Приглашаем Вас пройти Православный интернет-курс — проект дистанционного введения в веру и жизнь Церкви.Перейти

Политика

Аудио-версия статьи

***

Полити́ка (др.-греч. πολιτική — «госу­дар­ствен­ная дея­тель­ность», от πόλις — «город, госу­дар­ство») — 1) искус­ство управ­ле­ния госу­дар­ством; 2) борьба за власть; 3) дея­тель­ность какой-либо общ­но­сти, направ­лен­ная на реше­ние его внут­рен­них и внеш­них задач (пример: поли­тика партии, поли­тика Церкви).

Суще­ствуют ли каноны, запре­ща­ю­щие свя­щен­но­слу­жи­те­лям зани­маться госу­дар­ствен­ной (мир­ской) поли­ти­че­ской дея­тель­но­стью?

81‑е Апо­столь­ское пра­вило гласит: «Не подо­бает епи­скопу, или пре­сви­теру вда­ва­тися в народ­ные управ­ле­ния, но неупу­сти­тельно быти при делах цер­ков­ных». О том же гово­рится и в 6‑м Апо­столь­ском пра­виле, а также в 10‑м пра­виле VII Все­лен­ского Собора.

На пользу ли Церкви ее вза­и­мо­от­но­ше­ния с поли­ти­ками?

Вза­и­мо­от­но­ше­ния между поли­ти­ками и духо­вен­ством имеют долгую исто­рию и в разное время носили как поло­жи­тель­ный харак­тер, так и нега­тив­ный. Заме­тим, Церкви, именно в соот­вет­ствии со своим при­зва­нием, нередко при­хо­дится решать и такие задачи, кото­рые под­ра­зу­ме­вают вза­и­мо­от­но­ше­ние со свет­скими вла­стями, в том числе с высшим поли­ти­че­ским руко­вод­ством. Однако всегда необ­хо­димо пом­нить слова Спа­си­теля: «Кеса­рево кесарю, а Божие Богу» (Мф.22:21).

Почему Цер­ковь не вме­ши­ва­лась в поли­тику во время рево­лю­ции и Граж­дан­ской войны?

Ска­зать, будто Цер­ковь, в лице своих членов, совер­шенно не вме­ши­ва­лась в поли­тику во время рево­лю­ции и граж­дан­ской войны, по-види­мому, нельзя. Другой вопрос, насколько высока или низка была сте­пень такого вме­ша­тель­ства. Опять же, зна­чи­тель­ная часть пра­во­слав­ного духо­вен­ства в годы Граж­дан­ской войны зани­мала ней­траль­ную, сре­дин­ную пози­цию между про­ти­во­бор­ству­ю­щими сто­ро­нами и тогда еще суще­ство­вав­шими раз­лич­ными поли­ти­че­скими пар­ти­ями, наде­ясь на то, что смута в России скоро закон­чится. Этому ней­тра­ли­тету спо­соб­ство­вали и воз­зва­ния пат­ри­арха Тихона в 1918–1919 годах, когда он, с одной сто­роны, при­зы­вал народ к пре­кра­ще­нию бра­то­убий­ствен­ной войны, а с другой – предо­сте­ре­гал духо­вен­ство от уча­стия в поли­ти­че­ской борьбе, чтобы не про­во­ци­ро­вать совет­скую власть и не давать повода для тер­рора. Он напо­ми­нал, что свя­щен­но­слу­жи­тели нахо­дятся выше по духов­ному сану и должны пом­нить, в первую оче­редь, о зако­нах Святой Церкви.

Когда появился совре­мен­ный запрет на поли­ти­че­скую дея­тель­ность свя­щен­но­слу­жи­те­лей?

Совре­мен­ный запрет на уча­стие пра­во­слав­ного духо­вен­ства в поли­ти­че­ской дея­тель­но­сти был принят на рас­ши­рен­ном засе­да­нии Свя­щен­ного Синода 8 октября 1993 года, кото­рое про­хо­дило всего через несколько дней после рас­стрела Белого Дома пре­зи­дент­скими тан­ками.

Могут ли пра­во­слав­ные миряне зани­маться поли­ти­кой?

Пра­во­слав­ные миряне как граж­дане своей страны имеют право при­ни­мать уча­стие в поли­ти­че­ской дея­тель­но­сти. Личная пози­ция и форма уча­стия хри­сти­а­нина в поли­ти­че­ской дея­тель­но­сти может опре­де­ляться и тем, насколько суще­ству­ю­щая власть содей­ствует или пре­пят­ствует вопло­ще­нию запо­ве­дей Бога. Выра­жаться она может раз­лично: от уча­стия в выбо­рах до про­тестных акций. Согласно «Осно­вам соци­аль­ной кон­цеп­ции Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви», «участ­вуя в управ­ле­нии госу­дар­ством и в поли­ти­че­ских про­цес­сах, пра­во­слав­ный миря­нин при­зван осно­вы­вать свою дея­тель­ность на нормах еван­гель­ской морали, на един­стве спра­вед­ли­во­сти и мило­сер­дия (Пс.84:11), на заботе о духов­ном и мате­ри­аль­ном благе людей, на любви к оте­че­ству, на стрем­ле­нии пре­об­ра­жать окру­жа­ю­щий мир по слову Хри­стову».

Как отно­ситься к тому, что кто-то из свя­щен­но­слу­жи­те­лей сове­тует голо­со­вать за какого-то кан­ди­дата или партию? Явля­ется ли это мне­нием Церкви?

Цер­ковь не ука­зы­вает своим чадам за кого голо­со­вать на выбо­рах. Более того, Цер­ковь, как живой орга­низм, объ­еди­няет в себе мно­же­ство разных людей, совер­шенно разной поли­ти­че­ской ори­ен­та­ции и соци­аль­ного поло­же­ния, в разных стра­нах мира. Всех их объ­еди­няет вера в Гос­пода Иисуса Христа. Каждый пра­во­слав­ный хри­сти­а­нин вполне может сам опре­де­лить, какому кан­ди­дату на выбо­рах отдать свой голос. К этому его при­зы­вает не Цер­ковь, а Кон­сти­ту­ция, право изби­рать и быть избран­ным — закон­ное право каж­дого граж­да­нина.
В то же время, каждый пра­во­слав­ный хри­сти­а­нин, будь то свя­щен­но­слу­жи­тель или миря­нин, имея свои поли­ти­че­ские воз­зре­ния, может выска­зы­вать их открыто и пуб­лично. Если это делает свя­щен­ник или цер­ков­ный иерарх, то может сло­житься впе­чат­ле­ние, что он аги­ти­рует при­хо­жан за того или иного кан­ди­дата на выбо­рах. Однако, част­ное мнение не может являться при­зы­вом Церкви к уча­стию в поли­ти­че­ской борьбе или голо­со­ва­нию на кон­крет­ного кан­ди­дата на выбо­рах. Оно так и оста­ется част­ным мне­нием, и каждый хри­сти­а­нин сам опре­де­ляет, при­ни­мать ли совет свя­щен­ника или иерарха как призыв к дей­ствию или самому решить за кого отдать свой голос.

Какая форма власти наи­бо­лее при­ем­лема с хри­сти­ан­ской точки зрения?

С хри­сти­ан­ской точки зрения при­ем­лема та форма власти, кото­рая наи­бо­лее спо­соб­ствует рас­про­стра­не­нию и уко­ре­не­нию в обще­стве еван­гель­ских цен­но­стей. В идеале Цер­ковь всегда должна выдви­гать глав­ное утвер­жде­ние поли­ти­кам: законы внутри страны должны соот­вет­ство­вать нрав­ствен­ным зако­нам, данным нам Самим Гос­по­дом. Сле­дует учи­ты­вать, что госу­дар­ствен­ные законы могут про­ти­во­ре­чить Божи­ему Закону или быть внут­ренне про­ти­во­ре­чивы. От того, напри­мер, что аборты ради ком­форта могут быть раз­ре­шены зако­но­да­тель­ством той или иной страны или даже опла­чи­ваться из гос­бюд­жета, они не пере­стают быть тяг­чай­шим грехом — убий­ством роди­те­лями своего ребенка. Или зако­но­да­тель­ные акты об огра­ни­че­нии митин­гов могут про­ти­во­ре­чить Кон­сти­ту­ции в части сво­боды собра­ний.

Прп. Иосиф Волоц­кий о непод­чи­не­нии непра­вед­ным вла­стям:

«Если же некий царь цар­ствует над людьми, но над ним самим цар­ствуют сквер­ные стра­сти и грехи: среб­ро­лю­бие и гнев, лукав­ство и неправда, гор­дость и ярость, злее же всего – неве­рие и хула, – такой царь не Божий слуга, но дья­во­лов, и не царь, но мучи­тель. Такого царя, за его лукав­ство, Гос­подь наш Иисус Хри­стос назы­вает не царем, а лиси­цей: «Пой­дите, – гово­рит Он, – ска­жите этой лисице» (Лк.13:32). И пророк гово­рит: «Царь над­мен­ный погиб­нет, потому что пути его темны» (Ср.: Иез.28:17–19; Дан.5:20). И три отрока не только не поко­ри­лись пове­ле­нию царя Наву­хо­до­но­сора, но и назвали его врагом без­за­кон­ным, нена­вист­ным отступ­ни­ком и царем злей­шим на всей земле (Дан.3:32). И ты не слушай царя или князя, скло­ня­ю­щего тебя к нече­стию или лукав­ству, даже если он будет мучить тебя или угро­жать смер­тью. Этому учат нас про­роки, апо­столы и все муче­ники, уби­ен­ные нече­сти­выми царями, но не поко­рив­ши­еся их пове­ле­нию».

Кто из цер­ков­ных иерар­хов обли­чал без­за­ко­ние поли­ти­ков?

Среди цер­ков­ных иерар­хов, обли­чав­ших без­за­ко­ние власти можно назвать сле­ду­ю­щих:

  • Никита (?–1126), мит­ро­по­лит Киев­ский. По мнению иссле­до­ва­те­лей, Пере­я­с­лав­ская кафедра после кон­чины в 1123 г. епи­скопа Силь­ве­стра два с поло­ви­ной года пусто­вала вслед­ствие отказа мит­ро­по­лита пойти навстречу бла­го­вер­ному князю Вла­ди­миру Моно­маху, желав­шему выде­лить из Пере­я­с­лав­ской епар­хии само­сто­я­тель­ную кафедру в Смо­лен­ске. Вла­ди­мир Моно­мах в свою оче­редь упорно отка­зы­вался утвер­дить нового кан­ди­дата на Пере­я­с­лав­скую кафедру и лишь после кон­чины Вла­ди­мира его сын Мсти­слав испол­нил волю мит­ро­по­лита.
  • Свя­ти­тель Филипп II (Колы­чев) (1507–1569), мит­ро­по­лит Мос­ков­ский и всея Руси с 1566 по 1568 г., обли­чал зло­дей­ства царя Ивана Гроз­ного и погиб в застен­ках.
  • Свя­ти­тель Иов, пат­ри­арх Мос­ков­ский и всея Руси (1525–1607) — первый пат­ри­арх Мос­ков­ский с 1589 по 1605 г.; предал ана­феме Лже­д­мит­рия I и его сто­рон­ни­ков.
  • Свя­щен­но­му­че­ник Ермо­ген, пат­ри­арх Мос­ков­ский (~1530–1612) был про­тив­ни­ком семи­бо­яр­щины; нахо­дясь в заклю­че­нии, рас­сы­лал по горо­дам гра­моты с при­зы­вом к борьбе с поль­ской интер­вен­цией. Бла­го­сло­вил оба опол­че­ния, при­зван­ные осво­бо­дить Москву от поля­ков. Бес­ком­про­мисс­ная пози­ция Пат­ри­арха стала при­чи­ной репрес­сий против него, и 17 фев­раля 1612 г., нахо­дясь в заклю­че­нии, он муче­ни­че­ски скон­чался от голода и жажды.
  • Ефрем (Хво­стов) (?–1613), мит­ро­по­лит Казан­ский и Сви­яж­ский, место­блю­сти­тель пат­ри­ар­шего пре­стола отка­зался при­ся­гать сыну Лже­д­мит­рия II.
  • Пат­ри­арх Иоасаф I (?–1640) в 1632 г., будучи архи­епи­ско­пом Псков­ским и Избор­ским, под­вергся опале от пат­ри­арха Фила­рета за под­пись под чело­бит­ной пско­ви­чей царю Миха­илу Фео­до­ро­вичу о том, «чтобы немцам в Пскове не быть». Евро­пей­ские купцы доби­ва­лись раз­ре­ше­ния на сво­бод­ную тор­говлю в городе и на постройку в нем немец­кого двора. В Москве чело­бит­ная пско­ви­чей была вос­при­нята как про­тив­ле­ние цар­ской власти, и пат­ри­арх нало­жил пре­ще­ние на Псков­ского вла­дыку. В скором вре­мени пер­во­свя­ти­тель про­стил архи­епи­скопа.
  • Пат­ри­арх Пити­рим (?–1673) засту­пился перед царем за боярыню Фео­до­сию Моро­зову и сестру ее кня­гиню Евдо­кию Уру­сову, пре­бы­вав­ших в зато­че­нии за «сума­сброд­ную лютость» в защите «старой веры», пред­ла­гая царю вер­нуть ей дом и имение; царь счел пред­ло­же­ние неумест­ным.
  • Пат­ри­арх Никон (Минин) (1605–1681) бес­ком­про­миссно отста­и­вал инте­ресы Церкви перед царем Алек­сеем Михай­ло­ви­чем.
  • Пат­ри­арх Адриан (~1637–1700) отка­зался постричь в мона­ше­ство супругу Петра I Евдо­кию Лопу­хину; во время Стре­лец­кого бунта засту­пился за каз­ни­мых, но его хода­тай­ство было отверг­нуто Петром I.
  • свя­ти­тель Мит­ро­фан Воро­неж­ский (Васи­льев) (1623–1703) не побо­ялся отка­зать во встрече царю Петру I, когда, войдя во двор, веду­щий ко дворцу, увидел статуи гре­че­ских богов и богинь, постав­лен­ные в каче­стве укра­ше­ния по цар­скому при­ка­за­нию. Раз­гне­ван­ный Петр при­ка­зал пере­дать епи­скопу: «Если он не придет, то ослу­ша­нием пре­дер­жа­щей власти под­верг­нет себя смерт­ной казни». На эту угрозу епи­скоп Мит­ро­фан отве­чал: «В жизни моей госу­дарь вла­стен; но непри­лично хри­сти­ан­скому госу­дарю ста­вить язы­че­ских идолов и тем соблаз­нять про­стые сердца». Кон­фликт завер­шился при­ми­ре­нием — царь про­стил епи­скопа и при­ка­зал убрать статуи, после чего вла­дыка явился во дворец.
  • Платон (Мали­нов­ский) (?–1754), архи­епи­скоп Мос­ков­ский и Сев­ский, в 1731 г. за защиту книги «Камень веры» (поле­ми­че­ское про­из­ве­де­ние мит­ро­по­лита Сте­фана Явор­ского, направ­лен­ное против про­те­стант­ской про­по­веди в России) был аре­сто­ван и предан суду Тайной кан­це­ля­рии, неод­но­кратно под­вер­гаем телес­ным истя­за­ниям, в 1738 г. лишен сана и мона­ше­ства и с мир­ским именем (Павел) сослан в Кам­чатку на все­гдаш­нее пре­бы­ва­ние. В 1740 г. по хода­тай­ству епи­скопа Инно­кен­тия (Неро­но­вича) ему воз­вра­щен сан.
  • Ила­рион (Алфеев), мит­ро­по­лит Воло­ко­лам­ский. В 1991 г. в Виль­нюсе, будучи насто­я­те­лем пра­во­слав­ного собора в Кау­насе, иеро­мо­нах Ила­рион при­звал по литов­скому радио совет­ских солдат не испол­нять воз­мож­ного при­каза стре­лять в людей, всем же «убий­цам — и тем, кто отдает при­казы, и тем, кто их выпол­няет, — позор, про­кля­тье, ана­фема!».

***

«Всякая душа да будет покорна высшим вла­стям, ибо нет власти не от Бога; суще­ству­ю­щие же власти от Бога уста­нов­лены» (Рим.13:1).
В монар­хи­че­ских госу­дар­ствах народ при­но­сит клятву вер­но­сти госу­дарю как носи­телю высшей власти, как, напри­мер, в Собор­ной клятве на Зем­ском соборе 1613 г.: «Цело­вали все Живо­твор­ный Крест и обет дали… слу­жити… Госу­да­рям нашим верою и прав­дою, всеми душами своими и голо­вами».
Власть госу­даря при само­дер­жав­ной монар­хии явля­ется «от Бога уста­нов­лен­ной» вер­хов­ной вла­стью в стране, и ей над­ле­жит быть покор­ным вся­кому под­дан­ному. Однако мы сейчас живем в «демо­кра­ти­че­ском феде­ра­тив­ном пра­во­вом госу­дар­стве с рес­пуб­ли­кан­ской формой прав­ле­ния» (Кон­сти­ту­ция РФ, 1.1).
Согласно Кон­сти­ту­ции Рос­сий­ской Феде­ра­ции, «носи­те­лем суве­ре­ни­тета… в Рос­сий­ской Феде­ра­ции явля­ется ее мно­го­на­ци­о­наль­ный народ» (1.3.1). Пре­зи­дент РФ «при вступ­ле­нии в долж­ность… при­но­сит народу… при­сягу», в кото­рой кля­нется «верно слу­жить народу» (4.82.1).
Именно власть народа явля­ется вер­хов­ной вла­стью в совре­мен­ной России, а пре­зи­дент, пра­ви­тель­ство и все госу­дар­ствен­ные слу­жа­щие, согласно Кон­сти­ту­ции, явля­ются чинов­ни­ками на службе у народа: «Народ осу­ществ­ляет свою власть непо­сред­ственно, а также через органы госу­дар­ствен­ной власти и органы мест­ного само­управ­ле­ния» (1.3.2). Автор: Петр Пашков

***

См.: ГОСУ­ДАР­СТВО, ВЛАСТЬ.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки