Почему не стоит бояться конца мира, или что на самом деле приближает нас к погибели

свя­щен­ник Роман Савчук

В главе 24 Еван­ге­лия от Матфея при­во­дится речь Гос­пода о внеш­них обсто­я­тель­ствах кон­чины мира и Его слав­ного вто­рого при­ше­ствия. Кроме доста­точно извест­ных апо­ка­лип­си­че­ских картин войн и нестро­е­ний есть в этой речи неко­то­рые детали, на кото­рые очень редко обра­щают вни­ма­ние. И может быть, совсем не слу­чайно.

Обра­тимся к еван­гель­скому тексту. В ответ на вопрос уче­ни­ков о при­зна­ках кон­чины мира Спа­си­тель пре­ду­пре­ждает их об опас­но­сти лже­про­ро­ков, соци­аль­ных и эко­ло­ги­че­ских ката­клиз­мах: «Бере­ги­тесь, чтобы кто не пре­льстил вас, ибо многие придут под именем Моим, и будут гово­рить: “Я Хри­стос”, и многих пре­льстят. Также услы­шите о войнах и о воен­ных слухах… ибо вос­ста­нет народ на народ, и цар­ство на цар­ство; и будут глады, моры и зем­ле­тря­се­ния по местам» (Мф. 24:4–7). Именно эти еван­гель­ские сви­де­тель­ства зача­стую лежат в осно­ва­нии обы­ден­ных пред­став­ле­ний о послед­них судь­бах мира. Однако их смысл весьма иска­жен. Гол­ли­вуд­ская кино­ин­ду­стрия, сек­тант­ские орга­ни­за­ции раз­лич­ного толка и прочие адепты идео­ло­гии обще­ства потреб­ле­ния доста­точно активно вос­пи­ты­вают в мас­со­вом созна­нии прежде всего страх перед буду­щим, спе­ку­ли­руя на теме конца мира. И эта спе­ку­ля­ция отнюдь не без­обид­ная игра на нервах людей. Цель более тонкая – отвлечь от глав­ного.

Если мы вни­ма­тельно посмот­рим на еван­гель­ский текст, то увидим, что акценты в нем иные. Хри­стос отнюдь не желает посе­ять в уче­ни­ках страх. Наобо­рот, Он гово­рит: «Смот­рите, не ужа­сай­тесь, ибо над­ле­жит всему тому быть, но это еще не конец» (Мф. 24:6). Свя­ти­тель Иоанн Зла­то­уст, объ­яс­няя слова Спа­си­теля, гово­рит, что истин­ные уче­ники Гос­пода «будут выше несча­стий»: ника­кие внеш­ние нестро­е­ния не смогут поко­ле­бать их рев­но­сти к вере и доб­ро­де­тель­ной жизни. Об этом, по мнению свя­ти­теля, сви­де­тель­ствует также и ука­за­ние Христа на то, что и в усло­виях гло­баль­ных потря­се­ний «про­по­ве­дано будет сие Еван­ге­лие Цар­ствия по всей все­лен­ной, во сви­де­тель­ство всем наро­дам» (Мф. 24:14). То есть, чтобы уче­ники не впали в уныние и не ска­зали: «Как же мы будем жить?», Гос­подь как бы гово­рит: «Будете и жить, и учить повсюду»1!

Это первый важный акцент, про­ти­во­по­лож­ный попу­ляр­ной версии кон­чины мира. И пра­во­слав­ный хри­сти­а­нин должен его хорошо осо­зна­вать: для чело­века, кото­рый дове­ряет Богу, кото­рый стре­мится жить с Богом, недо­пу­стимо под­да­ваться какому-либо запу­ги­ва­нию перед буду­щим, панике, страху – это при­знак гордой само­на­де­ян­но­сти, а не доб­ро­де­тель­ной обес­по­ко­ен­но­сти по поводу соб­ствен­ного спа­се­ния.

Второй акцент еван­гель­ского вос­при­я­тия послед­них судеб мира не менее важен. К сожа­ле­нию, зача­стую он также пони­ма­ется в иска­жен­ном виде. Речь идет об «охла­жде­нии любви». Гос­подь гово­рит, что «по при­чине умно­же­ния без­за­ко­ния, во многих охла­деет любовь» (Мф. 24:12). Обычно это ука­за­ние ста­ра­ются пред­ста­вить как некий соци­аль­ный кол­лапс через рас­про­стра­не­ние поваль­ной нетер­пи­мо­сти в обще­стве: люди, мол, пре­вра­тятся в зверей и начнут друг друга уни­что­жать. След­ствием такого убеж­де­ния, далеко не всегда выска­зан­ного явно, явля­ется поиск модели соци­аль­ного бла­го­ден­ствия, предот­вра­ще­ния кон­флик­тов в обще­стве любой ценой. То есть на под­со­зна­тель­ном уровне люди боятся «острых углов», боятся отста­и­вать тра­ди­ци­он­ные цен­но­сти, поскольку это может вно­сить в обще­ство напря­же­ние, кон­фликты и проч. Таким обра­зом, совре­мен­ные запад­ные модели толе­рант­но­сти ко греху, по всей види­мо­сти, имеют глу­бин­ные мен­таль­ные осно­ва­ния в страхе перед кон­чи­ной мира, в мифе, осно­ван­ном на непра­виль­ном пони­ма­нии Еван­ге­лия, кото­рый сего­дня про­дол­жает активно под­дер­жи­ваться, но уже с помо­щью более тонких тех­но­ло­гий.

Как же нужно пони­мать слова Христа об «охла­жде­нии любви»? Один из древ­них тол­ко­ва­те­лей гово­рит, что здесь речь идет, прежде всего, об охла­жде­нии любви к Истине: «Слова этого мно­же­ства учи­те­лей (то есть лже­про­ро­ков. – о. Р.С.) про­ти­во­по­лож­ного истине учения при­не­сут такой вред, что даже горя­чую любовь к истине, кото­рая прежде состо­яла в про­стоте веры, заста­вят охла­деть из-за своей оценки вос­при­я­тия Боже­ствен­ных таинств»2. И дей­стви­тельно, Спа­си­тель «охла­жде­ние любви» прямо свя­зы­вает с «умно­же­нием без­за­ко­ния», то есть с иска­же­нием Истины, вслед­ствие чего, как пишет свя­ти­тель Иоанн Зла­то­уст, «уче­ники и от любви не будут полу­чать уте­ше­ния»3!

Таким обра­зом, апо­ка­лип­си­че­ское «охла­жде­ние любви» – это не просто изме­не­ние вза­и­мо­от­но­ше­ний между людьми, не воз­рас­та­ние нена­ви­сти, а нечто иное. Это, прежде всего, извра­ще­ние истин­ного пони­ма­ния любви! Лже­про­роки послед­него вре­мени (обще­ствен­ные и рели­ги­оз­ные лидеры) будут пре­вратно истол­ко­вы­вать высшую доб­ро­де­тель, так что после­до­ва­тели Христа не смогут радо­ваться подоб­ной «любви». Вполне воз­можно, что речь идет о таком пони­ма­нии любви, кото­рое дей­стви­тельно ведет к умень­ше­нию соци­аль­ного напря­же­ния, к постро­е­нию гар­мо­нич­ного обще­ства без «острых углов», без кон­флик­тов жиз­нен­ных пози­ций. Однако это не любовь как Боже­ствен­ный дар, а скорее вза­и­мо­вы­год­ная сделка ради ком­форта: каждый должен отка­заться от твер­дых убеж­де­ний о долж­ном, бла­го­че­сти­вом, истин­ном и при­знать отно­си­тель­ность всех цен­но­стей ради соци­аль­ного мира и бла­го­ден­ствия. Именно это паде­ние фор­по­ста любви, его извра­ще­ние до такой сте­пени, что во имя этой доб­ро­де­тели будут тво­риться без­за­ко­ния, явля­ется ясным при­зна­ком того, что чело­ве­че­ство сту­пило на путь, веду­щий к поги­бели. Ведь если отно­си­тельно войн и ката­клиз­мов Гос­подь гово­рит: «Это еще не конец» (Мф. 24:6), то речь об иска­же­нии Истины лже­про­ро­ками, об охла­жде­нии любви и про­по­веди Еван­ге­лия для сви­де­тель­ства всему миру Спа­си­тель заклю­чает: «И тогда придет конец» (Мф. 24:14).

Как видим, свя­то­оте­че­ское пони­ма­ние про­ро­честв Спа­си­теля о послед­них судь­бах мира в сущ­но­сти своей про­ти­во­по­ложно тому мифу об Апо­ка­лип­сисе, кото­рый активно про­па­ган­ди­ру­ется в мас­со­вом созна­нии. Если послед­ний имеет своей целью создать в вооб­ра­же­нии людей ужа­са­ю­щие кар­тины бед­ствий и соци­аль­ных нестро­е­ний, порож­да­ю­щих страх, то еван­гель­ские опи­са­ния, наобо­рот, обод­ряют веру­ю­щих, подви­гают их к муже­ству и стой­ко­сти не остав­лять Истины – и Гос­подь спасет верных Ему. Если в попу­ляр­ной идео­ло­гии целе­на­прав­ленно акцент дела­ется на соци­аль­ных кон­флик­тах с тем, чтобы люди под­со­зна­тельно скло­ня­лись к поиску раз­ре­ше­ния этих кон­флик­тов любой ценой, – то в Еван­ге­лии ясно звучит пре­ду­пре­жде­ние об опас­но­сти «про­хлад­ной любви», любви, лишен­ной вер­но­сти Истины в обмен на соци­аль­ный ком­форт, – именно такая интел­ли­гент­ная «любовь» ведет мир к поги­бели. Вот чего дей­стви­тельно нужно бояться – извра­тить любовь и из высшей доб­ро­де­тели пре­вра­тить ее в слу­жи­тель­ницу ком­форта.


При­ме­ча­ния:

1. Иоанн Зла­то­уст, свя­ти­тель. Тол­ко­ва­ние на Еван­ге­лие от Матфея. Кн. 2. М., 2010. С. 430.
2. Биб­лей­ские ком­мен­та­рии отцов Церкви и других авто­ров I–VIII веков. Новый Завет. Том 1‑б: Еван­ге­лие от Матфея, 14–28 / Пер. с англ., греч., лат. и сир. Под ред. Манлио Симонэтти. Рус. изд. под ред. Ю.Н. Вар­зо­нина. Тверь, 2007. С. 237.
3. Иоанн Зла­то­уст, свя­ти­тель. Тол­ко­ва­ние на Еван­ге­лие от Матфея. Кн. 2. С. 430.

9 фев­раля 2017 г.

http://www.pravoslavie.ru

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки