Азбука веры Православная библиотека Каноническое право Введение в каноническое право Православной Церкви


архиеп. Григорий (Афонский)

Введение в каноническое право Православной Церкви

Содержание

Предисловие

Глава 1. Введение в каноническое право Задача науки церковного права Сущность церковного права Связь церковного права с другими науками Методы изучения церковного права Власть Вселенской Церкви Канонический кодекс Вселенской Церкви Канонические сборники Толкователи канонов Канонический строй Православной Церкви Глава 2. О сущности церковных канонов Глава 3. Каноническое положение патриарха Константинопольского в Православной Церкви Приложение 1 Правило 3 II Вселенского собора: Правило 9 IV Вселенского собора: Правило 17 IV Вселенского собора: Правило 28 IV Вселенского собора: Правило 36 VI (Трулльского) Вселенского собора: Библиография  

Этот скромный труд посвящен верным чадам Православной Церкви: новомученику духовнику Киевского духовенства протоиерею о. Михаилу Едлинскому и Ректору новозрожденной Киевской Духовной Семинарии протоиерею о. Сергию Афонскому.

Архиепископ Григорий (в миру Георгий Сергеевич Афонский) родился 17 апреля 1925 года в г. Киеве. Два его прадеда, со стороны отца и матери, оба деда и отец были священниками. К началу войны 1941–1945 гг. он окончил 7 классов киевской средней школы. Однако, далее судьбе было угодно, чтобы после насильственного вывоза в Германию и рабского труда на заводе в 1942–1945 гг. будущий архиепископ оказался в Америке. Там вначале работал на фабрике, а затем, когда служил псаломщиком и регентом церковного хора, параллельно окончил духовную Семинарию и Академию, после чего был хиротонисан в сан пресвитера и принял монашество.

В мае 1973 года в г. Ситка (бывший Новоархангельск на Аляске) состоялось рукоположение архимандрита Григория во епископа Ситки и всея Аляски. Рукоположение совершил Блаженнейший Иреней в сослужении с архиепископом Киприаном и епископом Феодосием, нынешним предстоятелем Православной Церкви Аляски и Канады. 23 года отдал Владыка Григорий служению на Аляске. Свое столь долговременное служение в этой епархии с ее протяженностью в несколько тысяч километров и чрезвычайно трудными климатическими условиями сам Владыка объясняет так: « Я благодарю Бога за то, что Он дал мне на Аляске таких чудесных людей, дал такое большое поле для выращивания виноградника Господня и особенно за то, что Он дал мне детей, молодых, добрых и искренних прихожан. Это для меня дар Божий... Другой судьбы мне не надо». Кроме своей архипастырской деятельности Владыко Григорий известен также как преподаватель и ученый-историк: его главные научные труды посвящены истории православия в Америке и, в частности, на Аляске. В 1996 г. по приглашению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II и Блаженнейшего Владимира, Митрополита Киевского и всея Украины, архиепископ Григорий посетил Москву и Киев, где литургисал в храмах и монастырях обеих столиц. Покидая родной город после более чем 50-летней разлуки, Владыка Григорий благодарил верующих за возможность общей молитвы и пожелал народу Украины мира, спокойствия и благополучия.

В настоящее время Владыка Григорий пребывает на покое и проживает в США.

 

По благословению Блаженнейшего Владимира Митрополита Киевского и всея Украины.

 

Монография архиепископа Григория (Афонского), одного из старейших и авторитетнейших иерархов Православной Церкви в Америке, освещает канонические воззрения отечественных богословов конца 19 – начала 20 века. Выполненное на высоком научном уровне, исследование может служить учебным пособием для воспитанников Духовных школ и студентов богословских учебных заведений, давая общее представление о каноническом праве Православной Церкви.

 
Предисловие

Период конца 19 и начала 20 столетия в истории русской богословской мысли вообще и канонического, или церковного, права в частности по своему высокому научному стандарту со всей справедливостью может считаться единственным и уникальным не только в истории Русской Церкви, но и Церкви Вселенской. Это был настоящий «золотой век» русского богословия. Ничего подобного со времени святоотеческой литературы 4–5 веков история Православной Церкви не знала11.

О необыкновенном расцвете русской богословской науки дореволюционного периода, о «Путях русского богословия» подробно написано в замечательной книге проф. прот. Г. Флоровского, а об историческом развитии русской богословской школы написал доктор богословия проф. Н.Н. Глубоковский. В том, насколько высок был научный уровень русской богословской мысли, каждый может убедиться, посмотрев журналы четырех духовных академий: «Труды Киевской Академии», «Богословский Вестник» (Московская Академия), «Христианское Чтение» (Петербургская Академия), «Православный Собеседник» (Казанская Академия), в которых чуть ли не каждая статья может считаться кандидатской или магистерской диссертацией по стандартам настоящего времени.

Поле деятельности русской канонической школы было многообразным и многогранным, а научноплодотворное изучение и разработка церковного права начались в девятнадцатом веке под влиянием исторической школы в области юриспруденции. Православное церковное право во многом обязано западным канонистам лучшими изданиями памятников церковного права и византийского законодательства в области церковного права. Достаточно упомянуть исследования братьев Петра и Иеронима Беллерини, коллекции канонов Бинера, труды знаменитого Цехариэ, историю источников церковного права Маасена, историю Вселенских соборов Хефеле и др. Русские исследователи церковного и византийского права не отставали от западных ученых. Так, М.Н. Бенешевич издал канонический сборник 14 титулов, синагогу в 50 титулов; В. Нарбеков написал введение к Номоканону патриарха Фотия; А.С. Павлов – о 50-й главе Кормчей книги; М. Скабалланович писал о византийском государстве и церкви.

В 1835 году преподавание церковного права было введено в русских университетах, но как часть общей догматики. По уставу 1863 года церковное право становится отдельной от богословия самостоятельной юридической наукой. Несмотря на такое позднее научное признание, этот предмет может похвалиться большим количеством законченных канонических пособий, хотя их авторы не всегда достигают согласия в некоторых канонических вопросах.

Первый труд по церковному праву в Русской Церкви, составленный в 1848 году под названием «Записки по церковному законоведению», принадлежат профессору Киевского университета прот. Скворцову. В 1859 вышла первая часть книги «Опыт курса церковного права» создателя русской канонической школы Смоленского епископа Иоанна (Соколова). Профессор Московского университета Н. Соколов в 1874 году издал свои лекции по церковному праву. Лучшим учебником можно считать «Курс церковного права» А.С. Павлова. Из других учебников следует отметить «Краткий курс церковного права» И.С. Бердникова, «Очерк православного церковного права» С. Остроумова, «Православное церковное право» епископа Никодима (Милаш), «Учебник церковного права» П.С. Суворова, «Церковное право» М.И. Горчакова. Вопросами церковной дисциплины, а также вопросами сущности церковного права и канонов, свободы совести и права, взаимоотношений Церкви и Государства, канонического положения в Церкви Константинопольского Патриарха занимались митрополит Филарет (Дроздов), епископ Антоний (Храповицкий), иеромонах Михаил (Семенов), протоиерей М.П. Альбов, профессора Ф.А. Курганов, И.И. Соколов, П.В. Гидулянов, В. Кипарисов, Н.Д. Заорецкий, В.И. Мышцын, П.А. Лашкарев, М.Е. Красножен, П.П. Пономарев, С.В. Троицкий и многие другие22.

Уже сам по себе термин «церковное право» привел ученых к большим разногласиям. Ведь Церковь и право, говорили одни, противоположны и взаимно друг друга исключают. Право – это политика силы, основной принцип которой принуждение. Основа Церкви и ее принцип – любовь. Область Церкви – это «внутренняя сфера духа», а поэтому Церкви, как организации «свободы и любви», чуждо каноническое право. Поэтому русским ученым-богословам было необходимо сформулировать ясное и точное понятие относительно существа Церкви как богоучрежденного общества.

О сущности Церкви было написано много книг. Из более известных трудов можно указать книгу Е. Аквилонова о научных определениях Церкви; книгу епископа Сильвестра о Церкви в первые три века христианства; книги об отличиях православного и католического учений о Церкви протоиерея А. Лебедева и епископа Иллариона (Троицкий); толкования послания апостола Павла к Ефесянам епископа Феофана (Говоров) и многие другие.

Знаменитый церковный историк В.В. Болотов, критикуя протестантскую идею «невидимой церкви» в предисловии к истории Вселенских соборов, учит: «В понятии «экклесия» заключается сильный элемент видимости. Никакой невидимой Церкви быть не может. В невидимом можно участвовать только духовно, в экклесии не иначе, как телесно... Участие в невидимой Церкви походило бы на невидимое участие в воинской повинности33

А вот как один из лучших русских канонистов ответил на вопрос о свободе воли и права: «Церковь для верующих в Иисуса Христа есть непосредственное божественное учреждение, в котором и через которое осуществляется в роде человеческом идея Царства Божия на земле». В этом догматическом понятии о Церкви проф. Павлов указывает как на внутреннее, невидимое, существо Церкви (Иоанн 18:36), так и на внешнее, видимое (Мф. 16:18).

Как союз, основанный на религиозной вере, действие которого обращено на внутреннюю сторону человека, на его душу, Церковь представляется невидимым, духовным союзом верующих в Иисуса Христа. Но в то же время Церковь, как союз человеческий, есть Царство Божие в мире сем, значит, видимое явление во внешней светской жизни человека. Внешней стороной своего существования Церковь поставлена в общие условия человеческой жизни. Внешняя жизнь Церкви как организованного целого необходимо предполагает существование в ней известного порядка, согласно с ее внутренним существом и жизненным назначением. С этим порядком Церковь и вступает в область права как носительница тех норм своей жизни, которые имеют свое основание в самом существе Церкви и которыми определяются ее внутренние правоотношения. Конечно, Церковь сама по себе не может принуждать физически, как это делает государство. Тем не менее, в распоряжении Церкви находятся известные права и блага, которые она же может и отнять: например, право каждого члена Церкви на совершение для него известных церковных актов, причем это нисколько не противоречит христианскому учению о свободе воли, так как признающий себя членом Церкви тем самым добровольно принимает на себя и обязанность повиноваться ее законам и соблюдать существующий в ней порядок.44

Конец 19 – начало 20 века прошли в России под знаменем общего и единого желания провести реформы церковного строя управления и церковной жизни. Духовенство и общество требовали восстановления в России «канонического строя» после двухсотлетнего синодального управления. В предвидении церковных реформ русские канонисты писали отзывы о самых различных областях церковной жизни и церковного управления, начиная с организации прихода и кончая восстановлением патриаршества.

В отношении к самим канонам определились две точки зрения. Некоторые иерархи и ученые отождествляли Православие с буквальным соблюдением канонов, которым, таким образом, придавалось догматическое значение. Другие ученые показали, что со временем и с изменением жизненных условий некоторые каноны отменялись соборами и заменялись другими. Нашли немало канонов, которые, не будучи отменены соборами, тем не менее, были оставлены церковной практикой, как не применяемые в данное время. Об этом было написано много интересного и поучительного материала с главным вопросом: где же предел изменяемости канонов?

После революции 1917 года каноническая наука в России фактически перестала существовать. В эмиграции, однако, русские богословы и ученые не прекращали заниматься каноническими вопросами. На канонические темы писали профессора протоиереи Н. Афанасьев, А. Шлеман, И. Мейендорф, Г. Флоровский, профессора С. Верховский, Н. Глубоковский, А. Карташов. Проф. А. Боголепов составил учебник канонического права, а проф. С. Троицкий писал о реальном каноническом статусе Константинопольского патриархата, не представляя последнему никакой особой административной власти в Православной Церкви, кроме чести быть первым среди равных.

Верим, что будущий Вселенский собор обязательно рассмотрит вопрос об исторически-догматической квалификации церковных канонов с целью установления идеального церковного устройства, к которому всегда стремилась Православная церковь, воплощая в жизнь единство и множественность, первенство и равенство, главенство и независимость, дисциплину и свободу.

* * *

1

Глубовский Н.Н. Русская Богословская наука в ея историческом развитии и новейшем состоянии. Варшава, 1928.

2

Проф. Остроумов М. Введение в православное церковное право. Харьков, 1893, с. 96–131.

3

Проф. Болотов В.В. Лекции по истории древней Церкви, Т. 1. СПб, 1907, с. 1–5.

4

Павлов А.С. Курс Церковного права. Сергиев Посад. 1902, с. 5–10.

Комментарии для сайта Cackle