об отложении нечистых мыслей и желаний для того, чтобы с чистою душею предстать пред Господа, имеющего явиться пред ними на Синае торжественным образом и услышать глас Его.

Исх. 19:11. И да будут готовы в день третий: в третий бо день снидет Господь на гору Синайскую пред всеми людьми.

   Да будут готовы, — предстать пред лице Божие. — Снидет Господь на гору Синайскую. Господь вездесущ. Человекообразное выражение снидет означает, что Господь торжественно откроет Свое особенное присутствие на Синае, в качестве Царя и Законодателя, в чувственных знамениях, каковы гром, молния, дым и облак, трубные звуки, землетрясение. — Сошествие Господа должно было случиться в третий день, по мнению одних, от 1-го дня третьего месяца, когда Евреи пришли к Синаю (1), по мнению других, повеление Господа об очищении Израильтян дано уже на другой день по приходе их к Синаю, а не в первый день третьего месяца, когда онн заняты были устроением лагеря, следственно, третий день уже будет четвертый день по приходе их к Синаю и ровно 50-й по исходе из Египта, потому что движение их из Египта, начиная с 15-го первого месяца по 1-е число третьего месяца, продолжалось 46 дней.

Исх. 19:12. И устроиши люди окрест, глаголя: внемлите себе не восходити на гору, и ничимже коснутися ее: всякий прикоснувыйся горе смертию умрет.

    И устроиши люди окрест. — Устроиши (α᾿ φορι᾿ εις), отделишь народ чертою от горы. Окрест, черта должна быть проведена вокруг или около горы (21), со стороны народа. Господь не только запрещает народу, чрез Моисея, переходить чрез эту черту и касаться горы, но еще угрожает смертию всякому, кто поступит вопреки этому запрещению. Гора во время торжественного присутствия на ней Господа славы должна быть неприкосновенною святынею (23), т.е. быть так же неприступна для простого народа, как впоследствии Святое святых в скинии, куда входить дозволялось одному первосвященнику и то однажды в год. Если на востоке по благоговению к земным царям подданные не дерзают без особенного дозволения приблизиться к ним не только в их дворцах, но и на всяком месте, то не паче ли надлежало подобным образом выразиться благоговению в отношении к Царю неба и земли со стороны чтителей Его? — Какою именно смертию грозит Господь нарушителям запрещения преступать заветную черту, сказано будет в следующем стихе.

Исх. 19:13. Не коснется ее рука, камением бо побиется, или стрелою устрелится: аще скот, аще человек, не будет жив. Егда же гласи и трубы и облак отъидет от горы, сии взыдут на гору.

   Святыня горы во время явления на ней славы Божией так должна быть неприкосновенна, что запрещается не только переступать, под страхом смерти, заповедную черту, но и преследовать переступившего с целью схватить его руками и возвратить на прежнее место. Не коснется ей, т.е. горы, рука, разумеется, преследователя. Человек ли, или скот переступит за черту, надлежало издали убивать их камнями, или стрелами, а отнюдь не лично гнаться за ними. Преследователь, если бы переступил за черту для поимки их, прикосновением к горе осквернил бы ее так же, как и те, кого он стал бы преследовать. — Егда же гласы от громов и трубы и облак отъидет от горы, сии взыдут на гору. Это позволение надо понимать не в том смысле, чтобы можно было всякому взойти на вершину горы, куда Господь призывал одного Моисея, а в том, что желающие могли взойти разве на нижнюю часть горы, близ ее подошвы.

Исх. 19:14. Сниде же Моисей с горы к людем и освяти я, и испраша ризы своя.

    И освяти я, заставил Израильтян исполнить повеление Божие, чтобы они позаботились об очищении себя по телу и душе, — в чем и состоит то освящение, которое нужно для приготовлявшихся предстать пред лице Святейшего Бога.

Исх. 19:15. И рече людем: будите готови, три дни не входите к женам.

    Не входите (не приступайте) к женам. Вхождение к женам запрещается потому, что неизбежное в сем случае излияние семени было бы осквернением, и муж и жена в этом случае признаваемые были нечистыми до вечера, хотя бы измылись водою (Лев. 15:18). Левитам, находившимся в состоянии этой нечистоты, запрещалось вкушать хлебы предложения при перемене их в субботу на другие хлебы (1 Цар. 21:4). Предостережение сынам Израиля от телесного осквернения пред Синайским Богоявлением имело целью возбудить в них ревность об очищении своего сердца от всякого страстного движения, столь необходимом для достойного приготовления к сему событию, ибо только чистые сердцем достойны узреть Бога.

Исх. 19:16. Бысть же в третий день бывшу ко утру (пред наступлением утра), и быша гласи и молния и облак мрачен на горе Синайстей: глас (звук) трубный глашаше зело (крепко), и убояшася вси людие иже в полце.

    Гласы, т.е. громы, молнии и мрачный облак — эти естественные явления вызваны были на этот раз сверхъестественною силою, чудесно, с целью произвести в сынах Израиля ощущение страха пред Тем, Кто сокрыл Свое присутствие в этих явлениях. С тою же целью раздавались и трубные гласы. Мириады Ангелов присутствовали в это время на Синае (Втор. 33:2), сопровождая своего Царя подобно тому, как и земные цари являются в сопровождении ближайших своих слуг. Что трубные звуки производимы были Ангелами, об этом можно догадываться из того, что и второе пришествие Господа на суд будет сопровождаться явлением Ангелов с трубою громогласною (Мф. 24:30; 1 Сол. 4:16). — И убояшася вси людие в полце. Громы, молнии, мрак облака и трубные звуки возбуждали страх в Евреях, как торжественные знамения особенного присутствия на Синае Господа славы, существа святейшего и Владыки вселенной. Пред Ним трепещут безгрешные Ангелы, мог ли не трепетать немощный и грешный человек. — Вместе с сим чрез страх, наведенный на Евреев этими знамениями, Господь предварительно давал им разуметь строгость закона, для провозглашения которого Он явился на Синае. Строгость закона проявлялась в страшных проклятиях нарушителям его и в суровых наказаниях за всякую вину, например, в смертном приговоре за злословие отца и матери.

Исх. 19:17. Изведе же Моисей люди во сретение Богу из полка, и сташа под горою.

    Изведе Моисей люди из полка, подвел их к той черте, которая отделяла Синай от народа. — Во сретение Богу, вблизи места явления Его. — Сташа под горою. Стоя у подошвы горы народ мог явственно расслышать голос Господа, имеющего изречь с вершины ее десять заповедей.

Исх. 19:18. Гора же Синайская дымяшеся вся, схождения ради Божия на ню во огни, и восхождаше дым, яко дым пещный: и ужасошася вси людие зело.

    Дымяшеся вся, схождения ради Божия во огни. Дым, покрывавший Синайскую гору, не одно и тоже, что облак, похожий на дым, — это был яко дым пещный, следовательно поднимался кверху, что не свойственно облакам. Яко пещный, — это значит, что гора Синайская походила в это время на огнедышащую, хотя не видно, чтобы это явление было действием подземного огня, и чтобы при сем извергалась лава с камнями. Явление произведено единственно силою всемогущества Божия, а не естественными силами. — Как дым отличен был от облака, так и огонь, в котором Господь явил Свое присутствие на Синае, не был молниею, сверкающею из облака, а отдельным от нее явлением, как видно из того, что он, по свидетельству Второзакония (Втор. 4:11), восходил до самых небес, следственно, это был огонь одинаковый с огнем от разгоревшегося костра, только в несравненно огромнейших размерах, или с огнем из кратера, хотя собственно кратера не было, — и от этого-то огня исходил дым яко пещный. — Схождение Божие в огни свидетельствовало о Его неприступном величии и святости, а вместе о том, что Он с одной стороны есть огонь поядающий, Бог ревнитель (Втор. 4:24), беспощадно строгий к несохраняющим верности Ему, с другой. — Он есть огнь очищающий, попаляющий в человеке Своею благодатию все нечистое и соделывающий его чистым и светлым, как серебро и злато (Мал. 3:3 ). — И ужасошася вси людие зело. При сем, по свидетельству псалмопевца, земля тряслась от лица Бога Синаина (Пс. 67:9). Что была при сем и буря, об этом свидетельствует Апостол (Евр. 12:18). То и другое явление было, конечно, чудесным, — о первом из них Апостол ясно сказал, что глас Господа поколебал землю (Евр. 12:20), — и оба явления направлены были, как и громы с молниями, огнем и мраком, к возбуждению в Евреях смирения и страха пред Господом.

Исх. 19:19. Быша же гласи трубнии происходяще крепцы зело (раздавались громче и громче). Моисей глаголаше, Бог же отвещаваше ему гласом.

    Моисей глаголаше. Что глаголаше, не сказано. По Апостолу, Моисей говорил Господу: я в страхе и трепете (Евр. 12:21), и при сем, может быть, вопрошал Бога, что ему прикажет? — Бог же отвешаваше ему гласом. Из следующего стиха, 20-го, можно заключить, что гласом, членораздельными и, вероятно, громовыми звуками, Господь изрек Моисею повеление подняться на вершину горы. Что Господь, явившийся на Синае, есть собственно второе лице Св. Троицы, это видно из того, что Он называется Ангелом (Деян. 7:38), как и Явившийся в купине (Исх. 3:2), т.е. Ангелом Завета (Мал. 3:1), под каковым именем известен Сын Божий, и что, по разумению Апостола, землю поколебал в сие время голос именно Сына Божия (Евр. 12:26).
   В великий четверток положено читать рассмотренную паримию потому, что есть соответствие между таинством Евхаристии, установленным в сей день, и Синайским Богоявлением. а) На Синае Господь явился затем, чтобы торжественно вступить в завет с сынами Израиля и запечатлеть сей завет жертвенною кровию, которою Моисей окроплял народ на другой день после провозглашения десяти заповедей, говоря: «Вот кровь завета, который Господь заключил с вами о всех словах сих» (т.е. заповедях закона) (Исх. 24:8). Подобно сему таинство Евхаристии, установленное Христом, имеет значение завета Господа с людьми, но завета нового, обнимающего верующих не из одних Израильтян, а из всех народов, и вводящего в общение с Богом, несравненно теснейшее Ветхого Завета, и потому кровь Христову, подаемую верующим в сем таинстве, Сам Установитель его называет кровию Нового Завета (Мф. 26:28). — б) Ветхий завет заключен был на горе Синайской, и таинство Нового Завета установлено на горе, Сионской. — в) Установляя Ветхий Завет на Синае, Господь явился в огне в знамение Своей святости, правосудия и любви к людям. Равно и подаемые в Евхаристии Тело и Кровь Христовы суть огнь, попаляющий грехи в тех, которые достойным образом касаются его, и огнь, попаляющий недостойных (см. канон причащения). — г) Сыны Израиля приготовлялись к вступлению в завет с Богом на Синае очищением себя по душе и по телу. Равно и желающие приступить к таинству Нового Завета приготовляются к сему предварительными подвигами очищения себя постом, покаянием, молитвою.

X. Паримия на праздник Преображения Господня. Исход XXIV:12-18.

   В сей паримии идет речь о восхождении Моисея, по повелению Божию, на Синайскую гору для приятия скрижалей Завета и о сорокадневном пребывании Моисея на Синае.
   Описываемому в этой паримии событию предшествовали следующие обстоятельства: с вершины Синая, Господь вслух всего народа провозгласил десять заповедей, составляющих основной законодательный акт, послуживший зерном для всех частных, следовавших за ним, законоположений церковных и гражданских. Некоторые из этих частных законоположений Моисей получил от Бога на Синае в тот же день. Таковы законы о праздниках Пасхи, Пятьдесятницы. Кущей, об устроении жертвенника из нетесаных камней, об отношениях рабов и господ, о наказаниях за воровство, за убийство, за нанесение увечья, за потраву поля и виноградника, о пришельцах, вдовах и сиротах, о непритеснении бедных, о возмездии за личные обиды, об отношении к Хананеям (глл. XX — ХХIII). Моисей немедленно объявил эти законы народу, и когда все в один голос дали единогласное обещание и обязательство исполнять их, записал их в книгу. На другой день это обещание и обязательство засвидетельствовано было более торжественно, и закреплено, так сказать, формально. Принесены были жертвы, одною частью жертвенной крови окроплен был жертвенник, другая — оставлена для окропления народа. Потом прочтена была Моисеем книга Завета, т.е. тех условий Завета или законов, которые были вчера объявлены народу, и когда все повторили вчерашнее обещание исполнить все, что завещал Господь, Моисей окропил всех жертвенною кровию, говоря: «Вот кровь Завета, который Господь заключил с вами о всех словах сих». Окроплением сынов Израиля жертвенною кровию освящено и запечатлено обязательство их быть верными завету или союзу с Богом, а окроплением тою же кровию жертвенника запечатлевалась верность со стороны Самого Бога Его завету с ними. После этого торжественного заключения завета с Евреями, Господь, в знак особенного благоволения к ним, повелел Моисею взять на гору Синайскую, доселе ни для кого неприступную, избранных из народа. — Аарона с его сыновьями Надавом и Авиудом и 70 старейшин народных. На горе Синайской они удостоились видеть место стояния Бога Израилева, т.е. место ознаменованное особенною славою явления Его на Синае. «И Господь не простер руки Своей на избранных из сынов Израилевых. Они видели место Бога, и ели и пили» (11). Это значит, что приближение их к священному месту не было вменено им в дерзость, и они не только не потерпели никакого вреда от того, но еще, по возвращении к своим, могли вместе с ними с веселием принять участие в жертвенной трапезе, — в них не осталось ни малейшего следа страха или испуга. — Так заключено было торжество вступления народа в Завет с Богом. Теперь оставалось дать народу скрижали Завета и многие другие частные законы, определяющие церковный и гражданский быт Евреев. С этою целью -

Исх. 24:12. Рече Господь к Моисею: взыди ко Мне на гору, и стани тамо: и дам ти скрижали каменные, закон и заповеди, яже написах взаконити им.

    Взыди ко Мне на гору, — на вершину горы, где должен предстать предо Мною, — и стани тамо, — остаться там, до времени, какое будет тебе указано, — и дам ти скрижали каменныя, закон и заповеди, яже написах взаконити им. Идет речь о двух каменных, гладко выполированных досках, на которых, с обеих сторон, написаны были перстом Божиим (Исх. 31:18, 32:15), т.е. непосредственно Самим Богом, закон и заповеди, т.е. закон состоящий из десяти заповедей, — еже взаконити им, т.е. для научения Израильтян, как должно жить по закону. — Материал, употребленный для начертания Десятословия, указывает на непреложность воли Божией, выраженной в заповедях, на непоколебимую, словно каменная скала, твердость их, на вечно обязательную их силу. — Как десять заповедей были провозглашены вслух народа не чрез уста Моисея, а непосредственно Самим Богом, так надлежало, чтобы Сам Бог, Своим перстом, начертал их на скрижалях для сохранения их на все роды. Это указывает также на соответствие откровенного закона Божия, содержащегося в Десятословии, с естественным, коренящимся в нашей совести: как последний написан на совести каждого Самим Богом, так для обновления его в совести, утратившей первоначальную чувствительность к нему, надлежало внешним образом начертать его Самому же Богу. — Тяжесть скрижалей не превосходила меры физической силы одного человека, судя по тому, что Моисей, получив их от Бога, один мог нести их с горы на руках своих (Исх. 32:15). О размере Богописанных скрижалей, которыя, как известно были разбиты Моисеем в негодовании на нарушение народом Завета, можно судить по тем скрижалям, также Богописанным (Исх. 34:1), которые взамен их были устроены Моисеем и вложены в ковчег завета, следственно имели подходящую к нему длину и ширину в длину ковчег завета имел 7 четвертей, а в ширину — 4 1/2 четверти. — Первые Богописанные скрижали вручены были Моисею на Синае после того, как он получил подробные наставления о сооружении скинии свидения, описанныя в главе XXV — XXXI Исхода.

Исх. 24:13. И востав Моисей и Иисус предстоявый ему, взыдоша на гору Божию.

   Моисея сопровождал на гору Божию, т.е. на гору Богоявления, Иисус, предстоявый ему, т.е. служитель его, или скорее сотрудник его, всегда близкий к нему. Он происходил из колена Ефремова, был сын Нуна, первоначальное имя его было Авсия, что значит спаси, но Моисей прозвал его Иисус, что значит спасет, в предзнаменование того, что он спасет Евреев от врагов (Числ. 13:10, 18). Иисус на пути к Синаю, в пустыне Син, при Рафадине, предводительствуя Еврейским ополчением, поразил Амаликитян, напавших на заднюю часть ополчения (Исх. 17:13). По смерти Моисея он сделался преемником его, к чему заранее был приготовляем (14), привел Евреев в землю Ханаанскую, завоевал ее и разделил между коленами Израиля. — Моисей и Иисус взыдоша на гору Божию, но в средину облака, покрывавшего вершину горы, вступил, как увидим, один Моисей (18). Иисус, вероятно, оставался в средней части горы, ибо не принимал участия в беседе с Богом вместе с Моисеем. Все время пребывания на Синае он, конечно, провел в Богомыслии и молитве, питаясь манною и водою из потока, текшего с Синая (Втор. 9:23).

Исх. 24:14. И старцем реша: пождите в молчании зде, дондеже возвратимся к вам, и се Аарон и Ор с вами: аще кому случится суд, да идут к ним.

    И старцем реша, это те 70 старейшин, которые перед тем были с Моисеем на Синае и видели подножие, на котором стоял, т.е. открывал Свое присутствие Господь. Отходя на Синай, Моисей сказал провожавшим его 70-ти старейшинам пождите в молчании, вам нет надобности следовать за мною на гору, на которой вы уже были прежде сами (9), оставайтесь покойно зде. При этом Моисей, вероятно, указал перстом на Израильский лагерь. — Наместниками своими Моисей оставляет брата своего Аарона и зятя своего, женатого (по свидетельству И. Флавия. Древн. III, 2) на сестре его Мариами, Ора, они должны были, на время отсутствия Моисея, судить и рядить Израильтян.

Исх. 24:15. И взыде Моисей на гору, и покры облак гору.

   Облак, покрывший гору, был знаком присутствия Божия на горе.

Исх. 24:16. И сниде слава Божия на гору Синайскую и покры ю облак шесть дний, и воззва Господь Моисея в день седмый из среды облака.

    И сниде слава Божия. Сам Бог сошел во славе на гору. Слава Божия открывается во всех творениях Божиих и в действиях промышления Божия. Но она в том и другом случае открывается только для очищенных и просветленных молитвою и Богомыслием очей ума и сердца. Когда же говорится, что слава Божия сошла на Синай, это значит, что она открылась на Синае в ощутительных для внешних чувств знамениях присутствия Божия, так что всякий Израильтянин мог быть свидетелем ее. — И покры ю (гору) облак шесть дний. Облак покрывал гору в продолжении шести дней, и Моисей во все это время был зрителем этого явления, не получая никаких повелений от Господа. Наконец воззва Господь Моисея в день седмый из среды облака. Для чего Господь не вдруг обратился к Моисею с этим приглашением? Для чего Моисею надлежало ожидать его в продолжение целых шести дней? Для того, чтобы дать ему время приготовиться к предстоящим откровениям Божиим, предварительными подвигами очищения себя от всего земного и суетного, Богомыслием, молитвою. Всему этому способствовало одиночество, в каком находился в это время Моисей, будучи вдали от народа и от шума людского, — также мысль о близком присутствии Господа, и пост, который Моисей начал соблюдать в эти шесть дней и продолжал, как увидим, до истечения сорока дней своего пребывания на Синае. — Господь воззвал Моисея из среды облака, т.е. призывающий голос Господа дошел до Моисея из среды облака, — а ниже в 18 стихе сказано, что Моисей, позванный Господом, вошел в облака. Это значит, что до сего времени он был вне облака, находился ниже его, был не в нем, а под ним, под сению его.

Исх. 24:17. Обличие же славы Господни яко огнь пламенуя на версе горы, пред сыны Исраилевы.

    Обличие славы Господни яко огнь пламенуя на версе горы. Это значит, что облак, в котором Господь открыл славное Свое присутствие, имел вид грозового облака, непрерывно озаряемого ярким блеском молнии (слич. Исх. 19:16), так что вся вершина Синая пылала огнем. — Яко огнь пламенуя — это значит, что огонь был такой, какой бывает в облаке во время сильной грозы. Этот чудесный огнь, похожий на молнию и действительно пылавший, как молния, продолжал являться пред сыны Исраилевы, т.е. пред глазами их, вероятно, в продолжение сорока дней пребывания Моисея на горе.

Исх. 24:18. И вниде Моисей в среду облака, и взыде на гору: и бе тамо на горе четыредесять дний и четыредесять нощей.

   Воззванный Богом, Моисей взыде на гору, т.е. на самую вершину горы, и здесь вступил в среду облака. Облако пылало огнем, но огонь не опалял Моисея, он пребыл цел и невредим. — И бе тамо на горе четыредесять дний и четыредесять нощей. Во Второзаконии (Втор. 9:9) сказано, что Моисей во все продолжение этого времени ни хлеба не ел, ни воды не пил. Из того же места Второзакония видно, что в число этих четыредесяти дней входили шесть дней, проведенных Моисеем на горе до воззвания от Господа. Чем же Моисей утолял во все это время голод и жажду? Укрепляла его благодать Божия и собеседование с Богом. Если умные и занимательные речи человека иногда так увлекают слушателя, что последний забывает о пище и питии, то не могли ли произвести то же действие, и притом в несравненно большей степени, на Моисея словеса из уст Божиих?
   На каком основании рассмотренную паримию положено читать на праздник Преображения? На основании сходства с событием, описанным в ней, события, воспоминаемого в праздник Преображения. 1) Как Синай прославился явлением Бога во славе, так и Фавор, гора Преображения, есть вместе гора Богоявления, ибо на ней во славе Божества, с просиявшим, как солнце, лицем, и в блиставшем, как свет и снег одеянии, явился Господь Иисус Христос, дотоле сокрывавший Свою Божескую славу под уничиженным образом, — и явился Бог Отец, гласом свидетельствовавший о Нем, как о Сыне Своем возлюбленном. 2) Как к созерцанию славы Божией, на самом месте ее явления на Синае, допущен был из всего избранного народа только Моисей, так и на гору Фавор для созерцания славы преобразившегося Господа были возведены только трое из учеников Его, избранные из избранных, Петр, Иаков и Иоанн. 3) Как на Синае близость к месту славного присутствия Господа, без сомнения, наполняла душу Моисея страхом и вместе радостию, так на Фаворе, ученики Господа Иисуса, узрев Его во славе, были вне себя от страха (Мк. 9:6), но вместе ощутили несказанную радость, как видно из слов Петра: «Господи, хорошо нам здесь, поставим здесь три сени». 4) Как на Синае Господь говорил Моисею из облака, так на Фаворе глас Бога Отца о возлюбленном Сыне слышан был из облака. 5) Как на Синае осеняло Моисея облако светлое, озаряемое пылающим огнем, так и облако, осенившее Апостолов на Фаворе, было светлое. 6) Как на Синае Моисей из-под сени облака, по повелению Божию, вступил в самую средину его для получения откровений Божиих, так на Фаворе ученики Христовы вошли в самое облако; оно сначала было только над ними, а потом сокрыло их внутри себя, отчего они снова устрашились. 7) Как на Синае даны были Моисею скрижали с 10-ю основными заповедями: для всех ветхозаветных верующих, так на Фаворе вслух Апостолов провозглашена основная истина веры новозаветной и основная новозаветная заповедь первую изрек Бог Отец словами: «Сей есть Сын Мой возлюбленный, в Котором все Мое благоволение», вторую Он же изглаголал так: «Его слушайте». Это поистине две новозаветные скрижали. 8) Как Моисей был на Синае в качестве посредника для устроения Ветхого Завета, так Моисею же надлежало быть и на Фаворе, и здесь своим раболепным предстоянием Основателю Нового Завета Господу Иисусу и своею беседою с Илиею о предстоящей Господу Иисусу смерти, имеющей запечатлеть Новый Завет, засвидетельствовать, что время ветхозаветного домостроительства уже окончилось, что пришел, наконец, Тот, к приятию Которого приготовлял ветхозаветный закон, что сей закон теперь должен уступить место Евангелию, что уже не Моисея теперь должно слушать, а Самого Сына Божия, пред Которым Моисей есть только раб.

XI. Паримии на праздник Преображения. Исход XXXIII:11-23, XXXIV:4-6, 8

   В сей паримии описывается откровение славы Божией Моисею после ходатайства его за Израильтян, отступивших от завета с Богом при Синае, чтобы Господь был вождем их по-прежнему.
   После торжественного заключения завета с Богом у горы Синая, во время сорокадневного пребывания Моисея на Синае, Израильтяне запятнали себя грехом нарушения завета: они слили тельца, чтобы в образе его покланяться Господу, и стали совершать пред тельцем языческое празднество. Сам Господь дал знать Моисею об этом безчинии, и во гневе хотел истребить весь Израильский народ. Моисей ходатайством за нечестивых смягчил гнев Его, но когда возвратился с горы со скрижалями завета и увидел, что творили Израильтяне пред тельцем, то сам воспламенился гневом, разбил скрижали, как бесполезное знамение нарушенного завета, потом он истребил идола и приказал сынам Левииным поразить мечем главнейших виновников идолопоклонства. На другой день Моисей опять поспешил на гору и провел здесь еще 40 дней в посте и в молении пред Господом о всецелом прощении согрешившего народа. Он говорил Господу: «Если не простишь им греха, то изгладь меня из книги предназначенных к вечному блаженству». Господь преклонился на милость, повелел Моисею вести народ в Обетованную землю, но сказал, что с этого времени Он Сам не будет сопутствовать Израильтянам, чтобы не погубить их, а повелит идти Ангелу Своему. Когда это объявлено было народу, то все возрыдали и в знак раскаяния сняли с себя украшения свои. До сих пор в их стане находился шатер, который до построения скинии свидения (откровения) временно заменял ее, над ним спускался столп облачный, каждый раз как надлежало Господу беседовать с Моисеем. Теперь этот шатер поставлен был вне стана, как недостойного быть местом присутствия Божия. Никто не смел приближаться к этому священному шатру и каждый издали, не отходя от своей кущи, смотрел, как над входом его опускался столп облачный в то время, когда Мойсей вступал внутрь шатра для получения откровений Божиих. В этом-то шатре, или временной скинии свидения происходили те беседы Моисея с Богом, описание которых вошло в состав рассматриваемой паримии.

Исх. 33:11. Во днех онех глагола Господь к Моисею лицем к лицу, якоже аще бы кто возглаголал ко своему другу, и отпущашеся в полк: слуга же Иисус, сын Навин, юноша не исхождаше из скинии.

    Глагола Господь к Моисею лицем к лицу, или, как сказано в книге Числ 12:8, устами к устам, т.е. открывал Моисею свою волю в членораздельной речи, и притом не издали, не с небес, и не чрез какого-либо посредника, например Ангела, но самолично, так сказать с глазу на глаз беседовал с ним. Яко аще бы кто возглаголал к своему другу, — т.е. с дружескою откровенностию объяснялся с Моисеем и ему позволял обращаться с Ним с тою же откровенностию, с полною свободою близкого к Нему, как бы домашнего человека. Это такое преимущество, которого во все продолжение ветхозаветных времен сподобился между пророками один Моисей. «Если бывает у вас пророк Господень, — сказал Сам Господь, — то Я открываюсь ему в видении, во сне говорю с ним, но не так с рабом Моим Моисеем. Устами к устам говорю Я с ним, и явно, а не в гаданиях» (Числ. 12:6-8). Впрочем и о целом Израильском народе сказано: «Лицем к лицу говорил Господь с вами на горе из среды огня» (Втор. 5:4). Но это было только однажды, и Израильтяне сами тогда же выразили желание, чтобы Господь впредь не говорил к ним прямо, а чтобы был посредником между ними и Господом Моисей. Притом Израильтяне, когда говорил им с вершины Синая Сам Господь, все же издали слышали голос Божий, — они стояли в некотором расстоянии от горы и трепетали при звуках этого голоса, как рабы пред грозным господином, — тогда как Моисей в ежедневных своих беседах с Богом обращался с Ним как бы по-домашнему, с дерзновением друга. Такой близости к Господу удостоился Моисей отчасти для того, чтобы народ чтил его как избранника Божия и утверждался в повиновении ему, отчасти для того, чтобы укрепить самого Моисея в трудах чрезвычайного его служения. — И отпущашеся в полк: слуга же Иисус, сын Навин, юноша не исхождаше из скинии. Моисей входил в священный шатер только для получения откровений, а потом отпускаем был Господом в полк, т.е. в Израильский стан, где он должен был присутствовать, как ближайший начальник народа. Но Иисус Навин оставался в этом шатре безвыходно в качестве стража его и без сомнения проводил здесь время в Богомыслии и молитве. Ему было в это время не меньше сорока лет, но он называется юношею по служебному отношению к Моисею. Слуги в Писании нередко называются отроками, например, Елиезер, слуга Авраама (Быт. 18:8), в том отношении, что они смотрели на своего господина, как на отца.

Исх. 33:12. И рече Моисей ко Господу: се, Ты мне глаголеши: изведи люди сия. Ты же не явил ми еси, кого послеши со мною. Ты же мне рекл еси, вем тя паче всех, и благодать имаши у Мене.

    Се Ты мне глаголеши изведи люди сия. Говоря сие, Моисей имеет в виду данное ему пред возвращением с Синая повеление Божие: «Веди народ сей, куда Я сказал тебе, — в землю, о которой Я клялся Аврааму, Исааку и Иакову, говоря: потомству твоему дам ее» (Исх. 32:34, 33:1). Ты же, продолжает Моисей, не явил ми еси, кого послеши со мною. Правда, Господь тогда же сказал Моисею: «И пошлю пред тобою Ангела Моего, и введет он вас в землю, где течет молоко и мед» (Исх. 33:2-3, 32:34). Но кто именно этот Ангел, и как он будет обнаруживать свое присутствие, это не открыто Моисею. Открыто только, что Сам Господь не пойдет среди Израильтян, чтобы не погубить их (Исх. 33:3), т.е. не будет самолично предводительствовать Еврейским ополчением, как предводительствовал дотоле в столпе облачном. Моисею оставалось заключить, что Ангел, имеющий быть предводителем Евреев, должен быть или тот Ангел, который еще до нарушения завета на Синае обещан в предводители Израильтянам (Исх. 22:20), или другой какой. Но остановиться на мысли о первом Ангеле Моисей не мог. Господь говорит Моисею, что не будет самолично присутствовать среди Израильтян, но тот Ангел свидетельствовал именно о самоличном присутствии Господа, ибо это не простой, или сотворенный Ангел, а Сам Бог, судя по тому, что о том Ангеле сказано; о нем сказано, что Он не простит греха Израильтян, если не будут слушаться Его, что на Нем имя Самого Господа (Исх. 23:21), т.е. Он называется Богом. Кто же это как не Сын Божий, Который и во времена патриархов известен был под именем Ангела Господня, хотя в тоже время именуем был Богом (Быт. 16:7, 13), Который и впоследствии наименован был Ангелом великого совета (Ис. 9:6), Ангелом завета (Мал. 3:1)? Моисей не мог не признать, что если Господь грозит лишить Евреев Своего самоличного предводительства и назначает вместо Себя вождем для них Ангела, то разумеет не того Ангела, в Котором самолично являлся вождем их до Синайского идолопоклонства, а другого Ангела, несравненно низшего по достоинству в сравнении с первым. Кто же этот Ангел, умозаключал Моисей, как не дух сотворенный? Но Моисею тяжело было остановиться на мысли, что вместо Самого Господа, или несотворенного Ангела, носящего имя Божие, будет вести народ в землю Ханаанскую Ангел сотворенный. Он как бы не верит этому и словами: Ты не явил ми еси, кого послеши со мною, — хочет сказать: для меня не ясны слова Твои об Ангеле. Во всяком случае не желаю думать, чтобы это был Ангел сотворенный. Нет, Господи, я надеюсь, что этого не будет, что Ты по-прежнему Сам будешь вождем Израиля. — Ты же мне рекл еси: вем Тя паче всех, и благодать имаши у мене. Слова благоволения Господа к Моисею, которые здесь приводятся, не записаны выше, но они могли быть произнесены Господом в то время, когда Господь по ходатайству Моисея взял назад Свою угрозу истребить законопреступный народ. Теми же словами Господь выразит к Моисею Свое благоволение, как увидим (17), в другой раз — Вем тя паче всех, знаюсь с тобою, как ни с кем больше, или ты пользуешься Моим доверием и вниманием преимущественно пред всеми людьми. — И благодать имаше у Мене, ты у Меня в особой милости, на особом счету. Из следующего стиха видно будет, для чего Моисей напоминает Господу о словах Его благоволения к нему.

Исх. 33:13. Аще убо обретох благодать пред Тобою, яви ми Самого Тебе, да разумно вижду Тя: яко да обрет буду благодать пред Тобою, и да познаю, яко людие Твои язык велик сей.

    Аще убо обретох благодать пред Тобою, яви ми Самого Тебе, да разумно вижду Тя. Моисей, во имя благоволения к нему Божия, просит Господа, чтобы Господь Сам, а не Ангел сотворенный, явился ему, или явил ему Свое присутствие для удостоверения в том, что не перестанет быть вождем Израильтян на пути в Обетованную землю, и вместе просить, чтобы это присутствие он, Моисей, мог видеть разумно, т.е. в явственных признаках, мог чувственными очами созерцать Его явление во славе Его Божества. — Яко да обрет буду благодать пред Тобою, и да познаю, яко людие Твои язык велик сей. О возвращении народу прежних милостей Моисей просит Господа для того, чтобы обресть благодать пред Господом. Моисей уже обрел эту благодать и удостоверение в ней получил от Самого Господа, но он не довольствуется сим, желает большей благодати, зная, что Господь богатый милостию, может приложить благодать на благодать. Милость, какую Моисей получил пред сим у Господа, состояла в помиловании по его ходатайству народа, в избавлении его от истребления. Но эта милость не полная, Моисей желает, чтобы Господь явил к нему новое доказательство Своей милости, и готов видеть это новое доказательство только в том, если Господь станет в прежние отношения к народу, по-прежнему лично будет предводительствовать им, по-прежнему будет ознаменовывать Свое присутствие среди него знамениями и чудесами, — как будто и не было того преступления, за которое народ подвергся гневу Божию. О полном возвращении прежних милостей к народу или о полном восстановлении завета с Богом Моисей умоляет Господа для того также, чтобы убедиться, что Господь по-прежнему считает Израильтян Своим народом, избранным из всех народов мира для приятия откровений Божиих, и преимущественно пред всеми благоволит к нему: да познаю, яко людие Твои язык велик сей (народ сей).

Исх. 33:14. И глагола ему Господь: Аз Сам предыду пред тобою и упокою тя.

   Господь снисходит на просьбу Моисея, обещаясь Сам лично идти впереди Моисея во время предстоящего Евреям странствования, — и все распоряжения, клонящиеся к благополучному достижению цели этого странствования, Моисей будет принимать не от сотворенного Ангела, но от Самого Господа. — И упокою тя. Моисею дается удостоверение, что при непосредственном предводительстве Божием он может быть спокоен за себя и за народ, какие бы опасности ни встретили их на пути, что Господь готов знамениями и чудесами оградить безопасность их от всяких врагов, бед и напастей.

Исх. 33:15. И рече к нему Моисей: аще Сам Ты не идеши с нами, да не изведеши мя отсюду.

   Хотя Господь склонился на просьбу Моисея, чтобы Господь самолично был вождем Израиля, однако Моисей с новою настойчивостию предъявляет Господу ту же просьбу говоря, что лучше ему с народом оставаться в пустыне, без надежды водвориться в земле Обетованной, чем на пути к ней не иметь предводителем Самого Господа. Чем объяснить эту настойчивость? Предполагают, что Моисей желал заручиться милостию Божиею к Израильтянам даже в том случае, если они снова впадут в тяжкое преступление. Моисею казалось недостаточным быть уверену, что Господь простил согрешивший народ, он мог опасаться, не взял бы Господь назад Своего милостивого слова, в случае, если народ прогневает Его повторением прежнего преступления. Потому Моисею хотелось иметь удостоверение, что Господь и на будущее время не лишит народ Своего особенного покровительства, что благоволение Господа будет неизменно, несмотря на неверность Ему народа, возможную в будущем.

Исх. 33:16. И како ведомо будет воистину, яко обретох благодать у Тебе, аз же и людие Твои, точно идущу Ти с нами и прославлен буду аз же и людие Твои паче всех язык, елицы суть на земли.

   Моисей взирает на личное присутствие Господа среди Израильтян, как на главное преимущество их пред другими народами. Израильский народ незначительно отличался бы от прочих народов, если бы предоставлен был предводительству сотворенного Ангела, потому что и другие народы, даже неведущие истинного Бога, имеют своих Ангелов (Дан. 10:13, 21, 11:1), которые служат орудиями промышления о них Божия, незримо управляют их судьбами, блюдут их интересы, ходатайствуют за них пред Богом. Израильский народ перестал бы быть избранным народом, если бы подобно другим народам состоял только под общим управлением Божиим. Только в том случае, по слову Моисея, он и весь народ будут убеждены в благоволении к ним Господа, если Он самолично будет идти с ними в землю Обетованную и прославит их пред всеми народами, ибо всему свету стало бы тогда известно, как возвеличил Господь Моисея и весь народ, по всему свету распространилась бы слава чудес и знамений, какими будет сопровождаться самоличное предводитедьствование народа Самим Богом.

Исх. 33:17. Рече же Господь к Моисею и сие слово твое, еже рекл еси, сотворю: обрел бо еси благодать предо Мною, и вем тя паче всех.

   Господь на просьбу Моисея, изложенную в 15 и 16 стихах, отвечает возобновлением уже данного прежде обещания сопутствовать народу лично и прославить его паче других народов, — и все это потому, что Моисей, ходатайствовавший за Израильтян пред Господом, обрел у Него особую милость и ближе к Нему всех людей.

Исх. 33:18. И глагола Моисей: покажи ми славу Твою.

   Снисхождение Господа к ходатайству Моисея побуждает его к большему дерзновению. Не довольствуясь восстановлением прежних отношений Господа к народу, Моисей приступает к Господу с требованием милости, беспримерной в сравнении со всеми предшествующими милостями, покажи ми славу Твою. Слава Господня и прежде являлась не только Моисею, но и всему народу в облаке (Исх. 16:17), в огне и дыме (Исх. 24:16-17), и до сих пор открывалась в столпе облачном над временною скиниею. Кроме того Моисей сподоблялся особенных явлений славы Божией. Господь говорил с ним лицем к лицу, как бы с другом (Чис. 12:8). Но теперь Моисей желает гораздо большего, доселе небывалого. Он желает видеть, как видно из ответа Господа (20), самое лице Господне в славе, иначе он желает, чтобы Господь, Который доселе открывал Свое присутствие в облаке, в огне, в дыме и в беседе устами к устам, явился ему без всяких покровов, укрывавших Его от человеческого взора, желает, чтобы Господь показал ему лик Свой во всей славе. Не значит ли это, что Моисей хотел видеть чувственными очами самое существо Господа? Но оно непостижимо для самих Ангелов. Об Ангелах хотя говорится, что они постоянно видят лице Отца небесного (Мф. 18:10), но это образное выражение надобно понимать в том смысле, что они суть приближенные слуги Его, постоянно находятся в близком общении с Ним, подобно придворным земных царей. По ограниченности своей природы и Ангелы не могут вполне объять Существо беспредельное и непостижимое. Тем менее Оно доступно человеку, и притом живущему в теле, а созерцание Господа чувственными очами немыслимо не только по Его непостижимости, но и по Его духовности. Бог живет во свете неприступном, егоже никтоже видел есть от человек, ниже видети может (1 Тим. 6:16). Чего же однако желает Моисей, когда просит у Господа показать ему славу Свою, или славное и живое лице Свое? Должно полагать, что он желает видеть Господа в том славном чувственном и живом образе, в каком впоследствии созерцали Его пророки Исаия (6:1), Даниил (7:9). Разность только в том, что эти пророки созерцали славный чувственный лик Господа в видении, т.е. в восторженном состоянии, при бездействии внешних чувств, так что, находясь в этом состоянии, не могли дать себе отчета, оставались ли они в теле, или дух их был вне тела, как говорил о себе Ап. Павел, бывший в подобном состоянии (2 Кор. 12:3), — тогда как Моисей, привыкший беседовать с Господом в обыкновенном бодрственном состоянии, желал видеть славный чувственный и живой лик Господа, не выходя из этого состояния, сохраняя в полной деятельности свои чувства. — В подобном состоянии были Апостолы, свидетели Фаворского преображения. Господь Иисус явился им в таком чувственном образе, сквозь который особенною явственностью просияла слава Его Божества. Для чего же Моисею захотелось сподобиться такого видения, — видения лица Божия в славном чувственном образе, без покрова облака, огня, как это допускалось для него доселе? Вероятно для того, чтобы возвысить значение своего служения. Образы, в которых доселе являлся Моисею Господь, так сказать, заслонили пред ним Господа, были чем-то посредствующим между ним и Господом. Моисей, сознавая себя посредником между Богом и народом, желал, чтобы между ним самим и Богом хоть на краткое время ничего не было посредствующего, чтобы хоть однажды в жизни он прямо мог стать с глазу на глаз пред славой Господа, которая до сих пор закрываема была от него облаком, огнем, дымом, или, быть может, неясною тенью.

Исх. 33:19. И рече Господь к Моисею: Аз предыду пред тобою славою Моею, и воззову о имени Моем: Господь пред тобою, и помилую, егоже аще милую, и ущедрю, егоже аще щедрю.

   Господь обещает Моисею явиться пред ним во всей славе чувственного и живого образа, без тех покровов, в которых дотоле сокрывал Он Свое присутствие. Аз предыду пред тобою славою Моею. Но увидит ли Моисей чувственным оком это явление? Нет, из следующего стиха видно будет, что такое видение невозможно для смертного и не безопасно. Человек может быть только вблизи этого явления, но отнюдь не созерцать его. Как же Моисей может знать, что вблизи его, пред ним самим проходит слава Господня? Моисею сообщается к сведению условный знак, по которому он может узнать это. Какой же знак? Аз воззову тогда, говорит Господь, о имени Моем, с Греческого: в имени Моем. Это значит, что глас Божий будет исходить от того Ангела, на котором положено имя Божие (Исх. 23:20-21), или от Бога Сына, единосущного с Богом Отцем. Он есть предвечное Сияние славы и Образ существа Отчего (Евр. 1:3), потому и свойственно Ему являться в чувственном зраке для откровения славы Господа и быть ближайшим органом Его вещаний. Что же «воззовет», или какие слова, как обещанный условный знак, воскликнет Господь, проходя пред Моисеем в образе Сына Своего, в Его чувственном зраке? Господь пред тобою, и помилую, егоже аще милую, и ущедрю, егоже аще щедрю, т.е. пред тобою Господь милостивый и щедрый ко всякому, кого по свободному Своему произволению предопределил миловать и ущедрять. В этом именно смысле Ап. Павел слова Господа: помилую, егоже аще милую и д., приводит в обличение Иудеев, гордо присвоивших одним себе право на участие в благах ожидаемых от Мессии, как будто Бог не волен призвать к этому участию другие народы (Рим. 9:15).

Исх. 33:20. И рече: не возможеши видети лица Моего: не бо узрит человек лице Мое и жив будет.

   В царстве вечной славы блаженство святых человеков, подобно Ангелам, будет состоять между прочим в лицезрении Господа. Вем, яко егда явится (Христос), подобни Ему будем, ибо узрим Его, якоже есть (1 Ин. 3:3; Апок. 22:4). Это лицезрение Господа Иисуса, имеющего явиться в прославленном и сияющем насквозь славою Божества теле, будет тогда доступно даже телесным очам праведников, имеющих предстать и предстоять Ему в прославленных подобно Ему телах. Но что возможно будет тогда, то невозможно теперь. Как нельзя пристально смотреть простым глазом на ярко светящее солнце и не потерять зрения, так свет чувственного зрака, когда облекается в него и проницает его славою Божества Господь, невыносим для слабых очей смертного и грешного человека, и может быть смертельным для него. Ветхозаветные люди, каждый раз, как являлся пред ними Господь даже не в славном чувственном виде, приходили в трепет и ждали себе неминуемой смерти (Суд. 6:23, 13:22), и если однако такие явления не были смертоносны для человека, то единственно по снисхождению Господа, благоволившего скрывать блеск Своей Божественной славы в уничиженном виде обыкновенного человека, или потому, что происходили пред людьми, находившимися в состоянии видения, соединенном с бездействием внешних чувств. Что касается Моисея, просившего Господа показать ему славное лице Свое, то и для него созерцание его чувственными очами было бы смертоносно, и потому приняты, как сейчас увидим, особенные меры, чтобы он не мог быть зрителем этой славы.

Исх. 33:21. И рече Господь: се, место у Мене, и станеши на камени.

   Господь назначает Моисею место, в котором он должен находиться во время явления славы Божией и укрыться от смертоносного действия ее. Моисей должен был стать на камени, т.е. взойти на скалистую вершину Синая (Исх. 34:2), где не раз беседовал с Богом, и здесь ожидать дальнейших действий Божиих.

Исх. 33:22. Егда же прейдет слава Моя, и (тогда) положу тя в расселине камене, и покрыю рукою Моею над тобою, дондеже мимоиду.

   На то время, как будет проходить Господь во славе Своей, Моисей будет укрыт Господом в расселине скалы, но чтобы и сюда не дошел до очей Моисея страшный свет лица Божия, Господь покроет его рукою Своею, т.е. поставит какую-нибудь преграду, в виде, напр., облака, между зрелищем и зрением Моисея, и заслонит от очей его этот свет.

Исх. 33:23. И отъиму руку Мою, и тогда узриши задняя Моя, лице же Мое не явится тебе.

   Если Моисею позволено увидеть имеющего явиться в чувственном образе Господа сзади, в тыл, это значит, что блеск славы Божией, ослепительный и убийственный для зрителя, сосредоточен будет собственно в передней или лицевой части этого образа, особенно в очах его, в задней же его стороне блеск этот будет довольно умеренным, так что Моисею можно будет безопасно взирать на него, но все же его можно было назвать умеренным только сравнительно с блеском лицевой стороны, сам же по себе он был так силен, что отпечатлелся на лице Моисея и остался на нем на всю жизнь. Лице Моисея после сего испускало от себя яркие лучи, блеск которых был невыносим для Израильтян, и потому Моисей каждый раз, как говорил с Израильтянами, надевал на лице свое покрывало (Исх. 34:29, 35).

Исх. 34:4. И утреневав Моисей заутра, взыде на гору Синайскую, якоже завеща ему Господь.

   После предшествующей беседы к Моисею, происходившей во временной скинии, Господь повелел ему приготовиться к торжеству восстановления завета, о чем ходатайствовал Моисей. Он должен был по повелению Божию вытесать две каменные скрижали, на которых Господь обещал снова начертать 10 заповедей, и с ними на другой день рано утром явиться на вершину Синая, никем не сопровождаемый. Как при первом установлении завета, так и теперь никто не должен был подходить близко к горе, ни человек, ни скот. Моисей явился на Синай в назначенное время с приготовленными скрижалями.

Исх. 34:5. И сниде Господь во облаце, и предста Ему тамо Моисей, и призва именем Господним.

   Идет речь о явлении славы Господней, которую желал видеть Моисей. Согласно тому, как было предположено вчера, Моисей на вершине Синая укрылся в указанной ему расселине скалы, и здесь, покрытый рукою Господа, услышал голос Его, послуживший условным знаком, что началось величественное явление славы Господней. Господь призва именем Господним, т.е. дал голос в лице Ангела Своего, нарицающегося именем Его, — Бога Сына.

Исх. 34:6. И мимоиде Господь пред лицем его и воззва: Господь Бог, щедр и милостив, долготерпелив и многомилостив, и истинен.

   Проходя славою Своею над расселиною скалы, где был Моисей, Господь возгласил: Господь Бог, — здесь Господь Бог, Он щедр к добрым, — милостив или сострадателен к бедным и несчастным, — долготерпелив к грешникам, — многомилостив — простирает Свою милость на тысячи родов, изливая их на потомков, наследующих благочестие предков, или щадя, за благочестие предков, их недостойных потомков, в ожидании их покаяния (см. ст. 7 в Библии), — и истинен — верен в Своих обетованиях. Указывая на эти свойства Свои, Господь давал Моисею торжественное ручательство в том, что ходатайство его за народ принято, что Господь вполне прощает согрешивший народ и вперед не отменит данных его предкам обетований вечных милостей к нему.

Исх. 34:8. И потщався Моисей, приник на землю, поклонися Богу.

   Явление славы Божией кончилось, остался один облак, скрывший присутствие Божие. Моисей поспешил выйти из расселины скалы и пал на землю пред Господом, выражая этим благоговейную благодарность Господу и вместе желая повторить пред Ним прежнюю просьбу о восстановлении завета, изложение которой содержится в следующем стихе, но не входит в состав паримии.
   В праздник Преображения рассмотренную паримию положено читать по сходству Преображения Господня с описанным в ней событием. На горе Синайской Господь явился пред Моисеем во славе Своего Божества, столь неприступной, что Моисей, просивший показать ему сию славу, не мог получить дозволения смотреть на лице явившегося в чувственном образе Ангела Господня, — Сына Божия. И на горе Фаворской слава Божества Господа Иисуса просияла чувственным светом сквозь тело Его столь сильно, что хотя видеть это явление сподобились апостолы Петр, Иаков и Иоанн, но были вне себя от страха (Мк. 9:6), и страх этот ощущали даже тогда, когда осенил их светлый облак. — Моисей мог видеть только задняя Бога, проходившего над ним славою Своею; равно и Апостолы хотя видели славу преображения, но видели настолько, насколько могли вместить, — она показана им в такой мере, чтобы не ослепить их зрения. — В то время, когда проходила над Моисеем слава Божия и до слуха его достигал голос Господа, возвещающего милость и истину Свою, Моисей находился в расселине скалы, покрытый и преклоненный рукою Господнею, Апостолы, когда услышали из облака глас Бога Отца, возгласивший: Сей есть Сын Мой возлюбленный, от страха сами пали на лица свои. — Как на Синае присутствовал Моисей во время явления славы Господа, так он же присутствовал на Фаворе во время Преображения, чтобы видеть лицем к лицу Того, слава Которого на Синае показана ему не вполне, только сзади. Что явившийся во славе на Синае и преобразившийся на Фаворе был один и тот же Сын Божий, это исповедует св. Церковь в службе Преображению. «Иже древле с Моисеем глаголавый на горе Синайстей образы, Аз есмь, глаголя, Сый, днесь на горе Фаворстей преображься пред ученики, показа началообразную доброту зрака, в Себе восприим человеческое существо» (Стиховны на вечерне).
   Та же паримия, за исключением последних четырех стихов, читается на вечерне в великую пятницу для того, чтобы видно было, что Явившийся на кресте и во гробе уничиженнейшим всех, не имеющим вида и доброты, есть Тот Самый, Который явился в преславном виде на Синае и на Фаворе, и что, следовательно, крайнее уничижение и страдание. Он принял по Своему произволению, ибо, обладая славою Божественною, легко мог, если бы захотел, избежать их. Потому и Церковь научает петь, что троим Апостолам показана была на Фаворе слава преображения для того, «чтобы, когда узрят Христа распинаема, страдание уразумели вольное» (Кондак Преображения).

XII. Паримия на праздник Введения. Исход XL

   В этой паримии повествуется о поставлении и освящении скинии свидения.
   Скиниею свидения, о которой идет речь в паримии, называется подвижный храм. Называется он скиниею свидения, т.е. свидетельства или откровения, отчасти по главнейшей святыне ее, кивоту завета, кивоту свидения (Исх. 40:21), содержавшему свидения Божия, иначе, откровенные заповеди Божии, свидетельствующие о законодательной воле Божией, — отчасти по чрезвычайным свидетельствам или откровениям, какие Господь благоволил непосредственно давать людям, являясь над кивотом завета. Подробные наставления о сооружении скинии и всех принадлежностей ее даны Богом Моисею, — при чем показан ему самый образ, или чертеж ее, — еще до нарушения Израильтянами завета, во время сорокодневного пребывания Моисея на Синае и описаны в 25—28 главах Исхода. — По приглашению Моисея, сделаны были народом пожертвования вещами, нужными для устроения скинии и для богослужения в ней. Золото, серебро, медь, пряжа из шерсти и виссона (Египетского льна), также древесный материал, елей, ароматы и драгоценные камни принесены были усердствующими с избытком, так что надобно было Моисею остановить дальнейшие пожертвования. По указанию Самого Господа, все работы по устройству скинии и всех богослужебных принадлежностей поручены были двум художникам — Веселиилу из колена Иудина и Елиаву из колена Данова. Им Бог дал разум понять все, что передавал им Моисей относительно устройства скинии без чертежей. Они и сами лично и под их руководством многие искусные и опытные мастера производили работы — столярные, чеканные, литейные, скульптурные, золотошвейные и т.п. Работы продолжались около полугода и кончены с успехом. Осталось собрать приготовленные части скинии со всеми принадлежностями, поставить и освятить ее, что и описывается в рассматриваемой паримии.

Исх. 40:1-2. Рече Господь к Моисею, глаголя: в день первый месяца первого поставиши скинию свидения.

   Скиния свидения — это собственно палатка, имевшая два отделения под одною кровлею. Одно из них называлось святилищем, в которое входили только священники. Оно вмещало трапезу с хлебами предложения, семисвещник и алтарь кадильный. Другое известно под именем — Святое святых. Оно вмещало важнейшую ветхозаветную святыню — кивот завета и доступно было одному первосвященнику, и притом однажды в год, — в праздник очищения. Входили во святилище и из святилища во Святое Святых с востока. Но когда Господь повелевает Моисею поставить скинию, Он имеет в виду не одну эту палатку с двумя отделениями, но вместе окружающий ее двор, обнесенный столбами и закрытый с боков коврами, но открытый сверху. Для помещения во дворе, в который вели ворота с востока, приготовлен был жертвенник всесожжения и умывальница для жрецов. Двор назначен был не для одних священников и левитов, но и для народа. — Скиния долженствовала быть единственным местом общественного Богослужения для Израильтян. Вне ее запрещено было где-либо приносить жертвы, под страхом смертной казни (Лев. 17:8-9). И это запрещение имело силу не на время только странствования Евреев в пустыне, — им заповедано было, чтобы они и тогда, когда водворятся в земле Ханаанской, собирались на Богослужение только в одном месте, которое Господь изберет в каком-либо колене для скинии, или постоянного храма (Втор. 12:5, 10, 13-14). Такое сосредоточение общественного Богослужения в одном месте нужно было для сохранения в народе единства веры и Богопочтения в виду опасности увлечения в идолопоклонство, неминуемой в случае, если бы Израильтяне подобно язычникам пользовались свободою приносить жертвы на каком угодно месте, особенно вблизи язычников. — Временем для поставления скинии избирается Господом день первый месяца первого. Разумеется первый день и первый месяц второго года по исшествии из Египта, как видно из того, что в той же главе (Исх. 40:17) сказано об исполнении этого повеления Божия. И бысть в первый месяц во второе лето исходящим им от Египта, в новомесячии (в первый день месяца), ста скиния. Так как исход случился под 15-ое число Нисана (марта), то от исхода до поставления скинии протекло 11 1/2 месяцев.

Исх. 40:3. И да положиши кивот свидения, и покрыеши кивот завесою.

    И да положиши кивот свидения. Идет речь о внесении во Святое святых кивота завета. Это был продолговатый ящик, имевший около полтора аршина в длину и почти аршин в ширину и высоту. Он устроен был из негниющего дерева — Аравийской акации, и обложен внутри и снаружи золотыми листами. По краям его кругом шел узорчатый золотой ободок, и внизу к каждому из четырех углов приделаны золотые кольца, а в кольца вложены для переноски его шесты из акации, обтянутые золотом. Поверх ковчега лежала золотая крышка, к ней с двух противоположных концев прикреплены были вычеканенные из золота изображения двух Херувимов, наклонявших над нею лица и осенявших ее крыльями своими. Крышка эта называлась очистилищем (Лев. 16:2) от праздника Очищения, который совершался в десятый день седьмого месяца (Лев. 23:27-28). Этот день был единственный в году, когда первосвященник, принесши в жертву тельца и козла для очищения и примирения с Богом себя и народа, входил с жертвенною кровию во Святое святых и здесь кропил ею крышку кивота. Это очистилище имело также значение престола, или подножия, с которого Бог, восседая на Херувимах как Царь избранного народа, принимал его поклонение и объявлял Свою волю (Исх. 25:22; Числ. 7:89). Пред ковчегом (Исх. 16:33; Евр. 9:4) поставлен был золотой сосуд (стамна) с манною в память того, что Евреи в течении сорокалетнего странствования питались этою чудесною пищею. Эта манна, хотя не была переменяема, хранилась в помянутом сосуде без всякого повреждения до позднейших родов. Впоследствии к этому памятнику присоединен жезл Ааронов прозябший, для увековечения памяти о чудесном утверждении Аарона и его рода в правах первосвященничества (Чис. 17:10). Апостол Павел упоминает еще о златой кадильнице при кивоте завета во Святом святых (Евр. 9:4), разумея вероятно ту кадильницу, с которою первосвященник должен был входить в Святое святых (Лев. 16:12) и которую оставлял там, быть может, до следующего года и брал назад, заменив ее новою кадильницею. — И покрывши кивот завесою. Идет речь о завесе, отделявшей Святое святых от святилища и закрывавшей постоянно от взоров не только народа, но и священников кивот завета. Эта завеса, как и завеса, отделявшая святилище от двора скинии и завеса при входе во двор, сделана из разноцветной шерстяной ткани и крученого виссона и отличалась от них только тем, что вся усеяна была вышитыми изображениями Херувимов. В эту же завесу кивот был наглухо завертываем первосвященником и священниками, когда надобно было брать его в путь (Числ. 4:5).

Исх. 40:4-5. И внесеши трапезу и светильник10 и положиши олтарь златый в каждение пред кивотом свидения. И возложиши покров завесы над дверию скинии свидения.

   В сих двух стихах идет речь о принадлежностях святилища — второй части скинии. Оно назначено было для принесения одних бескровных даров Господу: хлебов, горящего елея и фимиама. Для помещения хлебов приготовлена была трапеза. Она устроена была из акации и обложена золотом, имела продолговатую форму, снабжена была золотыми кольцами для продевания шестов, на которых ее носили в путь. На трапезу полагаемы были в два ряда, по шести в ряд, 12 испеченных из чистой пшеничной муки пресных хлебов предложения, или приношения пред лицем Господним (Исх. 25:30). Количество хлебов, подобно тому как количество драгоценных камней на наперснике первосвященника, соответствовало числу колен Израилевых. Каждую субботу эти хлебы потребляемы были священниками, и притом в самом святилище, как великая святыня из жертв Господних (Лев. 24:9), и заменялись новыми хлебами. Этою бескровною жертвою, непрерывно возлежавшею пред лицем Господним, Израиль благоговейно и смиренно исповедывал, что одному Господу обязан насущным хлебом и от Него единого чаял продолжения этой милости. К принадлежностям трапезы относились блюда, две кадильницы с ливаном, чаши и кружки (Исх. 25:29), — все это из чистого золота. На блюдах ставились хлебы, на каждом по шести. Кадильницы с фимиамом, лежавшие по одной сверх каждого ряда хлебов, как символы молитвы, должны были свидетельствовать о том молитвенном настроении, с каким народ предлагал Господу хлебы. Сверх того для более наглядного представления жертвенного значения хлебов, фимиам в этих кадильницах воскуряем был, в память, в жертву Господу, во дворе скинии на жертвеннике всесожжений, каждую субботу, при смене хлебов предложения (Лев. 24:7). Чаши и кружки при хлебах назначены были для того, чтобы возливать ими (Исх. 25:29) вино. Оно, как и хлебы, имело в этом случае значение бескровного дара и приносимо было Богу по тем же побуждениям, как и хлебы. На трапезе оно наполняло кружки, и из кружек выливалось в чаши и в них при смене хлебов, вместе с фимиамом, износимо было к жертвеннику всесожжений и здесь часть его была изливаема на жертвенник, часть выпивалась жрецами. — Против трапезы на южной стороне святилища Господь заповедует поставить светильник (Исх. 26:35). Он был устроен из чистого золота, на подобие дерева, у которого из среднего ствола выходили ветви, по три с той и другой стороны, и были в уровень с высотою ствола. Ствол и ветви украшены были фигурами почек, чашечек и цветков миндального дерева. Поверх ствола и ветвей сделаны были углубления для лампад. В них горел чистый елей, выбитый из маслины. Он горел непрерывно, возобновляемый священниками каждый вечер и утро. Для поправления и снимания светилен сделаны были золотые щипцы и под них золотые лотки (Исх. 25:31-37, 27:20). Горящее в седмисвещнике масло было также, как и хлебы с вином, бескровным приношением. Оно было весьма знаменательно в духовном отношении. Вместилище елея — седмисвещник есть образ избранного народа, ветхозаветной Церкви Божией, под таковым образом изображается эта Церковь у пророка Захарии (Зах. 4), руководимая помазанными от Бога князем и первосвященником (14). Под образом светильников изображаются и новозаветные церковные общества (Апок. 1:20). Елей в светильнике — образ благодати Святого Духа, и даже проводник ее при освящении царей, первосвященников и пророков. Елей горящий — образ благодатного духовного просвещения и оживотворения. Горение елея в семи лампадах — образ обилия и полноты благодати, ибо число семь в Писании употребляется именно в смысле полноты и совершенства (например, словеса Господни сребро очищенно седмерицею (Пс. 11:7). Итак, принося в скинию елей для горения в седмисвещнике, избранный народ благодарно исповедывал пред Господом ту великую милость Его, по которой он сподобился быть сосудом благодати Его, приемником и хранителем света Богооткровенной истины среди окружающего языческого мрака, и вместе выражал молитвенное желание и надежду быть достойным этого преимущества на будущее время. — В промежутке между седмисвещником и трапезою прямо против очистилища (Исх. 30:6) Моисею заповедуется положить олтарь златый, в каждение пред кивотом свидения. Кадильный олтарь или жертвенник — это небольшой квадратный стол. Он устроен был из акации, с выдающимися по углам выпусками в форме рогов, и весь обложен был золотом. Для ношения его устроены были шесты, обложенные золотом, которые продевались в четыре золотые кольца, прикрепленные к углам его снизу. На нем ежедневно утром и вечером священники воскуряли благовонные порошки из стакти, оникса, халвама и чистого ливана, всего поровну. Составлять подобное курение для домашнего употребления запрещено было под страхом смертной казни. Рога кадильного жертвенника окроплялись жертвенною кровию (Исх. 30) в день очищения и каждый раз, когда приносима была жертва за грех священника или всего народа (Лев. 4:7, 18). Курение фимиама пред кивотом свидения, или точнее пред завесою, закрывавшею кивот, служило чувственным выражением молитв пред Господом, соединенное с желанием, чтобы они также легко восходили на небо, как легко поднимается дым кадильный, и также приятны были Богу, как приятно для обоняния благовоние фимиама (Пс. 140:2; Апок. 5:8, 8:3-4). Во все то время, когда священник совершал каждение в святилище, народ, стоявший во дворе скинии, благоговейно творил молитвы, соединяя их с молитвою священника (Лк. 1:10). — И положиши покров завесы скинии свидения. Завеса, которою Моисею заповедуется закрыть вход в скинию свидения со двора, надлежало повесить золотыми крючками на пяти покрытых золотом столпах.

Исх. 40:9. И возмеши елей помазания, и помажеши скинию, и вся яже в ней: и освятиши ю, и вся сосуды ее, и будут свята.

   Елей для помазания и освящения скинии, по предварительному наставлению Самого Господа, составлен был из соков четырех благовонных растений и из оливкового масла. Именно для составления елея надлежало взять: 1) смирны самотечной, — это душистая смола вытекавшая сама собою из миррового дерева, а не добытая из него искусственным образом, 2) корицы благовонной, — т.е. коры веток коричневого дерева, 3) душистого тростника (благовонный ир), 4) кассии, — тонкая кора с лаврового дерева (Исх. 30:23-25). Последние три вещества, по свидетельству раввинов, вываривались в воде и давали сок, который потом смешивался с смирною и оливковым маслом, 5-ою составною частию священной масти, или мира. Эта смесь потом разогревалась на огне до совершенного изготовления этой масти. Она назначалась для помазания и освящения не только скинии, но также первосвященника и священников. Сама она становилась святынею потому, что Сам Господь объявил ее таковою (Исх. 30:31-32) и под страхом смертной казни запретил составлять подобную масть для житейского употребления (33). — Скиния и все принадлежности ее, чрез помазание священною мастию, по слову Господа, будут свята, или священны, в том смысле, что в пределах ее, как посвященной Богу, назначенной для Богослужения, нельзя делать ничего житейского, и что ни одной принадлежности ее нельзя обратить на житейское употребление.

Исх. 40:10. И освятиши олтарь, и будет олтарь святый святых.

   Идет речь о жертвеннике всесожжений, который надлежало поставить внутри двора скинии для приношения разных жертв. Это был четвероугольный сруб, в 3 аршина 4 1/2 вершка длины и ширины и в 7 вершков высоты. Он был устроен из акации и весь обит медью. Внутренность его по всей вероятности наполнялась землею (Исх. 20:24). Из верхних четырех углов его выходили рогообразные выступы, сделанные тоже из акации и обитые медью. Они окроплялись кровию жертвенных животных при посвящении священников (Исх. 29:12) и принесении жертвы за грех (Лев. 4:7). К ним привязывалось животное пред закланием (Пс. 117:27). За них ухватывался руками желавший спастись от преследования убийца или несправедливо подозреваемый в убийстве (Исх. 21:13; 3 Цар. 1:50). К стенам жертвенника, на половине расстояния от его вершины, приделана была медная решетка, из предосторожности, чтобы жрецы не касались ногами этих священных стен. К ней по углам приделаны были медные кольца для вложения шестов на случай переноски жертвенника. При жертвеннике употреблялись горшки для высыпания в них пепла, — лопатки для его собирания, — чаши для кропления из них жертвенною кровью, — вилки для вынимания сваренного мяса (1 Цар. 2:13), — угольницы для вложения в кадильницу угольев с жертвенника (Лев. 16:12). — Чрез освящение помазанием, будет олтарь святый святых, т.е. будет величайшею святынею. Значеше величайшей святыни должно принадлежать жертвеннику потому, что приносимые на нем жертвы составляли главную принадлежность Богопочтения, служили главным способом выражения пред Господом хвалы Ему, благодарности, смирения и покаяния.

Исх. 40:16. И сотвори Моисей вся, елика заповеда ему Господь Бог, Святый Исраилев.

   Вместе с заповедию поставить, помазать и освятить скинию, Господь заповедал Моисею совершить посвящение Аарона и его сыновей. И Моисей сотворил вся, елика заповеда ему Господь11, т.е. исполнил ту и другую заповедь, но неодновременно. Сперва освящена скиния, потом даны Моисею наставления, относящиеся до священнослужения, — и уже после этого приступлено к посвящению священнослужителей.

Исх. 40:34. И покры облак скинию свидения, и славы Господни исполнися скиния.

   Торжество освящения скинии ознаменовалось величественным явлением присутствия Божия. Облако, покрывшее скинию и являвшееся над нею после этого постоянно, для указания Израильтянам дороги в пустыне (36—38), — очевидно, было то же самое, которое путеводило их до Синая (Исх. 13:21 и д.) и потом являлось, как мы видели12, над временною скиниею (Исх. 33:9). По освящении постоянной скинии слава присутствия Божия в облаке на сей раз открылась в том, что облако было видно теперь не только над скиниею, но наполнило внутренность скинии, и притом не Святое святых только, но и святилище, вся скиния исполнися славы Господа, — и с сего времени сделалась постоянным местом обитания Божия среди Израиля, согласно обетованию Божию (Исх. 25:8), хотя потом слава Божия проявлялась в ней не столь торжественно.

Исх. 40:35. И не можаше Моисей внити в скинию свидения, яко осеняше над нею облак и славы Господни исполнися скиния.

   Облак, осенивший скинию и наполнивший ее внутри, был так плотен и вместе, быть может, испускал из себя столь яркие лучи, что сам Моисей, который в другое время свободно приближался к Господу в местах Его явления, иногда не дожидаясь Его вызова, — теперь почувствовал страх и не посмел проникнуть за завесу скинии. Но это было только на краткое время, покуда облако славы Божией не удалилось из скинии и не осталось только над ее кровлею, после чего не только Моисей свободно входил, по крайней мере, во святилище, но и священники ежедневно бывали в нем для исполнения своей службы. Что же касается до Святого святых, то, как известно, оно и во все последующее время было недоступно никому, кроме первосвященника, который притом только один раз в году вступал в него, а во всякое другое время нельзя было вступать и ему туда безнаказанно. «Сказал Господь Моисею: скажи Аарону, чтобы он не во всякое время входил в святилище за завесу пред крышку (очистилище), дабы ему не умереть, ибо над крышкою Я буду являться в облаке» (Лев. 16:2). Итак Господь всегда являлся в облаке над очистилищем. Но чтобы это явление не было смертельно для первосвященника, он не только не должен был приходить в Святое святых безвременно, но и в показанное ему время должен был являться туда с кадильницею, и курением фимиама покрывать очистилище, и чрез то как бы умерять неприступное явление в облаке славы Божией (Лев. 16:13).
   На праздник Введения положено читать рассмотренную паримию потому главным образом, что в описанном в ней событии Церковь видит преобразование события, воспоминаемого в сей праздник. В паримии идет речь об устроении и освящении скинии для обитания в ней Божия среди людей. Соответственно сему Пресвятая Дева вводится в храм для уготовления и освящения Ее к тому, чтобы быть Ей жилищем небесного Царя, как была таковым скиния свидения. «Приблизится, — поет о Пресв. Деве Церковь в праздник Введения, — в храм святый яко свята, освятитися во обителище Всецаря» (Стихира на литии). Это освящение состояло в том, что Она, будучи трех лет, принята в храм, как жертва непорочная, Богу посвященная, и оставлена при храме для воспитания согласно Ея назначению послужить воплощению Сына Божия. «Пойди, чадо, говорит Ей праведная Анна, получившая Ее от Бога после долговременного неплодства, — Давшему Тя буди возложение, и уготовися быти Иисусово вместилище» (Стиховны на Введ.). — «Да веселится Иоаким, и Анна да радуется, яко принесоша Богу, яко трехлетствующую юницу, непорочную Владычицу» (Стихиры лит.). Восхваляя Пресвятую Деву, как предопределенную в жилище Сына Божия, св. Церковь, в своих песнопениях на службе Введению и других службах, применяет к Ней имена, взятыя от ветхозаветной скинии, Ее прообразовавшей, и от принадлежностей скинии. Так Пресвятая Дева именуется скиниею, святою святых, одушевленным кивотом, стамною манны, жезлом Аароновым (ибо как от жезла неплодного произошел цвет, так от неискусобрачной Девы Христос), семисвещником (ибо свет миру Христос от Нее произошел), трапезою (для Хлеба жизни — Христа), кадильницею златою (ибо носила во чреве Своем Божественный Угль — Христа) и т.п.

1   Время пресельничества или обитания Евреев в земле Ханаанской, с прибытием в нее Авраама, и в земле Египетской, в книге Исход (XII, 40) и в послании к Галатам (III, 17) определяется в 430 лет Первая половика сего числа лет протекла от переселения Авраама, которое произошло за 25 лет до рождения Исаака (Быт ХII, 4, XXI, 5), до переселения в Египет Иакова, которое произошло, когда ему было 130 лет от рождения (Быт XLVII:9), а родился он от 60-ти летнего Исаака (Быт XXV:26) Остальные 215 лет обнимают время от прибытия Иакова в Египет до исхода из него Евреев.
2   Contiа Faustum L I с 70 Впрочем в других местах Августин признает в поступке Моисея частное вдохновение In Exod quaest 2.
3   В книге Судей (IX) приводится речь Иоафама, сына Гедеожова, сказавшая им Сихемлямам в обличение за то, что они мимо законных сыновей Гедеома избрали себе царем сына его от наложницы-Авимелеха. Обличение предложено в виде притчи о деревьях, которые тщетно просили быть над собою царем маслину, смоковницу и виноградную лозу, и наконец избрали терние,-растение колючее. Сравнением Авимелеха с тернием выражено унизительное мнение о нем.
4   Некоторые отцы Церкви видели в купине явление тайны Бога живого потому, что из куста нельзя было изваять мертвых идолов.
5   Раввины толкуют в буквальном смысле слова рассматриваемого стиха, равно как подобные же выражения выше в ст 9-м касательно заповеди об опресноках и в других местах (Второзак VI:8, XI, 18). И от этого буквального толкования произошел обычай вкладывать записки со словами закона в так называемые хранилища или ящички, и прикреплять эти хранилища к левой руке и ко лбу между глазами, на время утренней и вечерней молитвы. Эти хранилища не только служили напоминанием о законе, но вместе суеверно почитаемы были предохранительными средствами от злых духов. Фарисеи: делали такие хранилища шире обыкновенного, чтобы отличиться от других и показать особенное свое благочестие, за что и обличал их Иисус Христос (расширяют хранилища своя).
6   Некоторые под христатами разумеют трех воинов колесничных о которых была речь выше (ХIV, 6). Но о них нельзя было сказать, что они над всеми, как сказано выше, т-е начальствовали над всеми. Нельзя же думать, что все колесничные воины были начальниками.
7   См XXVIII, стр 183 «Паримию из книги Бытия».
8   Ирмос 1-й песни канона на Воздвижение «Крест начертав Моисей прямо (в прямоту) жезлом, Чермное пресече той же обратно (против) фараоновым колесницам ударив совокупи, вопреки написав (в широту изобразив) непобедимое оружие».
9   В книге Числ она называется (по синодальному переводу) пустынею Офомскою (ХХХIII, 8), конечно потому, что шла от Офома, того самого местечка, куда Израильтяне пришли из Сокхофа и откуда, как мы видели, они повернули на юг по западному берегу, где их настигли Егпптяне.
10   Слово светильник взято из XXVI, 35 Исхода.
11   Следующее затем в паримии выражение-Святый Исраилев, т е благоговейно, яко единый истинный Бог, чествуемый Израильтянами,-не имеется в тексте Библии.
12   См XI-ю паримию, стр 443.

Помощь в распознавании текстов