Почитание святых

Н. В. Лебе­дев

Почи­та­ние святых явля­ется дог­ма­том Пра­во­слав­ной Церкви. Догмат этот наша Цер­ковь всегда свято чтила и бережно хра­нила, защи­щая его в довольно упор­ной борьбе с про­те­стант­ством и его мно­го­чис­лен­ными раз­ветв­ле­ни­ями в виде так назы­ва­е­мых раци­о­на­ли­сти­че­ских сект, отри­ца­ю­щих почи­та­ние святых. Святые явля­ются нашими заступ­ни­ками, хода­та­ями и молит­вен­ни­ками пред Богом. Утвер­ждая так, мы отли­чаем их от нашего «Еди­ного Хода­тая (Посред­ника) Христа Иисуса», о Кото­ром гово­рит св. апо­стол Павел: «Един есть Бог, и Един Хода­тай (Посред­ник) Бога и чело­ве­ков, чело­век Хри­стос Иисус, давый Себе избав­ле­ние за всех» (1Тим.2:5–6).

Сла­вян­ское слово «хода­тай», или рус­ское «посред­ник» у апо­стола значит живой сви­де­тель, сто­я­щий посреди и соеди­ня­ю­щий посред­ству­е­мых, сово­ку­пив­ший в себе разъ­еди­нен­ное (Бл. Фео­до­рит). Апо­стол сло­вами: «Един Бог и Един Хода­тай» имел в виду пока­зать, что дру­гого спа­се­ния нет, как в Гос­поде Иисусе: как Бог один, так и Посред­ник между Богом и людьми один. Дру­гого посред­ника нет и быть не может. Иисус Хри­стос стал Посред­ни­ком чрез воче­ло­ве­че­ние. И Бла­жен­ный Фео­до­рит гово­рит: «Апо­стол назвал Христа Иисуса Посред­ни­ком, сле­до­ва­тельно, состо­я­щим в еди­не­нии и с Отцом по Боже­ству и с нами по чело­ве­че­ству». «Посред­ни­че­ство состо­яло не в слове только хода­тай­ствен­ном, но и в деле, и тре­бо­вало жертвы», – объ­яс­няет свя­ти­тель Феофан Затвор­ник, – как и гово­рит Апо­стол Павел: «Давый Себе избав­ле­ние». Посему и в цер­ков­ных пес­но­пе­ниях вос­пе­ва­ется: «Хода­тай Богу и чело­ве­ком был еси, Христе Боже: Тобою бо, Вла­дыко, и к Све­то­на­чаль­нику Отцу Твоему от нощи неве­де­ния (из мрака неве­де­ния) при­ве­де­ние имамы (мы полу­чили доступ к источ­нику Света – Твоему Отцу)» (5‑я песнь Канона 2‑го гласа).

Итак, по при­роде, по искуп­ле­нию у нас один Хода­тай или Посред­ник между Богом и чело­ве­ками – Иисус Хри­стос. По бла­го­дати же хода­та­ями или молит­вен­ни­ками нашими пред Богом явля­ются кроме Матери Божией и анге­лов все святые, кото­рых мы про­слав­ляем, и со своими молит­вами к кото­рым обра­ща­емся. Мы нахо­димся в тес­ней­шем обще­нии с тор­же­ству­ю­щею, небес­ною Цер­ко­вью (ср. Евр.12:22–24), или, как гово­рит Пре­муд­рый Сирах: «Цер­ковь будет воз­ве­щать хвалу пра­вед­ни­ков» (Сир.44:14). И мы про­слав­ляем пра­вед­ни­ков, конечно, не боже­ским про­слав­ле­нием и покло­не­нием им, а особым почи­та­нием, сви­де­тель­ству­ю­щим о нашей любви и пре­дан­но­сти к ним. Мы про­слав­ляем пра­вед­ни­ков и почи­таем их за бого­угод­ную жизнь и чудо­тво­ре­ния. Из слова Божия видно, что веру­ю­щие во Христа, дви­жи­мые вза­им­ною любо­вью молятся друг за друга. Апо­стол Иаков прямо запо­ве­дует нам: «Моли­тесь друг за друга» (Иак.5:16). Святые не нуж­да­ются в наших молит­вах за них: они без нас достигли совер­шен­ства (Евр.11:40). Но мы испра­ши­ваем у святых хода­тай­ства их за нас пред Богом, или молитв за нас греш­ных и недо­стой­ных. Сам Бог гово­рит чрез про­рока Исаию: «Пра­о­тец твой согре­шил и хода­таи твои отсту­пили от Меня» (Ис.43:27). И у про­рока Иере­мии нахо­дим сви­де­тель­ство о хода­тай­стве святых (Иер.7:16). В Свя­щен­ном Писа­нин нахо­дим прямое пове­ле­ние Божие про­сить молитв за нас угод­ни­ков Божиих. В книге Иова читаем: «Возь­мите (т. е. друзья Иова) себе семь тель­цов и семь овнов и пои­дите к рабу Моему Иову…, и раб Мой Иов помо­лится за вас ибо только лице его Я приму» (Иов.42:8). Святые, оза­рен­ные Святым Духом, могут слы­шать наши молитвы к ним и видеть такие собы­тия на земле, кото­рые нам, слабым людям, кажутся тай­ными (см. 3Цар.14:4–6).

Отцы Седь­мого Все­лен­ского Собора, рас­суж­дая о почи­та­нии и при­бы­ва­нии святых, поста­но­вили: «Если кто не испо­ве­дует, что все святые досто­честны пред Богом по душе и по телу, или не просят молитв святых, как име­ю­щих поз­во­ле­ние пред­ста­тель­ство­вать за мир по цер­ков­ному пре­да­нию: ана­фема».

Почи­та­ние святых выра­жа­ется в молит­вен­ном при­зы­ва­нии их на помощь, как наших хода­таев и заступ­ни­ков пред Богом. Оно также выра­жа­ется в бла­го­го­вей­ном почи­та­нии святых икон и остан­ков святых или их нетлен­ных мощей, что явля­ется нашим доро­гим сокро­ви­щем и бла­го­дат­ным источ­ни­ком нашей духов­ной жизни.

Истина почи­та­ния мощей утвер­ждена Седь­мым Все­лен­ским Собо­ром. Мощи святых этот Собор назвал источ­ни­ком исце­ле­ний и опре­де­лил: «Дерз­нув­шие отвер­гать мощи муче­ни­ков, о кото­рых знали, что они под­лин­ные и истин­ные: если кто епи­скопы или кли­рики, да низ­ло­жатся а если иноки или миряне да лишатся при­ча­ще­ния (Деян. Соб. 3 и 7) Собор также опре­де­лил, чтобы святые мощи были пола­га­емы в церк­вах при освя­ще­нии их (под пре­сто­лом и в анти­мин­сах – ныне), за неис­пол­не­ние чего угро­жает извер­же­нием из сана епи­скоп­ского.

На про­тя­же­нии всего суще­ство­ва­ния Церкви вос­си­я­вали в ней святые, «яко звезды пре­свет­лые», из кото­рых муче­ники, как «баг­ря­ни­цею и «иссом кро­вьми укра­сили Цер­ковь».

Почи­та­ние святых имеет важное зна­че­ние. И неда­ром Цер­ковь на седь­мом Все­лен­ском Соборе дог­ма­ти­зи­ро­вала почи­та­ние святых О чем это гово­рит?

Святые, время от вре­мени вос­си­я­ва­ю­щие в Церкви, сви­де­тель­ствуют о дей­стви­тель­но­сти непре­рыв­ного молит­вен­ного обще­ния между Цер­ко­вью небес­ной и земною и о несо­мнен­но­сти и дей­ствен­но­сти бла­го­дат­ных даров Св. Духа в Церкви. Через Свя­того Духа, в виде огнен­ных языков в день Св. Пяти­де­сят­ницы сошед­шего на апо­сто­лов, пре­и­зобильно изли­лась бла­го­дать. Ее, так ска­зать, ося­зали все при­сут­ству­ю­щие когда апо­столы стали гово­рить на разных языках. Ее несо­мнен­ность сви­де­тель­ству­ется и мно­го­чис­лен­ным и мно­го­имен­ным сонмом святых вос­си­яв­ших в Церкви и про­дол­жа­ю­щих вос­си­я­вать. Этот сонм – явное сви­де­тель­ство бла­го­дат­но­сти Церкви Хри­сто­вой. И неда­ром Святая Цер­ковь в первую неделю по Пяти­де­сят­нице посвя­щает памяти всех святых, а Рус­ская Пра­во­слав­ная Цер­ковь во вторую неделю – памяти святых, в земле Рос­сий­стей про­си­яв­ших.

Свя­тыми почи­та­ются люди, осо­бенно уго­див­шие Богу. Как же уста­нав­ли­ва­ется свя­тость того или иного подвиж­ника? В Церкви издавна создался особый прием уста­но­ви­лись опре­де­лен­ные пра­вила для при­чис­ле­ния к лику святых. Прием этот изве­стен под именем кано­ни­за­ции (слово кано­ни­за­ция – греко-латин­ское и озна­чает бук­вально: вклю­че­ние в список). Он суще­ствует в Церкви издавна, а наша Рус­ская Пра­во­слав­ная Цер­ковь заим­ство­вала его у Гре­че­ской Церкви.

Кано­ни­за­ция, т.-е. при­чис­ле­ние к лику святых, про­из­во­дится на осно­ва­нии уста­нов­лен­ных Цер­ко­вью правил.

Глав­ным осно­ва­нием для при­чте­ния усоп­ших подвиж­ни­ков к лику святых, или кано­ни­за­ция, служил в нашей Церкви дар чудо­тво­ре­ний.

В числе чудес, кото­рыми про­слав­ляет Гос­подь святых, одно из самых пора­зи­тель­ных – нетле­ние св. остан­ков или мощей. В нетле­нии святых мощей Гос­подь являет нам один из при­зна­ков воз­вра­ще­ния чело­ве­че­ского тела, силою Боже­ствен­ной бла­го­дати, из тления в нетле­ние. Боже­ствен­ная бла­го­дать про­ни­цает собою самое тело подвиж­ника Хри­стова и уго­тов­ляет в нем Себе бла­го­ухан­ный сосуд для исто­че­ния чудес веру­ю­щим и про­ся­щим чрез св. угод­ника мило­сти Божией. Сила бла­го­уха­ния так велика, что дей­ствие ее про­сти­ра­ется иногда на одежды, в кото­рые обла­чено было нетлен­ное тело угод­ника Божия, и на другие останки от него.

Однако не все святые про­слав­ля­ются нетле­нием св. остан­ков, или мощей. От многих святых мощей не сохра­ни­лось: тела их под­верг­лись тлению, подобно телам обык­но­вен­ных людей, как видело истле­ние тело вели­чай­шего из вет­хо­за­вет­ных святых царя и про­рока Давида (Деян.13:36). По неис­по­ве­ди­мым судь­бам Божиим, телес­ные останки одних святых про­слав­ля­ются нетле­нием, другие же нет.

Тела умер­ших людей могут долгое время не пре­да­ваться тлению, вслед­ствие каких-либо бла­го­при­ят­ству­ю­щих сему кли­ма­ти­че­ских и других мест­ных усло­вий, и это не отно­сится к дей­ствиям бла­го­дати и не озна­чает какого-либо нрав­ствен­ного досто­ин­ства того умер­шего чело­века, тело кото­рого не истле­вает. Сила бла­го­дати Божией позна­ется тогда, когда остав­ши­еся нетлен­ные части тела или одни только кости его не только пре­бы­вают в цело­сти, но исто­чают исце­ле­ния. Вот как смот­рит на это Мит­ро­по­лит Мос­ков­ский Фила­рет.

«Что значит это види­мое нера­вен­ство види­мой награды, дару­е­мой святым? …Оно неко­то­рым обра­зом соот­вет­ствует сте­пе­ням внут­рен­него их осве­ще­ния, по кото­рому, – как гово­рит Апо­стол Павел, – «звезда от звезды разн­ствует во славе, такожде и вос­кре­се­ние мерт­вых» (1Кор.15:41–42), и послед­нее [т.-е. вос­кре­се­ние мерт­вых] совер­ши­тель­ное, и первое [т.-е. нетле­ние мощей] начи­на­тель­ное». Но боль­шую веро­ят­ность свя­ти­тель Фила­рет усво­яет дру­гому сооб­ра­же­нию, именно: нетле­ние мощей совер­ша­ется не ради самих святых, кото­рые не ищут славы чело­ве­че­ской, а для нас живу­щих, «для удо­сто­ве­ре­ния в вос­кре­се­нии Хри­сто­вом и в нашем буду­щем вос­кре­се­нии, для укреп­ле­ния немощ­ных в подви­гах про­тиву греха и смерти, для воз­буж­де­ния невни­ма­тель­ных и нера­ди­вых в подви­гах бла­го­че­стия» 1.

Во всяком случае нетлен­ные останки святых угод­ни­ков имеют зна­че­ние в Церкви, не только как удо­сто­ве­ре­ния свя­то­сти почив­шего подвиж­ника, но глав­ным обра­зом как посред­ства для изли­я­ния свыше мило­стей Божиих, и в этом отно­ше­нии покло­не­ние и почи­та­ние их подобно почи­та­нию и покло­не­нию свя­тому кресту и иконам. Но одно нетле­ние не явля­ется при­зна­ком при­чис­ле­ния усоп­шего к лику святых.

Тела неко­то­рых усоп­ших, скон­чав­шихся в вере и бла­го­че­стии, как напри­мер Мит­ро­по­лита Тоболь­ского Павла Конюс­ке­вича, умер­шего на покое в Киево-Печер­ской Лавре в 1770 г., сохра­ня­ются открыто в нетле­нии, однако же по этому только при­знаку они не при­чис­лены к лику святых.

Обычай откры­вать мощи, т.-е. пере­но­сить их из могил в церкви, начался очень рано, сна­чала в Греции в IV–V вв., а затем и у нас на Руси. Этот обычай нико­гда не был обя­за­тель­ным. Обычно мощи святых открыто почи­вают в гробе или раке в лежа­чем поло­же­нии. Есть един­ствен­ный пример почи­ва­ния мощей не в гробе, но в крес­лах. Это – мощи Пат­ри­арха Афа­на­сия Кон­стан­ти­но­поль­ского, скон­чав­ше­гося 5 апрели 1654 г. в Лубен­ском мона­стыре Пол­тав­ской губ., на воз­врат­ном пути из Москвы домой в Кон­стан­ти­но­поль, и извест­ного у нас под именем «Афа­на­сия сидя­щего». Рака имеет вид не гроба, а киота, шкафа. Св. Афа­на­сий, как Пат­ри­арх, по обык­но­ве­нию восточ­ных церк­вей, был погре­бем сидя­щим, в таком виде и обре­тены его мощи, в таком же виде они и почи­вают.

«Мощи святых, – гово­рит проф. Голу­бин­ский, – когда они нетленны, состав­ляют чудо, но лишь допол­ни­тельно к тем чуде­сам, кото­рые тво­рятся чрез посред­ство их. Дока­за­тель­ство свя­то­сти святых состав­ляют чудеса, кото­рые тво­рятся при их гробах, или от их мощей, а мощи, целые тела или только кости, суть даро­ван­ные нам, для под­дер­жа­ния в нас живей­шего памя­то­ва­ния о небес­ных молит­вен­ни­ках за нас; свя­щен­ные и святые останки неко­то­рых святых, кото­рых мы должны чтить, как тако­вые, и суть те земные посред­ства (по выра­же­нию про­стран­ного кати­хи­зиса Мит­ро­по­лита Фила­рета), через кото­рые Гос­подь наи­бо­лее про­яв­ляет свою чудо­дей­ствен­ную силу (проф. Голу­бин­ский, «Исто­рия кано­ни­за­ции святых», стр. 302). В про­слав­ля­е­мых нетле­нием телах святых угод­ни­ков это нетле­ние обна­ру­жи­ва­ется не в одном и том же объеме бывшей их телес­ной хра­мины.

На осно­ва­нии многих руко­пис­ных и фило­ло­ги­че­ских данных, проф. Голу­бин­ский дока­зы­вает, что слово «мощи» упо­треб­ля­лось для озна­че­ния не целого тела, а частей его, пре­иму­ще­ственно костей, как, напри­мер, ска­зано: «лежат мощи – кости целы», и что слово «мощи» озна­чает не что-либо целое, а лишь часть какого-либо свя­щен­ного и несвя­щен­ного пред­мета, так разо­брать какой-либо пред­мет на мощи в ста­рину зна­чило разо­брать его на части (ibidem, стр. 297–298).

У греков вовсе не про­по­ве­ду­ется учение, что мощи озна­чают целое тело, и мощи как боль­шей части святых в Греции и на Востоке (равно, как и на Западе), суть кости.

Цер­ковь нико­гда не скры­вала, когда и что обре­тала в святых мощах. Напри­мер, в лето­писи о мощах св. рав­ноап­о­столь­ной кн. Ольги ска­зано: «Кости Ольги в цар­ство рав­ноап­о­столь­ного Вла­ди­мира и Мит­ро­по­лита Леон­тия обре­то­шася целы» (Голу­бин­ский, стр. 57, при­ме­ча­ние 2).

В 1667 г. в доне­се­нии Мит­ро­по­литу Ново­го­род­скому Пити­риму об откры­тии мощей св. Нила Стол­бен­ского читаем: «Гроб и тело его святое земли пре­да­деся, а мощи (т.-е. кости) святыя его целы все».

Цер­ковь нико­гда не учила, что «мощи» святых всегда и непре­менно целые тела, а учила, что они могут быть и одними костями. Мит­ро­по­лит Даниил в одном своем слове о мощах гово­рил: «воис­тину чудо пре­слав- но, яко кости наги и исто­чают исце­ле­ния» (Голу­бин­ский, стр. 299–300 и при­ме­ча­ние).

Мит­ро­по­лит Мос­ков­ский Фила­рет, в слове на день Преп. Сергия Радо­неж­ского (25 сен­тября) гово­рит: «в пред­ле­жа­щих нам свя­щен­ных остан­ках пра­вед­ника мы усмат­ри­ваем соб­ствен­ными очами образ, как и во гробах туч­неют и про­цве­тают кости пра­вед­ных». Осо­бенно прямо и реши­тельно Цер­ковь заяв­ляла о мощах, не только как о целых телах, но как и о костях при осви­де­тель­ство­ва­нии святых мощей пред их откры­тием, напри­мер, при откры­тии св. мощей Преп. Сера­фима Саров­ского. В акте сви­де­тель­ство­ва­ния его чест­ных остан­ков января 1903 г. сооб­ща­лось: «По снятии крышки гроба Преп. Сера­фима при­сут­ству­ю­щие (про­из­во­див­шие сви­де­тель­ство­ва­ние) уви­дели: ясно обо­зна­чен­ный остов почив­шего, при­кры­тый остат­ками истлев­шей мона­ше­ской одежды. Тело прис­но­па­мят­ного старца о. Сера­фима пре­да­лось тлению. Кости же его, будучи совер­шенно сохра­нив­ши­мися, ока­за­лись вполне пра­вильно раз­ме­щен­ными, но легко друг от друга отде­ля­е­мыми. Волосы главы и брады седо­вато-рыже­ва­того цвета сохра­ни­лись, хотя и отде­ли­лись от своих мест» («Цер­ков­ные ведо­мо­сти» 1903, № 26). Тогдаш­ний Пет­ро­град­ский Мит­ро­по­лит Анто­ний (Вад­ков­ский) высту­пил со ста­тьей «Необ­хо­ди­мое разъ­яс­не­ние» («Новое время» 1903 г. от 21 июня и «Цер­ков­ные ведо­мо­сти» 1903, № 26), в кото­рой между прочим писал: «Есть для многих мучи­тель­ный вопрос: что в гробу? Дадим прямой ответ на вопрос: что же в гробу? В гробу обре­тен ясно обо­зна­чав­шийся под остат­ками истлев­шей мона­ше­ской одежды остов почив­шего старца. Тело пре­да­лось тлению. Кости же и волосы головы и бороды совер­шенно сохра­ни­лись. Таково содер­жи­мое гроба… И свя­тость старца Серафима,–писал Мит­ро­по­лит Антоний,–определялась не свой­ством его остан­ков, а верою народа и мно­го­чис­лен­ными чуде­сами. После удо­сто­ве­ре­ния в свя­то­сти и молит­вен­ном дерз­но­ве­нии о. Сера­фима пред Богом поста­нов­лено, чтобы и все­чест­ные его останки были пред­ме­том бла­го­го­вей­ного чество­ва­ния от всех при­те­ка­ю­щих к его молит­вен­ному пред­ста­тель­ству (Деяния Св. Синода 9 января 1903 г.) …останки тела о. Сера­фима, т.-е. кости его, для веру­ю­щего суть дра­го­цен­ная свя­тыня, истин­ное сокро­вище, чрез посред­ство кото­рого пода­ется почи­та­ю­щим его цель­бо­нос­ная помощь. У свя­того чело­века все свято и чудо­дей­ственно. Итак,– закан­чи­вал Мит­ро­по­лит Анто­ний, – от старца Сера­фима оста­лись в гробу только кости, остов тела, но как останки угод­ника Божия, чело­века свя­того, они суть мощи святыя».

Святые после своей смерти за святую и бла­го­че­сти­вую жизнь ста­но­вятся «сосу­дами бла­го­дати Божией», вслед­ствие чего и по своей пра­вед­ной кон­чине они про­дол­жают свою бла­го­твор­ную дея­тель­ность на пользу людей. Мно­го­чис­лен­ные чудеса и исце­ле­ния, пода­ва­е­мые им, служат неопро­вер­жи­мым дока­за­тель­ством их живой связи с земным миром, что еще более углуб­ляет бла­го­го­вей­ное почи­та­ние их. Вера в дей­ствен­ность их хода­тайств перед Богом побуж­дает людей обра­щаться к ним с горя­чими молит­вами. Веру­ю­щие тол­пами сте­ка­лись на могилы почив­ших пра­вед­ни­ков и здесь совер­шали по ним заупо­кой­ные Литур­гии и пели пани­хиды.

Над местом их погре­бе­ния устра­и­вали гроб­ницы или раки, с воз­ло­же­нием пелены или покрова и иконы или порт­рета.

Если подвиж­ник был погре­бен вне церкви, на клад­бище, то над его моги­лой ста­ви­лись палатка или часовня, а в ней устро­я­лась гроб­ница или рака. Иногда вместо часо­вен над гро­бами пра­вед­ни­ков устро­я­лись церкви в честь тезо­име­ни­тых им святых.

Нередко в честь почи­та­е­мых бла­го­че­сти­вых подвиж­ни­ков еще до про­слав­ле­ния их состав­ля­лись жития их, каноны, тро­парь и кондак, ака­фи­сты и вообще цер­ков­ная служба. Цер­ков­ная власть тре­бо­вала, чтобы служба и пролог – синак­сарь (житие) были состав­лены «по подо­бию», чтобы они соот­вет­ство­вали извест­ной форме и были удо­вле­тво­ри­тельны по своим лите­ра­тур­ным каче­ствам.

Для про­верки свя­то­сти усоп­шего подвиж­ника в Церкви уста­но­вился опре­де­лен­ный поря­док, идущий в общем из древ­но­сти. «Мы же о сем молим свя­ти­теля всего нашего Рос­сий­ского цар­ства… известно пытати и обыс­ки­вати о вели­ких новых чудо­твор­цах… по сви­де­тель­ству тамо сущих жите­лей от свя­щен­ни­че­ского и ино­че­ского чину и от бояр­ска и от кня­же­ска роду и всех бого­бо­яз­нен­ных мужей и жен, где кото­рой святой про­сла­вился и про­сиял доб­рыми делы и чудесы» (Сто­глав).

Это «пыта­ние и обыс­ки­ва­ние» полу­чило назва­ние обыска. Он состоял в про­верке свя­то­сти жизни почив­шего угод­ника, в досто­вер­но­сти чудес, совер­ша­е­мых по молит­вам угод­ника. Сле­до­ва­тели рас­спра­ши­вали самих полу­чив­ших чудес­ное исце­ле­ние, духов­ных отцов их и зна­ко­мых их. По удо­сто­ве­ре­нии в истин­но­сти чудес, высшею цер­ков­ною вла­стию состав­ля­ется опре­де­ле­ние о при­чис­ле­нии про­слав­ля­е­мого чуде­сами подвиж­ника к лику святых или кано­ни­за­ции его, причем ука­зы­вался день, когда пола­га­ется празд­но­вать память его и как пра­вить в честь его цер­ков­ную службу.

Боль­шая часть угод­ни­ков Божиих могут быть названы мест­но­чти­мыми, так как известны и почи­та­ются только в тех обла­стях или епар­хиях, где под­ви­за­лись и про­сла­ви­лись чуде­сами. Обще­цер­ков­ными могут быть названы лишь те святые угод­ники, кото­рые про­си­яли, глав­ным обра­зом, в первые вре­мена Церкви, когда она нахо­ди­лась почти в пре­де­лах единой все­мир­ной Греко-Рим­ской импе­рии, и когда в хри­сти­а­нах в осо­бен­но­сти живы были и высоко над всеми дру­гими пре­об­ла­дали инте­ресы веры и Церкви, чему много спо­соб­ство­вали вре­мена тяжких испы­та­ний, пости­гав­ших Цер­ковь в той вели­кой борьбе, какую она вынесла с вра­гами. Святые угод­ники Божии, про­си­яв­шие в это время, и сде­ла­лись извест­ными во всей Церкви. Словом какого-либо раз­ли­чия по досто­ин­ству на том только осно­ва­нии, что одни святые почи­та­ются во всех Церк­вах, а другие в неко­то­рых, или даже в одной какой-либо Церкви, пола­га­емо быть не должно.

Мос­ков­ский Все­рос­сий­ский Собор 13 авгу­ста 1918 г. вос­ста­но­вил суще­ство­вав­шее в Рус­ской Церкви празд­но­ва­ние дня памяти всех святых, в земли Рос­сий­стей про­си­яв­ших, и соста­вил им особую службу, кото­рая должна отправ­ляться в первое вос­кре­се­нье Пет­рова поста, и пору­чил Выс­шему Цер­ков­ному Управ­ле­нию издать точный меся­це­слов, со вне­се­нием в него памя­тей всех рус­ских святых.

Пра­во­слав­ный народ свято чтит память святых, этих хода­таев и заступ­ни­ков пред Богом и обра­ща­ется к ним с молит­вами.


При­ме­ча­ние:

1. Фила­рет, Мит­ро­по­лит Мос­ков­ский, «Слово о нетле­нии святых мощей на память Пре­по­доб­ного Сергия» – «Слова и речи», М. 1874, т. II, стр. 21–22.

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки