протоиерей Вячеслав Резников

Брак: пристань или кораблекрушение

Как писал Иоанн Златоуст, «брак есть как пристань, так и кораблекрушение, не по своему свойству, но по расположению худо живущих в нем». Поэтому о браке надо говорить, говорить, и говорить, опираясь и на Слово Божие, и на коллективный опыт и тех, кто уже благополучно, с Божией помощью, переплыл это море, и тех, кто с переменным успехом еще борется с волнами, и особенно тех, кто потерпел в нем крушение. Все это должно живо интересовать и самих живущих в браке, и вступающих в него, и, конечно же, их родителей. Потому что лишь в том случае, если все мы будем заодно, может получиться что–нибудь хорошее.

...Все началось с того, что, сотворив Адама, первого человека, «сказал Господь Бог: не хорошо быть человеку одному; сотворим ему помощника, соответственного ему... И навел Господь Бог на человека крепкий сон; и, когда он уснул, взял одно из ребр его, и закрыл то место плотию. И создал Господь Бог из ребра, взятого у человека, жену, и привел ее к человеку. И сказал человек: вот, это кость от костей моих и плоть от плоти моей; она будет называться женою, ибо взята от мужа. Потому оставит человек отца своего и мать свою и прилепится к жене своей; и будут одна плоть» (Быт. 3:18–24).

Иными словами, впервые увидев женщину первый в мире мужчина сразу все понял, и сказал: это из меня взято и для меня создано. Это мое. Это будет дороже отца и матери.

Вот такое могучее основание положил Господь Бог для единства человеческого рода, для преодоления возможного человеческого эгоизма.

В библейской Второй книге Ездры рассказывается, как три юноши заспорили, что всего сильнее на свете, и предложили царю разрешить спор. Первый пытался доказать, что сильнее всего царь; второй – что сильнее всего вино.

Третий, ставший победителем, заявил, что сильнее всего женщина. И вот какие он привел доказательства:

«О, мужи! Не велик ли царь и многие из людей, и не сильно ли вино? Но кто господствует над ними и владеет ими? Не женщины ли? Жены родили царя и весь народ, который владеет морем и землею; и от них родились и ими вскормлены насаждающие виноград, из которого делается вино; они делают одежды для людей и доставляют украшения людям, и люди не могут быть без жен. Если соберут золото и серебро и всякие драгоценности, а потом увидят одну женщину, хорошую лицом и красивую, оставив все, устремляются к ней и, раскрыв рот, смотрят на нее, и все прилепляются к ней более, чем к золоту и серебру и ко всякой дорогой вещи. Человек оставляет воспитавшего его отца и страну свою и прилепляется к жене своей, и с женою оставляет душу, и не помнит ни отца, ни матери, ни страны своей. И из этого должно вам познать, что женщины господствуют над вами. Не подъемлете ли вы трудов и не напрягаете ли усилий, и не отдаете ли и не приносите ли всего женам? Берет человек меч свой, и отправляется, чтобы выходить на дороги и грабить и красть, и готов плавать по морю и рекам, льва встречает, и во тьме скитается; но лишь только украдет, похитит и ограбит, относит то к возлюбленной. И более любит человек жену свою, нежели отца и мать. Многие сошли с ума из–за женщин и сделались рабами через них. Многие погибли и сбились с пути и согрешили через женщин. Неужели теперь не поверите мне? Не велик ли царь властью своею? Не боятся ли все страны прикоснуться к нему? Я видел его и Апамину, дочь славного Вартака, царскую наложницу, сидящую по правую сторону царя; она снимала венец с головы царя и возлагала на себя, а левою рукою ударяла царя по щеке. И при всем том царь смотрел на нее, раскрыв рот: если она улыбнется ему, улыбается и он; если же она рассердится на него, он ласкает ее, чтобы помирилась с ним. О, мужи! Как же не сильны женщины, когда так поступают они? Тогда царь и вельможи взглянули друг на друга...» (2Ездр. 4:14–33).

Вот так, с самого сотворения мира, и смотрит мужчина (особенно юный) на женщину: «раскрыв рот».

Каково было первое впечатление Евы, увидевшей Адама, – от нас сокрыто. Может быть, с самого начала она ничего и не поняла.

Но зато знаем, что было сказано Еве после того, как совершилось отступление первых людей от Бога, и началось собственно наше современное состояние мира.

Бог «жене сказал: умножая умножу скорбь твою в беременности твоей; в болезни будешь рождать детей; и к мужу твоему влечение твое, и он будет господствовать над тобою» (Быт. 3:16).

И по слову Божию, проснулось и в ней это удивительное влечение, которому уже не могли препятствовать ни заведомая скорбь беременности, ни заведомое подчинение мужу.

А когда в церкви совершается Таинство Брака, священник в молитвах о новобрачных в первую очередь вспоминает те слова, которые Господь Бог сказал первым людям сразу после их сотворения: «плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю» (Быт. 1:28).

Часто в богословской литературе ставится вопрос: какова цель христианского брака?

Иоанн Златоуст, например, отвечает: (Ин. Злат. 1, 311) «брак дан для деторождения, а еще более для погашения естественного пламени». Ну а с тех пор, как род человеческий достаточно размножился, как «наполнились и земля, и море, и вся вселенная, осталось», как утверждает Иоанн Златоуст, «одно только его (брака) назначение: искоренение невоздержания и распутства».

При этом Иоанн ссылается на Апостола Павла, который, действительно, в седьмой главе Первого послания к Коринфянам говорит только о второй из перечисленных святым Иоанном целей: «во избежание блуда, каждый имей свою жену, и каждая имей своего мужа».

Но при всей безусловной авторитетности этих высказываний, это взгляд, так сказать, со стороны, а точнее, взгляд сверху. Это взгляд людей, которые сами решительно предпочли браку безбрачие, которые выбрали, говоря современным языком, монашеский образ жизни. Сами для себя они решили, что «хорошо человеку не касаться женщины», потому что это освобождает силы и время для всецелого служения Богу. Они и другим, как несравненно лучшее, советуют: «Безбрачным же и вдовам говорю: хорошо им оставаться, как я.Но если не могут воздержаться, пусть вступают в брак; ибо лучше вступить в брак, нежели разжигаться» (1Кор. 7:1–2, 9).

Но тому, кто сам собирается вступить в брак, все эти «цели» могут показаться... совершенно дикими.

В конце концов, какова цель христианской жизни? Безусловно, только одна: навсегда связать свою жизнь с Господом Иисусом Христом, во всем слушать Его, выполнять заповеди Его, всюду следовать за Ним, как поется в тропаре святым мученицам: «...Тебя, женише мой, люблю, и тебя ищущи страдальчествую, и сраспинаюся, и спогребаюся крещению Твоему, да и живу с Тобою...» – Так обращается христианская душа к своему Небесному Жениху: ничего не хочу от Тебя, хочу только быть с Тобою – и в жизни, и в муках, и в смерти.

Так, будущие Апостолы, Андрей и Иоанн, просто пошли, по слову Иоанна Крестителя, вслед за Иисусом Христом. Он, «обратившись и увидев их идущих, говорит им: что вам надобно?» – А что им, действительно, надо от Него? Да ничего, просто быть с Ним. Поэтому они и «сказали Ему: Равви, – что значит: учитель, – где живешь? Говорит им: пойдите и увидите. Они пошли и увидели, где Он живет; и пробыли у Него день тот» (Ин. 1:38–39).

Подобное можно сказать и о браке, потому что Апостол Павел как раз сравнивает союз мужа и жены с союзом Христа и Его Церкви.

Бесспорно, вследствие брака и домашнее хозяйство налаживается, и физиология приходит в норму, и дети рождаются. Но все это лишь побочные следствия брака.

Главная же его цель, с точки зрения, например, мужчины: навсегда связать жизнь вот с этой конкретной женщиной, потому что она сотворена Богом из моего же ребра, и предназначена специально для меня. Она приводит меня в восхищение, и удивляет, и влечет. Я всецело ей доверяю, хочу сделать ее своей второй половиной, и без нее не мыслю дальнейшей жизни.

В библейской книге «Товит» рассказывается, как некий юноша, Товия, был послан отцом в далекую страну, чтобы забрать денежный долг.

Бог послал Архангела Рафаила в человеческом облике, чтобы он сопровождал Товию. И Архангел не только помог юноше в этом деле, но и привел в дом, где жила девица, предназначенная Богом только для Товии. Семь мужей брали ее в жены, и все погибали в брачной комнате, не коснувшись ее. Рафаил наставил Товию, как связать злого духа, вредившего ей.

И вот, когда молодые «остались в комнате вдвоем, Товия встал с постели и сказал: встань, сестра, и помолимся, чтобы Господь помиловал нас. И начал Товия говорить: благословен Ты, Боже отцов наших, и благословенно имя Твое святое и славное вовеки! Да благословляют Тебя небеса и все творения Твои! Ты сотворил Адама и дал ему помощницею Еву, подпорою – жену его. От них произошел род человеческий. Ты сказал: нехорошо быть человеку одному, сотворим помощника, подобного ему. И ныне, Господи, я беру сию сестру мою не для удовлетворения похоти (добавим: и не для деторождения, и не для наследования ее имущества, и не для каких–то иных целей), но поистине как жену: благоволи же помиловать меня, и дай мне состариться с нею. И она сказала с ним: аминь. И оба спокойно спали в эту ночь» (Тов. 8:4–10).

Не для одного, не для другого, не для третьего, но «поистине как жену». Это таинственное и всеобъемлющее слово, «жена», неразложимо и несводимо ни к чему другому. Как, собственно, и слово «муж».

Поэтому в Таинстве Венчания священник прежде всего спросит: «Имеешь ли ты, (имя), произволение благое и непринужденное, и крепкую мысль, взять себе в жену сию (имя), которую здесь, пред тобою видишь?» И: «Имеешь ли ты, (имя), произволение благое и непринужденное, и твердую мысль, взять себе в мужа сего (имя), которого пред тобою здесь видишь?»

Не знаем, почему в первом случае сказано «крепкую», а во втором «твердую», но сути дела это не меняет. Вот такие должны быть намерения.

Почему мужчина выбираете ту или иную женщину, всегда тайна. Хотя на поверхности могут прослеживаться какие–то личные склонности, так сказать, «вкусы», интересы, и многое другое, но все же премудрый автор Книги Притч признавался: «Три вещи непостижимы для меня...». И одна из них – путь «мужчины к девице» (Притч. 30:19).

В молитвах Таинства Брака вспоминаются и другие примеры промыслительных браков из Священной истории: как Бог даровал Исааку Ревекку, как сочетал Иакова Рахили.

Счастливо женатый человек не может без волнения читать эти простые, но драгоценные библейские истории. Он живо чувствует в них веяние того же Промысла Божия, Который действовал и в устроении его собственного брака...

Вот история женитьбы Исаака

«Авраам был уже стар и в летах преклонных. Господь благословил Авраама всем. И сказал Авраам рабу своему, старшему в доме его: ... клянись мне Господом, Богом ..., что ты ... пойдешь в землю мою, на родину мою, и возьмешь жену сыну моему Исааку.

Раб сказал ему: может быть, не захочет женщина идти со мною в эту землю? ... Авраам сказал ему: ... Господь... пошлет Ангела Своего пред тобою, и ты возьмешь жену сыну моему оттуда; если же не захочет женщина идти с тобою, ты будешь свободен от сей клятвы моей... Он встал и пошел в Месопотамию, ... и остановил верблюдов вне города, у колодезя воды, под вечер, в то время, когда выходят женщины черпать, и сказал: Господи, Боже господина моего Авраама! пошли ее сегодня навстречу мне и сотвори милость с господином моим Авраамом; вот, я стою у источника воды, и дочери жителей города выходят черпать воду; и девица, которой я скажу: «наклони кувшин твой, я напьюсь», и которая скажет: «пей, я и верблюдам твоим дам пить», – вот та, которую Ты назначил рабу Твоему Исааку; и по сему узнаю я, что Ты творишь милость с господином моим. Еще не перестал он говорить, и вот, вышла Ревекка,... и кувшин ее на плече ее; девица была прекрасна видом ... Она сошла к источнику, наполнила кувшин свой и пошла вверх. И побежал раб навстречу ей и сказал: дай мне испить немного воды из кувшина твоего. Она сказала: пей, господин мой. И тотчас спустила кувшин свой на руку свою и напоила его. И, когда напоила его, сказала: я стану черпать и для верблюдов твоих, пока не напьются. И тотчас вылила воду из кувшина своего в поило и побежала опять к колодезю почерпнуть, и начерпала для всех верблюдов его.

Человек тот смотрел на нее с изумлением в молчании

... Когда верблюды перестали пить,... сказал: чья ты дочь? скажи мне, есть ли в доме отца твоего место нам ночевать?» И оказалось, что она как раз из той семьи, которую должен был разыскать посланец Авраама. «И еще сказала ему: у нас много соломы и корму, и есть место для ночлега. И преклонился человек тот и поклонился Господу, и сказал: благословен Господь Бог господина моего Авраама, Который не оставил господина моего милостью Своею и истиною Своею! Господь прямым путем привел меня к дому брата господина моего».

И когда потом, в доме, он поведал об этом отцу и брату Ревекки, они сказали: «от Господа пришло это дело; мы не можем сказать тебе вопреки ни худого, ни доброго; вот Ревекка пред тобою; возьми и пойди; пусть будет она женою сыну господина твоего, как сказал Господь.

Когда раб Авраамов услышал слова их, то поклонился Господу до земли ... И ели и пили он и люди, бывшие с ним, и переночевали. Когда же встали поутру, то он сказал: отпустите меня к господину моему... Они сказали: призовем девицу и спросим, что она скажет.

И призвали Ревекку и сказали ей: пойдешь ли с этим человеком? Она сказала: пойду.

И отпустили Ревекку, сестру свою, и кормилицу ее, и раба Авраамова, и людей его. И благословили Ревекку и сказали ей: сестра наша! да родятся от тебя тысячи тысяч, и да владеет потомство твое жилищами врагов твоих!

И встала Ревекка и служанки ее, и сели на верблюдов, и поехали».

Так чудесно устроил Бог это дело.

А тем временем Исаак «при наступлении вечера... вышел в поле поразмыслить, и возвел очи свои, и увидел: вот, идут верблюды.

Ревекка взглянула, и увидела Исаака, и спустилась с верблюда. И сказала рабу: кто этот человек, который идет по полю навстречу нам? Раб сказал: это господин мой. И она взяла покрывало и покрылась. Раб же сказал Исааку все, что сделал. И ввел ее Исаак в шатер Сарры, матери своей, и взял Ревекку, и она сделалась ему женою, и он возлюбил ее».

А вот история женитьбы Иакова, сына Исаака. Он тоже пришел в ту же землю, в ту же семью. Кстати, в отличие от нашего времени, тогда Богом были благословлены браки между близкими родственниками. Например, сами Авраам и Сарра имели хотя и разных матерей, но одного общего отца (Быт. 20:12).

А сыновья и дочери Адама и Евы, естественно, вступали в браки между собой.

Итак, Иаков увидел «на поле колодезь, и там три стада мелкого скота, лежавшие около него, потому что из того колодезя поили стада....

Иаков сказал им: братья мои! откуда вы? Они сказали: мы из Харрана.

Он сказал им: знаете ли вы Лавана, сына Нахорова?

Они сказали: знаем.

Он еще сказал им: здравствует ли он? Они сказали: здравствует; и вот, Рахиль, дочь его, идет с овцами...

Еще он говорил с ними, как пришла Рахиль с мелким скотом отца своего, потому что она пасла.

Когда Иаков увидел Рахиль, дочь Лавана, брата матери своей,... то подошел Иаков, отвалил камень от устья колодезя и напоил овец Лавана ... И поцеловал Иаков Рахиль и возвысил голос свой и заплакал. И сказал Иаков Рахили, что он родственник отцу ее и что он сын Ревеккин. А она побежала и сказала отцу своему.

Лаван... выбежал ему навстречу, обнял его и поцеловал его, и ввел его в дом свой». Позже он «сказал Иакову: неужели ты даром будешь служить мне, потому что ты родственник? скажи мне, что заплатить тебе?

У Лавана же было две дочери; имя старшей: Лия; имя младшей: Рахиль. Лия была слаба глазами, а Рахиль была красива станом и красива лицем. Иаков полюбил Рахиль и сказал: я буду служить тебе семь лет за Рахиль, младшую дочь твою.... И служил Иаков за Рахиль семь лет; и ...» – Обратим внимание! Есть поговорка: «нет хуже, чем ждать и догонять». Обычно, когда ждем чего–то особенно вожделенного, время тянется особенно долго. А тут эти семь лет ожидания «показались ему за несколько дней, потому что он любил ее»!

Вот – любовь! Обладаешь ты или не обладаешь любимым, – тебе радостно уже оттого, что он вообще существует на свете.

Правда, Лаван обманул Иакова, и в первую ночь, в темноте, привел ему старшую дочь, Лию, и наутро сказал удивленному Иакову: «окончи неделю этой, потом дадим тебе и ту за службу, которую ты будешь служить у меня еще семь лет других. Иаков так и сделал, и окончил неделю этой. И Лаван дал Рахиль, дочь свою, ему в жену» (Быт. 27:28).

Впоследствии и Рахиль, и Лия дали Иакову в наложницы двух своих служанок, и от этих четырех женщин родились у Иакова двенадцать сыновей и одна дочь. Многоженство в Ветхом завете было в порядке вещей, потому что, опять же, так тогда благословил Бог. А видимая цель – чтобы Божий народ, потомки Авраама, быстрее размножились и возобладали над своими врагами. У Авраама были наложницы, у Давида было несколько жен, у сына его, Соломона, было даже очень много жен. Но сквозь весь Ветхий Завет проходит, как говорится, «красной нитью» – тема единобрачия, жажда единственной, любовь к этой единственной. Ведь из всех четыре жен только о Рахили сказано, что Иаков «любил ее».

Так и Соломон в книге «Притчи» говорил о единственной «жене юности». И в другой книге Соломона, «Песнь песней», которая вся посвящена любви, читаем: «Есть шестьдесят цариц и восемьдесят наложниц и девиц без числа, но единственная она, голубица моя, чистая моя» (Песн.6:8–9).

Это отблески вечной нормы, установленной еще в Раю, но помутненной после грехопадения: один, буквально во всем свете, мужчина, и одна, буквально во всем мире, женщина, созданные «от единой крови», и только друг для друга. Это и прообразы, и указания для нас, современных христиан, которым Бог дал уже такое, совершенно определенное благословение: «каждый имей свою жену, и каждая имей своего мужа» (1Кор. 7:2).

Браки, о которых мы сейчас вспоминали, устроялись по Промыслу Божию, и все в них было свято и непорочно. Но находим в Священной истории и такое, что связь мужчины и женщины начиналась прямо–таки преступно. И это – у самого избранника Божия, царя Давида!

«Однажды под вечер Давид, встав с постели, прогуливался на кровле царского дома и увидел с кровли купающуюся женщину; а та женщина была очень красива. И послал Давид разведать, кто эта женщина? И сказали ему: это Вирсавия, дочь Елиама, жена Урии Хеттеянина. Давид послал слуг взять ее; и она пришла к нему, и он спал с нею» (2Цар. 11:3).

А тогда шла война, муж ее был на войне, и был в числе храбрых. Когда Вирсавия сделалась беременной, Давид тайно велел так подстроить, чтобы он погиб во время осады вражеской крепости. За это Давид был сурово обличен пророком Нафаном, и во всей полноте осознал свой грех. Но Бог, как это ни покажется странным, все же не разлучил их, и мало того: именно от Вирсавии Господь определил родиться наследнику царства, премудрому Соломону.

Так что, в конце концов, все в руках Божиих. И то, что мы начали по неведению, по страсти, и даже преступно,

– Он, в качестве исключения, впоследствии может и очистить, и благословить.

Но, повторяем, только в качестве исключения!

Поэтому искать свою вторую половину надо, руководствуясь не только своими влечениями, но и законами, которые сотворивший нас Бог установил для нашего блага.

И, как говорил святитель Василий Великий, если «кто желает брака по закону, то ему отверста вся вселенная» (Послание к Диодору, 87).

Начиная поиск, надо, прежде всего, просить помощи у Бога, потому что «дом и имение – наследство от родителей, а разумная жена – от Господа» (Притч. 19: 13–14). И «Кто нашел добрую жену, тот нашел благо и получил благодать от Господа» (Притч. 18:22).

«Кто найдет добродетельную жену? цена ее выше жемчугов; уверено в ней сердце мужа ее, и он не останется без прибытка; она воздает ему добром, а не злом, во все дни жизни своей» (Притч. 31:10–12).

Великое дело – найти добрую жену и избежать злой. Потому что жена может не только составить счастье всей жизни, но и превратить эту жизнь в настоящий ад.

Священное Писание немало говорит на эту тему. «Добродетельная жена – венец для мужа своего; а позорная – как гниль в костях его» (Притч. 14:24).

«Мудрая жена устроит дом свой, а глупая разрушит его своими руками». (Притч. 14:1)

Все это может случиться, если мы пренебрегаем Божескими и человеческими законами, и если не внимаем советам старших, более опытных людей.

И во–первых, нельзя увлекаться только красотой, потому что «миловидность обманчива и красота суетна; но жена, боящаяся Господа, достойна хвалы» (Притч. 31: 30).

«Что золотое кольцо в носу у свиньи, то женщина красивая и безрассудная» (Притч. 11:22).

И в знаменитых библейских женах мы видим не только красоту, но и открытость, простоту и доброту, как у Ревекки; видим и разумность и предусмотрительность, как у одной из жен Давида, Авигеи.

Как пишет Иоанн Златоуст (3, 232), «красота телесная, не соединенная с душевной добродетелью, может увлекать мужа двадцать или тридцать дней, а далее не будет иметь силы, но, обнаружив дурные качества жены, уничтожит всю любовь.

Те же, которые блистают красотою душевною, чем больше проходит времени, и чем больше они обнаруживают свое благородство, тем сильнее делают привязанность в своих мужьях, и более воспламеняют их любовь.

Таким образом, когда между ними существует пламенная и искренняя дружба, исключается всякого рода блудодеяние, и даже никакая мысль о распутстве не приходит в голову мужа».

Но прежде, чем искать себе невесту, надо ощутить себя женихом, и, соответственно: прежде, чем искать жениха, надо ощутить себя невестой. Ты должен (должна) твердо отдавать себе отчет, что хочешь создать семью, и ясно представляешь себе, в чем заключается семейная жизнь, каковы законы брака, и какие тебя ожидают трудности.

Так же необходимо к этому времени утвердиться на своих ногах, и ясно представлять себе, как ты материально устроишь ваше будущее совместное бытие, и как духовно его обогатишь.

А еще прежде – тебе надо знать, что вообще есть два законных пути: путь брака и путь монашеской жизни. И надо прежде (а не после!) вступления в брак понять именно свое дарование, понять, к чему ты призван, о чем и Апостол говорит: «каждый имеет свое дарование от Бога,один так, другой иначе» (1Кор. 7:7).

Надо отчетливо представлять себе и физическую сторону брака, и осознавать, что ты этого тоже хочешь. Апостол Павел, говоря христианам о браке, как раз с этой стороны и начинает: «Муж, оказывай жене должное благорасположение; подобно и жена мужу. Жена не властна над своим телом, но муж; равно и муж не властен над своим телом, но жена. Не уклоняйтесь друг от друга, разве по согласию, на время, для упражнения в посте и молитве, а потом опять будьте вместе» (1Кор. 7:3–5).

Как видим, неуклонение друг от друга относится в равной степени как к жене, так и к мужу.

Иоанн Златоуст более пространно говорит о том же, только применительно к жене (1, 341): «вступившие в брак ни сколько не отличаются от связанных узами; ибо здесь куда влечет один, туда необходимо следовать и другому, или если возмутится один, то вместе с ним погибнет и другой».

А что, – скажет жена, – если муж склонен к слабостям, а я хотела бы воздерживаться? Тебе необходимо следовать за ним: приятная цель брака, наложенная на вас, принуждает тебя поступать так, и против воли привлекает к тому, который изначала связан с тобою; если же ты будешь противиться и уклоняться, то не только не освободишься от уз, но и подвергнешься крайнему наказанию.

Та, которая воздерживается против воли мужа, не только лишится награды за воздержание, но и даст ответ за его прелюбодеяние, и ответ более строгий, чем он сам. Почему? Потому что она, лишая его законного совокупления, низвергает его в бездну распутства. Если она не имеет права делать это и на короткое время без его согласия, то какое прощение может получить она, постоянно лишая его этого утешения? Это должно было обдумать до брака, а не после брака».

И конечно же, это в равной мере относится и к мужу. А то бывает, что человек слышал только об одном пути, и поскольку все женятся или выходят замуж, надо и мне. Ради, так сказать, социального статуса. А потом вдруг окажется, что никакого счастья это тебе не дало, и будешь повторять слова племянника одного известного богослова: «Только когда я женился, я понял, что такое счастье... но было уже поздно».

А еще бывает, что иной женщине муж нужен только для зачатия ребенка, и она, едва это произойдет, с удовольствием, поступила бы с ним столь же брутально, как поступает со своей второй половиной самка паука каракурта, которая просто пожирает его.

Итак, чтобы не сделать несчастным ни себя, ни другого человека, – разобраться с собою, понять себя, – надо, повторяем Иоанна Златоуста, – «до брака, а не после брака».

Если мы это сделали, то, еще и еще раз помолившись, продолжаем поиск.

Как же хорошо было Адаму: ни искать, ни выбирать, ни добиваться взаимности! А тебе предстоит и то, и другое, и третье, и над всем этим – постоянная опасность ошибиться.

Святой Иоанн Лествичник, великий учитель монашества, писал, применительно к выбору монашеского пути: когда мы ищем себе наставника, которому можно было бы подчинить свою волю, то мы, «прежде вступления нашего на сей путь, ... должны рассматривать, испытывать и, так сказать, искусить сего кормчего, чтобы не попасть нам вместо кормчего на простого гребца, вместо врача на больного, вместо бесстрастного на человека, обладаемого страстями, вместо пристани в пучину, и таким образом не найти готовой погибели. Но по вступлении на поприще благочестия и повиновения уже отнюдь не должны мы испытывать и судить в чем–нибудь доброго нашего наставника и судию, хотя, может быть, в нем, как в человеке, и увидим некоторые малые согрешения» (Слово 4, 6).

Также и намереваясь вступить в брак, с принятием окончательного решения нельзя спешить. Здесь – как с выбором руководителя на монашеском пути, надо прежде постараться все узнать, и не только собственно друг о друге, но также – о его семье, о его окружении, о его образе жизни. Потому что, приняв решение, ты мгновенно переступаешь порог, после которого нет возврата. Согласно Христовой заповеди, брак нерасторжим.

Как в сказке Пушкина царевна Лебедь очень удачно выразилась: «...Но жена не рукавица: с белой ручки не стряхнешь, да за пояс не заткнешь...»

Уже одно это может заставить прямо–таки устрашиться.

Однажды ученики спросили Господа Иисуса Христа: «по всякой ли причине позволительно человеку разводиться с женою своею? Он сказал им в ответ: не читали ли вы, что Сотворивший вначале мужчину и женщину сотворил их? И сказал: посему оставит человек отца и мать и прилепится к жене своей, и будут два одною плотью, так что они уже не двое, но одна плоть. Итак, что Бог сочетал, того человек да не разлучает. Они говорят Ему: как же Моисей заповедал давать разводное письмо и разводиться с нею? Он говорит им: Моисей по жестокосердию вашему позволил вам разводиться с женами вашими, а сначала не было так; но Я говорю вам: кто разведется с женою своею не за прелюбодеяние и женится на другой, тот прелюбодействует; и женившийся на разведенной прелюбодействует».

Ученики настолько серьезно восприняли это, что сказали: «если такова обязанность человека к жене, то лучше не жениться».

Господь согласился с ними, и сказал: «не все вмещают слово сие, но кому дано» (Мф. 19:3–11).

Так что еще раз предупреждаем: пойми, что дано именно тебе.

А еще надо знать вообще о трудностях и опасностях, которыми чреват брак

Апостол Павел предостерегает: «По настоящей нужде за лучшее признаю, что хорошо человеку оставаться так. Соединен ли ты с женой? не ищи развода. Остался ли без жены? не ищи жены. Впрочем, если и женишься, не согрешишь; и если девица выйдет замуж, не согрешит. Но таковые будут иметь скорби по плоти; а мне вас жаль. Я вам сказываю, братия: время уже коротко, так что имеющие жен должны быть, как не имеющие; и плачущие, как не плачущие; и радующиеся, как не радующиеся; и покупающие, как не приобретающие; и пользующиеся миром сим, как не пользующиеся; ибо проходит образ мира сего. А я хочу, чтобы вы были без забот».

То есть, соединяясь в браке, надо всегда быть готовым к крайне болезненной потере этой твоей второй половины, с которой срастешься буквально во едину плоть.

Вступающий в брак, по святоотеческому выражению, связывает себя по рукам и ногам, и принимает на себя всю полноту ответственности и за свою жену, и за имеющих родиться детей.

«У меня ведь жена и дети!» – так часто оправдывает человек сделки с совестью ради получения неправедного материального прибытка.

«Не женатый заботится о Господнем, как угодить Господу; а женатый заботится о мирском, как угодить жене.

Есть разность между замужнею и девицею: незамужняя заботится о Господнем, как угодить Господу, чтобы быть святою и телом и духом; а замужняя заботится о мирском, как угодить мужу».

Хорошо, если придется угождать друг другу «во благо, к назиданию», или угождать, смиряя свою гордость и самолюбие. А то ведь бывает и так: Царь Ахав «взял себе в жену Иезавель, дочь Ефваала царя Сидонского, и» из угождения ей «стал служить Ваалу и поклоняться ему» (3Цар. 16:31)!

Как писал Иоанн Златоуст, (3, 215). «Жена как бывает помощницею, так часто бывает и вредительницею. Брак есть как пристань, так и кораблекрушение, не по своему свойству, но по расположению худо живущих в нем».

От жены могут исходить и такие советы, как, например, Иову в болезни говорила его жена: «ты все еще тверд в непорочности твоей! похули Бога и умри. Но он твердо сказал ей: ты говоришь, как одна из безумных: неужели доброе мы будем принимать от Бога, а злого не будем принимать? Во всем этом не согрешил Иов устами своими» (Иов. 2:9–10).

Но иной вполне может и последовать вредным, необдуманным, а то и смертельно опасным советам своей жены. Взять хотя бы историю Самсона и Далиды (Суд. 16:4–20).

Соединяя свою жизнь с Самсоном, она не отлепилась сердцем от своего народа, который постоянно был во вражде с израильтянами. И однажды соотечественники Далиды стали требовать от нее, чтобы разузнала, в чем неодолимая сила Самсона. «И сказала Далида Самсону: все ты обманываешь меня и говоришь мне ложь; скажи мне, чем бы связать тебя?» – потому что Самсон несколько раз говорил ей неправду.

«И сказала ему Далида: как же ты говоришь: «люблю тебя», а сердце твое не со мною? вот, ты трижды обманул меня, и не сказал мне, в чем великая сила твоя.

И как она словами своими тяготила его всякий день и мучила его, то душе его тяжело стало до смерти. И он открыл ей все сердце свое, и сказал ей: бритва не касалась головы моей, ибо я назорей Божий от чрева матери моей; если же остричь меня, то отступит от меня сила моя; я сделаюсь слаб и буду, как прочие люди.

Далида, видя, что он открыл ей все сердце свое, послала и звала владельцев филистимских, сказав им: идите теперь; он открыл мне все сердце свое. И пришли к ней владельцы Филистимские и принесли серебро в руках своих. И усыпила его Далида на коленях своих, и призвала человека, и велела ему остричь семь кос головы его. И начал он ослабевать, и отступила от него сила его...»

И, как говорится, «пропал казак»! И все через жену.

Да что далеко ходить: вообще все беды человеческого рода начались с того, что Адам послушал жену свою, и вкусил от запретного древа.

Как говорится в книге Екклезиаст, «Обратился я сердцем моим к тому, чтобы узнать, исследовать и изыскать мудрость и разум, и познать нечестие глупости, невежества и безумия, – и нашел я, что горче смерти женщина, потому что она – сеть, и сердце ее – силки, руки ее – оковы; добрый пред Богом спасется от нее, а грешник уловлен будет ею» (Еккл. 7:25–26).

Конечно, такое коварство и такие трагедии редки. Но вот, на что мужьям приходится сетовать гораздо чаще:

«Лучше жить в углу на кровле, нежели со сварливою женою в пространном доме» (Притч. 21:9).

«Непрестанная капель в дождливый день и сварливая жена – равны» (Притч. 27:15).

«Лучше жить в земле пустынной, нежели с женою сварливою и сердитою» (Притч. 21:19

«Сварливая жена – сточная труба» (Притч. 19:13).

Все это сказано не в укор женщинам, но для того, чтобы они знали, какой обладают силой, как они способны приносить счастье или несчастье, и как им надо стараться направить эту свою силу в нужное русло.

Ну а муж? Он тоже чреват разными сюрпризами. Он может оказаться жестоким и «зверонравным», пьяницей, развратником и хулиганом.

А также – слабохарактерным и безынициативным. А также – лентяем – обычным, или «высокоидейным», или даже «высокодуховным».

Примите это к сведению, вы, собирающиеся стать мужьями!..

Но вот, выслушав предостережения, и достаточно обдумав, мы остаемся при своем намерении. Вот и прекрасно. И – в путь.

Будь уверен, что Господь пошлет тебе в помощь Ангела, как Товии, и направит тебя туда, куда нужно, как Иакова, или же вдруг, в один прекрасный день, Сам через Своих служителей, приведет тебе твою суженую, когда ты выйдешь в поле поразмыслить, как Исаак.

Иногда люди находят друг друга еще до прихода в церковь. И всегда здесь – какая–нибудь удивительная история. Иногда уже со школьной скамьи привязываются друг к другу, чаще – в институте, или на совместной работе. По молодости, порой по глупости, ни о чем не думая, сойдутся, и вдруг – глядишь – все получилось!

Иная девушка укажет своей подруге на почти незнакомого человека, и скажет: вот, смотри, он будет моим мужем.

Или он, впервые увидев ее, скажет себе: она будет моей женой.

И все именно так и получится.

Иногда в совершенно неподходящем месте вдруг находят друг друга, и вопреки всему, вдруг возникнет прочный союз. Везде Рука Божия, везде есть место чуду.

Но если ты уже нашел пристанище в церкви, и теперь подумываешь найти еще и жену, то уж конечно, в своих поисках ты не пойдешь куда–нибудь на дискотеку. В эти рискованные места люди ходят попрыгать, развлечься, сорвать, как говорится, сиюминутные цветы удовольствия.

Самое же нормальное для христианина искать «добычу» в своем храме, в процессе общественно–приходской жизни.

Конечно же, храм, это дом молитвы, где надо стоять сосредоточенно, не глядя по сторонам. Но уже после службы – как не скосить порой взгляд налево или направо, и вдруг заметишь, что и на тебя тоже кто–то взглянул с любопытством!.. Как поется в песне: «я оглянулся посмотреть, не оглянулась ли она посмотреть, не оглянулся ли я».

Однажды Господь Иисус Христос проходил через Иерихон. «И вот, некто, именем Закхей, начальник мытарей и человек богатый, искал видеть Иисуса, кто Он, но не мог за народом, потому что мал был ростом, и, забежав вперед, влез на смоковницу, чтобы увидеть Его, потому что Ему надлежало проходить мимо нее. Иисус, когда пришел на это место, взглянув, увидел его и сказал ему: Закхей! Сойди скорее, ибо сегодня надобно Мне быть у тебя в доме. И он поспешно сошел и принял Его с радостью» (Лк. 19:2–6).

Как удивительно: Закхей желал только издали хотя бы посмотреть на Иисуса Христа, а оказалось, что и Господь уже давно его знает, и Сам хочет даже войти в его дом!

Союз жениха и невесты, как мы будем подчеркивать еще не раз, сравнивается с союзом Христа и Церкви. Более сильного сравнения и придумать нельзя.

И какое это чудо, когда ты только издали дерзал смотреть на свою возлюбленную, а она, оказывается, уже все знает о тебе, и мечтает войти в твой дом! Какое чудо, когда люди вот так находят друг друга, и какая радость – быть кем–то навсегда предпочтенным из всех людей на земле!

Если ты сам никого не усмотрел среди прихожан, попробуй обратиться со своей печалью к священнику, который тебя уже достаточно знает. Он вдруг поманит кого–то из очереди, стоящей к нему на исповедь, и скажет: «вот тебе невеста». А ты так и ахнешь: «да как же я ее раньше не замечал!?»

Но так бывает далеко не всегда. Далеко не все батюшки обладают прозорливостью, и скорее всего, после подобного знакомства ты постараешься как–нибудь боком, боком, да и подальше от нее. И помни, что ты имеешь на это полное право. Батюшка может посоветовать, а решать окончательно – только тебе самому!

Но вот, ты немного опоздал: все приходские невесты уже разобраны. Никто, как ты ни вертишься, не глядит на тебя, да и батюшка только почесывает голову на твой вопрос.

Не спеши отчаиваться. Доверься Господу, молись Ему. Ведь в Его руке все на свете женихи и все на свете невесты. Глядишь, и какие–нибудь твои «братья и сестры» сами выйдут на тебя с предложением познакомить с какой–нибудь благочестивой родственницей или родственником. Потому что у людей возникает какой–то зуд, когда они видят свободного, гуляющего самого по себе, человека! Но вот, и этого нет. Что же делать?

Раньше была распространена (да и теперь порой встречается) такая замечательная профессия: сваха. У людей этой профессии – особый дар: чувствовать человека, чувствовать, кто кому подойдет. Ей достаточно взглянуть на тебя, и она уже мысленно прокручивает всю свою клиентуру, и предлагает тебе именно твой вариант... Но где ее, эту сваху, найдешь!

Зато всегда у нас под руками есть интернет... Чувствую, чувствую, как ты с отвращением поморщился. А напрасно. Есть там всякие, в том числе и православные сайты знакомств. Ты ясно и без обиняков, выкладываешь, что ищешь православного человека, желающего создать семью. И компьютер выдает тебе сведения о наличии вакансий. И ничего в этом зазорного и антихристианского нет! Технические достижения надо использовать на благо людям.

Но все же непременно (!) предварительно поговори со специалистами, умеющими ориентироваться в виртуальном пространстве. Потому что и тут, как, впрочем, и везде, есть немало подводных камней.

Конечно, повторяем, идеал, это – «одноприходные» жених и невеста. Оба в одной среде, оба воспитаны в христианском духе, знают, как жить в браке, как держать себя до брака, и так далее.

Хотя, надо сказать, что даже при таких, «правильных», браках случаются катастрофы. Во–первых, от недостаточного осознания человеком своего жизненного призвания, о чем мы уже говорили. Но и вообще всякий человек – тайна, и внешнее далеко не всегда соответствует сокровенному.

А бывает, что приглянется кто–то за стенами храма – в институте, на работе, по соседству, или даже (чего только не бывает!) на той же самой дискотеке, куда тебя по глупости занесло. И если вы почувствовали друг к другу расположение, начали встречаться, то прямо поставь перед собой вопрос: а возможен ли здесь брак? И если он почему–то не возможен, то надо сразу отойти в сторону, и не тянуть, как говорится, резину.

То есть, во–первых, – не состоит ли твой новый знакомый уже в браке?

А может быть, он хочет развестись специально ради тебя? – Так будь уверен, что на чужих костях счастья не построишь. Если он уже разведен, то выясни, почему? Ладно, если жена сама ушла от него. Но и тут хорошо бы выяснить, почему именно ушла? Не увлекайся его нытьем, какой он бедный, и как жена не понимала его. Не думай, что если другая женщина не смогла с ним ужиться, это удастся тебе.

Ну а если он сам бросил свою семью, да еще с детьми, то почему ты думаешь, что он не бросит и тебя?.. Мы сейчас, разумеется, говорим о человеке, который еще находится вне церковной ограды, и не знает Христова учения. Потому что нам–то, христианам, наш Господь прямо сказал: «Кто разводится с женою своею, кроме вины прелюбодеяния, тот подает ей повод прелюбодействовать; и кто женится на разведенной, тот прелюбодействует» (Мф. 5:32).

И если перед нами человек, который, уже будучи христианином, бросил свою семью, то надо бы не то, что отойти, а – отскочить от него подальше.

С того же, кто, будучи неверующим, успел в жизни наломать дров, конечно, другой спрос. Одна женщина, которая когда–то развелась, а потом пришла к вере и познакомилась с христианским взглядом на брак, – с печалью в сердце сказала: «если бы я раньше это узнала, то никогда бы с мужем не рассталась». Позже она вступила во второй брак, уже в Господе, и этот брак оказался прочным и счастливым.

Итак, если предмет твоей привязанности свободен, смотри дальше: внушает ли он к себе уважение, твердо ли стоит на земле, и не противен ли, наконец, физически. Ну а первое условие брака для христианина, – чтобы он был заключен «в Господе» (1Кор. 7:39), то есть с человеком одной веры.

Если человек в церковном отношении еще необразован, и все же симпатичен тебе, то, прежде всего, все силы положи, чтобы привести его в ограду церкви. Почему это важно? Потому что в этом случае вы не сами себе будете предоставлены, но между вами могучей соединяющей силой будет Сам Господь и Бог наш Иисус Христос. И вы будете строить жизнь вокруг Него.

А у неверующего, или у не христианина свои понятия, свои законы. Человек, в центре жизни которого нет Бога, – естественно, ставит в центр самого себя. Для христианина хорошо и добро то, что Бог повелел, а для неверующего хорошо только то, что сам он считает правильным и удобным. Других законов для него не существует.

У иноверцев тоже свои взгляды на семью, на взаимные отношения, которые могут далеко не совпадать с твоими, христианскими взглядами.

Поэтому прежде брака надо достичь единства веры. А если ты отложишь это на после брака, то, скорее всего, ничего не получится. Конечно, может быть и получится, но это все равно, что прыгать в воду, не зная дна. Может быть, прыгнешь удачно, а может – напорешься на какую–нибудь железяку. А ведь сказано: «не искушай Господа Бога твоего» (Мф. 4:7).

Ведь вступишь ты в брак или не вступишь, а все равно тебе, как христианину, идти вслед за Христом, идти по пути спасения. И если вы оба христиане, то вы будете делать это вместе, будете помогать друг другу, вместе молиться, вместе ходить в храм, вместе в одном духе воспитывать детей.

А то – будешь молиться, а он – смеяться над этим, дескать, чем со стеной разговаривать, лучше бы что–нибудь полезное сделала. Ты захочешь крестить ребенка, а он скажет: нет. А надо его обрезать. Или скажет: ничего религиозного не будем ему навязывать. Вырастет – сам разберется.

Что ты тогда будешь делать? Вступая в брак, ты самоуверенно думала (да и он сам, стремясь к тебе, клялся), что приведешь его в церковь. А он, получив свое, постепенно затопчет и те малые ростки веры, которые в тебе еще были.

А потом ведь, неверующий никогда не согласится, что супружеские отношения могут начаться только после церковного венчания, и он будет при всяком удобном случае приставать к тебе с этим. А ты человек слабый, и не очень утвержденный в вере, и в конце концов уступишь его натиску. А что из этого может получиться? Такой пример тоже есть в Священном Писании:

«У Авессалома, сына Давидова, была сестра красивая, по имени Фамарь, и полюбил ее Амнон, сын Давида. И скорбел Амнон до того, что заболел из–за Фамари ... Но у Амнона был друг, по имени Ионадав, ... человек очень хитрый. И он сказал ему: отчего ты так худеешь с каждым днем, сын царев, – не откроешь ли мне? И сказал ему Амнон: Фамарь, сестру Авессалома, брата моего, люблю я. И сказал ему Ионадав: ложись в постель твою, и притворись больным; и когда отец твой придет навестить тебя: скажи ему: пусть придет Фамарь, сестра моя, и подкрепит меня пищею, приготовив кушанье при моих глазах, чтоб я видел, и ел из рук ее.

И лег Амнон и притворился больным, и пришел царь навестить его; и сказал Амнон царю: пусть придет Фамарь, сестра моя, и испечет при моих глазах лепешку, или две, и я поем из рук ее.

И послал Давид к Фамари в дом сказать: пойди в дом Амнона, брата твоего, и приготовь ему кушанье. И пошла она в дом брата своего Амнона; а он лежит. И взяла она муки и замесила, и изготовила пред глазами его и испекла лепешки, и взяла сковороду и выложила пред ним; но он не хотел есть. И сказал Амнон: пусть все выйдут от меня. И вышли от него все люди, и сказал Амнон Фамари: отнеси кушанье во внутреннюю комнату, и я поем из рук твоих. И взяла Фамарь лепешки, которые приготовила, и отнесла Амнону, брату своему, во внутреннюю комнату.

И когда она поставила пред ним, чтоб он ел, то он схватил ее, и сказал ей: иди, ложись со мною, сестра моя.

Но она сказала: нет, брат мой, не бесчести меня, ибо не делается так в Израиле; не делай этого безумия. И я, куда пойду я с моим бесчестием? И ты, ты будешь одним из безумных в Израиле. Ты поговори с царем; он не откажет отдать меня тебе.

Но он не хотел слушать слов ее, и преодолел ее, и изнасиловал ее, и лежал с нею».

А что потом из этого вышло? А «потом возненавидел ее Амнон величайшею ненавистью, так что ненависть, какою он возненавидел ее, была сильнее любви, какую имел к ней; и сказал ей Амнон: встань, уйди.

И Фамарь сказала ему: нет, прогнать меня – это зло больше первого, которое ты сделал со мною. Но он не хотел слушать ее. И позвал отрока своего, который служил ему, и сказал: прогони эту от меня вон и запри дверь за нею.... И вывел ее слуга вон и запер за нею дверь».

Вот какие истории случаются из–за нашей податливости, из–за нашей неосторожности и самонадеянности, а главное, из–за нашего пренебрежения указаниями Церкви! Вот как мнимая любовь сменяется ненавистью и презрением!

Но даже если и дотянешь до брака, не поддашься на обольстительные уговоры своего неверующего избранника, и если заставишь его обвенчаться, все равно ничего хорошего не получится. Он отомстит тебе за то, что вышло не по его воле.

Повторяю, твоя цель не просто, любой ценой, обвести своего неверующего возлюбленного вокруг аналоя, но – привести его к вере, «воцерковить», и тогда венчание будет для вас поистине таинством.

Если он тебя действительно любит, то пойдет за тобой, и скажет, как сказала некогда Руфь Моавитянка своей свекрови: «Куда ты пойдешь, туда и я пойду, и где ты жить будешь, там и я буду жить; народ твой будет моим народом, и твой Бог – моим Богом; и где ты умрешь, там и я умру и погребена буду; ... смерть одна разлучит меня с тобою» (Руф. 1:16–17).

Другое дело, если живут неверующие люди в гражданском браке (кстати, гражданским браком называется, когда супруги только расписаны, в противоположность церковному браку, когда они еще и обвенчаны. Гражданин – есть гражданин государства. Граждане, регистрируясь в соответствующих гражданских органах, перед лицом государства официально берут на себя взаимные обязательства. А то, что сейчас называют «гражданским браком», на церковном языке назыается «блудом», когда сходятся не граждане, а просто биологические особи).

Итак, жили не тужили, и вдруг один из них уверовал. Что делать? Бросить, исходя из ранее сказанного, свою вторую, неверующую, половину?

Ни в коем случае. Священное Писание об этой ситуации говорит: «если какой брат имеет жену неверующую, и она согласна жить с ним, то он не должен оставлять ее; и жена, которая имеет мужа неверующего, и он согласен жить с нею, не должна оставлять его.... Если же неверующий хочет развестись, пусть разводится; брат или сестра в таких случаях не связаны; к миру призвал нас Господь. Почему ты знаешь, жена, не спасешь ли мужа? Или ты, муж, почему знаешь, не спасешь ли жены?» (1Кор. 7:12–13, 15, 16).

Но вернемся к тем, кто еще только решается вступить в брак. Вы познакомились, начали встречаться. Первое правило: держите взаимно дистанцию, не распускайте рук, не спешите окончательно «приручать» друг друга.

Кстати, из наставлений мудрых людей: никогда , не ходи в дом к девушке, на которой не собираешься жениться. Но это скорее относится к сельской местности, где все женихи и все невесты и так на виду. Если парень зачастил в дом, всем все понятно, все ждут: когда будем гулять на свадьбе? Но если он вдруг переставал ходить, у соседей возникал естественный вопрос: «Почему? Значит, что–то здесь нечисто!» – И на девушку ложилась тень всяких подозрений.

А если в современных городских условиях следовать этому совету, то – как узнаешь о возможной будущей теще? И как родители получат хоть какое–то представление о возможном зяте, и как смогут удержать свою дочь от опрометчивого поступка?

Но в любом случае, до принятия окончательного решения, у каждого из вас и перед лицом друг друга, и перед лицом окружающих – должно быть свободное пространство для маневра.

Каждый имеет полное право прекратить сближение и повернуть назад. И надо быть готовым со смирением принять такой поворот дела.

Так что смотри, слушай, думай, и не форсируй событий. Пусть никто и ничто тебя не торопит. Если это твое, оно никуда не уйдет. Если же у тебя нет желания вступать в брак, а тебе говорят: «если не выйдешь за меня, повешусь», – помни: никто не имеет право тебя шантажировать, и ни в коем случае не покоряйся никакому шантажу, особенно в таком вопросе.

А его безумие будет исключительно на его совести. Также не вступай в брак только потому, что тебя любят, и, как уверяют, готовы всю жизнь носить тебя на руках, дескать, «с неба звездочку достану, и на память подарю». Решайся лишь тогда, когда сам радостно готов на все, и не только доставать с неба звезды.

Однажды жених и невеста поехали к духовному отцу просить благословения на брак. А он сказал: «Если завтра вы обвенчаетесь, а после завтра один из вас тяжело заболеет, так что другому придется всю оставшуюся жизнь только ухаживать за больным, и вы готовы на это, то – Господь да благословит вас на брак».

Кстати, подобные ситуации нередки, и нам приходилось видеть замечательные примеры самоотверженного несения такого креста.

Повторяем, узнай все, что можно узнать о твоем избраннике.

Раньше, когда молодые обращались к своему приходскому священнику с просьбой обвенчать их, он объявлял об этом вслух всего прихода, и начинался так называемый «брачный обыск»: каждый, кто знал о каких–либо препятствиях к браку, о сокрытой нечестности той или другой стороны, должен был об этом заявить.

И, кстати: легко ли тебе будет узнать всю правду о искателе твоей руки, если он приехал из дальних краев, и не имеет ни жилья, ни регистрации? А он на все готов. Креститься? – пожалуйста! Причаститься? – пожалуйста! Венчаться? – с огромным удовольствием!.. Но опасность ошибиться здесь вырастает до 95–97 %!

Следующий шаг – объявить родителям, и внимательно выслушать их мнение. Здесь должно быть получено принципиальное согласие, ведь «молитвы родителей утверждают основания домов». Если они в чем–то против, или в сомнении, – придется серьезно и всячески отстаивать правильность своего выбора. Если они предложат какое–то время подождать, испытать, так сказать, свои чувства, то лучше бы согласиться. Повторяю: если это твое, оно никуда не уйдет. В конце концов, вспомни Иакова, который ждал семь лет.

И, наконец, берем благословение духовника, если он у вас есть. Если вы уже все выше сказанное выполнили, во всем, в чем могли, себя и друг друга проверили, от родителей благословение получили, и другого пути не мыслите, то уж и не спрашивайте, вступать в брак или не вступать.

А так прямо и говорите: благословите нас, батюшка, на брак. Мы все продумали, решились, и готовы на все...

Если пройден и этот этап, идем в Отдел записей гражданского состояния, и там перед лицом представителя нашего государства, при свидетелях, юридически фиксируем свои намерения.

Раньше, до 1917 года, этим занималась церковь. Священник совершал Таинство брака, и он же документально регистрировал это событие.

После отделения Церкви от государства, государство, как это ни парадоксально, отменило собственно брак, и оставило только его регистрацию.

Некоторые церковные люди, перегибая в противоположную сторону, считают, что регистрация, это – ерунда, подумаешь, печать в паспорт поставят! Но, как показывает практика, и это очень важно. Один пожилой священник рассказывал, что за свою жизнь он несколько раз венчал людей, которые не были расписаны, и по той или иной, казавшейся уважительной, причине, не хотели этого делать. Все эти браки вскоре распались. А люди–то были серьезные, взрослые, и вполне церковные.

Как–то двое, тоже взрослых, людей пришли к священнику просить обвенчать их без светской регистрации, дескать, что – печать, нам важно венчание! Священник спросил их: а вы уже живете вместе? – Да. – Так вот, если бы церковное таинство действительно было для вас важно, вы бы до этого даже прикоснуться друг к другу боялись... Они подумали, и согласились. А вскоре и вообще разошлись.

Постарайтесь расписаться без шума, в будний день, в обычной одежде. Все тожества – в день венчания. Но если родители настаивают, чтобы и по этому случаю «погулять», придется уступить. Но в любом случае не обменивайтесь там кольцами. Кольца, предварительно освятив, наденет на вас священник в храме, в чине обручения.

И помните, что, по церковным понятиям, печать в паспорте, при всей своей важности, не дает права на начало супружеской жизни.

Когда будете назначать день и время венчания, согласуйтесь со служителями храма. Если хотите, чтобы вас венчал ваш духовник, тоже заранее поговорите и с ним. Потому что есть такие дни, когда, по церковным правилам, венчание не совершается.

Но вот, наконец–то, этот день наступил. В ознаменование вашего решения, во время венчания на вас наденут венцы. Во–первых, как на победителей. Потому что вы сознательно взяли себя в руки, победили дурную множественность мира, перестали бегать глазами по сторонам, направили свои влечения в единственную, избранную вами, благословенную сторону.

Увенчают вас по образу Адама и Евы, как единственных друг для друга на земле, как царей и родоначальников, от которых может населиться новая земля. И священник на всем протяжении Таинства будет о вас молиться.

Во–первых, конечно же, о том, чтобы Бог дал вам сохраниться «в единомыслии и твердой вере». Без этого, как мы говорили, вообще ничего не получится. Он будет молиться и о том, чтобы Господь сохранил вас, «как сохранил Ноя в ковчеге, как сохранил Иону во чреве китове, как сохранил трех отроков в Вавилоне посреди огня».

Потому что все стихии человеческих страстей со всех сторон ополчатся на вас, чтобы разрушить ваш союз, оторвать друг от друга, отвлечь соблазнительными образами. Ведь вокруг и женщины – одна красивее другой, и мужчины – один достойнее другого.

Апостол Павел, покидая свою Ефесскую паству, с глубоким беспокойством глядел вперед. Он говорил пастырям этой церкви: «Итак, внимайте себе и всему стаду, в котором Дух Святый поставил вас блюстителями, пасти Церковь Господа и Бога, которую Он приобрел Себе Кровию Своею. Ибо я знаю, что, по отшествии моем, войдут к вам лютые волки, не щадящие стада; и из вас самих восстанут люди, которые будут говорить превратно, дабы увлечь учеников за собою. Посему бодрствуйте, памятуя, что я три года день и ночь непрестанно со слезами учил каждого из вас. И ныне предаю вас, братия, Богу и слову благодати Его, могущему назидать вас более, и дать вам наследие со всеми освященными» (Деян. 28–33).

Так и в браке: искушений не миновать. От всяких «волков лютых» отбоя не будет. А главное – следить за своим собственным сердцем, чтобы из него не вышла какая–нибудь нечистота, и чтобы не нарушить верность друг другу, причем, не только в делах, но и в мыслях. Ибо это совершенно невозможно, если тело твое принадлежит одному, а сердце – другому. Поэтому и сказал Господь Иисус Христос: «Вы слышали, что сказано древним (в законе Моисеевом): не прелюбодействуй. А Я говорю вам, что всякий, кто смотрит на женщину с вожделением, уже прелюбодействовал с нею в сердце своем. Если же правый глаз твой соблазняет тебя, вырви его и брось от себя, ибо лучше для тебя, чтобы погиб один из членов твоих, а не все тело твое было ввержено в геенну. И если правая твоя рука соблазняет тебя, отсеки ее и брось от себя, ибо лучше для тебя, чтобы погиб один из членов твоих, а не все тело твое было ввержено в геенну» (Мф. 5:27–30).

Причем, под «глазом» и «рукой» подразумевается человек, по жизни или по делам приближенный к тебе, и от кого начинает исходить соблазн. Чуть появился такой, – сразу постарайся порвать, или, по крайней мере, сократить всякие отношения.

А чтобы не доходить до резких и неприятных движений, заранее веди себя внимательно с противоположным полом, не кокетничай, не позволяй ни себе, ни ему двусмысленных шуток, неосторожных прикосновений, не оставайся наедине.

Также необходимо беспощадно вырвать из сердца и отсечь от себя и того, кто когда–то был тебе мил, но с кем почему–то отношения в свое время не сложились. Образы этих людей будут тревожить твою память, особенно в трудные минуты семейной жизни, и будешь говорить себе: «а счастье было так возможно, так близко...» Будет появляться желание, ну хотя бы только увидеться, или даже просто поговорить по телефону. Ни в коем случае не делай этого. Все. Рубикон перейден. Можно даже вспомнить жену Лота, которая, вопреки запрету, оглянулась, выходя из горящего Содома, и превратилась в соляной столб.

В притчах Соломона видим яркое противопоставление блудницы, чужой женщины – своей, законной жене. Это – самая страшная опасность, которая подстерегает женатого, да и не только женатого человека.

«Когда мудрость войдет в сердце твое, и знание будет приятно душе твоей, тогда рассудительность будет оберегать тебя, разум будет охранять тебя, ... дабы спасти тебя от жены другого, от чужой, которая умягчает речи свои, которая оставила руководителя юности своей и забыла завет Бога своего. Дом ее ведет к смерти, и стези ее – к мертвецам; никто из вошедших к ней не возвращается и не вступает на путь жизни» (Притч. 2:1–19).

«Заповедь есть светильник, и наставление – свет, и назидательные поучения – путь к жизни, чтобы остерегать тебя от негодной женщины, от льстивого языка чужой. Не пожелай красоты ее в сердце твоем, и да не увлечет она тебя ресницами своими; потому что из–за жены блудной обнищевают до куска хлеба, а замужняя жена уловляет дорогую душу. Может ли кто взять себе огонь в пазуху, чтобы не прогорело платье его? Может ли кто ходить по горящим угольям, чтобы не обжечь ног своих? То же бывает и с тем, кто входит к жене ближнего своего: кто прикоснется к ней, не останется без вины. Не спускают вору, если он крадет, чтобы насытить душу свою, когда он голоден; но, будучи пойман, он заплатит всемеро, отдаст все имущество дома своего. Кто же прелюбодействует с женщиною, у того нет ума; тот губит душу свою, кто делает это: побои и позор найдет он, и бесчестие его не изгладится, потому что ревность – ярость мужа, и не пощадит он в день мщения, не примет никакого выкупа и не удовольствуется, сколько бы ты ни умножал даров» (Притч. 6:23–35)

«Вот, однажды смотрел я в окно дома моего, сквозь решетку мою, и увидел среди неопытных, заметил между молодыми людьми неразумного юношу, переходившего площадь близ угла ее и шедшего по дороге к дому ее, в сумерки в вечер дня, в ночной темноте и во мраке. И вот – навстречу к нему женщина, в наряде блудницы, с коварным сердцем, шумливая и необузданная; ноги ее не живут в доме ее: то на улице, то на площадях, и у каждого угла строит она ковы. Она схватила его, целовала его, и с бесстыдным лицом говорила ему: «мирная жертва у меня: сегодня я совершила обеты мои; поэтому и вышла навстречу тебе, чтобы отыскать тебя, и – нашла тебя; коврами я убрала постель мою, разноцветными тканями Египетскими; спальню мою надушила смирною, алоем и корицею; зайди, будем упиваться нежностями до утра, насладимся любовью, потому что мужа нет дома: он отправился в дальнюю дорогу; кошелек серебра взял с собою; придет домой ко дню полнолуния». Множеством ласковых слов она увлекла его, мягкостью уст своих овладела им. Тотчас он пошел за нею, как вол идет на убой, и как олень – на выстрел, доколе стрела не пронзит печени его; как птичка кидается в силки, и не знает, что они – на погибель ее. Итак, дети, слушайте меня и внимайте словам уст моих. Да не уклоняется сердце твое на пути ее, не блуждай по стезям ее, потому что многих повергла она ранеными, и много сильных убиты ею: дом ее – пути в преисподнюю, нисходящие во внутренние жилища смерти» (Притч. 7:6–27).

Как позже писал святой Иоанн Лествичник, «Благий Господь и в том являет великое о нас промышление, что бесстыдство женского пола удерживает стыдом, как бы некоей уздою. Ибо если бы женщины сами прибегали к мужчинам, то не спаслась бы никакая плоть» (Слово 15,72).

А в наше время, увы, эта спасительная для всего человечества узда работает все менее эффективно, и – «мед источают уста чужой жены, и мягче елея речь ее; но последствия от нее горьки, как полынь, остры, как меч обоюдоострый; ноги ее нисходят к смерти, стопы ее достигают преисподней. Если бы ты захотел постигнуть стезю жизни ее, то пути ее непостоянны, и ты не узнаешь их.

Итак, дети, слушайте меня и не отступайте от слов уст моих. Держи дальше от нее путь твой и не подходи близко к дверям дома ее, чтобы здоровья твоего не отдать другим и лет твоих мучителю; чтобы не насыщались силою твоею чужие, и труды твои не были для чужого дома. И ты будешь стонать после, когда плоть твоя и тело твое будут истощены, – и скажешь: «зачем я ненавидел наставление, и сердце мое пренебрегало обличением, и я не слушал голоса учителей моих, не приклонял уха моего к наставникам моим: едва не впал я во всякое зло!»

По словам Иоанна Златоуста (3, 213), «Поцелуй блудницы заключает в себе яд, яд тайный и скрытный. Зачем же ты гоняешься за удовольствием, которое ведет к осуждению, производит гибель, наносит неизлечимую рану, тогда как можно получать удовольствие, не подвергаясь никакому злу? Со свободною женою и удовольствие, и безопасность, и покой, и честь, и красота, и добрая совесть».

(3, 210): «Итак, когда ты видишь блудницу, соблазняющую, увлекающую, жаждущую твоего тела, то скажи ей: это тело не мое, но принадлежит моей жене, я не смею злоупотреблять им и отдать его другой женщине. Так пусть поступает и жена. В этом между ними совершенное равенство».

В житии благоверной княгини Февронии читаем, как однажды некий человек перевозил ее в лодке через реку, и она почувствовала, что он задумал недоброе. Тогда она сказала: «Зачерпни воду справа от лодки и выпей». Он сделал это. Тогда говорит: «А теперь зачерпни слева. Ну что, одного вкуса вода? – так и женское естество. Все – одно. Поэтому довольствуйся своей женой и не засматривайся на чужих».

Казалось бы, какая разница? – ведь что чувствует мужчина по отношению к своей жене, то же он чувствует и по отношению к чужой. И иной, ревнующий о спасении, может сделать вывод, что стремление и к своей жене столь же греховно... Ну что же, с точки зрения логики, возразить на это трудно. Но дело в том, что тут не надо рассуждать, а просто надо знать: перед очами Божьими, при всей внешней схожести, это – два противоположных полюса: одно благословенно, другое проклято.

И даже до того проклято, что, повелев прощать грехи ближнего даже «до седмижды семидесяти раз» (Мф. 18:22), Господь Иисус Христос грех измены разрешил не прощать даже одного раза, и только ради этой причины разрешил развод. Потому что супружеская измена, это – не ошибка, не проявление «человеческой слабости», но просто–напросто – предательство, и ставит тебя в один ряд с самым главным предателем, Иудой.

О самих же вас, вступивших в законный во Христе Иисусе брак, священник будет молиться, чтобы, напротив, благословиться вам в «непорочном жительстве», чтобы Бог дал вам «брак честен и ложе нескверное».

«Пей воду из твоего водоема, и текущую из твоего колодезя», – сказано вам. – «Пусть не разливаются источники твои по улице, потоки вод – по площадям; пусть они будут принадлежать тебе одному, а не чужим с тобою. Источник твой да будет благословен; и утешайся женою юности твоей, любезною ланью и прекрасною серною: груди ее да упоявают тебя во всякое время, любовью ее услаждайся постоянно. И для чего тебе, сын мой, увлекаться постороннею и обнимать груди чужой?» (Притч. 5:15–20).

«Ешь с весельем хлеб твой, и пей в радости сердца вино твое, когда Бог благоволит к делам твоим. Да будут во всякое время одежды твои светлы, и да не оскудевает елей на голове твоей. Наслаждайся жизнью с женою, которую любишь, во все дни суетной жизни твоей, и которую дал тебе Бог под солнцем на все суетные дни твои; потому что это – доля твоя в жизни и в трудах твоих, какими ты трудишься под солнцем» (Еккл. 9:7–9).

С этой поры все, что между вами – чисто и нескверно. Вы должны это твердо знать, и ни на миг в этом не сомневаться.

А то бывает, жили неверующие супруги по-язычески: блудили, изменяли друг другу, и все им ничего, и совесть не мучила. Но вот уверовали, стали причащаться, обвенчались. И вдруг – супружеская близость обрела для них привкус мерзости, нечистоты. Это явно происки врага рода человеческого. Когда нельзя, он говорит: ничего, все хорошо. Но то, что Бог благословил, он старается осквернить и отравить.

А бывает, что и у мужа, и у жены все в этом отношении нормально, но между ними встает... нет, не Церковь, а некая ревность не по разуму и не по силам. Они могут услышать, что им с самого начала совместной жизни совершенно необходимо, чуть ли не под страхом смертного греха, воздерживаться все четыре продолжительных поста, а также накануне воскресных и праздничных дней, и, конечно же, в эти самые дни; а также накануне среды и пятницы, и уж разумеется, в самые эти дни, а также несколько дней до причастия, и несколько дней после того.

Можно услышать и то, что, если, например, муж неверующий и не церковный, и совсем не хочет считаться с этими предписаниями, то жена должна прямо отказывать ему в близости.

Можно услышать и то, что от зачатия и до рождения – близости быть не должно. Также и от рождения – пока вскармливаешь грудью. Потом еще зачали, и опять – мораторий на два года.

Что же, хорошо, если вы оба с радостью готовы на это.

Я, например, знал таких молодых людей, которые, хотя и поженились, но и вообще остались в состоянии девства, и ничуть не страдали от этого, довольно долго живя в мире и согласии. Потом она пошла в женский, а он – в мужской монастырь.

Но если вы еще на это не готовы; если вы внешне будете все это строго соблюдать, а сами пребывать в постоянном плотском разжжении, или будете гасить этот огонь каким–то иным, непотребным образом, то это, как говорится, ни Богу свечка, ни Его врагу кочерга. И еще говорится, что лучше со смирением нарушить, чем с гордостью выполнить.

Вообще наиболее жесткие правила супружеской жизни чаще всего исходят от тех наставников, которые сами дали обет безбрачия, и совсем забыли, что существует и другой, тоже благословенный Богом, путь. Они могут говорить о браке с таким пренебрежением, а то и с отвращением, что это граничит с прямым осуждением брака. А ведь осуждение брака прямо осуждено Церковью.

Пятьдесят первое Апостольское правило гласит: «Аще кто, епископ или пресвитер, или диакон, или вообще из священного чина, удаляется от брака ... не ради подвига воздержания, но по причине гнушения, забыв, что вся добра зело, и что Бог, созидая человека, мужа и жену сотворил их, и таким образом клевещет на создание, – или да исправится, или да будет извержен из священного чина, и отвержен от Церкви. Также и мирянин».

Да и Апостол Павел предупреждал о будущих «лжесловесниках, сожженных в совести своей, запрещающих вступать в брак» (1Тим. 4:2–3).

Да и Сам Господь Иисус Христос не гнушался прийти на брак в Кане Галилейской, и даже первое чудо совершил именно там!

Думается, тому, кто ушел в монастырь, а значит, умер для мира, не совсем удобно снова погружаться в мирские проблемы. Наставлять мирских людей по силам только великим монахам, таким, как, например, Иоанн Златоуст.

А первый наш наставник, это, конечно, великий монах Апостол Павел, сделавшийся для всех – всем, и могущий вместить в себя и тех, и других.

И он говорит: «Не уклоняйтесь друг от друга, разве по согласию, на время, для упражнения в посте и молитве, а потом опять будьте вместе» (1Кор. 7:5).

И еще он сказал: «если не могут воздержаться, пусть вступают в брак; ибо лучше вступить в брак, нежели разжигаться» (1Кор. 7:9).

Можно вспомнить и общецерковное предание, зафиксированное в «Книге правил святых апостол, святых соборов вселенских и поместных, и святых отцев». Там, в третьем правиле Дионисия Александрийского, сказано: «Вступившие в брак сами себе должны быть достаточными судьями».

А в Канонических ответах Святейшего Тимофея Александрийского, в той же книге, на вопрос: «Если жена пребудет ночью со своим мужем, или муж с женою своею, и наутро будет священнослужение, то должны ли они причаститься, или нет?» – дается ответ: «Не должны».

То есть безусловный запрет на супружескую близость общецерковное предание полагает только накануне Причащения. Остальное–дело постепенного, ненасильственного возрастания во Христе.

У современных супругов и так трудная жизнь, в тисках разных обстоятельств: работа порой с утра до ночи, командировки, жилищная теснота, тут же и дети, тут же и родители... И вот, только остались наедине, как случайно взглянули на календарь, а там – постный день! Ну что же это за жизнь такая?!.

В одном из писем Паисия Святогорца, как раз тоже великого, современного, монаха, находим мудрое и тонкое рассуждение на эту тему: «Ты спрашиваешь меня о супружеских отношениях женатых священников и мирян. Святые Отцы не дают точных определений о том, как должны строиться эти отношения. Это значит, что супружеские отношения есть тема, которая не может быть четко определена, поскольку все люди не могут жить по одному шаблону.

Вопрос супружеских отношений Отцы оставляют на рассуждение, любочестие, духовную чуткость и силу каждого человека.

Для того, чтобы быть более понятным, приведу примеры из жизни людей подвизающихся – женатых священников и мирян. Эти люди до сих пор живы, и я с ними знаком. Среди них есть такие, кто, создав семью, вступили в супружескую близость и родили одного, двух или трех детей, после чего живут в девстве.

Другие раз в год вступают в супружескую близость ради рождения детей, а все остальное время живут как брат и сестра.

Третьи воздерживаются от супружеских отношений во время постов, а потом вступают в супружескую близость.

Четвертым не удается исполнить даже этого.

Есть супруги, имеющие общение в середине недели, чтобы три дня перед Божественным Причащением и три дня после Него быть в чистоте.

Иные спотыкаются и на этом.

Поэтому, явившись после Своего Воскресения апостолам, Христос, дав им власть оставлять грехи, прежде всего сказал им: «как послал Меня Отец, так и Я посылаю вас... примите Духа Святаго. Кому простите грехи, тому простятся; на ком оставите, на том останутся» (Ин. 20:21–23). Цель в том, чтобы каждый подвизался с рассуждением и любочестием, в соответствии со своими духовными силами.

Конечно, вначале мешает молодость.

Но с течением времени плоть ослабевает, и дух может занять господствующее положение. А когда это происходит, то даже женатые люди начинают вкушать что–то малое от божественных наслаждений. Они естественным путем отходят от наслаждений плотских, на которые смотрят уже как на совершенно ничтожные. Так люди, живущие в браке, некоторым образом очищаются и, поднимаясь по легкой, пологой, вьющейся тропе, приходят в Рай. Тогда как монахи восходят в Рай, идя напрямую – по вертикали, карабкаясь по скалам.

Ты должен иметь в виду и то, что проблема супружеских отношений – это не только твоя проблема, и ты не имеешь права регулировать этот вопрос сам, но, как пишет апостол Павел, «по согласию».

Но и когда супруги приступают к этому (воздержанию) «по согласию», тоже необходимо внимание. Сильный супруг должен ставить себя на место немощного. Часто бывает так: одна половина соглашается воздерживаться, чтобы не огорчить другую, но внутренне страдает. Чаще всего это случается с женщинами, которые имеют в известной мере страх Божий, однако у них играет плоть.

Часто по нерассудительности некоторые благоговейные мужья, слыша от своих жен слова согласия, нерассудительно воздерживаются от супружеских отношений на долгое время. А жены в этом случае страдают, и находят разрядку в нервных срывах и тому подобном. Мужья думают, что их жены преуспевают в добродетели, и хотят жить более чисто, вступая в близкие отношения через более длительные периоды. А потом у жен начинаются искушения, и они хотят найти кого–то на стороне. Когда случаются падения, они начинают мучиться угрызениями совести, а мужья, видя, что жены не расположены (к супружеским отношениям), стараются жить еще в большей чистоте. Они думают, что их жены преуспели духовно и не желают плотских отношений. Конечно, причина всего этого в женском эгоизме, который объясним, и в ревности, которую испытывает женщина, чувствуя себя ущербной. Видя, что муж хочет жить духовной жизнью, супруга начинает ломать себя, желая его обогнать.

Прости меня за то, что я зашел в чужой огород, ибо дело монаха – четки, а не подобные темы. Но, чтобы тебя не огорчить, я вынужден был написать немного об этом (о чем знаю издалека), о том, что мучает наших братьев и сестер в миру, и дает врагу возможность действовать (против них).

Большое значение имеет то, похожи ли супруги друг на друга по своему складу, типу. Когда один из супругов – человек мягкий, а другой – живой, энергичный, то надо, чтобы более сильный приносил себя в жертву немощному. И постепенно, с помощью сильного, станет здоровым и немощный. И тогда, будучи здоровыми, оба должны продвигаться вперед».

Вообще – минимум, который должны были соблюдать обратившиеся ко Христу язычники, состоял в том, «чтобы они воздерживались от оскверненного идолами, от блуда, удавленины и крови, и чтобы не делали другим того, чего не хотят себе» (Деян. 15:20).

Дальнейшее – по мере возрастания во Христе.

Потому что христианство, это не система голых запретов, и не разделение всего мира раз и навсегда на «трефное» и «кошерное», но – постоянное возрастание, когда хорошее естественно вытесняется лучшим. Ведь не говорит же Апостол, что не выдающий свою девицу замуж поступает хорошо, а выдающий – хуже. Но – что «выдающий замуж свою девицу поступает хорошо; а не выдающий поступает лучше» (1Кор. 7:38).

Господь однажды сказал, что «когда из мертвых воскреснут, тогда не будут ни жениться, ни замуж выходить, но будут, как Ангелы на небесах» (Мк. 12:23). И это не потому, что кто–то запретит, насильственно отменит, но потому, что предстанем пред Нашим Господом, Который есть Любовь, и в этой радости – просто ни до чего, кроме Него, всем нам будет.

Так же, очевидно, было и в раю до грехопадения. Хотя и была дана заповедь: «плодитесь и размножайтесь», но, очевидно, не до этого было Адаму и Еве, пока они лицезрели Господа Бога.

Ну а пока... Один мудрый наставник на вопрос «можно ли в праздники позволять себе плотские радости?» – ответил: «Можно... если вы еще не доросли до радостей духовных».

Будет священник молиться и о воспитавших вас родителях, ибо «молитвы родителей утверждают основания домов».

И еще как об этом надо молиться!

Потому что родителей своего избранника ты не выбирал, как и они не выбирали тебя. Да ты еще и нагло вломился в их жизнь, отобрал у них любимого сыночка или доченьку!

Отношения с родителями – сложнейший, деликатнейший вопрос. Тут надо пройти между Сциллой и Харибдой. Ведь, с одной стороны, закон брака гласит: «да оставит человек отца и мать и прилепится к жене». Но этот закон не отменяет другого, который дан был тебе еще раньше: «Почитай отца твоего и мать,... да будет тебе благо, и будешь долголетен на земле» (Еф. 6:2).

Чтобы выполнить и то, и другое, потребуется много такта и внимания, причем, от всех четырех вовлеченных сторон: мужа, жены, родителей жены, родителей мужа. При этом, конечно, с родителей, как с более опытных и более умных, – больший спрос. И во–первых, все должны безоговорочно принять новую реальность. Родители должны понять, что нет уже ни моего сына, ни моей дочери, но появилось нечто новое, единое целое. Поэтому сразу и навсегда следует прекратить выказывать былую власть над бывшим «ребенком».

Приказной тон раз и навсегда должен быть заменен тоном «братского совета». И уж совсем недопустимы унизительные насмешки над одним из супругов в присутствии другого.

Отныне тещи должны учить своих дочерей ни чему иному, как – «любить мужей, любить детей, быть целомудренными, чистыми, попечительными о доме, добрыми, покорными своим мужьям» (Тит. 2:5).

А каждый из молодоженов должен понять, что ему никуда не деться от полученных, так сказать, «в нагрузку», новых родителей, и что они достойны всяческого уважения.

Но и своего избранника (избранницу) нельзя давать в обиду никому, и своим родителям – в первую очередь.

Думается, хорошо бы с самого начала установить и соблюдать благоразумную и вежливую дистанцию. Не стоит сразу переходить на «мама» и «папа», но нельзя и вести себя вызывающе и отчужденно, жестко отталкивая всех, и заявляя свою полную власть над супругом.

Желание молодоженов отделиться, и самостоятельно вести свое хозяйство должно приветствоваться, без всяких обид. Но если это не получается, и если, например, теще или свекрови приходится кормить всех, то следует за это чаще благодарить ее, и при всякой возможности приходить на помощь, а не принимать, как само собой разумеющееся. А если забота обо всем доме по какой–то причине легла на невестку, то свекр и свекровь тоже должны проявлять к ней особую внимательность и благодарность.

Бывает, что родители, если они живут отдельно, обижаются, что молодые не так часто звонят им. И едва, наконец, услышат в трубке голос сына или дочери, как первым делом укоряют, дескать, совсем забыли нас, стариков, совести у вас нет!.. Так поступая, мы только отбиваем охоту нам звонить. Укорами не добьешься любви. А лучше первым делом – вырази радость звонку, каким бы редким он ни был. А если соскучился, позвони сам, без церемоний, и тоже без укоров.

Если приехали на какое–то время к родителям, и они радушно все для вас делают, то не надо расслабляться, «как в гостях», надо быть очень внимательными. Помните, что при всем радушии, неблагодарность и лень со стороны, например, невестки, – накапливаются, и напрягают сердце матери или свекрови.

Также надо стараться соблюдать порядок жизни, установленный в родительском доме, сразу мыть за собой посуду, поддерживать чистоту, спрашивать, что можно, а что нельзя. Пожилым людям гораздо труднее перестроиться, поэтому подстраиваться уж надо молодым.

Если приходится помогать невестке или дочери ухаживать за ребенком, то прежде всего надо помнить, что ты здесь именно помощница, а не главное лицо. Приоритет принадлежит матери ребенка.

И еще раз повторяем, что надо чаще, и за все, благодарить друг друга, и в первую очередь жене – мужа, и мужу – жену. Это помогает всем оставаться живыми людьми, а не превращать друг друга в бездушные вещи и машины, которые существуют только для нашего удобства.

Помни: никто тебе ничего не должен; все, что для тебя делается, это только милость к тебе. Но сам ты должен всем.

Будет молиться священник и о том, чтобы дал вам Бог «плод чрева на пользу», чтобы «возвеселиться вам видением сынов и дщерей». Ибо детей дает Бог. Иоанн Златоуст напоминает

(3, 209), что «рождение детей, конечно, происходит не от брака, но от слов, сказанных Богом: «плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю, и обладайте ею» (Быт. 1:28).

Помнишь, что сказала Ева, впервые в мире родив: «Приобрела я человека от Господа» (Быт. 4:1).

Вступая в брак, надо быть готовыми и к тому, что Бог не даст вам этого дара. Во всем – какой–то Божий промысл. Может быть, Он хочет, чтобы вы на что–то другое направили свои силы.

Во всяком случае, бесчадие – не повод для развода. Вспомни Иоакима и Анну, Захарию и Елизавету, которые тоже упоминаются в молитвах Таинства. Им до самой старости Бог не давал чадо, и хотя все же дал, когда уже по естеству ждать было невозможно, но за все время бездетности ни у Иоакима, ни у Захарии и мысли не было – оставить своих неплодных жен!

И уж конечно, совершенно недопустимо убивать во чреве детей, которых дает тебе Бог.

На это могут возразить: не всем по силам многочадие. И жить порой негде, и медицинские бывают противопоказания.

Все это так. Но вот, однажды священника позвали соборовать женщину, долгое время находящуюся в жесточайшем токсикозе. Изо дня в день и врачи, и родители ей твердят: «ты умрешь, и ребенок твой умрет!» И так – каждую беременность. Но она была верующим человеком. И вопреки всему, хотя и с немалыми трудностями, родила за свою жизнь четверых детей. «А если бы, – говорила она, – я слушалась врачей, у меня не было бы ни одного ребенка».

Но это, повторяю, настоящий верующий человек. Не у всех такая вера. И невозможно ни самому насиловать свою веру, ни, тем более, веру своей жены.

Просите у Господа умножения веры, а пока уж, по согласию, выбирайте путь наименьшего зла.

А то – иной, «продвинутый», муж повелевает жене: «будешь рожать, сколько Бог даст!» – И потом никакой помощи от него не дождешься, да еще и налево начнет посматривать от измученной жены, которая, естественно, уже не может уделять ему достаточно времени.

Ну а единственное, в чем жена не должна, и даже обязана не послушаться мужа, это – в его требовании сделать аборт.

И каждому священнику, наверное, не раз приходилось слышать от женщин, которых он когда-то отговорил от подобного поступка, а точнее – преступления: «спасибо вам за спасенного вами ребенка!»

Как о самом главном, священник будет молиться, «о еже ниспослатися вам любви совершенной, мирной, и помощи».

Хорошо, когда есть совершенная любовь. Тут уже и учить нечему, любовь сама всему научит. Но когда ее не достает, то, во–первых, ее надо непрестанно просить у Господа, а во–вторых, самим непрестанно для этого трудиться. Чтобы устроить костер, надо сначала набрать веток, а чтобы стяжать от Господа огонь любви, надо самому совершать отдельные дела любви, пусть пока и без сердечного одушевления. Любовь – от Господа. А преддверие любви – мир. И это уже вполне в наших силах. Мир же созидается жертвами. Надо постоянно жертвовать друг для друга и своим временем, и своими трудами; когда–то надо пожертвовать своим мнением; когда–то промолчать, вопреки желанию говорить, когда–то – сказать, вопреки желанию помолчать. Когда–то надо пожертвовать и своим вкусом, смирившись с тем, что тебе кажется упорным безвкусием, например, в одежде супруга.

Особенно, если у вас разный образовательный уровень, разные культурные интересы, разные темпераменты. В наше время много всякого неравенства, и чтобы ужиться с этим, потребуется много труда и терпения.

А самое–то главное неравенство, и даже полная противоположность – в том, что один – мужчина, а другая – женщина. Тут – разный подход ко всему, разная логика, все разное. Даже, как выразился один психолог, мужчины – с Марса, а женщины – с Венеры. Но ведь именно эта головокружительная противоположность и привлекла вас друг к другу, именно она и соединила вас воедино, как два противоположных полюса магнита! В этом–то и есть ваше счастье!

И чтобы сохранить это единство, – как важно, чтобы каждый оставался самим собой, и каждый поступал бы так, как именно ему предписывает Священное Писание: «Жены, повинуйтесь своим мужьям, как Господу, потому что муж есть глава жены, как и Христос глава Церкви, и Он же Спаситель тела. Но как Церковь повинуется Христу, так и жены своим мужьям во всем. Мужья, любите своих жен, как и Христос возлюбил Церковь и предал Себя за нее... Так должны мужья любить своих жен, как свои тела: любящий свою жену любит самого себя. Ибо никто никогда не имел ненависти к своей плоти, но питает и греет ее, как и Господь Церковь, потому что мы члены тела Его, от плоти Его и от костей Его. Посему оставит человек отца своего и мать и прилепится к жене своей, и будут двое одна плоть. Тайна сия велика; я говорю по отношению ко Христу и к Церкви. Так каждый из вас да любит свою жену, как самого себя; а жена да боится своего мужа» (Еф. 5:22–33).

Или – как сказано в послании Апостола Петра: «Также и вы, жены, повинуйтесь своим мужьям, чтобы те из них, которые не покоряются слову, житием жен своих без слова приобретаемы были, когда увидят ваше чистое, богобоязненное житие. Да будет украшением вашим не внешнее плетение волос, не золотые уборы или нарядность в одежде, но сокровенный сердца человек в нетленной красоте кроткого и молчаливого духа, что драгоценно пред Богом. Так некогда и святые жены, уповавшие на Бога, украшали себя, повинуясь своим мужьям. Так Сарра повиновалась Аврааму, называя его господином. Вы – дети ее, если делаете добро и не смущаетесь ни от какого страха. Также и вы, мужья, обращайтесь благоразумно с женами, как с немощнейшим сосудом, оказывая им честь, как сонаследницам благодатной жизни, дабы не было вам препятствия в молитвах» (1Пет. 3:1–7).

Как видим, жене предписано одно, мужу – другое. Трудно во всем повиноваться. Но не труднее ли – любить свою жену, причем, точно так же, как свою плоть, и обращаться с ней, как с немощнейшим сосудом!

В идеале надо бы тайно говорить каждому только то, что касается только его. Жена чтобы не слышала, что повелевается мужу, муж чтобы не знал об обязанностях жены, оба не знали бы, что ожидается от родителей, и родители бы знали только то, как должны себя держать они сами.

Потому что есть всегда соблазн: категорически не видеть того, что предписано тебе, и все время тыкать другому, что должен делать он. Надо не тыкать, а помогать. И жена должна помочь мужу видеть в ней поистине свою плоть, которая всегда во всех обстоятельствах следует за ним, как нитка за иголкой.

А муж еще более должен помочь жене видеть в себе единую главу, которой одинаково больно за обоих. А то – жене он твердит: «Ты должна! Ты обязана! Заткнись, и делай, что я сказал!» А сам пивком постоянно балуется, да заполночь у телевизора сидит, и детей этим развращает.

Какой же ты глава семьи, ты просто – тиран, спекулирующий на церковных заповедях! «Лицемер! вынь прежде бревно из твоего глаза, и тогда увидишь, как вынуть сучок из глаза брата твоего» (Мф. 7:8).

А высшая красота женщины, это «нетленная красота кроткого и молчаливого духа». Что это за красота – словами не выразить, и «молчаливый дух» тут, конечно, вовсе не от забитости, но от некоей внутренней полноты. Это несравненно выше «плетения волос» и «нарядности в одежде», но, как говорится, надо и это делать, и того не оставлять. Женственность и неряшливость несовместимы.

Священник будет молиться: «Венчай их в плоть едину». И это не произойдет само собой. Как и всегда и во всем, Бог ничего не делает без активной встречной воли человека. И вы сами должны понять, что следует из того, что вы отныне едины.

Отныне и друзья, и подруги у вас должны быть общие. Кто готов принять вас обоих, пусть остается, а кто не хочет, пусть уходит. И пусть никто не надеется, обижая жену, сохранить расположение мужа! Перед лицом внешнего мира вы должны быть единодушны.

Как–то в электричке пришлось наблюдать такую сцену. Сидели восточные люди, муж и жена, и к ним подошел ревизор. Что–то он говорил, муж что–то объяснял, и длилось это немалое время. И за все это время жена ни проронила ни слова. А потом, когда они вышли на платформу, она – как набросилась на него с руганью... Чувствуется, каково же было ей терпеть бестолковость мужа! Но все же вытерпела, не влезла в разговор.

Если кто–то из вас в общем разговоре допустил глупость, постарайся незаметно замять ее.

Никогда ни при ком не спорьте друг с другом, всегда будьте друг за друга.

Одна женщина даже удивленно сказала мужу: «почему ты меня тогда, в споре с друзьями, поддержал, ведь я была не права?». «А как же иначе? – ответил муж, – мы же с тобой одно».

Если тебе очень захочется поскандалить при посторонних, то уж не обижайся, если кто–то встанет на сторону твоей второй половины, и они вместе накинутся на тебя.

Публичная свара супругов никогда не оставляет присутствующих, особенно родителей, равнодушными, и очень трудно бывает не ввязаться в нее. Но все же, дорогой родитель, удержись, не ввязывайся. Если за одного заступишься, то в лице другого обязательно наживешь себе врага, и может быть, на всю жизнь.

А особенно недопустимо спорить при детях. Что бы один ни говорил, другой молчи. И если хотите, чтобы дети были вам обоим послушны, то жена при детях должна быть особенно, подчеркнуто послушна мужу. А все проблемы, в том числе и педагогические, решайте строго наедине, в спокойном, мирном духе.

Никогда не повышайте голоса друг на друга. Вспомни, что перед сильными мира сего у тебя очень даже получается сдерживать свой гнев. Почему же ты считаешь возможным не сдерживать себя с человеком, которому ты бесконечно дорог, и который связал с тобою всю свою жизнь?

О том, что недопустимо поднимать руку друг на друга, мы бы и говорить не стали, потому что никакой уважающий себя мужчина никогда не поднимет руку на жену. Но все же приходится сказать и об этом, потому что и среди жен порой встречаются порядочные драчуньи.

С радостью и сразу, все бросив, выполняйте просьбы друг друга. Но, прося о помощи, помните, что не все на все способны. Что для одного легко, для другого может быть невыносимо. И что для тебя чуждо, без этого другому бывает невозможно обойтись.

Например, муж любит экстремальный спорт, а жена не выносит его. Если жена запретит ему, он потихоньку засохнет дома. И если она, против воли, ради мужа, заставит себя этим заниматься, то и это добром не кончится.

В жизни могут возникать разные обстоятельства. Вчера у обоих была работа, сегодня муж ее потерял, и пока не может найти другую. Он и сам об этом переживает, так не добивай его, жена, своими упреками.

Все должно быть общим, кто бы что ни заработал. Но все–таки, неработающая сторона, – муж ли, жена ли, – потихоньку подожмись, оставь свои расточительные привычки, оставь баловство, считай деньги, и отчитывайся в них.

Если вторая половина пришла с работы расстроенная, и начала ругать все и вся, никогда не спорь, и ни за кого не заступайся, пусть выговорится.

Если за что–нибудь набросились на тебя, терпеливо выслушай до конца, и когда замолкнет, тихо и смиренно скажи: прости меня, постараюсь исправиться.

Если муж пришел, как говорится «выпивши», приветливо встреть его, успокой, уложи спать. Все разборки терпеливо отложи до утра.

Будьте снисходительны к немощам друг друга

Вот – за столом довольно пожилые супруги. Он потянулся за чем–то, что-то опрокинул, разлил, уронил. Другая бы набросилась, мол, куда лезешь?! Не мог попросить? А она с доброй улыбкой только сказала: «Ну, ты сегодня в ударе».

Но и в молодости могут возникать разные мужские и женские немощи. Вместе, открыто и с взаимным сочувствием решайте их. Не давайте друг другу повода унывать из–за этого, помня о том главном, что вас объединяет.

Никогда не лгите друг другу, ничего друг от друга не скрывайте

Исключение здесь только одно. Если вдруг, по несчастью, по неосторожности, произошла измена, то – от всего сердца покайся только перед священником, и ни в коем случае, в порыве раскаяния, не открывай этого своей второй половине. Она этого признания просто может не вынести. Как поется в песне: «Возвращается все... кроме самых любимых и преданных женщин».

Не случайно, повторяем, Господь именно этот грех разрешил не прощать даже одного раза. Сам помучайся, и не мучай невиновного. И впредь будь особенно осторожен, не подавай ни малейшего повода сомневаться в твоей верности, и чутко, без обиды, реагируй на замечания в неподобающем поведении.

И жене, и мужу – естественно беспокоиться о сохранности своей семьи. Но, как говорится, глупая жена следит за мужем, а умная – за собой. То же можно отнести и к мужу. Излишняя подозрительность оскорбительна, а порой даже убийственна. Обязательно перечитайте «Отелло» Шекспира! Нельзя смотреть на самого близкого человека, как на потенциального предателя.

Никто не должен вставать между вами. Даже в мелочах. Однажды после венчания молодые попросили священника сфотографироваться вместе. И когда он встал между ними, молодая, усвоившая эту истину, воспротивилась: «Нет, – говорит, – между нами никто и никогда не должен стоять».

Никого никогда не посвящайте в свои возникшие разногласия, даже (и особенно) родителей. Ваш ответ на вопрос «как дела?» – должен быть один: «Слава Богу!»

Никого не берите судьей себе. Всегда все возникающие проблемы решайте сами, между собой, и не прекращайте разговора, не придя к согласию. Чувствуешь, что другая сторона уперлась, иди на уступки. И совершенно недопустимы такие деструктивные обороты, вроде: « такой (такая) уж я есть. Не нравлюсь? Ищи себе другого».

Когда в Римо–католической церкви кардиналы выбирают нового Папу, то по обычаю их запирают, и не выпускают до тех пор, пока не подадут специальный знак: если из каминной трубы над их помещением пошел дым, значит – пришли к согласию насчет кандидатуры, можно выпускать.

Так бы и мужа с женой, если между ними возникло разногласие по какому–то вопросу, надо бы запирать, пока не разберутся, придут к согласию и поцелуются в знак примирения.

Конечно, в иных случаях, приходится обращаться и к духовнику. Но духовник должен знать, как говорится, свое место и свои возможности. Нормальный духовник прикасается к чужим семейным делам с великим страхом и с величайшей осторожностью.

Например, если женщина просит благословение на паломническую поездку, или на какой–нибудь труд «во славу Божию», или что–то кому–то пожертвовать, духовник, первым делом, поинтересуется: а благословил ли тебя на это муж? Или, если муж затеял нечто радикальное – как относится к этому жена? И никогда нормальный духовник не благословит, если другая половина против.

Если очень хочется пожаловаться кому бы то ни было, даже духовнику, на свою вторую половину, это грозный симптом, это – как трещинка, поползшая по стеклу вашего брака. Постарайтесь скорее договориться сами.

Но если не получается, и все же хочется пожаловаться, то вспомни, что никакой суд не судит человека, если прежде не выслушает его.

А бывает, когда отношения вдруг зашли в тупик, скажет муж жене, или жена мужу: «пойдем к батюшке, пусть рассудит». Отвечает: «да нет, никуда я не пойду!» А сама (или сам) потихоньку пойдет одна (один) и преподнесет проблему исключительно со своей точки зрения. Но все это будет совершенно напрасно, потому что верить одному, не расспросив другого, священник, да и вообще никто, просто не имеет права.

А неопытный священник смотрит в чистые, невинные глаза молодой женщины, жалующейся на мужа, и не может не поверить, и думает: какой же он негодяй!.. А потом вдруг приходит муж вместе с нею, и спрашивает ее в глаза: а это было?.. А это помнишь?.. Что же ты про это не сказала?.. И ужасаешься, какая лживость кроется за этими невинными глазками!

Да и вообще, для любого человека – только два пути: или жаловаться на чужие грехи, или каяться в своих. Покаяние всегда – к исправлению, к жизни, к созиданию. А жалоба всегда – предвестник разрыва.

И если уж пришел жаловаться, не обижайся, если священник не охать с тобой вместе будет, не гладить тебя по головке, но будет беспощадно помогать увидеть свою вину.

Например, если муж к тебе плохо относится, если ты ему, как женщина, не нужна, то вспомни, как ты его унижала, как «пилила» за все, как была к нему невнимательна, как прогоняла от себя, когда это тебе не было нужно.

И если ты, муж, жалуешься, что жена отдаляется от тебя, то и ты вспомни, как обижал ее, как затыкал ей рот, не принимая в расчет ее мнений, как даже предавал ее, оставлял наедине с проблемами, предпочитал ее мнениям – чужие, пусть даже и своих родителей. Вспомни, как отталкивал ее, когда она с лаской подходила к тебе. Вспомните все это, и начните потихоньку, терпеливо исправляться, ничего не требуя тут же взамен.

Так что, если у вас нормальный брак, вы никогда и никому не будете жаловаться друг на друга. А особенно, повторяю, – своим родителям. Родители не выбирали тебе твоего мужа или твою жену. Напротив. Твой муж или твоя жена отобрали тебя у твоих родителей, и они в большей или меньшей степени это чувствуют, и втайне даже для себя, держат обиду. Поэтому всякий негативный материал тут же подливает масла в огонь: «Ах, он такой–сякой, обижает мою деточку!»

Причем, вы уже помирились и все забыли, а у них это, как заноза, останется надолго.

Столь же бесполезно жаловаться родителям противоположной стороны. Тебе совершенно справедливо скажут: все, это уже твой муж, и дневная кукушка, как говорится, ночную не перекукует, мы тебе ничем помочь не можем. Мы тебе его не навязывали, надо было раньше смотреть, раньше думать.

Никогда не разбегайтесь в случае ссоры. От себя не убежишь

Мудрая мать, если к ней стучится сын, поссорившись с женой, – не впускает его: «иди, мирись, и приходите только вместе».

И очень раздражает жену, когда мать слишком балует своего сына, часто отрывает его от семьи, особенно, когда он приходит от нее пьяный.

Никогда не живите порознь, дескать, устали друг от друга, надо отдохнуть. Кому–то это может понравиться, и вернуться будет очень трудно, а то и вовсе невозможно.

Если жена обиделась твоим неосторожным или злым словом, расплакалась, тут же – валяйся в ногах, проси прощения, и не вставай, пока не простит.

Все, не решенное сразу, все равно придется потом решать, только это будет тем труднее, чем больше пройдет времени.

Никогда не говори таких слов, после которых трудно повернуть назад. Дескать, если так, я от тебя уйду! Ну и уходи! А она возьмет, и действительно уйдет...

Ну а самое главное, самое первое, что вам надо будет сделать после венчания, приехав домой, это – достать с полки толковый словарь русского языка, найти там слово «развод», и вычеркнуть его жирным фломастером. Это понятие для вас должно перестать существовать, и мысли об этом не должны даже посещать вас.

Еще и еще раз приведем слова Христовы, сказанные именно вам, верующим, церковным людям: «кто разводится с женою своею, кроме вины прелюбодеяния, тот подает ей повод прелюбодействовать; и кто женится на разведенной, тот прелюбодействует» (Мф. 5:27–32).

И, как развивал эти слова Господни Иоанн Златоуст (3, 217), «если бы развод был нормальным делом, то Бог не сотворил бы одного мужа и одну жену, но, сотворив одного Адама, сотворил бы двух жен, если бы хотел, чтобы можно было одну отвергнуть, а другую принять. А здесь, самым способом сотворения, Он постановил закон, который теперь Я предписываю. Какой же именно? Тот, чтобы ту жену, которая сначала досталась, иметь при себе постоянно; этот закон древнее того, и настолько, насколько Адам древнее Моисея».

Но для полноты надо сказать и то, что хотя и Апостол Павел так же пишет: «А вступившим в брак не я повелеваю, а Господь: жене не разводиться с мужем...» Но далее – читаем: «...если же разведется, то должна оставаться безбрачною, или примириться с мужем своим, – и мужу не оставлять жены». То есть, как видим, в случае осознания женою, что она ну никак не может примириться с брачной жизнью, – развод все же допустим. Только не ради того, чтобы вступить в новый брак.

От развода должна бы нас удерживать и забота о будущем наших детей

Один немолодой человек, который вырос в детдоме, так объяснял причину трудностей в собственной семейной жизни: «Ведь я никогда даже не видел, как живут в семье!» Человеку, который вырос в нормальной семье, невозможно даже представить себе, что так может быть.

Не менее ущербное воспитание получают дети, живущие в неполных семьях, где постоянно меняются «папы» или «мамы». А хоть и не меняются, все равно ребенок не получает бесценного опыта жизни под покровом любящих друг друга мужа и жены. Для одинокой, усталой, обиженной на весь белый свет матери – ее подрастающие дети становятся поистине врагами.

Люди, работающие в школе, видят, какая печальная жизнь у таких детей, а ведь их сейчас чуть ли не большинство!

А если семья полная, то, хотя порой отец и ведет себя недостойно, но великую воспитательную роль играет пример матери, мужественно переносящей семейные невзгоды, борющейся за спасение мужа, и не позволяющей детям осуждать его.

И только если совместная жизнь принимает такой оборот, что хочется или убить друг друга, или наложить на себя руки, то уж тут, наверное, никто не возьмет на себя ответственность удерживать вас от развода...

Но вообще спасительность христианского брака – именно в его нерасторжимости. Как и во всем прочем, так и здесь: только «претерпевший до конца спасется». Поводов для терпения будет предостаточно. Но зато – только за крестом следует воскресение, и все твои труды по сохранению брака сторицей вознаградятся, и не только в будущей, но и в этой жизни.

Есть у Святителя Василия Великого книга «Беседы на шестоднев». Здесь, размышляя о творении Богом мира, святитель старается все обратить в назидание христианам.

Есть у него глава и на нашу тему. И называется она довольно неожиданно: «О пресмыкающихся». Он пишет: «Мужья, любите своих жен» (Еф. 5:25), хотя вы были чужды друг другу, когда вступали в брачное общение! Сей узел естества, сие иго, возложенное с благословением, да будет единением для вас, бывших далекими! Ехидна, самая лютая из пресмыкающихся, для брака сходится с морскою муреною, и свистом извещая о своем приближении, вызывает ее из глубин для супружеского объятия. И она слушается, и вступает в соединение с ядовитою ехидной. К чему клонится сия речь? К тому, что если и суров, если и дик нравом сожитель, супруга должна переносить это и ни под каким предлогом не соглашаться на расторжение брака. Он буен? Но муж. Он пьяница? Но соединен по естеству. Он груб и своенравен? Но твой уже член и даже драгоценнейший из членов.

Да выслушает и муж приличное ему наставление! Ехидна, уважая брак, предварительно извергает свой яд; ужели же ты из уважения к союзу не отложишь жестокосердия и бесчеловечия?

Но пример ехидны, может быть, и иначе послужит нам в пользу, потому что соединение ехидны с муреною есть некоторое прелюбодеяние в природе. Да вразумятся же те, которые посягают на чужое брачное ложе, какому пресмыкающемуся уподобляются они?

У меня одна цель – все обращать в назидание Церкви. Да укротятся страсти невоздержных, обуздываемые примерами, взятыми с суши и моря!»

Нам, слабым, изнеженным, своевольным, трудно читать эти жесткие слова. Нам кажется, что это – в далеком прошлом; сейчас, дескать, все другое, и к тому же Василий Великий совсем не знал зоологию: никакие ехидны с муренами не спариваются!

Но вот далее перед нами, можно сказать, перевод этого отрывка на современный язык, житие обычной «ехидны» и обычной «мурены» наших дней.

В «Приходском листке» храма святого благоверного царевича Димитрия (от 20.09.09) помещен такой удивительный рассказ: «Я замужем семнадцать лет и, кажется, только сейчас понимаю, что такое семья, что такое любить. То, что мы испытывали друг к другу поначалу – безумная зависимость, когда разлука на ночь рвала сердце, когда все вокруг измерялось его отношением, настроением, – оказывается, это была не любовь. Нетерпение сердца? Влюбленность, страсть? Все вместе – огонь, такой же сильный, как при высокотемпературной сварке, огонь, который может уничтожить... если длится долго. Но он никогда не бывает долгим. Потому что он нужен только, чтобы приварить друг к другу два разных по структуре материала.

Разных? Совершенно разных. Он технарь – я музыкант. Он любит пиво с вяленой рыбкой и считает мою любовь к розам пошлостью. Он смотрит по ТВ подряд все футбольные матчи – я покупаю абонемент в филармонию. Он спорит полночи на интернет–форумах о чем угодно – я не могу успокоиться, пока не ототру все панели на кухне от жира. Он воспитывает сына «по-мужски», давая ему оплеухи и повторяя «не мели чушь», – я сижу с мальчиком до полуночи, выслушивая историю про первую влюбленность неслышным шепотом... потому что если разбудим папу, то нам мало не покажется. Мы совершенно, ужасно разные...

Мы очень, очень, очень часто ссорились. Скандалили, выбивали двери и глотали таблетки, и вообще, чего только у нас в жизни не было, стыдно признаться. Мы столько сказали друг другу ужасных слов! Мы столько простили друг другу – обид, предательств, подлости... Мне казалось, что до знакомства с ним я была довольно спокойным человеком, а стала форменным психом. Он считает, что он был добрым, и это я довела его «до ручки»...

Сколько раз я задавала себе один и тот же вопрос: зачем мне это нужно? Почему я рядом с этим человеком? Только сейчас я поняла, что только он, с его любовью ко мне, может даже болезненной, с его требовательностью ко мне же, – что–то мог сделать со мною, изменить меня...

Но были и другие периоды – когда ответа на этот вопрос не было, и только какое–то упрямое упорство, бездумное, оловянное, инертное не давало все разрушить. Или не получалось? Слишком крепка была та старая сварка? Мы несколько раз чуть не развелись. Один раз он не дал мне уйти, другой раз я изо всех сил не давала распасться браку.

Но были периоды и потяжелее, растянувшиеся на годы. Когда чувство «не люблю» было настолько сильным, что физически не могла переносить собственного мужа. Казалось, что любовь точно больше не придет, ну просто не может прийти в такое пустое, измочаленное сердце.

Но как же мы мало знаем про любовь, оказывается! Что–то всегда оказывалось сильнее наших эмоций, наших сиюминутных желаний и обид. Наличие детей? Страх остаться без того, кто так долго был рядом? Какая–то неведомая, мощная сила? Помню, как, поругавшись еще в эпоху студенческих ухаживаний, мы разошлись в разные стороны, колесили по городу... и вдруг случайно встретились в другом районе. Так и всю жизнь мы колесим по каким–то неведомым городам своих заблуждений, упрямства, эгоизма... И снова нас Кто–то сводит, сталкивает нос к носу, будто снова и снова говоря: ты – для него, а он – для тебя.

Я часто слышу мнение, что люди не меняются, что после восемнадцати (версия – после семи) лет измениться невозможно: что вложили в тебя, то ты и есть. Это чушь, люди меняются, и довольно сильно. Но это происходит не сразу, это очень–очень долгий процесс... просто у когото не хватает терпения дождаться не то что его конца, но даже начала.

Я постоянно слышу отголоски распавшихся браков: «Какой может так с тобой поступать? Как ты это терпишь? Зачем? И гордые девушки, не позволяющие «с собой так поступать», разводятся, остаются одни, завязывают вторые браки, третьи...

Да, что–то терпеть и что–то допускать действительно нельзя. Но сначала нужно посмотреть – а сама-то я идеальна? А права ли стопроцентно в этой ситуации? А была бы эта ситуация столь острой, если бы я вела себя в ней правильно? Лично я за эти годы поняла, что должна стать идеальной, почти святой, и вот если и тогда он останется таким же «гадом»... ну, тогда можно будет подумать и о разводе. Но вот какая штука – так пока ни разу не удалось хотя бы чуть–чуть стать идеальной...

Эх, чему только не пришлось научиться! Готовить ужин ровно к его приходу, класть трубку на рычаг телефона, когда его ключ поворачивается в скважине, не играть на фортепиано, когда он смотрит футбол, не разговаривать с родителями своих учеников дольше пяти минут, не орать на детей через комнаты, не смотреть тупые сериалы, молчать, когда он воспитывает сына, не пережаривать картошку и, если пережарю, готовить новую...

И вот когда множество таких мелких и крупных штучек нанизывается на ниточку лет, а он все также может сорваться после работы из–за пустяка... накатывает отчаяние, кажется, что это предел...

Но вот тут–то вдруг замечаешь, что малюсенько, тихохонько, но меняется и он. Не устраивает сцену, что я снова пришла поздно с концерта, – а просит купить билет и идет со мной (кто бы сказал десять лет назад – Филя на концерте в филармонии! А я ведь так и не смогла заставить себя сходить хотя бы на один его футбольный матч). Или вдруг покупает мне хлебопечь, хотя всю жизнь твердит, что я заставила бытовой техникой всю кухню, а готовить так и не научилась... И вот такие мелкие, а иногда крупные его шажочки навстречу мне – как оазисы, как неожиданная радость, которая согревает душу надолго.

Мне часто старые приятельницы при встрече задают вопрос: «А ты все с Филиппом? Вы не надоели друг другу?» Меня даже не злит эта глупость. Мы не можем надоесть – мы как космос: бесконечно открываемся друг другу, меняемся – навстречу друг другу. Будто два разных металла прорастают друг в друга какими–то неведомыми слоями, меняя свою структуру, чтобы стать не искусственно спаянными извне, а естественно, изнутри – одним целым.

Не то, чтобы у нас уже все прекрасно. Бывают и сейчас срывы. Но все чаще кажется, будто я двигаюсь к какой–то сияющей двери, она еще далеко, но даже лучик, долетающий от нее, заставляет радостно сжиматься сердце. И я когда–нибудь дойду до нее... и он... с двух сторон наших темных и запутанных городов, чтобы дать наконец друг другу руки с полным доверием, взглянуть в лицо друг другу без тени какой–либо обиды и шагнуть за ее пределы... чтобы слиться там воедино. Именно с ним».

И в заключение, хочется пожелать всем живущим в браке, и всем вступающим в него: Дай вам Бог, переплыв житейское море, вместе предстать пред Господом, и сказать Ему: вот, Господи, муж, которого Ты мне дал, вот жена, которую Ты мне дал. Мы не предавали друг друга, мы сохранили и преумножили те таланты любви, которые Ты дал нам в начале. Вот и дети, которых Ты дал нам. Мы не убили их, мы вырастили их верными Тебе. И мы благодарим Тебя за то, что Ты и в радостях, и в горестях всегда, неотступно был с нами!

 

Источник: Брак: пристань или кораблекрушение / Протоиерей Вячеслав Резников. Москва, 2010 г.

Вам может быть интересно:

1. Добрачные отношения. Гражданский брак. Аборты. Сборник статей архимандрит Епифаний (Феодоропулос)

2. Что такое раскольничий брак профессор Николай Александрович Заозерский

3. Брак и безбрачие лиц духовных митрополит Сергий (Ляпидевский)

4. О вторых и третьих браках священномученик Илья Громогласов

5. Брак и безбрачие. О "Крейцеровой сонате" и "Послесловии" к ней гр. Л. Толстого профессор Александр Фёдорович Гусев

6. Обзор постановлений о браке в Православной Церкви епископ Иоанн (Соколов)

7. Брак есть таинство протоиерей Тарасий Серединский

8. Надо исповедаться и причаститься протоиерей Вячеслав Резников

9. О труде и собственности священномученик Владимир (Богоявленский)

10. Юбилей Казанской Духовной Академии профессор Василий Александрович Соколов

Комментарии для сайта Cackle